Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Филологические науки
Литература народов Российской Федерации
смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение 3

Глава I. Лирический герой Хасана Туфана как образ поэта и как художественный тип с его индивидуальностью.

1.1. Лирический герой Хасана Туфана как форма выражения самосознания поэта 24

1.2. Лирический герой Туфана в системе средств художественной выразительности 76

Выводы по главе 100

Глава II. Методическая система познания в школе лирического героя поэзии Хасана Туфана.

2.1. Краткий обзор истории, постановки и состояния изучения поэзии Хасана Туфана в школе 103

2.2. Мир поэта и его лирический герой на уроках по Хасану Туфану в I—VIII классах 128

2.3. Изучение жизненного пути и поэзии Хасана Туфана на историко-литературной основе 170

Выводы по главе 207

Заключение 214

Библиография 217

Приложение 

Введение к работе:

Хасан Туфан - один из тех татарских поэтов, чье творчество ознаменовало собой целый этап татарской поэзии. Вступив в поэзию в двадцатых годах уже сложившимся поэтом, он вместе с Хади Такташем,. Ад елем Кутуем, Кави Наджми и Мусой Джалилем закладывал фундамент новой татарской поэзии. С тех пор, пройдя через годы признания и славы, гонений и умалчивания, сталинского террора и реабилитации, возвращения в мир родной поэзии, «донес до нашего времени - начала восьмидесятых годов - весь жар души и всю силу чувств первоначальных».1

Еще в первые годы своего творчества Хасан Туфан отличался тонким и своеобразным видением мира, явлений жизни, искренностью выраженных чувств, теплым, доверчивым и горделивым отношением к Человеку. С годами перо поэта все более совершенствовалось. Пристальнее, разнообразнее становилось его внимание к Человеку, глубже - к его внутреннему миру: чувствам, мыслям, устремлениям, горестям, печалям, надеждам... Тем многогранней становится в творчестве поэта сама его личность с ее разнообразными отношениями к различным сторонам реальной действительности. В силу этого творчество Хасана Туфана и его личность интересовали многих писателей, поэтов, литературоведов, критиков. О нем писали, высказывались о месте, роли самого Туфана в его собственной поэзии и в татарской поэзии в целом. Самым активным наблюдателем за творчеством Туфана в 20-30 годах был Галимджан Нигмати, посвятивший ему ряд статей,3 а также в той или иной мере отводивший место и в других работах1, дает высокую оценку образной ткани произведений поэта. Однако следует отметить, Галимджана Нигмати, как и других критиков тех лет , больше интересует социалистическая пафосность, приверженность идеалам партии, чем философская глубина и эмоционально-художественное совершенство. Старания же представителей вульгарно-социологических отношений к литературе3 немало способствовали формированию отрицательного отношения к личности и творчеству Туфана, к включению его в список «врагов народа».

Возвращение Туфана в 1956 году было встречено общественностью с радостью. На татарском и русском языках публикуются произведения Туфана на страницах периодической печати, выходят в свет сборники его стихов и поэм, соответственно друг за другом появляются статьи. Рецензии С.Т.Хакима, А.Ф.Баянова, М.А.Карима, С.Никитина, Л.Мартынова, Р.Д.Морана, М.С.Шабаева, Х.У.Усманова, Р.М.Миннуллина.4

С 60-70 годов поэзия Хасана Туфана оказывается в центре внимания как критиков литературоведов, так и поэтов и писателей5. М.В.Гайнутдинов начинает исследование жизненного и творческого пути Хасана Туфана и публикует целый ряд статей6, а в 1972 году защищает кандидатскую диссертацию на тему «Творчество Хасана Туфана». Все в целом систематизируется в его книге «В Бурю».1 .

Так в 1970-х годах интерес к творчеству Хасана Туфана выходит на новый уровень - оценки творчества поэта с научных позиций. Необходимо отметить вклад видных исследователей татарской литературы советского периода и последнего десятилетия, которые дали исследованиям творчества поэта новый импульс и возвели его в ряд классиков национальной литературы. Так усилиями Т.Н.Галиуллина составляется и в 1976 году в Казани издается сборник «Хасан Туфан» о творческом пути Хасана Туфана со статьями Г.Б.Баширова, Р.А.Мустафина, Н.Х..Лаисова, Ф.И.Урманчеева и, разумеется, составителя с анализом произведений Туфана. Кроме того, сборник оснащен библиографией произведений Туфана и списком литературы о нем. Примечателен ряд трудов Т.Н.Галиуллина,2 в которых немалое место отводится рассмотрению произведений Туфана с точки зрения их новизны, гуманизма, актуальности поднятых в них проблем и т.д.

Р.А.Мустафин в 60-х годах выступал с газетными и журнальными статьями о Туфане. А в 70-х, 80-х годах анализу творчества поэта отводится важное место и в трудах литературоведческого характера.3 В них своеобразие поэтического таланта поэта прослеживается во взаимосвязи с этапами его судьбы и жизненного опыта.

Глубокому и всестороннему анализу подвергается поэтика произведений

Хасана Туфана в книгах Н.Г.Юзиева,1 как с точки зрения их оригинальности, актуальности, талантливости средств художественной выразительности, так и искренности, философской глубинности, а также своеобразной отточенности стихосложения. Ученый добивается убедительности обращениями к литературоведческим материалам Туфана и его черновым записям.

Следует подчеркнуть, что ряд авторов отмечают сложность, глубинность поэтического «Я» Туфана: Так известный литературный критик, ученый, писатель Т.Н.Галиуллин в труде «Дыхание времени», анализируя поэму "Ант" («Клятва»), пишет: «Лирический герой Х.Туфана - человек передовых взглядов, темпераментный, преданный духу, идеалу времени. Его философские размышления о гуманизме и человечности, личное отношение к событиям эпохи, борьба за победу социалистического строя составляет композиционный хребет поэмы».2

Проблема лирического героя в той или иной мере затрагивается в книгах Р.А.Мустафина3, Н.Г.Юзиева 4. В специально посвященном жизни и творчеству Хасана Туфана труде М.В.Гайнутдинова «В бурю» ("Давылларда, жиллэрдэ". Казань, 1989) наблюдается попытка представить лирического героя Х.Туфана в развитии. Правда, рассматривается это лишь на примере нескольких стихотворений: "Барабыз" («Идем»), "Кендэлек дэфтереннэн" («Из дневника»), "Урал эскизлары" («Уральские эскизы»), "Сонгы сарай янында" («У последнего дворца»), "Агыла да болыт агыла" («Плывут облака»). Лирический герой Туфана рассматривается ученым в тесной связи с личностью поэта, его личным творческим опытом и необыкновенной судьбой. В ряде случаев анализируются художественные средства, способствующие конкретному восприятию чувств, мыслей, порывов, мотивов, поступков туфановского лирического героя. Следует подчеркнуть, что в вышеназванных трудах рассматриваются 0 главным образом произведения 20-30-х, частично — 40-50-х годов и то в общем ракурсе, а не в плане исследования лирического героя Туфана. Это и понятно. Проблема лирического героя поэзии Туфана не является предметом их специального исследования. Поэтому естественно использование авторами выражений «Туфан выражает...», «чувства и мысли Туфана...», «поэту близки переживания...», «поэта интересуют глубинные переживания человека...» и.т.д.

В целом, проблема лирического героя была всегда актуальна для татарского литературоведения, изучение которого помогает глубже подойти к установлению особенностей поэтической природы туфановского лирического героя в целом, в частности почти незатронутого исследователями периода его творчества - 60-80-х годов XX века.

Следует отметить, что понятие «лирический герой» как «Я» поэта, как центральная личность лирического произведения (лирическое «Я» поэта) с его общественно значимыми ценностными ориентациями на страницах теоретических трудов на татарском языке появляется постепенно, но не всегда последовательно. Вначале термин «лирический герой», пусть в его неполных по значению вариантах «субъект» или «личность» стихотворного произведения, в трудах литературоведческого направления не употреблялся. Пример тому - изданное еще в 1911 году в г.Уфе учебное пособие 9 Габдрахмана Сагди (1889-1956) «Сборник кратких литературных правил» ("Мохтэсар кавагыйде эдэбия"), в котором ни об особенностях лирики, ни о % специфике выражения чувствований поэта не говорится. Зато имеются b пояснения к слову «чувства», не указывая на их носителя. Чувства, по мнению автора, распределяются на три вида: тонкие (нечкэ), обуреваемые (дулатучы) и высокие (гали)1. Затем сказанное доказывается на примере стихотворений Г.Тукая и делается заключение: стихотворения этого народного поэта пропитаны мыслями, побуждающими к высоким идеалам, а из области чувств поэт поднимает прекрасные вопросы2. В своем учебном пособии. «Учитель литературы» («Эдэбият мегаллиме». Уфа, 1913) Г.Сагди идет дальше: понятие «обуреваемые чувства», он заменяет более конкретным, как бы понятным для простого читателя словом «кайнар тойгылар», которое в прямом переводе звучит как «горячие чувства». Для конкретизации понятий привлекаются на этот раз стихи большего числа поэтов (Г.Тукая, С.Рамиева, Дердменда); воплощение реальных мыслей, чувств и наличие художественного вымысла рассматриваются автором как единый творческий процесс. Что особенно важно, в книге проводится мысль, что чувства призваны утверждать прекрасное и что в этом огромная роль принадлежит поэту.3 Нетрудно уловить: создателем и носителем прекрасных чувств, стремлений, мыслей, по Сагди, является сам поэт. Приводимые произведения М.Гафури, Н.Думави, З.Башири, С.Сунчаляя, М.Акмуллы, З.Ярмаки анализируются и с точки зрения стихосложения, т.е. поэтического таланта творца.

Уже более определенно высказывается известный татарский писатель, литературовед Галимджан Ибрагимов (1887-1938) в своей книге «Эдебият дэреслере» - «Уроки литературы», изданной в Казани в 1916 году. В последующие годы писатель пересматривает ее, дополняет, поправляет и выпускает под названием «Каноны литературы». Лирике и ее разновидностям отводится в ней специальный раздел. Понятие «лирический герой» не упомянуто, но поэту отводится главенствующая роль: «Лирика объясняет внутренние желания, надежды, мечты, чувствования поэта»4. Г.Ибрагимов выделяет два вида выражения в лирике личности поэта:

1. Поэт от своего имени передает непосредственно свои личные чувства. Таковыми ученый считает стихотворения Г.Тукая «взелгэн вмид» -«Разбитая надежда», С.Рамиева «Деньяга» - «Миру», Дердменда «Бузлэрем маналмадым» - «Не сумел я окропить савана».

2.. Поэт изображает природу или человека, но все это целиком и полностью бывает пропитано чувствами, переживаниями самого поэта, пусть посредством иного образа, под другим именем. В качестве примера приводится стихотворение С. Рамиева «Пророк»1.

Как видим, пока «лирический герой» в тени, но он уже замечен («посредством иного образа, под другим именем»), и явно отмечены «я» поэта, определяющая роль его личности в стихотворном произведении.

В такой же роли выразителя своего внутреннего мира, собственных переживаний, устремлений, порывов представлен поэт и в книге Габдрахмана Сагди «Эдэбият теориясе» («Теория литературы». Казань, 1941). Даже понятие о лирике дается в ней с точки зрения наличия в произведении переживаний поэта. «Если, - читаем мы, - на основе чувств, мыслей, взятых из реальной жизни, воспроизведены собственные переживания писателя, то это произведение называется лирически м».2

Как видим, в течение десятков лет в книгах по теории татарской литературы наблюдалась тенденция отождествлять «я» в лирике с самим поэтом, увязывать его стихотворения с тем или иным фактом его жизни. Это могло приводить к умалению роли художественной индивидуальности, своеобразия личности поэта, недопониманию общечеловеческой значимости переживаний, заключенных, как в конкретном произведении, так и в творениях в целом.

Значительное углубление в духовный мир поэта через его произведения проделано известным татарским литературоведом И.З.Нуруллиным в его книге «Эдэбият теориясе» («Теория литературы». Казань, 1977). Так в разделе «Лирика» ученый сначала приводит отрывки из стихотворений Н.А. Некрасова («...Вчерашний день, часу в шестом»), Габдуллы Тукая («Укенеч» - «Сожаленье»), и М.Ю.Лермонтова («...и скучно, и грустно»...) с различными формами выражения в них художественных образов. В каждом случае ставится вопрос: где же образ? Автор книги сам же отвечает на него, постепенно приближаясь к выводу о том, что в лирической поэзии определяющим образом является сам поэт, его переживания, наполненные глубоко содержательным эмоциональным смыслом. Упомянутые метафоры, как словесно-образные средства, служат созданию образа поэта, играя, таким образом, вспомогательную роль1. Далее И.З.Нуруллин постепенно подходит и к основному интересующему нас понятию, предупреждая, что «не всегда поэт воспроизводит только лишь свои личные переживания, мысли и соображения. Когда наблюдаются случаи несовпадения собственно поэта с изображенным в произведении «я», в теории литературы употребляется термин «лирический герой» . Особую ценность представляют для нас суждения ученого об индивидуальном и общем в лирическом герое, о нерасторжимом единстве этих двуединых сторон, о том, что недооценка одной из сторон приводит к упрощениям наших представлений об особенностях духа поэта, которые принадлежат только ему одному, о «тайнах» его творческого таланта, об общественной роли его творений. «Чтобы индивидуальное и общее слились в одно единство, необходимо, чтобы этот поэт был сыном своего народа, жил его жизнью, его думами, чтобы горести и радости, думы и чаяния его стали переживаниями и лично самого поэта3. Для достижения этого, как отмечается в другом исследовании по теории татарской литературы, поэту необходимы не только талант, вдохновение, но и упорный труд: поэт как бы освобождает, очищает свои мысли и чувства от случайных, усиливает, дополняет их, и лишь созвучные народным раздумьям и переживаниям его волей становятся поэтическими раздумьями и переживаниями»1.

Солидарен с суждениями авторов вышеназванных трудов относительно единства индивидуального и общего в образе лирического героя автор книги «Эдэбият теориясе» («Теория литературы». Казань, 2002) Ф.М.Хатипов: «Нельзя считать героя лирики и поэта одной и той же личностью, -предупреждает он. - Чтобы различить их, в теории литературы употребляются термины «лирический герой» и «лирическое я». Эти термины обозначают литературного персонажа, повествующего о переживаниях воссозданного в лирическом произведении образа»2.

Более осторожен в своих объяснениях известный башкирский литературовед К.А. Ахмедъянов: «В лирике сильна субъективная сторона, -отмечает он. - Однако нельзя думать, что поэт всегда и в каждом, произведении изображает лишь свои собственные переживания. Оставаясь преданным канонам лирики, поэт сам может превратиться в основной объект изображения. Из-за того, что иногда личность поэта не совпадает, «я» в лирическом произведении в науке о литературе принято называть «лирическим героем» . Ученый убежден, что «лирический герой, без сомнения, увеличивает возможности лирических произведений: расширяет их тематический круг, создает условия для применения в творческом процессе самых разнообразных средств достижения художественной выразительности»4. Из таких суждений вытекает важная для нас мысль: лирический герой занимает в общей поэтической ткани произведения большое место; но он находится в тесной связи и взаимозависимости со всей словесно-образной системой произведения, его тематикой, т.е. идейно-эстетической направленностью в целом.

Поэтическая природа лирического героя в той или иной мере находит свое объяснение не только в книгах по теории татарской литературы, но и в посвященных татарской поэзии трудах Н.Г.Юзиева, Т.Н.Галиуллина, Х.У.Усманова, Р.А.Мустафина, Г.М.Халита, Р.М.Миннуллина и др.1 При толковании особенностей национальной поэзии, а также анализе конкретных стихотворений или творчества в целом отдельно взятого татарского поэта авторы, пусть редко, но все же прибегают к термину «лирический герой», помогая тем самым уловить какие-то, бывает, едва уловимые грани в этом сложном образе. Так, согласно суждениям исследователя татарской поэзии Н.Г.Юзиева в основе лирического героя лежит личность Человека, переживающего, анализирующего, способного к самоанализу и самооценке, сложная судьба которого раскрывается в тесной связи и переплетении с его душевной болью, кручиной, а то и надеждой, мечтой, радостью...2 «Поэзия развивается, — пишет ученый, - в направлении все более глубокого и разностороннего проникновения в личную биографию поэта... Но взаимосвязь между личной, конкретной стороной со стороной общей постоянно меняется. Изменения в этих гранях зависят от эстетической концепции времени»3. Рассуждения ученых приводят к важным выводам. Во-первых, о том, что лирический герой - образ динамичный, а не застывший субъект стихотворного произведения; во-вторых, о необходимости рассмотрения лирического героя с точки зрения изображения в нем мира переживаний, мыслей, чувств, порывов человека своего времени, человека передового, целеустремленного, созидающего все лучшее для своих современников, для общества.

Немало важных суждений о природе лирического героя, о сложном противоречивом единстве в нем мыслей, чувств, лирических переживаний имеется в трудах Т.Н. Галиуллина. Ученый убежден в том, что «поиски героя в поэзии - это всегда поиск самого себя», что «поэт ищет нравственные критерии, раскрывающие сущность положительного героя»4, что «лирика означает самую глубину сердца поэта и самые горячие из чувств поэта»1. Внимание Т.Н. Галиуллина привлекает, прежде всего, состояние внутреннего мира героя лирики, сила его воздействия на читающую (или слушающую) публику. «Наличие читателя,- убежден ученый, - способного понять, почувствовать сердцем мысль, горе и радость, любовь и ненависть, философские размышления и переживания поэта, является одним из определяющих условий обновления поэзии» . Ученый неоднократно касается проблемы точного использования татарскими поэтами средств художественного изображения (системы образов, метафор, символов, сравнений, олицетворений, стихосложения и т.д.) для воссоздания диалектики личного и общественного начал в раскрытии духовного мира человека в образе лирического героя.

Видимо, такое тонкое переплетение в поэтической природе лирического героя двух «Я» (первого - авторского, второго -художественно отдаленного, понимаемого как «лирический герой») приводило к возникновению различных, нередко противоположных мнений в русской литературоведческой науке об этом важном образе. Еще в 1921 году термин «лирический герой», по утверждению Л. Я. Гинзбург, был предложен Ю.Н. Тыняновым применительно к поэзии Александра Блока3. Он встречается у Андрея Белого в предисловии ко второму изданию книги стихов «Пепел», вышедшей в 1929 году. Широкое распространение получило понятие «лирический герой» в 30-е и 40-е годы. Например, в фундаментальной работе В.В.Виноградова «Стиль Пушкина» оно употребляется достаточно часто, как хорошо известное, устоявшееся понятие, не требующее развернутых пояснений.4 Спустя десять лет в ходе широко развернувшейся дискуссии о путях развития лирической поэзии были предприняты атаки против этого понятия. Так, например, В. А. Назаренко считал, что «лирический герой» виновен в отставании лирики, о которой с тревогой писали в ту пору многие поэты и критики. Он утверждал, что каждое стихотворение большого поэта (например, Некрасова, Маяковского) «имеет источником факт личной жизни», а поскольку она «бесконечно богата событиями», то автору «не так уж часто надо прибегать» к выдумке, воображению.1 В.А.Назаренко склонен уравнивать биографическую личность поэта и образ поэта в стихах, заявляя об их тождестве. Вскоре после появления статьи В.А.Назаренко писалось, что лирический герой «придуман... с единственной целью: уходить от конкретного анализа произведения, так как то, что называется «лирический герой», не имеет ни лица, ни фигуры, ни всесторонне отчетливо проявляющегося характера».2

Выступления против лирического героя сыграли и положительную роль, выявив, что уже длительное время нет достаточной ясности в употреблении широко распространенного термина «лирический герой». Дискуссия 1963 года заставила исследователей лирики всерьез задуматься над недостаточной изученностью эстетической категории образ лирического героя. Наибольший интерес в этом отношении представляют суждения Л.И.Тимофеева в статье «Становление лирического героя в творчестве раннего Маяковского», в которой автор убедительно доказывает, что лирический герой позволяет рассматривать «лирическое творчество поэта целостно, осмыслять все отдельные произведения как ... систему переживаний, связанных единством эстетических оценок и жизненного опыта, как проявление единого человеческого характера. С другой стороны, понятие «лирического героя» позволяет с особой отчетливостью показать, что поэт сумел эстетически переосмыслить свой личный жизненный опыт, связать его с общественным».3 В статье же «Биография поэта и лирическое «я» Л.И.Тимофеев замечает, что «понятие «лирического героя» еще в недостаточной мере взвешено. У нас нет ещё значительных работ, ему посвященных. В трактовке его много противоречий»1.

Для более четкого и полного выяснения сущности понятия «лирический герой» правомерно обратиться к справочной литературе и к историко-литературоведческим источникам общего характера. Обнаруживается, что понятие «лирический герой» не включено в Большую советскую энциклопедию. В имеющихся пояснениях в ней к понятию лирика (т.25, стр. 189) слово «лирический герой» даже не употребляется. Около одной страницы отводится понятию о «Словаре литературных терминов». В скобках сразу отмечается, что «лирический герой» — это образ поэта, лирическое «я». Затем идет конкретизация понятия: «л.г. - условное литературоведческое понятие, охватывающее весь круг произведений, созданных поэтом; на его основе создается целостное представление о творчестве поэта». Далее называются художественные особенности лирического героя: раскрытие внутреннего мира лирического героя не через поступки и события, а через конкретное душевное состояние, через переживание определенной жизненной ситуации в данный момент, выражение эстетического идеала поэта, обогащение духовного мира читателя. Впоследствии отмечается не тождественность лирического героя с самим поэтом, хотя между творчеством поэта и его жизненно-эстетической позицией существует единство. Как видим, Словарь не может считаться в полной мере руководством к действию при анализе специфики лирического героя в творчестве конкретного поэта.

В «Словаре литературоведческих терминов» (Казань, Таткнигоиздат, 1990. На татарском языке), рецензентом которого является ФМ.Хатипов (составитель - А.Г.Ахмадуллин), понятие «лирический герой» лишь обозначено на странице 85; для выяснения его сущности читатель отсылается к термину «литературный герой», находящемуся на странице 227, где в толковании используются понятия «образ человека», «персонаж», «действующее лицо». А понятие «лирический герой» не упомянуто.

В капитальном труде Л.И.Тимофеева «Основы теории литературы» специального раздела или подраздела, посвященного лирическому герою, # также, нет- Но немало ценных для нас мыслей заключено в главе «Особенности стихотворного языка» и в разделе «Лирика». Например, важно соображение ученого о том, что «понятие лирического героя никоим образом не должно заслонять от нас живое, индивидуальное содержание творчества поэта как личности»2, что «образ лирического героя выступает не только как обобщение существенных свойств людей определенного общественного типа, но и как носитель определенной эстетической нормы, идеала, к которому он зовет читателей, воспитывая в них соответствующий строй чувств и мыслей»3. Но «поэт не конструирует» некое средоточие между собой и читателем в качестве особого лирического героя, ... он выражает свои непосредственные чувства и тем самым становится лирическим героем, если мир его чувств в достаточной мере богат и значителен»4. И «убедительность лирического героя в том, - как утверждает Л.И.Тимофеев, -что мы так же чувствовали бы, как лирический герой»5. В данной работе, как и в нескольких ранних, намечается тенденция утверждать, что понятие «лирического героя» позволяет с особой отчетливостью показать, что поэт сумел эстетически переосмыслить свой личный жизненный опыт, связать его с общественностью.

Раз лирический герой выражает, с одной стороны, непосредственные мысли и чувства, переживания поэта, а с другой стороны, эти чувства, переживания, мысли должны иметь общественный резонанс, то возникает вопрос: каково же взаимоотношение между поэтом и лирическим героем?

4 Ответ на этот вопрос находим в книге В.Е.Хализова «Теория литературы» w (Москва, 1999), в которой ученый, резко отвергая концепцию смерти автора,1 убеждает в том, что «... автор никакими интеллектуальными ухищрениями не может быть устранен из произведений и их текстов»2,что «душевный строй поэта выражается во всем» , что «лирический герой предстает как воплощение писательской концепции (идеи), по воле автора служит собственно художественной целостности, открывает духовный мир поэта».4

Исходя из вышеизложенных суждений известного литературоведа, можно заключить, что ученый к термину «лирический герой» относится как к «я» поэта, при этом рассматривая его не копией поэта с его переживаниями и жизненной судьбой, а авторским созданием, т.е. художественным образом, выражающим мировоззрение, жизненные установки, мысли, чувства, переживания поэта, представляющие собой благодаря лирическому герою художественную целостность и ценностные ориентации.

Следует заметить, что более четкого или полного объяснения поэтической природы понятия «лирический герой» не удалось обнаружить ни в словарях литературных терминов, ни в трудах по теории литературы, в частности Л.М. Тимофеева и В.Е. Хализова. Н.А. Гуляевым же в книге «Теория литературы» (М., 1985) этот термин вообще не употребляется. Ему сподручнее понятия «личность», «субъект», «лирик». «Все, что занимает, волнует, радует, печалит, услаждает, мучит, успокаивает, тревожит, словом все, что составляет содержание духовной жизни субъекта, - пишет ученый, -все, что входит в него, возникает в нем, - все это приемлется лирикой как законное ее достояние» . И у Гуляева содержание духовной жизни субъекта лирики «касаются не одного поэта, они типичны (разрядка ученого М.М.) для широкого круга лиц1. Субъект воспринимается здесь как «лирический герой», созданный поэтом, несущий в себе настроения, чувства, мысли, порывы, оценки, свойственные не только ему, но и его современникам, потомкам и т.д.

Анализ предыдущих работ говорит о том, что проблема лирического героя в поэзии привлекала и до сих пор продолжает привлекать внимание исследователей. Изложенные в их трудах наработки в совокупности дают нам возможность в определенной мере представить сущность этого важного литературного образа и предложить достоверную и разностороннюю характеристику лирическому герою поэзии Хасана Туфана 60-80-х годов XX в., периода жизни и творчества, который остается до сих пор практически не изученным в истории татарской литературы.

Таким образом, основной задачей настоящей диссертации является комплексное изучение лирического героя Хасана Туфана на основе его произведений последних двадцати с небольшим лет (с момента реабилитации - до последних дней жизни поэта). Изучение личности поэта и его лирического героя (что невозможно без изучения поэзии Туфана в целом) важно и в плане подготовки в школах любителей поэзии, что в современных непростых общественных условиях способствовало бы формированию в молодом поколении эстетических и нравственных идеалов.

Целью настоящей работы является а) теоретическое обобщение творческого опыта Хасана Туфана периода 60-80 гг. в ракурсе отражения им через образ лирического героя своего собственного сознания, в то же время общественно значимого и художественно типизированного; б) разработка методической системы для татарских школ на базе новых знаний о поэзии, личности и лирическом герое Хасана Туфана.

Для достижения этих целей были поставлены следующие задачи: - проследить влияние изменившихся общественных условий и литературного процесса второй половины XX века на формирование взглядов, оценок, суждений, творческого почерка Хасана Туфана, выраженных в основном в образе его лирического героя;

- изучить специфику художественного освоения поэтом современной ему действительности, людей, исторического прошлого народа посредством исследования поэтических особенностей его лирического героя;

- выделить систему средств художественной выразительности, способствующих конкретизации особенностей воссоздания поэтом своего лирического героя;

- разработать и экспериментально проверить оптимальную методическую систему изучения в школе жизни и творчества Хасана Туфана, познания поэтического своеобразия его лирического героя как эстетического и нравственного идеала для развивающейся личности.

Опытно-экспериментальная работа и апробирование диссертации проходили на базе школ Мензелинского, Тукаевского, Сармановского, Муслюмовского, Агрызского районов Республики Татарстан и заключали в себе три этапа.

Первый этап (1995-1997) - подготовка теоретической базы исследования: анализ литературоведческой, философской, педагогической, методической, психологической литературы, изучение и обобщение опыта школьных учителей татарской литературы, подготовка системы взаимосвязанных и взаимопродолжающих друг друга уроков изучения поэзии Хасана Туфана с начальных классов по выпускной класс.

Второй этап (1998-2002) — проведение по заранее подготовленным методическим разработкам обучающего и формирующего эксперимента, в ходе которого проверялась эффективность рекомендуемой методической системы; чтение лекций, проведение семинаров и консультаций для учителей, участвующих в опытно-экспериментальной работе; осуществление эксперимента в Верхне-Такерменской средней школе Мензелинского р-на, Актанышской средней школе №1, Татаро-Буляровской средней школе Муслюмовского района, Набережно-Челнинской средней школе №7 и Кузкеевской средней школе Тукаевского района.

Третий этап (2002-2004) — систематизация, обобщение и изложение результатов исследования; разработка на их основе методических рекомендаций, внедрение их в практику.

Научная новизна работы обусловлена актуальностью темы, недостаточной степенью изученности материала, а также определяется:

- созданием комплексного представления о жизни и творчестве Хасана Туфана в 1960-80-е годы - наиболее длительного периода его творческой биографии, о первопричинах выражения им через образ лирического героя своего сознания и внутреннего мира;

- выяснением отличительных черт туфановского лирического героя в свете своеобразного отражения современных поэту явлений действительности;

- привлечением в научный оборот произведений Хасана Туфана, вошедших в его последние сборники1;

- разработкой экспериментально проверенной, научно обоснованной методической системы изучения поэзии Хасана Туфана в школе с начальных классов по выпускной класс, постепенно усиливая акцент на лирическом герое поэта.

Теоретическую основу диссертации составляют разработки видных исследователей литературы таких как В.Г.Белинский, В.В.Виноградов, Т.Н.Галиуллин, Л.Я.Гинзбург, В.М.Жирмунский, В.В.Кожинов, Х.Ю.Миннигулов, Ю.Г.Нигматуллина, И.З.Нуруллин, Л.И.Тимофеев, 10 Ф.М.Хатипов, Н.Ш.Хисамов, Н.Г.Юзиев и др.

При изучении поэтических особенностей лирического героя Хасана Туфана теоретической опорой послужили труды А.Г.Ахмадуллина, Р.М.Батуллы, Г.Б.Баширова, Т.Н.Галиуллина, Ф.Г.Галимуллина, М.Г.Гайнутдинова, Л.Я.Гинзбург, А.П. Квятковского, Р.М.Миннуллина, Р.А.Мустафина, Л.И.Тимофеева, В.Б.Томашевского, Ю.Н.Тынянова, Ф.И.Урманчеева, Х.У.Усманова, В.Е.Хализова, Г.М.Халитова, Н.Ш.Хисамова, Н.Г.Юзиева и др.

При разработке и экспериментальной проверке оптимальной методической системы изучения жизненного и творческого пути Хасана Туфана, познания его лирического героя теоретико-методической базой послужили труды Г.Г.Амитирова, Г.М.Адгамовой, О.Ю.Богдановой, Ф.Г.Галимуллина, Д.Ф.Загидуллиной, А.М.Закирзянова, Ф.Ф.Исламова, С.Г.Исмагиловой, Н.И.Кудряшева, Е.А.Маймина, А.З.Нигматуллина, В.А.Никонова, З.Я.Рез, М.А.Рыбниковой, А.Г.Яхина.

Методологической базой диссертации является системный, целостный анализ исследуемой проблемы лирического героя Хасана Туфана на примере его поэзии 1960-80-х годов. В работе применялись сравнительно-сопоставительный, литературно-исторический методы, прибегали к элементам жанрово-тематического подхода к анализу произведений поэта.

Использовались также методы изучения и осмысления психолого- педагогической и методической литературы, производился анализ программ, # учебников, передового опыта учителей татарской литературы, 4 предпринималась широкая научно-экспериментальная работа с целью выявления эффективной методической системы изучения жизненного и творческого пути Хасана Туфана, познания поэтических особенностей его лирического героя в школе.

Апробация результатов работы. Результаты исследования отражены в выступлениях автора на научно-практических конференциях в Елабужском государственном педагогическом университете (Елабуга, 2002), Уральском государственном педагогическом университете (Екатеринбург, 2003), Стерлитамакском государственном педагогическом университете (Стерлитамак, 2003), Мензелинском педагогическом колледже (2002-2004 гг.), а также на различных конференциях, совещаниях, семинарах учителей татарского языка и литературы в городах Альметьевск, Бугульма, Мензелинск, Казань, Набережные Челны.

Основные положения диссертации отражены в 13 публикациях и в одном методическом руководстве для учителей татарской литературы.

Научно-практическая значимость работы заключается в том, что материалы диссертации могут быть использованы при создании обновленной истории татарской литературы XX века, а также подготовке новых школьных программ и учебников и методических пособий для учителей, в общих вузовских и школьных курсах и спецкурсах, семинарских и практических занятиях по истории татарской литературы XX века и методике ее преподавания.

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, двух глав, Заключения, Библиографии и Приложения.

Во Введении обосновываются актуальность темы и научная новизна работы, определены цели и задачи, теоретическая, методологическая основы и научно-практическая значимость работы.

В первой главе анализируются произведения Хасана Туфана с точки зрения раскрытия в его лирическом герое мироотношения поэта; лирический герой оценивается через непосредственное выражение, излияние чувств, мыслей, впечатлений, настроений, желаний, помыслов, надежд; как воплощение личной судьбы поэта с его болями и горестями, радостями и отношением к общественным, природным явлениям и людям, к глубинным духовно-историческим конфликтам. В главе прослеживается умение Хасана Туфана воплотить в своем лирическом герое красоту человеческой души, проникнуть в ее социально-философское содержание и преподнести переживания своего героя общечеловечески значимыми, типизированными.

Во второй главе рассматривается методика последовательного поэтапного изучения жизни и творчества Хасана Туфана в школе, особое внимание при этом уделяется методическим путям познания поэтической природы его лирического героя с учетом возрастных, индивидуальных особенностей и уровня литературного образования учащихся.

В Заключении подведены итоги исследования и сформулированы основные выводы.

В Библиографии представлен перечень источников и использованной литературы.

В Приложении представлены материалы по результатам опытно-экспериментальной работы в школах.

Подобные работы
Исмаилова Макка Вахаевна
Проблемы традиций и жанровые разновидности в чеченском романе 80-90-х гг. XX века
Бережная Валентина Анатольевна
Духовно-эстетические основы литературы "потерянного поколения" и ее влияние на отечественную "военную прозу" 50 - 80-х годов XX века
Колупаева Марина Викторовна
Проблематика и жанровое своеобразие романов Юрия Рытхэу 80-х годов XX века
Чекашкина Наталья Ивановна
Художественное осмысление темы Великой Отечественной войны в современной мордовской прозе (80-90-е гг. XX века)
Зима Анна Анатольевна
Проблема синтеза искусств в осетинской литературе на рубеже XIX - XX веков
Елканов Константин Русланбекович
Художественно-философское осмысление проблем человека в осетинской прозе 60-80-х годов XX века
Чибирова Марина Людвиговна
Художественный перевод и проблема национального колорита На материале русских переводов осетинской поэзии второй половины XX века
Боциева Фаина Азаматовна
Проблема сравнительно-типологического анализа осетинской поэзии 60-80-х гг. XX века
Тищенко Ирина Александровна
Природа и проблемы экологии как объект художественного осмысления в русской прозе и публицистике XX века и традиции их в адыгейской литературе
Гиниятуллина Айгуль Фирдинатовна
Проблема "человек и природа" в татарской прозе 60-90-х годов XX века

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net