Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Философские науки
Социальная философия и философия истории

Диссертационная работа:

Горовая Светлана Валентиновна. Социально-философский анализ массового сознания и массовой культуры : Дис. ... канд. филос. наук : 09.00.11 : Махачкала, 2004 157 c. РГБ ОД, 61:05-9/158

смотреть содержание
смотреть введение
смотреть литературу
Содержание к работе:

Введение. 3

Глава I. Методологические проблемы исследования массового сознания. 21

§ 1. Соотношение понятий «масса», «массовый человек», «массовое общество». 21

§2. Сущность и содержание массового сознания. 48

§3. Роль масс-медиа в управлении массовым сознанием. 72

Глава П. Социально-философский анализ массовой 92

культуры. § 1. Содержание, сущность и функции массовой культуры в контексте массового сознания. 92

§2. Роль массовой культуры в этнокультурном самосознании. 118

Заключение. 142

Список литературы. 148 

Введение к работе:

Актуальность темы исследования обусловлена радикальными социально-политическими трансформациями, произошедшими в нашей стране в минувшие неполные два десятилетия, которые поставили российское общество вообще, и российскую науку в частности, перед лицом ряда насущных задач, имеющих принципиальное значение, как в области теории, так и в области практики. Пересмотру подверглись подавляющее большинство социально-теоретических положений, прежде составлявших фундамент обществоведческих дисциплин. Особенно отчётливо потребность в разработке новых познавательных стратегий прослеживается в тех разделах гуманитарного знания, предметом изучения которых выступает культура. Возникновение и активное развитие новой науки — культурологии — убедительное тому свидетельство.

Культурная ситуация, в которой оказалась страна, очевидным образом продемонстрировала, что большинство наших, существовавших прежде, представлений о «культуре развитого капитализма», требует переработки, нуждается в коренном переосмыслении. Оказалось, что и самая «образованная и высокодуховная» страна в мире, столкнувшись на практике с реальностью ведущих мировых тенденций социально-культурного проецирования, воспроизводит весь комплекс как позитивных, так и негативных аспектов, ещё раз демонстрируя, что одно без другого не существует.

Результаты поистине глобальных изменений в жизни российского общества последних десятилетий достаточно проблематичны. Здесь всё под вопросом: и историческое поражение коммунистической идеологии, и необратимость рыночной экономики, и окончательность торжества политической демократии. Как результат всех перемен в России утвердилась массовая культура и самим фактом своего явления способствовала значительному интеллектуальному энтузиазму.

Мы живём в эпоху массовой культуры. Это положение не требует пространных доказательств. Достаточно посмотреть на окружающий нас мир: на телевизионных экранах, на театральных подмостках, в радио- и телеэфире, на рекламных уличных щитах, даже в собственной речи - везде задаёт тон массовая культура. Необходимым при этом является определение данного явления с точки зрения социальной философии.

С середины 20-х гг. XX века Россия вступила в очень сложный исторический период радикальных социальных изменений, который вызвал коренной слом старой культурной программы и замену её иной — западно-новоевропейской. Попытки радикальных перемен, реформ, революций неоднократно предпринимались и ранее.

Так, при всей успешности реформ Петра I, нельзя не признать, что для подавляющего большинства населения страны и век спустя петрово дело так и осталось заморским экзотическим продуктом. Всё, что мы обычно называем культурой России VIII-XIX веков, о чём написано столько книг, - касается очень незначительного в масштабах всей державы, числа людей, жителей столичных городов. «Глубинка» же, а это подавляющее большинство населения - продолжала существовать в своих культурных и ментальных ритмах, воспроизводя очень древние, допетровские и даже более ранние архаические пласты. Может быть именно потому, что реформы затронули лишь верхушку, не коснувшись всех и каждого, удалось избежать тотального отторжения.

Во 2-й половине XIX века Россия вновь попыталась стать на иные культурные рельсы. Отмена крепостного права - символический жест и самый яркий эпизод в цепи аналогичных шагов. Теперь это действительно касалось большинства населения, которому предлагалось «жить по-новому». То, что в других европейских странах вырабатывалось веками, медленными утратами и постепенными заменами - в России предполагалось совершить «быстренько», «на скорую руку», однако социальное, психологическое, ментальное, культурное напряжение было столь велико, что случился срыв — октябрьская болыпевитская революция 1917 г. Около трёх тысяч человек подчинили себе многомиллионную страну и удерживали власть не год-два, а семь десятилетий.

В сходной ситуации страна находится и сегодня: ещё одна попытка «зажить по-новому». Культурное напряжение, существующее сейчас в российском обществе, чревато последствиями. Необходимы страхующие системы разрядки, амортизаторы, механизмы снятия или переориентации импульсов противления. И массовая культура — один из эффективных, прекрасно зарекомендовавших себя механизмов «социальной гармонизации». Она - гарант спокойствия и мира, довольства и благополучия, потому что «заботится о населении». Она приглядывается к человеку, руководит и направляет каждый его шаг, страхуя от неудач и подавленности.

В нашей стране массовая культура появилась как-то «вдруг и сразу». Люди старшего и среднего поколений помнят, что ещё лет двадцать тому назад о массовой культуре лишь «подозревали», с любопытством приглядывались к специфическому продукту, возникшему в свободно-демократических цивилизованных государствах. И вот, спустя немного времени, массовая культура стала повседневностью и российских будней. Неожиданность её появления, лёгкость, с какой масскультовая «стилистика» вытеснила все другие - не может не озадачить. Мнений, высказанных по поводу массовой культуры - огромное количество. Отношение к массовой культуре в отечественной и зарубежной философии разнится от резко обличительной, когда не скупятся на уничижительные эпитеты, обвиняя во всех пороках создателей «грязных подделок», снисходительно-ироничной до концептуально-аналитической.

На государственном, официальном уровне массовая культура имеет ограничительный характер и редко получает поддержку. Нередки случаи, когда в отношении масскульта вводятся прямо-таки насильственные меры, создаются преграды между «производителями и потребителями» - показывать определённые программы в строго определённое время, распространять — в ограниченных местах, не допускать продажу лицам, не достигшим определённого возраста, ставить «цензурно-нравственные» (политкорректные) рогатки и т.д. Нарушающие запреты строго наказываются. Однако массовая культура, несмотря на подобные преграды, не только не отмирает, но живёт, плодится и размножается, захватывая всё новых и новых адептов. А если массовая культура настолько жизнеспособна, «значит это кому-то нужно».

Предполагается, что массовая культура нужна обществу, свободному, демократическому, цивилизованному, прогрессивному. При всей терпимости, свободе, толерантности, и прочих лозунгах, выведенным крупным шрифтом на идеологических знаменах современных передовых стран, прекрасно известно, что действительно ненужные, мешающие, раздражающие состояния и события ликвидируются полностью, уничтожаются без сомнения и сожаления. Если что-то (или кто-то) реально угрожает социальной системе, доминирующему «культурному стандарту», то оно выталкивается. Если же что-то, наоборот, процветает, то вывод напрашивается сам собой - массовая культура — это нормальная и естественная, даже может быть единственно возможная форма культурного существования того социального порядка, который на сегодняшний день считается наиболее прогрессивным и передовым.

В настоящее время довольно удобно исследовать массовую культуру, которая, как уже говорилось, сложилась у нас вдруг и сразу «по последнему слову», на том уровне технологической оснастки, на котором она находится и в передовых державах. За рубежом опыт существования развитой массовой культуры исчисляется, по крайней мере, столетием. Процесс становления, растянувшийся на несколько десятилетий в западных странах, у нас не был продолжительным. Резкость смены одного культурного стандарта другим, почти мгновенная перекодировка основных доминаций, дают счастливую возможность их сопоставить, сличить непосредственно, не прибегая к кропотливым археологическим изысканиям. Всё ещё живы в памяти иные -домасскультовые, протомасскультовые или антимасскультовые способы монтировки культурного горизонта. Всё домасскультовое ещё и не отмерло совсем, а продолжает в некотором смысле существовать и репродуцироваться. Но его остаётся всё меньше, и всё больше «вещей», продолжая оставаться «всё теми же», полностью изменяются. Ситуация миграции из одной культурной области в другую, повторявшаяся на протяжении веков множество раз, происходит и сейчас.

Состояние научной разработанности проблемы. Наблюдается явное противоречие современной культуры между высокими материально-техническими достижениями, беспрецедентными стандартами скоростей и качества любых коммуникаций, от межличностных до интеллектуально-сервисных, и примитивностью и нивелированием духовных запросов массового потребителя. Это противоречие уже не одно десятилетие является предметом острой социально-культурной полемики.

Необходимо осмыслить явление массовой культуры и его место в системе духовной жизни общества, охарактеризовать его роль в процессе формирования личностного сознания посредством перехода от безликой информации к индивидуальному знанию, а так же роль масс в этнокультурном самосознании. Массовой культуре как особому феномену, проявляющемуся в ходе процессов индустриализации и урбанизации общества, посвящено огромное количество исследований и публикаций таких авторов, как, например Г. Лебон, X. Ортега-и-Гассет, Д.С. Лихачёв, Р. Гвардини, А. Генис, Ф.Я. Флиер, В.В. Миронов и др.

Феномен массовой культуры, охватывающий область не только материальной и духовной жизни, но так же и сферу мировоззренческих универсалий, привлекает внимание исследователей вновь и вновь. При всём многообразии суждений, высказанных за последнее время в обществе и в гуманитарном знании относительно массовой культуры, тем не менее, до сегодняшнего дня ясности и однозначности в этом вопросе нет. В частности, недостаточно хорошо изучены историко-культурные обстоятельства и философско-культурологические аспекты данного феномена, остаётся непрояснённым целый ряд как теоретических, так и практических проблем, имеющих принципиальное, фундаментальное значение для обеих сфер деятельности, чем и определяется актуальность заявленной темы представленного диссертационного исследования. Кроме всего прочего, данная проблема особенно актуализируется на национально-этнической почве в обществах, вступающих в периоды модернизации и социальной активизации. Недостаточно исследован вопрос о роли массовой культуры как современного явления жизни общества в этнокультурном самосознании различных народов, в частности, в Дагестане.

Интерес к массовой культуре впервые возник в связи с исследованием феномена «массы». В классических работах Г. Лебона, Ф. Ницше, 3. Фрейда, О. Шпенглера, К . Манхейма, Э. Фромма, Т. Адорно, X. Аренд, Г. Маркузе, Э. Канетти, и др. представлен с разных методологических и мировоззренческих позиций всесторонний анализ данной формы общности, обретающий, начиная с конца XIX века и вплоть до середины XX века, всё большее влияние. Осознание качественных различий, существующих между «массой» и иными, прежде присутствовавшими в историческом развитии, системами социальной организации, а так же невозможность её, массу, дефиницировать как один из вариантов сословно-кастового разделения, заставило исследователей обратиться к более углублённому изучению «человека массы» и, в частности, к массовому сознанию. Массовый человек определялся такими атрибутивными чертами, как праздность и пассивность (О. Шпенглер), бессознательность и архаичность (3. Фрейд), сублимированность и архетипичность (К. Юнг), стереотипность и манипулируемость (Т. Адорно, Г. Маркузе, М. Хоркхаймер, Э. Фромм), примитивность и стадность (Э. Канетти). Этапным для изучения и массы, и массового сознания, и массовой культуры, можно считать работы X. Ортега-и-Гассета, который представил очень убедительный образ всего комплекса явлений, так или иначе сопряжённых с данными категориями. Немаловажно и то, что испанский мыслитель, относясь негативно к массе, тем не менее аргументировано доказал, что она является закономерным результатом предшествующего социально-культурного развития, неизбежной — оборотной и логической - стороной новоевропейской культурной программы.

Глубокое и всестороннее осмысление феномен человека массы и массового сознания получает у отечественных философов и исследователей, среди которых, в первую очередь, необходимо отметить Н.А. Бердяева, Б.А. Грушина, С.Г. Кара-Мурзу, Ю.М. Лотмана, М.К. Мамардашвили.

Среди учёных, занимающихся проблемами массового сознания следует отметить так же А.О. Бороноева (этническая составляющая массового сознания), Ю.С. Борцова (политическое сознание элит и масс), Ю.Г. Волкова (идеология и массовое сознание), Н.С. Фахтуллина (групповое и массовое сознание).

Феномен национального самосознания в течение последних десятилетий исследовали в своих трудах Р.Г. Абдулатипов, А.Г. Агаев, Э.А Баграмов, Л.М. Дробижева, Л.В. Скворцов, А.К. Уледов и др.

Значительную разработку феномен массовой культуры получил в рамках исследования массового общества, чему посвящены работы Д. Белла, В. Беньямин, Т. Парсонса и др. В отечественной исследовательской традиции проблема массового общества и его культуры по-разному освещалась в работах Л.Г. Ионина, А.В. Кукаркина, К.Э. Разлогова и др. При всём философском разнообразии мнений, высказанных упомянутыми учёными, их позиция относительно массовой культуры определялась общей познавательной стратегией, в большинстве случаев не выходившей за пределы классического научно-гуманитарного дискурса, что, на взгляд диссертанта, не позволяло в полной мере оценить уникальность исследуемого феномена, проследить его онтологические, структурные и процессуальные особенности. Кроме того, это не позволяло выработать адекватные современной ситуации конкретные рабочие рекомендации, необходимые при идентификации массовой культуры в реальной практике.

В круг философских интересов в качестве самостоятельного объекта изучения массовая культура и человек в её условиях входит только в конце XIX века. Чрезвычайно позитивной здесь представляется сложившаяся с начала 60-х гг. XX века ситуация, выдвинувшая несколько альтернативных моделей «постклассического» научно-гуманитарного опыта. В работах Р. Барта, Ж. Бодрийяра, Ж. Делеза, Ж. Деррида, Ю. Кристевой, Ж.Ф. Лиотара, М. Маклюэна, П. де Манна, Э. Тоффлера, М. Фуко, У. Эко и др. можно отыскать либо иные, неклассические методологические принципы, позволяющие подойти к феномену массовой культуры с новых познавательных позиций, либо объяснение тех констант, что определяют культурный облик современности. В работах вышеперечисленных мыслителей массовая культура как таковая находится, в большинстве случаев, на периферии исследовательского интереса, тем не менее, философские, социологические, культурологические выводы, к которым они приходят, способствовали дальнейшему изучению феномена.

Теоретический интерес к проблемам массовой культуры в нашей стране приходится на 60-70-е гг. XX века. В этот период появилось огромное количество работ, посвященных массовой культуре буржуазного общества. Идеологическая ангажированность всех исследований на эту тему легко прослеживается. Общий пафос выражался в противопоставлении развращённой культуры капиталистического Запада и высоких духовных идеалов социализма.

К середине 80-х гг. изменилась политическая конъюнктура, социальный вектор стал указывать в другом направлении. Всплеск интереса к массовой культуре последних двух десятилетий XX века в отечественном обществознании был спровоцирован особенностями культурно-исторической ситуации. Появилось большое количество интересных работ, позволяющих подойти к массовой культуре с различных методологических, предметных и мировоззренческих позиций, что, несомненно, является чрезвычайно позитивным моментом. Здесь следует упомянуть следующих авторов:

СР. Аттима, А.С. Ахиезера, А. Гениса, А.Б. Гофмана, Б.А. Грушина, Л.Д. Гудкова, О.А. Гулевич, Б.В. Дубина, Н.М. Зоркую, М.С. Кагана, А.В. Кукаркина, М.С. Кутузова, Ю.М. Лотмана, Г.К. Холодковского, В.П. Шестакова, и др. Однако, большинство работ, появившихся в последнее время, либо затрагивают отдельные аспекты массовой культуры (виды, формы, жанры, направления, модели, исторические реконструкции, социологические и психологические параметры, идеологические или национальные составляющие), либо повторяют хорошо известную в отечественном обществоведческом опыте 60-х — начала 80-х гг. XX века идентификационную познавательную модель, отсылающую при анализе массовой культуры к базовой бинарной оппозиционности (массовая — немассовая). Эта бинария не позволяла «схватить» феномен, объяснить и его статус, и необходимость присутствия, и практически молниеносное распространение массовой культуры по всей России. Исчерпанность данного исследовательского подхода стала очевидна не только вследствие перемены политико-идеологической конъюнктуры, обозначившейся в середине 80-х годов, но и в результате логической «тупиковое™», а так же невозможности его применения к реальным культурным процессам, происходящим в России в настоящее время.

Часто массовая культура определяется как псевдокультура, как кич, который не обладает никаким положительным мировоззренческим, воспитательным, художественным или эстетическим содержанием. Отечественные учёные-культурологи обозначают массовую культуру как эрзац-продукт, т.е. суррогат — предмет, лишь по некоторому сходству являющийся заменой натурального, как явление лишь внешне напоминающее Культуру. Считают, что массовая культура мистифицирует реальные процессы и происходит отказ от рационального начала в сознании. Т.е. некоторые учёные не усматривают в основе массовой культуры разумно обоснованных, целесообразных действий и характеризуют её как псевдокультуру. В чём же заключается негативность массовой культуры? Вот некоторые научные определения.

«Массовая культура» безусловно является откровенно инфантильным «эрзац-продуктом». Среди её направлений и проявлений:

- средства массовой информации — СМИ - транслирующие населению текущую информацию и интерпретирующие эту информацию в русле и ракурсе, соответствующем интересам . ангажирующего данное СМИ «заказчика», так же формирующие общественное мнение в интересах данного заказчика;

- система организации и стимулирования массового потребительского спроса - реклама, мода, секс-индустрия и иные формы провоцирования потребительского ажиотажа вокруг вещей, идей, услуг и т.д., превращающая процесс безостановочного потребления социальных благ в самоцель существования;

- индустрия формирования имиджа;

- индустрия досуга, включающая в себя «массовую художественную культуру» содержит: «бульварную» литературу, аналогичные развлекательные жанры кино, комиксы в изобразительном искусстве, рок-, поп-музыку, конферанс и «разговорные жанры», различные виды шоу-индустрии, где используются технические приемы и исполнительское мастерство «высокого» искусства для передачи упрощенного инфантилизированного смыслового и художественного содержания, адаптированного к невзыскательным интеллектуальным и эстетическим запросам массового потребителя1.

«Массовая культура» возникла сначала на Западе как продукт бизнеса, она обычно рассматривается как псевдокультура. Ее основные черты:

- примитивизм изображения человеческих отношений,

- развлекательность, стандартизация содержания,

- культ успеха и потребительства, насаждение конформизма .

Целью «массовой культуры» является не столько заполнение досуга и снятия напряжения и стресса у человека индустриального и постиндустриального общества, сколько стимулирование потребительского сознания, что в свою очередь формирует особый тип - пассивного, некритического восприятия этой культуры у человека. Все это и создает личность, которая достаточно легко поддается манипулированию. «Массовая культура» в большей степени ориентируется не на реалистические образы, а на искусственно создаваемые образы (имиджи) и стереотипы.

В рамках таких ее жанров как детектив, вестерн, мелодрама, мюзикл, комикс создаются упрощенные «версии жизни». Несмотря на свою кажущуюся бессодержательность, массовая культура имеет весьма четкую мировоззренческую программу3.

Массовая культура - мощное средство воздействия на общественное сознание для нивелировки взглядов и вкусов под сложившийся обывательский стереотип. Она имеет негативные следствия для общественной жизни. Массовая культура - это натурализм, играющий на примитивной чувственности, ее природа - товар для рынка; ставка на зрелищность приводит к нравственной неразборчивости; ее направленность — утилитарно-развлекательная. На фоне мудрых учений мировых религий и лучших произведений мирового искусства среди прекрасных творений изящной словесности и научных достижений выдающихся умов высится «Вавилонская башня» массовой культуры. Это уродливое сооружение возвышается как упрёк человечеству, предпочитающему сумерки невежества свету Знаний о мире духовности и красоты1.

Основным недостатком многих исследований, на наш взгляд, является то, что в них изучаются, прежде всего, идеологическая функция массовой культуры или её эстетические компоненты, чаще всего с субъективной точки зрения автора, с позиций его художественных предпочтений.

Подобный, достаточно упрощённый подход к массовой культуре не только является гносеологически бесперспективным, но и не в состоянии объяснить внутренние механизмы серьёзнейшего воздействия массовой культуры на современное общество, его культурную и даже политическую динамику.

Таким образом, можно констатировать, что на сегодняшний день не существует развёрнутого аналитического концепта массовой культуры, с одной стороны, - удовлетворяющего реальной практике, т.е. способного выступить рабочим принципом при анализе и оценке явлений современной культуры, с другой — соответствующего современному уровню философско-культурологического знания, т.е. включающего, а не игнорирующего те мыслительные модели, которые аккумулировались в постклассическом познавательном опыте.

Объектом диссертационного исследования предстают массовое сознание и массовая культура.

Предметом исследования является выявление сущности и содержания массового сознания, массовой культуры и их преломление в этнокультурном самосознании.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационной работы является социально-философский анализ массового сознания и феномена массовой культуры: их характерных черт, пределов распространения, механизмов и способов функционирования в контексте этнокультурного самосознания. Цель исследования определяет и следующий круг конкретных задач:

- определить место массовой культуры в её отношении к общественному сознанию и практическому бытию людей;

- уточнить роль массовой культуры в процессе формирования личностного сознания;

- раскрыть функции масс-медиа в управлении массовым сознанием;

- обозначить пределы — исторические, логические, процедурные — компетенции массовой культуры, а так же горизонты и степень её распространения;

- прояснить, почему, вопреки устойчивой и очевидной негативной реакции на массовую культуру, она успешно развивается, осваивая всё новые и новые пространства;

- выявить процесс трансформации предметов немасскультовых в масскультовые: что в них изменяется и посредством каких операций;

- показать характер влияния массовой культуры на этнокультуру народов Дагестана.

Источниковедческая база исследования. При написании диссертации был использован разнообразный круг источников, что диктовалось сформулированными целью и задачами. Условно источниковедческую базу можно разделить на несколько групп.

В первую включён классический для европейской философской мысли блок текстов, без которых невозможно обойтись при анализе основных тенденций европейской культуры Нового времени. Он представлен именами и работами Ф. Бэкона, Р. Вагнера, М. Вебера, Г.В.Ф. Гегеля, К. Леви-Стросса, К. Маркса, Ф. Ницше, Ж.-Ж. Руссо, Ж.-П. Сартра, П.А. Сорокина, П.А. Флоренского, 3. Фрейда, Э. Фромма, М. Хайдеггера, А. Шопенгауэра, О. Шпенглера, М. Элиади, Д. Юма, К.Г. Юнга и др. В работах данных мыслителей проблемы массовой культуры либо не затрагиваются вовсе, либо рассматриваются опосредованно. Однако, присутствие их чрезвычайно важно, ибо позволяет определить как методологические, так и тематические векторы исследования.

Во вторую группу включены источники и авторы, которые так или иначе затрагивали проблему существования и функционирования массовой культуры (они упомянуты выше).

Следующий блок включает круг авторов, активно работающих в гуманитарном знании последние пятьдесят лет. Работы этих мыслителей, в которых опробованы и с успехом применены иные, обычно именуемые постклассическими, методологические научно-познавательные принципы, необходимы для прояснения тех аспектов исследуемого феномена, которые ускользали от внимания классической рефлексии. В этот круг входят Т. Ад орно, Р. Барт,Ж. Батай, В. Беньямин, Ж. Бодрийяр, Ж. Делез, Ж. Деррида, Ю. Кристева, Ф. Лиотар, М. Маклюэн, П. де Манн, Э. Тоффлер, М. Фуко, М. Хоркхаймер, У. Эко.

И, наконец, последний блок включает работы и мысли отечественных учёных, придавший общим контурам исследования законченную форму: М.С. Каган, Ю.М. Лотман, М.К. Мамардашвили, Е.Г.Соколов, Теоретико-методологические основы исследования. В теоретико-методологическом отношении диссертационная работа, в общем и целом, основывается на классической рационалистической европейской познавательной традиции, важнейшими критериями которой являются: принцип объективности в интерпретации материала, принцип историзма, необходимый при реконструкции культурных эпох. Наряду с этим применён принцип единства исторического и логического, позволяющий проследить основные этапы и логику становления и развития массовой культуры. В работе использован так же принцип комплексного системного анализа рассматриваемых проблем, что помогает исследовать полифактурность явлений массовой культуры во взаимосвязи составляющих его частей.

В качестве методологических ориентиров в диссертации применяются так же суждения и выводы авторов классических текстов, используемых в качестве источниковедческой базы.

Сложность исследуемого феномена, комплекс сформулированных целей и задач, и принципиальная установка на междисциплинарность вынуждают расширить спектр применяемых методик. Среди наиболее востребованных в диссертационной работе, в первую очередь при анализе более частных аспектов существования и функционирования массовой культуры, для прояснения её смысловых и процедурных доминаций, следует указать на стратегии дискурсивного анализа. Характерной особенностью подобной методологической установки выступает «смешение техник» исследования, т.е. использование в зависимости от конкретных познавательных задач, а так же параметров анализируемого материала, различного набора приёмов.

Научная новизна исследования:

- дан анализ параметров, имманентных феноменам массового сознания и массовой культуры;

- показана роль массовой культуры как опосредующего звена межд специализированным, теоретико-научным сознанием (знанием) и практикой;

- определена общетеоретическая установка на противопоставление культур массовой и немассовой (онтологическая бинарная оппозиция), так или иначе присутствующая в большинстве работ по массовой культуре;

- выявлен ряд функциональных особенностей массовой культуры, не отмечавшихся ранее в научном знании;

- определены исторические и логические пределы массовой культуры не формальными и не количественными характеристиками включаемых в неё феноменов, а присутствием (или отсутствием) в социуме презентантов-носителей;

- раскрыты аксиологические характеристики массовой культуры детерминированые сложившимся в обществе отрицательным отношением к массе (человеку массы);

- установлгн и раскрыт противоречивый характер влияния массовой культуры на этнокультуру народов Дагестана.

Конкретными же новыми результатами проведённого исследования являются следующие положения, выносимые на защиту:

- для того чтобы появилась массовая культура в обществе должны произойти такие трансформации, в результате которых на историческую арену выступили бы массы, а массовое сознание стало бы доминирующим. В отсутствии «человека массы» говорить о массовой культуре некорректно. Историческим пределом следует считать рубеж XIX и XX веков. Региональным - зоны компетенции европейской культурной модели. О более ранних или более отдалённых прецедентах допустимо говорить лишь как о «промасскультуре» или о «предмасскультуре»;

- подобно групповым (классовым, национальным, этническим, профессиональным и иным) формам общественного сознания, массовое сознание выделяется не в зависимости от содержательных характеристик, познавательных способностей, экспрессивных свойств, но, прежде всего, на основе особенностей его носителя, субъекта. В качестве такового выступают особые совокупности индивидов, именуемые массами;

- массовое сознание, которое нередко идёт вразрез с рациональным сознанием индивида, наделено особенностями, позволяющими легко управлять массами, в частности, посредством манипулятивного воздействия;

- мультимедиа, пропагандируя привлекательность различных стилей и моделей жизни, предоставляет личности возможности выбора из всевозрастающих путей становления и изменения личности. Однако радикальное изменение личности ослабляет самоидентификацию личности и даже угрожает индивидуальной идентичности;

- само появление массовой культуры связано так же с развитием техники и массовых коммуникаций, поскольку именно они являются ее проводниками и аккумуляторами. Культура становится массовой в контексте своего функционирования в техноцентричном обществе;

- приоритетная роль СМИ в современном обществе связана не только с появлением высокоэффективных технических средств и научных методов воздействия на людей, программирования их поведения, но и с разрушением преимущественно стихийных и не контролируемых властями традиционно-общинных, церковных, семейных, родственных, соседских и тому подобных коммуникаций, ограничивающих возможности манипулятивного влияния масс-медиа;

- массовая культура типологически развивает и продолжает, доводя до логического формульного предела, основные тенденции новоевропейской культурной программы. Она является закономерным и необходимым результатом её развития;

- появление массовой культуры, её всемерное распространение обусловлены тем, что ввиду возникшей угрозы социально-культурного срыва, исходящей от массы, возникла необходимость «страховки» или предупреждения эксцессов;

- в диссертации устанавливаются новые функции массовой культуры: 1) массовая культура - это механизм самосохранения новоевропейской культурной программы, всего положительного и ценного, что было ею выработано на протяжении четырёх столетий; 2) массовая культура ликвидирует и рассеивает реальные людские массы, сохраняя все атрибуты массового сознания.

Научно-практическая значимость исследования. Материалы диссертации, разработанные в ней методологические подходы и полученные результаты, позволяют лучше понять специфику культурных процессов современности. Они могут быть использованы при анализе и оценке современных культурных явлений, способствуя ориентации в многообразии культурной жизни, и, соответственно, социо-культурной адаптации. Основные положения диссертационного исследования могут быть использованы при чтении общих и специальных курсов по социальной философии,культурологии, философии культуры, истории культуры, при составлении и написании учебных пособий, программ и методических разработок по соответствующим разделам социальной философии, истории идей, психологии культуры, семиотике.

Апробация исследования. Основные идеи, положения и результаты диссертации были представлены на международных и региональных научных конференциях. Диссертация обсуждена на заседании кафедры теории и истории культуры Дагестанского государственного университета. Основные положения диссертации отражены в восьми публикациях общим объёмом более 5,0 п.л.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав (пяти параграфов), заключения и списка литературы, включающего 180 источников. Объём текста диссертации - 157 страниц.

Подобные работы
Субботин Евгений Валерьевич
Сравнительный анализ религиозных компонентов общественного сознания в средиземноморской культуре I-IV вв.
Хованская Анастасия Владимировна
Проекции постмодернистской философии в художественном сознании и художественной культуре : Социально-философский анализ
Смирнов Андрей Анатольевич
Социально-философский анализ влияния рефлексивной культуры на уровень развития регионального сознания государственного служащего
Ичалова Мадина Хаджимуратовна
Познавательная культура и религиозное сознание: аспекты взаимосвязи
Червонная Тамара Михайловна
Социально-философский анализ организационной культуры управления
Демерза Геннадий Николаевич
Социально-философский анализ влияния физической культуры на формирование личности молодого специалиста
Халуторных Ольга Николаевна
Волшебная литературная сказка как феномен культуры (Соц.-филос. анализ)
Усова Майя Таймуразовна
Социально-философский анализ влияния музыкальной культуры на ментальность студенческой молодежи России
Аникина Елена Евгеньевна
Язык как способ объективации культуры :Социально-философский анализ
Медведева Елена Николаевна
Личность в пространстве посткнижной культуры: социально-философский анализ

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net