Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Исторические науки
Отечественная история

Диссертационная работа:

Юрганова Инна Игоревна. Якутская духовная консистория (История становления и деятельности, 1870 - 1919 гг.) : Дис. ... канд. ист. наук : 07.00.02 : Якутск, 2003 236 c. РГБ ОД, 61:04-7/2-5

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение 2

Глава I. Учреждение и деятельность Якутской духовной консистории . .25 Глава II. Финансовое и материальное обеспечение духовенства Якутской епархии и его хозяйственно-экономическая

деятельность 88

Глава III. Церковный учет (метрикация) и церковный суд 135

Заключение 171

Примечания 176

Список источников и литературы 192

Приложения

Приложение 1.Краткий терминологический словарь 196

Приложение 2.Иерархия духовенства Русской православной

церкви в XIX в. -1917 г 201

Приложение 3.Состав Якутской духовной консистории в 1870-

1919 гг 203

Приложение 4. Якутские архиереи (епископы Якутские и

Вилюйские) 207

Приложение 5. Списки церквей Якутской епархии (1870,1884,1905,

1915, 1919 гг.) 208

Приложение 6. Церкви Якутской епархии 220

Введение к работе:

История православной церкви в Якутии остается

наименее разработанной областью отечественной исторической науки.

* События, произошедшие в стране в течение последних десятилетий, дают
возможность современным историкам на основе изучения сохранившихся
архивных документов более объективно и разносторонне рассматривать
исторические и историко-культурные процессы развития, в том числе -
дореволюционной России. История православия в Якутии - сложный процесс
межцивилизационного взаимодействия. Православие, выступавшее в качестве
официальной, государственной религии, являлось выразителем политики
Российской империи.

Образование в 1870 г. Якутской епархии подтвердило укрепление государственной власти на северо-востоке России. Одновременно с возникновением самостоятельной Якутской епархии была образована Якутская духовная консистория - высший орган епархиального управления.

Актуальность темы определяется тем, что православие в Якутии являлось проводником культуры иного типа цивилизации. Духовные лица принимали активное и непосредственное участие в хозяйственном освоении и культурном развитии Якутской области. Именно с деятельностью церковных учреждений

* связано появление первой школы, первой книги на якутском языке, первой
газеты. По инициативе духовенства в Якутском крае было сооружено большое
количество православных храмов, многие из которых являлись украшением и
гордостью области.

Духовенство епархии занималось изучением природы, географии, истории, быта и языка Якутии. Ему нередко приходилось выступать в качестве врачей и агрономов.

Присоединение Якутии к российскому конфессиональному пространству способствовало укреплению позиций России на её дальних рубежах с одной стороны, с другой - предоставило возможность доступа к богатейшему культурному наследию христианского мира и через него - к европейской

4 культуре и мировой цивилизации. По существу невозможно воссоздать полноценную историю Якутии не обратившись к истории православия Якутии. Изучение состояния научной разработки проблемы свидетельствует, что с середины XIX в. в центральных и местных изданиях начали появляться труды, посвященные деятельности православной церкви в России, авторы которых, преимущественно лица духовного звания, рассматривали отдельные аспекты её истории - образование епархий, жизнеописания епископов, юбилейные даты духовных учебных заведений, а также вопросы миссионерства и переводческой деятельности.

К изданиям, авторы которых освещали деятельность якутских епархиальных структур и епископов, можно отнести брошюру А.Хвостова1 и работы протоиерея Якутской епархии Ф.Стукова . Публикации Хвостова и Стукова носят описательный характер и их основной задачей являлось определение роли православия в Якутии. Однако работы этих авторов содержат и отдельные сведения о деятельности консистории, в частности указывают на её основные функции.

От обобщающих трудов по истории Русской православной церкви существенно отличается работа И.Преображенского «Церковь по статистическим данным с 1840-1841 гг. по 1890-1891 гг.», несомненным достоинством которой является критический подход автора к некоторым аспектам деятельности православного ведомства3.

В книге В.Л.Серошевского «Якуты. Опыт этнографического исследования» рассмотрены различные аспекты жизни якутского общества в конце XIX в.. Задачей автора было выявление и обобщение особенностей коренного населения Якутии, но он упоминает о «христианских захоронениях» якутов4.

«Летопись Якутского края», составленная в 1896 г. членом-сотрудником Императорского географического общества В.Л.Приклонским, содержит некоторые разрозненные сведения о духовенстве Сибири и Якутии за 1621 -1893 гг.5 Автор не упоминал о факте создания Якутской епархии и образовании духовной консистории, но отмечал, что в 1877 г. было

5 «Высочайше утверждено мнение Государственного Совета об увеличении содержания причтам 10 церквей Верхоянского, Колымского и Якутского округов»6.

Духовным ведомством Якутии были изданы брошюры о поездках епархиальных архиереев «для обозрения состояния приходов» . Авторы этих публикаций не установлены, но, сопоставляя тексты работ Стукова и «Поездок Его Преосвященства...», можно предположить, что протоирей Стуков принимал участие и в написании последних.

Вслед за Преображенским анализ трудностей и недостатков деятельности Русской православной церкви представлен в работе В.Кильчевского «Богатства и доходы духовенства»8.

Одной из функции консистории было духовное судопроизводство. Впервые брачное право якутов стало объектом исследования Д.М.Павлинова9. Работа Павлинова, выполненная в рамках задач Сибиряковской экспедиции для изучения языка, быта, нравов, истории и экономики народов, населяющих Якутскую область (1894-1896 гг.), опубликована в «Материалах по обычному праву и по общественному быту якутов» Комиссии по изучению Якутской АССР, одной из задач которой являлась публикация работ прежних экспедиций и исследований, проводимых ранее на территории Якутской области. Основываясь на конкретных фактах Павлинов изучал состояние института брака в Якутии, представил анализ брачно-семейных отношений якутов, рассматривая традиционные обряды, сопровождавшие заключение брака и назвал возможные причины его расторжения. Он подчеркивал различия в понятии брака в обычном праве якутов и нормах православия, указывал на добровольное принятие коренным населением области христианских норм и отмечал существование в якутском обществе как православных, так и языческих элементов брака. Павлинов считал, что православное венчание служило одним из средств укрепления брачного союза, и в случае его расторжения церковные власти делали все возможное для сохранения семьи.

В работах Г.П.Башарина, объектом изучения которого являлись социально-экономические отношения в Якутии, есть упоминания о землевладении церквей10. Он отмечал наличие земельных угодий приходских церквей, их наиболее выгодное, относительно частновладельческих, месторасположение и признание населением в качестве обязанности - выделения земель для причта. Башарин считал, что к концу 1820 г. приходские священники владели уже более, чем 4 тысячами десятин земли и приводил динамику посева и урожая зерновых у духовных лиц Якутского и Вилюйского округов за 1860-1905 гг.11.

На протяжении всего советского периода истории России духовенство - в целом рассматривалось как явление негативное. Авторы каждого издания, в котором затрагивались вопросы культуры, считали необходимым упомянуть о реакционной роли церкви на службе у царского самодержавия. В трехтомной «Истории Якутской АССР» вопросам духовенства уделено лишь несколько абзацев в главе «Культура в к.ХІХ - нач.ХХ вв.», в которых, в частности, указывалось количество церквей и численность духовенства Якутии12. Изучение архивных документов дает основание для уточнения этих цифр.

Наиболее целостная оценка деятельности духовенства в Якутии дана в трудах Ф.Г.Сафронова, главной темой научных изысканий которого стала история русского крестьянства Якутии13. В монографии «Город Якутск в XVII-нач.ХІХ вв.» автор проследил хронологию постройки церквей и часовен как в Якутске, так и в округах Якутской области.

В обобщающей монографии "Русские крестьяне в Якутии в XVII -нач. XX вв." ученый подробно рассмотрел вопросы практики землеустройства и землепользования на церковных землях, приводил документальные свидетельства о численности и составе духовенства и раскрыл механизм хозяйствования Спасского мужского монастыря - крупнейшего земельного собственника от духовенства на территории Якутии, с основанием которого возникло монастырское скотоводческое и сенокосное хозяйство. Автор рассмотрел и историю пребывания в Якутии представителей духовной ссылки, дал характеристику хозяйственной деятельности скопцов, раскольников и

7 духоборов, определяя их численность и места проживания, и отметил их роль в расширении земледелия и огородничества в Якутии.

В статье "Дионисий Хитров-просветитель народов Якутии" исследователь изучил деятельность первого епископа самостоятельной Якутской епархии, отмечая значительный вклад Хитрова в укреплении православия в Якутской области.

Издание труда Сафронова "Православное христианство в Якутии" было осуществлено уже после кончины автора и приурочено к 200-летию со дня рождения архиепископа Иннокентия (Вениаминова). В книге рассмотрены вопросы истории якутского духовенства и строительства церквей, учреждение школ, переводов церковных книг, миссионерства и изложены биографические данные якутских викарных и епархиальных архиереев. Автор также упоминал об открытии Якутской духовной консистории и строительстве здания для неё14. В главе VI социально-экономического очерка З.В.Гоголева «Якутия на рубеже XIX и XX вв.» указывается, что в 1906 г. в Якутии действовали собор, монастырь и 132 церкви, а в 1888 г. в области несли службу 650 служителей церкви, что представляется спорным15, но наряду с этим автор справедливо отмечает о наличии земельных наделов церквей16.

Вопросами деятельности православной церкви в Якутии занимается Е.С.Шишигин17. Диссертация Шишигина «Христианизация народов Якутии» -первая попытка преодолеть тенденциозный подход к оценке деятельности Русской православной церкви в Якутии в области миссионерской политики. Автор указывает, что процесс христианизации коренного населения Якутии начался одновременно с её территориальным освоением. Он считает, что христианизация имела положительное значение для истории края, способствуя, прежде всего, расширению хозяйственных и культурных связей русского и коренных народов. Шишигин отмечает, что приходское духовенство, занимаясь хлебопашеством и огородничеством, способствовало распространению их в наслегах и улусах. Автор обращает внимание на то, что христианизация внесла изменения во многие обряды местного населения,

8 например, в обряды венчания и погребения. Бесспорным является и вывод Шишигина о заметной роли церкви в общественной жизни улусов к первой половине XIX в. Он также отмечает участие якутов в строительстве церквей.

В монографии Шишигина «Распространение христианства в Якутии» на основе обширного фактического материала освещаются вопросы, связанные с

1 О

распространением христианства в Якутии . Автор рассматривает предпосылки, историю и последствия крещения коренного населения Якутии и отмечает, что к первой четверти XIX в. в связи «с проведением политики массового крещения местного населения церкви были построены во всех улусах Якутской области», а к началу XIX в. «все церкви Якутской области были наделены земельными участками»19, также указывает причины поверхностного восприятия православия основной массой населения Якутского края 20.

Несомненный интерес для изучения истории православия Якутии представляют и статьи Шишигина, опубликованные в местных газетах и журналах21.

В книге «Якутская епархия (краткий исторический очерк и проблемы возрождения)» исследователь прослеживает историю Русской православной церкви в Якутии с момента образования Якутского уезда до начала XX в. Автором предпринята попытка в краткой форме изложить всю деятельность духовенства Якутии; он рассматривает церковно-административное управление Якутии с 1731г. до 1870 гг., приводит данные по церковному строительству и численности духовенства. Здесь же автор публикует сведения об основателе Якутской епархии И.Вениаминове, викарных епископах и епархиальных архиереях. В приложении к работе он предлагает список церквей и часовен Якутской епархии за 1632-1910 гг., в который включены 122 церкви и часовни за весь период деятельности православного духовенства в Якутском крае . Однако, указанная цифра противоречит авторскому тексту, в котором указывается, что в 1895 г. в Якутской епархии было 249 церквей и часовен, а в 1917 г. их насчитывалось ЗЗЗ24.

9
Брошюра Шишигина «Страницы миссионерства в Якутии» содержит

статьи, опубликованные автором в газетах и журналах в 90-е гг. XX в., в которых им рассмотрены вопросы возрождения православных традиций в Якутии, изложены биографические сведения о Вениаминове и якутских епископах25.

Н.А.Алексеев в книге «Традиционные религиозные верования Якутов в XIX - начале XX вв.» указывает, что большинство якутского населения лишь формально могло считаться христианами и приводит пример обращения одного из священников к помощи шамана26.

В труде авторского коллектива (научный редактор А.И.Клибанов) «Русское православие: вехи истории» рассматривается широкий круг проблем, связанных с историей Русской православной церкви и определением её места в культурно-историческом процессе27. Авторы, рассматривая церковную историю России в контексте гражданской истории общества, изучают её роль и функции в русском историческом процессе на разных этапах его развития. В книге есть упоминания о Якутской епархии в отношении наиболее значительных событий её истории - образования епархии, открытия духовных учебных заведений и т.д. Названная работа дает представление о истории православия в России в целом, частью которого являлась Якутская епархия.

Историко-энтографический очерк А.Г.Чикачева «Русские на Индигирке», посвященный феномену русской жизни на Крайнем Севере Якутии, содержит сведения о религиозных обрядах русско-устинцев и представляет интерес, в частности - в связи с упоминанием об отношении северян к священнослужителям и якутским шаманам28.

С начала 90-х годов XX в. появилась возможность объективного рассмотрения истории русского православия. Первоначально иное толкование церковной истории Якутии связано с появлением публикаций в периодической печати - о строительстве церквей и возобновлении их деятельности, якутском епископате29. Авторы статей ознакомили широкий круг читателей с различными аспектами церковной истории Якутии.

В последние десятилетия XX в. публикуются труды по изучению истории Сибири и сибирского православия. Так, история православия в Якутском крае рассматривается О.Е.Наумовой в книге «Иркутская епархия (XVII -первая половина XIX вв.)30. Хотя хронологические рамки указанной работы не совпадают с периодом, который изучен в данном исследовании, работа Наумовой представляет определенный интерес, так как она дает возможность составить представление о церковной истории Якутии, являющейся до 1852 г. частью Иркутской епархии, а также об особенностях деятельности православной церкви на территории Восточной Сибири.

Комплексное исследование православных метрических книг представлено в работах тульских архивистов Антоновых31. Они рассматривают информационный потенциал метрик, их классификацию, терминологию, функции, а также - способы защиты от утрат и фальсификаций. Работа по описанию метрических книг проводится и в сибирских архивах .

Некоторые сведения о землевладении и землепользовании православного духовенства Якутии и его численности приведены в статье А.С.Черткова33. Он отмечает, что наделение землей якутского духовенства началось в XVII в., когда священникам было отведено по 10 десятин сенокосной земли и вслед за Башариным и Шишигиным утверждает, что все якутские церкви и часовни в первой четверти XIX в. имели земельные участки. Чертков приводит данные о стоимости обработки десятины земли вилюйских священников и её среднем валовом доходе. На основе проведенного исследования автор приходит к выводу о том, что служители церкви Якутской епархии занимались земледелием «в пределах, позволяющих без ущерба относить основные служебные обязанности» и подчеркивает, что православное духовенство пользовалось большим авторитетом у местных властей34.

Проблемы развития великорусской семьи, источники и объём семейного права, юрисдикция церкви в русском семейном праве рассматриваются в книге профессора Международной Славянской академии В.Ю. Лещенко «Семья и русское православие (XI -XIX вв.)»35.

Исследованию вопросов шаманизма посвящена монография Н.Д.Васильевой «Якутские шаманы. 1920-1930 гг.» . Определенный интерес представляет вводная часть монографии, в которой автор дает характеристику влияния и значимости шаманов в жизни населения Якутской области в дореволюционный период.

Труд А.А.Калашникова «Якутия. Хроника. Факты. События. 1632-1917гг.» является кратким хронологическим систематизированным изложением важнейших фактов и событий из истории дореволюционной Якутии с момента присоединения её к Российскому государству, содержит большой по объёму и разнообразный по содержанию материал и статистические данные по истории Якутии, в том числе и по истории якутского духовенства с момента появления в Якутском крае первых священников до законодательно установленной структуры Якутской епархии 37. На основании свидетельств, собранных автором за более чем тридцатилетнюю работу в российских архивах, можно восстановить хронику деятельности церковных органов Якутии и установить даты строительства и освящения церквей и соборов. Книга П.П.Петрова «Градоякутские православные храмы» - первый опыт историко-архитектурного описания памятников городского храмового зодчества Якутии XVII-XX вв. . Наибольший интерес представляет 3 глава книги «Городское духовное ведомство», в которой автор рассматривает деятельность духовенства г.Якутска. Содержание главы охватывает большой хронологический период с середины XVII до настоящего времени. Автор дает краткое представление о структуре епархиального управления, описывает поездки епископов по епархии, рассматривает династические связи якутских священников, особо отмечая, что представители якутского духовенства «были в условиях Якутии наиболее просвещенной частью населения» . Основываясь на переписке И.Вениаминова и Д.Хитрова он излагает причины назначения Хитрова первым епископом самостоятельной Якутской епархии. Петров относит якутское духовенство по уровню обеспеченности к средним слоям горожан и утверждает, что к 1917 г. площадь церковных и монастырских

12 земель в Якутии занимала 5 тыс. десятин, что представляется спорным. Исследователь первым из якутских историков формирует представление о деятельности церковных органов в 1917-1919 гг., однако, не обладая

достаточными сведениями о последних якутских епархиальных архиереях и
деятельности Временного церковного Совета в г.Омске не учитывает
руководящей роли последнего в заключительный период функционирования
епархии. Труд Петрова, несомненно, пополняет и расширяет сведения об
истории духовенства в Якутии.

В 1997-2000 г. в журнале "Илин" была опубликована рукопись выпускника Казанской духовной академии историка Г.А.Попова "Миссионерство в Якутском крае"40. Наибольший интерес вызывает окончание работы,

* выделенное автором как «III период. Походные церкви», в тексте которого
автор рассматривал причины образования самостоятельной епархии в
Якутской области, специфику якутского прихода и указывает на особенности
церковного строительства в Якутии.

Истории якутского православия посвящены статьи А.П.Николаева41. В одной
из них он справедливо указывает, что одним из малоиспользуемых источников
при изучении деятельности церкви является фольклор и рассматривает
значимость исторических преданий как исторического источника42.
В 2000 году православный мир отмечал 2000-летие христианства. Этому

событию были посвящены публикации по истории Русской православной церкви. В ряду таких публикаций можно назвать один из номеров журнала «Земля Иркутская», содержащего ряд статей по истории духовенства Сибири. В статье А.Санникова «Приходская жизнь Приангарья в XVII-XVIII вв.» отмечаются некоторые особенности восточно-сибирских православных приходов, в частности, обширность их территории43. В работе А.Маджарова и Е.Мамченко «Клировые ведомости Иркутских церквей XIX в.» названные документы рассматриваются как неиспользуемый современными историками

« 44

исторический источник .

В монографии В.И.Федорова «Якутия в эпоху войн и революций (1900-1919 гг.) дана характеристика системы землепользования, демографической ситуации в Якутии и особенностей формирования рыночных отношений в крае45. Автор проводит комплексное исследование Якутской области в указанный период, в связи с чем затрагивает некоторые вопросы деятельности духовного ведомства. Он отмечает, что на рубеже XIX-XX вв. православное духовенство Российской империи представляло значительную социальную силу и располагало более, чем 2 млн. десятинами земли46. В главе «Инфраструктура рыночных отношений» Федоров прослеживает динамику «колебаний и роста обложений и недоимок» по Якутской области за 1897-1911 гг., в том числе и в отношении ружного сбора47. Он также опубликовал «Общий свод государственных расходов области за 1913 г.», согласно которому расходы духовного ведомства составляли 168219,72 руб., т.е. 10,2 % от всех расходов по Якутии48. Под определением «государственные расходы» в отношении духовенства очевидно следует понимать финансовые средства, поступающие на содержание епархии из хозяйственного управления Синода. Выявленные документы подтверждают эту статистику, так как установлено, что для Якутской епархии в 1910 г. по смете Синода было выделено 144909 руб.П коп., а в 1916 г. - 176923 руб.21 коп.

Помимо этого в разделе «Социальная структура якутского общества» главы «Общественно-политическое движение в Якутии в связи с первой русской революцией» Федоров рассматривает динамику движения якутских сословий и социальных групп, включая и православное духовенство49. Приведенные автором данные в целом не противоречат сведениям, выявленным в архивных документах, но они вступают в противоречие с численностью духовенства, указанного в «Истории Якутии» и трудах Шишигина.

Книга А.А.Борисова «Якутское общество и обычное право в XVII-нач. XX вв.» посвящена истории обычного права якутов, которое изучается сквозь призму общественных отношений во взаимодействии с российской государственностью50. В главе 2 автор рассматривает брачно-семейное и

14 наследственное право якутов и делает вывод о том, что массовая христианизация коренного населения приводила к усилению влияния церковного права в жизни якутского общества, но, тем не менее, и в начале XX в. сохранялись традиционные формы заключения якутского брака в основе которых лежал экономический интерес.

В целом, для работ, написанных до 1917 г. (Приклонский, Хвостов, Стуков, Павлинов, Серошевский) характерны как описательность и отсутствие научного анализа (Приклонский, Стуков, Хвостов), так и напротив, стремление к обобщению фактического материала (Павлинов, Серошевский).

Изучение церковной истории Якутии конца Х1Х-начала ХХвв. представлено работами Башарина, Сафронова и Шишигина. Эти авторы проводили свои научные исследования в условиях советско-партийной тоталитарной системы, что нашло некоторое отражение в их оценке роли духовенства в общественной жизни Якутии. Однако, следует заметить, что несмотря на господствующую идеологию, их вклад в разработку данной темы значителен, так как именно они были первыми в научной разработке некоторых аспектов деятельности православной церкви в Якутии.

С начала 90-х гг. XX в. в связи с коренными изменениями в Российском государстве начинается обращение ученых к вопросам церковной истории Якутии с новых методологических позиций - появляются публикации в газетах и журналах, издаются научные труды (Попов, Григорьев, Нюргусов, С.Омоллон, Черков, Наумова, Петров). Сведения о значении и роли православия появляются в комплексных трудах по истории края (Гоголев, Калашников, Федоров). Повышению интереса к якутскому духовенству способствовало и празднование в республике 2000-летия принятия христианства на Руси и 200-летие со дня рождения Вениаминова.

Историография темы, работы ученых, рассматривающих различные стороны церковной истории Якутии представлены различными жанрами. Это и обобщающие труды по истории региона («История Якутии», Калашников, Федоров), земледелия (Башарин, Сафронов), христианизации коренного

15 населения (Шишигин), духовного ведомства Якутии в составе Иркутской епархии (Наумова), истории и архитектуры православных храмов г.Якутска (Петров), обычного права якутов (Алексеев, Борисов). Помимо этих работ имеются публикации, содержащие отдельные сведения по истории православия в Якутии (Чикачев, Попов, Чертков).

Проведенное исследование позволяет установить, что в существующих работах приводятся противоречивые сведения о количестве церквей и численности якутского духовенства и что в отечественной историографии не существует научных работ, посвященных изучению истории Якутской епархии с 1870 г. и духовной консистории как центрального органа управления епархией. Имеющиеся публикации по истории церкви в Якутии в конце XIX — начале XX вв. отражают лишь отдельные стороны проблемы, не раскрывая всего механизма епархиального управления.

Уровень научной разработанности проблемы свидетельствует, что изучение деятельности церковных учреждений Якутии вообще и Якутской духовной консистории в частности, не выделилось в самостоятельную тему исследования.

Целью диссертации является изучение деятельности Якутской духовной консистории и определение её роли в структуре епархиального ведомства Русской православной церкви в Якутии, гражданских органов управления Якутской области и духовной жизни населения региона. Задачи исследования:

  1. Выявить и обобщить документальный материал о деятельности Якутской духовной консистории.

  2. Установить состав и численность её членов.

  3. Определить основные сферы деятельности консистории.

  4. Рассмотреть специфику епархиального управления.

  5. Установить количество церквей епархии.

  6. Выявить источники и размеры финансирования духовного ведомства Якутии.

  1. Рассмотреть церковное землевладение и землепользование в регионе.

  2. Определить механизм действия епархиального суда. Объектом исследования является Якутская духовная консистория.

К предмету исследования относится деятельность духовной консистории и её роль в истории Якутской области.

Хронологические рамки исследования определяются временем существования Якутской духовной консистории с момента её создания в 1870 г. до её упразднения в 1919 г.

Методология и методы исследования. Материал диссертационной работы обобщен на основе принципа историзма, что подразумевает объективное рассмотрение событий, процессов и явлений.

В диссертации применены проблемно-исторический и цивилизационный методы исследования, которые позволили показать взаимосвязь между мероприятиями Синода и деятельностью епархиального управления в Якутии, выявить особенности церковного управления Якутской епархией и роль православной церкви в межцивилизационном диалоге.

Наряду с вышеуказанными методами в работе применялись аналитический и синтетический методы, позволившие провести выявление и отбор архивного материала и его обобщение.

Научная новизна диссертации состоит в том, что в ней впервые, на основе значительного комплекса архивных источников воссоздано общее представление об управлении Якутской епархией и определена её роль в истории региона. В диссертации показано становление Якутской консистории, её деятельность в период с 1870 по 1919 гг. В отличие от предшественников, обращавшихся к отдельным вопросам по истории православной церкви, в диссертации представлена структура церковной организации Якутии времени существования самостоятельной Якутской епархии, обозначены основные функции в деятельности консистории, как структуры непосредственно связанной с одной стороны с Русской православной церковью, и с другой - с различными направлениями жизнедеятельности региона. Разрозненным

17 данным литера іурьі об отдельных сторонах церковной деятельности противопоставлены наблюдения о состоянии и положении православной церкви в Якутии в конце XIX - начале XX вв. Данные источников рассмотрены с позиций цивилизационного метода исследования. В научный оборот вводятся новые материалы, позволяющие показать роль духовного ведомства в истории Якутии, и пересмотреть некоторые оценки численного состава духовенства и количества церквей, что представляется важным, учитывая недостаточную изученность документов православной церкви в Якутии, и их уничтожение в советское время. В диссертации представлена история церковного землевладения и землепользования в 1870-1919 гг. и деятельность консистории по метрикации и судопроизводству. Данные функции консистории выделены в исследовании в отдельные главы, так как, на основании изученных документов, они являются значимыми в истории и деятельности Якутской епархии и рассматриваются впервые.

Источниковая база. Для решения поставленных задач был изучен значительный и разнообразный комплекс опубликованных источников и неопубликованных архивных материалов, впервые вводимых в научный оборот.

Одним из источников разработки темы стали законы, указы, манифесты, распоряжения, повеления, инструкции и другие документы, определяющие характер деятельности Русской православной церкви в Российской государстве. Важное значения для раскрытия темы исследования имеют нормативные акты, опубликованные в «Полном собрании законов Российской империи»51, «Своде законов Российской империи»52 и «Постановлениях и распоряжениях по ведомству православного вероисповедания Российской империи»53. Автором были определены и использованы Указы, являющиеся важным источником для выявления механизма управления структурами православной церкви. Особую значимость для определения функций и места консистории в епархиальном управлении имеет Устав духовной консистории, утвержденный в 1883г.

Некоторую информацию о православных учреждениях Якутии содержат "Отчеты обер-прокуроров Святейшего Синода по ведомству православного вероисповедания" за 1884 -1914 гг., составлявшиеся на основании ежегодных отчетов епархиальных архиереев в Синод и опубликованные в виде отдельных брошюр54. По отчетам можно составить представление о приоритетных направлениях в деятельности Синода, положении дел в православных епархиях Российской империи в конце XIX - начале XX вв. Упоминания о Якутской епархии, встречающиеся в отчетах, в большинстве случаев связаны с миссионерской деятельностью и поездками епархиальных архиереев по приходам епархии. Особой информативностью отличаются приложения к отчетам, где в форме таблиц даны статистические данные по всем православным епархиям России, в том числе и - по Якутской, например, о количественном составе духовенства, церковном строительстве, численности православного населения, судопроизводстве в отношении бракоразводных процессов и о количестве духовных школ и училищ.

Статистический материал о количестве церквей, перечень епархиальных учреждений и обществ Якутской области и факты по персональному составу духовенства епархии содержат «Памятные книжки Якутской области», издателем которых был Областной статистический комитет55.

Возможность выявления количества православного населения Якутии предоставляют материалы Первой всеобщей переписи населения Российской империи, на основании которых можно определить соотношение православного населения области с общим количеством населения, численность представителей других религиозных конфессий и сект, проживающих в Якутской области в конце XIX в.56 Несмотря на то, что перепись фиксировала лишь формальную принадлежность к религии, её итоги позволяют сделать вывод о том, что православие в изучаемый период являлось самой массовой религией в Якутии.

Проблематика деятельности якутского духовенства начала XX в. представлена в «Журналах 24-го съезда духовенства Якутской епархии» в

19 протоколах которого, наряду с вопросами духовного образования рассматривались и некоторые вопросы епархиального управления57.

Большую группу источников составляют центральные и местные периодические издания. В дореволюционной России выпускались десятки газет и журналов церковной тематики. Их издателями выступали Синод, духовные академии, администрации епархии, духовные общества и союзы. Интересны заметки о жизни Русской православной церкви, опубликованные в «Церковном вестнике» и «Церковных ведомостях»58. Упоминания о Якутской епархии имеются в номерах «Иркутских епархиальных ведомостей»59.

К церковным изданиям Якутской епархии относятся «Якутские

60 ^

епархиальные ведомости» . Они начали издаваться, по инициативе епископа Якутского и Вилюйского Иакова с 1887 г. и состояли из официальной и неофициальной частей. В первой публиковались указы и распоряжения Правительства, Синода, епархиального архиерея и духовной консистории. Неофициальная часть издания содержала материалы, касающиеся всех сторон епархиальной жизни: истории церквей, биографических данных якутских Преосвященных, личного состава духовенства, описания поездок епископов по церквям и приходам епархии, публикации на церковную тематику, перепечатанные из других газет и журналов. «Якутские епархиальные ведомости» рассылались по всем благочиниям и выступали в качестве связующего звена между церковной администрацией и приходами. В их номерах публиковались указы духовной консистории, списки её членов и тематика заседаний. Определенную помощь в работе с источником оказал тематический указатель статей издания, составленный П.П.Явловским61.

Печатным органом епархии, заменившим в 1918 г. «Якутские епархиальные ведомости» стал «Голос Якутской церкви»62. К сожалению, в архивах и библиотеках сохранилось только несколько номеров этого журнала, которые содержат уникальные сведения о последнем периоде деятельности Якутской духовной консистории и Якутской епархии.

Интересные сведения о материальном положении приходского духовенства Якутии имеются в публикации Н.Матхановой из писем И.Вениаминова генерал-губернаторам Восточной Сибири Н.Н.Муравьеву и М.С.Корсакову за 1860-1870 гг., по текстам которых можно установить, что архиепископ просит генерал-губернатора оказать помощь в сборе руги с населения Якутской области63.

Основу исследования составили архивные документы Российского государственного исторического архива в Санкт-Петербурге (РГИА), Национального архива Республики Саха (Якутия) (НА РС(Я)), а также материалы Государственного архива Иркутской области (ГАИО).

Следует отметить, что в советское время документы духовного ведомства не только не изучались и практически не вводились в научный оборот, но и подвергались массовому уничтожению. Целенаправленно на основании распоряжений партийных властей ликвидировались наиболее ценные и важные документальные свидетельства о роли и значении православной церкви. Материалы Якутской епархии также не избежали этой печальной участи. Особенно большие лакуны относятся к церковным документам заключительного периода деятельности Якутской епархиальной администрации, а также к сводным, отчетным сведениям по епархии. Кроме того имеются существенные пробелы в статистических данных духовного ведомства Якутии.

Так, ежегодные отчеты Якутских епархиальных архиереев сохранились только в составе фонда 796 «Канцелярия Синода» РГИА за период с 1870 по 1916 гг. Более поздние отчеты в Якутии, скорее всего, были уничтожены, а в Синод не поступили в связи с революционными событиями. Отчеты якутских епископов, составляемые членами духовной консистории, дают полное представление о деятельности епархии. Они имеют различную структуру и объём, что, видимо, зависело от требований, предъявляемых епархиальными архиереями.

21 Основной комплекс документальных материалов по деятельности Якутской епархии находится на хранении в НА РС(Я). Это, прежде всего, фонды духовных учреждений Якутской области. Объем их значителен -около 18 тыс. ед.хр., что позволило условно разделить их на четыре основные группы: 1.фонды духовных органов и учреждений - духовное правление, духовная консистория, архиерейский дом, благочиния, епархиальный церковный совет, ревизионный комитет и др.;

  1. фонд Градо-Якутского Спасского мужского монастыря;

  2. фонды церквей;

  3. фонды духовных учебных заведений.

Из названных групп самой значительной по количественным характеристикам, качественному составу и содержанию является первая. Исследование показало, что фондирование этих документов не унифицировано и представляет довольно пеструю картину - указы и протоколы духовной консистории соседствуют с церковными документами, метрическими книгами и клировыми ведомостями. Научно-справочный аппарат к фондам учреждений духовного ведомства нуждается в переработке или составлении нового.

Базой диссертационного исследования стал фонд 226-и «Якутская духовная консистория» в документах которого отложились основные материалы о деятельности изучаемой духовной структуры.

Документы фондов монастыря, церквей и духовных учебных заведений использовались в качестве дополнительных источников.

Помимо фондов духовного ведомства были просмотрены фонды органов аппарата управления Якутской области за изучаемый период - (ф.12-и) Якутское областное управление, (ф.486-и) Якутский губернатор, (ф.559-и) Якутское областное по городским делам присутствие, (ф.343-и) Якутское областной статистической Комитет и др., в документах которых имеются упоминания о деятельности духовного ведомства Якутии.

В ГАИО были просмотрены документы Якутского губернатора и Иркутской духовной консистории.

Всего для написания работы были изучены документы 60 архивных фондов. Из более чем трехсот ссылок, имеющихся в работе, свыше 150 относятся к архивным документам. В комплексе с опубликованными источниками архивные материалы позволили воссоздать достаточно целостное представление о деятельности Якутской духовной консистории.

Структура диссертации определена её задачами. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и приложений.

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, представлены результаты изучения историографии темы, определены цель диссертации, её задачи, предмет, источники исследования, хронологические рамки, методологические принципы изучения проблемы, показана новизна и структура работы.

В главе 1 «Учреждение и история Якутской духовной консистории» представлен общий обзор, позволяющий восстановить историю деятельности консистории. В главе рассматриваются причины образования самостоятельной Якутской епархии, взаимоотношения епархиального архиерея и духовной консистории. Кроме того, на основании документальной базы установлена динамика церковного строительства и численность духовенства епархии. Архивные документы позволили воссоздать последние годы существования духовной консистории и установить причины её ликвидации.

В главах 2 и 3 изучена история основных форм деятельности консистории. В главе 2 исследовано финансовое и материальное обеспечение духовенства епархии, его хозяйственно-экономическое положение. Выявлены все источники обеспечения духовенства Якутии, установлены его размеры и формы. В главе 3 определены функции духовного судопроизводства, его прерогативы и практические возможности. Рассмотрен также и церковный учет (метрикация) православного населения Якутии.

В главы включены таблицы, составленные автором в процессе выявления и последующего обобщения архивного материала.

В заключении диссертации сформулированы выводы, вытекающие из изучения темы.

Работа снабжена 6 приложениями большая часть которых составлена автором на основании архивных документов.

Приложение 1 представляет краткий словарь санов, должностей и терминов Русской православной церкви, составленный на основе изученной литературы, так как православие имеет свою специфическую терминологию, дефиниции и при ознакомлении с данной работой у читателя может возникнуть необходимость уточнения каких-либо определений.64.

Приложение 2 дает возможность ознакомиться с иерархией православного духовенства России в к.ХІХ -нач.ХХ вв.

Приложение 3 содержит сведения о членах Якутской духовной консистории за весь период её деятельности, установленные на основании архивных документов и приводимые впервые.

Приложение 4 содержит перечень епископов Якутской епархии, составленный на основании данных работ Сафронова и Шишигина, дополнен архивными свидетельствами о последнем якутском епархиальном архиерее -Софронии (Арефьеве).

В приложение 5 представлены списки церквей епархии за 1870, 1884, 1905, 1915 и 1919 гг. Хронология приводимого материала определена датами образования и ликвидации консистории, а также наличием документов, позволяющих установить количество церквей. В приложении даны названия церквей, употреблявшиеся во время их функционирования.

Приложение 6 представляет краткую «биографию» церквей епархии, составленную на основании клировых ведомостей церквей, сохранившихся в документах духовной консистории НА РС(Я) и содержит сведения о датах строительства и освящения церкви, составе причта, его финансовом обеспечении, наличии церковной земли и причтовых домов, часовен и других духовных построек в приходе. В список включены только те церкви, клировые ведомости которых имеются в архивах, поэтому количество храмов,

24 указанное в приложении, не совпадает с реальной численностью якутских церквей.

За рамками исследования остались вопросы духовного образования. Согласно Уставу духовных консисторий, они входили в компетенцию духовных Училищных Советов. Учитывая, что спецификой Якутской духовной консистории был постоянный контроль за деятельностью духовных учебных заведений епархии, эти вопросы с точки зрения диссертанта представляют тему отдельного исследования, по которой в настоящее время уже проводятся научные изыскания65.

Г ЛАВА І

Учреждение и деятельность Якутской духовной консистории

История православия в Якутском крае неразрывно связана с присоединением Якутии к Российскому государству. Первопроходцы, в большинстве своём православные, имели в своих отрядах священников, которые исполняли церковные службы и обряды, обращали коренное население в христианство. Русские землепроходцы, пришедшие в Сибирь, будучи по вере христианами не могли обходиться без храмов и церковных служб.

Первая церковь в Восточной Сибири была возведена в Якутске в 30 - е гг. XVII в. В 1662 г. началось строительство Якутского Спасского монастыря . Таким образом, Якутии принадлежат первые церковные постройки на территории Восточной Сибири.

В XVII- начале XVIII в. церкви и монастыри Восточной Сибири входили в состав образованной в 1620 г. Сибирской епархии (с 1668 г. - митрополии) с кафедрой в г.Тобольске, общая площадь которой превышала 10,5 кв.км. В административном отношении для удобства управления Сибирская митрополия была разделена на три разряда, охватывающие её западную часть -Тобольский, Верхотурский и Енисейский. В восточной части епархии были образованы отдельные церковные благочиния (десятины), подчиненные непосредственно митрополиту. К началу XVIII в. их было шесть - Даурское, Илимское, Иркутское, Киренское, Селенгийское и Якутское . Во главе каждого благочиния (десятины) стоял благочинный (десятник), в обязанности которого входил контроль за поведением духовенства и прихожан. Якутская десятина была самой большой по площади.

В 1731 г., по ходатайству Иркутского епископа Иннокентия (Кульчицкого), Якутская десятина была включена в состав образованной в 1725 г., Иркутской епархии на правах отдельного Якутского заказа69. Во второй половине XVIII в. было образовано Якутское заказное духовное правление, подчиненное

v. 70

Иркутской духовной консистории .

26 По решению Синода в 1852 г. Якутская область вошла в состав образованной

в 1840 г., Камчатской епархии . В 1853 г. архиепископ Камчатский, Курильский и Алеутский Иннокентий (Вениаминов) перенес в г. Якутск архиепископскую кафедру, избрав местом жительства Якутский Спасский монастырь. По предложению архиепископа Иннокентия, в 1858 г., Указом Синода в составе Камчатской епархии были образованы два викариатства: Новоархангельское на Аляске с центром в Ситхе и Якутское. В связи с этим кафедра архиепископа была перенесена в г.Благовещенск. С этого времени духовной главой области становится викарный епископ. История Якутского викариатства насчитывает трех викарных епископов - Павел ( П. Попов) -1859 - 1867 гг., Петр (Екатерининский) - 1867 г. и ученик И.Вениаминова протоирей Дионисий (Д.Хитров) -1867-1870 гг .

Учреждение викариатства, значительно расширившего и укрепившего самостоятельность якутского духовенства, стало заключительным этапом на пути к основанию самостоятельной епархии на территории Якутского края. Её образованию способствовало выделение Якутии в отдельную административную единицу в составе Иркутского генерал-губернаторства -Якутскую область.

Образование Якутской епархии неразрывно связано с именем И.Вениаминова (1797-1879 гг.) - известного миссионера Сибири, Дальнего Востока и Аляски, члена Синода, ученого - лингвиста и этнолога, Почетного члена Императорского Русского Географического общества. Благодаря его просьбам и рекомендациям в 1840 г. была основана Камчатская епархия. Семь лет с 1853 г. по 1860 гг. Вениаминов проживал в Якутске и именно в эти годы его ходатайства перед Синодом о необходимости открытия новой отдельной епархии в Якутской области получают законченный и обоснованный характер.

В качестве причин для образования самостоятельной епархии Вениаминов указывал, во-первых, на обширность территории Якутской области, затрудненность в транспортной схеме, а также наличие населения со своим языком. В письме на имя обер-прокурора Синода от 9 февраля 1865 г. он

27 отмечал самобытность Якутии, которая « своими местными обычаями и своим бытом нисколько не похожа на соседние (местности И.Ю.)»73. Другой причиной, по мнению архиепископа, была необходимость введения на территории области духовного судопроизводства, так как «само собой разумеется, что разбирательство и решение таковых дел гораздо более удобнее и скорее может быть на месте в г.Якутске»74. И, кроме того, он писал, что по духовному законодательству викарий обязан спрашивать разрешения у епархиального архиерея по всем основным вопросам, а в связи с большой отдаленностью от центра епархии ответы на запрос приходят часто только через несколько лет. Вениаминов считал обязательным, чтобы глава духовенства Якутии знал якутский язык и проживал в области, но при этом « не совсем справедливо держать его на викариатстве столько лет (и в такой дали и при неизбежных неудобствах заочных сношений)» .

Архиепископ предоставлял Синоду возможность ознакомиться с условиями, которыми располагала область, для того чтобы сократить финансирование новой епархии. Он обращал внимание на то, что в Якутске находился каменный дом, занимаемый викарием, каменный Троицкий собор и помещение для духовной консистории. Вениаминов писал о причте собора, к 1860 г. состоявшем из девяти человек и получавшим жалование от государства, о городском духовенстве в количестве одиннадцати священников и шести диаконов, которое могло бы обеспечить состав духовной консисторий, ревизионного комитета и Попечительства. Следовательно, по его мнению, на содержание новой епархии не требовалось всей суммы -5191 руб. 28 коп., выделяемой Синодом в подобных случаях .

Архиепископ предлагал сохранить в рамках епархии гражданское административно-территориальное деление Якутской области, а епархиального архиерея титуловать «епископом Якутским и Вилюйским», «а не Олекминским... потому, что в Вилюйском округе жителей находится гораздо

более чем во всех прочих округах вместе взятых» . Местопребыванием епископа мог бы стать монастырь в г.Якутске, а Троицкий собор после

28 образования епархии получил бы статус кафедрального - с размещением там архиерейской кафедры. Вениаминов указывал также возможности увеличения причта собора без привлечения дополнительных средств государства путем переведения в число соборной братии одного из походных священников с причетником и четырех вакантных окладов приходских диаконов викариатства. Он предлагал по примеру Благовещенска суммы, остающиеся от вакантных священнических должностей и должностей чиновников консистории, использовать в случае необходимости для оплаты за аренду помещения консистории и квартир для священнослужителей.

Православное население Якутии в этот период составляло 234624 человека, в области действовало 35 церквей (кроме монастырских) и 120 часовен, треть из которых можно было считать приписными в связи с постоянным проживанием в них причтов. Согласно установленному для Якутского викариатства «штату в области было определено восемьдесят три священника»78.

Генерал - губернатор Восточной Сибири, к которому Синод обратился за разъяснением данного вопроса, поддержал Вениаминова: «совершенно разделяю мнение Преосвященного Иннокентия Архиепископа Камчатского о необходимости учреждения самостоятельной епархии в Якутской области»79.

В 1869 г. были утверждены новые штаты православных духовных консисторий и почти в три раза увеличены суммы на их содержание. Епархиальные архиереи получили право разрешать строить церкви и часовни, давать разрешение на пострижение в монахи, что ранее было прерогативой Синода. Эти изменения позволяют говорить об укреплении церковной власти на местах.

В декабре 1869 г. был подписан царский Указ об образовании с 1870 г. Якутской епархии, утверждены штаты (штатное расписание) архиерейского дома, Свято - Троицкого кафедрального собора и духовной консистории80. Якутская епархия стала 53 самостоятельной епархией на территории Российской империи81.

Первым епископом Якутским и Вилюйским по рекомендации архиепископа Иннокентия стал Дионисий (Д.Хитров) - епископ Якутский, викарий Камчатский . Митрополитом Иннокентием в дар Дионисию было передано полное архиерейское облачение83.

Территориально Якутская епархия делилась на благочиния, число и площадь которых определялись округами Якутской области. Благочиния возглавлял благочинный, назначаемый епископом. Органом управления епархии стала Якутская духовная консистория.

Духовными консисториями с 1741 г. стали называться учреждения (присутственные места), действующие при епархиальных архиереях. В 1841 г. Синодом был утвержден Устав духовных консисторий. По Уставу в ведении консистории, находящейся под непосредственным начальством епархиального архиерея - епископа, находились управление епархией и церковный суд. Высшая власть над консисториями принадлежала Синоду. Для исполнения своих распоряжений консистория должна была действовать через сеть духовных учреждений епархии - духовных правлений, благочинии, монастырей, церквей и другие духовные ведомства. Нормативным документом, определяющим права и обязанности духовной консистории, являлся Устав. В 1883 г. Синодом вводится в действие новый дополненный вариант Устава духовных консисторий, который с небольшими изменениями был действителен до 1918 г.

Согласно Уставу консистория структурно состояла из присутствия и канцелярии. Присутствие составляли члены консистории, число которых было различным в зависимости от величины и значимости епархии. Императорский Указ 1869 г. определил численность Якутской духовной консистории и установил жалование её членам, так как православная церковь в России существовала в основном на доходы государства84.

Члены духовной консистории избирались и увольнялись епископом из числа священников и утверждались Синодом. Каждый член консистории был ответственен за какой-либо вид её деятельности - называемый столом, но в

слушании и решении дел принимали участие все члены. Епархиальный архиерей - епископ Якутский и Вилюйский имел право помимо штатных членов консистории назначать сверхштатных без выплаты им жалования и должен был представлять списки всех членов духовной консистории в Синод. По усмотрению епископа в зависимости от выделенной суммы определялась численность канцелярских чиновников консистории85. Архиерей имел право освободить члена консистории от участия в каком - либо деле, если он считал его заинтересованным в его решении. Отпуска членам консистории предоставлялись епископом; в случае, если продолжительность отпуска превышала двадцать восемь дней необходимо было получить разрешение из Синода.

Секретарь консистории согласно Уставу возглавлял канцелярию, заведовал всеми столами и имел «большое влияние». Этому способствовало то, что секретарь утверждался в должности и увольнялся Синодом по предложению обер-прокурора. Секретарь и столоначальники должны были быть людьми светскими, тогда как члены консистории являлись представителями духовенства. В 1871 г. был издан специальный указ Синода, разрешающий лицам духовного сана Якутской епархии занимать должности секретаря и столоначальников консистории в связи с тем, что в г.Якутске не было достаточного количества образованных чиновников, способных к исполнению этих должностей86.

В штат духовной консистории входил также секретарь при епархиальном архиерее, должность которого была введена в 1869 г. и первоначально должна была заполняться светскими лицами. Уступая многочисленным просьбам епархиальных епископов с 1893 г. Синод разрешил принимать на эту должность представителей духовенства, получивших среднее духовное

/- 87

образование, кроме монашествующих лиц .

2 марта 1870 г. в Якутске состоялось общее собрание городского духовенства (согласно императорскому Указу от 4 ноября 1869 г. штатные члены духовной консистории должны были проживать в главном городе

31 епархии или недалеко от него, чтобы иметь возможность присутствовать на заседаниях консистории), на котором были избраны первые члены Якутской консистории88. На собрании было выдвинуто одиннадцать кандидатур при одном самоотводе. По итогам голосования членами консистории стали священники Петр Суворов, Петр Попов, Михаил Трифонов и Василий Охлопков. После утверждения трех первых штатными членами консистории, а Охлопкова внештатным членом, ими была дана клятва «на верность подданства императору», обязательство честной службы и распределены обязанности. Ссудная и хозяйственная часть - 1 стол - находились в ведении священников Суворова и Попова, а «все прочие предметы» - 2 стол - в ведении Трифонова и Охлопкова. Секретарем консистории был назначен коллежский секретарь Федор Слепцов, столоначальником - титулярный советник Николай Ипатьев, казначеем - архивариусом ассесор Филарет Аргунов, секретарями при епархиальном архиерее стали магистр богословия Стефан Добротворский и Алексей Благомиров. Кроме того, в состав

консистории вошли шесть вольнонаемных писцов и два сторожа .

28 марта 1871 г. епископом Дионисием был возведен в сан кафедрального протоиерея Якутского Троицкого собора магистр Добротворский, который согласно Уставу духовных консистории должен был стать членом духовной консистории. В архивных документах имеется приказ епископа от 28 августа 1871 г. о введении Добротворского в состав членов консистории и увольнении Трифонова90.

Интересно, что факт избрания, а не назначения членов Якутской духовной консистории вызвал неодобрение Синода, что отразилось в письме обер-прокурора Синода на имя епархиального архиерея. Отмечалось, что избрание кандидатов в члены консистории является согласно Уставу прерогативой епископа, а не местного духовенства91.

4 апреля 1870 г. состоялось первое заседание членов Якутской духовной консистории с участием епископа Дионисия. На заседании были приняты следующие решения:

  1. «известить об открытии Якутской духовной консистории всех благочинных и все приходы епархии;

  2. обратиться в Камчатскую духовную консисторию с просьбой выслать все документы, касающиеся Якутской епархии;

3. все делопроизводство консистории вести согласно Уставу духовных
консисторий»92.

Устав консистории обязывал назначать заседания во все дни, кроме праздничных. Заседания членов Якутской духовной консистории собирались по мере накопления вопросов и, судя по документальным материалам, довольно часто. Исследование протоколов духовной консистории позволяет определить количество заседаний и тематику рассматриваемых вопросов. Так, в 1870 г. было проведено более сорока заседаний, на которых был рассмотрен семьдесят один вопрос93. В 1879 г. состоялось сорок заседаний с обсуждением сорока шести вопросов, в 1881 г. - тридцать одно заседание с тридцатью восьмью вопросами, в 1884 г. - шестьдесят девять заседаний и сто пятьдесят один вопрос, в 1885 г. двести шестьдесят заседаний - четыреста вопросов и в 1910 г. было проведено сто заседаний членов консистории, на которых было рассмотрено сто пятьдесят вопросов94. Наибольшее количество заседаний консистории, двести шестьдесят, было проведено в 1885 г. т.е. практически ежедневно, что видимо, связано с образованием в эти годы большого количества новых приходов и назначения к ним причтов.

Тематика рассматриваемых вопросов отражает все стороны деятельности епархии - о рукоположении в сан, составлении церковных летописей, выплате ружных и прогонных (дорожных) денег, поездках епархиального архиерея по церквям епархии и итогах этих поездок, снабжении церквей духовной литературой, присоединении иноверцев к православию и др. На принятом по каждому вопросу решении имеется резолюция епископа. В случае несогласия епископ мог отменять распоряжения консистории95. В процентном отношении вышеприведенная статистика заседаний за 1870-1910 гг. и рассматриваемых на них вопросов представляет следующее:

Таблица 1

Очевидно, что наиболее часто рассматривались вопросы по содержанию духовенства епархии, духовного училища, семинарии и впоследствии -женского епархиального училища. По Уставу ведению консистории не подлежали духовные учебные заведения и органы Попечительства, деятельность которых должна была рассматриваться училищными советами и органами Попечительства.

В Якутской епархии разделение функций происходит в последующие годы, но консистория, выступая в качестве главной епархиальной кассы, постоянно контролировала финансовую часть этих учреждений. По документальным материалам можно сделать вывод о том, что на заседаниях Якутской духовной консистории регулярно рассматривалась проблематика, связанная с обеспечением Якутского духовного училища. Так, в журнале

34 заседаний от 20 июля 1872 г. подробно рассматриваются решения 1 Якутского учительского съезда (июль 1872 г.). Отмечено, что содержание учащихся, поступавших в Иркутскую духовную семинарию от Якутской епархии, должно идти за счет Синода, расходы на жалование учителей и учеников Якутского духовного училища за счет духовно — учебного капитала, прочие расходы, например - ремонт, отопление, освещение, содержание бедных воспитанников училища, библиотеки и больницы и др. должны были выделяться из средств, изысканных духовенством епархии. Все решения учительского съезда были утверждены епархиальным архиерем.

Кроме того, члены консистории на своих заседаниях регулярно рассматривали заявления священно- и церковнослужителей о выделении им ставленнических и прогонных сумм, пособий и ссуд97. Значительная часть протоколов духовной консистории содержит расписания жалования и руги причтам епархии, а также вопросы их доставки и получения. В конце XIX -начале XX вв. возрастает судопроизводство консистории как по вопросам семейно - брачного права, так и в отношении возбуждения следственных дел против священно- и церковнослужителей.

По журналам духовной консистории можно составить яркое впечатление о жизни духовенства Якутской епархии в конце XIX в.-нач. XX в. Документы дают представление о функциях консистории, таких как - сбор сведений о лицах, желающих принять сан и занять места священников, о поступающих в монашество, выдачу церковных книг и контроль за ведением церковных документов, наблюдение за хозяйством архиерейского дома, монастыря и церквей, составление описей имущества церковных учреждений.

При поступлении документов в консисторию они передавались по столам соответственно их содержанию. Кроме документов, адресованных непосредственно в консисторию, поступали также документы, переданные для рассмотрения епархиальным архиереем. Почта, документы и заявления принимались дежурным и заносились в специальные журналы записей входящей документации. Дежурными по консистории назначались чиновники

35 и писцы, состоящие на консисторской службе, по составленному секретарем графику. Дежурные были обязаны следить за порядком в помещении консистории, а в зимнее время обеспечивать тепло — протапливать печи. Журналы поступивших документов передавались секретарю, который отписывал документы исполнителям. После введения в штат консистории должности регистратора, он регистрировал документы и передавал их по назначению. Документы, связанные с денежными вопросами, вносились в особый журнал. По следственным делам столоначальники были обязаны составить подробные записки и справки, которые затем предоставлялись на заседания консистории. Дела, подготовленные для рассмотрения, докладывались секретарем или столоначальниками.

Существовала очередность в исполнении дел. Срочными считались документы, полученные от Синода - они подлежали немедленному рассмотрению. Документы, представленные епархиальным архиереем, следственные дела по обвинению священно- и церковнослужителей, дела об освящении храмов, назначениях и перемещениях духовных лиц рассматривались в первую очередь.

В слушании и решении дел принимали участие все члены консистории,
которые имели равные права голоса. При возникновении разногласий решение
принималось голосованием. Решения консистории оформлялись

постановлениями и подписывались как присутствующими, так и отсутствующими членами консистории. Не согласные с принятым решением должны были в течение трех дней предоставить обоснованное особое мнение, которое заносилось в протокол заседания. В случае не предоставления особого мнения в указанный срок его автор подписывал постановление консистории, принятое по большинству голосов.

Все протоколы заседаний утверждал епископ. Он вносил свои замечания, делал пометки, а также в отдельных случаях просил разъяснений и уточнений.

Уставом консистории определялось, что в случае несогласия архиерея с

принятым консисторией решением за ним остается право его отмены .

36 Практика деятельности Якутской епархии иногда вступала в противоречие с Уставом. За весь период функционирования Якутской духовной консистории установлено всего три случая, когда епископ выражал своё несогласие с принятым решением и требовал его пересмотра. Все эти факты относятся ко времени управления епархией епископом Иаковом".

На заседании 8 января 1885 г. рассматривался рапорт исполняющего обязанности благочинного священника Д.Протопопова о том, что во время ревизии подведомственных церквей им было установлено, что приходские церкви продают прихожанам малое количество свечей и венчиков100. Священнослужитель выступил в предложением об избрании доверенного лица от церкви, которое могло бы заниматься продажей, так как большая часть прихожан в связи с разбросанностью населенных пунктов, проживала на значительном расстоянии от церквей. Епископ Иаков одобрил данное предложение, указав на низкую свечную прибыль якутских церквей. Члены консистории выразили несогласие с решением архиерея, ссылаясь на нормативные акты Русской Православной церкви, запрещающие продажу предметов церкви вне её помещения. Достоин уважения ответ епископа, согласившегося с мнением подвластного ему органа.

Два других факта противоречия между епархиальным архиереем и членами консистории также закончились тем, что консистории удалось отстоять свои решения без обращения в высший орган духовного управления.

После принятия решения, утвержденного епископом, оно объявлялось на следующем заседании и в случае необходимости доводилось до сведения благочинных и причтов епархии. Документы, подготовленные на основании решений консистории, подписывались или епископом, или членом консистории, ответственным за ведение дел того стола, к которому относился рассматриваемый вопрос, и заверялись секретарем консистории. Духовное законодательство устанавливало месячный срок для получения ответа от благочиния в случае такой необходимости, но в условиях Якутского края, получение как постановлений консистории, так и ответов на них растягивалось

37 на годы. В отчете Якутского епископа за 1875 г. отмечалось что, некоторые дела не решаются на протяжении нескольких лет «что связано не с беспечностью, а с большими расстояниями и трудностями сообщения...духовная консистория иногда по несколько лет не имеет сношений с отдельными причтами»101.

Причты церквей должны были представлять епархиальным властям все необходимые для них сведения. Таблица 2, составленная на основании архивных материалов, содержит перечень подобных сведений за 1870 г.

Таблица 2102 Перечень сведений предоставляемых причтами церквей (1870 г.).

На основании представленных сведений и документации члены консистории получали информацию о состоянии приходов и готовили черновики ежегодных отчетов епархиального архиерея в Синод.

Делопроизводство консистории ежегодно по поручениям епископа проверялось представителями городского духовенства. Кроме того, проводились внеплановые «внезапные» ревизии. Итоги проверок рассматривались на заседаниях консистории.

Консистория располагала собственным архивом. Хранилищем документов служила каменная колокольня Спасского монастыря. Первые документы архива относились к деятельности духовного правления. Текущие дела передавались в архив через три года после их завершения.

Якутская консистория размещалась в деревянном доме на территории Спасского монастыря. В 1871 г. был проведен ремонт здания консистории -исправлены печи, окна и двери103. Но, несмотря на ремонт, помещение консистории представляло довольно жалкое зрелище -«здание низменное, тесное, обдававшее всякого... затхлым, гнилостным и тяжелым запахом»104. Олекминский купец С.Идельгин в 1883 г. пожертвовал на строительство нового здания 2 тысячи рублей.

В 1884 г. по предложению епископа Иакова был создан комитет для сбора средств на строительство усилиями которого было собрано почти семь тысяч рублей. Местом расположения нового здания по-прежнему выбрана была территория монастыря, а в мае 1885 г., после составления проекта и сметы расходов, началось строительство. Через год в мае 1886 г.; новое деревянное здание консистории освятил епархиальный архиерей. В него была перенесена часть консисторского архива.

Двадцать три года спустя вопрос о новом здании для духовной консистории стал предметом рассмотрения XXIII съезда епархиального духовенства. К 1909 г. в здании кроме консистории размещались канцелярия Якутского Иннокентьевского Попечительства о бедных духовного звания, епархиальный Училищный Совет, ревизионный духовный комитет, а также хранилища богослужебных книг и церковных принадлежностей. После пожара 1902 г., уничтожившего архиерейские покои, там же временно расположилась канцелярия епископа. Возникла необходимость строительства нового каменного здания. Члены консистории неоднократно ставили этот вопрос, но у епархии отсутствовали необходимые средства и, кроме того, на монастырском дворе находилось большое количество других построек и свободной площади для строительства не было. Выход за пределы монастыря предполагал, прежде всего, покупку земли у городских властей, что опять влекло за собой финансовые расходы105. Консисторией был составлен запрос на имя депутатов епархиального съезда с просьбой обязать Попечительство оплачивать услуги по аренде части здания консистории. Депутаты отклонили запрос, подчеркнув при этом «неразрывность консистории с Попечительством»106. Епископ Макарий не согласился с решением съезда, пояснив, что вопрос арендной платы является прерогативой только консистории 07. Но, несмотря на его замечание, проблема арендной платы или строительства нового здания для консистории так и не была решена.

Постепенно, в связи со строительством церквей и увеличением количества причтов стало возрастать делопроизводство консистории. Если в 1868 г. документооборот духовного правления Якутского викариатства составлял 1885 документов, то уже в год образования самостоятельной епархии он включал в себя 2864 документа. Таблица 3 наглядно демонстрирует рост документов консистории за 1870-1913 гг.

Таблица З108 Документооборот Якутской духовной консистории

С 1908 г. на документах консистории начал проставляться штемпель получения, в 1909 г. был приобретен копировальный аппарат и к 1911 г. протоколы приобретают все необходимые реквизиты делопроизводства начала XX в.: дату, номер, название документа, краткий заголовок и проч.109. С 1914 г. прослеживается четкое ведение делопроизводства раздельно по столам110.

При утверждении штатов Якутской консистории обязанности архивариуса были возложены на казначея. При ежегодно возрастающем объёме документооборота и с учетом того, что консистория выступала в качестве главной епархиальной кассы, через которую проходили все денежные суммы епархии, казначей не мог обеспечивать нормальное состояние архивной работы. К 1886 г. архив консистории находился в плачевном состоянии и в связи с малочисленностью служащих консистории возможностей для того, чтобы привести его в порядок согласно статьям Устава не имелось. Обязанности регистратора, также не предусмотренного штатом, исполнял один из вольнонаемных писцов, что приводило к замедлению процесса работы с документами.

В 1886 г. на заседании консистории было решено ходатайствовать перед Синодом о введении в штат Якутской консистории дополнительных должностей архивариуса и регистратора111. Просьба была поддержана епископом Иаковом. Имеется его резолюция на протоколе заседания - «от Думы здешней нельзя ожидать какого-либо ответа... составьте сами примерные расчисления... и я буду ходатайствовать о прибавке жалования казначею и о учреждения должности прибавочного чиновника» . Можно предположить, что подобная оценка деятельности местных гражданских властей связана с опасениями возникновения длительной переписки с

РОССИЙСКАЯ
ГОСУДАРСТВЕННАЯ
41
БИБЛИОТЕКА

центральными органами управления, которая возникала при решении других вопросов.

По согласованию с епархиальным архиерем в 1887 г. в консистории была открыта должность помощника казначея с оплатой жалования по 25 руб. в месяц из средств Якутского свечного склада.

В 1890 г. епископ Мелетий вновь обращается по этому вопросу с ходатайством в Синод113. В отчете Синоду за 1892 г. Мелетий указывал « усложненность дел, какой нет в других епархиях, что обусловлено обширностью края и разбросанностью населения на пространстве 7 млн. кв. верст» и отмечал, что все ходатайства об увеличении состава консистории не приносят положительного результата П4.

Министр финансов Российской империи, мотивируя свой отказ об увеличении финансирования консистории в связи с введением в её штат новых должностей, предложил передать весь её капитал в местное казначейство, устранив этим необходимость введения должности казначея. В свою очередь, Якутское казначейство высказалось против этого, объяснив свою позицию отсутствием свободных чиновников для работы с большим объемом дел епархиального ведомства. Затем было предложено разместить финансовые средства и процентные бумаги консистории в Иркутском отделении Государственного банка, так как в Якутской области не было банков, но и этот путь был также признан нецелесообразным в связи с высокими требованиями процентной оплаты за хранение и неизбежным возникновением обширной переписки при получении сумм, что приводило бы к увеличению объема делопроизводства и замедляло бы процесс получения денежных сумм115. В отчете епископа за 1892 г. говорится о том, что «система дел и счетной части, сосредоточенная в консистории, есть самый нормальный путь к ведению хозяйственной части в епархии. Делопроизводство в консистории идет исправно»116. Очевидно, епархиальный архиерей хотел подчеркнуть, что епархиальное делопроизводство, в том числе и его финансовая часть, должно находиться в ведении только духовных властей.

В 1894 г. по тому же принципу, как и должность помощника казначея, в состав консистории был введен внештатный архивариус117. В 1895 г. после многочисленных ходатайств Якутских епископов и консистории издается Указ Синода о введении новых штатов консистории в количестве трех членов: секретаря, двух столоначальников, казначея (он же смотритель архиерейского дома), архивариуса, регистратора и секретаря при епархиальном архиерее.

В 1910 г. консистория обращается в Синод с просьбой о разрешении открытия третьего стола по бракоразводным делам, обосновывая свою просьбу целым рядом причин в числе которых - значительное увеличение объема делопроизводства, рост народонаселения области и, как следствие, количества приходов и церквей, возрастание денежных сумм подотчетных консистории, в том числе передача с 1907 г. духовному ведомству документов по ружным выплатам и также введением по Указу Синода с 1912 г. страхования зданий

11 о

духовного ведомства . Ответов из Санкт-Петербурга, очевидно, не последовало и до 1916 г. делопроизводство консистории продолжало формироваться в двух столах. В связи с тем, что большая часть документов Якутской духовной консистории за 1915-1919 гг. не сохранилась в архивах не представляется возможным точное установление даты и условий назначения столоначальника третьего стола консистории119. В то же время список членов консистории за 1919 г. содержит упоминание о трех столоначальниках и, вероятно, что эта должность все-таки существовала, возможно - внештатно, хотя отметки об этом в списке нет120.

Органами епархиального управления, подчиненными духовной консистории, являлись благочиния. Должность благочинного была учреждена в 1744 г., его обязанности заключались в осуществлении контроля за приходским духовенством и деятельностью духовных школ и училищ.

Возникновение отдельных благочинии на территории Якутского края относится предположительно к концу XVIII в. Установлено, что в 1865 г. Якутское викариатство состояло из 6 благочинии: для церквей г.Якутска — 1, для церквей Якутского и Олекминского округов - 2 и по одному для церквей

43 Вилюйского, Верхоянского и Колымского округов121. После образования самостоятельной епархии количество благочиннических округов было увеличено до 7, соответственно - с 7 благочинными и одним помощником благочинного: один благочинный Градо-Якутских церквей, 3 - церквей Якутского округа, по одному в Вилюйском, Верхоянском и Колымском округах, а также помощник благочинного в Олекминском округе.

По мере образования новых приходов, количество благочинний стало увеличиваться: в 1875 г. - 8, в 1885 - 13, в 1892 г. - 12, в 1899 г. - 21, с 1907 г. - 17, в 1919 г. - 18. Благочинные должны были выступать в роли помощников духовной консистории, так как именно от них члены консистории могли получать квалифицированную информацию о состоянии дел в приходах.

Они были обязаны регулярно посещать все приходские церкви своего округа, контролировать состояние и благоустройство церквей, качество церковной службы и отношения между клиром и прихожанами. В связи с этим благочинные должны были совершать длительные поездки, в течение долгого времени находясь в пути, ночуя под открытым небом без элементарных удобств. Кроме того, они не получали никакого материального вознаграждения и основным местом их службы были священнические должности при соборах и церквях.

Членами консистории составлялись расписания проповедей в кафедральном соборе в воскресные и праздничные дни. Цензура текстов проповедей приходских священников поручалась благочинным, которые должны были информировать консисторию о всех обнаруженных недостатках. Консисторией приветствовалось составление текстов проповедей на якутском языке. Священники, не получившие богословского образования и не имевшие возможности самостоятельно составлять тексты проповедей, должны были

выбирать их из богослужебных книг и переводить на якутский язык .

Епархиальные архиереи совершали поездки по территории епархии «для обозрения церквей», результаты которых рассматривались на заседаниях консистории и, часто прихожане отдаленных наслегов видели епархиального

44 епископа едва ли не чаще, чем своего окружного благочинного. Епископ Иаков, выступая на заседании консистории в мае 1884 г., говорил о том, что «и благочинные, и священники по несколько лет не бывают в приходах и часовнях. Благочинный Орлов... семь лет не ездил по благочинию, священник Попов не был в приходах по 3-5-15 лет по состоянию ног. Беспорядки отсюда неисчислимые»12 .

По предложению епархиального архиерея решением консистории Верхоянское благочиние как самое большое по площади и в связи с неудобствами путей сообщения было разделено на два. В 1883 г. был назначен помощник благочинного для церквей Вилюйского округа. По просьбам якутского духовенства Синод в ноябре 1885 г. издает Указ об увеличении числа благочинных в Якутской епархии от семи до тринадцати с выплатой двенадцати из них финансирования для поездок по своим округам. Общая сумма финансирования была определена в размере 1024 руб124. Выплачивалась она из епархиальных средств - частично из церковных сборов, частично из остатков за счет вакансии из жалования городского и сельского духовенства.

После образования в 1897 г. самостоятельной Владивостокской епархии Камчатская епархия стала называться Благовещенской, по имени епархиального города, а Охотский округ Приморской области в территориально-церковном делении становится частью Якутской епархии125. Пять церквей Охотского округа решением консистории были выделены в отдельное благочиние. Таким образом, были расширены границы епархии.

В 1899 г. количество благочинии в епархии возросло до двадцати одного на сто восемь приходов т.е. на одно благочиние приходилось примерно по пять церквей, тогда как в Европейской России благочиннический округ, как правило, охватывал до тридцати - сорока церквей. Увеличение числа благочинных привело не к ожидаемому улучшению в положении приходов, а прежде всего - к возникновению проблемы дополнительного финансирования поездок благочинных по своим округам. Постепенно количество благочинии начинает изменяться в сторону уменьшения и к 1915 г., путем проб и ошибок,

45 определяется оптимальное их число - семнадцать благочинии на сто тридцать четыре церкви.

Согласно Уставу консистория через благочинных должна была осуществлять контроль за состоянием и благоустройством храмов. В архиве консистории хранились клировые ведомости всех церквей - документы, содержащие подробное описание церковного здания, имущества, предметов церковного обихода и клира - своеобразная «биография» церкви, освещающая различные стороны её быта. Консистория выписывала для приходов богослужебную литературу и необходимую церковную утварь.

Синодом в 1837 г. был издан «Общий наказ губернаторам» в котором отмечалось, что в случае если возникнет необходимость в церковном строительстве, губернатор обязан предоставить епархиальному начальству архитектора, способствовать составлению проектной документации и проследить, чтобы под строительство были отведены удобные места126.

Строительство, перестройка и ремонт церквей производились с разрешения епархиального архиерея, а вся документация по этим вопросам сосредотачивалась в духовной консистории, так как она регулировала все финансовые потоки в епархии. В обязанности консистории входило определение необходимости в строительстве, перестройке или ремонте. Просьба должна была исходить непосредственно от прихожан и оформляться общественным приговором (решением) с визой гражданских властей округа или наслега. Прихожане, помимо этого, брали на себя обязанности по строительным расходам, благоустройству и содержанию церкви, а также предоставлению домов (или квартир) и земельных участков для церковного клира.

На момент образования самостоятельной епархии в Якутской области действовало 37 церквей и 120 часовен, в 17 из которых проживали священники. При всех городских церквях имелись церковные старосты, выбранные прихожанами и караульные для отопления и охраны церквей. В большинстве сельских церквей жители выбирали трапезника для поддержания

46 чистоты в храме, караульного и предоставляли для отопления дрова. Как правило, эти обязанности осуществлял один человек, которому добровольно помогали все прихожане. Обязанности церковного старосты могли заменяться денежным взносом по 60 руб. в год.

В Русской православной церкви должность церковного старосты была введена в XVIII в. и представляла выборное лицо, осуществлявшее функции посредника между прихожанами и приходским духовенством, избираемое из уважаемых прихожан к каждой церкви сроком на три года. Церковный староста совместно с причтом распоряжался церковным имуществом под контролем благочинного. Обязанности церковного старосты, как выборного и почетного, не имели никакого денежного вознаграждения.

Архиепископ Иннокентий в начале шестидесятых годов XIX в. неоднократно ходатайствовал перед Синодом об изменениях в отношении церковных старост для Якутской области. Он указывал, что для местного населения выполнение обязанностей церковного старосты связано с большими трудностями, так как прихожане в силу особенностей своей жизни, часто проживая на значительных расстояниях от церкви, в основной своей массе безграмотны и не могли вести церковные книги и составлять отчеты. Он просил об освобождении прихожан области от выполнения обязанностей церковного старосты, предлагая вместо этого собирать с паствы, по их общему согласию, денежный взнос до 60 руб. и передать составление церковных отчетов и хозяйственных дел одному из членов причта. В городах и тех приходах, где выполнение обязанностей церковного старосты не вызывало затруднений.все должно было оставаться по общему положению.

Синод принял доводы архиепископа и Указом от 30 ноября 1862 г. в епархии было разрешено заменять избрание церковного старосты денежным сбором, который гарантировал дополнительный доход причту . Но в «Инструкции церковным старостам», утвержденной царем в 1890 г. по представлению Синода, не содержалось никаких указаний на то, что церковные старосты должны вести церковные приходо-расходные журналы и, соответственно, что

47 приход должен оплачивать причту ведение этой документации128. Епископ Никанор129 в письме на имя Якутского губернатора в апреле 1904 г. писал о том, что консисторией на основании инструкции дано указание всем причтам сельских церквей не предъявлять требования к прихожанам о вознаграждении их за ведение отчетной документации прихода или же получать его по добровольному согласию прихожан130. Делопроизводство прихода становилось теперь одной из обязанностей священников.

Спецификой Якутской епархии с момента её образования было наличие большого количества часовен. Это объясняется большой территорией епархии и полукочевым образом жизни значительной части якутской паствы. Якутские часовни существенно отличались от часовен Европейской части Российской империи. Часовнями в православной церкви назывались малые церкви, без алтарей, строившиеся, в основном, на кладбище (кладбищенские часовни), чудотворных местах, в ознаменование какого- либо события или в память о духовном лице131. В России первые часовни появились с принятием христианской веры. Строгие правила о часовнях появились в царствование Петра I, опасавшегося тайных богослужений, совершаемых в часовнях раскольниками. В 1865 г. Синод предоставил епархиальным архиереям право разрешать постройку часовен132. Но ещё в 1855 г. для Камчатской епархии по предложению Вениаминова было сделано исключение. Специальным Указом Синода разрешалось строительство часовен, без ограничения их численности, с разрешения епископа «с совершением всех таинств»133. Вениаминов отмечал, что эти часовни могут быть различными «от простой составленной из облупленных от коры и нетесанных лесинок и обложенных землею - до рубленной в немецкий угол; а видом от похожей на простую юрту - до подобной церкви134». Интересно, что архиепископ особо подчеркивал, что часовни не должны иметь замки и засовы, чтобы любой желающий имел возможность войти в любое время.

Многие из часовен Якутской епархии, имеющие алтари, можно обоснованно назвать церквями также по уровню обеспеченности их богослужебной утварью

48 - сосудами, книгами, ризницей и проч. В некоторых часовнях постоянно проживали священники и избирались трапезники и караульные от прихожан. Следовательно, население, посещавшее эти часовни, вынуждено было оплачивать расходы, как часовни, так и церкви, к которой они были причислены. Епископ Дионисий в первый же год существования самостоятельной Якутской епархии отмечал, что имеются все основания для освящения этих часовен в церкви. У некоторых священников в приходе имелось по несколько часовен, расположенных в наиболее отдаленных пунктах проживания прихожан. В таких часовнях священник совершал походные литургии во время объездов своей паствы. В отчете епархиального архиерея Якутской епархии за 1899 г. содержится замечание о том, что необходимость в часовнях исчезает после того, как Синодом было разрешено совершать богослужения на походном антиминсе135 в жилых помещениях прихожан136.

Перевод часовни в ранг церкви становился возможным при соблюдении всех необходимых условий, а именно - наличия должностных мест для причта церкви, штатных и оплачиваемых. Кроме того, прихожане обязаны были выразить свое письменное согласие или просьбу о перечислении их к новой церкви, дать обязательства на её содержание, предоставив церковному клиру земельные наделы и помещения для проживания.

Значительный рост количества церквей в епархии в первые десятилетия её существования происходил путем освящения в церковь бывших часовен. Коренное населения охотно поддерживало эту тенденцию, освобождая себя от необходимости строительства новых церквей. Дионисий отмечал «в течение 30 лет моего служения в Якутской области построено 35 новых церквей и 25 часовен и только 3 церкви построены русскими»137.

Церкви епархии строились чаще всего под названием часовен частными лицами или обществами. Планы и фасады для них выбирались из проектов архитектора Тона, разосланных Якутским областным управлением всем

49 инородным управам. Прихожане приобретали для храмов церковную утварь, выделяли церковному причту землю и строили для него дома.

После того как часовни освящались епископом по чину освящения храмов они переводились в статус приходской церкви и к ним определялись на служение по одному священнику и причетнику из штата той церкви, в составе которой ранее находился причт. Прихожане должны были за свой счет производить все ремонтные работы в здании церкви. Епископ Дионисий в ответ на просьбу, поступившую в консисторию от благочинного об оказании материальной помощи одной из церквей Якутского округа, пострадавшей от сильного града, заметил, что «прихожане должны сами оказывать помощь в восстановлении церкви, если помощи не будет, то такую церковь- опечатать и закрыть» . Таким образом, количество церквей в епархии, их благоустройство во многом являлось следствием просьб местного населения, выражавшего пожелания иметь в своем наслеге православный храм.

Светская и духовная власти понимали насколько важна роль духовенства в национальных окраинах русского государства и насколько нелегким был труд священнослужителей в отдаленных северных приходах. Именно этими соображения можно объяснить пожертвования для епархии от обер-прокурора Синода К.П.Победоносцева. В 1892 г. им была передана чудотворная икона для Градо - Якутского Свято-Троицкого кафедрального собора, а в 1897 г. - 22000 р. на благоустройство епархиальных церквей и приходов139.

Статистика церковного строительства в Якутской епархии не дает точных сведений о количестве церквей и достаточно противоречива. Изученные документы позволяют установить несколько исторических источников, содержащих сведения о количестве храмов в Якутской епархии. Это, во -первых, сведения из отчетов обер-прокуроров Синода за 1883-1914, во-вторых отчеты якутских епархиальных архиереев в Синод за 1870-1915гг., а также документы духовной консистории. Наиболее достоверными следует признать отчеты епископов и дополняющие их документы Якутской духовной

50 консистории, в которых имеются списки якутских церквей изучаемого периода.

Эргис, Чемезов и Носов - авторы главы о культуре Якутии в конце XIX -начале XX вв. " Истории Якутской АССР" утверждают что "в 1917 г. в Якутской области было 333 церкви с полутора тысячами служителями культа различного звания"140. Е.С.Шигишин в своей брошюре "Якутская епархия. Краткий исторический очерк" указывает, что уже в 1865 г. в Якутской епархии (видимо, он имеет в виду Якутское викариатство -И.Ю.) стало 85 церквей ( кроме монастырских) и 80 часовен -всего 165, в 1889 г. 77 церквей и 119 часовен- всего 196, в 1895 г. - 249 церквей и часовен, в 1917-333 церквей и часовен141. Эти же данные приводятся и Сафроновым142. Петров отмечает, что в 1906 г. «в Якутии действовали 132 церкви, собор, монастырь..., а к 1917 г. духовному ведомству принадлежали более трехсот церквей часовен и приходских школ»143.

Выявленные и изученные документы не подтверждают эти цифры. В отчете первого епископа Якутского Дионисия за 1870 г. отмечено, что к 1871 г. в епархии действует 53 церкви и 120 часовен в 17 из которых постоянно проживают священники144. Таким образом, к 1871 г. число церквей в епархии, согласно данным отчета составляло 53, а не 85.

Статистика церквей, которую удалось проследить, используя данные отчетов епархиальных архиереев за 1870-1915 г., выглядит следующим образом145:

в 1873 г. действовал 81 православный причт при 54 церквях146. Следовательно, существовали многоклировые церкви. Они располагались в г.Якутске и в административных центрах округов.

в 1874 г. - было освящено ещё восемь церквей и их общее количество достигло 62;

в 1875 г. число церквей равнялось 64 и, кроме того, епископ указывает ещё на 17 часовен, в которых постоянно проживают священники;

в 1877 г. -68 церквей и 123 часовни;

в 1882 г. - 73 церкви из которых И- в г.Якутске ( кафедральный собор, 2-монастырских, 6-приходских, 2-домовых). 25 приходских и 2 походных в Якутском округе, 15 в Вилюйском округе, 8- в Олекминском, 7- в Верхоянском и 5- в Колымском;

в 1883 г .-76 церквей;

в 1892 г. - 78 церквей в т.ч 9- двухклирных и одна трехклирная -Спасский собор;

в 1897 г.-ЮО церквей и 150 часовен;

в 1915 г.- 134 церквей и до 150 часовен и молитвенных домов147.

Отчет Якутского епархиального архиерея за 1915 г. содержит сведения о всех церквях епархии. К указанному периоду в епархии действовали домовые церкви -Покровская при Якутской семинарии и соединенном с ней духовном училище, Софийская при епархиальном женском училище, Александро-Невская при Якутском тюремном замке, Иннокентьевская при Якутском реальном училище, Владимирская, расположенная на архиерейской даче, Покровская при средних учебных заведениях г.Бодайбо, при богадельне для ссыльнопоселенцев в Хатын-Аринском селении и церковь св. Иова при приюте прокаженных в 7 верстах от г.Среднеколымска. Таким образом, общее количество церквей епархии составляло 134 храма148.

Численность якутских церквей по данным отчетов обер-прокуроров Синода выглядит несколько иначе.

Таблица 4149

Если учесть, что синодальная статистика составлялась на основании данных, предоставленных епархиями, то остается непонятным расхождение данных о количестве церквей в отчетах епархиальных архиереев и обер - прокуроров Синода.

Достоверными представляются сведения о количестве церквей епархии, отложившиеся в комплексе архивных документов Якутской духовной консистории. Согласно сведениям «Ведомости о числе церквей Якутского заказа» за 1806 г. в Якутском уезде существовало 19 церквей150. В 1852 г. на основании изучения ведомости Якутского духовного правления можно утверждать, что их число возросло до 22151.

В первый год деятельности епархии в области было 37 церквей, из которых 8 - в г.Якутске, 17- в Якутском округе, 3 - в Вилюйском, 3 в Олекминском, 5 -в Верхоянском и 1 - в Колымском . По списку церквей 1884 г. их общая численность составляет 78 храмов в том числе - 1 монастырский, 5 соборов, 69 приходских церквей, 1 домовая и 2 миссионерских стана (Эломбальский и Сенькельский)153, в 1987 г. - 90 храмов154. В 1901 г. в епархии функционировало 110 церквей155. Следует отметить, что территория Якутской епархии была значительно больше административных границ Якутской области и, к 1899 г., включала кроме Якутской области Охотский округ Камчатской области, Чукотку и территорию золотых приисков, прилегающих к г.Бодайбо Иркутской губернии.

Якутская консистория предоставляла сведения о количестве церковных сооружений в областной статистический комитет. В документах НА РС(Я) имеется список церквей епархии за 1905 г., согласно которому численность якутских церквей составляет 119 храмов: 1 монастырский, 5 соборов, 107 приходских церквей, 1 приписная, 3 домовые и 2 миссионерских стана156.

В фонде «Якутской областной ученой архивной комиссии» Национального архива РС(Я) выявлен «Список церквей Якутской епархии и настоятелей их», датированный 31 декабря 1913 г. На основании списка можно сделать вывод,

53 что к 1914 г. в епархии действовало 119 церквей . Отчет якутского епископа за 1915 г. позволяет составить полное, представление о церквях епархии, численность которых составляла 134 храма в т.ч. 1 монастырский, 5 соборных, 108 приходских, 10-приписных, 8 домовых, 2 стана158. В 1919 г., в последний год существования духовной консистории, она осуществляла контроль за деятельностью 134 церквей159 (Приложение 5). По документам можно установить местонахождения церквей, так как в их названии было отражено название местности, где они были расположены. На основе изученных материалов можно составить следующую таблицу:

Таблица 5

Таким образом, за период существования Якутской епархии в 1870 - 1918 гг. количество церквей увеличилось с 37 до 134. Больше всего церквей в численном отношении было открыто в Якутском округе - 37, процентном отношении - в Вилюйском округе - 77,5%, где количество храмов возросло с 3 до 24. Наиболее интенсивное церковное строительство и освящение часовен в церковь в Якутии относится к концу XIX в.

Епархиальные отчеты и документы консистории содержат большое количество просьб об открытии новых приходов - «якуты сами просят разрешения на постройку церквей»160.

Приход в Русской Православной церкви составлял особую церковно-общественную единицу. Церковное имущество прихода было закреплено за церковью и признавалось её собственностью.

Жизнь населения Якутской области к XIX - началу XX вв. была связана с церковью через приходскую общину и приходской храм, являвшимися факторами организующими и направляющими общественный быт и формировавшими культурную среду и духовность. Приходская жизнь -явление сложное и многообразное. Для верующих главным её смыслом можно считать посещение храма для удовлетворения духовно - религиозных потребностей, исполнение христианских обязанностей, участие в торжественных богослужениях, православных и государственных праздниках. Посещение храма является основой приходской жизни. Верующие могли ходить в церковь как по мере появления потребностей, так и в обязательном порядке в праздничные дни. Днем торжественных богослужений было воскресенье. Служение проводилось для всего прихода, совместно для мужчин и женщин.

Важнейшей христианской обязанностью прихожан являлось соблюдение исповеди и причастия - один раз в год. Наблюдение за этим осуществляла духовная консистория, ежегодно получая исповедные росписи и сведения о не посещавших исповедь. Консистория внимательно исследовала причины неявки на исповедь, по документам консистории основными из них были - «за дальностью пути», «за скудостью», «болезнь или старость», «за наготою и босотою». Случалось, что священно- и церковнослужители брали за исповедь деньги или приношения.

Духовные потребности прихожан состояли в требоисправлении. Основными из «треб» являлись крещение, венчание, отпевание, а также молитвы, исполняемые по просьбе прихожан - о здравии, поминальные, об умножении скота и др. Известен случай отправки в Иерусалим (через хозяйственное управление Синода) 50 р., для поминовения родственников старостой 2-го Мальжегарского наслега И.Аммосовым161. Только в 1870 г. якутскими прихожанами было отправлено на поминовение родителей в Киево -Печерскую лавру, в Иерусалим и на Афон 1328 руб. .

55
В практике церковного служения бывали случаи, когда требы прихожан
исполнял не местный священник, а иерей другого прихода. Это происходило
тогда, когда во время объезда своей паствы священник в силу каких-либо
обстоятельств оказывался на территории другого прихода. Якутские приходы
располагались на большой территории и при отсутствии проездных путей
население по несколько лет не имело возможностей для встречи со
священнослужителями. Священникам разрешалось совершать, при

необходимости исправление треб на территории другого прихода, но они были обязаны сообщить об этом в духовную консисторию и тому приходскому священнику, с прихожанами которого проводились служения. Указ Якутской духовной консистории от октября 1911 г. обязал всех священнослужителей епархии во время отлучек из своих приходов брать с собой все необходимые принадлежности для исправления церковных треб163.

Значительную роль в приходской жизни играли торжественные богослужения. Указания об их проведении поступали от епархиального архиерея через консисторию и благочинных. Поводом к таким богослужениям становились важнейшие события в жизни царской семьи (вступление в брак, рождение наследника, восшествие на престол и проч.), избавление от стихийных бедствий, военные действия. Во время русско-японской войны 1904 - 1905гг. и первой мировой войны прихожане приносили в церковь на торжественный молебен свои сбережения для пересылки их в Красный Крест, а некоторые благочиния приняли решение о выделении 1% от жалования духовенства для нужд пострадавших на войне164. Очевидно, что приходские церкви епархии выступали в качестве культурно — информационного центра для населения. Именно в церквях жители, особенно отдаленных округов и наслегов, узнавали о событиях происходивших в стране, а священник был самым образованным человеком прихода.

Важными событиями в жизни приходов

были посещения их епархиальными архиереями. «Пастырские визиты» должны были осуществляться регулярно. Духовный регламент предписывал «

56 1-2 раза в год епископу объехать и посетить свою епархию»165. Размеры Якутской епархии были столь масштабны, что архиерей, ежегодно совершая несколько длительных поездок, был не в состоянии ознакомиться с положением дел во всей епархии. Как правило, чаще всего он посещал наиболее близко расположенные к Якутску церкви.

Консистория готовила поездку епископа - выплачивала ему прогонное и дорожное жалование, извещала благочинных о сроках прибытия архиерея. Документы консистории позволяют проследить маршруты поездок, их продолжительность и результаты.

Визит архиерея отмечался как церковный праздник. Он сопровождался торжественными богослужениями. Епископ на месте рассматривал просьбы и жалобы прихожан, принимал решения, знакомился с жизнью прихода, проверял знания клира и ведение церковного делопроизводства. Для приходского духовенства такой визит являлся серьезным испытанием на знание служб и канонов. Любой священник или псаломщик мог получить благодарность и награду со стороны епископа или же подвергнуться наказанию - от штрафа до отстранения от места службы166.

В марте 1883 г. в связи с многочисленными просьбами якутских духовных властей был издан Указ Синода об открытии новых тридцати шести приходов и причтов в Якутской епархии и соответственно - повышении суммы финансирования епархии167. Новые причты выделялись из многоклирных церквей или образовывались заново. Это единственный случай единовременного учреждения такого большого количества приходов в Якутской епархии. Были образованы следующие приходы и причты: Атамайский Николаевский - из прихода Свято - Троицкого кафедрального собора, 1527 прихожан; Усть - Сольский Николаевский - из прихода Свято -Троицкого кафедрального собора, 1602 прихожан; Жабыльский Алексеевский -причта нет; Одунинский Казанский - из прихода Градо-Якутской Преображенской церкви, причт служил в часовне, так как сама церковь еще не построена, 1616 прихожан; Октемский Троицкий - из прихода Градо-Якутской

57 Богородицкой церкви, причта нет, церковь построена, но не освящена, причислено 1017 прихожан; Красноярский Покровский -из прихода Градо-Якутской Предтеченской церкви, причислено 1753 прихожан; Модутский Михайловский и Тюбя - Басинский Казанский - выделенные из прихода Намской Предтеческой церкви, церкви построены и освящены по одному причту при каждой; Нахарский Николаевский - из причта Градо-Якутской Николаевской церкви, размещен в часовне, причта нет; Качикатский Николаевский - выделен из прихода Кангаласской Покровской церкви; Тит-Арынский Петропавловский - выделен из прихода Синской церкви; Хадарский Николаевский и Сулгачинский Покровский - из прихода Чурапчинской церкви; Абагинский и Бологурский Николаевские - из прихода Амгинской церкви; Соттинский Покровский и Легойский Троицкий из прихода Борогонской церкви; Таттинский и Хаятсытский Николаевские из прихода Ытык-Кельской церкви; Джегудейский из прихода Дюпсинской церкви; Тандинский Николаевский из Баягантайского прихода; новые приходы Вилюйского округа - Даллырский, Мастахский, Кобяйский, Улулятский -выделены из прихода Нюрбинской церкви, Таркайский, Одейский, Крехстяхский, Эльгяйский, Батамайский, Мегежекский - из Сунтарского прихода, Кутанинский, Тойбохонский, Булунский - из Жиганского прихода Верхоянского округа, Нерюктейский из прихода Берденской церкви Олекминского округа и в новой

1 Q

Александро-Невской церкви при Якутском тюремном замке .

В Указе Синода особо обращалось внимание, что для открытия новых приходов и причтов епархиальный архиерей должен получать разрешение Синода169.

Духовенство являлось почетным и привилегированным сословием во все периоды русской истории. Православное духовенство подразделялось на черное (монашествующее) и белое, к которому принадлежали священнослужители и церковнослужители. Так как черное духовенство в качестве отрекшихся от мира монахов, не могло иметь собственности, оно не имело потомства или прекращало все гражданские связи с детьми, родителями

58 и родственниками, а вступившие в монашество лица высших сословий не могли пользоваться никакими сословными привилегиями, говорить о духовенстве как о сословной группе возможно применительно к только белому духовенству.

Духовенство всегда было свободно от государственных налогов, с 1747 г. от телесного наказания, от рекрутской, а с 1874 г. воинской повинности и от воинского постоя. Оно имело право владения домами и землями. Духовным лицам было запрещено заниматься торговыми промыслами, посещать «игрища» и играть в азартные игры»170.

Принадлежность к духовному сословию усваивалась при рождении и при
вступлении в ряды белого духовенства из других сословий. Дети духовенства
имели право на получение образования в духовных училищах. Выпускники
духовных семинарий могли по желанию уволиться из духовного звания и
избрать для себя светскую карьеру. Запрещение в 1884 г. выпускникам
семинарий поступать в университеты значительно ограничило этот путь.
Женам духовных лиц передавалась их сословная принадлежность, в том числе
и после смерти мужа до вступления в новый брак. Доказательством

принадлежности к духовному сословию выступали метрические книги, клировые ведомости, а также ставленнические грамоты.

История православного духовенства в Якутском крае ведет своё начало от первых священников, прибывших вместе с русскими землепроходцами. Явловский констатирует появление первых духовных лиц к 1641 г., когда вместе с первыми якутскими воеводами -«...прибыла целая церковная миссия... с колоколами, церковными книгами и богослужебной литературой»171 Эту же дату указывает и Калашников. Он описывает приезд пяти лиц духовного звания - «2 попов черных, 2 попов белых и дьякона»172. Вероятно, что и до 1641 г. Якутию посещали священники, следующие вместе с казачьими отрядами.

Первоначально представители якутского духовенства были людьми приезжими. Затем, после открытия духовных школ, училища и семинарии,

59
некоторую часть духовных лиц Якутии представляло коренное население. В
отчете епархиального архиерея за 1899 г. отмечалось, что « несмотря на то,
что Якутская епархия -епархия инородческая в составе наличного

духовенства инородцев не более 1/10»173. Установить статистику численности уроженцев Якутии, принявших духовный сан, не представляется возможным, так как в формулярах священно- церковнослужителей и церковных документах редко указывалась национальность. В 1868 г. на духовной службе в Якутском викариатстве состояло 80 священников, 15 диаконов, 81 дьячок и 36 вольнонаёмных церковнослужителей — всего 212174.

Епископ Дионисий в 1870 г. обращал внимание Синода на то, что «Якутская область имеет столько особенностей, исключительно ей принадлежащих, что она во всех отношениях может составлять собой исключение из всех областей

1 «тс

и губерний Российской империи» . Территориально Якутская область была больше всех Сибирских губерний, её население в 1869 г., по сведениям викарного епископа насчитывало более 241000 человек, из которых 237082, т.е. более 98% исповедовало православную веру . По существующим нормативам духовного законодательства один священник и два причетника должны были обслуживать духовные потребности не менее, чем 400 и не более, чем 800 человек обоего пола. В Якутской области, следовательно, потребность в священнослужителях составляла примерно в 296 священниках и 600 причетниках. Если в европейских приходах население проживало компактно селами и деревнями вокруг церкви, то в Якутской епархии возле церкви жили лишь священно- и церковнослужители. Якутские жилища начинались, как правило, за три - четыре версты и не селами, и деревнями, а по одной и две юрте. Многие приходы располагались на территории до тысячи верст. Поэтому почти во всех приходах строились часовни, в которых останавливались священники для совершения треб. Помимо обязанностей служения священник являлся ещё учителем церковно - приходской школы. В таких условиях желающих приехать на служение в Якутию за редким исключением не было.

Нехватка квалифицированных кадров остро ощущалась на протяжении всего существования епархии. Епископ и консистория вынуждены были привлекать к причетническим должностям светских людей, имеющих начальное образование. Известны случаи, когда обязанности причетников исполняли даже ссыльные.

Вызывают интерес документальные материалы о правах духовенства

1 7*7

Камчатской (с 1870 г. и Якутской) епархии . Эти права были утверждены Указом императора 18 февраля 1858 г. Всем духовным лицам, определенным на службу в Камчатскую (Якутскую) епархию, из казны выдавалось денежное пособие, прогонные и суточные деньги. Пособие выдавалось в размере годового оклада. Священникам, следующим в Якутскую область или через нее, выдавались двойные прогонные деньги на каждого члена семьи. Кроме того, якутское духовенство имело льготы при начислении пенсии.

В 1883 г. была ликвидирована должность церковного пономаря. Затем, в 1885 г. Указом Синода было отменено разделение священников на настоятелей и помощников настоятелей, причетники и исполняющие должности причетников получили звания псаломщиков и кроме этого был определен состав приходского клира178. Причты, имеющие менее 700 прихожан мужского пола, должны были состоять из священника и псаломщика, а более 700 -священника, диакона и псаломщика. Очевидно, что количественное соотношение прихожан и причта одного прихода было увеличено почти в два раза. Если в штате приходской церкви состояло два священника, то в состав причта должны были входить по два диакона и псаломщика179.

Существенным для Якутской епархии было то, что Указом устанавливался круг лиц, имевших право занимать церковные должности. В священничество могли быть рукоположены лица, не только окончившие семинарию, но и те, кто по усмотрению архиерея на основании знаний и нравственных качеств соответствовал сану священника. В сан диакона посвящались воспитанники семинарии и другие достойные по мнению епископа лица. Псаломщик, назначенный епископом, должен был, кроме прочего, быть хорошим чтецом и

обладать приятным голосом. Епархиальная власть в лице епископа получала возможность пополнения рядов духовенства. В 1899 г. состав якутского духовенства увеличился за счет присоединения к епархии Охотского округа. В таблице 6 приведены количественные данные о составе якутского духовенства в 1870-1915 гг. и его расписании по должностям.

Таблица б180

Приведенные цифры о количестве духовных лиц вступают в противоречие с данными Шишигина, который отмечает, что в Якутской области ( без учета Верхоянского и Колымского округов) в 1862 г. числилось 437 лиц духовного звания, в 1884 г. всего по области -206, в 1890 г. -213, в 1900 г. - 271, в 1904 г. -315181.

Якутское духовенство имело низкий образовательный уровень. К 1899 г. только третья часть из 105 священников, служащих в епархии, окончила курс духовной семинарии. Большинство псаломщиков было малограмотным, а церковные старосты в большинстве безграмотны. Недостаточная образовательная подготовка якутского духовенства в итоге отражалась на состоянии его паствы. Для изменения этого положения в 1899 г. при

62 епархиальном архиерее была образована специальная экзаменационная комиссия. К сожалению, из - за больших расстояний и часто из - за отсутствия финансовых средств приходские священники не могли приезжать в Якутск для сдачи экзаменов, и деятельность комиссии распространялась, в основном на городское духовенство и частично на духовенство Якутского округа. В 1912 г. в г.Якутске были открыты краткосрочные пастырско -миссионерские курсы, о которых духовной консисторией было послано сообщение во все благочиния182.

Особое внимание при принятии в духовное звание обращалось на знание якутского языка. Архиепископ Иннокентий и его ученик, первый епископ самостоятельной Якутской епархии, Дионисий считали необходимым изучение языка местного населения и проведение церковных служб на якутском языке, первая из которых состоялась в 1859 г. в Якутском Троицком соборе. Эта традиция была продолжена во время правления других архиереев. В 1899 г. начала свою работу Якутская церковно - миссионерская переводческая комиссия, образованная по резолюции епископа Никанора при Якутском епархиальном миссионерском Комитете на базе Якутского духовно — цензурного комитета якутских переводов, основанного в 1855 г. Деятельность комиссии имела большое значение в развитии книгопечатания и распространении церковной литературы на якутском языке. За 17 лет комиссией было издано 5 сборников якутских переводов, а богослужения на якутском языке способствовали привлечению якутского населения в церковь, делая понятнее и доступнее основные постулаты православия.

В январе 1897 г. Синодом было принято постановление о введении изучения в духовных учебных заведениях родного языка во всех российских епархиях, где преобладало нерусское население и «о привлечении наиболее способных детей местного населения к обучению в средних духовных заведениях и, получив от них обязательство в дальнейшей духовной службе, освобождать их от изучения древних языков в пользу родного» .

При назначении иерея на служение к церкви учитывалась степень знания им якутского языка. В практике консистории встречаются факты, когда священнослужителей переводили в более отдаленные и неблагоустроенные приходы из-за незнания якутского языка. Членами консистории на заседании в январе 1885 г. было вынесено постановление о перемещении священника Таркайской Иннокентьевской церкви, так как « проживая среди них (якутов -И.Ю.) многие годы он не знает якутского языка, поэтому не занимается проповедничеством и не оказывает нравственного влияния на пасомых»184.

Черное якутское духовенство было немногочисленным. Высшим представителем черного духовенства являлся епархиальный архиерей в сане епископа. Кроме него монашествующей была вся братия единственного на территории епархии Якутского Спасского мужского монастыря. Количество служителей монастыря редко соответствовало штатному составу. В апреле 1904 г. Спасский монастырь и архиерейский дом были соединены в одно учреждение и настоятелем монастыря стал епископ. Финансовые вопросы хозяйства архиерейского дома были предметом рассмотрения на заседаниях духовной консистории.

Вызывают особый интерес выявленные документы о создании в епархии в начале XX в. женской монашеской общины с миссионерскими целями. Покровско - Мининская женская миссионерская община, основанная на базе Красноярской Покровской церкви в составе настоятельницы монахини А.Волковой и нескольких белиц, прибывших из европейских губерний, просуществовала три года и в 1904 г. после смерти её основательницы прекратила свою деятельность185.

В целом численность монашествующего духовенства Якутии (без учета епископа) выглядит следующим образом и недостаточность его очевидна:

Таблица 7186

Белое духовенство Якутской епархии было наиболее многочисленным. Существовали священнические династии Суворовых, Винокуровых, Поповых. Имеются сведения о епископе Калужском Николае (Н.И.Винокурове), первом представителе местного духовенства, посвященном в епископа.

Специальной корпоративной организации русское православное духовенство не имело, если не считать зачатков такой организаций в виде епархиальных съездов и попыток ввести в 60-80-хх гг. XIX в. выборность благочинных.

В январе 1872 г., по постановлению консистории были проведены выборы делегатов первого съезда епархиального духовенства, состоявшегося летом 1872 г. в г.Якутске187. Основным вопросам, рассмотренным делегатами, стала деятельность Якутского духовного училища. Съезды созывались по мере накопления вопросов раз в два - три года, и так как главной темой обсуждения являлись вопросы финансирования и учебных программ духовных образовательных учреждений епархии, они получили название епархиальных учительских съездов. Съезды благочинных в епархии не проводились прежде всего из-за больших территорий, разделяющих благочиния и невозможности для благочинных надолго оставлять свои приходы. Духовенство Якутского округа два раза в год собиралось в г.Якутске, но «... особенно важных последствий от таковых собраний не видно: исполняется только форма - не

1 йй —-

более» - отмечал епископ Дионисий . В 1912-1917 гг. такие собрания получили названия «пастырских» - проводились они по несколько раз в год -без предварительно графика в архиерейских покоях, и их основной тематикой были вопросы теории православия. Выборность благочинных в Якутской епархии не была введена, благочинного назначала консистория при утверждении епископом.

В отчетах епископа и документах консистории содержится множество сведений о лояльности местного населения к православию вообще и к служителям церкви в частности, «но что же делать, если они при всем своём усердии, не всегда имеют возможность посещать нас, по особенностям своего образа жизни...,не каждый якут может прибыть в храм Божий, тем более в зимнее время, когда морозы достигают до 40 градусов»189. Духовные власти епархии понимали, что природные условия ограничивают прихожан в соблюдении церковных постов и предписаний. В протоколах консистории неоднократно указывалось, что при недостаточном количестве растительной пищи соблюдать посты очень сложно даже священнослужителям. Отмечалось, также, почтительное отношение к священникам со стороны прихода, разумеется, если сам иерей вел себя соответственно своему сану.

І Іачиная с XVIII в. Якутская область становится местом ссылки, в том числе - со второй половины XIX в. ссылки духовной. Православное духовенство строго следило за тем, что бы представители других конфессий и сект не пополняли свои ряды из числа прихожан епархии и поощряло вступление в православие иноверцев.

Желающий принять православную веру должен был письменно известить об этом священника, который в течении некоторого времени « проводил испытания на знание христианской веры», после чего факт присоединения фиксировался в метрической книге. Если желание принятия православия или недостаточные знания присоединяющего вызывали у священника какие -либо сомнения, он обращался за помощью в консисторию, на заседании которой рассматривались условия приема кандидата в православную веру. Благочинные ежегодно доводили до сведения консистории о количестве принявших православную веру.

За тридцать один год, с 1883 по 1914 гг., в Якутской епархии в православие усилиями местного духовенства было обращено более двухсот человек из других конфессий и сект. Не удалось определить численность вступивших в

православие отдельно среди скопцов и духоборов - установлено их общее количество - 5 человек.

Таблица 8190

Духовная ссылка в Якутской области была представлена старообрядцами, скопцами и духоборами. Первыми в Якутии появились скопцы. С 1847 г. по императорскому Указу их стали выселять в заполярную тундру Енисейской губернии. Скопцы, основным занятием которых было земледелие и огородничество, обратились с коллективным письмом к сибирскому начальству с просьбой о разрешении переселения в Якутскую область, где существовали хотя бы минимальные возможности для занятия землеустройством. С 1860 г., с разрешения Министерства внутренних дел, скопцы стали прибывать в Якутию191. Практика общения скопцов с местным населением не знает ни одного случая вступления в секту жителей Якутской области. После получения по царскому манифесту от 11 августа 1905 г. права

свободного избрания места жительства начался массовый выезд скопцов за пределы области. К 1860 г. в Якутской области проживало около шестисот раскольников

1 ПЛ

(старообрядцев) . Известный якутский купец-миллионер А.М.Кушнарев принадлежал к расколу. Местная администрация положительно отзывалась о поведении старообрядцев, отмечая, что нет случаев перехода православных в раскол, а наибольшее количество принятых в православие за 1883 - 1914 гг. было из раскольников — 81.

Начало ссылки в Якутию духоборов относится к сороковым годам XIX в. В 1895 г. духоборов за отказ нести военную службу выслали административным порядком под надзор полиции в Якутскую область сроком на 18 лет. К XX в. в области проживало примерно двести представителей «борцов за дух». Сафронов описывает историю их приезда и участие в судьбе якутских духоборов графа Л.Н.Толстого193. В 1905 г. духоборы получили право на возвращение в Европейскую Россию, а затем при содействии Толстого им выдали иностранные паспорта, и они эмигрировали в Канаду, где проживают их потомки. За время пребывания духоборов в Якутии в документах консистории нет упоминаний о привлечении в секту православного населения.

Переход в православие происходил и из числа верующих других конфессий, представленных в области, в основном, ссыльными. Их количество невелико, но в нем присутствуют практически все религии, исповедовавшиеся тогда на территории Российской империи.

По итогам первой Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. в области проживало более 269800 человек. Спектр разделения их по вероисповеданиям представлен в таблице по итогам переписи.

Таблица 9

По данным таблицы видно, что более 98 % населения Якутской области исповедовали православие, представители других религиозных конфессий и сект были немногочисленны. Понятно, что перепись фиксировала только формальную принадлежность к религии, не учитывая уровня религиозности и не признавая внеисповедного состояния, но, несомненно, что в конце XIX -начале XX вв. православная церковь располагала в Якутии самой массовой аудиторией.

Па заседаниях консистории рассматривались вопросы об обращении
якутского населения к шаманам. В отношении традиционной культуры
коренного населения духовенство России проводило политику убеждения и
пропаганды православных ценностей. Меры по искоренению шаманства
должны были принимать прежде всего приходские священники. Основным
методом борьбы с шаманством выступала пастырская проповедь и убеждение,
а в случае необходимости иереи обязывались консисторией уничтожать места
исполнения обрядов, костюмы и прочие атрибуты шамана, на которого
налагалось церковное покаяние. В церковных документах указывалось, что к
1902 г. имеются случаи обращения местного населения к шаманам,
преимущественно в отдаленных приходах и, что по существу шаманство по
сообщениям благочинных «уходит в область преданий»195. Вероятно,
приходское духовенство не предоставляло епархиальным властям

достаточные сведения о значении и влиянии шаманов на жизнь коренного населения и, вследствие этого, факты обращения к шаманам рассматриваются как незначительные и эпизодические. Н.Д.Алексеев и Н.Д.Васильева

69 отмечают, что к началу установления советской власти в Якутии шаманы занимали важное место в якутском обществе и имели обширную практику . Составленный Васильевой список якутских шаманов 1920-1930 гг. содержит более трехсот имен.

Изученные документы духовного ведомства позволяют высказать предположение о своеобразном взаимодействии православия и шаманизма в представлениях жителей Якутской области и, особенно, северных её округов. К концу XIX - началу XX вв. основная часть населения Якутии была православной. Но православие воспринималось коренным населением только с внешней обрядовой стороны. Канонических основ православной веры население в большинстве своём не знало. Установлены факты, когда в случае опасной болезни посылали сначала за шаманом, а затем за священником или наоборот. А.Г.Чикачев описывает пример подобного симбиоза у жителей Русского Устья - при необходимости излечения больного они приглашали шаманов, после смерти - священника для отпевания197.

Православная церковь Якутии на рубеже веков представляла собой многочисленную и разветвленную организацию. В епархии в изучаемый период действовали все основные структурные подразделения епархиального ведомства Русской православной церкви.

Во главе епархии стоял епархиальный архиерей - епископ, назначаемый Высшим церковным органом Российской империи - Святейшим Синодом, созданном в 1721 г. вместо упраздненного Петром I патриаршества. В России существовала иерархия духовной власти. Епископ осуществлял управление епархией через духовную консисторию, являющуюся центральным административно — хозяйственным и судебным органом духовного ведомства Якутии.

В 1854 г., по инициативе архиепископа Иннокентия (Вениаминова), было основано Якутское (в последствии - епархиальное) Попечительство о бедных духовного звания. До 1870 г. оно являлось отделением Камчатского Попечительства. По ходатайству Якутского епархиального начальства указом

70 Синода от 14 февраля 1901 г., Якутскому Попечительству было разрешено именоваться "Иннокентьевским". В его состав входило пять членов, работающих на безвозмездной основе, а также казначей и секретарь, получавшие жалование от Синода, т.е. от государства. Основными задачами являлась опека и попечительство над заштатным духовенством, вдовами и детьми и имуществом умерших лиц духовного звания, выражавшияся в выдаче им постоянных и единовременных пособий. Средства Попечительства состояли из процентов от пожертвованого в 1863 г. по предложению Вениаминова ружного сбора духовенства епархии за 1861 и 1862 гг., церковных сборов, части прибыли доходов свечного склада и средств, остающихся от жалования духовенства в связи с наличием вакантных мест, штрафов священнослужителей, 1% ежегодно от руги и др.. Финансовая часть деятельности Попечительства находилась под контролем духовной консистории, на заседаниях которой регулярно рассматривались вопросы, связанные с выдачей пособия духовным лицам и их родственникам. С 1909 г. при Попечительстве была открыта похоронная касса для выдачи пособий на погребение бедных священнослужителей. Доходы кассы составляли ежегодные взносы священнослужителей и церковнослужителей епархии.

Епархиальный ревизионный Комитет, основанный в 1912 г. в составе председателя и двух членов с содержанием их из местных епархиальных средств, занимался проверкой финансовой отчетности всех духовных учреждений епархии, в том числе и консистории.

Якутский Комитет Православного миссионерского общества под председательством епархиального архиерея, учрежденный в год возникновения самостоятельной Якутской епархии, представлял сведения о своей деятельности в Православный миссионерский Совет в Москву. В составе Комитета было 89 членов, из них 26 - пожизненных, 63 - действительных. Комитет финансировал содержание миссионерского двухклассного училища и миссии.

Деятельность православного духовенства во все времена была тесно связана с народным образованием. Для населения Якутии церковные школы грамоты были первой ступенькой в мир знаний. В епархии был целый комплекс структур от духовенства, занимавшийся образовательной деятельностью. Это церковно —миссионерское Братство Христа, основанное в 1891 г., соединенный с ним Епархиальный училищный Совет с 6 отделениями в г.Якутске и во всех округах епархии, включая Охотское и открытое в 1887 г., Якутское женское епархиальное училище, Якутская духовная семинария и соединенные с ней духовное училище и образцовая школа грамоты. Задачами этих организаций было содержание духовных учебных заведений.

С 1863 г. действовал Якутский отдел православного Палестинского общества под председательством сначала викарного, а затем - епархиального епископа. Следует заметить, что именно церковно - приходским школам принадлежит право зачинателей женского образования в Якутии.

В 1854 г. начал свою деятельность свечной склад. На заседании консистории выбирались два священника из городского духовенства Якутска для руководства складом. Склад имел отделение в г.Олекминске и занимался хранением, продажей и поставками приходским причтам церковных свечей, вина, елея, ладана, церковной утвари и принадлежностей богослужения.

В епархии действовали духовные комиссии - религиозно-нравственных чтений, певческая, переводческая при миссионерском комитете, экзаменационная и другие. Отчет епархиального архиерея за 1915 г. содержит сведения об открытии в г.Якутске в 1914 г. по инициативе епископа Мелетия

Якутского общества трезвости при Братстве Христа . 11 октября 1914 г. состоялось торжественное открытие общества на котором присутствовали представители гражданской власти области, в частности и.о. вице-губернатора Н.Н.Березкин199. Председателем общества был избран ректор духовной семинарии протоиерей В.Ильинский. На заседаниях общества проводились беседы и читались статьи на религиозно-нравственные и противоалкогольные темы. Епископ отмечает, что за год обществом проведено 20 заседаний, на

72 которых присутствовало более 4000 человек. Духовенство епархии, писал епископ, в дальнейшем должно содействовать образованию в приходах «малых ячеек трезвости», которые могли бы «образовать сильную рать трезвенников»200. К сожалению, не удалось выявить документальные материалы о последующей деятельности Якутского общества трезвости, но можно предположить, что оно могло проводить свои заседания до 1917 г.

Особую роль в епархиальной структуре занимала редакция журнала «Якутские епархиальные ведомости», учрежденного по инициативе епископа Иакова в 1887 г. Отличительной чертой ведомостей от других церковных изданий было стремление их создателей и авторов выйти из рамок официального информатора церковной жизни и «войти в каждый дом в качестве проповедника». В «Епархиальных ведомостях» публиковались Указы Синода, распоряжения епископа и постановления консистории - сведения о рукоположениях, назначениях и перемещениях священнослужителей. Журнал печатался в типографии Якутского областного управления и рассылался консисторией всем причтам.

Представители якутского духовенства принимали активное участие в различных комитетах и комиссиях создаваемых гражданскими властями области, в частности - в деятельности областного и окружного оспенных комитетов. Причты церквей согласно законодательству были обязаны предоставлять в Комитеты сведения о родившихся.

В 1866-1868 гг. духовенство области добровольно, в качестве опыта, приняло на себя обязанности оспопрививания прихожан. Впоследствии, церковные причты отказались от этой практики в связи с тем, что она отвлекала их от основных обязанностей служения, но во время поездок по своим приходам священнослужители вели разъяснительную работу о пользе прививок.

Таким образом, к 1916 г. ведомство православной церкви в Якутской области представляло систему органов и учреждений. Управление епархией в лице епископа и духовной консистории контролировало все стороны

73 епархиальной жизни. События российской истории начала XX в. - революции, войны, назревающий кризис верховной власти докатывались до Якутии в силу её удаленности с большим опозданием.

Между тем, с 1905 г. стали намечаться внутренние противоречия в союзе государства с церковью. В январе 1905 г. Комитет министров приступил к обсуждению мер по введению начал веротерпимости. Итогом этой работы стал проект царского указа, предоставлявший определенные послабления в положении раскольников и старообрядцев.

Введению веротерпимости противостояла оппозиция среди православного духовенства. Представителями высших кругов духовенства Российской империи под руководством митрополита была подготовлена записка о пересмотре положения православной церкви в России. Речь шла об усилении приходской организации, о разрешении церкви свободно приобретать имущество, об участии в работе Государственного Совета и Комитета министров. Для разработки церковных реформ предлагалось созвать Поместный собор из епископов, представителей белого духовенства и мирян.

Наряду с этим от имени митрополита был представлен особый документ «Вопросы о желательных преобразованиях в постановке у нас православной церкви», в котором указывалось, что в результате намеченной реформы старообрядцы и сектанты окажутся в более выгодном положении, чем господствующая церковь и предлагался ряд требований православной

иерархии . Основным требованием являлось ослабление «слишком бдительного контроля светской власти». Обобщающим документом стал «Всеподданейший доклад Св.Синода о преобразованиях управления Российской церковью на соборном начале», в котором Синод просил «высочайшего соизволения» на созыв в Москве в «благопотребное время» поместного собора епархиальных архиереев для избрания патриарха и решения

вопросов, изложенных в записке . Высшие лица от духовенства подчеркивали необходимость союза государства и церкви, считая, что условия союза должны

74 были составлены таким образом, чтобы не ослаблять ни «государственного, ни церковного организма».

Слухи о предполагаемой реформе проникли в печать. В духовных и гражданских изданиях стали появляться статьи и заметки, посвященные планируемым церковным преобразованиям, способным, как казалось их авторам, изменить к лучшему жизнь населения страны. «Якутские епархиальные ведомости» перепечатали в 1906 г. статью некого А.Папкова, опубликованную в газете «Россия»203. Автор видел возможности возрождения России в преобразовании православного прихода. Интересно, что Папков рассматривает приход как отдельное юридическое лицо со всеми правами и обязанностями.

17 декабря 1905 г. Николай II принял трех православных митрополитов. Итогом встречи было согласие царя на проведение собора, но сложная политическая ситуация в стране не позволила приступить к разработке программы и созыву делегатов. В апреле 1917 г. Синод вынес определение о создании Предсоборного Совета.

13 мая 1917 г. Синодом был принят Указ в котором говорилось, что новый государственный строй России «открывает возможность более деятельного участия народа в управлении ...те же начала могут получить свое осуществление в церковно-общественной жизни»204. В Указе отмечалось, что «Комиссией по рассмотрению разного рода мероприятий в епархиальной церковной жизни», образованной в начале 1917 г. при Синоде, выработан ряд положений об избрании прихожанами кандидатов на освобождающиеся должности священо- и церковнослужителей в приходах, о благочиннических, уездных и епархиальных собраниях и съездах и о предоставлении съездам прав избрания членов церковно-административных учреждений епархии. Эти предложения Комиссии были временно одобрены Синодом до проведения Поместного собора. В июле 1917 г. на основании Указа Синода членами Якутской духовной консистории был разработан проект положения о церковно-епархиальном Совете в Якутской епархии205. В проекте указывалось,

75 что все дела епархиального управления и суда, находящиеся в компетенции духовной консистории, согласно её Устава должны обязательно рассматриваться в консистории, а протоколы заседания членов консистории должны представляться на рассмотрение и утверждение церковно-епархиального Совета. Таким образом, консистория сохраняла все свои функции и права, а высшая власть над ней передавалась от епископа церковно-епархиальному Совету. Не удалось установить, было ли утверждено это положение, но скорее всего, судя по отсутствию документальных материалов о якутском церковно-епархиальном Совете в 1917-1918 гг., его деятельность началась позднее.

Торжественное открытие Всероссийского Поместного собора Русской Православной церкви состоялось в Москве 15 августа 1917 г. Собор восстановил патриаршество в России, избрав Патриархом Московским и всея Руси Тихона - митрополита Московского.

Для участия в работе Собора от Якутской епархии в качестве депутатов была избрана делегация из пяти представителей во главе с епископом Ефимием . В работе первой сессии Собора, проходившей с 15 августа по 9 декабря 1917 г., принимали участие четыре делегата из Якутии. Вторая сессия продолжалась с 20 января по 30 апреля 1918 г. и во время перерыва между сессиями все члены Собора разъехались по своим епархиям. Желающим принять участие во второй сессии возвращаться Якутск было нецелесообразно, поэтому Ефимий и трое делегатов остались в Москве. После второй сессии, когда депутатские каникулы растянулись почти на пять месяцев, в Москве из представителей Якутской епархии оставался лишь один епископ.

Задачами Собора являлась выработка новой структуры управления Русской православной церкви в условиях ликвидации монархического строя. Первыми двумя сессиями были определены основные органы высшего всероссийского, местного епархиального, благочиннического и приходского управления. В обязанности третьей сессии входила разработка норм и органов церковного суда, организация финансовой стороны жизнедеятельности церкви. Членом

76 третьей сессии был епископ Ефимий, сведений о судьбе которого, как и о том, была ли проведена сессия, в связи с революционными событиями, в Якутскую епархию не поступало.

По просьбе одного из делегатов Якутской епархии, преподавателя Якутской духовной семинарии Н.И.Москвина Патриархом Тихоном для прихода Градо - Якутской Преображенской церкви (прихожанином которой являлся Москвин) была подарена икона.

Согласно решениям собора был ликвидирован Святейший Синод, действовавший около двухсот лет. Высшим органом церковной власти стало Высшее церковное управление во главе с патриархом. На местах высшая духовная власть принадлежала епархиальным собраниям под председательством епископов. Делегаты епархиального собрания избирались сроком на три года на благочиннических собраниях, участники которых определялись приходскими собраниями с участием все прихожан. Таким образом, в управление епархией вводилось выборное начало, предполагающее участие всего православного населения. Собором также было определено, что никто, кроме духовного суда, не имеет право перемещать или увольнять священнослужителя от места его службы без его согласия. Значимая роль в жизни православного населения отводилась приходу. И приход, и приходской храм были признаны самостоятельными юридическими лицами.

Новая власть Якутской области, исполняя ленинский Декрет об отделении церкви от государства, стремилась ограничить деятельность духовного ведомства на территории Якутии. Вопреки общепринятому мнению о единовременном закрытии всех церковных органов Якутской епархии на основании документов можно предположить, что некоторые из них существовали до 1923 г., но постепенно утрачивая свои права в изменившейся исторической обстановке. В июле 1918 г., по решению Исполнительного Комитета Якутского Совета рабочих депутатов, была прекращена выплата жалования членам и сотрудникам духовной консистории207.

В условиях гражданской войны на территории Европейской России никакой информации о деятельности Высшего церковного Управления не было. Собором сибирских епископов в Омске в начале 1919 г. было образовано Временное Высшее церковное Управление, которое до восстановления связи с Москвой приняло на себя все функции центрального духовного органа в Сибири208.

Более года духовное ведомство Якутии не имело епископа. После многочисленных обращений консистории Омским Временным Высшим церковным Управлением временное управление епархией (до возвращения Ефимия) было поручено сначала викарию Иркутской епархии, епископу Киренскому Зосиме, а затем епископу Семиреченскому и Верненскому Софронию209. 22 сентября 1919 г. Софроний прибыл в Якутск.

В отсутствие епископа вся деятельность по преобразованию епархиальной структуры проходила под руководством духовной консистории. В условиях жесткой экономии финансовых средств было принято решение о прекращении издания журнала «Якутские епархиальные ведомости», ставшего убыточным. Но члены консистории понимали, что, для Якутской епархии простиравшейся на большой территории, печатный орган был единственным каналом связи с отдаленными благочиниями и приходами. Кроме того, создаваемая структура епархиального управления была бессмысленна без связи с низовыми её звеньями. Вопросы, рассматриваемые епархиальным Собранием, должны были предварительно рассматриваться благочиническими и приходскими собраниями. Было принято решение об открытии нового печатного органа значительно меньшего по объёму - газеты «Голос Якутской церкви». Все приходы епархии обязали выписывать по 2 экземпляра газеты.

Обеспечив возможность информирования приходского духовенства духовная власть начала работу по реформированию. Прежде всего, было решено созвать 20 января 1919 г. епархиальное Собрание. Для обеспечения его деятельности была необходима подготовительная работа в приходах и благочиниях. Священникам поручалось провести приходские собрания для того, чтобы

78 уполномоченные им представители могли составить затем благочинические собрания. Консистория учитывала все сложности созыва собраний прихожан -проживание православного населения на большой территории, разбросанность населенных пунктов, отсутствие дорог и связи, а также безграмотность большинства прихожан. Предлагалось просить помощи у сельских управлений для содействия при объезде приходов с целью разъяснения функций приходского собрания. Кроме того, Собором было определено проводить приходские собрания «не реже двух раз в год», что в условиях Якутии было неосуществимо. Консистория просила причты сообщить о возможных сроках проведения собраний.

Одним из условий реформирования структуры Русской православной церкви была замена духовных консисторий епархиальными Советами. В Постановлении Патриарха, Синода и Высшего церковного Совета от 21 февраля — 6 марта 1918г. указывалось - «при ненормальном в большинстве положении нынешних органов епархиального управления и существенном изменении по новому положению самой природы этого управления, ввести в действие епархиальные Советы взамен Духовных Консисторий»210. Члены епархиальных Советов должны были избираться епархиальным Собранием.

7 января 1919 г. была получена телеграмма от Временного Высшего церковного Управления с указанием о проведении немедленной реорганизации церковных органов на основании решений Поместного Собора, а в конце января в Якутске состоялось епархиальное собрание. Состав его участников установить не удалось, не обнаружены сведения и о представительстве приходского духовенства.

Установлено, что собранием были избраны члены епархиального Совета священник П.Суворов - председатель, протоиерей Н.Нифонтов, священник В.Перфильев, диакон Н.Попов, псаломщик И.Надеин, преподаватель духовной семинарии Н.Н.Москвин. Их кандидатуры, по представлению епархиального архиерея должны были утверждаться Высшим церковным Советом. Документы позволяют сделать вывод, что в марте - апреле 1919 г. было

79 проведено несколько объединенных заседаний членов «вновь избранного епархиального Совета» и духовной консистории, на которых обсуждался вопрос передачи дел консистории.

Датой начала работы Совета было определено 15 марта 1919 г., о чем была оправлена телеграмма в Омск для утверждения членов Совета, так как в епархии на тот момент не было архиерея. Ответ был неожиданным. Архиепископ Сильвестр, председатель Временного Высшего церковного управления указывал, что духовная консистория может передать свои полномочия епархиальному Совету только после его утверждения Высшим Советом, а «ввиду заявленного протеста против выборов епархиального Совета

нет оснований для утверждения избранных» . Сведений о том, кем был заявлен протест и как был решен этот спорный вопрос нет, но упоминаний о духовной консистории в источниках больше не встречается.

Деятельность Якутского епархиального Совета была недолгой. Приказом начальника Якутского Военно-революционного Штаба Красной Армии от 9 марта 1920 г. он был ликвидирован . Однако якутское духовенство расценило приказ о ликвидации Совета только как государственного учреждения, заявив, что как орган церковного управления, избранный епархиальным Собранием, Совет сохраняет свои полномочия. С конца 1920 г. в Якутии началось массовое закрытие церквей и аресты священнослужителей, что постепенно привело к ликвидации всех духовных учреждений.

Таким образом, присоединение к Российскому государству положило начало процессу христианизации населения Якутского края. Следом за первопроходцами шли миссионеры - священники. Первая церковь в Восточной Сибири была возведена на территории Якутии, первый монастырь также был основан в Якутском крае. В административно-церковном отношении Якутия последовательно входила в состав Сибирской, Иркутской и Камчатской епархий. Духовное управление было обязанностью сначала Якутского десятника (благочинного), затем с конца XVIII в. - Якутского заказного

80 духовного правления, а с 1858 г. - викарного духовного правления, подчиненного Камчатской духовной консистории.

После установления контроля и подотчетности Русской Православной церкви государству, выразившихся в создании в 1721 г. Синода и включении его в систему государственных учреждений России, церковные структуры приобрели законодательно определенную систему.

К середине XIX в. был в основном закончен процесс христианизации населения Якутской области, и главной задачей Русской православной церкви в Якутии становится укрепление православия. К 1870 г. в Якутии действовало 37 церквей и до 120 часовен, обслуживающих духовные потребности свыше 200 тыс. православных.

Время образования Якутской епархии и создания духовной консистории характеризуется некоторыми изменениями в деятельности Русской Православной церкви - в 1869 г. были введены новые штаты консисторий, увеличены суммы на их содержание, расширены права епархиальных архиереев. Все это позволяет сделать вывод об укреплении церковной власти на уровне епархий.

Возможность выделения Якутской области в отдельную церковно-административную единицу была обоснована И.Вениаминовым -архиепископом Камчатским, Курильским и Алеутским. Благодаря его многочисленным обращениям в Синод и убедительности его аргументации в 1869 г. царем были утверждены штаты всех головных структур будущей епархии - консистории, архиерейского дома и кафедрального собора и в 1870 г. был подписан Указ об образовании Якутской епархии. Назначение первого якутского епархиального архиерея также осуществлялось с ведома и по рекомендации Вениаминова - епископ Дионисий (Д.Хитров) был его учеником и другом.

Духовные консистории, действующие в России почти два века, являлись органами управления Русской Православной церкви. Возникая одновременно с

81 образованием епархии они обеспечивали их деятельность, возглавляя всю церковную структуру духовного ведомства.

Якутская духовная консистория, основанная в 1870 г., выполняла административно - управленческие функции, укрепляя положение православной церкви в Якутской области. Нормативным актом, регулирующим деятельность консистории, являлся Устав духовных консисторий, разработанный Синодом и утвержденный гражданскими властями Российской империи213. Статьи Устава определяли задачи консистории. Члены и служащие консистории также, как и все духовенство епархии получали содержание от государства.

Первоначально консистория состояла из 3 штатных и 1 внештатного (сверхштатного) членов, избранных на собрании городского духовенства г.Якутска, секретаря, 2 столоначальников, секретаря епископа и вольнонаемных писцов и сторожей. Секретари и столоначальники по Уставу должны были быть людьми светскими, но, учитывая немногочисленность якутского чиновничества специальными Указами Синода 1871 и 1893 гг. было разрешено занимать эти должности и лицам духовного звания.

Секретарь консистории являлся по сути её председателем и нес полную ответственность за её деятельность, столоначальники возглавляли отделы -столы. К 1895 г. состав консистории был расширен за счет введения должностей архивариуса и регистратора. Не установлена дата назначения столоначальника 3 стола, но списки членов консистории за 1918 г. позволяют сделать предположение о наличии этой должности. Проведенное исследование позволяет определить количественный и поименный состав членов и служащих Якутской духовной консистории за весь период её деятельности (Приложение 3).

Достаточно неординарным для духовного управления конца XIX в. выглядит установленный факт избрания, а не назначения, регламентированного Уставом, членов Якутской консистории. Подобный демократизм вызвал негативную оценку высшей власти Русской православной

82 церкви, и в последующие годы все должности в консистории были назначаемыми. Выборы первого состава Якутской духовной консистории свидетельствуют о достаточной независимости местного духовенства и о его желании участвовать в выборах своего руководства, а также, видимо, о незнании им Устава консистории. Вероятно, что Дионисий - первый епископ Якутский и Вилюйский в этот момент ещё не приступил к выполнению своих обязанностей.

Консистория была подотчетна епархиальному архиерею, утверждавшему все принятые ею постановления и решения. При возникновении разногласий между консисторией и епископом Устав определял приоритет архиерея. Практика Якутской консистории вступают в противоречие с Уставом, так как установлено, что в подобных случаях членам консистории удавалось отстаивать свою точку зрения и решать вопрос в пользу консистории без обращений в Синод. Это позволяет сделать вывод о компетентности и квалифицированности членов Якутской духовной консистории.

Изученные документы консистории дают возможность определить уровень её делопроизводства в 1870-1913 гг. Прослеживается рост документооборота (увеличение более чем в 5 раз за указанный период), достаточная, с учетом местных условий, оперативность принятия решений и можно сделать вывод о наличии в документах консистории всех необходимых реквизитов делопроизводства России начала XX в.

Деятельность консистории охватывала все сферы духовной жизни области. На заседаниях консистории рассматривались все вопросы, касающиеся православной церкви в Якутии.

Все вопросы, касающиеся церковного ведомства, доводились до сведения Синода путем предоставления ежегодной отчетности епархиального архиерея и переписки.

Очевидна взаимосвязь консистории с органами управления Якутской области. Представители духовенства принимали активное участие в работе различных комиссий и комитетов, создаваемых губернатором и областным

83 управлением, представляли статистические сведения о численности населения, его нравственном состоянии, оказывали содействие в проведении профилактических медицинских мероприятий. Изучение документов дает представление о следующих ступенях епархиальной структуры управления

Консистория

Благочиния Приходы

Территориально Якутская епархия была самой большой в Восточной Сибири. Границы епархии были значительно больше площади Якутской области и включали в себя к началу XX в. помимо Якутии - Охотский край, Чукотку и территорию золотых приисков Иркутской губернии.

Удаленность от центров церковной жизнедеятельности, большие территориальные пространства епархии, разбросанность населенных пунктов, незначительная плотность населения, говорящего на своем языке и в большинстве своём неграмотного, приводили к возникновению целого ряда особенностей, характерных только для Якутской епархии. Специфичность управления по линии духовного ведомства характерна для всего периода деятельности Якутской духовной консистории. С момента своего основания Якутская епархии и духовная консистория как орган её управления находились на особом положении в Синодальном ведомстве. Вениаминов неоднократно подчеркивал своеобразие местного климата и как следствие условий жизни коренного населения. Замена избрания церковных старост денежным вознаграждением причта с обязательством ведения им приходского делопроизводства является одним из примеров признания Синодом особенностей Якутской епархии. Этим же объясняется разрешение занимать должности секретаря и столоначальников консистории, секретаря при епархиальном архиерее лицам духовного звания. Трудности проживания в

84 Якутской области диктовали свои условия и в распространении православия. В центральной части Российской империи церковный приход, как правило, охватывал территорию нескольких, расположенных рядом друг с другом, деревень и храм, обычно, находился в самой крупной из них. Прихожане имели возможность ежедневного посещения церкви и соблюдения всех религиозных обрядов. Условия служения в Якутской епархии были иными. Территория приходов составляла сотни или даже тысячи верст, населенные пункты могли состоять из нескольких юрт - поэтому священнику самому приходилось объезжать свою паству.

Именно этим объясняется большое количество часовен, существовавшее в Якутской области к 1870 г. Якутские часовни отличались от часовен европейской России, являясь по существу малыми церквями. Главным их отличием было то, что во многих часовнях Якутии имелся алтарь, наличие которого обязательно для церкви, так как алтарь позволяет проводить литургию, т.е. полный круг священнослужения. Без алтаря священнику разрешается выполнять только необходимые требы, такие как крещение, венчание, отпевание. Но и при отсутствии алтаря якутским священнослужителям Указом Синода 1855 г. было разрешено проводить литургию, что характерно только для территории Камчатской и впоследствии -Якутской епархий. Кроме того, в некоторых часовнях постоянно проживали священнослужители и это также особенность Якутской епархии в связи с её большой территорией и малым количеством церквей.

Русская православная церковь, учитывая тот факт, что многие прихожане в силу своего образа жизни не имели возможности посещать приходской храм, одобряла постройку часовен. Кроме того, наличие большого количества часовен с алтарем позволяло в дальнейшем освящать их в приходские церкви. Разрешение, данное Синодом на проведение служб на походном антиминсе также учитывало епархиальную специфику.

Духовное законодательство устанавливало, что инициатива строительства и благоустройства церквей должна была исходить от населения, которое

85 добровольно брало на себя все расходы по строительству и ремонту храма, обеспечению его церковной утварью, предоставлению домов или квартир для причта, выделению земельного участка, отоплению и другим церковным нуждам. Часовни во многом облегчали эти задачи и, кроме того, служили местом проведения служб во время поездок приходского духовенства.

Выявленные документы дают возможность установить количество православных храмов епархии. Списки якутских церквей и сведения из отчетов епархиальных архиереев позволили проследить динамику церковного строительства и установить количество церквей.

Якутские епископы, благочинные и приходское духовенство постоянно отмечали почтительное и уважительное отношение якутов к священно- и церковнослужителям. За почти пятьдесят лет существования Якутской епархии не установлено ни одного случая возникновения конфликтной ситуации в связи с непринятием или протестом против православной веры. В документах подчеркивается, что коренное население выражало желание открывать новые приходы, оказывало содействие в строительстве церквей. Выявленные разногласия между клиром и прихожанами в большинстве своём относятся либо к вопросам о дополнительном наделении земельными участками приходского причта, либо они связаны с недостойным поведением священно-или церковнослужителей.

Трудности служения в Якутской епархии обуславливали постоянно растущую потребность в духовных кадрах. В XVII-нач.ХІХвв. представители духовенства на территории Якутии были людьми приезжими. Впоследствии в связи с появившейся возможностью получить начальное, а затем и среднее духовное образование в пределах епархии, состав духовных лиц начинает увеличиваться за счет представителей коренного населения. Установить точную численность лиц духовного звания - уроженцев Якутской области - не представляется возможным в связи с тем, что в церковных документах национальность, как правило, не указывалась. Во второй половине XIX в. состав духовенства Якутской епархии в большинстве своем уже был

86 представлен уроженцами Сибири. Отмечаются единичные случаи прибытия на служение в Якутию из Европейской России, несмотря на то, что духовным лицам, следующим на служение в Якутию, выдавались денежное пособие, прогонные (путевые) и суточное содержание.

Недостаточность и низкая квалификация кадров священо- и церковнослужителей являлась одной из постоянных проблем Якутской епархии. Только после Указа Синода 1885 г., расширившего круг лиц, которым было разрешено занимать церковные должности, вопросы кадрового обеспечения духовного ведомства Якутии были частично разрешены. Указ 1885 г., кроме того, определял количественное соотношение прихожан и причта, что в практике епархии также редко соответствовало духовному законодательству - в области существовали причты, обслуживающие более тысячи прихожан.

Уровень образования якутского духовенства был невысок, что неоднократно отмечалось в отчетах епископов в Синод. Если священнослужители к началу XX века имели низшее духовное образование, то большинство приходских псаломщиков были малограмотными людьми. Очевидно, что подобный уровень знаний не мог способствовать повышению влияния на паству. Именно этими фактами объясняется открытие в 1912 г. краткосрочных пастырско-миссионерских курсов.

Исследование темы сделало возможным определить отношение духовного ведомства Якутии к якутскому языку как к языку, на котором говорило большинство населения епархии. Традиция уважения и изучения якутского языка была заложена первыми священниками - миссионерами, посетившими Якутский край. Архиепископом Вениаминовым был основан духовно-цензурный комитет якутских переводов, внедрена практика проведения церковных служб на якутском языке. Эти начинания были продолжены во время деятельности Якутской епархии, находя понимание и поддержку в высшей духовной инстанции России в лице Синода. Установлены факты назначения священнослужителей к церквям с учетом уровня их знаний

87 якутского языка. Документы консистории содержат указания на необходимость составления проповедей и проведение служб на языке коренного населения.

Духовное ведомство епархии в основном состояло из белого духовенства. Представителями черного духовенства являлись епископ и немногочисленное монашество Спасского монастыря. Изученные документы дают возможность сделать вывод о попытке создания в епархии женской монашеской общины с миссионерскими целями.

В задачи епархиальных властей входил контроль за поведением представителей других конфессий и сект, а также пропаганда с целью привлечения в православную веру иноверцев. Выявленные документы позволяют составить представление о количественном составе представителей всех вероисповеданий и сект, члены которых проживали на территории Якутской епархии. Среди коренного населения факты перехода из православия не установлены.

Изучение документальных материалов позволяет определить структуру духовного ведомства епархии в начале XX века и установить её многообразие. Очевидно, что православная церковь в Якутии имела большое количество учреждений и обществ, деятельность которых способствовала расширению и укреплению православия на территории епархии.

Церковное реформирование, начавшееся в России после первой русской революции, в Якутии в силу её отдаленности остановилось на первой преобразовательной стадии. Тогда были образованы новые органы управления - епархиальные Советы, заменившие духовную консисторию, но в связи с изменившейся исторической обстановкой их деятельность осталась не реализованной.

B8

Подобные работы
Остапов Николай Вениаминович
Становление преподавания всемирной истории в университетах России: научно-педагогические взгляды и деятельность М. Н. Петрова
Шестопалова Екатерина Вячеславовна
История становления и развития радиовещания в Иркутской области в 1920-1930-е годы
Волохатова Влада Михайловна
иротские учреждения Советской России: история становления и проблемы функционирования
Тиллоев Сангахмад Самадович
История становления и развития архитектуры общественных зданий Душанбе : 1924 - начало 2000 гг.
Терещенко Валерия Вячеславовна
История становления и развития провинциальной адвокатуры : на материалах Курского края в период октября 1917 - 1953 гг.
Анкудинова Татьяна Валерьевна
История становления и развития г. Горно-Алтайска в первой половине XX века
Антипина Светлана Филипповна
История становления и развития общественно-политических взглядов М.А. Булгакова
Чужикова Ирина Николаевна
История становления и развития внешкольного сельскохозяйственного образования в губерниях Центрального Черноземья России : 1894-1917 гг.
Магомедбегов Казимбег Магомедбегович
История становления и развития физкультурного движения в Дагестане. 20-50-е годы XX в.
Плаксин Виктор Николаевич
История становления и развития сельскохозяйственного образования и научной агрономии в Черноземном центре России, ХVIII - начало ХХ вв.

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net