Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Исторические науки
Историография, источниковедение и методы исторического исследования

Диссертационная работа:

Сорокина Лидия Александровна. История России на страницах русских литературно-художественных альманахов 1800-1830-х гг. : Дис. ... канд. ист. наук : 07.00.09 : СПб., 2005 244 c. РГБ ОД, 61:05-7/1032

смотреть содержание
смотреть введение
смотреть литературу
Содержание к работе:

Введение 3

Глава I. Русские литературно-художественные альманахи 1800—1830-х гг. в отечественной историографии 21

Глава II. Общий обзор выявленных произведений 48

Глава III. Отражение проблемы «РОССИЯ—ЗАПАД» на страницах альманахов 88

Глава IV. Личность и деятельность Петра І в альманахах как часть проблемы «РОССИЯ—ЗАПАД» 127

Заключение 167

Приложение I

Приложение II

Приложение III

Список источников и литературы 220 

Введение к работе:

Впервые альманахи в России появились в конце XVIII в. Их издателем был Н. М. Карамзин.1 В них публиковались его сочинения, а также произведения, принадлежащие перу других авторов, в частности, М. М. Сперанского. Согласно собственному признанию издателя, его «Аониды» (М., 1796 — 1797) были подражанием французскому «Almanach des Muses».2 Действительно, прообразом русских альманахов были "карманные книжки", получившие широкое распространение в Европе в новое время.

Слово «альманах» имеет арабское происхождение и означает «время». Первоначально это были рукописные сборники, содержащие календарные таблицы. В Европе они появились в XIV в., а в XV в. стали печатными. Первым печатным изданием такого рода был альманах «Pro annis pluribus», составленный Георгом Пейрбахом около 1460 г. в Вене.3 В нем содержались календарные таблицы с астрономическими сведениями. По мере расширения сферы деятельности людей в сборники стали входить другие полезные материалы (о движении почт, монетных системах стран мира и т.п.). Альманахи разделились на медицинские, сельскохозяйственные, придворные, коммерческие. К середине XVIII в. календарные известия исчезли и в альманахах стали печатать литературные произведения. Именно в таком виде они стали известны в России. Сформулировать универсальное определение понятия "альманах" невозможно. Оно было обусловлено сущностью самих изданий, диктуемой, в свою очередь, потребностью общества. Содержание альманахов на протяжении их истории менялось и отражало специфику определенной культуры и этапов общественного развития, зависело от особенностей эпохи и в соответствии с этим имело определенную форму — от календарей до пестрых художественных сборников. Вероятно, предназначение альманахов XVIII — начала XIX в. определялось широтой охваченного материала, а также его доступностью — простотой и легкостью стиля, понятным языком.

Существенное влияние современной жизни испытали на себе и отечественные альманахи. Несмотря на очевидное сходство с европейскими изданиями, сущность русских альманахов, как не раз отмечали исследователи, была иной. "В литературах европейских ... альманахи составляют роскошь, забаву, игрушку. Наравне с прочими праздничными сюрпризами, они поставляют к новому году, как приятные безделки, не имеющие другой цели, кроме удовольствия ... альманах у нас значит более, чем игрушку. Это ежегодная выставка литературы, если так можно выразиться", — отмечал современник4. Но не следует забывать, что выходившие одновременно русские альманахи существенно отличались друг от друга. Некоторые из них, по выражению А. Ф. Воейкова, были только «обтесаны на Русский лад»5. Можно даже предположить, что они были разными типами изданий, хотя формально имели одинаковый внешний вид, структуру и т.д. Это объясняется стремительным темпом развития русского социума в рассматриваемое время, динамичной эволюцией общественных мнений, литературы, исторической науки, а также спецификой политической жизни.

Так, например, на характер данного типа изданий в России повлияла "домашность" отечественной литературы. Она определила особенности составления, форму и темы публикаций всех альманахов рассматриваемого периода.

В начале XIX в. отечественная словесность развивалась очень динамично. Впервые она начала решать те же задачи, что и европейская литература6. Происходила смена направлений, изменялись темы и формы творчества. Содержанием поэтических произведений становились проблемы духовного мира личности. (Не случайно литературу той поры называют «домашней».) Ее темами были семейные события: дни рождения, именины, любовные увлечения, разлуки, утраты. Местом возникновения и существования становятся дом, узкий круг духовно близких людей, которые были и авторами, и читателями одновременно. Единственным «органом» таких домашних объединений был рукописный альбом. Хозяин (чаще хозяйка) имел небольшую тетрадь с выписками из литературных произведений, памятными записями и рисунками. Обстоятельства составления — общение в рамках кружка родственников и друзей, содержание в романтическом духе7, форма — миниатюрная «карманная книжка» сближает альманах с таким альбомом: «Альбом не только напоминает альманах, но является как бы его своеобразным рукописным вариантом. Связь между ними преемственная»8.

Будучи средоточием идей и форм «домашней» литературы, альманах впитывал в себя ее особенности. «Миниатюрность» романтической лирики, нашедшая выражение в «несерьезности» тем и небольшом объеме поэтических произведений, вызывала удивление и иронию у последующих поколений. «В двадцатых годах, — писал В. Г. Белинский в 1844 г., — публика была в восторге от избытка литературных сокровищ. Но в чем состояли эти сокровища? В крошечных альманахах, наполненных крошечными отрывками из крошечных поэм, крошечных драм, крошечных повестей, которым большею частию, никогда не суждено было явиться вполне, т.е. с началом и концом»9. Ю. М. Лотман характеризовал миниатюрность как особенность жанра альманаха: «...он интригует, возбуждает читателя, но не исчерпывает его интереса. ... Мелочи необходимо воспринимать как знамение времени, знаки культуры, духовной жизни, мыслей и чувств времени»10.

Как и альбому, альманаху присуща уникальность. Но если в альбоме она достигается путем общения множества лиц, наличием хозяйки и рукописным способом оформления, то в случае с напечатанным и многотиражным альманахом сложнее. Несмотря на одну и ту же форму, жанр и структуру текста, альманахи отличались друг от друга. Происходило это отчасти благодаря иллюстрациям. «Почти все немецкие альманахи похожи друг на друга, как капли воды. У нас встречались хорошие и плохие, но двух идентичных по оформлению не было»11.

На формирование характерных черт отечественных альманахов также оказала влияние специфика русской журналистики. В 1810-х — начале 1820-х гг. частная журналистика находилась на одном из начальных этапов своего развития. В это время неопределенным был юридический статус журналов, состояние редакционно-издательских и авторских прав, дифференцированное употребление понятий "журнал" и "газета"12. Кроме этого, не было постоянного состава сотрудников, отсутствовала оплата труда журналистов. У издателей не было опыта и навыков, технической базы для создания качественных журналов. Как писал современник, журналы были "грязны, надобно было читать их в перчатках"13. Отсутствие материальной базы влияло на то, что журналы выходили с опозданием и были недолговечны, имели скромный тираж, определяемый спросом малого числа читателей (постоянная аудитория подписчиков отсутствовала). Существовали и цензурные препятствия, существенно затруднявшие дело издания литературных журналов: попадая при рассмотрении цензорами в разряд книг, альманах изучался менее тщательно, чем журнал. Возможно, поэтому, в частности, «декабристы и писатели, близкие к ним по направлению, обратились к выпуску альманахов»14. На некоторое время (буквально на несколько лет) место журналов «заняли» альманахи, ставшие не только сборниками литературных и научно-популярных статей, как это было в Европе, но и изданиями-журналами, тесно связанными с современной общественно-политической жизнью. Именно в это время альманахам были свойственны по-настоящему «журнальные» черты: впервые в истории русской журналистики их издатели начали выплачивать авторский гонорар (К. Ф. Рылеев и А. А. Бестужев, выпускавшие альманах «Полярная звезда»), сформировался постоянный круг участников (редакционный и авторский коллектив) некоторых альманахов («Северные цветы»), в содержании появились критические статьи. Таким образом, можно говорить о существовании в эти годы под названием «альманаха» особого издания синтетического характера (литературного сборника, обладавшего «журнальными» чертами), который повлиял на развитие русского литературного журнала15.

Появление такого типа альманахов (а не изданий Н. М. Карамзина ) послужило началом «альманашного» периода русской литературы17. Издание "Полярной звезды" в начале 1820-х гг. вызвало высочайшее одобрение18 и живой отклик у публики. Альманахи вошли в моду и заполонили полки книжных магазинов и домашних библиотек. Постепенно, в связи с демократизацией писательской и читательской аудитории, они утратили свои новизну и блеск, а вместе с тем и общественно-политический пафос и превратились в механическое воспроизведение лучших образцов. Центральное место среди альманахов 30-х гг. XIX в. заняли издания, вышедшие не в столицах, а в других городах. К концу этого десятилетия альманахи вытесняются полноценными литературными журналами, с начала 40-х гг. и до конца девятнадцатого столетия выходят в свет лишь немногочисленные "толстые альманахи" — сборники литературных произведений и научных статей. В начале XX в. последовал новый всплеск популярности альманахов — прибежища литературы Серебряного века.

В силу относительной немногочисленности (по сравнению с западноевропейскими изданиями) и короткого периода существования альманахи 1800—1830-х гг. сложно разделить на группы19. Дело усугубляется еще и тем, что 16 Альманахи Н. М. Карамзина не принесли дохода издателю и не вызвали большого интереса. Начинание осталось без последователей. Согласно указателю Н. П. Смирнова- Сокольского, до 1823 г. вышло 3 или 4 альманаха. Их появление, главным образом, было связано с деятельностью Общества любителей российской словесности.

17 «Назад тому около четырнадцати лет, писал В. Г. Белинский в 1844 г., русская литература была по преимуществу альманашною. ... Молодая публика ... тем с большим жаром принимала эти книжки, что и сама участвовала в их составлении» (Белинский В. Г. Полн. собр. соч. Т. VIII. С. 214).

18 К. Ф. Рылеев получил два бриллиантовых перстня, а А. А. Бестужев золотую табакерку и бриллиантовый перстень.

19 Попытки осуществить классификацию литературных сборников и альманахов проводились ранее, но проблема не решена окончательно. См.: Березина В. Г. Белинский и вопросы истории русской журналистики. П., 1973. С. 103; Левкович Я. Л. Литературные альманахи одновременно с ними существовали другие разновидности литературных сборников, которые зачастую сложно отличить от альманахов. Критериями отбора могут быть форма издания, цели издателей, состав авторов, особенности содержания. Среди всех литературных сборников, появившихся в указанный период времени20, можно выделить четыре группы:

Собрания занимательных историй, перепечатанные из иностранных журналов и альманахов. Они были предназначены для развлечения публики и носили развлекательный или нравоучительный характер. Ни имена переводчиков и составителей, ни источники заимствования в них, как правило, не указывались. В дальнейшем, в связи с успехами русской словесности, на их страницах все чаще появляются произведения отечественных авторов. К этой группе литературных сборников можно отнести издания21: «Опыт любословия», «Отрывки литературы», «Нравственная соль» и др.

«Собрания сочинений» учащихся, в основном, московских учебных заведений, а в дальнейшем и студентов из других городов. В них печатались переводы произведений иностранных авторов, а также оригинальные сочинения нравоучительного характера. Некоторые участники этих сборников стали впоследствии известными литераторами и приняли деятельное участие в развитии отечественной культуры22.

Третья группа сборников представляет собой антологии сочинении, в основном, отечественных авторов. Составители таких собраний — В. А. Жуковский, Н. И. Греч, члены «Общества любителей отечественной словесности» — отбирали лучшие произведений, давно или только что изданные. Эти издания должны были познакомить публику с достижениями отечественной словесности или даже «заменить целую библиотеку»23 для читателей. Некоторые из них имели вид хрестоматий, предназначенных для юношества"24. Здесь помещались сочинений и переводы А. П. Бенитцкого, Г. Р. Державина, В. А. Жуковского, В. В. Измайлова, Н. М. Карамзина, М. В. Ломоносова, В. Т. Нарежного, Н. И. Новикова, А. А. Писарева, И. П. Пнина, А. П. Сумарокова, Д. И. Фонвизина, М. М. Хераскова; основное место занимали материалы нравоучительного характера и «полезные истины». Обычно хрестоматии и антологии имели два раздела — «проза» и «поэзия», состояли из нескольких частей и переиздавались.

И, наконец, среди литературных сборников отчетливо выделяется группа альманахов. Их отличает, прежде всего, внешний вид: небольшой размер, многочисленные украшения и иллюстрации в тексте. Нарядный внешний вид и маленький размер позволяли преподносить альманах в качестве подарка даме; его можно было положить в карман платья и прочитать понравившееся стихотворение на прогулке или в кругу друзей. Содержащиеся в альманахе литературные

Собрание русских стихотворений, взятых из сочинений лучших стихотворцев российских и из многих русских журналов, изданное Василием Жуковским. М., 1810. [Ч. 1.] С. 1. 24 Сборник «Избранные места из русских сочинений и переводов в прозе. С прибавлением известий о жизни и творениях писателей, которых труды помещены в сем собрании» (СПб., 1812) был издан Н. И. Гречем «для употребления в верхних и средних классах» Главного немецкого училища Св. Петра.

произведения также определяли его своеобразие. Это были новейшие оригинальные сочинения русских литераторов, никогда ранее не издававшиеся25.

Сами альманахи также представляют собой неоднородный материал. Их можно распределить по группам в зависимости от того, насколько были известны авторы, принимавшие участие в составлении или издании альманахов (по качеству литературного материала). Следуя такому принципу, В. Г. Белинский разделил все альманахи на «аристократов» («Северные цветы», «Альбом северных муз», «Денница»), «мещан» («Невский альманах», «Северная лира», «Царское село») и «простой черный народ» («Зимцерла», «Цефей», «Букет» и др.) «Аристократические альманахи украшались стихами Пушкина, Жуковского и щеголяли стихами гг. Баратынского, Языкова, Дельвига, Козлова и других модных тогда поэтов. Альманахи-мещане преимущественно наполнялись изделиями сочинителей средней руки и только для обеспечения успеха щеголяли несколькими пьесками, вымоленными у Пушкина и других знаменитостей. Альманахи-мужики наполнялись стряпнёю сочинителей пятнадцатого класса...»26

Для определения разновидности альманахов также можно воспользоваться теорией типологии, разработанной отечественными учеными27. В соответствии с ней, понятие "тип издания" большинство авторов выводит, исходя из трех типоформирующих признаков: издатель (личность издателя, условия и принципы составления); целевое (функциональное) назначение издания; адресная направленность (читательская аудитория). Совокупность всех трех признаков определяет важнейшие черты типа (типологические характеристики). При этом «издания, имеющие общие типоформирующие факторы, но отличающиеся хотя бы одним из них, не являются представителями одного типа, однако они могут быть объединены по различным признакам в типологические отряды (группы)»28.

Применение этой теории к рассматриваемым изданиям привело к следующим выводам29. Перед нами издания не одного типа, а трех типологических отрядов (разновидностей): 1. альманах "первичного типа", 2. "оригинальный" или 28 Корнилов Е. А. Типология периодической печати: основные понятия и категории. С. 15.

29 Типоформирующми признаками альманахов конца XVIII — начала XIX в. (условно назовем их «альманахи карамзинского типа») были: составление и потребление (чтение) в домашнем кругу, на досуге, в ходе общения. Авторы, составители, читатели — представители одного и того же узкого круга лиц (чрезвычайно малочисленной части русского образованного общества, увлекавшегося литературой). Эти издания не приносили прибыли и были малодоступны для остальной публики. Альманахи, издававшиеся в период с 1823 до середины 1830-х гг., также возникали в кругу друзей, знакомых и единомышленников, который представлял собой уже более многочисленное литературное сообщество. Эти альманахи предназначались не только для развлечения или общения с друзьями, но были ориентированы на широкую читательскую аудиторию; их издание предполагало и финансовый успех. Они состояли исключительно из новинок отечественной литературы. После того как альманахи получили признание и популярность, появились их "подражатели" или "эпигоны", так называемые "вторичные" альманахи, выходившие, главным образом, в 30- х гг. XIX в. На первый взгляд, они ничем не отличались от оригинальных образцов: были хорошо изданы, снабжены качественными иллюстрациями, их страницы украшали произведения (зачастую не новые) лучших современных авторов. В отличие от оригинальных, эти альманахи не были делом единомышленников и друзей, а являлись целым предприятием, целью которого было либо получение прибыли, либо возможность, особенно молодым авторам, оставить свой след в «большой литературе», либо способ прославиться. Читателями этих изданий были теперь не только представители образованной элиты общества, но и относительно широкие демократические слои населения. Альманахи данного типа сыграли большую роль в развитии профессионального труда литератора и коммерционализации журналистики.

"журнальный" и 3. "вторичный" или "подражательный". Альманахи второго и третьего типа существовали одновременно. Они обладали разными сущностью и содержанием, но имели одинаковую форму и сходные черты (маленький размер, изящный внешний вид, иллюстрации, литературное содержание — произведения романтического толка)30. Также можно говорить о существовании еще двух разновидностей: 4. альманахи полу-хрестоматии, сборники романсов и песен и 5. издания переходного типа, сборники научных статей под общим названием «альманах».

Из сказанного становится очевидным, что дать единое определение понятия «альманах» рассматриваемого (как и последующего) времени сложно. Это подтверждает полемика в исследовательской литературе31.

Согласно мнению предшествующих исследователей, альманахи рассматриваемого периода были тесно связаны с ситуацией в русской общественной жизни, культурой и литературой и, находясь в системе отечественной периодики, запечатлели на своих страницах эволюцию общественного мнения. Не случайно А. С. Пушкин писал: «Альманахи сделались представителями нашей словесности. По ним со временем станут судить о ее движении и успехах»32. Вместе с тем литература в то время была «вопросом, с которым незаметно слились многие вопросы о жизни»33. И, соответственно, данный тип изданий может служить источником изучения истории русской общественной мысли первой трети XIX в.

В рассматриваемый промежуток времени существовал значительный интерес к русской истории. Этому способствовали рост национального самосознания, появление «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина, а также интеграция русской общественной мысли в европейскую интеллектуальную систему.

Ответ на вопрос, куда пойдет Россия, вслед за Европой или по своему собственному пути, оказался в основании всех общественно-политических программ. Его фундаментом, в свою очередь, явилось знание прошлого: люди стали искать ответы на волновавшие их вопросы современности, проводя исторические аналогии. «Повышенный интерес к истории становится едва ли не ведущим признаком эпохи. Историческая мысль проникает во все явления духовной жизни, ... формируются грани и принципы нового исторического сознания. Хотя процесс этот носил, как известно, общеевропейский характер, в России он протекал в своеобразных условиях и имел свою специфику. Усилилось, например, внимание к старине, к памятникам древности, к документально-историческим материалам: на страницах журналов и альманахов прошли дискуссии по проблемам исторического прошлого, широко обсуждались формы и методы исторического исследования»34.

Обострился интерес общества к фактологии, к сути и предназначению самой науки истории, методике исторического исследования и т. д. Идея о тесной связи, существовавшей между историческим знанием и общей системой человеческой мысли, не была новшеством. История лежала в основе идеологии Просвещения. В рассматриваемое время тяга к прошлому предстала в ином виде: «Как средство познания истины, смысла человеческого бытия вообще и в частности — событий современности» 35.

Особую роль, как уже говорилось выше, сыграл выход в свет «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина, вызвавшей бурную реакцию общественности. (В частности, это нашло выражение в журнальной полемике. Известно 150 откликов, отражающих весьма широкий спектр мнений, «начиная с безудержных восторгов от разбираемой книги и вплоть до столь же безудержного отрицания каких-либо ее достоинств».)36 Появились исследования по истории этногенеза, государственного развития, эволюции социальных и политических институтов. Обсуждались пространственно-географический и культурно-исторический характер Российской империи в контексте истории ведущих европейских держав. Свое конкретное выражение интерес к национальной истории страны «получил в напряженных поисках оригинальной сущности русского народа, а основной историографической проблемой стало сопоставление исторического пути развития России и Западной Европы»37. Были выделены основные факторы прошлого России, обусловившие ее относительное и конкретное своеобразие: самодержавие и православная церковь, их роль в русской истории.

Проблема соотношения путей развития России и Западной Европы имела большое значение для русской общественной жизни всегда. Она возникла в начале XVII в. как следствие усиления экономических связей России со странами Западной Европы38. Центральное место заняла в годы петровских преобразований. С этого времени и до конца XVIII в. проблема «Россия — Запад» решалась, главным образом, однозначно: в Европе видели пример для подражания и считали, что у России нет иного пути развития, кроме того, что прошли все европейские народы . На вопрос о необходимости усвоения Россией западной цивилизации русские мыслители второй половины XVIII в. отвечали уже не столь категорично, как их предшественники. Возник критический взгляд на многие стороны жизни Западной Европы. В этой связи следует упомянуть Д. И. Фонвизина, И. Н. Болтина, М. М. Щербатова. Необходимо отметить резкие колебания позиции Н. М. Карамзина 40. Особое влияние на возникновение и эволюцию антитезы «Россия — Запад» оказала французская революция. После бурных общественных потрясений начала XIX столетия эта проблема получила новый резонанс. Восстание на Сенатской площади в декабре 1825 г. явилось поражением сторонников либерального образа мыслей. После этого события большую популярность в обществе получила идея решительного и бескомпромиссного противостояния России ведущим странам Европы. Широкое распространение имела концепция особого положения России в мире и невозможности применения для русской государственной системы европейских политических доктрин. Окончательная поляризация мнений в вопросе выбора пути развития России произошла в конце 30-х — начале 40-х гг. XIX в. и вылилась в возникновение славянофильства и западничества.

Эволюция антитезы Россия — Запад в XVII — начале XIX в. рассматривалась в работах отечественных исследователей, в частности В. И. Дурновцева41, но период 1823 - 1837 гг. до сих пор оставался за рамками исследования. Имеет смысл попытаться восполнить этот пробел, рассмотрев тексты на исторические темы, содержащиеся в альманахах. Очевидно, что способы выражения общественных настроений были ограничены в то время, и именно альманахи, благодаря уникальным особенностям этого типа издания42, сохранили на своих страницах особенности развития русской общественной мысли данного направления.

В этом убеждает обращение к историографии альманахов. Этому вопросу посвящена отдельная (первая) глава. Стоит отметить, что альманахи традиционно привлекали внимание ученых: выделялись характерные черты данного типа изданий, его эволюция, особенности содержания в связи с изучением становления философской мысли в России, значение. Общепризнанным является вывод о том, что литературные альманахи 1800—1830-х гг. являются интересным памятником эпохи, так как свидетельствуют о сложных путях эволюции общественной мысли в начале — первых десятилетиях XIX столетия. В них нашли отражение важные этапы развития русской литературы, журналистики, книгоиздания в целом. Русский альманах, по мнению Ю. М. Лотмана, «обозначил собой целый период русской культуры»43.

Вопрос об исторической проблематике на страницах альманахов ранее не привлекал внимания исследователей. Исключение составляют немногочисленные упоминания, посвященные материалам «Полярной звезды»44.

Поэтому целью настоящего исследования является изучение эволюции интереса к исторической тематике в альманахах в связи с важнейшими событиями общественной жизни России данного периода, а также анализ идейных связей опубликованных в альманахах исторических произведений и общественной мысли в России в 1800—1830-х гг.

Задачи исследования состоят в том, чтобы проанализировать историю изучения русских литературно-художественных альманахов в отечественной науке и в связи с этим выделить основные проблемы историографии русских альманахов данного периода: условия возникновения и издания, структурные и содержательные особенности, типологические группы;

выделить тексты с исторической тематикой, опубликованные в альманахах 1800—1830-х гг., определить их жанровое и тематическое своеобразие, охарактеризовать авторов;

выявить и проанализировать проблемы исторического прошлого России, представленные в рассматриваемых произведениях, проследить динамику их изменения в соответствии с особенностями исторического развития России в указанный период.

Поставленным задачам соответствует структура диссертации. Во введении уделяется внимание альманаху как типу изданий. Первая глава посвящена изучению альманахов в отечественной историографии (этапы, основные проблемы, затронутые исследователями, теории возникновения и эволюции альманахов и др.). Во второй главе дан общий обзор выявленных произведений (их жанровое своеобразие, авторский состав, тематика). Третья и четвертая главы содержат анализ трактовок основных сюжетов русской истории в альманахах в связи с основной проблемой «Россия — Запад»: современные внешнеполитические события, взгляд иностранцев на прошлое России, общее и различное в истории России и Европы, сходство и отличия в типах государственного устройства, роль церкви. Особое место в альманахах занимает личность Петра I, его реформаторская деятельность, учреждение русской науки европейского образца, основание Петербурга. Отношение авторов к европейскому вектору нововведений Петра характеризовало их точку зрения в вопросе о выборе будущего пути России (этим сюжетам посвящается четвертая глава).

За рамками настоящего исследования остались сочинения, посвященные истории изобразительного искусства, театра, развитию русского языка, а также заметки критического содержания, статьи по краеведению, всеобщей истории, религиозного содержания, философской и социально-политической тематике45. Эти произведения также имеют непосредственное отношение к проблеме «Россия — 45 Например, особенности взглядов Н. М. Карамзина в отношении европейского легитимизма нашли свое место в альманахе «Аглая» (Воробьева И. В. Историческая концепция Н. М. Карамзина и европейский легитимизм // Освободительное движение в России. Саратов. 2002. Вып. 20. С. 123.) Проблема философии в альманахах чрезвычайно обширна и сложна. Она подразумевает связь с историей европейской философии и знание особенностей русской мысли. Как уже было сказано выше, она не будет рассматриваться в настоящем исследовании.

Запад» (как, например, обсуждение новаций в русском языке), но требуют отдельного изучения.

Методологическую основу диссертации определил принцип полноты источниковой базы, стремление следовать основным задачам исторической критики источников. Задачи диссертации обусловили необходимость историографического анализа как общих, так и частных вопросов темы.

Объект изучения составляют литературно-художественные альманахи 1800—1830-х гг.: особенности их структуры, функционирования, содержания и оформления, публикации на исторические темы, а также материалы, связанные с личностями сочинителей.

Предмет данного исследования — история исторической мысли, а также динамика изменения интереса к русской истории в общественной среде.

Хронологические рамки соответствуют особенностям эволюции альманахов в России и охватывают период 1794—1796 гг. (появление «Аглаи» и «Аонид» Н. М. Карамзина) до конца 1830-х гг. (заключительный этап «альманашной эры»).

Источниковую базу работы составляют материалы, разнообразие которых обусловлено спецификой проводимого исследования. Это фонды Министерства внутренних дел, Министерства народного просвещения, Синода, Министерства императорского двора, Министерства юстиции и др. К первой группе можно отнести источники, характеризующие альманах как тип издания: официальные разрешения об издании альманахов, отметки о прохождении через цензуру рукописей (РГИА, Ф. 777 Петербургский комитет по делам печати при Главном управлении по делам печати в частности, «Ежемесячные ведомости о рассмотренных рукописях и книгах» (в том числе и альманахов) а также «Журналы заседаний С.-Петербургского Цензурного комитета» за рассматриваемый период; РГИА, Ф. 732 (Главное управление училищ); РО РНБ, Ф. 178 (Личный фонд Г. Н. Геннади), содержащий предварительные заметки Г. Н. Геннади к «Библиографии русских альманахов и литературных сборников»). Вторая группа материалов непосредственно касается тематики рассматриваемых публикаций в альманахах и связана, в частности, с событиями наводнения 7 ноября 1824 г. в Петербурге. Прежде всего, это законодательные акты (Полный свод законов Т. 39 за 1824 г.), «Сборник постановлений и распоряжений по цензуре с 1720 по 1862 гг.», документы Канцелярии департамента уделов (РГИА, Ф.515) и др.46

Основным источником являлись литературно-художественные альманахи 1800 — 1830-х гг. (из фондов РНБ, БАН, ИРЛИ). В диссертации проанализированы 55 изданий (выпусков), и в них — более 200 сочинений на темы из русской истории.

Четвертую группу источников составляют публикации периодических изданий, выходивших одновременно с альманахами: «Московский телеграф», «Отечественные записки», «Сын Отечества», «Финский вестник».

Пятую группу источников представляют мемуары, дневники, письма составителей альманахов и авторов публикаций, характеризующие

Особо нужно отметить, что с целью достижения полноты источникой базы были просмотрены отдельные дела фондов РГИА: Ф. 806 (Духовное правление при протопресвитере военного и морского духовенства), Ф. 938 (Документы, собранные заведующим общим архивом Министерства императорского двора Г. В. Есиповым (коллекция)), Ф. 519 (Канцелярия начальника по придворной части Главного штаба е. и. в. кн. П. М. Волконского), Ф. 1405 (Министерство юстиции), Ф. 1409 (Собственная е.и.в. канцелярия), Ф. 759 (Собственная е.и.в. канцелярия по учреждениям императрицы Марии), Ф. 735 (Канцелярия министра Народного просвещения), Ф. 1341 (Первый департамент Сената), Ф. 1282 (Канцелярия министра внутренних дел). В результате были найдены документы, ранее не вовлекаемые в сферу научного анализа, существенно дополняющие картину: (например, донесения должностных лиц о разрушениях в Кронштадте (Ф. 1409. Оп. 1. Д. 4290), о повреждениях церкви Св. Троицы (Ф. 806. Оп. 2. Д. 4516), о пособиях потерпевшим (Ф. 519. Оп. 7. Д. 325; Ф. 1405. Оп. 22. Д. 1354; Ф. 735. Оп.1. Д. 7) и др). Данные материалы не упоминаются в тексте самой диссертации, но могут быть полезны исследователям истории петербургских наводнений.

рассматриваемый период времени (С. Н. Глинка, Н. И. Греч, А. И. Дельвиг, А. В. Никитенко, А. С. Пушкин).

Научная новизна диссертации обусловлена междисциплинарным характером данной работы, находящейся на стыке нескольких наук — истории, книговедения, истории журналистики, литературоведения. Впервые с позиций исторической науки рассмотрены оригинальные сочинения отечественных авторов, посвященные истории России, опубликованные на страницах всех известных литературно-художественных альманахов47, выявлена обусловленность тематики и концепций идей условиями и тенденциями общественного развития 1800—1830-х гг.

Теоретическая значимость исследования заключается в установлении типологических групп альманахов 1800—1830-х гг., а также выделении разновидностей литературных сборников указанного периода в целом.

Практическое значение исследования состоит в том, что материалы и выводы диссертации могут быть использованы в научной и преподавательской деятельности, в исследованиях по истории русской исторической и общественной мысли первой половины XIX в., при подготовке лекций и семинаров по отечественной истории, историографии, источниковедению.

Подобные работы
Бичерова Наталья Сергеевна
История России второй половины XIX - начала XX века в современной американской русистике
Нефедов Сергей Александрович
Демографически-структурная теория и ее применение в изучении социально-экономической истории России
Кананерова Елена Николаевна
Международные научные проекты по аграрной истории России : конец XX - начало XXI вв.
Шаров Владимир Александрович
Проблемы социальной и политической истории России второй половины XVI - начала XVII вв. в трудах С.Ф. Платонова
Дубровский Александр Михайлович
Формирование концепции истории феодальной России: историческая наука в контексте политики и идеологии
Минина Екатерина Валерьевна
Музейные коллекции по горному делу в России как источник по истории науки и техники
Тимохина Елена Александровна
Дозорные книги городов первой трети XVII в. как источник по истории средневекового города Европейской России
Хорхордина Татьяна Иннокентьевна
История архивоведческой мысли в России: генезис, становление и развитие
Ипатенко Елена Валерьевна
Источники по истории иммиграционной политики Советской России (СССР) 1920-х годов
Наумов Евгений Юрьевич
Переписка Чичериных как источник по истории общественного сознания и культуры России второй половины XIX - начала XX вв.

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net