Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Исторические науки
Отечественная история

Диссертационная работа:

Смирнов Руслан Алексеевич. Социальный облик ярославского дворянства в конце XIX - начале XX в. (Начало 90 гг. XIX в. - февраль 1917 г.) : Дис. ... канд. ист. наук : 07.00.02 : Ярославль, 2003 239 c. РГБ ОД, 61:04-7/255

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение 3

Глава I: Социальная идентификация ярославского дворянства 34

I. 1. Правовой статус и экономическая характеристика 34

1.2. Социальная мобильность 49

I. 3. Характерные черты общественного сознания 65

Глава II: Сословно - административная деятельность дворянской
корпоративной организации 88

II. 1. Эволюция дворянских учреждений в конце XIX - начале XX в 88

II. 2. Социальная политика дворянской корпоративной организации .... 104 II. 3. Роль корпоративной организации в сословной самоидентнфнкацни

дворянства 116

Глава III: Общественно - политическая деятельность дворянства 125

Ш. 1. Взаимоотношения ярославского дворянского общества
и власти 125

Ш. 2. Участие дворянства в общественно-политических

организациях 139

Заключение 155

Библиографический список использоезиной литературы и источников .... 159
Приложения 177

Введение к работе:

Актуальность темы исследования. Российское дворянство в конце ХГХ-начале XX в. отличалось многообразием политических убеждений, происхождения, экономического статуса, повседневного уклада жизни и мировоззрения. Оно было опорой самодержавного строя, но в тоже время, находилось в руководстве всех политических партий, в том числе и оппозиционных режиму. Из всех сословий дореволюционной России дворянство было самым малочисленным, однако, его представители занимали ключевые посты на всех уровнях власти и обладали значительной частью материальных богатств.

В настоящее Еремя история русского дворянства конца XIX - начала XX в. вызывает большой интерес российских и зарубежных историков, привлекает внимание современного российского общества. Обращение к дворянской проблематике связано с актуализацией традиционных тем исследований русской дореволюционной и советской историографии, а также с распространением теории модернизации и развитием ноеых направлений в западной исторической науке. Они вывели на перЕый план проблемы социальной стратификации российского общества конца Х1Х-начала XX е. В этот период наблюдался процесс разрушения традиционного и становление индустриального общества. В тоже время очевидна недостаточная разработанность отдельных историографических и источниковедческих аспектов темы, возможность ноеой постановки проблемы. Всестороннее изучение социальной структуры Еысшего сословия в рамках региональной истории, использование ноеых для отечественной историографии методологических подходов позволяют более глубоко осмыслить различные аспекты социальной истории России.

«Вопрос о социальной идентификации е дореволюционной России затрагивается в тысячах научных работ, но им непосредственно занимаются главным образом зарубежные историки. ... Парадоксально, что те же самые историки, которые большое внимание уделяют этому вопросу, относятся очень

скептически ко всем социальным категориям. И все историки дореволюционной России сталкиваются с неразберихой в социальных категориях, начиная с терминологии».1

Историография темы. В большом комплексе литературы по проблемам дворянства, можно выделить четыре основных компонента: дореволюционная, советская, современная отечественная и зарубежная историография.

В дореволюционной историографии представители консервативного и либерального направлений рассматривали вопрос о роли и месте сослоеия в жизни страны.2 Значительное развитие история дворянства получила в рамках генеалогии, что было связано с возросшим интересом дворянских обществ в конце XIX - начале XX е. к истории сословия. Наиболее известные работы были написаны Л. М. Савеловым, В. И. Чернопятовым, В. В. Руммелем, принадлежавших к московской генеалогической школе. Генеалогию ярославского дворянства исследовали И. Н. ЕльчаннноЕ, Д. А. Булатов, Ф. А. Бычков.3 История отдельных дворянских родов, этимология их фамилий и титулов рассматривалась в трудах П. Н. Петрова и Е. П. КарноЕича.4 Выявление, описание и упорядочивание эмпирических сведений, рассмотрение источника как средства получения фактоЕ, вспомогательная функция внутренней и Енепшей критики источников, описательный характер работ и построение общих выводов на основе выявленных фактов, - все это

См.: Филд Д Социальные представления в дореволюционнойРосснн.//Реформыили революция. Россия 1861-1917 гг. СПб., 1992, с. 67.

См:ВеселовскииБ. История земства СПб., 1911, т.З, 4; Его же К Еопросу о классовых интересах в земстве. СПб., 1905; Евреинов Г. А Прошлое и настоящее значение русского дворянства СПб., 1893; Ермолкин В. В. Задачи дворянства СПб., 1895; Елишєе А И. Дворянское депо. М., 1898; Семенов Н. П Наше дворянство. СПб., 1899; Савепов Л М. Дворянское сословие в его бытовом и общественном значении. Доклад о ДЕорянстЕе. М., 1906; Сергей Андреевич Муромцев. Ы, 1911 .Юбилейный земский сборник, 1864-1914, СПб., 1914.

3 См: Летопись историко-родослоєного общества в Москве. М., 1914, еып. 1-2; Руммель В. В. Родословный
сборник русских дЕорянскик фамилий. СПб., 1386- 1887, т. 1 -2; СаЕелов А М. Библиографический указатель
по истерии, геральдике и родословию российского дворянства. M., 1904; Его же Родословные записи. Вьпт. I-
Ш, М., 1906,1908, 1909; Булатов Д. А Материалы для генеалогии и истории даорянских родов Ростовского
уезда, Ярославской губернии 1783-1887. Ростов, вып. 1, 1883; Бычков Ф. А Опыт библиографического
указателя печатных материалов для генеалогии русского ДЕорянства. СПб., 1885; Его же Родословная рода
князей и дворян Бычковых-Ростовских. СПб., 1880; Ельчашшов И, Н. Материалы для генеалогии ярославского
дворянства Ярославль, 1910-1918, еып 1-10.

4 См: КарновичКП. Родовые прозвания и титулы в России и слияние иноземцев с русскими. М, 1991;
Петров П Н. История родов русского дворянства. СПб., 1886 и М, 1991, т. 1,2.

5 позволило отнести отмеченные исследования К ПОЗИТНЕИСТСКОЙ историографии.

В трудах советских историков преимущественное внимание обращалось на явления соцнально-экономичеасой истории: факты эксплуатации крестьян, организацию управления имениями, новации в экономике, позволяющие усматривать е них элементы капиталистических отношений. В сфере истории общественного сознания изучались взгляды революционно настроенных дЕорян, заметных лиц, причастных к государственно-реформаторской деятельности, а также тех, кто прославился в сфере литературы, искусства и науки. Развивавшееся в двадцатые годы усадьбоЕедение, подверглось гонениям. Повседневность жизненного уклада, обыденная культура чтения и общения, «родственность» взаимоотношений, типичная для такой среды, характерные формы взаимодействия с другими сословиями в домашней обстановке и на людях и т. п. оказывались вне поля зрения историков, особенно для пореформенного периода, т. е. последнего пятидесятилетия царской России.1

Во многом определяющими для советских историков были оценки, которые дал в своих трудах высшему сослоеию В. И. Ленин. Он указывал на Есесильность «даорян-помещикоЕ», считал латифундии, большинство КЗ которых принадлежало дворянам, опорой остатков крепостничества. Общественно-политическая деятельность дворянства рассматривалась им через призму противостояния трех главных противоборствующих лагерей: правительственного, либерального и рабочей демократии.

Конкретно-историческое исследование темы в рамках марксистской методологии и формационный подхода охватило 60-конец 80 гг. Актуализация истории высшего сословия произошла после дискуссии о российском абсолютизме 1967 г. А.Л. АЕрех, В. С. Дякин, П. А. Зайончковскнн, А. П. Корелнн, Ю. Б. Солоеьєе в рамках этой дискуссии дали оценку

См.: Шмидт С. О. А И. Мусин-Пушкин и развитие культуры России//Мусины-Пушкины в истории России. Рыбинск, 1998, с. 5-7. 2 См.: ЛенннВ. И. ПСС. 5-ий., т. 16, с 196-207,215-219,403-407: т. 20, с. 400402; т. 21, с. 172.

российскому самодержавию конца ХІХ-начала XX е. и его взаимоотношениям с дворянством.1

П. А. Зайончковский полагал, что политика правитель ства б тот период носила явно Еыраженный дворянский характер, рассчитанный на сохранение в стране феодальных пережитков. Ю. Б. Солоеьєе пришел к выводу о «взатагатяготении и взаимоподдержке» дворянства и самодержавия, не допустившей буржуазного перерождения ни самодержавия, гаї дворянства. По мнению В.С.Дякина, не только дворянство, но и буржуазия выступали в качестве классовой опоры самодержавия, а политика царизма строилась на лавировании между интересами поместного дворянства, буржуазии и «крайне Прагой реакции». Одновременно происходила борьба указанных групп за влияние на самодержавие между собой. А. Я. Аврех считал «реакционное поместное дворянство» глзеной социальной опорой царизма, но разлад в механизме их взаимопонимания н взаимодействия привел к ослабленню, как , самодержавия, так и дворянства.

А П. Корелин исследовал социально-экономическое и политическое положение сослоеия е пореформенной России, рассмотрел структуру и компетенцию корпоративной организации дворянства. На основе анализа петиций дворянских собраний автор проследил изменения EO взаимоотношениях поместного дворянства с Еластью, еыяеие тем самым эеолюцню, как дворянского сословия, так и абсолютизма. Он указал на общее

См.: Аврех А. Я. Царизм накануне свержения. М., 1989; ДякинВ. С. Самодержавие, буржуазия и дворянство е 1907-1911 гг. Л. 1978; Его же Буржуазия, ДЕорянство и царизм в 1911-1914 гг. Разложение третьеиюньской системы. Л. 1988; Его же Столыпин и дворянство. Провал местной реформы/Шроблемы крестьянского землевладения н внутренней политики России. Труды ЛОИИСССР, 1972, вып. 13, с. 231-274; ЗанончкоЕский П. А. Российское самодержавие б конце ХГХ столетия. М., 1970; Его же Правительственный аппарат самодержавной России. М.,1978; Корелин А. П. Дворянство в пореформенной России. 1861-1904. Состав, численность, корпоративная организация. М, 1979; Его же Российское даорянстЕО и его сослоЕная организация (1861-1904)У/Исторня СССР. 1971. 5. С. 56-81; СолоеьєвЮ. Б. Самодержавие и дворянство е конце ХК е., Л, 1973. Его же Самодержавие и даорянстЕО в 1902-1907 гг. Л, 1981; Его же Самодержавие и дворянство в 1907-1914 гг. Л, 1990; Его же Правительство и политика укрепления классовых позиций дворянства в конце ХГХвУЯруды ЛОИИСССР. Внутренняя политика царизма. 1963, вып. 8, с. 239-280; Его же Печать о политической роли дворянстЕав конце XIX вУ/Проблемы крестьянского землевладения и внутренней политики России. Труды ЛОИИСССР. 1972, вып. 13, с. 210-231; Его же Объединенное дворянство и проект создания дворянского экономического союзаУ/Мэнополии и экономическая политика царизма в конце ХГХ-начале XX в. Л, 1987, с 200-222; Его же Самодержавие, даорянстЕО и проблема сближения с крестьянством е конце ХК-начале XX вУ/Рефсрмы или революция? Россия 1861-1917. СПб.,1992, с. 100-111.

7 укрепление позиций дворянства, однако отметил и начавшийся процесс разложения СОСЛОЕИЯ.

Общероссийская дискуссия дала импульс региональным исследованиям политической истории поместного дворянства. При этом доказывалась его историческая обреченность, а общественно-политическая деятельность дворянства рассматривалась как борьба за сохранение экономических и политических привилегии.1

Интерес исследователей привлекла и организация Объединенного дворянства. И. Д. Байсберг полагал, что Совет общедаорянской организации представлял собой партийную организацию с программой, уставом и общностью действий. А. П. Бородин отмечал влияние Объединенного дворянства в Государственном Совете, а М. А. Бибин связал кризис Объединенного дворянства бо Еремя первой мировой войны с общим кризисом самодержавной власти.2

Изучение ДЕОрянства также проходило в рамках исследований по истории земско-либерального движения. При этом затрагивались вопросы роли, состава и влияния дворянства в зємстеє.3

С целью изучения проблемы о преобладающем типе аграрной капиталистической эволюции в дореволюционной России исследовалась эволюция дворянского помещичьего хозяйства. Анализу подверглись структура и размещение дворянского землевладения, его удельный вес в системе частного и общероссийского фонда, система помещичьего землепользования и еєдєния хозяйства. А. М. Анфимов изучал латифундии и пришел к выводу о

' См.: Курсеева О. А Поместное дворянство Поволжья в конце XIX - начале XX е. Дкс. ...к к к, Куйбышев, 1984; Третьякова Г. А Поместное дворянство Европейской России в 1917 г. Дне. ...к и. к, Куйбышев, 1990.

См.: ЕибинМ. А Крушение организации Объединенного дворянства 1914-1917 г. Дне. ... к. и. а, М., 1921; Его же Совет Объединенного дворянства и прогрессистскш блок е 1915- 1916 гг.//Веегаик МГУ. История J6 1, серия 8, 1980, с. 32-44; Бородин А П Усиление позиций Объединенного дворянства е Государственном совете в 1907-1914 г.//Вопросы истории, 1977, Уё 2, с.5б — 66; Байсберг И. Д Соеєт Объединенного даорянства и его влияние на политику самодержавия (1906-1914). Автореф. ... к. и н., М., 195 б.

3 См.: Герасименко Г. А Земское самоуправление s Россия М, 1990; ЗаяарсЕа Л Г. Земская контрреформа. Автореф. ... к. н. н., М., 1962; Ее же_3емская контрреформа 1890 г. М., 1968; ПирумоЕЗ Н. М. Земское либеральное движение. Социальные корни и эеолюция до начала XX в. М., 1977; Шацнлло К. #. Русский либерализм накануне революции 1905-1907 гг.: Организация. Программы Тактика. М, 1985; ШлемннП И Земско-либеральное движение на рубеже ХГХ-ХХв. Автореф. ... к. и. я,М., 1973.

преобладании в них «крепостнически-кабальной» системы хозяйства. Эту же точку зрения разделяла Л. П. Минарик. Историки И. Д. Ковальченко, Н. Б. Селунская, Б. М. Лнтваков доказали преобладание капиталистичесюах форм производства в помещичьем хозяйстве.1 Изучение ЭЕОЛЮЦИИ помещичьего хозяйства проводилось и на материалах отдельных губерний.2

Е. И. Мокряк на основе индивидуальных источников проЕела исследование социальной психологин столичного поместного дворянства в период 1850-1904 гг. Она констатировала изменение быта и нравов высшего сословия, снижение престижа государственной службы, возрастание интереса к собственным имениям и предприятиям, замкнутость е своей социальной группе, а также чувство неуверенности и страха перед будущим.3

Смена методологии, уход от формационного и классового подхода актуализировали проблему социальной идентификации, поэтому в 90 гг; увеличилось количество исследований, написанных в рамках социальной истории. Особым Екладом е ее развитие стала монографию Б. Н. Миронова. Автор рассмотрел эволюцию дворянского сословия как результат модернизации российского общества и пришел к выводу, что дворянство превратилось из господствующего сословия в средний класс.4

На региональном уровне это направление развивалось в диссертациях

См.: Анфимов А. М. Крупное помещичье хозяйство Европейской России конца ХГХ-начала XX в. М., 1969; КоЕальченко И. Д, Селунская Н. Б., Литезкое Б. М. Социально-экономический строй помещичьего хозяйства Европейской России в эпоху капитализма. М., 1982; Минарик А П. Экономическая характеристика крупнейших землевладельцев России. М., 1971; Селунская Н. Б. Методы изучения социальной структуры помещичьего згозяйства России конца ХК-взчалз XX в. (по описаниям дворянского земельного банка). Автореф. ... к. и. а. М..1974.

2 См.: Александров H. М. Помещичье хозяйство Верхней Волги е пореформенный период. Автореф. ... к. и. н,
Ярославль, 1937; Его же Дворянское землевладение Ярославской губернии в конце ХЇХ-начапе XX
в.//Актуальные проблемы современного научного знания. Ярославль, 1983, с. 25-27; Архипова Л. М.
Капиталистическая зеолкзцня помещичьего хозяйства Ярославской н Нижегородской губернии в период
империализма (середина 90-т. гг. XIX В.-1917 г.). Дне. ... к и. н., М., 1988; Ее же Имение Еорисоглеб. Об
особенностях помещичьего хозяйства Мусі-шьгх-Пушккньгх в конце ХГХ-начале ХХв./Л'Луа-шы-Пуцпа-шы
Ярославль, 1996, с. 55-56; Литуев В. Н. Движение дворянского землевладения в Нечерноземье в эпоху
капитализма (опыт количественного анализ а).//История СССР. 1983, № 2, с. 95-105; Пронин Е. И. Крестьянское
и помещичье хозяйство Калужской губернии в конце ХГХ - начале XX в. Автореф. ...кн. н., Ы, 1969;
Проскурякова Н. А Дворянское землевладение Европейской России по материал ам земельных переписей 1877-
1905 г. Автореф. ... к. я н.,М., 1973.

3 См.: Мокряк Е. II Днєеникн и мемуары как источник для изучения социальной психологии дворянства в
России її полсеины ХК-начала XX в. Дис. ... к. и. н, М, 1977; Ее же Обзор дневников и мемуаров русских
помещиков, живших во П половине ХК-начале XX е. //Вестник Московского университета. История, 1976,
№4, с. 81-90.

4 См.: Миронов Б. H Социальная история России. СПб., 2000. т. 1,2.

9 В. С. Кулабухова, К. Н. Куркова, М. И. Лзеицкой, Т. В. Филатовой, Е. Е. Юдина.1

В. С. Кулабухов еыябил постепенное разрушение традиционной системы ценностей и формирование на принципах индивидуализма ноеого типа личности российского дворянина. К. Н. КуркоЕ пришел к Еыводу, что дворяне, вовлеченные в промышленное предпринимательстЕО, сохраняли черты сослоеной общности в характере сеоєй деятельности и были психологически были неготовы к восприятию буржуазных ценностей. Е. Е. Юдин констатировал кризис сословия и рост оппозиционных настроений е его среде Ео время первой мировой еойны, считая это естественной социальной трансформацией ДЕОрянства в систем}' индустриального общества. Т. В. Филатова отметила подъем сослоеного самосознания поместного ДЕОрянстЕаЕ начале XX е. и интенсивный поиск им новой самоидентнфнкации, что проявилось е активной деятельности дворянских обществ, желании укрепить дворянское сословие, восприятии службы на местном уроЕне как более важной, чем служба е центральных канцеляриях. В осноеє подъема сословного самосознания было искреннее убеждение е огромном значении ДЕОрянства для государственной жизни. М. И. ЛаЕицкая проЕела всестороннее исследование ДЕорянстЕа на материалах Орловской губернии и пришла к ЕЫЕОдам о дифференциации сослоеия, упадке дворянского землевладения, снижении нравственных устоеЕ и норм поведения, которые имели необратимый характер и вели к постепенной деградации сослоеия.

Изучение в современной историографии партийно-политической системы и уровня политической культуры еноеь актуализировало исследование организации Объединенного дворянства. А. П. Корелин рассмотрел ее как

См.: КулабуховЕ. С. Эволюция менталитета ДЕОрянства Черноземного региона в пореформенный период. 186"1-1905 г. Дне. ...к. к н., Белгород, 1997; Курков К. Н. Российское дворянство и торгоЕО-промьппленное предпринимательство в начале XX в. (1900-1914). Дис. ... к. к к, М., 1997; ЛавицкаяМ. И. Орловское потомственное ДЕорянстЕО второй половины ХШ-начала XX ее. Происхождение, Енутрисословныэ группы к социально-культурный облик. Дис. ...к. и. н, Орел, 1999; -ФилатоваТ. В. Российское поместное дворянство в начале XX в.: организация, деятельность, попытки самовдентифисации. Дис. ...к. и н., М., 2000; ЮдинЕ. К Русское дворянство накануне и в период первой мировой еойны: Проблемы социального развития и политической деятельности сословия. Дис. ... к. к н.,М., 2000.

политическую организацию переходного типа, в программе и тактике которой переплелись традиционные установки и буржуазно-демократические нормы формировавшегося гражданского общества. Региональный компонент общественно-политической деятельности дворянства нашел отражение в диссертациях Е. П. Кабытовой, 3. М. Кобозевой, И. В. Сзеицкого, О. Ю. Соболевой. Аьторы отмечали политическое расслоение провинциального дворянства, рост оппозиционных настроений в его среде, рассматривали деятельность представителей высшего сословия в общественных организациях.2

В гораздо меньшей степени, чем в советский период, изучается: экономический статус сослоеия. В раде трудов затрагивались вопросы гражданской и военной службы дворянства. М. Ю. Кагин-Ярцев обратил внимание на частый Еыбор остзейским высшим сословием недворянских профессий. А. П. Бородин еыяеил в социальном составе Государственного совета значительное количество дворян. Л. Е. Шепелев исслєдоезл изменение Енепшнх атрибутов чиноеной службы. С. В. Волков рассмотрел как параллельный процесс снижение в конце XIX в. статуса офицера и дворянского статуса. Об этом же писали А. А. Михайлов, А. Н. Теркун, Я. В. Бухарев.4

См.: КорелинАП Объединенное дворянство (1906-1917).//Проблемы социально-экономической и политической истории России ХГХ-ХХ в. СПб., 1999. с. 333-353; Объединенное дворянство: Съезды уполномоченных губернских дворянских обществ. 1906-1912 гг. В 3 тт. М., 2001; Бородин А. П. Объединенное дворянство и аграрная реформаУЛЗопросы истории. 1993, № 9, с. 33-44.

2 См.: Кабытова Е. П. Поместное дворянство Центрально-Черноземного района в начале XX в. Дне. ... к. и. н., Самара, 1993; Ее же Кризис русского дворянства. Самара 1997; Кобозева 3. М. Дворянство Центрально-Промышленного района в начале XX в. Дне. ... к. и. к, Самара, 1995; СаЕицкийИ. Б. Дворянство Европейского Сеєера России е середине ХГХ-начале XX веков (По материалам Олонецкой, Вологодской н Архангельской губерний). Дис. ...к. и н, Петрозаводск, 1993; Его же Дворянство Еыгегорского уезда Олонецкой губернии в ХГХ-начале XX в.//Еологда. Краеведческий альманах. Вологда, 1997, с. 55-62; Его же Собрания вологодских дворян в середине ХК-начале XX Ев.//Вопогда Краеведческий альманах Вологда. 2000, вып.3, с 133-146; Соболева О. Ю. Региональные легальные общественные организации на рубеже ХЗХ-ХХ ее. (1890-1914). На материалах Костромской и Ярославской губерний. Дис. ... к. и н,ИЕансЕО, 1993. См.: Коеелєе С. Н. Отечественная историография помещичьего хозяйства России (60 гг. ХЕХв —1917 г.). Дис. ... к. з. к ML, 1998; Полх П. П Помещичье хозяйство Новгородской губернии в конце ХГХ е. Автореф. ... К.И.Н, Новгород, 2001; Шаповалов В. А Дворянское землевладение и землепользование в Центрально-Черноземном регионе в пореформенный период. 1861-1905 гг. Автореф. ... к. и к М., 1992. 4 См.: Бухарев Я. В. Военно-морское депо России конца ХГХ-начала XX в. Аьт^реф. ... к и. к. Казань, 2000; Золксв С. В. Русский офицерскуй корпус. М., 1993; Бородин А. П. Государственный совет России (1906-1917); Киров, 1999; Катин-Ярцев М. Ю. Балтийско-немецкое дворянство на российской службе. Конец XVTH-начзло XX еєков. Дис. ... к. и. н, М., 2000; Михайлов А А. Еоенно-учебное ведомство России во второй половине ХГХ-начале XXв. и его роль в подготовке офицерских кадров. Автореф. ...д. к к, СПб. , 2000,ТеркунА_ Н. Военное воспитание в России (1905-1914). Автореф. ... к. и. а СПб., 1999; Шепелев Л Е. Чиноеный мир России XVrH-началаXX вв. СПб., 1999.

Дворянская усадьба подверглась исследованию в русле историко-культурологнческого подхода.1 Особенности развития еьісшєго сословия были прослежены и при изучении отдельных аспектов дворянской культуры.

Источниковедческим аспектам темы были посвящены работы Л. А. Быковой, Г. А. Двоеносовой, А. В. Елпатьевского. Предметом изучения Двоеносовой и Быкоеой стали губернские родословные книги как источника, отражающего не только генеалогические сеязи, но и изменения в социальной структуре и психологии провинциального потомственного дворянства. А. В. ЕлпатьеЕскии проследил историю докуметирования сослоеной принадлежности в XVIII-начале XX в. С методологической и источниковедческой точки зрения интерес представляют работы по истории дворянства ETOpOII ПОЛОЕШГЫ XVIII-первой половины XIX в.5 ДЕОрЯНСТЕО

См: Русская усадьба. Был. 1 (17), М., 1994; Русская усадьба на страницах журналов «Старые годы» и «Столица н усадьба». М., 1994; Мир русской усадьбы М., 1995; Демина Г. В. Мир дворянской усздьбы как зеркало жизни сбщестЕзУ/Вестник Московского университета. Серия 8. История. М, 1996. № б, с. 4 - 18; Михайлова Г. Б. Усадьба «Петровское» и род дворян Михалковы:: в истории Рыбинского края. Рыбинск, 2000; Ее же Усадьба «Тихенно-Никольское» и ее основатель ярославский помещик Н. И. Тишинин. Рыбинск, 2001; Русская усадьба XVIII - XX е.: проблемы исследования, реставрации и музеефикацки. Семиотика пространства. Ярославль, 2000; Дворянская и купеческая сельская усадьба в России XVI-XX ее. М., 2001. 2 См.: Власов П. В. БлаготЕорительность и милосердие в России. М, 2001; Гордин Я. А Дуэли и дуэлянты СПб., 1996; Захарова О. Ю. Светские церемониалы в Росам ХУШ-начала XX ев. М, 2001; Хренов Н. А Дворянская субкультура в ракурсе исторической психологии//Мир психологии. 199S, №1, с. 23 2-259.

См.: Быкова Л. А Родословные книги Тверской губернии 1785-1917 гг. как источник по истории русского провинциального даорянства. Дис. ... к. и. к, М, 1993; Двоенасова Г. А Дворянская родословная книга Казанской губернии 1785 -1917 гг.: Региональные аспекты изучения массового источника. Автореф. ... к. и. н, Казань, 2000.

4 См: ЕлпзтьєбскийАВ. Законодательные источники по истории документирования сослоеной принадлежности в царской России (ХУШ-начала XX б.).//Источникоеєдєниє отечественной исторіш. Сборник статей. 1984 г. М., 1936, с. 34-72.

s См: Еиккел О. Л. Семья Ивашевых в контексте русской дворянской культуры конца ХУШ-ХГХ ее. Дис. ...
к. и. н., М, 2000; Дементьева Е. Ю. Провинциальное ДЕорянство Среднего Поволжья первой половины ХГХ в.
Автореф. ... к.кн., Самара, 1999; МарасиноваЕ. Н. Социальная психология интеллектуально-
аристократических кругов росашскогодЕорянстЕа последней^ Опыт формально-количественного
анализа источников эпистолярного жанра Дис. ... к. и к, М, 1991; Ее же Психология элиты российского
ДЕорянсгеа последней трети XVIII е. М, 1999, с. 52-55; Ее же Вотчинник или помещик? Эпистолярные
источники о социальной психологии российского феодала второй полоеины XVTII в./ТМенталитет и аграрное
развитие России: материалы международной конференции (XIX - XX е.). М, 1996, с. 135-145; С. С. Минц
Социальная психология российского дЕсрянстза последней трети XVEH е. - первой трети XIX в. в осеєщєнии
источников мемуарного характера Дис ...к. и. к М, 1931; Ее же Мемуары и российское дворянство.
Источниковедческий аспект историко-психологического исследования. СПб., 1998; О. С. Муравьева Как
воспитывали русского дворянина М, 1995; СшоезО. В. Дворянство Ярославской губернии в конце ХУШ -
первой половине ХГХ ее. Автореф. ... к. и. R, Ярославль, 1999; Ее же Роль дЕорянстЕа Ярославской губернии е
организации местного и сословного управления е начале ХІХ е.: на материалах ГосударстЕенного архкЕз
Ярославской областнУ/Местные архивы об истории регионов России. СПб., 1997, с. 60-65; К вопросу об
аграрном и промышленном предпринимательстве российских даоряя е конце XVHI в.-перЕОЙ половине ХГХ ев.
(на материалах Ярославской губернии).//Днскусснонные проблемы российской истории Арзамас, 1993, с. 116—
120; Ее же Формулярные списки дворян Ярославской губернии как источник по социально-политической
деятельности дворянства на рубеже ХУШ-ХГХ ввУ/Путь в науку. Ярославль, 1997, еып. 3, с. 26-30; Лотман

12 изучается также с точки зрения генеалогии, бнографнки, и просопографии.1 Основным этапам формирования дЕОрянстЕа и некоторым его особенностям посвящена статья В. И. Буганова.2

Б западной историографии дворянская тема долгое Еремя находилась на периферии внимания историков, уступив лерЕое место проблеме развития капитализма и индустриатізации, рабочему движению, «антифеодальному» потенциалу крестьянства, возникновению либеральной и радикальной интеллигенции. Только начиная с 60 гг. XX в. под влиянием теории модернизации и новой социальной исторіш исследователи обратились к проблеме социальной стратификации российского общества и связанной с ней истории дворянства.

Историки М. Конфино, Г. Фриз, Д. Брукс, Д. Филд разошлись е оценке

социальной структуры российского общества. М. Конфино оспаривал существование классов и сословий и в дореформенной, и в пореформенной России, признавая только «социальные группировки». Г. Фриз доказывал, что сословный строй сложился в России только накануне отмены крепостного права, что образование классов шло туго и противоречиво, а сослоеность была жива еще накануне революции 1917 г. Д. Брукс указал на появление в начале XX в. ноеого социального типа, для которого отнесенность к любому классу или сослоеию являлось лишь преградой в продвижении Е жизни. Д. Филд предложил использовать для более точной оценки социальных категорий

Ю. М. Беседы о русской культуре. Быт и традиция русского дворянства (ХШП-качала XIX в.). СПб., 1999; ШпукннаН. А Быт провинциального дворянства ео П половине XVTH столетия. Автореф. ... к а н., М, 2001.

См.: Григоров А А Из истории костромского дворянства. Кострома, 1993; Дворянская семья. Из историк дворянских фамилий России СПб., 2000; Дворянские роды Российской империи. СПб., 1993-1998, тт. 1-4; Мусины-Пушкины. Ярославль, 1996; Мусины-Пушкины в истории России. Рыбинск, 1998; НаумоЕ О. Н. Московская генеалогическая школа конца ХГХ-первон половины XX ев. Дис. ...к. и. и, М, 1995; Его асе Описание и научное использование архива московского дворянского собрания s конце ХЕХ-начале ХХЕ.//Отечественные архивы, 1997, 2& 2, с. 16-23; Летопись нсторико-родослоЕного общества в Москве. М, вып. 3,1995;Русская генеалогия. М, 1999; Рыкова О. В. Генеалогия и фонды личного происхождения (развитие отечественной практической генеалогии). Дне. ... кии, М,1985; Соловьев Б. И. Русское дворянство и его выдающиеся представители. Ростов на Дону, 2000; Фролов Н. В. Предводители дворянства Владимирской губернии. Владимир, 1995.

2 См.: Буганов В. И. Российское дворянство//Еопросы истории 1994, № 1, с. 29-41.

3 Цит. по: Diestelmeier F. Derrussische Adel im 19. Jahrhundert/ZJahrbucher fur Geschichte Osteuropas, 1978, Band
26, S. 377. [Дистельмайер Ф. Русское дворянство в 19 еєкє.]

4Цит. по: Филд Д Указ соч., с. 67-77.

13 дореволюционной России понятие <шредставление». Оно Еіслючало в себя следующие виды: 1) понятие субъекта о себе, о месте сеоєм и себе подобных в обществе; 2) понятия других о субъекте и ему подобных, в том числе понятия формальные, юридические (сословие), понятия из вне, аналитические (класс), и понятия обычные, даже обывательские; 3) роль, которую исполняет субъект в известных условиях с изеєстной целью - «представление» в смысле «зрелища». Использование понятия «представление» позволило Филду заявить, что движение от сослоеного строя к классовому е России не было прямошшейным. Оно обуславливалось противоречивостью и многосложностью СОСЛОЕНЫХ и классовых понятий, Езаимодействием этих понятий друг с другом, уровнем совпадения их с другими видами социальных представлений. Сильное влияние на все виды социальных представлений оказывало правительство, политическая н экономическая конъюнктура, положение личности или группы в иерархии данного времени. При этом в повседневных взаимодействиях и столкновениях главное значение имел третий тип представления, т. е. исполнение роли перед другими.

В центре внимания современных английских и американских историков Т. Эмонс, Р. Мэнинг, С. Б екер, А. Манер, Д. Ливен оказался вопрос о политической активности русского дворянстЕа.1

Т. Эмонс полагал, что экономически предопределенные групповые интересы б дворянской среде проявляли себя сильнее, чем сослоеный дух, что не позволяет говорить о существовании сословия уже в конце XIX е., поэтому поместное дворянство необходимо рассматривать не как сословие, а как политически активную группу с аграрными интересами. Р. Мэнинг утверждала, что русское ДЕОрянство нахолилось е плохих экономических условиях, что и стало причиной гибели его и царизма. Напротив, С. Бекер, указывал, что

1 Цнт по: HildermeierM Der russische Adel топ 1700 bis 1917.//Europaischer Ariel 1750-1950. Goningen, 1990, S. 200-204. [Гильдермайер Ы Русское дворянство с 1700 по 1917.]; См.: DiesielmeierF. Указ соч. S. 400; LievenD. Aschied von Macht und Wurden: der europaische Adel 1815-1914. Frankfurt/Main, 1995. [Ливен Д. Прощание с Еластью и достоинством: европейское дворянство 1815-1914.]; Mayer A J. Adelsmacht und Burgertum: die Kriese der europaischen Gesellschaft; 1S48-1914. Mmchen, 1924. [Манер А Дворянская елзсть и буржуазия: кризис европейского общества.]

14 русское дворянстЕо не переживало упадка. Более того, е большей своей массе оно успешно приспособилось к новым отношениям. ДЕорянство не находилось е кризисе, а считало более выгодным вкладывать свой капитал не в аграрную сферу, хотя и в ней доходы ДЕорянства есє еще были значительны.

А. Майер считал, что до 1914 г. б Европе в целом, и в России в частности, господствовали доїшдустриальньїе учреждения, элиты и соответствующие ценностные представления, а наиболее влиятельным сословием было ДЕорянство. С критикой позиции А. Майера выступил ажлийскнй историк Д. Ливен. В рамках теории модернизации он прОЕел сравнительный анализ дворянства Англии, Германии и России Х1Х-начала XX в. По его мнению, в изучаемый период наблюдались изменения в экономическом положении дворянства, вызвавшие соцноісультурную трансформацию и оказавшие влияние на его политические позиции. В наибольшей степени политические позиции оказались утрачены аристократией Англии, где промышленная революция произошла гораздо раньше, чем в Пруссии и России. Этим же обстоятельством Лиеєн объяснял сохранение ведущих полигичесісих позиций прусасим и русским дворянством до 1914 г. Проблема культурной гегемонии дворянства также представлялась ему неоднозначной. Если под культурой понимать определенную систему ценностей (права и свободы), то британское и немецкое дворянстЕо сделало гораздо больший еклэд в их становление, чем русское. Если под культурой подразумевать, прежде есєго, литературу и музыку, то в этом отношении, русское ДЕорянстЕО превзошло английское и немецкое. В социальном плане русское дворянство не имело такого феодального багажа как английское или немецкое Еысшее сословие. В России не было верхней палаты парламента, подъем е аристократическую элиту был намного легче, чем в Англии, дворянские титулы не имели особенных привилегий и все больше теряли свое значение.

Если труды английских и американских исследователей по истории русского дворянства е определенной степени известны отечественным историкам, то аналогичная немецкая историография осталась неизученной.

15 Необходимо отметить, что проблематика и направление исследований русского дворянства немецкой историографией, ео многом, определялись как исследованиями советской и англо-американской историографии, так и исследованиями по истории немецкого дворянства.1

Немецкие историки Д. Гейер, М. Гнльдермайер, А. Гренцер, Д. Дальман неоднозначно оценивали политическое и социально-экономическое положение дворянства в российском обществе.

Д. Гейер обратил внимание на то, что земельная дифференциация увеличила раскол дворянства и способствовала утрате сослоеных интересов.2

М. Гильдермайер пришел к заключению, что поместное дворянство было
опрометчиво объявлено экономически нежизнеспособным. Для верхнего и
среднего слоев дворянства это был Бременный кризис б период приспособления
к изменившимся экономическим и социальным условиям. Автор отметил, что
остается открытым вопрос о профессиях и источниках доходов тех дворян,
которые не хотели служить или были Еытеснены со службы другими
% сословиями. Значительная их часть пополнила техническую и научную

интеллигенцию или посвятила себя новым профессиям. При этом у них увеличивались шансы попасть в оппозицию. Последняя опора самодержавия и радикальный противник — дворянство.

Ученик М. Гильдермайера А. Гренцер изучал в региональном аспекте русское поместное ДЕОрянсгво периода 1861-1917 гг. Он пришел к еыеоду, что по отношению к русскому ДЕОрянству недействителен ни тезис о его неуклонном упадке, ни противоположное утверждение, согласно которому, русское ДЕорянство быстро приспособилось к изменившимся социально-экономическим отношениям. Были как позитивные, так и негативные результаты попыток дворянства реагировать на структурные изменения в

5 См.: Анализ концепций изучения немецкого ДЕорянства в историографии: Marburg S., Matzerath J. Vorn Stand
sr Erriraermgsgruppe. Zur Adslsgeschichte des 13. md 19. Jahrhmdeffi.//Der Schritt in die Modeme: sachischer
\f Adel zvrischen 1763 md 1918. Koln, Weimar, Wien, 2001. S. 5 - 16. [Марбург С, Мацерат E. От сослсеия к

достопамятной группе. К истории ДЕорянства 13-19 в./ЯПагв новое иремя: саксонское ДЕорянство мезду 1763 и 1918.]

2 См.: GeyerD. Der russischeImperialismus. Gottingen, 1977 [Гейер Д. Русский Емперкзгизм]. i См.: Hildermeier М. Указ соч.

ЭКОНОМИКС Н ОбщеСТЕСВ ЦЄЛОМ, руССКОе ДЕОрЯНСТЕО, Как И боЛЬШИНСТЕО ДЕОрЯИ

Западной Европы, превратилось из господствующего сослоеня в успешную элиту или, по крайней мере, находилась на пути к этому.

Д. Дальман нсслєдоезл историю кадетской партии на региональном уровне. Он утверждал, что провинциальное ДЕОрянство связывала общая работа в земстве, определенная форма ответственности за развитие губернии, забота о подъеме «культурного уровня» крестьянского населения. Однако прежде всего его объединяло социально-экономическое и политическое положение: потеря земель и утрата влияния на власть, а также оппозиция против центра. Политические директивы центральной власти высшее сословие воспринимало как необоснованное вмешательство в сферу их влияния. Местное ДЕОрянство переходило в либеральную оппозицию против таких претензий власти. Однако преобладающая его часть ни в коем случае не считала себя «либералами». Они рассматривали себя как землевладельцев, которым причитается определенная роль в местной политической жизни, поэтому Дальман считал, что «либеральность» многих земцев е 1905-1906 гг. следует рассматривать как защитную позицию против внешнего влияния, а не как глубокое политическое убеждение.

Исследование воспоминания представителей аристократии позволило Д. Дальману заявить о сохранении в его среде традиционных даорянских ценностей.3

История русского дворянства после революции 1917 г. затрагивалась в ряде исследований о русской эмиграции.4

См.: GrenzerA Adel im ausgehenden Zarenreich. Der nissische Landadel zwischen Selbstbehauptung und Anpassung nach Aufhsbung der Leibeigerachaft. Stuttgart, 1995 (Гренцер А. Дворянство в угасающей царской империи. Русское поместное дворянство между самоутверждением и приспособлением после отмены крепостного права].

2 См.: DahlmannD. Die Рготіпг Y/ahlL Russlands Konstitulionel-Demokretische Partei und die Dumawahlen 1906-
1912. Koln, Weimar, Wien, 1996 [Дальман Д Провинция Еыбирает. Российская конституционно-
демократическая партия «думские выборы 1906-1912.].

3 См.: Его же "Als eine Welt untergingf: Das Ende des Zarenreiches in den Lebenserrinerangen der russischer
Aristcfcratie//Finis mundi: Festschrift Sir Hans Lemba'g asn 65. Geburtstag. Stt&gart, 199S, S. 61-76. [«Когда наш
мир погиб»: конец царской империи в воспоминаниях русской аристократии].

4 См.: Eussische Emigration in Deutschland 1918 - bis 1941: Leben im europiischen Eurgerkrieg. Berlin, 1995.
[Русская эмиграция в Германии с 191S по 1941: жизнь в европейской гражданской войне.], Dodenhoft В. "Last
mich nach Enssland heim". E.ussische Emigranten in Deutschland von 1918 bis 1945. Frankfurt / Main, 1993.
[ДоденхефтЕ. «Дайте мне вернуться в Россию». Русские эмигранты в Германии с 1918 по 1945 г.]

С методологической точки зрения интерес представляли работы Р. Брауна и Ф. Днстельмайера.

Р.Браун на основе исследования истории немецкого ДЕорянства разработал концепцию «Obenbleiben» (дослоено: «оставаться наверху»). Аетор З^верждал, что еся история дворянства представляла собой постоянную борьбу за то, чтобы «оставаться наверху». В этой борьбе были как победители, так и проиграЕшне, наблюдались также и позиционные изменения внутри дворянского сословия. Браун считал, что в дворянской среде на протяжении столетий разЕилнсь специфические семейные и групповые стратегии меж- и внугригенератиЕной защиты позиций и улучшения сеоєго положения.1

Ф. Дистельмайер прОБел детальный анализ историографии и указал на сохраняющие актуальность исследовательские проблемы по социальной истории российского дворянства XIX в. По его мнению, необходимо обратится к исследованию правового статуса сословия, изучить его роль на государственной службе. Интерес представляет не только роль дворянства в бюрократии или армии, но и влияние чиновной или офицерской службы на самосознание дворянина, его мотивацию к службе. Не менее актуально исследование истории Бысшего сословия на региональном уровне. Важно оценить масштабы дворянского абсентеизма и его последствия для политической, культурной и общественной жизни провинции. Безусловный интерес представляет исследование института предводителей ДЕорянства, е частности, его социального состава, особенностей совмещения предводителями сословной и коронной службы, влияние на них ДЕОрянстЕа и взаимоотношения с губернатором как с представителем государственной власти. В конечном итоге все это, по мнению немецкого историка, позволяет точнее ответить на вопрос о роли поместного дворянства в провинции. Дистельмайер обратил внимание и на определенную косность ряда понятий по отношению к русскому дворянству. Корректировки требует оценка социально-экономического

См.: EraunR. Konzeptionelle Bemerkungen sum Obenbleiben: Adel im 19 Jahihundert/ZEurcpaischer Adel 1750-1950. Gottingea 1990. S. 87-95. [ЕраунР. Концептуальные заметки к «Obenbleiben»].

положения дворянства, поскольку статистические категории оценки еьісшєго сословия в историографии до сих пор не разработаны. Проблематичной ему представлялась и классификация дворянства по двум группам - либеральной и консервативной. Условность такой систематизации в том, она заимствована из западной политической системы, однако в силу <шолнтнко-теоретической отсталости» России ее применение малоэффективно. Исходя из этого, автор подверг сомнению сложившееся мнение о дворянских собраниях как о базисе консервативного дворянства, а о земстве как о прибежище либерального дворянства. Дистельмайер обратил внимание на неравномерность изучения разных слоев сословия. Значительный интерес представляет изучение ноеого дворянства, условия его ассимиляции и влияние на состав сословия. Важно таїсже исследование жизненных условий мелтсопоместных дворян. АЕтор статьи поднял проблему последствий поворота к «современным» профессиям индустриального общества для самосознания и сущности дворянства, для его традиционной роли ведущего сослоеия страны.1

Анализ западной историографии темы показал ее большую ориентированность, по сравнению с российской, на разработку теоретической базы исследований. Вследствие этого в западной историографии раньше чем в отечественной науке проявилась нацеленность на региональные комплексные исследования. Преимущественный интерес к изучению новой социальной истории позволил западным историкам занять еедущие позиции. В тоже время в изучении экономического и политического статуса российского ДЕОрЯНСТЕа западная наука уступала позициям отечественной. В современной отечественной историографии истории дворянства наблюдается синтез лучших достижений дореволюционной, советской и западной науки. Тем не менее, это не исключает наличие в ней малоисследованных и дискуссионных проблем.

Актуальным представляется исследование положения дворянства в социальной структуре российского общества конца Х1Х-начала XX в., комплексный анализ его социального облика. Малоисследованными остаются

1 См.: Diestslmeier F. Указ. соч.

19 также проблемы модернизации дворянства в условиях формировавшегося буржуазного общества, эеолюции российской элиты и включение высшего сословия в сферы государственного управления, экономики, политики, изучение через призму высшего сослоеия проблемы сформироЕанности гражданского общества.

Объектом исследования является ярославское дворянство конца XIX-начала XX е. Его можно рассматривать как самостоятельное общество со своими учреждениями, собранием, родословной книгой, казной.

Предметом исследования стал социальный облик ярославского дворянства конца Х1Х-начала XX е., т. е. совокупность его социальных, экономических, политических, ментальных характеристик и особенностей.

Целью данного исследования является выявление основных черт социального облика ярославского дворянства в конце ХГХ-начале XX в. Постановка цели определила задачи исследования:

раскрыть историографические аспекты темы;

установить изменения е правовом положении высшего сословия;

проследить трансформацию экономического статуса дворянства;

изучить социальную мобильность дворянства.

-исследовать содержание и характер деятельности дворянской корпоративной организации;

- оценить характер и масштабы общественно-политической деятельности
ДЕорянства;

-определить основные черты общественного сознания Еысшего

сословия.

Новизна исследования. В диссертации получило развитие региональное направление е изучении российского дворянства. До сих пор социальный облик Еысшего сословия Ярославской губернии не являлся объектом специального исследования. Впервые в научный оборот веєдєн ряд источников, которые ранее не исследовались как массовые: журналы регистрации документов дворянской корпоративной организации, журналы заседаний дворянского

20 депутатского собрания, окладные книги дворянских сбороЕ, проанализированы труды немецких историков о русском дворянстве. Впервые в историографии составлена социокультурная характеристика предводителей и депутатов дворянства, а также представителей служилого дворянства, определены основные черты общественного сознания ярославского ДЕОрянства. Детальному анализу подверглась деятельность провинциальной дворянской корпоративной организации. Впервые предметом самостоятельного исследования стали факты социальной мобильности ярославского дворянства.

Хронологические рамки исследования охватили важный для социальной структуры российского общества этап конца Х1Х-начала XX е., когда происходило становление индустриального общества. В ряде случаев для реконструкции отдельных явлений происходило обращение к более раннему периоду.

Территориальные рамки. Изучение темы носило многоіранньш, всесторонний характер, поэтому проводилось на материалах одной Ярославской губернии. Анализ проблемы на региональном уровне обладает рядом преимуществ и позволяет глубоко раскрыть общественные феномены.1 Ярославская губерния представляла собой древний центр дворянства, где жили такие известные дворянские роды как Михалковы, Сабанеевы, Тучковы, Урусовы и другие. Вместе с тем, являясь центральной губернией Российской империи, она поставляла кадры для бюрократического аппарата, поэтому значительную долю Еысшего сослоеия в губернии составляло служилое дворянство. В диссертации были рассмотрены обе эти категории. Согласно переписи 1897 г. в Ярославской губернии проживало 4200 потомственных дворян, что составляло 0,4% ее населения (см.: прил., табл. 1). В работе

1 См: Копосов ЕЕО невозмозкости микронстории. Индивидуальное и уникальное в историн/ЯСагус. М. 2000, еыпЗ, с. 33-52; Бессмертный Ю. Л. Многоликая история. Проблема интеграции мнкро-и макроподходов./Жазус. М. 2000, вып. 3, с. 52-62; СеняЕскии А. С. Концепция модернизации и ее исследовательский потенциал в изучении российской истерии 3QX е. Теоретико-методологический н ннструментарный аспект.//Асіо novo. М, 2000, с. 213-244; Regionales Prisma der Vergangenheit Perspektiven der modemer Regionalgeschichte (19/20 Jahrhundert). St bigbert, 1996 [Региональная призма прошлого. Перспективы современной региональной истории (19/20 в.)]; Regionalgeschichte in Europa: Methoden und Ertrage der Forschung zum 16. bis 19. Jahrhundert Paderbcm, 2000 [Региональная история в Европе: методы и эффективность исследования с 1 б до 19 в.].

использовались и материалы о ярославских дворянах, проживавших за пределами ярославского края, но принадлежавших к ярославскому губернскому обществу.

Методологические основы. Исследование выполнено е соответствии с осноеньши принципами ноеой социальной истории, предметом которой является изучение социального поведения людей в самых разных его аспектах, а также социальных сдеигоб в масштабах широких социальных групп населения, анализ социальных структур, развитие классов, слоев и групп, их взаимоотношений и конфликтов. Для нее характерно обращение к массовым источникам, использование КЕантитатиЕНЫХ методов их обработки, что позволяет увидеть тенденции и улоЕить закономерности социальной динамики. Значительное развитие в ноеой социальной истории получили исследования на региональном уровне. Центральной темой выступает изучение социальной мобильности, которая рассматривается как важнейший фактор для определения социальных групп Енутрн общества. Социальная динамика анализируется в сеязн с теорией модернизации, рассматривающей важнейшим направлением исторического разЕитня движение к более открытому и менее стратнфнцироЕашюму обществу.1

Исследование опиралось на принципы, выработанные дореволюционной исторической наукой и развитые современной наукой. В основе исследования лежал источниковедческий подход, который базируется на признании одушевленности источника. Источник рассматривается как субъект познания, что позволяет проникнуть через информационные источники е изучаемую эпоху. Исходя из этого, в работе использовались различные методы исторического познания: сравнительно-историческнй анализ, текстологический анализ, ттшизнрующий и нндішидуализирующнй методы, контент-анализ, метод ретроспективного анкетирования. При исследовании даоряяской организации и общестЕенно-пошгшческой деятельности представителей

См.: Репина Л. П. Новая историческая наука и социальная история. М., 199S; Соколов А Е. Ееєдєниє в современную западную историографию. Ярославль, 2002, с. 35 -42.

22 Еысшего сослоеия применялся один из принципов шігопуционального подхода - анализ согласования интересов, т. е. рассмотрение каждого общественного и государственного учреждения, как структуры, отразившей интересы и потребности изучаемой части людей, как результат взаимодействия, приведший к определенному компромиссу между частью общества и властью. При раскрытии темы социальной мобильности использовались элементы тендерного подхода.1

Источники. Работа сложилась из 175 архивных дел 13 фондоЕ Государственного архива Ярославской области, а также оігубликованньїх документов. В соответствии с их видовой принадлежностью все использованные е диссертации источники могут быть сведены в следующие комплексы: законодательные источники, делопроизводственная документация, статистические источники, периодическая печать, источники личного происхождения. Каждая из выделенных групп имеет сбои отличительные признаки и требует специального анализа.

Законодательные источники о дворянстве представляют достаточно обтшгрный комплекс документов, располагавшихся почти во всех частях Свода Законов, а также в Полном собрзшш. законов Российской империи. Основной материал о еьісшєм сослоеии содержался в IX томе Се ода Ззконое (Законы о состояниях), посвященном сословному законодательству.

В работе привлекались неофициальные издания Г. Блосфельдта «Сборник законов о российском дворянстве» и дополнение к ней - «Российское дворянстЕО. Узаконения и разъяснения». Блосфельдт яелялся специалистом по сословному законодательству, был автором исследования по истории Свода законов, принимал участие в деятельности организации Объединенного дворянства. Автор ставил задачу объединить лишь действующее

1 См.: Лаппо-Данипевский А С. Методология истории. СПб., 1910 - 1913. Вып. 1-2; Медушееасая О. М,
Румянцева М. #. Методология истерик. М, 1997;Ястребицкзя А Л «Другая» социальная истерия: об едком
интеллектуальном эксперименте. (А Грайф «Теория игр и исторический анализ институтов. Экономические
институты среднеЕЄКОЕья»)У/История РЖ, М. 2000, Ш1, с. 23 -46.

2 См.: Блосфельдт Г. Сборник законов о российском деорянстЕе. СПб., 1901; Его же Российское дворянство.
Узаконения и разъяснения. СПб., 1910; Его же Законная сила свода законов в сеєтє артиЕНЬгя данных.
Петроград, 1917.

23 законодательство, поэтому в «Сборник» не еошли законодательные нормы, утратившие, по его мнению, «значение действующего закона по силе ноеєйпшх узаконений». Издание носило справочный характер.1

К разновидности законодательных источников относятся уставы. Был проанализирован устав дворянского приюта и «Проект правіш ярославского дворянского клуба». Эти источники отразили особенности взглядое Бысшего сословия на проблему бедности е своей среде и свободного времяпрепровождения. Изучение устава приюта включало рассмотрение нескольких его проектов, возникших на различных стадиях обсуждения и утверждения. «Проект правил ярославского дворянского клуба» опирался на практику аналогичных документов в других губерниях.

Наибольший интерес по исследуемой проблеме представляет делопроизводственная документация дворянской корпоративной оргашгзацин (фонды губернского предводителя дворянства и дворянского депутатского собрания). Отдельные типы этого источника были подвергнуты специальному анализу, что позволило установить особенности функционирования дворянской корпоративной организации.

Несмотря на дуализм дворянской корпоративной организацшг, ее догсументация обладала теме же специфическими признаками, что и делопроизводственная документация прочих государственных учреждений. Она была строго регламентирована по внешним признакам и содержанию. Это проявилось в законодательном регулировании системы делопроизводства, еєдєнии отчетной догсументации, регистрации переписки в соответствующих журналах, снятии копий с исходящих документов (так называемых отпусков), протоколировании заседаний коллегиальных органов управления корпоративной организации в специальных журналах, оформлении документов. Документы имели номер, типографский бланк со штампом учреждения, дату и подпись автора или делопроизводителя.

См.: Блссфеїьдт Г. Сборник ... с. Ш - VI

ГАЯО,ф. 214,оп 1,д. 931;См.:Проегсгі7раЕНлЯрослаЕскогодЕорлНскогоїЛ>'біЯроспянль, 1S82.

Принимая Ео внимание важность изучения делопроизводственной документации для исследования механизма и эффективности функционирования дворянской корпоративной организащш, анализу были подвергнуты журналы регистрации документов и журналы заседаний дворянских учреждений.1

Журналы регастрацпи документов позволили установить круг респондентов, в контактах с которыми состояла дворянская организация, а также проследить в динамике интенсивность взаимоотношений с ними. Этот вид источника е исторической литературе привлекался фрагментарно и не использовался как массовый источник для изучения дворянской корпоративной организации.2 Журналы регистрации документов депутатского собрания и канцелярии предводителя дворянства содержали однотипные сведения. Сопоставление записей в журналах регистрации документов с текущей делопроизводственной документацией позволило сделать еыбод о высокой степени достоверности и точности источника.

Эволюция такого дворянского учреждения как дворянское депутатское собрание была прослежена по журналам заседаний депутатского собрания. Данный нсточншс находится в фонде 213 ГАЯО. Все имеющиеся в наличии журналы за 1892-1893, 1895 - 1902, и 1913 - 1917 гг. были ееєдєньі е научный оборот.3

Разновидностью делопроизводственной документации яеляются алфавитные списки лиц, внесенных в течение года в губернскую родословную існигу.4 Б них сообщалось о лицах причисленных к уже существовавшим дворянским родам, о дворянах «перечисленных» из других губерний, и о ноеых родах, утвержденных е дворянстве Сенатом, и внесенных е губернскую родословную існигу.

Каждый из списков содержал информацию о дате и номере определения

1 См.: Источниковедение: Теория. История. Метод. Источники российской истории: учебное пособие. М., 1998,

с. 407 -40S; Источниковедение истории СССР. М, 1981, с. 263 -270.

2ГАЯО, ф. 213, on 1,д. 602,614, 652,713, ф. 214,оп 1,д. 174,190. 193,196.

1 См: Тэмже, ф. 213, д. 582,603,607,617, 619,622,623,632,636, 641,673,699,704,708,714,719.

4 См.: Там же, ф. 213, on 1, д. 596.

25 депутатского собрания о внесении дворянина в родословную книгу, его имени, части родословной книга, куда он вносился и сведениях о пожаловании дворянства основателю этого рода. Соответствующие рапорта и алфавитные списки заверялись столоначальником депутатского собрания и губернским предводителем ДЕорянстЕа Копии, остававшиеся в депутатском собрании, подписывались столоначальником. Информация источника охватила период 1890-1897 гг. Сопоставление данных этого источника со сведениями, извлеченными из журналов заседаний депутатского собрания, а также его назначение убеждают в достоверности и точности заключенной в ней информации.

Этот источник позволил проследить процесс развития местного дворянского общества. В частности, соотнести масштабы пополнения дворянского общества за счет местного дворянства, переводов из других губерний и образования новых дворянских родоЕ. Установить, за счет представителей каких сослоеных разрядов е первую очередь происходило пополнение губернской рОДОСЛОЕНОЙ книги.

Важная информация по общественно-политической деятельности дворянства содержится в журналах губернского дворянского собрания. Они составлялись е ходе собраний, их копии пересылались губернатору. Это давало возможность губернатору следить за ходом собрания и информировать министра внутренних дел о ходатайствах дворянского общества. Кроме того, губернатор утверждал избранных собранием предводителей и депутатов дворянства. Журналы позволили проследить изменения е состзеє участников собраний, еыяеить позиции дворянского общества по обсуждавшимся вопросам, оценить атмосферу дворянских собраний. Подлинники журналов находятся в фонде губернского предводителя дворянстЕа (ф. 214), а копии в фонде губернатора (ф. 73).

К делопроизводственной документации, фиксировавшей сословную

! ГАЯО, ф. 73, он 1,д. 6663,6795,6913,7017,7134,7183,7219,7289,7334,7397,7420,7437,7462,7541; ф. 213, да. 1, д. 721: ф. 214, он 1,д. 140,151,177,183,191,195,193, 202,204.

26 принадлежность, относилась губернская родословная книга. Она является единственным систематическим источником, позволяющим установить разрядную принадлежность предводителей, депутатов ДЕОрянства и земских гласных.1 Ее материалы охБатыЕают все слои потомственного дворянства губернии. Однако источник страдает определенной неполнотой сведений. Обязательной запись в родословную книгу была только для дворян, обладавших каким - либо недвижимым имуществом б губернии. Дворяне, не владевшие недвижимой собственностью, могли записываться в родословную книгу той губернии, «где предки их прежде Еладели имением». Лица, получившие дворянство по чину или ордену могли приписаться к любому губернскому дворянскому обществу. Однако с 1900 г. собрание предводителей и депутатов получило право отказывать дворянам, не владеющим собственностью в губернии, Ео внесении их родов в родословную книгу. Кроме того, такие факторы, как отсутствие наказания для дворян за невнесение б родословную книгу, падение престижа дворянского состояния и достаточно Еысокая плата за запись, приводили к тому, что не есє дворяне губернии вносили себя в родословную книгу. Определенная неточность наблюдалась и прн распределеннн дворян по частям родословной книги. Представители одного и того же рода могли попасть в разные части родословной книги. Ряд листоЕ е источнике отсутствует. Однако, е целом, распределение ДЕОрянства по частям родословной книги есє же отражает более или менее точно соотношение междуг группами дворянства.2

Определенная информация была почерпнута из такого источника как бюджет дворянской корпоративной организации, который содержал информацию о доходах и расходах дворянского общества на трехлетие. Источник находится в журналах з асе даній дворянского собрания. Расходная часть бюджета подробно расписывала административные и социальные расходы дворянского общества Социальные расходы дворянского бюджета

1 ГАЯО, ф. 213, сяіі.л. 4209-4214. См.:Еппатъенскин А. В. Законодательные ... с. 65.

27 утверждались губернатором. Контроль за расходованием сумм производился губернским дворянским собранием. Анализ источника позеолил проследить изменение доли социальных расходов дворянской корпоративной организации е конце XIX - начале XX в.

Для составления социокультурной характеристики предводителей и
депутатов ДЕорянства использовались данные формулярных списков. Были
выявлены формулярные списки всех предводителей и большинства депутатов
дворянства. При отсутствии необходимых формулярных списков привлекались
фрагментарно однотипные источники, также содержавшие

персонифицированные данные. Это краткие списки о службе; списки лиц, удовлетворяющих требованиям для назначения на должности земских начальников; сведения о почетных мировых судьях, избранных на очередное трехлетне; сведения о депутатах дворянства, собиравшиеся для Особого Совещания по делам дворянского сослоеия. 1

Значительный интерес представляют дворянские записки. Были выявлены и проанализированы записки восьми лиц: П. М. Азанчеевского-АзанчееЕа, М.М. Борщова, Д. А. ГладкоЕа, А. А_ Прасолова, С. В. Михайлова, С. В. Михалкова, А. М. Черносвитова и Кир. Кир. Черносвнтова. Авторы записок принадлежали к средне - и крупнопоместному ДЕОрянству. За исключением К. К ЧерносЕитоЕа, все они е разное Еремя находились на сословной службе.2

Семь из еосьми записок были составлены е 1898 г. Их появление было ЕЫЗЕано законотворческой деятельностью Особого Совещания по делам дворянского сословия, которое собирало сведения о положении Еысшего сослоеия на местах и мнения дЕорянстЕа по Еопросам, стоявшим е программе Совещания. Все записки, за исключением записки губернского предводителя С. В. Михалкова, носили персональный характер. Записка Михалкова отражала

1 ГАЯО, ф. 73, oil 1, Д. 6670,7007, 7140, 7387, 7417, 7474, 7484; он б, д. 91, 275; са 9, д. 329, ф. 79, on 7,
д. 2524,2643,2692,2724,2823,2930,2967,3002,3352,3792,4225; ф. 213, од 1, д. 71S; ф. 214, оп. 1, д. 951, 929,
1012; ф. 346, оп. 3, д. 429,586, ф. 485, on 1, д. 641, 900; ф. 582, on 1, д. 177,238; ф. 906, on 4, д. 1064, ф. 912,
on 1,д. 119.

2 См.: Там же, ф. 214, on 1, д. 951,п 5,10-31,37-50(05.), 83-94,103-103 (об.); д. 1003.П 18-30.

28 официальное мнение дворянского общества и была составлена с учетом вышеупомянутых записок. В записках отразилось восприятие поместным дворянством своей роли в российском обществе конца XIX - начала XX е.

Богатый информативный материал содержит сборник документов «Объединенное дворянство: Съезды уполномоченных губернских дворянских обществ».1 В сборник Еключены стенограммы заседаний дворянских съездов, материалы работы постоянного соеєтз, а также сопутствующая документация. Изучение документов Объединенного дворянства позволяет еыяеитъ особенности формирования российской партийно-политической системы, уровень политической культуры в стране, место и роль дворянства в назревавшей кризисе политического режима.3

Несмотря на высокую степень качественной и количественной репрезентативности, источник имеет некоторые пробелы. В частности, он не содержит стенограммы заседаний подготовительной комиссии к первому съезду. Между тем, именно на ее заседаниях вырабатывались общие принципы организации Объединенного дворянства. Кроме того, по свидетельству князя Щербатова, исполнявшего в 1906 г. обязанности председателя постоянного совета, стенографирование первого съезда Объединенного дворянства было организовано неудовлетворительно: «многие из стенограмм заседаний съезда оказались настолько неполными, неясными и Еообще неудовлетворительными, что Соеєт не мог езять на себя напечатать их как отчеты заседаний. Таким образом, пришлось составлять журналы частью на память, частью посредством лишь извлечений из стенограмм».3

Сведения об участии ДЕОрянства в общественно-политической жизни, о настроениях е дворянской среде и о взаимоотношениях помещиков с крестьянами были почерпнуты из фондов губернатора, ярославского губернского жандармского управлення, ярославского охранного отделения. В

1 См.: Объединенное ДЕорянство: Съезды уполномоченных губернских дворянских обществ. 1906-1912 гг. М.,
2001.

2 См.: Объединенное дворянство: Съезды ... т. 1, с. 5.

3 ГАЯО, ф. 214, оп. 1, д. 1002, п. 1 -1 (об.).

диссертации были использоезны соответствующие материалы политических обзоров, докладов и донесений по Ярославской губернии за разные годы, перлюстрированные письма, характеристики отдельных лиц.

Данные о дворянском землевладении и участии сословия в промытпленно-пре дпринимате ль ской деятельности были заимствованы из книг окладных даорянских сбороЕ. Книги окладных сбороЕ составлялись отдельно для каждого уезда. В них указывались размеры дворянских имений, земская оценка принадлежавших дворянам торговых и промышленных заведений, а также домов и участков б городе, обозначался размер окладного сбора.1

Необходимо отметить, что источник не различает имущества потомственных н личных дворян. Кроме того, окладные книги дворянских сборов учитывали количество имений в уезде, а не количество владельцев. Поэтому ДЕоряннн, имевший несколько имений в одном уезде, упоминался Е книге окладных сборов несколько раз. При оценке размера взимавшихся сборов с промышленных н торговых заведений учитывалась только ценность и доходность самих помещений. В оценку не включалась стоимость товаров и оборудования, а также торговые и промышленные обороты. Однако, несмотря на определенные недостатки, источник позволяет судить о вовлечении ДЕорянстЕаЕ торгово-промышленную деятельность.

Определенное представление об особенностях развития дворянских имений в .Ярославской губернии в конце ХГХ в. дали материалы, собиравшиеся Императорским московским сельскохозяйственным обществом «о лучших е губернии сельскохозяйственных производствах». Их информация е определенной степени демонстрирует процесс специализации помещичьих хозяйств, вовлечение их е рынок, показывают специфику сельскохозяйственного производства в отдельных уездах, персонифицирует данные о наиболее успешных помещиках губернии. Сведения собирались уездными предводителями дворянства в 1894 г. Всего в наличии имеются

1 ГАЯО, ф. 213, оп. 1, д. 4031,4082,40S4,4035,4037,4039,4090,4092,4054,4095,4097,4053,4100,4105,4104.

данные о дворянских имениях в семи уездах из десяти. Все документы имеют подписи уездных предводителей дворянства.'

Использовавшиеся в диссертации статистические материалы относятся к группе источников собиравшихся, главным образом, для нужд правительства, функционирования дворянской корпоративной организации, а также ряда других учреждений.

Важные статистические данные по истории дворянства содержали материалы, собиравшиеся по запросу Особого Совещания по делам дворянского сословия. В диссертации были использоезны сведения о составе губернских дворянских собраний в 1862 - 1896 гг., о составе губернских земских гласных в 1883 - 1898 гг., о председателях и членах губернской земской управы с 1865 по 1896 гг., сведения о депутатах дворянства за период с 1887 по 1897 г. Кроме того, были привлечены данные об уездных предводителями дворянства, занимавших должности губернских земских гласных, сведения о предводителях и депутатах дворянства, неутЕержденных губернатором в должностях, о дворянском приюте и стипендиях, учрежденных дворянским обществом.

Для изучения дворянского образования в конце XIX - начале XX в. привлекался ряд статистических источников. Они были заимствованы из фондоЕ дирекции народных училищ, дворянского депутатского собрания, губернского предводителя дворянства, губернатора, сборников «Сведения о начальных училищах Ярославской губернии и об окончивших в них курс за 1899 - 1900 учебный год» и «Отчет об учебно-Еоспитательной деятельности Ярославской городской торговой школы и об учебной деятельности Ярославских городских торговых классоЕ». Статистичесісие данные позволижі проследить дворянское представительство в различных типах учебных

'ГАЯО, ф. 214, от. 1,д. 930, л. 65-76.

2 См.: Там же, ф. 79, од 1,д. 2967: ф. 214, оп. 1,д. 945,951; ф. 485, оа 1,д. 641.

31 заведений.1

Важный материал о численности дворянства б городах и уездах губернии за разные годы содержался в фондах губернского статистического комитета.

Разнообразный материал представляют генеалогические исследования конца XIX-начала XX в., которые были направлены не только на исследование истории дворянских родов, но и имели цель систематизировать архивные материалы депутатского собрания.

Наибольшую известность по генеалогии ярославского дворянства получили работы И. Н. Ельчанинова.3 Как исследователь И. Н. Ельчанинов принадлежал к московской генеалогической школе, во главе которой находился Л. М. Савелов. Первый том «Материалов для генеалогии ярославского дворянства» пояеился в 1910 г. (переиздан е 1911 г.). Последний 10 том, был издан в 1918 г. Анализ «Материалов ...» показал, что И. Н. Ельчанинов использовал в сеоєй работе пшрокий круг как опубликованных, так и архивных источников, однако исследование осталось незаконченным.

Характеризуя ДЕОрян, он придерживаться определенной схемы: 1. Дата рождения и смерти 2. образование 3. карьера 4. награды 5. брак 6. землевладение (не Есегда) 7. ігублнкации дворянина 8. литература о нем.

Источником справочной информации по истории ярославского края являлся сборник «Ярославский краЙЕ «Энциклопедическом словаре» Брокгауза и Ефрона».4

В диссертации привлекались материалы периодической печати: газеты «Ярославские губернские ведомости» и «Ярослав ские епархиальные ведомости». Содержавшиеся е них сведения позволили изучить деятельность представительниц высшего сослоеия е конце XIX - начале XX в. Методом контент-анализа был проанализирован каждый пятый номер официальной и

' См.: ГАЯО, ф. 73, он 1,д. 7017,7134; ф. 213, оп. 1, д. 630,646; ф. 214, on 1, д. 945, 1012; ф. 549, сп. 2, д. 641; См.: Сведения о начальные училища: Ярославской губернии и об окончивший в них хурс за 1899-1900 учебный год. М., 1901; Отчет об учебно-Еоспитательной деятельности Ярославской городской торговой школы н об учебной деятельности Ярославам: городских торгоЕЬК классов. Ярославль, 1910. 2 ГАЯО, ф. 642, оа 1, д. 23420, 23787, 24124.

См.: Ельчанинов И И Материалы ... 4 См: Ярославский край в «Энциклопедическом словаре» Брокгауза и Ефрска, Ярославль, 1995.

32 неофшщальной частей газет за 1891, 1896, 1901, 1906, 1911 и 1916 гг. Кроме того, в диссертации использоезлись материалы этих газет и за другие годы.

Частная переписка представителей Еысшего сословия была изучена на основе личного фонда семьи Мусиных-Пушашых. Ценность этих писем состоит в том, что они являются комплексом документов определенного числа авторов, бозникли в одной среде, е один период Бремени, еще даа частных дворянских письма были выявлены в фонде Ярославской губернской археографической комиссии. Всего было беєдєно е научный оборот 88 писем 20 авторОЕ. Работа с этой группой источников позволила определить особенности менталитета провинциального ДЕОрянства.1

Определенный материал для диссертации был почерпнут из мемуарОБ. В частности, использовались воспоминания В. К. Бурцева. Он был журналистом, принимал участие в революционном движении. По роду своей службы, начиная с 1912 г., Бурцев регулярно присутствовал на заседаниях ярославского губернского и уездного земств. В его воспоминаниях содержатся характеристики ряда дворян, участвовавших в земской жизни, отражены взаимоотношения между некоторыми земцами, в определенной степени освещена деятельность ярославского земства в начале XX в. Воспоминания были записаны в 1944 г. Вследствие этого, оценки местных общественно-политических деягелей и земской организации, не свободны от определенных <<штзмпоБ» официальной идеологии.і

Характеристики отдельных ДЕорян и описание жизни ярославской провинции конца XIX - начала XX, содержались б воспоминаниях

A. М. АзанчееЕского-АзанчееЕа, Е. Ю. Голицыной, С. В. Дмитриева и

B. Л. Орлова.3

1 ГАЯО, ф. 582, оп 1,д. 1158,4158; ф. 714. са 1,д. 129,144,148,156.164, 203,204,205,207,233, 239, 241, 296,
308,345,359,375.

2 См.: Там же, ф. Р - 849, оп. 1, д. 4.

J См.: Азанчеєв А Ж Из детских ЕоспсмянанинДФусекая усадьба Был. 1 (17), 2«1зсквз-Рьинск, 1994, с. 134-139; Боотсмннатя Елены К^ьєеньіХеощинской (уроэденной кнюены Голицыной).//Русская старина 1897, т. 89,с. 513-533;т. 90,с. 159-178,357-374;т. 91, с. 593-606; 1898,т. 93,с 559-585;т. 94,с. 137 -148,407 -421, 631 - 644; т. 95, с. 157-174; Дмитриев С. В. Воспоминания. Ярославль, 1999, Мемуары графа С.Д. Шереметева Ы, 2001; Орлов В. Л. Старый Любим и вся Россия. Ярославль, 2000.

Ряд ярославских дворян принадлежали к столичному аристократическому обществу. Воспоминания одного из них - С. Д. Шереметева помогли реконструировать быт и нраЕЫ этой части высшего сослоеня во второй половине XIX в. Увлечение ШереметеЕа историей способствовало тому, ЧТО Е мемуарах преобладало описание событий жизни автора и даЕалнсь подробные характеристики современников.

Интересные сведения о быте и нравах прОЕИнциальной дворянской семьи содержались в мемуарах Е. Ю. Гошщьшой. При этом значительное внимание уделялось изображению внутреннего мира жизни автора, защите определенных идейных позшщй.

Таким образом, в целом, сложившаяся источниковая база обладает необходимыми качествами полноты, достоверности и репрезентативности для решения задач поставленных в исследовании.

ГлаЕа I: Социальная идентификация ярославского дворянства 1.1. Правовой статус и экономическая характеристика

В конце XIX - начале XX в. законодательство Российской империи определяло Россию сословным государством.1 Оценивая место ДЕорянства е российском обществе, необходимо учитывать, что дворянство подразделялось на две большие категории: служилое (иоеоє) дворянство, внесенное во 2 и 3 часть родословной книги, и титулованные роды, а также древнее дворянство (5 и б часть родословной книги). Статус служилого ДЕОрянстЕа приобретался получением соответствующего чина или ордена на государственной службе. К категории же благородных родов относились дворяне, чьи рода существовали за сто лет до издания Жалованной Грамоты 1785 г. Всего е России общее число родоЕ служилого дворянства в конце XIX е. превышало число родов благородного дворянства.2

До 1900 г. потомственное дворянство получали лица, нмєешиє чнн полковника или действительного статского советника, либо награжденные орденом св. Владимира IV степени. По указу от 28 мая 1900 г. для приобретения потомственного дворянства необходимо было получить чин действительного статского советника или полковника ео Еремя службы, а не при выходе е отставку. Присвоение потомственного дворянства по ордену св. Владимира IV степени было отменено. Для получения же ордена се. Владимира III степени, дававшего теперь праЕо на потомственное ДЕорянство, необходимо было находиться в чине полкоЕникаилн действительного статского советника и занимать должность не ниже 5 класса, которые и тате приносили потомственное ДЕорянство. Тем самым приобретение потомственного ДЕорянства по ордену фактически упразднялось.

Высшее сословие обладало по-прежнему рядом привилегий. К началу XXе. потомственное дворянство имело ряд льгот на государственной службе. Привилегии высшего сослоеия на службе проистекали из законодательных

См: Сеод Ззконое Российской империи, т. ГХ, ст. 1,4. 7 См.: Там же т. DC ст., 20, 35,969; См: Корелин А П Дворянство ... с. 50. J См: Елосфельдт Г. Сборник... с. 225 - 226,381.

норм, сформировавшихся, главным образом, в первой половине XIX е.

Согласно закону, поступление на государственную службу было возможно по праву сослоеного происхождения. Такие лица получали зЕание канцелярских служителей и разделялись, е зависимости от происхождения, на три разряда. Потомственные деоряне причислялись к первому разряду канцелярских служителей, что давало возможность быстрее достичь первого классного чина. При наличии гимназического образования, чинопроизводство в классный чин происходило через год, а при окончании уездного училища через ДЕа года. Представители же других сословий, е зависимости от происхождения, причислялись ко Еторому или третьему разрядам. Для получения перБого классного чина им требовалось прослужить канцелярскими служителями от двух до десяти лет.1

Потомственные дворяне пользовались сокращенным сроком чинопроизводства при выходе в отставку. Такой порядок распространялся до чина действительного статского советника. В случае производства в офицерский чин, потомственные дворяне незамедлительно приобретали сопряженные с офицерским чином права. Представителям прочих сословий требовалось для этого прослужить в офицерском звании не менее трех лет.2

Потомственные дворяне имели определенные привилегии и при награждении орденами. Так, правом на награждение орденом св. Владимира IV степени обладали потомственные дворяне, находившие в должности не ниже VII класса и чине не ниже надворного советника. К лицам же недворянского происхождения предъявлялось дополнительное требование: они должны были прослужить в классных чинах не менее двадцати лет. Это дополнительное условие было обусловлено тем, что награждение орденом св. Владимира IV давало право на получение потомственного ДЕорянства. В 1900 г., в связи с изменением порядка приобретения потомственного ДЕорянстБа, это требование было отменено. В отличие от представительниц других СОСЛОЕИЙ, дворянки

Смі:БлосфеіьдтГ. Сборник ... с. 237 -240; Его же Российское ... с. 8,49. 2 См.: ЕлосфельдтГ. Сборник ... с. 31,240,244.

могли быть пожалованы орденом се. Екатерины.*

Указ от 5 октября 1906 г. упразднил сослоеньіє служебные преимущества и предоставил всем российским подданным, независимо от их происхождения, раЕные праЕа на государственной службе, в результате чего она окончательно перестала быть только дворянской привилегией.

Происходила утрата и личных прав ДЕорянства. Право освобождения от телесного наказания в 1904 г. было распространено на все сослоеия. Дворянство, наряду с другими сословиями, подлежало боннской повинности. Незначительная привилегия сохранялась в области судопроизводства. Здесь судебное решение по уголовным делам, связанным с лишением жизни или прав состояния дворянина, вступало в законную силу только после рассмотрения дела императором.

Определенные изменения претерпела государственная политика в области промыслов. В изучаемый период происходило преобразование патентной системы в подоходную с соответствующей сменой сословного характера налогообложения на бессословный. Однако эта эволюция не завершилась.3 Дела о торговой несостоятельности дворян принадлежали к рассмотрению на общих основаниях коммерческим судом.

Дольше остальных частные дворянские прнЕнлегин сохранялись б сфере землевладения. Этому способствовала аграрная политика государства, которая была направлена на поддержание дворянского землевладения.

В 1845 и 1899 гг. для сохранения дворянского землевладения были приняты законы о заповедных и временнозаповедных имениях. Кроме того, е 1885 г., с целью поддержки поместного дворянства, был учрежден Дворянский земельный банк. Он обеспечивал ссудами дворянские имения под залог земли на льготных условиях на срок от одиннадцати до шестидесяти шести лет.

1 См.: БлосфельдтГ. Сборник ... с. 225, 245,376, 381.

2 См.: Сесд ЗаконоЕ Российской империи, т. ГХ, ст. 70прнм., ст. 71,21,82.

3 См.: Арлипова Л М, Об эффективности применения институционного подхода к изучению российского
промыслового налогообложения XIX - начале XX в. // Вопросы отечественной и зарубежной истории.
Ярославль, 2002, с. 38.

4 См.: Сеод Законов Российской империи, т. ГХ, ст. 84; БлосфельдтГ. Сборник...с. 248-250.

Дворяне-землепашцы имели право расселяться на казенных землях азиатской части России и Кавказа. Кроме того, в Тобольской, Томской губерниях, а также в генерал - губернатор ивах Степном, Иркутском и Приамурском казенные земли сдавались в арендное пользование исключительно лицам дворянского происхождения.

Дворянство пользовалось системой льгот при получении образования. Однако и здесь в конце Х1Х-начале XX в. произошли определенные изменения, что отразилось даже на дворянских учебных заведениях. В конце XIX е. каждое ключевое министерство имело ряд сословных закрытых учебных заведений. При принятии ЕОСпитангажоЕ е эти учебные заведения, главным образом, учитывалось сословное происхождение и чиновные заслуги родителей. Причем, прп поступлении е наиболее престижные учебные заведения (Александровский лицей, учижпце Правоведения, Пажеский корпус) преимущество имели представители древнего благородного дворянства. В редких случаях в кадетские корпуса принимались дети личных дворян и почетных граждан. В период после русско-японской войны произошло ослабление сослоеного ценза. Прием курсантоЕ в военные училища и морские военно-учебные заведения стал носить ЕсесослоЕный характер. НоЕые правила приема воспитанниц в институт были ееєдєньі и по еєдомстеу учреждений императрицы Марии. В целом, политика правительства е области среднего образования во Еторой половине XIX - начале XX е. характеризовалась направленностью на создание ноеой ЕсесослоЕнон системы учебных заведений.3 Сослоеноє происхождение, как основополагающий принцип получения хорошего образования, стало играть меньшую роль.

К сословной дворянской привилегии принадлежало ношение особой формы. Дворянство есєй империи имело единый гражданский полукафтан темно-зеленого цвета с красным суконным Еоротншсом и обшлагами с особым

1 См.: Свод ЗаконовРоссийской империи, т. DC, ст. 851,86,88прнм 2;БпосфельдтГ. Сборник...с. 252 - 323.

2 См: Елосфельдт Г. Сборник... с. 324 - 332; Его :se Российское с. 52; Михайлов А А Еоенно-учебное ...
Аетореф ... д. и. я, с. 32; Бухарев Я. В. Военно-морское... Автореф. ... к. н. н., с. 16; Фадеева Т. Ю. Средние
учебные заведения в системе образования России во второй полоеинє ХГХ — начале XX вв. (на материалах
губерний Верхнего ПоЕолаъя). АЕТореф. ... к. к. н., с. 25.

золотым шитьем. ПугоЕицы на кафтане были желтого цвета с изображением императорской короны, а также названием и гербом губернии. Существовали также аналогичные мундирные фраки и форменные сюртуки. Лица, находившиеся на сословной службе, имели на форменной одежде специальные знатен отличия. Наличие особой форменной одежды у представителей высшего сословия объяснялось включением дворянской корпоративной организации е бюрократический аппарат. Неслучайно, дворянская форменная одежда регулировалась уставом о службе. В конце XIX - начале XX е. наблюдался процесс упрощения чиновной форменной одежды. Это затронуло и дворянскую корпоративную организацию. В 1896 г. ярославское дворянство ходатайствовало о замене парадной форменной одежды предводителей дворянства в заседаниях присутствий для удобства двубортным сюртуком. Ношение же прочими дворянами даже отдельных элементов дворянской форменной одежды воспршшмалось в изучаемый период как явный анахронизм.1

Если личные права ДЕорянстЕа были в значительной степени упразднены, то права дворянской корпоративной организации не претерпели ограничений и даже расширились. Это было связано с тем, что дворянская корпоративная организация была частью государственной системы. Составлявшее основу корпоративной организации поместное дворянство, воспринималось властью б качестве политической и экономической опоры самодержавного строя.

Дворяне губернии составляли отдельное дворянское общество. Оно имело штат учреждений и должностных лиц, содержавшихся за счет дворянства и бьшшнх неподконтрольными губернской администрации. Дворянская корпоративная организация решала как Еопросы сослоеного характера так и местного управления. Для этого дворянским собранием избирались предводители и депутаты дворянства, посредники по согласованному размежеванию земель, секретарь дворянства. Каждая

1 ГАЯО, ф. 214, оп. 1, д. 151, л. 2; См.: Сеод Законов Российской империи, т. IX, ст. 77, 330; Блосфельдт Г. Сборник... с. 3S2 — 383; Мемуары графа С. Д Шереметеиа с. 499.

дворянская организация имела свои архив, губернскую родословную книгу и казну. Дворянская организация имела праЕО осуществлять сборы с дворянских имений, а также учреждать сослоЕные стипендии б еысших и средних учебных заведениях. Управление имениями, находившимися в собственности губернского дворянского общества, осуществляла дворянская опека. Кроме того, дворянское общество обладало правом отстаивания своих корпоративных интересов перед ЕерхоЕной властью.

В конце XIX - начала XX е. законодательным изменениям подверглись дворянские учреждения, круг компетенции корпоративной организации и источники ее доходов. Для укрепления системы местного управления Е 1902 г. была введена должность помощника уездного предводителя дворянства. Это была должность VI класса с правами государственной службы. Уездный предводитель мог поручать помощншсу исполнение сбонх обязанностей частично или полностью. Классы по должности депутатов н секретарей дворянства были повышены с IX до VI и VII классов соответственно. Кроме того, собрание предводителей и депутатов ДЕОрянства признавалось дворянским учреждением с широкой сферой компетенции.2

В меньшей степени изменился статус дворянской опеки. Было разрешено объединять уездные дворянские опеки в губернскую. Однако должность заседателей опеки, несмотря на ходатайства дворянских обществ о повышении чина, по-прежнему соответствовала IX классу табели о рангах. Невнимание государства к дворянской опеке мотивировалось тем, что дворянская опека являлась сословным учреждением и заведовала имениями частных лиц. Заинтересованность государства е дворянской опеке была лишь на окраинных территориях. В западных губерниях заседатели опек назначались либо губернаторами, либо министром МВД из местных дворян-землевладельцев не польского происхождения или коронных чиноеникое. Служащие этих дворянских опек получали содержание из казны. Кроме того, эти чиновники

1 См: СЕОдЗаконоЕРоссийской империи, т. Щ ст. 90,103,105,107,108,151 - 153,160,173,192, 958.

2 См.: Там же т. ГХ, ст. 23,прим 1,4; ст. 3781".

сохраняли за собой право на получение ранее заработанной пенсии. Заседатели ставропольской дворянской опеки по классу должности, правам и преимуществам службы были уравнены с депутатами местного депутатского собрания.

Для поддержки финансовой стабильности дворянской корпоративной оршшзацпн государством был принят ряд законов. Начиная с 1883 г., к дворянским обществам стали отходить выморочные имения потомственных дворян, а с 1893 г. и аналогичная городская недвижимость. С 1902 г. выморочное недвижимое имущество личных дворян, находившееся вне пределов города, также стало отходить к дворянскому обществу. Кроме того, в 1894 г. дворянские общества получили право обложения недвижимости потомственных дворян б городах. По этому же закону дворянским сбором стало облагаться имущество личных дворян.2

В 1902 г., на основании Заісонов Гражданских, дворянские общества получили праЕО приобретать н отчуждать имущество, заключать договоры, Еступать в обязательства, ечинять гражданские иски и отвечать е судебном порядке по имущественным делам.

В меньшей степени была расширена самостоятельность дворянских обществ. Дворянская корпоративная оргашсация получила возможность более легкой процедуры исключения дворян из губернского дворянского общества, осужденных судом или совершивших «явный и бесчестный поступок». Исіслючение могло происходить как во Бремя обыкновенных, так и чрезвычайных собраний. Здесь просматривается определенный политический смысл. Воспользовавшись новым примечанием к соответствующей статье сослоеного законодательства, дворянские собрания исключали из своей среды лиц, принимавших участие е антиправительственных акциях. Наиболее широко эта кампания прошла в отношении подписавших выборгское воззвание. В частности, из рядов ярославского ДЕорянства были исключены К. Ф. Некрасов,

1 См.: Сеод Законов Российской империи, -г. ГХ, ст. 293, прим. 1; Блосфельдт Г. Сборник, „с. 11 б, 365 - 368.

1 См.: Сеод Законов Российской империи, т. ГХ, ст. 109; Блосфепьдт Г. Сборник..., с. 343 - 347, 366. Его же

Российское ...с. 17-18.

ГОССТГМСлАЛ
41 ГОСУДЛ^Сі'ІіГПІІЛЯ

Д. А. Скуль схий, Д. И. Шаховской.1 Государству было'^еыгодно держать оппозиционно настроенных дворян на положении изгоев. Такие дворяне исключались из традиционной для них среды, для них был закрыт доступ в земство. Одновременно это давало возможность дворянским собраниям продемонстрировать свою лояльность правительству.

В 1900 г. дворянская корпоративная организация получила право не вносить в родословную книгу роды, не имевшие земельной собственности Е губернии.

Кроме того, губернское дворянское общество получило праЕО открывать пансион - приюты для сьшоеєй потомственных дворян на особых условиях с поддержкой от казны, учреждать сослобньіє стипендии и создавать губернские дворянские кассы взаимопомощи. Для сохранения численного состава дворянского собрания было проведено понижение имущественного ценза до уровня земского.2

Важным показателем социальной стратификации сословия является его экономическая характеристика В конце XIX - начале XX в. дворянство обладало значительным фондом земель, но под влиянием социально-экономических и политических условий дворянское землевладение стало объектом купли-продажи. В результате мобилизации земель размеры дворянского землевладения значительно уменьшились. В Ярославской губернии к 1917 гг. площадь дворянского землевладения составила 27% от уровня 1862 г. Дворянство перестало быть главным земельным собственником: к 1905 г. в Ярославской губернии 41% земель находился е крестьянской собственности и 38% - е дворянской. Максимальное сокращение дворянского земельного фонда пришлось на 70 - 80 гг. XIX в. Однако стоимость десятины земли возрастала В итоге к 1910 г. земельная собственность ярославских дворян составила относительно 1862 г. по размерам

1 См.:БеселсЕосинЕ. ... с. 42-44.

2 См.: Сеод Законов Российской империи, т. К, ст. 107,1031,113,166 прнм.,3785; Блосфельдт Г. Сборник... с.
225,332 - 334; 354 -359. Его же Российское ... с. 12 -13.

3 См.: Артипова Л. М. Капиталистическая ... Дне. ... к. и. н., с. 37.

36,6% (391 тыс. дес), а по стоимости 145% (22208,8 тыс. руб.) Следует также отметить, что ДЕорянство являлось не только продавцом, но было и крупным покупателем земли. В конце XIX - начале XX е. треть земельной собственности е губернии приобреталась дворянами. При этом стоимость десятины земли при Енугридворянскнх переходах стоила дешевле по сравнению с межсословными операциями. Данные за 1877 и 1905 гг. о структуре дворянского землевладения показывают, что 70% есєх дворянских земель составляли латифундии. На группу имений размером от 100 до 500 десятин приходилось 27% е 1877 г. и 24% земель е 1905 г. Около 6% земель е 1877 и 1905 гг. находилось б руках мелкопоместного дворянства.

Поскольку поземельная перепись относилась к 1905, а затем к 1917 г., то вследствие различия в проведении этих переписей, исследователи не обращались к сравнительному анализу структуры землевладения по размерам собственности. Между тем такую возможность предоставляют окладные книги дворянских сборов, которые позволили еыябнть данные на 1915 г. о состоянии дворянского землевладения.

Их обработка показала (см.: прил., табл. 2), что более половины есєх дворянских именин (64%) были мелкопоместными (до 100 десятин). Средние по размеру земли хозяйства (до 500 десятин) составляли 27% есєх имений. Меньше Есего было имений крупных и крупнейших помещиков. В тоже Еремя, е собственности мелкопоместного дворянства находилось около 9% дворянского землевладения. Еще треть земель была в собственности среднепоместного ДЕорянства. Большая же часть земельного фонда приходилась на долю крупных и ісрупнейших помещнісов. Средние размеры землевладения межопоместных ДЕОрян в десятки раз отличались от размеров крупных и ьсрупнейших землевладельцев, что свидетельствовало о значительном расслоении Еысшего сословия.

Общее сокращение дворянского землевладения сопровождалось уменьшением количества имений. В 1861 г. в Ярославской губернии 2633

1 См.: Аристова Л. М, Капиталистическая ... Дне ... к. и. н., с. 40.186-187,190,201.

дворянина имели 1029,44 тыс. дес. земли (в среднем по 390,97 дес). К 1892 г. уже 1617 даорян обладали 528,23 тыс. дес. (средний размер имения 326,67 дес). Иными словами, количество дворян-землевладельцеЕ сократилось на 38,6%, а количество дворянских земель на 48,6%. Сокращение количества помещиков продолжилось и е дальнейшем. В 1898 г. в -Ярославской губернии насчитывалось 1462 дворян, обладавших полным имущественным цензом, т. е. количеством земли от 200 до 350 дес. в зависимости от уезда. В 1908 г. число таких даорян уменьшилось до 1207.2

Попытки дворянства сохранить сбои владения посредством залогов и перезалогов имений не приносили желаемых результатов. Ипотечная задолженность примерно половины имений ярославских помещиков сопровождалась отчуждением имевшихся у них угодий. При этом потеря земельной собственности отмечалась у владельцев слабых несостоятельных имений. В тоже Бремя происходила концентрация земли в руках экономически сильных землевладельцев.3

Повышение стоимости дворянских земель, широкое распространение латифундий, влияние корпорапшного фактора на операции ісуплн-продажи земель, отсталый механизм земельного ценообразования, есє это указывало на сохранение сослоеного характера землевладения.

В осноеной массе помещичьих имений преобладающей формой землепользования было сочетание еєдєния собственного хозяйства со сдачей земли в аренду. Основу арендного фонда составляли латифундии и хозяйства, вытесненные из сферы пронзЕодетва. Главным же источником средств для елздєльцєе имений оставалось собственное хозяйство. В исследуемый период для помещичьих имений стала характерна отраслевая специализация. Она была закономерной реакцией Еысшего сослоеия на усиление роли товарно-денежных отношений в экономике страны, служила естественным средством приспособления к требованиям рынка. Ведущим направлением

'ГАЯО.ф. 214,оа 1,д. 151,я S-9.

2 См.: Там же, ф. 214, on 1,д. 1012, я 32 (сб.).

3 См: Архипона Л М. ИмениеБорнсоглеб... //Мусины-Пушкины... с. 55.

сельскохозяйственной специализации в помещичьих хозяйствах в Ярославской
^ губернии стало молочное животноводство.1 Основными типами помещичьих

хозяйсте в Ярославской губернии е изучаемый период были смешанный и капиталистический.

Примером развития дворянского помещичьего хозяйства кашггалистического типа, может служить имение «Михайловское» Ярославского уезда, принадлежавшее Ю. В. Горяинову. Имение включало в себя 2S5 де с. земли: третью часть занимала пашня и сенокос, две третьих -усадьба, лес и пеудобные земли. Промышленных заведений в хозяйстве не

было. Земля в аренду не сдавалась. Для работы в хозяйстве прогаводился найм рабочих за денежную плату. Имение получало доход от полеводства, скотоводства и лесного хозяйства (см.: прил., табл. 3). Хозяйство было ориентировано на молочно-племенное скотоеодстео (54 - 57%), поэтому в него вкладывалось большее количество средств. Именно животноводство (33 -44%), наряду с полеводством (41 - 42%) приносило основную прибыль. Травопольная система земледелия в хозяйстве также отвечала потребностям молочного животноводства. Общая доходность имения постоянно возрастала, тогда как расходная часть увеличивалась незначительно. Наиболыпнй доход хозяйство стало получать во Еремя войны, когда произошел рост цен на сельскохозяйственную продушгаю и дрога (см.: прил., табл. 4). Рост доходности е хозяйстве не был связан с повышением произЕоднтельности труда. Наоборот, е обзоре хозяйства отмечалось понижение коэффициента

полезной деятельности рабочего при оплате его труда. Во Еремя еойны уровень оплаты постоянных рабочих Еырос с 18 руб. 50 коп. до 36 руб. в месяц.2 Доля расходов на полеводство, скотоводство и лєсоеодство по отношению к общим расходам по имению состаЕилав сезоне 1913/1914 г. 86,24%, ав 1914/1915 г. -86,42%. Соответственно доля прочих расходов по имению не превышала 14%.

Небольшая доля непроизводительных затрат, получение доходов за счет

>*

' См.: Александров Н. М Помещичье ... Автореф., ... к. и. н., с. 17 — IS, Архипов Л. М. Капиталистическая...

Дне. ... к. и. н., с. 143 - 146.

5 ГАЯО, ф. 642, от. 5, д. 154, п. 2 (об.) - 3.

собственного хозяйствования, высокий уровень чистых доходов от скотоводства и земледелия, специализация производства, размеры имения и найм рабочей силы свидетельствовали о капиталистическом типе этого хозяйства.

В меньшей степени капиталистические отношения коснулись крупных помещичьих хозяйств. Иллюстрацией может служить усадьба «Борисоглеб» Мологского уезда Ярославской губернии, принадлежавшая А. А. Мусину-Пушкину. В 1906 - 1907 гг. общая площадь экономии доходила до 52 тысяч десятин. Главный доход она получала от лесного хозяйства. Другими отраслями производства яелялись полєеодстео, скотоеодстео и Еинокурение. Часть земель (5047 дес.) сдавалась е аренду крестьянам, как за отработки, так и за деньги. При этом доходы от аренды давали незначительную часть поступлений е общем объеме доходов экономии. В период после первой русской революции часть земель имения была продана. На территории экономии отмечались случаи захватоЕ крестьянами земель, а также порубок леса. Кроме того, часть земель находилась на значительном удалении от усадьбы нлн Еообще не соприкасалась с ней. Владелец экономии предпочел Еыставить часть сеоих земель на продажу через Крестьянский баше. Продаже подлежали земли и лесные утопия среднего качества, находившиеся на значительном удалении от усадьбы. Наиболее ценные участки пашни и лесные дачи сохранялись за латифундией.1

В целом, осноеными отраслями пронзЕодстЕа в помещичьих хозяйствах являлись торговое земледелие, промышленное предприниматель стео и лесное хозяйстео. Наиболее распространенны б имениях были мукомольное производство, масло- и сыродельни, карюфелетерочные и кирпичные заводы, промышленные мастерские по ремонту и производству сельскохозяйственного инвентаря, конезаводы. Эти предприятия, как правило, характеризовались незначительными объемами производства, поэтому на территории одного

1ГАЯО, ф. 906, оп. 1, д. 663,л 162-187 (об.); ф. 582,сп. 1, д. 77; См.: Архипова Л М. Имение Борисоглеб ... //Мусины-Пушкины... с. 55 -56.

имения могло находиться несколько «заводоЕ» разного типа. Наиболее отсталой отраслью хозяйства яелялось лєсоеодстео. Всего на долю дворян е Ярославской губернии в конце XIX начале XX в. приходилось 53% есєх помещичьих предприятий губернии. Валовой доход ярославских помещиков от этих отраслей распределялся следующим образом: 34,4% приходилось на полєеодстео, 16,3% - жиеотноеодстео, 22,0% - промышленные заведения и 10% - лесное хозяйство. При этом наблюдалось постепенное перемещение интересов ярославских помещшсов из сферы традиционного полєеого хозяйства к интенсивным формам торгового земледелия - молочному животноводству, картофелеводству и связанной с ними технической переработке сельскохозяйственной продучагии.1

Определенное представление об особенностях развития дворянских именин е Ярославской губернии в конце XIX в. дают материалы, собиравшиеся Императорским Московским сельскохозяйственным обществом «о лучших в губернии сельскохозяйственных производствах». Материалы демонстрируют процесс специализации помещичьих хозяйств, вовлечение их е рынок, показывают специфику сельскохозяйственного производства в отдельных уездах, содержат данные о наиболее успешных помещиках губернии (см.: прил., табл. 5). Как следует из таблицы, е губернии было незначительное количество успешных дворянских помещичьих хозяйств. Обращает на себя внимание разнообразие сельскохозяйственного производства, ео многом обусловленное природными особенностями уездоЕ, а также достаточно узкая специализация производства, определявшаяся рыночной конъюнктурой.

Источник подтверждает уже сделанное наблюдение о том, что наиболее успешно е дворянских имениях раЗЕНЕЗЛИСЬ ПОЛЄЕОДСТЕО и скотоеодстео, е меньшей степени промышленное производство и лесное хозяйство. Интересен е источнике и состав помещиков. Большинство из них активно участвовало в сослоеной и земской службе, регулярно принимало участие е дворянских собраниях.

1 См.: Артипова Л. М. Капиталистическая... Дне. ... к. и. а, с. 52- 1С0,105 -106.

В период первой мировой еойны дворянское предпринимательство не претерпело принципиальных изменений. Статистика окладных дворянских сборов с промышленных и торговых заведений за 1915 г. (см.: прил., табл. б) свидетельствовала о наибольшем распространении в хозяйственной деятельности дворян торговли (37%) н переработки сельскохозяйственной продукции (47%). Объемы торгово-предпринимательской деятельности ДЕорянстЕа, как правило, были незначительны. Так, в 1915 г. е еосьми уездах губернии находилось 118 торговых н промышленных предприятий, принадлежавших дворянам. Из пих 49% имели земскую оцешсу менее тысячи рублей, 44% - от одной до десяти тысяч рублей и только 7% производств были оценены на сумму свыше десяти тысяч рублей.

Большинство крупных предпріїятпй, принадлежавших дворянам, не были связаны с сельским хозяйством. Стоимость этих производств исчислялась десятками тысяч рублей. Среди них химический зэеод Н. М. Гагариной (Льэбимскнй уезд), лесопильный завод С. М. Голицына (Рыбинский уезд), кирпичный зэеод В. А. Теляковского (РоманоЕО-Борисоглебский уезд), винокуренный завод Б. Ф. Некрасова (Ярославский уезд).1 Привлекательность крупного лесогошьного производства для помещиков была связана с низкой стоимостью леса. Развитие Еинокуренного производства объяснялось древним правом дворян на этот вид деятельности.''

Таким образом, преобразование сослоеных прав и привилегий дворянства и его корпоративной организации происходило б общем русле внутриполитического развития России конца XIX - начала XX б. Сословные преимущества высшего сослоеия, сформировавшиеся на протяжении XVIII -пергой половины XIX вв., упразднялись. При этом е значительной степени пострадали личные права ДЕОрян и усилились права корпоративной оргашсацни. Целенаправленная поддержка сослоеных привилегий дворян и дворянских обществ осуществлялась, главным образом, лишь на окраинных

1 ГАЯО, ф. 213, он 1, д. 4035,4094,4097,4104.

2 См: ЕпосфеїьдтГ. Сборник ... с. 248-250.

территориях страны.

В конце XIX - начале XX в. ярославское дворянство утратило статус главного земельного собственника. Структура дворянского землевладения характеризовалась неравномерностью распределения земель и преобладанием мелкопоместных имений. Влияние капиталистических отношений изменяло систему организации хозяйства в имениях, ориентируя его на рынок. При этом наблюдалось вытеснение нз сферы сельскохозяйственного производства экономически неэффективных хозяйств. В торгово-промышленной сфере дворянству, как правило, были присущи незначительные обьемы производства и ориентация на переработку сельскохозяйственных продуктов и сырья. Лишь небольшая часть дЕорян обладала крупным производством. Определенное распространение в дворянской среде получила торговая деятельность, для которой было характерно преобладание небольших заведений. Следует также отметить, что обезземеливание дворянства, равно как и вовлечение его в торгоЕо-предпршшмательсісую деятельность способствовали утрате традиционных признаков Еысшего сословия.

I. 2. Социальная мобильность

Социальная мобильность - это изменение шзднеидом, семьей сеоєго места е социальной структуре общества. Социальная мобильность играла существенную роль в распаде традиционного и становлении индустриального общества. Проявлениями социальной мобильности служили переселение представителей высшего сословия е город, межсослоЕные браки, пополнение губернского дворянского общества служилым дворянством, изменение границ деятельности представительницами Еысшего сослоеия.

На протяжении значительного периода своей истории дворянство традиционно было сельским населением. Однако е конце XIX - начале XX в. наблюдался процесс переселения дворянства е город. Представляется актуальным проследить особенности этого процесса и выявить его причины.

Было установлено, что общее соотношение дворянства в городской и сельской местности в Ярославской губернии на протяжении конца ХГХ -начала XX в. все больше изменялось в пользу города. Если в 1891 г. 2037 (62%) дворян проживали в городе и 1263 (38%) в уезде, то в 1900 г. эти показатели составляли уже 3503 (70%) и 1483 (30%), ав 1909 г. - 9783 (84%) и 1881 (16%) соответственно (см.: прил. табл. 7). Эти данные согласуются с общероссийскими сведениями.2

При этом темпы прироста дЕорянства е сельской местности в первое десятилетие XX е., по сравнению с предьгдущим десятилетием, снизились, а в отдельных уездах (Ярославский и Рыбинский) наблюдалось даже уменьшение общей численности ДЕОрянства. Если с 1891 по 1909 г. е городах Ярославской губернии численность ДЕорян ЕОзрослаЕ 4,8 раза, то е уездах только в 1,4 раза. Примечательно в этом отношении признание пошехонского дворянина А. А. ПрасолоЕаЕ его записке, составленной в 1898 г. для Особого Совещания по делам дворянского сословия: «Кто не имел запасных средств или не занимал какого-либо служебного положения е уезде бежали из деревни, и одно за

1 См.: Ноеєйшнн философский словарь. Минск, 1999, с. (543; Российская социологическая энциклопедия. М,
1998, с. 290-291.

2 См: МироновБ.Н. Социальная ... т. 1, с.322.

другим имеют их за бесценок переходили во владение других СОСЛОБИЙ, по преимуществу же во владение кулаков»1.

Численное преобладание в уездах женского населения над мужским сохранялось на протяжении есєго изучаемого периода. Так, б 1891 г. дворянки составляли 55%, аЕ 1900 и 1909 гг. 57%еьісшєго сослоеия (см.: прил. табл. 8).

В городах в 1891 и 1900 гг. дворян было несколько больше чем ДЕОрянок. Прн этом преобладание мужского населения б городах в 1891 г. сложилось за счет временно проживавших, а б 1900 г. уже за счет постоянных жителей. К 1909 г. численность женского населения е городах превысила мужскую, и соотношение между ними стало соответствовать ситуации е уездах (46% мужское население и 54% женское) (см.: прил. табл. 9).

Соотношение численности постоянного и временного населения в городах н уездах также свидетельствовало о процессе переселения дворян. Так, в уездах оно составляло: в 1891 г. 1111 (88%) и 152 (12%); в 1900 г. 1261 (85%) и 222 (15%); в 1909 г. 1502 (80%) и 379 (20%) человек соответственно. В городах численность постоянно проживавшего дворянства с 1891 по 1900 г. увеличилась с 54% до 58%, а к 1909 г., за счет значительного притока Бременнопроживавших, понизилась до 35% (см.: прил. табл. 8, 9).

Тенденция роста численности дворян наблюдалась в большинстве городоЕ Ярославской губернии. Безусловным лидером по приросту ДБОрЯНСТЕа был Ярославль. Здесь к 1900 г. численность дворянства возросла в 2,5 раза, а к 1909 г. еще в 3,4 раза. В целом, за два неполных десятилетня количество дворян в Ярославле увеличилось е 8,7 раз (с 991 до 8602 человек) (см.: прил. табл. 9).

Активное переселение б губернский город было характерно не только для дворянства. Так, е Ярославле б 1891 г. проживало 26198 крестьян, в 1900 г.-33663 человек, а е 1909 г. уже 72427, то есть количество представителей сельского сослоеия е губернском городе за восемнадцать лет увеличилась б 2,8 раза.

По отношению к другим категориям населения, численность дворянства

1ГАЯО, ф. 214, оп. 1, д. 951, я 41 (об.).

в Ярославле составляла б 1891 г.-2,54%, б 1900 г.-3,98%, в 1909 г.-б,54% (данные за 1900 и 1909 гг. рассчитаны без учета численности регулярных войск б городе). Значит, доля дворянства среди жителей Ярославля была Еыше, чем доля дворянства б общей численности населения губернии, составлявшей 0,4% (см.: прнл., табл. 1).

В целом, анализ данных позеолил установить активный процесс переселения Еысшего сословия е город. Прн этом наиболее привлекательным для ДЕОрянства представлялся губернский город.

В литературе назывались такие причины переселения дворянства е город как обезземеливание, еоелєчєниє Еысшего сословия в капиталистическое предпринимательство, переісвалификация помещиков в профессиональную интеллигенцию и чнноЕннкоЕ.2 Представители ярославского поместного дворянства, а также члены Особого Совещания по делам дворянского сословия называли еще одну-полученне образования.3

В пореформенный период значимость образования для успешной карьеры по сравнению с первой половиной XIX е. возросла. Однако в тоже время в 1860-80 гг. XIX е. были закрыты многие пансионы-приюты для дворян, в том числе н в Ярославле.4 В результате этого несовершеннолетние даоряне вынуждены были жить на так называемых «ученических квартирах», где они подвергались негативному влиянию городской среды, что не могло не беспокоить родителей. РоманоЕО-Борисоглебский дворянин Л. К. ТелякоЕский отмечал даже факты эксплуатации детей квартирными хозяевами и устройство ими пнрОЕ и оргий.5 Многие родители не решались оставлять детей на этих квартирах и предпочитали переезжать в город. При этом даоряне продавали СЕое имение, сдавали его в аренду, либо жили на даа дома еще больше разоряя себя, о чем свидетельствовали е сеоих записках ярославские дворяне.*5

1ГАЯО, ф. 642, оя 1, д. 23420, я 1; д. 23787, я 2; д. 24124, я 7.

2 См.: Кореям А П Дсорлнсгао ... с. 62,127-129; Мясное Б. Н. Социальная ... т. 1, с. 95-97,143,321-322.

*ГАЯО,ф. 214, сп. 1,д. 162,я 106-128; д. 951,я 62-64;я 83-83 (об.);я 103-103(об).

4 См.: Там же, ф. 214, оя 1, д. 945, я 53 - 53 (об.), 64; См: Кореши А П. ДворянстЕО ... с. 170-171;
МироновБ. Н. Социальная... т. 1, с. 145.

5 ГАЯО, ф. 214, оя 1, д. 951, я 96 (об.>97.

ь См.: Там же, ф. 214,оя 1,д. 951,я 62,я 83 (об.),я 93 (об.),я 97.

В 1901 г., когда проблема сословного образования активно обсуждалась местным дворянским обществом и Особым Совещанием по делам дворянского сослоеия, директор ярославской гимназии Высоцкий предоставил губернскому предводителю дворянства Михалкову интересные сведения, подтверждавшие взаимосвязь между получения образования н переселением ДЕОрянства в город. В гимназии из 42 учащихся дворянского происхождения 9 проживали у родителей, б у матери, 7 у отца, б чєлоеєк жили у близких родственников (братьев, сестер, теток), б в Екатерининском доме призрения ближнего и 8 на частных квартирах.1 Отдельное упоминание е данном случае о проживании ребенка у матери или отца как раз и отражало жизнь дворянской семьи на два дома.

Для изменения сложившегося положения был принят закон, поощрявший создание дворянскими обществами закрытых сослоеных учебных заведений гражданского профиля. При этом право на бесплатное обучение и проживание е этих пансионах-приютах получали дети дворян, служивших в сельской местности или занимавшихся сельским хозяйством.2

Процесс социальной мобильности отражался и в мєжсослоеньіх браках. По закону, потомственные дворяне передавали свое сословное состояние жене, независимо от ее происхождения или предыдущего брака. Дворянка, ЕступаЕшая в брак с недворяншюм, прав своего звания не утрачивала, но не могла передать дворянство мужу и детям.3 Соответственно, дочки купцоЕ, мещан, крестьян и священнослужителей могли пополнять состав Еысшего сослоеия, еыход же из Еысшего сослоеия посредством брака был невозможен.

По генеалогическим сборникам И. Н. ЕльчаниноЕа были выявлены все дворяне, вступившие в брак во Еторой половине ХВС-начале XX в. с представительницами прочих сословий. Сборники содержали сведения о 312 дворянских фамилиях. При этом необходимо учесть, что под одной фамилией

1ГАЯО, ф. 213, оп. 1,д. <йб,я 7,11 -11 (об.). г См.: БлосфеїьдтГ. Сборник ... с. 332 -334.

См.: Свод Законов Российской империи, т. IX, ст. 3,42,43. 4 См.: Егьчанинов И. Н. Материалы ... т. 1 - 9.

часто существовало несколько дворянских родов, а значит, в выборку еошлн сведения о большей части родов ярославского дворянства.

Анализ браков дворян с представтттельннцами других сослоеий показал, что е абсолютных показателях они равномерно охватывали все сословия. Было выявлено 8 браков дворян с купчихами, 9 с крестьянками, 11с мещанками и 8 с дочерьми священнослужителей. Количество браков ДЕОрян с мещанками и купчихами позволяет предположить, что в городе межсословные браки заключались несколько чаще, чем в сельской местности. Интересно, что количество браков между дворянами и представительницами других сословий б период с 1880 - 1910 гг. было больше чем за предыдущее тридцатилетие с 1850 по 1880 гг.

Из 36 дворян, вступивших в 37 браков с представительницами других сослоеий, 25 (69%) чєлоеєк относились к новому дворянству, 9 (25%)-к древнему дворянству, разрядная принадлежность еще 2 (6%) дворян не была установлена. Следовательно, межсословная социальная мобильность затрагивала в перЕую очередь служилое дворянство, что свидетельствовало как о сохранении им связей с прежней средой, так и о недостаточной интеграции нового дворянства в высшее сословие.

Пополнение губернского дворянского общества новым дворянством также было одним из ендов социальной мобильности. Необходимо отметить, что в историографіш служилое дворянство до сих пор не было объектом специального исследования. Представляется актуальным исследоЕать объемы пополнения губернского общества ноеым дворянством в конце XIX - начале XX в. и составить его социокультурную характеристику.

Было установлено, что пополнение ярославского дворянского общества служилым дворянством происходило неравномерно - достаточно интенсивно в 90 гг. XIX е. и значительно меньше в последующие. Разграничительной линией стал закон от 28 мая 1900 г., усложнивший условия приобретения дворянского статуса и повлиявший на количественный и качественный состав ноеого дворянства.

Законодательные изменения отчетливо проявились на местном уровне. Если до 1900 г. ярославское дворянское общество пополнялось прежде всего лицами, получившими орден св. Владимира (89 %), то после 1900 г. все новые дворяне приобрели дворянское достоинство по чину. Упразднение потомственного ДЕОрянства по ордену св. Владимира IV степени отразилось и на социальном происхождении нобого дворянства. Если в 90 гг. ХГХ е. половина лиц, получивших дворянство, происходила из духовенства, то после 1900 г. эта тенденция нарушилась. Большинство новых дворян были православного вероисповедания (9(УУо), но путь е ДЕОрянстЕО не был закрыт и для представителей католической и лютеранской конфессий. Судя по фамилиям дворян-Внллерт, Линденбаум, Юргенсон, Смоленский и учитывая их вероисповедание, можно предположить, что они имели немецкие и польские корни.

Несмотря на ужесточение законодательных требований, соискатели, пополнявшие губернское дворянское общество, как правило, не становились землевладельцами. Исіслюченне составил А. П. Крылов, имевший как приобретенные земли, так и родовые земли жены. После 1900 г. служилые дворяне для того, чтобы еьшолншъ новую норму закона приобретали либо незначительное количество земли (2-4 десятины), либо пользовались цензом жены. Однако фактически новое дворянство оставалось беспоместным. Большинство лиц, получивших дворянство, находилось в возрасте от 50 до 70 лет (77%). Все они закончили Еысшие или средние учебные заведення. В браке состояло 83% ноеых ДЕОрян. Большинство лиц, приобретших дворянство, находилось е возрасте от 50 до 70 лет (77 %). Все они закончили Еысшие или средние учебные заведения (см.: ггрил., табл. 10).

Следовательно, служилое дворянство было неоднородным по своему составу, пополнение им губернского дворянского общества происходило неравномерно и было связано с законодательными изменениями.

Служилое дворянство, как правило, не играло активной роли в жизни дворянской корпоративной организации. Это происходило по двум причинам.

Во-первых, предводители и депутаты дворянства, традиционно, принадлежали к древнему родовитому ДЕОрянству. Во-Еторых, подавляющее большинство новых ДБОрян не имело необходимого имущественного ценза для участия Е дворянских собраниях. В Ярославской губернии только пятая часть уездных предводителей и треть депутатов дворянства, занимавших эти должности б период с 1890 по 1917 гг., были представителями служилого ДЕОрянства. Среди ярославских губернских земских гласных дворянского происхождения б период с 1884 по 1899 гг. 28% принадлежали к новому ДЕОрянству.1

Социальная мобильность проявилась и в деятельности представительниц высшего сословия. Во Еторой половине XIX - начале XX е. наблюдалась интеграция ДЕОрянок е различные сферы общественной, политической жизни, изменениям подвергались и семейные отношения. Исходя из этого, представляется Еажным определить границы деятельности представительниц высшего сословия.

Материалы генеалогических сборников И. Н. ЕльчаниноЕа убеждают е том, что для значительной части дворянок семья оставалась единственной возможностью реализовать себя, поэтому о большинстве представительниц высшего сословия в генеалогических сборниках содержалась информация только о дате их рождения, имени мужа и детях.

Дворянки не только занимались воспитанием детей, но и способствовали карьере сеонх мужей. Так, изеєстньш экономист, профессор И. И. Янжул писал в своих воспоминаниях о жене Екатерине Николаевне (урожденной ярославской дворянке Вельяшевой): «Ничего не делалось и не писалось без ее помощи и совета, большей частью ее же рукой (иногда даже два раза), и я право затрудняюсь по временам определить, кому, например, в данной статье принадлежит такая-то мысль, мне или ей?!».2

Другим примером может служить личность Екатерины Леонидовны Голицыной (р. 1843). В 1868 г. она стала женой Николая Павловича Игнатьева

1ГАЯО, ф. 213, oil, Д. 4209-4214; ф. 485,оа 1, д. 641,я 106 -106 (об.).

2 См.: Воспоминания И И Янаула о пережитом и уЕнденном (1864-1905) //Русская старина. 1910, т. 141, с. 147

- 148;Епьчанннов IIН. Материалы ... т. 2, с. 425.

(1832-1908), который занимал ряд важных государственных постов: посла в Турции (1864-1877), министра внутренних дел (1881-1882), с 1877 г. члена Государственного Совета. По оценке С. Д. Шереметева, своим состоянием и сбязями она укрепила положение мужа. Характеризуя ее, он отмечал, что «існяжнаГошщьша-женщнна снедаемая потребностью играть роль. Бездействие , ее гнетет н гложет. Она умна, но от такого ума подальше».1

Достаточно частым явлением в семейных отношениях ярославских ДЕОрян стали разводы. При этом бракоразводные процессы рассматривались не только е Духовной Консистории, где принималось решение о расторжении брака, но и в судебном порядке. Так, в 1915 г. ярославский окружной суд рассматривал иск дворянки Е. В. Каратыгиной против мужа Д. А. Каратыгина. Она требовала Еыплаты денег на содержание ее и сына е размере 500 рублей в год. Сам Каратыгин выдвинул протиЕ нее Бстречный иск об отобрании у нее сына. Суд признал необходимость ежегодных выплат со стороны Каратыгина в размере 166 рублей в год. Дальнейших перспектив дело не получило из-за смергн ответчика. Семейная жизнь перестала быть сугубо личным делом и стала выноситься на всеобщее обозрение.

Актуальность в дворянской среде приобрела проблема сиротства. Б 1901 г. по запросу Особого Совещания по делам дворянского сословия через уездных предводителей дворянства собиралась информация о девочках-сиротах дворянского происхождения. Это делалось в сеязи с планировавшимся открытием для них специального учебного заведения.

Всего предводителями дворянства были собраны сведения о 38 сиротах, из них 26 (68%) были сиротами при жиеых родителях. Еще у десяти дєеочєк умер отец, а у двух мать. Интересно, что социальными сиротами были б том числе и дети (9 из 26), чьи родители служили на различных должностях уездного управления. Учитывая, что информация собиралась только о девочках, можно предположить, что общее количество сирот е дворянской

См.: Мемуары графа С. Д ГПереметеЕа. с. 220- 221; Епьчанинов И. Н. Материалы ... т. 4, с. 151. 2ГАЯО, ф. 346, оп. 5,д. 84(57, л. 15-15 (об.).

среде Ярославской губернии было примерно в 2 раза больше.1

В тоже Еремя в дворянской среде встречались случаи усыновления детей, при этом необязательно принадлежавших к Еысшему сословию. Таге, е 1909 . г. В. Я. Колмогорова ходатайствовала об удочерении крестьянской девочки, которую она воспитывала на протяжении 14 лет. Дворянин Ф. Н. ТоманоЕский в 1910 г. в судебном порядке решал Еопрос об удочерении четырех крестьянских дєеочєк, находившихся с детства у него на воспитании.2 Следовательно, в конце XIX - начале XX в. внутрисемейные дворянские отношения претерпели определенные изменения.

Общественная жизнь представительниц высшего сословия характеризовалась разноплановостью. Участие е прндЕорной жизни и браки с представителями аристократии способствовали сохранению сословной исключительности. Из ярославских дворянок, во второй половине XIX- начале XX в., придворными фрейлинами были А. А. Голицына, А. В. Голицына (урожденная ГудоЕич), В. В. Голицына, Л. В. Голицына, С. В. Голицына, С. Д. Голицына, Е. П. ГолохЕостоЕа, В. Е. Новикова, О. Н. Репнина.3

Голохвостова Екатерина Петровна (1838-1903) с 1886 г. была фрейлиной, затем гофмейстериной в свите племянницы Александра II еєликой княгини Екатерины Михайловны.4

Александра Васильевна Гудович (1825-1901) с 1853 г. была фрейлиной императрицы Александры Федоровны жены Николая I. В 1857 г. Александра ВасильеЕна въттттла замуж за ярославского дворянина Михаила Павловича Голицына (1822-1868), пользовавшегося большим расположением Александра II и занимавшего Еысокие посты в Морском министерстве. По воспоминаниям С. Д. Шереметева, А. В. Голицына обращала на себя внимание на балах и входила е кружок, где популярностью пользовались малороссийские идеи. После смерти мужа она проживала в имении ВолодькоЕа ДеЕица в Нежинском

1Г'АЯО,ф. 214, on 1, д. 969.

2 См: Там за, ф. 346, оп. 5, д. 7109,7359.

3 См.: Ельчанннов И, Н. Материалы ... т. 2, с. 502; т. 4, с. 144,145,147,14S, 150,153; т. 9, с. 26; б. м., б. г. с. 272,
354.

4 См.: Там же, б. г., б. м, с. 354.

узде Черниговской губернии, ав 1900 г. основала б соседнем Мглинском уезде женскую общину.

Другие фрейлины также вышли замуж за представителей аристократнн: Л. В. Голицына стала женой И. А. Снпягнна, С. В. Голицына-женой князя К. Н. Львова, В. В. Голицына (р. 1877)-женой графа Л. А. Бобринского, О. Н. Репнина-женой герцога Г. Н. Лихтенштейнского, С. Д. Голицына (р. 1863)-женой князя Горчакова, хотя позднее их брак был расторгнут. А, А. Голицына (р. 1835), фрейлина с 1854 г., состояла е браке с генерал-лейтенантом Илларионом Николаевичем Толстым.

Приведенные факты свидетельствовали о том, что высокий социальный статус приобретался фрейлинами б значительной степени благодаря положению их родоЕ в среде Еысшего сословия. При этом принадлежность ко двору и браки Енугри аристократической среды сохраняли Елняние этих родоЕ.

Увеличение числа газет, журналов и развитие книгопечатания давало представительницам высшего сословия еще одну возможность публичной самореализации. Писательницами были ярославские дворянки Е. Г. Бердяева, О. А. ГолохЕостова, М. А Давыдова, О. А. Кнреева (в замужестве Новикова), В. Н. Репнина, М. Римская-Корсакова, А. Н. Ховрина (в замужестве Бахметева).2 Удалось установить отдельные факты жизни некоторых из них, а также тематику произведений.

Мария АвгустоЕна Давыдова (р. 1863) переводила на русский язык тексты опер немецких композиторов, написала биографии Моцарта, Шумана и Мейербаха. Елена Григорьевна Бердяева, жена чиновника особых поручении при почтоЕО-телеграфном ведомстве, писателя и ярославского дворянина Сергея Александровича Бердяева публиковала сеои рассказы в журналах «Новое время» и «Восход». В 1890 г. она редактировала газету «По морю и суше». А. Н. БахметеЕа (1823-1901) писала народные pi детские книжки на сюжеты церковной истории.3

1 См.: Ельчанкнов И. Н. Материалы ... т. 4, с. 147; Мемуары графа С. Д ШеремгтеЕа. с. 257.

г См: ЕльчашновИ. Н. Материалы ... т. 2, с. 235;т. 4, с. 279;т. 9, с. 26; б. м, б. г., с. 40 -41,120- 121,264,360.

3 См.: Там же, т. 2, с. 235; т. 4, с. 279,6. г., б. м, с. 120-121.

Примером участия представительниц высшего сословия в политической жизни может служить личность Ольги АлексееБны Ноеикоеой (1840-1925). Она была женой ярославского дворянина Шана Петровича Новикова, попечителя Киевского, а затем Петербургского учебного округа. С 1866 г. Новикова была помощницей попечительницы детского приюта св. Владимира в Петербурге.1

Известность Новикова получила как публицист. Она писала на английском языке о русской политике, по выражению С. Д. Шереметева, «на пользу Альбиона».2 Наибольшую популярность имела ее книга «Is Russia wrang?» [Ошибается ли Россия?], изданная на английском языке е 1877 г. Новикова также сотрудничала е газетах «Русское обозрение», «Московские ведомости» и английской газете «Северное эхо». К активной общественно-политической деятельности ее подвигла смерть брата Николая КнрееЕа-гвардейского офицера, сражавшегося под именем Хаджи Гирея на стороне сербов против Турции и погибшего в 1876 г. После его смерти десятки русских добровольцев отправились на Еойну против Турции, а Новикова посчитала сеоим долгом сделать все возможное для того, чтобы Англия отказалась от поддержки Турции. Для этого она Еступнла в переписку с представителями английской общественности, в том числе, с лидером британских либералов Гладстоном, который занимал антитурецкую позицию.3 Тем самым О. А. Новикова привнесла новую логику в политику, сгереЕ грань между публичностью и частной жизнью. Важно отметить, что ее деятельность не осталась незамеченной как английским, так и русским обществом, что свидетельствовало о возрастании роли женщин е общественно-политической жизни.

Дворянки участвовали в театральной жизни. П. Н. Веревкнна после окончания Московского Николаевского института и Санкт-Петербургской консерватории по классу пения е 1880-1884 гг. играла е Маршшском театре,

1 См.: Епьчанинов И, К Материалы ... т. 9, с. 26.

1 См: Мемуары графя С. Д ШеремэтеЕЭ. с. 138.

3 См.: Депутат от России (Воспоминания и переписка Ольги Алєксєєеньі Ноеиеоесй). //Русская старина. 1910,

т. 141, с. 405 - 422, 555 - 565; т. 142, с. 111 - 126, 391 - 403; т. 144, с. 148 - 164,433 - 447, 635 - 644; 1911, т.

145, с. 336-338,638-656.

была на гастролях в Берлине и Копенгагене.1

В конце Х1Х-начале XX в. женщины стали поступать на государственную службу. В 1897 г. Особое Совещание по делам дворянского сослоеия собирало сведения с мест о лицах женского пола, служивших в МВД. По данным губернского правления в Ярославской губернии таких лиц не оказалось.3 В 1909 г., в связи с подготовкой законопроекта о допущении лиц женского пола на службу е МВД, министерство вновь запросило соответствующие сведения. На тот момент в ярославском дворянском депутатском собрании служили потомственные ДЕОрянкн А. П. Сыромятннкова и Т. И. Суворова. Первая окончила гимназию е 1892 г.иб возрасте 18 лет поступила на службу. В 1909 г. она перешла на работу в дворянское депутатское собрание, относившееся к МВД, где исполняла обязанности бухгалтера и получала месячное содержание е 45 рублей. Т. И. Суворова получила домашнее образование, в 1901 г. е Еозрасте 30 лет поступила на службу. С 1908 г. она работала в депутатском собрании, где занималась регистрацией и перепиской бумаг, получая жалование 30 рублей в месяц. Прав государственной службы они не имели.3

Низкий престиж канцелярской службы в депутатском собрании мог стать одной из возможных причин появления женщин на этих должностях. Чиновники канцелярии депутатского собрания получали чинопроизводство за выслугу лет, но только лишь до чина IX-X класса. Соответственно, они не могли быть представлены к наградам и пользоваться пенсией. Обсуждение е губернских дворянских собраниях в 1896 и 1899 гг. Еопроса о внесение соответствующих изменений не получило законодательного оформления.4 Для ДЕОрянок же существовавшие условия службы были еполнє приемлемы, если учесть трудное материальное положение многих представительниц Еысшего

СОСЛОЕИЯ.

1 См.: ЕпьчаниновИ. Н Материалы ... т. 2, с. 263.

2 ПаЛО, ф. 79, on. 7, д. 2967.

J См.: Там же, ф. 214, on 1,д. 1012,л. 169.

4См.:Тама:е, ф. 73, оп. 4, л. 4235,л. 1-7; ф. 213, ел. 1,д.б34,д 159; См.: Доклады Ярославского губернского предводителя даорянстаа очередному губернскому даорянскому собранию 20 января 1299 г. Ярославль, 1893; БлосфепьдтГ. Российское ... с. 47, приложение к ст. 293.

В конце XIX - начале XX в. в дворянской среде сложился определенный

круг социальных иждивенцев, живших за счет помощи корпоративной организации. Так, за 1915 г. зафиксировано восемь обращений представительниц высшего сослоеия в депутатское собрание с просьбами о материальной помощи. Условно, всех просительниц можно подразделить на две категории. ПерЕую составляли одинокие ДЕорянки преклонного возраста, оказавшиеся в трудном материальном положении, Еторую, матери, стремившиеся дать хорошее образование сеоим детям. Примечательно, что просительшщы, как правило, обозначали свой статус не по чиновному зеэнию

мужа, как это было принято, а кат: потомственные дворянки. В прошениях встречается перечисление заслуг мужа, отца, деда и апеллирование к благородному происхождению.1

Обработка газет «Ярославские епархиальные ведомости» и «Ярославские

губернские ведомости» методом контент-анализа показала, что дворянки

принимали участие в благотворительной деятельности, религиозных и светских

^ мероприятиях, при этом их деятельность Еыходила за сословные рамки (см.:

прил., табл. 11).

По сложившейся практике ео главе благотворительных комитетов находилась жена губернатора, которая и являлась ишщиатором благотворительных акций. Так, в ноябре 1896 г. Е. В. Штюрмер давала благотЕорительный бал для сбора средств на устройство детской больницы. Смена губернатора сопровождалась сменой председательницы

* благотворительных комитетов.3

На уездном уровне жены и дочки земских начальников и предводителей дворянства также не оставались е стороне от благотворительности. Так, в Ростоеском уезде дочь предводителя ДЕОрянства Е. А. Ошанина была одной из учредительниц Еоскресной школы открытой в 1892 г. В ней обучалось 15 мальчиков и 60 дєеочєк. Кроме грамоты, детям преподавалось шитье, Еязание и

'ГАЯО.ф. 213, оп.1, д. 711, л. 21-23,31-32,41-42,4445, 51-53,69-75.

2 См: Ярославские губернские недомоет Часть официальная, 13?5. М= 221,251; Часть неофициальная 7ё 256.

кройка. Ошанина была председателем благотворительного общества при ростовской земской больнице. В 1900 г. это общество при ее непосредственном участии перечислило на открытие приюта для детей при земской больнице 300 рублей. Необходимо отметить, что дворянские благотворительные акции осуществлялись, как правило, в сеєтских, а не б церковных рамках.

Ярославские дворянки принимали участие е деятельности дворянской оргашсацин Красного Креста во время русско-японской войны и были награждены серебряными медалями. Всего к этой награде были представлены тридцать женщин. Среди них были жены предводителей, депутатов дворянства и земских начальников: М. Н. БорщоЕа, Е. С. Власьева, В. Н. Дмитриева, Н. А. Макарова, Н. М. Михайлова, А. В. Михалкова, Л. Ф. Рудакова, А. Н. Скульская, В. В. Энгельгардт, Н. М. Яковлева.3 По-Еидимому, не только патриотизм, но и должностное положение мужей во многом обязывало этих женщин к общественной благотворительной деятельности.

Во время первой мировой войны дворянки Ярославской губернии участвовали е деятельности общероссийских благотворительных комитетов, основанных членами царской семьи.4 В. А. Горяинова передала в ярославский дворянский лазарет крест и Еезнгєлиє.5 Ярославские дворянки принимали участие и в боевых действиях. Так, к 1917 г. среди 14 ярославских дворян, погибших на фронтах первой мировой войны, были две сестры милосердия: Л. Д. Васильева (р. 1897) и М. А. Волкога (р. 1893). Удалось установить, что Васильева принадлежала к дворянству Ростовского уезда, состояла е ИЕерской общине и была убита зимой 1915 г. на австрийском фронте.6

Монашеская жизнь была малопривлекательной для дворянок. Изучение газеты «Ярославские епархиальные ведомости» за период 90 гг. XIX е. при 20%

1 ГАЯО, Ф. 642. д. 23477, п. 55. Си: Ярославские епархиальные ведомости. Часть неофициальная, 1900. J641.

3 ГАЯО, ф. 214, on 1, д. 189, л. 2 -3.

4 Сій: Ярославские губернские ведомости. Часть официальная, 1916. № 26; Ярославские епархиальные
ведомости. Часть официальная. 1916, № 46-47; Матвеева Н. Л. Благотворительность и царская семья в годы
первой мировой войны. Автореф. ... к. и. а Спб., 2000.

5 ГАЯО, ф. 213, on 1, д. 711, я 39.

6 См.: Там же, ф. 213, on 1,д. 716, я 8-9;ф. 214, on 1,д. 204, я 1; См.: Ельчанинов И. Н. Материалы ... т. 2, с.
311,384.

Еыборке еыябнло только один случай определения дворяшси е монастырь.1

По количеству и объему церковных пожертвовании представительницы высшего сослоеия значительно уступали купчихам и крестьянкам. Это также стало очевидным при изучении «Ярославских епархиальных ведомостей». Однако необходимо отметить, что был еьіяблєн ряд примеров участия помещиков е открытии церкоЕно-прнходских школ и реставрации храмов, которые находились Еблнзн помещичьих усадеб. Так, в 1893 г. депутат дворянства Якое Афанасьевич Ушзкоб и его жена Марья Ивановна получили архипастырское благословение ярославского владыки за пожертвования е пользу Успенской церкви е с. Озерки на р. Касть Даниловского уезда. В 1894 г. Анна Ивановна ТелякоЕская завещала 2500 рублей на стипендию б ИонафаноЕСком училище, содержание церкоЕно-приходекой школы и даух приютов для престарелых женщин и сирот.2

В конце XIX е. представительницы высшего сослоеия включались и е предтфинимагельскуьо деятельность. Об этом свидетельствовали материалы, собиравшиеся б 1892 г. Дамским Комитетом для устройства русского отдела женского труда на Всемирной выставке е Чикаго в 1893 г. Уездные исправники и полицмейстеры зафиксировали б Ярославской губернии существование следующих производств. В с. Крюково Курбской Еолости Ярославского уезда в 1885 г. дворянкой Л. П. Ханыковой была основана рукодельная мастерская. Она выпускала от 2 до 40 еидое полотна. Основное производство приходилось на октябрь-март месяцы. Предприятие насчитывало 106 человек (б постоянных мастериц, 15 приходящих учегащ и 85 шеєй). В Любнмском уезде дворянка Семенова в 1885 г. открыла башмачную мастерскую. В обучении у нее находилось 10 учениц, преимущественно сирот, проживавших е ее доме. Затраты на содержание одной ученицы составляли 120 рублен в год. За семь лет существования курс обучения прошли две ученицы, которые стали работать в мастерской за плату. В Ярославле е 1888 г М. И. БерсенеЕой была основана

1 См.: Ярославские епархиальные ведомости. Часть официальная, 1 95, }& 1.

2 См.: Там же 1893, № 16; 1894 г. УЬ6; 1902, № 26.

школа кройкн н шитья, в которой обучалось 3 ученицы. На содержание заведення расходовалось до 70 руб. год. В 1887 г. дворянка О. А. Дитрих открыла в губернском городе пшенную мастерскую по пошиву дамского платья. В мастерской было занято 3 мастерицы и 10 учениц. Ежегодная стоимость содержания заведения составляла до 700 руб. Изготовлявшаяся предприятиями продукция была сориентирована в первую очередь на женщин.

Еще одной возможностью самореализации для Ярославских дворянок была педагогическая деятельность. Среди них наиболее успешную карьеру сделала Надежда ФедороЕна Гейденрейх, жена графа Николая Петровича Апраксина, которая е конце XIX в. возглавляла ПолтаЕский женский институт благородных дєеиц, принадлежавший к первому (высшему) разряду женских учебных заведений ведомства Императрицы Марний В Ярославле е начале 90 гг. XIX в. Вознесенским начальным женсіснм училищем руководила дворянка Е. И. Протасьева, а приходским ДухоЕскнм мужским начальным училищем Едова штулярного советника Н. Н. Карпова. Кроме того, ряд дворянок трудились на скромных должностях земских учительниц во всех уголках Ярославской губернии.3 Анализ различных сторон жизни представительниц высшего сослоеня позволил сделать наблюдение о расширении границ их деятельности, что отражало процесс трансформации сослоеного общества в буржуазное. ДЕОрянки стали осваивать те сферы деятельности, где сословное происхождение не играло определяющей роли.

Социальная мобильность ярославского высшего сословия выразилась е том, что количество дворян е городах Ярославской губернии относительно сельского населения увеличилось с 62% до 84%. Губернское общество пополнялось неоднородным по своему составу служилым дворянством, возросло количество межсословных бракоЕ, изменились границы деятельности представительниц Еысшего сослоеня. Все это свидетельствовало о включении дворянства в мєжсослоеноє сообщество и ломке патриархальных стереотипов.

1 ГАЯО, ф. 642, д. 23477.Л. 34 (об.)-35; 36 (об.)-37,41,44 (об.)-45.

2 См.: Ельчанинов И. Н. Материалы ... б. г., б. м., с. 366;БлосфельдтГ. Сборник ... с. 324.

3 ГАЯО, ф. 642, он 1,23447, л. 67 (oS.)-6S.

I. 3. Характерные черты общественного сознания

Важной характеристикой социальной ндентифшсации являются представления дворянства. Их изучение позволило установить круг мировоззренческих проблем, находившихся е центре внимания высшего сослоеия и определить отношение к ним дворянства.

Наиболее полно представления и ценности ярославского ДЕОрянства отразились в записках П. М. АзанчееЕского и А. М. Черносвитова. В них отразилась общая картина положения дворянства в российском обществе конца Х1Х-начала XX в., созданная с учетом интересов поместного дворянства.

Записка мологского предводителя П. М. Азанчеевского была составлена во Еремя подготовки ответа ярославского губернского предводителя дворянства на письмо председателя Особого Совещания по делам дворянского сословия председателя комитета министров И. Н. Дурново. Записка А. М. ЧерносЕитоЕа была написана в связи с началом формирования организации Объединенного дворянства. ЧерносЕитов представил ее губернскому предводителю дворянства незадолго до своего отъезда в подготовнтельную комиссию дворянского съезда, в работе которой он принимал участие.

Пояснительное письмо Черносвитова к губернскому предводителю И. А. Куракину, приложенное к записке, характеризовало обстановку, в которой составлялась записка. «Торопился с этой работой, не знал, как скоро она Вам потребуется. Извините, что посылаю Вам сбои рукописи не перебеленными, т. к. и так некогда, и по правде сказать лень их переписывать, а так как пишу довольно разборчиво, то решил, что и так сойдут, да и работа такая, что ни интереса, ни особого внимания к себе не заслуживает». Однако нередактироЕЭнные рукописи могут ярче отобразить положение дел в дворянской среде в начале XX в. В конце записки Черно сбитое отмечал, что изложил сбою позицию откровенно и полностью, «ибо опасность настоящего положения дворянства Еелика, и было бы малодушием, из боязни страшных

1 ГАЯО, ф. 214, он 1, д. 951,л. 10-21; д. 1003, л. 18-30.

66 слов, закрывать глаза на эту опасность».1

П. М. Азанчеевский и А_ М. Черносвнтов имели сходные биографические данные. Они оба были примерно одного Еозраста, закончили Александровский лицей и получили юридическое образование. Оба относились к категории крупных землевладельцев, имели семьи и яелялись губернскими земскими гласными. И ЧерносЕИТОБ, и Азанчеевский принадлежали к благородному дворянству и были записаны е VI часть губернской родословной книги. Продолжительное Еремя они занимали должности уездных предводителей, причем в один и тот же период: ЧерносЕнтов-пошехонского с 1890 по 1896 и с 1912 по 1917 гг., а Азанчеевский - мологского с 1887 по 1902 г. На момент составления записок Азанчеевский находился в чине статского советника, а ЧерносЕитоЕ - коллежского. Кроме того, А. М. Черносвитов являлся уполномоченным ярославского дворянства на общедворянскнх съездах, был членом Государственной Думы. Хотя ЧерносвитоЕ в 1906 г. не служил предводителем дворянства, но он, безусловно, также как и Азанчеевский, хорошо знал проблемы местного дворянства.

Для того чтобы установить, насколько актуальной являлась для дворянства, поднятая е записках П. М. Азанчеевского и А. М. Черносвитова проблематика, а таїсже насколько типичными для поместного дворянства были их взгляды, для сравнения были привлечены материалы сьєздое Объединенного ДЕорянстЕа. Был определен круг проблем, к которым обратились уполномоченные дворянских обществ и прослежено восприятие этих проблем участниками съездов. Включенные б исследование материалы дворянских сьєздое охватили период с 1906 по 1912 гг. В центре внимания Объединенного дворянства оказались проблемы Еыспгего сослоеия (40%), реформ (17%), отношение к крестьянству {9%), правительству и Думе (17%), монарху (17%) (см.: прил., табл. 12).

Сопоставление записок П. М. Азанчеевского и А. М. Черносвитова с материалами съездов организации Объединенного дворянства позволило

1ГАЯО,ф. 214,оп. 1,д. 1003,л. 15-15 (об.), 29(об.).

установить значительное сходство поднятых проблем и методов их решения. Это дало возможность предположить, что позиции, высказанные в записках П. М. АзанчееЕсіош и А. М. ЧерносвитоЕым, были характерны для широкого круга поместного дворянства.

Анализ записок П. М. АзанчееЕского и А. М. ЧерносЕитоЕа проходил в два этапа. На первом этапе исследования был определен круг проблем, затронутых авторами (смысловые единицы контент-анализа). Выяснилось, что е центре внимания П. М. АзанчееЕского А. М. Черносвитова оказались проблемы поместного ДЕорянства благородного происхождения. Б частности, авторы исследоЕали причины его упадка и место этого слоя дворянства в российском обществе на фоне других сослоеий и социальных групп. Среди этих сословии и групп оказались ноеьіє дворяне, польское и прибалтийское дворянство, интеллигенция, буржуазия, крестьяне и еЕреи. Отнесение еЕреев к одной из социальных групп российского общества, объяснялось тем, что законодательством они воспринимались именно как социальная группа, а не как национальность.1

Затем были определены категории, через которые авторы записок оценнвалн положение поместного дворянства, а также других вышеназванных сослоеий и социальных групп. Среди этих категорий оказались: служба, землевладение и капитал, национальная принадлежность, роль социальной группы е истории страны, отношение к государственному строю, происхождение.

Анализ записок П. М. АзанчееЕского и А. М. Черносвитова позеолил сделать ряд наблюдении. Было установлено, что дворянские лидеры изначально признавали упадок Еысшего сослоеия. Однако при этом они расходились е оценке причин этого явления.

П. М. АзанчееЕский сеязыезл упадок Еысшего сословия, прежде есєго, с влиянием Бнешних причин экономического характера: «ускользание» земельной собственности из рук поместного класса, переход центра тяжести от

1 См: Свод Законов Российской империи, т. ГХ,ст. 14,прил^БлосфельдтГ. Сборник... с. 151,226.

земли к капиталу, развитие промышленного класса, приток в ряды Еысшего сословия «ноеого ДЕорянстЕа», еврейское Елияние.

А. М. ЧерносЕитоБ назыЕал главной причиной кризиса не «оскудение», а «обломоЕііпщу>>-}таіоненне от общественной и государственной жизни. А. М. ЧерносЕИтоЕ считал, что даоряне утратили идею государств егоюстн, что проявилось в их отношении к службе. Они не смогли реализовать предоставленные правительством благоприятные возможности на должностях местного уровня.

В целом же, П. М. Азанчеевскнй и А. М. Черносвитов связывали упадок дворянства с изменепием роли высшего сословия в государстве. При этом оба автора считали кризис Еысшего сослоеия Еременным и выказывали надежду на возрождение дворянства.

Исходя из разной трактовки проблем дворянства, АзанчееЕскнй и ЧерносЕитоБ предлагали разные методы возрождения сослоеия. Мологский предводитель дворянства считал, что для возрождения Еысшего сослоеїш была необходима «материальная и моральная поддержка» со стороны государства. Государство должно было поддержать дворянство, а дворянство, в свою очередь, Еозродило бы былую мощь государства.

Пошехонский предводитель полагал, что необходимо опереться на силы самого сословия, отказаться от «обломовщины» и занять активную позицию в государственной и общественной жизни страны. Без этого, экономическая помощь правительства Еысшему сословию бесполезна. По оценке ЧерносЕИтова, правительство уже и так оказало посильную помощь дворянству, и теперь задачей дворянства было сделать есє возможное для возрождения сословия и государства.

Следовательно, авторы сеязыезли еоєднно благополучие государства и дворянства. Возрождение поместного дворянства и усиление государства они рассматривали как единый процесс. По их мнению, высшее сословие было опорой самодержавия, но одновременно и государство должно было яеляться опорой для дворянства.

Оценки дворянства, содержавшиеся в записках П. М. АзанчееЕского и А_ М. ЧерносЕнтоЕа, свидетельствовали о неоднородности Еысшего СОСЛОЕИЯ. Авторы записок полагали, что е полной мере к Еысшему сослоеию относились только представители поместного, великорусского и малорусского дворянства, служившие на благо своего Отечества и принадлежавшие к благородным родам.

С точки зрения национальной принадлежности, наибольшее недоверие у авторов вызывало прибалтийское и польское ДЕОрянстЕо. В записке П. М. Азанчеевского присутствовали следующие характеристики: «Нельзя ставить на одну доску дворянство коренных русских, т. е. преимущественно центральных земледельческих губерний, с дворянством например Прибалтийского или Прнвислинского края. Они не находятся е таком же экономическом положении»; «Нельзя, однако, не заметить, что е тех губерниях, где ДЕОряне землевладельцы невеликорусского происхождения этого (т. е. убыли дворянского землеЕладения-P. С.) нлн незаметно вовсе..., нлн происходит она гораздо медленнее»; «по оценке государственных заслуг предков -великорусское нлн малорусское дворянство не должно быть поставлено на равных с тем же например дворянством прибалтийским и польским. Была бы историческая несправедливость, но и явная несообразность, если одинаковою мерою, Еоздавать каїс тем, которые в рядах поколений жертвовали сеоєй кроЕью и достоянием в пользу государства таге и тем, кто быть может и дворянство имеет за участие е борьбе протиЕ России е прошлом»; «на юге и западе ДЕОрянстЕо основа центробежных стремлений». А. М. ЧерносЕИтоЕ, также ЕыказыЕал недоверие по отношению к прибалтийскому и польскому ДЕорянству. Однако при этом стэенл е пример их систему хозяйствования.1

Неоднозначным было и отношение к служилому дворянству. П. М. АзанчееЕСКий считал, что новые дворяне, при есєх своих умственных и душевных качествах, б бытовом отношении, все-таки не переставали быть особым классом, мало имевшим общего с поместным дворянством. Здесь

' ГАЯО.ф. 214, од 1,д. 951, л. 12,16; д. 1003, л 25-25 <об.),30.

проявилось негативное отношение поместного дворянства благородного происхождения к чиновничеству. Мологский предводитель пренебрежительно отзывался о способе приобретения деорянства чиновниками. Они, по его мнению, «Еысидели Праго на ДЕорянство в разных присутственных местах»; Он воспринимал их как безликую массу: «Сонмы ноеых дворян, ежегодно приобретающих это право благодаря табели о рангах» и считал, что пока еыходцы из бюрократии не «садились на землю, они находились в полускрытом антагонизме к поместном}' классу».1

Следовательно, авторы записок осознавали неоднородность высшего сослоеия в конце Х1Х-начале XX в. и ревностно отделяли русское поместное дворянство благородпого происхождения от прочих категорий Еысшего сослоеия. При этом они демонстрировали, что прочие категории дворянства не вписывались в рамки, осознававшегося ими стереотипа Еысшего сословия. То есть не принадлежали к категории русских землевладельцев благородного происхождения, служивших на протяжении столетий царю и Отечеству.

П. М. Азанчеевскнй следующим образом определил место Еысшего сословия в российском обществе конца XIX - начала XX в.: дворянство, являясь оплотом государственного строя, должно вместе с прочими общественными классами, в качестве «лучших» людей русской земли, служить общему народному делу. А. М ЧерносЕИтоЕ же рассматривал дворянство как одну из частей государственного организма, с определенными правами, привилегиями и обязанностями.

Оценивая другие сослоеия и социальные группы, предводители ДЕорянства сравнивали их положение с положением поместного благородного ДЕорянстЕа. Наибольшую неприязнь среди сословий и социальных групп вызывали еЕреи. При этом внимание обращалось не только на национальную принадлежность, но и на влияние евреев в экономике. П. М. Азанчеевскнй писал: «нам, русским, надо серьезно задуматься над вопросом раскрывать ли

'ГАЯО.ф. 214, on 1, д. 951, я 18.

2 Си: Там же, ф. 214, оа 1, д. 951, л. 15 (об.)-16; д. 1003, я. 25 (об.).

настежь Борота чумазой еврейской силе принесшей с собой на Запад не мало плевел за одно с цветами прогресса. У нас, конечно, до сих пор, прямой доступ в ряды ДЕОрянства этой силе закрыт. И едеа ли не как раз от этого она избрала себе иной окольный, но еще более губительный путь. Она яено стремится заменить дворянство, не входя в его состаЕ, снести его с лица земли. И вот почему у нас приходится говорить о вмешательстве государственной власти в экономический процесс, грозящий перевернуть еєсь строй русского общества. Не следует ли, среди происходящей у нас борьбы капитала с землей, оказать поддержку последней, хоть несомненно слабейшей?».1 Значит, евреи воспринимались не только как угроза для высшего сослоеия, но и для государства в целом. При этом мологский предводитель смешивал воедино экономические и политические проблемы.

Негативную оценку Азанчеевскнй давал и буржуазии. Он рассматривал промьгшленный класс как конкурента высшего сословия. Мологский предводитель был озабочен растущим влиянием буржуазии в обществе и государстве, и одновременным снижением, в связи с этим, роли высшего сослоеия. Его явно задевал тот факт, что представители промышленного класса, имея менее благородное происхождение и получая прибыль из неземледельческих отраслей, претендовали на Еысокое положение в российском обществе. Характеризуя буржуазию, Азанчеевскнй писал: «В настоящее время, при огромном росте движимого богатства, центр тяжести перешел от земли к капиталу и орудием приобретения Еласти является кошелек. Нечто подобное должно, конечно совершиться и у нас. Но, спрашивается, достиг ли наш промышленный класс той степени денежного могущества и

уМСТВеННОГО раЗЕИТИЯ, ЧТОбы СТаТЬ ПрееМННКОМ ДЕОрЯИСТЕа или хотя бы

Подобные работы
Барашок Ирина Викторовна
История народно-инструментальной музыкальной культуры юга Дальнего Востока России : конец XIX в. - начало 90-х гг. XX в.
Лебедев Геннадий Юрьевич
Индустриально-аграрное развитие Северного Кавказа в процессе модернизации российской экономики в 90-е годы XIX в.-начало XX в. (На материалах Ставрополья и Кубани)
Ким Ен-Су
Корейский вопрос в политике России на Дальнем Востоке в конце XIX - начале XX вв.
Валетов Тимур Якубович
Мотивация труда на крупном текстильном предприятии в России в конце XIX - начале XX в.
Курышова Ирина Васильевна
Охрана природы в Байкальском регионе в конце XIX - начале XX вв.: проблемы организации и основные направления деятельности
Носова Татьяна Александровна
Православные братства Вологодской епархии в конце XIX - начале XX века
Уварова Наталья Анатольевна
Мировосприятие ярославского и нижегородского крестьянства в конце XIX - начале XX в.
Полевая Марина Валентиновна
Просветительская деятельность В. В. Андреева в контексте общественного движения России конца XIX - начала XX вв.
Алексеева Ирина Алексеевна
Всемирное христианское молодежное движение в России в конце XIX - начале XX вв.
Герасюнина Юлия Николаевна
Страхование рабочих от несчастных случаев в России в конце XIX - начале XX в.

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net