Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Исторические науки
Отечественная история

Диссертационная работа:

Семененко Александр Михайлович. Общественно-политическая деятельность либерально-демократической интеллигенции в 1910 - феврале 1917 гг. (По материалам Владимирской, Костромской, Тверской и Ярославской губерний) : Дис. ... канд. ист. наук : 07.00.02 : Иваново, 2004 249 c. РГБ ОД, 61:04-7/931

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение 3

Глава I. Либерально-демократическая интеллигенция Верхневолжья в общественно-политической жизни России (1910 - июль 1914 гг.) 1. Участие либерально-демократической интеллигенции

в губернской жизни 58

2. Особенности работы либерально-демократической интеллигенции

в составе высших органов политических партий ПО

3. Думская деятельность либерально-демократической

интеллигенции 126

Глава II. Деятельность верхневолжской либерально-демократической интеллигенция в августе 1914 - феврале 1917 гг. 1. Основные направления практической работы

либерально-демократической интеллигенции в условиях

первой мировой войны 162

2. Борьба либерально-демократической интеллигенции

за власть в верхневолжских губерниях в ходе

Февральской революции 1917 г 187

Заключение 206

Список источников и литературы 215

Приложения 241

Введение к работе:

Актуальность темы исследования определяется следующими факторами. Во-первых, существенной ролью интеллигенции в общественно-политической жизни России XX столетия, которая усиливалась всякий раз после образования политических партий. В начале минувшего века заканчивается политическое размежевание интеллигенции на монархическую, либеральную и революционную. Следует подчеркнуть, что и в рамках данных течений продолжался процесс дифференциации. В партиях либерально-демократического направления (кадеты, прогрессисты и др.) интеллигенция выступала одной из активных социальных сил, а также идеологом и организатором.

Во-вторых, выходом на политическую арену страны в конце 80-х-90-е гг. XX века либеральных партий и общественных движений, ведущая роль в которых принадлежит интеллигенции. В ряде современных либеральных партий ею реализуются идеи либеральной демократии, за которые ратовала либерально-демократическая интеллигенция России начала прошлого века. Прямые исторические аналогии между событиями начала прошлого столетия и современной ситуацией вряд ли приемлемы. Однако определённая схожесть политических процессов и заставляет обратиться к опыту прошлого и к изучению элементов исторической преемственности.

В-третьих, период 1910 - февраль-март 1917 гг. стал решающим для судеб либерально-демократической интеллигенции страны, в том числе и для верхневолжской. В эти годы решался вопрос о направлении политического развития России. Либеральная альтернатива, носительницей которой была преимущественно либерально - демократическая интеллигенция, в конечном счёте, не реализовалась. Изучение опыта и уроков, приобретённых либеральными партиями в этот период, не утратило своей актуальности и в наше время, когда сегодня российская либерально-демократическая интеллигенция участвует не только идеологически, но и практически в реализации либерально-демократических идей в нашей стране.

Объект исследования - российская дореволюционная либерально-демократическая интеллигенция провинции, а именно, та её часть, которая территориально была связана с губерниями, входившими в состав Верхневолжского региона. Термин "либерально-демократическая интеллигенция" достаточно нов не только для отечественной историографии, но и для интеллигентоведения. При этом он встречается в работах отдельных авторов, правда, не ставивших своей целью её непосредственное изучение.1 Появление этого термина, несомненно, закономерно, так как основано на выводах работ ряда авторов, доказывающих, что либерализм (либеральная демократия) в России конца XIX - начала XX вв. не столько социальное, сколько интеллигентское явление.2 Так, В.В. Шелохаев 43 из 54 членов ЦК кадетской партии относит к представителям интеллигенции, основываясь на социологическом подходе.3 Главным критерием интеллигенции он видит -наличие образования и сферу занятий. В современном интеллигентоведении этот подход уже не является исчерпывающим, но именно он позволяет

Семененко A.M. А.А. Корнилов как представитель либерально-демократической интеллигенции. // Интеллигенция в политической истории XX века. Тезисы докладов межгосударственной научно-теоретической конференции. Иваново, 23-24 апреля 1992 г. Иваново. 1992. С. 79-80; Меметов B.C., Данилов А.А. Интеллигенция России: уроки истории и современность (попытка исторического анализа). // Интеллигенция России: уроки истории и современность. Межвузовский сборник научных трудов. Иваново. 1996. С.5; Ахлюстина М.А. История российской интеллигенции XX столетия. Часть I. Челябинск. 1996. С. 25; Таирова Н.М. На путях к временному правительству. // Северозападная академия государственной службы: итоги пятилетней деятельности. 1991-1996. Сборник материалов юбилейной научно-практической конференции 14 января 1997 г. СПб. 1997. С.64; Фахрутдинов P.P. Татарское либерально-демократическое движение в конце XIX - начале XX вв.: идеология и политическая программа: Автореф. дис.... канд. ист. наук. Казань. 1996.

2 Селезнёва Л.В. Западная демократия глазами российских либералов XX века. Ростов-на-
Дону. С. 9; Сенин А.С. Либералы у власти. История повторяется? // Кентавр. 1993. № 2.
С. 109; Интеллигенция и либерализм в России. Межвузовский научный сборник. Саратов.
1995; Семененко A.M. К вопросу об определении термина "либерально-демократическая
интеллигенция". // Ивановский государственный университет. 25 лет Юбилейный сборник
тезисов статей молодых ученых. Иваново. 1999. С. 187-188; Безуверова Н.В. Либеральная
интеллигенция как носитель конституционной идеи в России. // Интеллигенция России в
конце XX века: система духовных ценностей в исторической динамике. Тезисы докладов
и сообщений всероссийской научной конференции, посвященной памяти профессора В.Г.
Чуфарова. Екатеринбург. 1998. С. 12-13; Русский либерализм: исторические судьбы. М.
1998 и др.

3 Иллюзии и действительность? (по материалам "круглого стола"). // Вестник высшей
школы. 1990.№2.С.56.

обосновать первоначальные методологические ориентиры при выявлении социопрофессиональных характеристик интеллигенции.

Например, у прогрессистов в составе ЦК 1912-1914 гг. из 39 членов 28 имели высшее образование, 5-среднее (по четырем членам ЦК сведений нет).4 У кадетов в составе ЦК 1907-1914 гг. из 45 членов высшее образование имели 39 человек, среднее -3, домашнее - 1; профессоров было 14, академиков -1,приват-доцентов-3.5 Из 54 членов ЦК кадетской партии в 1905-1907 гг. 46 окончили университет, 3-различные лицеи, 1-кадетский корпус, 1-гимназию, 1 - два курса университета.6

Если обратиться к архивным данным, проанализировав учётные карточки членов кадетской партии, то можно выявить социальная база либерально-демократической интеллигенции.7 Из 273 членских карточек (среди них в 14 неразборчиво и в 82 не указан социальный статус) оказалось, что 33- принадлежат студентам, 2 - курсисткам, 2 - профессорам, 4 - приват-доцентам, 8 - инженерам, 12 - учителям и преподавателям, 9 - присяжным поверенным, 2 - нотариусам, 3 - помощникам присяжных поверенных, 13 -врачам, 3 - акушерам, 1 - агроному, 1 - живописцу, 1 - химику, 12 -служащим, 1 - инспектору страхового общества. Встречаются также бухгалтеры, чиновники, торговцы, аптекари, директор банка, завскладом, мировой судья, счетовод, доверенный Куваевской мануфактуры и т. д.9 Конечно, автор не склонен всех этих людей зачислять в интеллигенты, но не замечать, что именно представители интеллигентских профессий и занятий составляли основу либеральных партий нельзя.

Шелохаев В.В. Идеология и политическая организация российской либеральной буржуазии. 1907-1914. М. 1991. С.226-231.

5 Там же. С. 207-211.

6 Шелохаев В.В. Кадеты - главная партия либеральной буржуазии в борьбе с революцией
1905-1907 гг. М. 1983. С. 310-321. Более подробные сведения см.: Сибиряков И.В. Новый
российский либерализм: опыт реконструкции социоморальной среды. Челябинск. 1998. С.
72, 73, 75, 79, 80, 82-83, 85-87.

7 ГАРФ. Ф. 523. Оп. 1. Д. 424,425,426,427,428, 429,430,431,451,452,453,454,455,456.

8 Там же.

9 ГАРФ. Ф. 523. Оп. 1. Д. 424,425,426,427,428,429,430,431,451,452,453,454,455,456.

Новый тип интеллигенции, главным отличием которой становится определенная идейно-политическая позиция, начинает формироваться в результате либерально-буржуазных реформ Александра II с середины XIX века. Итогом этого процесса явилось идеологическое размежевание российской интеллигенции на традиционалистскую (консервативную), либеральную и радикальную (социалистическую). Оформление либерализма, как системы идей происходит в России во второй половине XIX века.10 Основным носителем либеральной идеологии выступает интеллигенция.11 В ходе революции 1905-1907 гг. внутри самой либеральной интеллигенции происходит решающее идейно-политическое размежевание на сторонников двух путей развития страны: либерально-консервативного и либерально-демократического.

Процесс политического и организационного оформления, завершившийся в ходе этой революции, привел к созданию легальных либеральных политических партий. Левое крыло российского либерализма представляла конституционно-демократическая партия (второе название-партия народной свободы), правое - "Союз 17 октября", промежуточное

10 См.: Энциклопедический словарь. Издатель Ф.Ф. Павленков. СПб. 1899. Стб. 1105;
Хейфец М.И. Либерализм. // Советская историческая энциклопедия. М. 1965. Т. 8. С. 615-
622; Краткий словарь иностранных слов. М. 1968. С.169; Большая советская
Энциклопедия. 3-е издание. Т.14. М. 1973. С. 396-399; Немо Ф. Либерализм. // 50/50. Опыт
словаря нового мышления. М. 1989. С.263-273; Чаликова В. Либерализм. // 50/50. Опыт
словаря нового мышления. М. 1989. С.274-279; Михайлов Б.В. Либерализм. //
Философский энциклопедический словарь. М.1983. С. 310-311; Либерализм. //
Философский энциклопедический словарь. 2-е издание МЛ 989. С. 310-311; Политология.
Энциклопедический словарь. МЛ993. С. 154-156; Политологический энциклопедический
словарь. М. 1993. С. 154-156; Приленский В.И. Либерализм. // Русская философия:
Словарь. / Под общ. Ред. М.А. Маслина. МЛ 995. С.265-266; Харичев ИА. Знакомые
незнакомые слова. М. 1995. С. 36-41; Либерализм. // Юридическая энциклопедия. М. 1997.
С.221-223; Социологический энциклопедический словарь. М. 1998. С. 158; Большой
энциклопедический словарь. М.-СП6.2000. С. 641; Секиринский С.С. Либерализм. //
Отечественная история. История России с древнейших времен до 1917 года.
Энциклопедия. Т.З. М. 2000. С. 344-347; Капустин Б. Г. Либерализм. // Новая философская .
энциклопедия: В 4-т. Т. 2. М. 2001. С. 393-395 и др.

11 Семененко A.M. К вопросу об определении термина "либерально-демократическая
интеллигенция". // Ивановский государственный университет. 25 лет Юбилейный сборник
тезисов статей молодых ученых. Иваново. 1999. С. 187.

положение занимали партия демократических реформ (ПДР), партия мирного обновления (ПМО) и другие более мелкие объединения. После исчезновения ПДР и ПМО их место заняла партия прогрессистов. Анализ программ кадетов, партии демократических реформ, партии мирного обновления и прогрессистской партии приводит к следующим выводам: они отстаивали идею эволюционного развития общества, приоритет личности и прав гражданина, парламентские структурные реформы всех сфер общественной жизни с целью построения гражданского общества и правового государства. Так, программа кадетской партии (партии народной свободы) включала в себя восемь разделов - основные права граждан, государственный строй, местное самоуправление и автономия, суд,, финансовая и экономическая политика, аграрное законодательство, рабочее законодательство, по вопросам просвещения. В них были сформулированы принципы преобразования страны на принципах либеральной демократии. Аналогичные подходы решения проблем в России принял съезд прогрессистов, состоявшийся 11-13 ноября 1912 г. и принявший свои программные требования («Руководящие начала деятельности прогрессистов» и «Основные положения прогрессистов»). Нетрудно увидеть, что вышеобозначенные цели и задачи составляют суть либерально-демократической идеологии, например, равенство граждан перед законом, свобода совести, вероисповедания, собраний, союзов, передвижения, неприкосновенность жилища, упразднение цензуры и паспортов,-определения конституционного устройства государства основным законом, распространение местного самоуправления на всю Россию. Автор в данном случае не склонен отделять демократию и либерализм, полагая вслед за И.И. Кравченко, что их роднят "общие свойства: концентрация социальных, политических, гражданских и нравственных общечеловеческих ценностей, способность либерализма выступать идеологией демократии на этой

12 Программы политических партий России. Конец XIX - начало XX вв. М. 1995. С. 326-333,350-365,370-373.

теоретической основе, а демократии - служит её практическим воплощением".13 Эта мысль присутствует и в Оксфордском словаре при определении либерализма.14

Интеллигенция, как наиболее образованная часть российского общества, оказалась наиболее подготовленной для восприятия идей либеральной демократии. Следует согласиться с мнением А.Н. Баранова, что программа и устав ведущей либеральной партии - кадетской "были в значительной мере адаптированы под запросы интеллигенции".15 Более того, "сбалансированность кадетской программы и демократичность устава партии, во многом, определялись желанием привлечь и удержать интеллигентские силы."16 И здесь важно уточнить, о какой интеллигенции идёт речь. Как известно, отечественное интеллигентоведение остановилось на двух подходах к определению интеллигенции: социологическом (широком смысле) и нравственно- этическом (узком смысле). В первом случае под интеллигенцией понимается социальный слой, объединяющий людей профессионально занимающихся умственным трудом, художественным творчеством и живущих интеллектуальными интересами. Этот слой и составляет культурную среду общества. Во втором случае интеллигенция понимается как часть образованного слоя общества, берущая на себя роль выразителя народных чаяний и представителя его интересов перед властью. По мнению диссертанта, оба подхода могут быть признаны

Кравченко И.И. Слагаемые либерализма и демократии на Западе ив России. // Либерализм в России. М.1996. С.419. Но есть и отличная точка зрения, так, Ф. Закария доказывает, что демократическое правление не обязательно должно считаться справедливым, ибо только демократических процедур не достаточно, чтобы говорить о либеральном порядке и соблюдении гражданских свобод. (См.: Zakaria F. The Future of Freedom. Illiberal Democracy at Home and Abroad. New York: W. W. Norton & Co. 2003. P. 18-19,25-26.)

14 Oxford Advanced Learner's Dictionary of Current English. A. S. Hornby-Moscow-
Oxford. 1982. V.I. P.486.

15 Баранов А.Н. Функциональное содержание деятельности интеллигенции в ходе
создания конституционно-демократической партии в России. // Интеллигенция XXI века:
тенденции и трансформации. Материалы XIV международной научно- теоретической
конференции 25-27 сентября 2003 г. Иваново.2003. С. 147.

16 Там же. С. 147.

удовлетворительными, поэтому наиболее рационально - комплексное их использование. В данном случае автор идёт за мнением авторитетнейших исследователей истории российской интеллигенции Д.С. Лихачёва, СО. Шмидта, B.C. Меметова, B.C. Волкова, В.Р. Веселова, Г.П. Аннина, считавших, что понятие «интеллигенция» неотделимо от понятия «интеллигентность».17 При этом нельзя не отметить то, что споры о сущности интеллигенции восходят ещё к полемике вокруг сборника "Вехи" (1909). В нём, как и в других сборниках, вышедших потом - "По вехам ...: сборник статей об интеллигенции и "национальном лице" (МЛ 909), "В защиту интеллигенции" (М. 1909), " Интеллигенция в России" (СПб. 1910), "На рубеже" (М.1910), "Вехи" как знамение времени" (М. 1910), к какому-то одному определению прийти авторам не удалось в силу порой противоположных подходов и разности понимания термина "интеллигенция". Если суммировать взгляды либеральных мыслителей, то можно выделить определения П.Н. Милюкова и Д.Н. Овсянико-Куликовского, а также отметить отдельные высказывания П.Б. Струве, Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, М.О. Гершензона и Н.А. Гредескула.

Лихачёв Д.С. Книга беспокойств. М. 1991. С. 482; Шмидт СО. Декабристы в представлениях людей рубежа XX и XXI столетий. // Археографический ежегодник за 2000 год. М. 2001. С. 20-21; Меметов B.C. О некоторых дискуссионных проблемах российской интеллигенции. // Нравственный императив интеллигенции: прошлое, настоящее, будущее. Тезисы докладов международной научно-теоретической конференции 23-25 сентября 1998 г. Иваново. 1998. С. 12; Волков B.C. Сервилизм в отношении к Советской власти (20-30-е годы). // Нравственный императив интеллигенции: прошлое, настоящее, будущее. Тезисы докладов международной научно-теоретической конференции 23-25 сентября 1998 г. Иваново. 1998. С. 20; Веселое В.Р. Русская интеллигенция и наше возрождение. // Интеллигенция в политической истории XX века. Тезисы докладов межгосударственной научно-теоретической конференции. Иваново, 23-24 апреля 1992 г. Иваново. 1992.С. 13-14; Он же. О противоречиях нравственно-этического подхода к истории интеллигенции. // Нравственный императив интеллигенции: прошлое, настоящее, будущее. Тезисы докладов международной научно-теоретической конференции 23-25 сентября 1998 г. Иваново. 1998. С. 17-19; Аннин Г.П. Культурное и нравственное наследие российской интеллигенции. // Нравственный императив интеллигенции: прошлое, настоящее, будущее. Тезисы докладов международной научно-теоретической конференции 23-25 сентября 1998 г. Иваново. 1998. С. 23-25. См. так же: Возилов В.В., Назаров Ю.Н. Философия интеллигенции: Разум как революционная сила истории. Иваново. 2002. С. 229-243.

Так, П.Н. Милюков представлял интеллигенцию как группу людей внутри образованного класса, оказывающих непосредственное воздействие на всю образованную среду. П.Б. Струве, в свою очередь, отделял интеллигенцию от образованного класса (то есть дворянства и духовенства).19 Что касается Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, МО. Гершензона, несмотря на ряд оригинальных суждений они все равно разрабатывали концепцию узкого значения термина "интеллигенция".20

Достаточно широкое определение интеллигенции сформулировал Д.Н. Овсянико-Куликовский: "Интеллигенция - это все образованное общество; в его состав входят все, кто так или иначе, прямо или косвенно, активно или пассивно принимает участие в умственной жизни страны". Но он опускает из виду важнейшую интеллигентскую черту - её нравственную суть.

В целом, как не трудно увидеть, представители либеральной интеллигенции не смогли договориться о едином определении термина "интеллигенция". Отсутствует в их идейно-теоретическом наследии и термины "либеральная интеллигенция" и "либерально-демократическая интеллигенция". Причина в том, что участники дискуссии вели разговор об интеллигенции вообще, без учёта её идейно-политической дифференциации.

К моменту выхода "Вех" российская интеллигенция уже была, как верно отмечает В.В. Шелохаев "идеологически дифференцированной на разные политические группировки, ведущие друг с другом конфронтационную борьбу за выбор пути общественного развития России, методы достижения поставленных целей. Причём степень конфронтационности среди представителей различных интеллигентских

Милюков П.Н. Интеллигенция и историческая традиция. // Вехи; Интеллигенция в России. М. 1991. С. 298.

19 Струве П. Б. Интеллигенция и революция. // Вехи. М. 1990. С. 159.

20 См.: Вехи; Интеллигенция в России. С. 24,45, 100.

21 Овсянико-Куликовский Д. Н. Психология русской интеллигенции. // Вехи;
Интеллигенция в России. С. 382.

политических партий была значительно выше, чем даже в рядах "партии власти". Либерально-демократическая интеллигенция возникает в результате идейно-политического и организационного размежевания в либеральном движении. Термин "либерально-демократическая интеллигенция" не является надуманным. Наоборот, он объединяет ту часть российской интеллигенции начала XX века, которая выступала за установление демократического способа правления (конституционная монархия или демократическая республика) и осуществление принципов либерализма в социальной, политической, экономической и других сферах жизни общества. Кроме того, либерально-демократическая интеллигенция ратовала за эволюционные (реформистские) методы достижения вышеозначенных целей. Это подтверждается и примерами деятельности и самих представителей либерально-демократической интеллигенции. Так, в статье "Либерализм и т.н. "революционное" направление" бывший марксист, а затем известный либерал П.Б. Струве отмежевался от насильственных методов преобразования общества. О важной роли демократизма в русском либерализме писал ещё в XIX веке известный либеральный публицист и интеллигент В.А. Гольцев.24 Крупный деятель кадетской партии В.А. Оболенский вспоминал: "Я с детства усвоил либерально-демократические взгляды."25 Кроме того, при применении термина "либерально-демократическая интеллигенция", возникает чёткость и ясность - о интеллигенции каких идейных взглядов и политической позиции идёт речь. Общепринятый термин "либеральная интеллигенция" не устарел, но не

Шелохаев В.В. Модернизация и тупики конфронтации между властью и обществом. // Обществознание в школе. 1998. № 2. С. 8. См. также: Ушаков А.В. Демографическая интеллигенция периода трех революций в России. М. 1985. С. 10; Меметов B.C., Заховаев А.А., Рябинкин А.Е., Семененко A.M. Интеллигенция и политика: поиск новых подходов. // Ивановский государственный университет 20 лет. Юбилейный сборник научный статей. Часть I. Иваново. 1993. С.150-153.

23 Освобождение. 1902. №7 (1 октября (18 сентября)). С. 104-105.

24 Русская мысль. 1891. №3. С. 64.

25 ГАРФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 540. Л. 271.

слишком удобен в ходе теоретического анализа и при рассмотрении составляющих либеральную интеллигенцию элементов. Так, к либеральной интеллигенции относится вся интеллигенция либеральных взглядов, в том числе состоящая в либеральных партиях. Внутри этого лагеря существовали левый центр (кадеты и прогрессисты) и правый центр ("Союз 17 октября"). Соответственно либеральная интеллигенция, относившаяся к левому центру, считается либерально-демократической, а находившаяся в составе правого фланга - либерально-консервативной.

Но и сама либерально-демократическая интеллигенция внутренне не была однородной. Так, её правое крыло (П.Б. Струве, В.А. Маклаков, П.И. Новгородцев, А.С. Изгоев, А.В. Карташев, М.В. Челноков, Д.Д. Гримм, К.Н. Соколов и др.) приближалось по своим взглядам к либерально-консервативной интеллигенции.26 Левое крыло (князь Д.И. Шаховской, Н.В. Некрасов и др.) ратовало за распространение либерального влияния в массах и за сближение с правосоциалистическими партиями. Эту группу поддерживали многие провинциальные либералы, теснее связанные с мелкой буржуазией и местной интеллигенцией.27

Центр (П.Н. Милюков, А.И. Шингарев, Ф.И. Родичев, И.И.
Петрункевич и др.) стремился синтезировать достоинства этих двух течений
в тактике, то договариваясь, то идя на уступки правительству, добиваясь.
своих целей.28 Нельзя не отметить, что на позицию интеллигента в
конкретной политической обстановке оказывали влияние разные факторы,
например, субъективные обстоятельства (воспитание, образование, личные
качества, жизненный и политический опыт). Личностный фактор играл порой
решающую роль в отдельных ситуациях. Но, несмотря на это, даже
внутренне дифференцированную либерально-демократическую

интеллигенцию объединял ряд принципов. Один из них, идеологический,

26 ГАРФ. Ф.523. Оп. 1. Д. 31. Л. 8; Сибиряков И.В. Новый российский либерализм: опыт
реконструкции социоморалыюй среды. С. 85; Думова Н.Г. Кадетская контрреволюция и
её разгром (октябрь 1917 - 1920 гг.) М. 1982. С. 21-22.

27 Думова Н.Г. Кадетская контрреволюция и её разгром (октябрь 1917 - 1920 гг.) С. 22.

28 Там же. С. 22.

т.е. приверженность либерально-демократической идеологии. Второй -организационный, ибо практически все представители либерально-демократической интеллигенции состояли в кадетской партии. Поэтому, общая идейно-организационная платформа и нацеленность на реализацию либерального проекта в России сглаживала противоречия внутри либерально-демократического движения. Именно это и позволяет утверждать, что в России в этот период начала формироваться либерально-демократическая модель политической культуры.29

Социальный состав либерально-демократической интеллигенции складывался из трёх профессиональных отрядов интеллигенции. В основе данного подхода лежит схема, предложенная выдающимся советским историком - интеллигентоведом Л.К. Ерманом.30 Следуя ей, можно выделить идеолого - управленческую, хозяйственно-управленческую и интеллигенцию, осуществляющую социокультурные услуги.

Идеолого-управленческая интеллигенция объединяла в своих рядах государственных, земских и частных служащих, нотариусов, адвокатов, а также представителей церковной и военной бюрократии. Этот отряд, по мнению автора, составлял социальную основу либерально-демократической интеллигенции. Сюда следует отнести также функционеров. кадетской и прогрессистской партий, так как, будучи выходцами из интеллигенции и занимаясь интеллектуальным трудом, они одновременно вели партийную работу. Подобную группу партийных интеллигентов - функционеров иногда называют партийной интеллигенцией (в данном случае - кадетской интеллигенцией). Понятие "кадетская интеллигенция" уже понятия «либерально-демократическая интеллигенция", так как не охватывает

Политическая культура: теория и национальные модели. М. 1994. С. 84-93; Патрушев А.И. Либеральная демократия как объект политической истории и концепции Макса Вебера. // Политическая история на пороге XXI века: традиции и новации. М. 1995. С. 53-60; Мировое политическое развитие: век XX. М. 1995. С. 36-44. 30 Ерман Л.К. Интеллигенция в первой русской революции. МЛ966.

внепартийную интеллигенцию либерально-демократического направления и не подчеркивает ее идейного содержания.

Представители хозяйственно - управленческой интеллигенции были заняты в промышленности, на транспорте и в сельском хозяйстве (инженеры, ветеринары, агрономы). Этот отряд также поставлял интеллигенцию либерально - демократического направления и, порой, весьма активных её деятелей.

Интеллигенция, осуществляющая социокультурные услуги населению и власти, состояла из преподавателей общеобразовательных учреждений разных форм собственности и уровней обучения, врачей, работников средств массовой информации (на начало XX века только печатных органов). Данный профессиональный отряд тоже выдвинул в ряды либерально-демократической интеллигенции множество известных имён.

Функции, которые осуществляли профессиональные отряды либерально-демократической интеллигенции, были следующие идеологические, организационные, агитационно-пропагандистские и просветительские.31 А.Н. Баранов обосновал их только применительно к кадетской партии. На наш взгляд, надо подойти к пониманию их расширительно, ибо все эти функции приемлемы к пониманию роли интеллигенции не только внутри партии кадетов, но ив жизни всего общества.

Таким образом, мы можем говорить о либерально-демократической интеллигенции не только как об идейно-политической общности, но и как о функциональной группе, представленной массовыми интеллигентскими профессиями.

Совершенно естественно, что в основном интеллигентское происхождение либерально-демократического движения в России, позволяет

Баранов А.Н. Функциональное содержание деятельности интеллигенции в ходе создания конституционно-демократической партии в России. С.149-150.

говорить о наличии основополагающих качеств в её нравственном поведении.

Во-первых, оппозиционность. В отличие от революционной интеллигенции оппозиционность либерально-демократическая не была бескомпромиссной. Вынашивая идеи реформ, то есть поступательного совершенствования общества, либерально-демократическая интеллигенция не исключала сотрудничества с властью и, даже, участия во власти. Ввиду политического непостоянства либералов, центральная и местные власти испытывали к ним недоверие. Так, их смущало нахождение в интеллигентской кадетской партии "евреев, иноверцев и многих русских, которые до ее формирования даже входили в некоторые революционные партии."32 Раздражали власть и такие проявления либерально-интеллигентской оппозиционности, как максимализм, конфронтационность и отсутствие толерантности, особенно в работе в Думе. Собственно эти черты сопровождали работу и других идейно-политических групп интеллигенции -революционной и монархической. Но и сама власть, как в центре, так и на местах не спешила подавать пример толерантного поведения-умения выслушать и считаться с противоположной точкой зрения. Ситуация порой складывалась так, особенно в годы первой мировой войны, когда приходилось существенно корректировать свою позицию по принципиальным вопросам. И здесь необходимо сказать о таких качествах российской интеллигенции, включая и либерально-демократическую, как интеллигентность, совестливость и патриотизм. Интеллигентность и совестливость - это базовые этические качества интеллигента, на которые как бы нанизываются все остальные, в том числе и патриотизм. Наивысшая степень проявления патриотических чувств либерально-демократической интеллигенцией пришлась на период первой мировой войны. Патриотизм центристов, коими являлись либералы, не совсем совпадал с патриотизмом

32 Иванов Ю.А. «Уездная идеология». Религиозно-политическая жизнь российской провинции 1860-1910-х гг. Иваново. 2001. С. 49.

правых и левых, и тем более с патриотизмом государственной власти. В основе причинных связей и мотивации патриотизма либерально-демократической интеллигенции, конечно же, была любовь к Родине, но ее понимание, конечно же, сопрягалось с общими программами и идейными установками.

Ив этой связи нельзя не отметить еще одну принципиальную черту интеллигенции, в том числе и либерально-демократической, как стремление к построению иллюзорных, наивных и идеализированных политических моделей. Вера либерально-демократической интеллигенции в идеалы либеральной демократии была всеобъемлющей. Понимание, что демократия - не панацея от всех бед и недостатков в России для дореволюционной либерально-демократической интеллигенции все-таки наступило. Вот что писал в эмиграции В.А. Маклаков: "... На заре неискушённой ещё опытом демократии, существовало убеждение, что "воля большинства" должна быть для всех обязательна. Трагедия нашей юной общественности была в том, что она искренне готова была подчиниться этой иллюзии ..."33 Современная либерально-демократическая интеллигенция, в большинстве своем, не готова ещё прислушаться к урокам истории.

Кроме того, дореволюционная либерально-демократической интеллигенция демонстрировала неготовность к революции, боялась её. Заявляя о народном благе, всё-таки негативно относилась к революционной активности масс. В целом, типичность поведения либерально-демократической интеллигенции позволяет говорить о преемственности сущностных черт дореволюционной и современной либерально-демократической интеллигенции. У последней изменилась партийная составляющая, подверглись корректировке стратегические и тактические установки, существенно вырос образовательный уровень и т.д. Но неизменным осталось желание во что бы то ни стало привести Россию в лоно

33 Маклаков В.А. Из воспоминаний. Нью-Йорк. 1954. С.399.

«цивилизации» (имеется в виду западная её интерпретация) через либерализм и демократию, порой не считаясь с реалиями. Современная интеллигенция, ориентированная на либерально-демократические ценности, менее всего связана с нуждами народа и с провинцией. Она тесно переплетена с бизнесом, более прагматична и самодостаточна. Демократические процедуры возведены ею в нечто самодовлеющее, а в либерализме интересна больше всего экономическая доктрина. В этом смысле либералы начала прошлого столетия были ближе к людям. В либеральной доктрине они уделяли первостепенное значение политико-правовым вопросам, имевшим тогда приоритет.

Предметом острых общественных дискуссий стал в последнее время вопрос об ответственности интеллигенции за кризисные процессы российского общества в 90-е гг. XX века.34 И здесь уместно провести временные параллели со спорами первого десятилетия ушедшего столетия. Ибо, несмотря на все идейно-политические различия между интеллигентами, они всё равно оставались интеллигенцией. Принадлежность к российской интеллигенции выражалось, прежде всего, в «болении» за народ, в склонности к самопожертвованию и самоотверженности, в превалировании интересов общества над своими личными интересами. Разность политических взглядов внутри самой интеллигенции диктовала своё видение ситуации в стране, собственный путь реализации поставленных целей. Так было раньше, так осталось и сейчас.

Таким образом, сохранение главных базовых сущностных черт у либерально-демократической интеллигенции начала XX - начала XXI вв. даёт возможность исследователям выйти на ряд закономерностей в изучении её состава, теории, практики, нравственного императива и поведения, как сложившейся социальной общности, объединённой определёнными идеологическим, политическими и организационными установками.

34 Новикова Л.И., Сиземская И.Н. Интеллигенция. // Новая философская энциклопедия: В 4Т.М.2001.Т.2.С.130.

Предметом исследования выступает общественно-политическая

деятельность верхневолжской либерально-демократической интеллигенции в 1910-феврале-марте 1917 гг.

Деятельность - специфически человеческая форма активного отношения к окружающему миру, содержание которой составляет его целесообразное изменение и преобразование. Обычно выделяется несколько основных видов деятельности: духовно-идеологическая, общественно-политическая и социально-экономическая. Общественно-политическая деятельность есть целенаправленная осознанная работа по реализации функций социального управления в области общественных отношений. Особое значение эта деятельность приобретает в области политических отношений, охватывающих область публичной власти и государственно-идеологических институтов.

Общественно-политическая деятельность выступает как

организованная и институциализированная деятельность, выполняемая соответствующей системой органов и организаций, располагающих большим арсеналом разнообразных средств, методов и приемов целенаправленного воздействия на общественную жизнь и её отдельные субъекты. Таковыми средствами могут быть нравственные убеждения, экономическая зависимость, политическое насилие и тому подобное. Политический процесс охватывает как развитие политической системы в целом, так и взаимодействие различных участников политической жизни. Общество развивается в результате преодоления внутренних противоречий, связанных с борьбой за власть различных политических элит, взаимодействием политической системы с внешней средой, сменой форм правления и политических режимов.

Новая философская энциклопедия: В 4 т. М. 2000. Т. 1. 633-634. См. так же: Философский энциклопедический словарь. М. 1983. С. 151-152; Российская социологическая энциклопедия. / Под общ. ред. Г.В. Осипова. М. 1998. С. 119.

Конкретные проявления общественно-политической деятельности верхневолжской либерально-демократической интеллигенции диссертант видит в участии её в органах самоуправления, в местных организациях и центральных органах либеральных политических партий, в Государственной Думе, в общественных организациях, в печатных изданиях, а также в. научной и учебно-преподавательской работе.

Хронологические рамки исследования охватывают с 1910 по февраль-март 1917 гг. Именно с 1910 г. начинается, как известно, оживление общественного движения в стране, в том числе и либерального. Пиком активности либерально-демократической интеллигенции в провинции стали события Февральской революции 1917 г. Более того, данный период практически не изучен на примере губерний, входящих в состав Верхневолжского региона. Исследователей зачастую интересовали насыщенные событиями годы, предшествующие становлению либерально-демократического движения в России, а также эпоха революции 1905-1907 гг. По мнению диссертанта, период 1910 - февраль-март 1917 гг. тоже заслуживает внимания, ибо является цельным и самостоятельным этапом в истории российского либерализма и либерально-демократической интеллигенции. Его содержание заключается в пробуждении, активизации деятельности и приходе к власти либерально-демократической интеллигенции в центре и на местах в результате Февральской революции 1917 г. Подобная логика развития событий подтверждается и внутренней периодизацией изучаемого этапа. На первом, довоенном, этапе (1910 - июль 1914 гг.) происходит оживление и разворачивание активности либерально-демократической интеллигенции, то есть, выход из состояния оцепенения и застоя, вызванного поражением первой русской революции и наступлением реакции. Второй, военный этап (август 1914 - февраль 1917 гг.) характеризуется существенно возросшей ролью интеллигенции либерально-демократического направления в рамках новых общественных организаций, созданных в годы войны. На этом же

этапе происходит накопление оппозиционного потенциала либерально-
демократической интеллигенции, вызванного недовольством политическим
курсом, проводимого царским правительством. Воплощение этого
недовольства произошло в ходе Февральской революции 1917 г. Третий,
революционный, этап (февраль - март 1917 г.) - время прихода к власти
представителей либерально-демократической: интеллигенции в

верхневолжских губерниях после победы второй российской революции.

Продолжением внутреннего единства и неразрывности временного поля является материал, несколько выходящий за пределы хронологических рамок работы, но концептуально связанный с её характером, освещающий неизвестные страницы истории либерально-демократической интеллигенции. Территориальные рамки

Выбранный для исследования регион включает в себя четыре губернии (Владимирскую, Костромскую, Тверскую и Ярославскую), размещённые в верховьях Волги и именуемые часто "Верхневолжьем". Эти губернии компактно расположены на севере Центральной России (или Центрального промышленного региона). Их судьбы тесным образом взаимосвязаны общностью политического, социально-экономического и культурного развития. Подобная общность определила схожие условия формирования, функционирования и проявления форм общественно-политической активности либерально-демократической интеллигенции в провинции. Близость к Москве и отчасти к Санкт-Петербургу приводила к тому, что информационный обмен шёл быстрее, была возможность поездок и публикаций столичными деятелями в периферийной прессе (и наоборот). Сравнительно небольшое удаление от обеих столиц (феномен ближней провинции) сохраняло возможность наибольшего влияния на местах, особенно это проявилось в феврале - марте 1917 г. Однако, близость к Центру, тем не менее, не привела к «вымыванию» традиционного провинциального уклада жизни, наложившего отпечаток на формирование местной либерально-демократической интеллигенции. Для провинции

характерно более медленное протекание общественно-политических процессов. Наличию здоровых элементов в консерватизме и традиционализме в провинции сопутствовали косность, обывательская атмосфера, ксенофобия, повседневная рутина, подконтрольность властям. Это затрудняло деятельность либерально-демократической интеллигенции и мешало ей занять лидирующие позиции в губернской жизни. И здесь уместен вопрос- насколько она сама в своей массе стремилась к более деятельному выражению собственных политических пристрастий? Мобилизация источников в этом направлении не позволяет дать чёткий ответ. Зато они предоставляют возможность увидеть противоречивые черты в характеристике образа жизни и деятельности провинциального интеллигента. С одной стороны, интеллигенция провинции впитывала в себя атмосферу окружающего её провинциального мира. С другой стороны, она пыталась выделиться из него. К этому подталкивали ряд факторов, среди них-ориентация на жизнь столичного мира и стремление «подтянуть» провинцию к столицам. Этому способствовало и полученное образование, чаще всего, в вузах Санкт-Петербурга и Москвы. При этом повседневная, будничная работа, укоренённость в провинциальном социуме удерживали интеллигенцию от резких шагов. Нельзя не отметить, что интеллигенция провинции была более сервильна, законопослушна и инертна, нежели интеллигенция столичная. Революционный всплеск активности в 1905-1907 гг. был скорее исключением, нежели правилом.

Однако и в провинции находилось место деятельным натурам по мере развития системы образования, здравоохранения, местного самоуправления и печатного рынка.

Таким образом, общая схожесть исторических судеб, наличие известной однородности жизненной среды и однотипность прочих факторов предопределило выбор изучаемого региона.

Региональный уровень рассмотрения поставленных проблем позволяет проследить и проанализировать непосредственную деятельность

верхневолжской интеллигенции либерально-демократического направления в местных комитетах либеральных партий, в органах самоуправления, в общественных органах и в составе Государственной Думы. Методологическая основа исследования.

Диссертационная работа носит конкретно-исторический характер. Она опирается на принципы историзма и объективности. Принцип историзма дает возможность при анализе прошлого учитывать неискажённую информацию, основанную на документальных свидетельствах- и приоритете факта. Принцип объективности предполагает знание реального состояния политических сил в изучаемый период. Автор руководствовался принципами научности, комплексности и всесторонности при изучении проблемы.36 Специфика анализируемой темы, заключается в том, что исследование посвящено изучению интеллигенции, а не истории политических партий. Так, автор, анализируя тот или иной исторический персонаж, в первую очередь стремится установить принадлежность или степень близости его к либеральной интеллигенции. И здесь первостепенная роль принадлежит работам известных отечественных историков интеллигенции Л.К. Ермана, С.А. Федюкина, B.C. Меметова и др. Они помогают выделить ключевые подходы в понимании сущностных черт российского интеллигента.

Ещё одна специфическая черта работы состоит в том, что диссертант исследует не всю интеллигенцию, а только ту её часть, которая является носительницей либерально-демократической идеологии. И здесь ведущая роль отводится трудам учёных, изучавших в разное время историю, включая теорию (М. Вебера, А.С. Ахиезера) и практику (Н.Г. Думовой, В.В. Шелохаева) отечественного либерализма. В сочетании с интеллигентоведческими трудами их работы позволяют придти к верным

Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. М. 1987. С. 168-194; Биск И.Я. Введение в писательское мастерство историка. Иваново. 1996. С. 32.

методологическим решениям при изучении истории дореволюционной либерально-демократической интеллигенции России.

Автор сконцентрировал внимание на анализе не всей российской
либерально-демократической интеллигенции, а только той её части, которая
t (v представляла провинцию. Вполне естественно, что верхневолжская

либерально-демократическая интеллигенция имела ряд своих отличий.
Пониманию этих особенностей служат, работы по интеллигентоведению и
конкретно-исторические публикации отечественных историков, изучавших
интеллигенцию > Верхневолжского региона. Специальных исследований по
истории либерально-демократической интеллигенции провинции нет.
Поэтому диссертант вынужден был пойти по пути отбора литературы,
связанной с изучаемой темой. Данный способ позволил выявить и
классифицировать конкретные примеры общественно-политической
деятельности либерально-демократической интеллигенции Верхневолжского
іДзі региона.

В работе была предпринята попытка отойти от фаталистического и безальтернативного подхода в анализе исторического процесса, а также от его деперсонализации. Выдающийся писатель и ученый-филолог Д.М. Балашов писал: "Историю делают люди. Процессов, которые происходили бы "сами по себе", в человеческом обществе не бывает".37 Вот почему автор применяет метод художественного приложения к действительности, отталкиваясь от традиций В.О. Ключевского, Н.Я. Эйдельмана и других историков и литераторов, совмещавших точность исторического факта и тонкую стилистику его изложения.

В диссертационном исследовании применяются также

ретроспективный, социально-психологический и сравнительно-оценочный

методы. Они незаменимы при объяснении роли и места либерально-

37 Балашов Д.М. Симеон Гордый. М. 1997. С.592.

демократической интеллигенции в политической жизни верхневолжских губерний.

Конкретно-личностный и биографический подходы позволили оценить интеллигента не только как представителя определенного социального сообщества, но и как выразителя вполне чётких нравственных позиций и, носителя определенной идеологии. «Штучность» интеллигента, по выражению и убеждению профессора B.C. Меметова,. позволяет оценивать его как конкретную личность по самой высокой шкале нравственности, принятой в российском обществе и в среде самой интеллигенции. Такой подход позволяет изучить проблему самоидентификации личности, её личного интереса, индивидуального рационального выбора. Применительно к интеллигенции удаётся понять, каким образом культурные традиции и идейные представления определяют её поведение.

Естественно, что, исследуя общественно- политическую деятельность дореволюционной либерально-демократической интеллигенции, автор обращается и к опыту работы современной либерально-демократической интеллигенции. Это позволило установить общие закономерности и тенденции при анализе, а также найти подтверждение наблюдениям и выводам, сделанным на основе изучения конкретно-исторического материала по истории интеллигенции. Определённая схожесть в ментальности дореволюционной и современной либерально-демократической интеллигенции доказывает их родственность и преемственность в развитии идей либерализма и демократии в России. Замеченные различия расширяют представления о последствиях (в том числе и о негативных) распространения этих идей среди интеллигенции.

Исследуемые проблемы потребовали применения понятий и методов различных гуманитарных наук (к примеру, политологии, философии, социологии, юриспруденции), так как либерально-демократическая интеллигенция в своей работе охватывала различные сферы общественно-

политической жизни верхневолжских губерний. Поэтому автор широко использует в диссертации междисциплинарный анализ» Историография проблемы

Проблема "общественно-политическая деятельность верхневолжской либерально-демократической интеллигенции" долгое время не являлась предметом специальных работ, хотя заметим, что отдельные её аспекты так или иначе, затрагивались исследователями. По этой причине историографический поиск охватил большое количество публикаций различной тематики. В результате проведённого анализа у автора сформировалось видение трёх этапов в историографии проблемы: первый этап - работы, вышедшие в свет в 1910-1917 гг; второй этап - исследования советского периода; третий этап - современный, начавшийся со второй половине 1980-х гг. и продолжающийся до наших дней.

Первый этап - публикации периода 1910-1917 гг. Состав их разнороден, но невелик. В первую очередь надо назвать обобщающие работы, посвященные истории земства и земского либерального движения. Здесь необходимо выделить имена И.П. Белоконского, Б.Б. Веселовского и Д.И. Шаховского.38 Ценность этих трудов определяется, прежде всего, тщательно собранными и систематизированными примерами практической деятельности земских учреждений, в которых трудилась интеллигенция либерально-демократического направления.

И.П. Белоконский одним из первых постарался рассмотреть вопрос о значении интеллигенции в земствах. Интеллигенция с её ориентацией на парламентское развитие страны, могла, по мнению автора, предложить достойный выход из кризисной ситуации в России. К числу недостатков работы можно отнести то, что И.П. Белоконский представляет земских гласных и земских служащих как единую политическую силу, не

38 Белоконский И.П. Земское движение. М. 1914; Веселовский Б.Б. История земства за сорок лет. Т. I-IV. СПб. 1909-1911; Шаховской Д.И. Пятидесятилетие земства. // Очерки экономической деятельности земств. М.1914. С. 57-124.

акцентирует внимание на их социальном различии и разнице в программных установках.

Публикация Д.И. Шаховского не носит исследовательского характера, но она интересна с точки зрения человека, принадлежавшего к либерально-демократической интеллигенции и работавшего в Ярославской губернии в конце ХГХ-начале XX вв. в качестве уездного и губернского гласного. Князь Шаховской находился на левом фланге земского либерализма и был одним из главных собирателей оппозиционных сил российской провинции, поэтому его размышления по-прежнему актуальны.

В работах Б.Б. Веселовского рассматривался вопрос о социальном составе земских учреждений, подчеркивался дворянский характер местных органов самоуправления. Вопрос о роли интеллигенции в земском оппозиционном движении остался без внимания. Однако им собран богатый фактический материал в рамках Тверской губернии, представляющий интерес исследователям земства.39 Историки интеллигенции, в свою очередь, имеют возможность переосмыслить труды Б.Б. Веселовского, опираясь на достижения современного интеллигентоведения.

Среди публикаций по истории дореволюционных партий либерального направления очень сложно выделить труды, посвященные представителям либерально-демократической интеллигенции.40 Большинство этих работ написаны в жанре исторических очерков. Они содержали информацию о времени возникновения кадетской партии, основных положениях её программы, лидерах, важнейших тактических установках. Нередко в центре внимания автора книги или брошюры был всего лишь один яркий фрагмент или эпизод политического противоборства. Как правило, эти публикации

Веселовский Б.Б. Исторический очерк деятельности земских учреждений Тверской губернии (1864-1913 гг.) Тверь. 1914.

Общественное движение в России в начале XX века. СПб. 1914. Т.З. Кн.5; Изгоев А.С. Наши политические партии. Пг. 1917; Кизеветтер А.А. Партия народной Свободы и её идеология. М. 1917; Корнилов А.А. Партия народной свободы. Пг. 1917.

носили пропагандистский, а не исследовательский характер. Они интересны, в первую очередь, историкам либеральных партий, а не интеллигенции.

Из обилия работ, освещающих деятельность Думы, необходимо выделить дискуссию либералов Н.А. Бородина, Н.И. Иорданского и социал-демократов В.В. Воровского, И.И. Скворцова-Степанова о роли и месте интеллигенции в первой Государственной Думе и в составе кадетской партии.41 Никто из авторов не поясняет - об интеллигенции какого идейно-политического направления идет речь. Смысл спора заключался в том, являлась или нет интеллигенция самостоятельным и полноправным участником политического процесса в стране. Либеральные авторы отвечали положительно,. но при этом явно преувеличивали роль интеллигенции в Думе. Авторы левого толка подчеркивали несамостоятельность интеллигенции и её подчинённость интересам буржуазии и землевладельцев.. По мнению диссертанта, несмотря на разницу в позициях исследователей можно всё же указать на отмечаемую ими важность рассматриваемой проблемы. Естественно, на противоположное видение её решения сказалась политическая его составляющая.

Так, противоборство большевиков с кадетами по политическим вопросам не могло сблизить позиции авторов, а ещё резче обостряло их различие. И в этой связи необходимо остановиться на оценках В .И. Ленина, так как его взгляды, идеи, суждения после утверждения власти большевиков надолго стали эталоном анализа для отечественных историков интеллигенции, либерализма и кадетской партии. Для В.И. Ленина за пределами политической борьбы в собственной партии кадеты являлись главными оппонентами. Справедливости ради надо отметить, что и кадетские

Боиович М.М. Члены Государственной Думы. Портреты и биографии. Созывы 1-4. СПб. 1909-1914; Бородин Н.А. Государственная Дума в цифрах. СПб. 1906; Иорданский Н. Политическое обозрение. // Мир божий.1906. № 5; Езерский Н. Государственная дума первого созыва. Пенза. 1907; Левин Н.Н., Скворцов-Степанов И.И. Деятельность второй Государственной Думы: сб. статей. МЛ 907; Боровский В.В. Кадеты в Думе. // Боровский В.В. Избранные произведения о первой русской революции. М. 1995 и др.

руководители в долгу перед ним не оставались. В своих многочисленных статьях ("Кадеты и "право народов на самоопределение", "Распущенная дума и растерянные либералы", "Либералы в роли защитников IV Думы", "Кадетский законопроект о собраниях", "Кадеты, трудовики и рабочая партия", "Кадеты и трудовики", "Кадеты второго призыва" и др.) В.И. Ленин доказывал, что кадеты - "контрреволюционная", "либерально - буржуазная" ("либерально-монархическая"), антидемократическая партия, главной целью которой является обмануть, запугать народ.42 Он отмечал, что кадеты хотят "вывеской демократизма обмануть массы, что бы отвадить их от действительно демократической теории и действительно демократической партии".43 В.И. Ленин твёрдо полагал,.что только его партия может дать настоящую демократию массам, а другие на эту роль не подходят. Поэтому В.И. Ленин считал, что "дискредитировать такую партию, как партия к.-д., значит давать могучие толчки политическому развитию народных масс".44 Вряд ли В.И. Ленин сам предполагал, что его суждения, появившиеся по какому-то конкретному поводу, приобретут со временем характер единственно правильной методологии. Более того, при анализе практики современной либеральной интеллигенции ряд оценок и замечаний В.И. Ленина как никогда актуальны. Так, он писал, отмечая политическую активность интеллигенции при создании политических партий в начале XX века: "Интеллигенция потому и называется интеллигенцией, что всего сознательней, всего стремительнее и всего точнее отражает и выражает развитие классовых интересов и политических группировок во всем обществе".45 Аналогичное поведение интеллигентов наблюдалось и в конце минувшего столетия.

120 статей В.И. Ленина только за 1906 год в той или иной мере затрагивали политику кадетской партии. (См.: Басманов М.И., Гусев К.В., Полушкина В.А. Сотрудничество и борьба. М. 1988. С.88.)

43 Ленин В.И. Беседа о «кадетоедстве». // Полное собрание сочинений. Т. 22. С.63.

44 Ленин В.И. Краткий отчёт газеты «Волна». // Полное собрание сочинений. Т. 13. С.92.

45 В.И. Ленин, КПСС об интеллигенции. М. 1979. С.4.

Подводя итог первому этапу историографии проблемы необходимо сказать об очень небольшом количестве публикаций, так или иначе связанных с региональной тематикой, в том числе и хронологически.

Более того, сам термин "либерально-демократическая интеллигенция" не встречается. Но с учётом начальности историографического этапа изучаемой темы соискатель счел нужным выделить работы ряда авторов, вносящих ясность в теоретическое и практическое наследие российской интеллигенции в 1910-1917 гг. Выбор вышеупомянутых публикаций важен в плане уточнения взаимосвязи интеллигенции с либеральными партиями, особенно кадетской. Это позволяет увидеть последующую историографическую эволюцию по интересующей нас теме, а также выделить основные периоды в изучении истории либерально-демократической интеллигенции, в том числе и провинциальной.

Второй этап историографии проблемы составляют исследования
советского периода. Общественно-политическая деятельность

верхневолжской либерально-демократической интеллигенции в этот период не рассматривалась. Не в последнюю очередь данное обстоятельство объясняется тем, что интеллигенция виделась как "общественная прослойка." Подобный подход к её изучению сформировался в 1920-30-е гг.46 В современном интеллигентоведении он остался в прошлом.

В дальнейшем, во второй половине 1950-х-1960-х гг. в условиях «оттепели» начинается интенсивная разработка проблем истории либерализма. В работах этого периода либеральная интеллигенция не рассматривается как самостоятельная общественно-политическая сила, активно участвующая в политическом процессе. За либеральной идеологией должен был стоять определенный класс - обуржуазившееся дворянство и буржуазия. При этом, естественно, обязательной становилась

Томсинский С. Г. Борьба классов и партий во второй Государственной Думе. МЛ 924; Стальный В. Кадеты. Харьков. 1929; Черменский Е.Д. Буржуазия и царизм в революции 1905-1907 гг. М. - Л. 1939 и др.

критика либеральных авторов начала XX века за преувеличение ими роли интеллигенции в своих исследованиях.47

Тем не менее, именно на рубеже 1950-х - 1960-х гг. окончательно сформировался интерес к отечественной истории начала XX века. Ряд аспектов изучаемой темы получили освещение, в частности:

-в исследованиях по истории российской интеллигенции в начале XX века;

-в трудах, в которых рассматривается история дореволюционных политических партий России;

-в краеведческих работах, в том числе посвященных истории земского движения и местного самоуправления.

Среди историков, занимавшихся изучением отечественной интеллигенции начала XX века, следует назвать Л.К. Ермана, О.Н. Знаменского, В.Р. Лейкину-Свирскую, А.В. Ушакова, С.А. Федюкина.48 Работы этих ученых актуальны с точки зрения решения общих проблем истории интеллигенции в начале прошлого века и, в первую очередь, вопроса о социальном, профессиональном и политическом составе интеллигенции.. Так, мнения исследователей разошлись по вопросу о профессиональной и социальной принадлежности интеллигенции. Например, Л.К. Ерман предложил различать в ее составе три профессиональных группы: работающие в сфере материального производства (агрономы, ветеринары, инженеры); занятые в сфере культуры (врачи, преподаватели высших

См., например: Комин В.В. Банкротство буржуазных и мелкобуржуазных партий в России в период подготовки и победы Великой Октябрьской Социалистической революции (1906-1917 гг.) М. 1965; Слонимский А.Г. Катастрофа русского либерализма. Душанбе. 1975; Кувшинов В.А. Разоблачение партией большевиков идеологии тактики кадетов. М. 1982; Гусев К.В. Интеллигенция России и борьба политических партий. // Интеллигенция и революция.ХХ век. М. 1985. С.37-39 и др.

48 Ерман Л.К. Состав интеллигенции в России в конце Х1Х-начале XX вв. // История СССР. 1963. № 1. Он же. Интеллигенция в первой русской революции. МЛ 966; Федюкин С.А. Великий Октябрь и интеллигенция. Из истории вовлечения старой интеллигенции в строительство социализма. М. 1972; Ушаков А.В. Демократическая интеллигенция периода трех революций в России. М. 1985; Федюкин С.А. Великий Октябрь и интеллигенция. Из истории вовлечения старой интеллигенции в строительство социализма. М. 1972; Знаменский О.Н. Интеллигенция накануне Октября. М.1988.

учебных заведений, деятели искусства, учителя); государственные, земские и частные служащие, а также высшие военные чины.49 В.Р. Лейкина-Свирская и О.Н. Знаменский предложили военную бюрократию и служащих не включать в состав интеллигенции.5 В свою очередь, А.В. Ушаков предложил дополнить схему Л.К. Ермана высшим духовенством и учащимися высших и средних учебных заведений.51 Схема профессиональной дифференциации дореволюционной отечественной интеллигенции, обоснованная Л.К. Ерманом, удобна и доказательна. Согласиться с мнениями В.Р. Лейкиной-Свирской и О.Н. Знаменского, если опираться на социологический подход, вряд ли возможно. Включение высшего духовенства в состав интеллигенции также оправдано, учитывая занятие умственным трудом и высоким образовательным уровнем церковных иерархов. А вот вопрос об учащихся спорен, ибо они - промежуточное звено на стадии овладения профессий и получения образования. Учащийся после завершения обучения обязательно попадал в какую-либо профессиональную группу. Тот, кто не заканчивал учебу, наверняка, не мог по социологическим критериям принадлежать к интеллигенции.

Совмещение социологического подхода с нравственно-этическим и личностно-биографическим методами изучения интеллигенции позволяет увидеть более точное представление о человеке. Поэтому автор не склонен противопоставлять различные подходы в изучении, а использовать их в комплексе.

Двигаясь по этому пути, можно отметить не только столкновение концепций, но и попытки выйти за пределы традиционных историографических схем. Как известно, в советской историографии господствовало мнение, что идейно-политическое размежевание внутри интеллигенции соответствовало трем общественно- политическим лагерям:

49 Ерман Л.К. Указ. соч. С. 8.

50 Лейкина-Свирская В.Р. Указ. соч. С. 34-35; Знаменский О.Н. Указ. соч. С.7.

51 Ушаков А. В. Интеллигенция России в период буржуазно-демократических революций.
// Интеллигенция и революция.ХХ век. МЛ 985. С. 60.

революционному, либеральному и монархическому. Этой позиции, например, следовал О.Н. Знаменский. С подобным видением проблемы, исходившим в определении интеллигентского мировоззрения из социального происхождения, имущественного положения и рода занятий, не соглашался С.А. Федюкин. Он считал, что политические пристрастия интеллигенции определялись не столько социально-профессиональной принадлежностью, сколько индивидуальностью человека (личным опытом, образованием, воспитанием и т. д.).53 С мнением С.А. Федюкина солидаризировался А.В. Ушаков.54 И к их доводам надо прислушаться. Есть профессии, как бы в силу своей специфики предопределяющие мировозренческую ориентацию человека (к примеру, юристы, адвокаты чаще всего были либералами, но история знает и другие примеры - юрист В.И. Ленин являлся членом РСДРП, юрист А.Ф. Керенский - членом партии эсеров и т. д.) Имущественный достаток и родовитость тоже не всегда толкали человека в объятия консерваторов (так, князь Д.И. Шаховской вошел в историю как убеждённейший сторонник либеральной демократии). Поэтому учёт индивидуальных черт особенностей личности принципиально важен, когда исследователь пытается объяснить политическую ориентацию интеллигента.

Следующая группа учёных специально интеллигенцией не занималась -А.Я. Аврех, B.C. Дякин, Е.Д. Черменский, Л.М. Спирин и др. Исследовательские интересы указанных авторов были различны -функционирование политической системы дореволюционной России; история социальных групп (особенно буржуазии и дворянства) и политических партий и т. д. Автора в данном случае интересует, насколько упомянутые историки продвинулись в понимании места и роли

Знаменский О.Н. Указ. соч. С. 20.

53 Федюкин С.А. Указ. соч. С. 33-34.

54 Ушаков А.В. Демократическая интеллигенция периода трех революций в России: книга
для учителя. М. 1985. С. 5.

интеллигенции в жизни общества. Принципиально их понимание этой роли в деятельности либеральных партий.

А.Я. Аврех, собрав богатый фактический материал о работе III и IV Государственных Дум, ничего не пишет об интеллигенции. Политическая борьба рассматривается им «по-старинке» - через призму противостояния пролетариата и буржуазии. В одной из поздних своих статей его позиция проясняется. Так объясняя политическую инертность и консервативность российской буржуазии, он указал на длительное отсутствие у неё своей интеллигенции, т. к. российская буржуазия долго не осознавала, что образование - тоже капитал.55

B.C. Дякин, наоборот, считал, что ядро основной либеральной партии составляет интеллигенция.56 Правда приверженность марксистской методологии вынудила его охарактеризовать эту интеллигенцию как буржуазную.57 При этом B.C. Дякин полагал, что в кадетской партии была только буржуазная интеллигенция. Понятно, что данное утверждение являлось преувеличением, так как известно, что в составе кадетов находилось место не только интеллигенции и буржуазии, но и дворянам, и крестьянам. Однако, основу партии составляла, прежде всего, интеллигенция.

Признавал существенную роль интеллигентов в партии кадетов и Е.Д. Черменский, оценивая эту партию как буржуазную.58 И здесь нельзя не отметить, что термин «буржуазный» в трудах советских историков не носил позитивного смысла применительно к изучаемой эпохе. Известный специалист по истории дореволюционных политических партий Л.М. Спирин также признавал важную роль интеллигенции в кадетской партии.59

55 Аврех А.Я. Российский либерализм: особенности исторического развития. // Вопросы
истории. 1989. № 2. С. 21.

56 Дякин B.C. Русская буржуазия и царизм в годы Первой мировой войны. 1914-1917. Л.
1967. С. 36-37.

57 Там же. С. 38-40.

58 Черменский Е.Д. История СССР. Период империализма. МЛ 974. С. 138-139.

59 Спирин Л.М. Крушение помещичьих и буржуазных партий в России (начало XX в.-1920
г.) М. 1977.

Суммируя мнения B.C. Дякина, Е.Д. Черменского, Л.М. Ермана можно смело утверждать о доминирующем положении интеллигенции в главной либеральной российской партии начала XX века - кадетской.

Соискатель умышленно не подвергает разбору работы других учёных, например, В.В. Корнева, В.Я. Лаверычева, Ю.Б. Соловьева, В.И. Старцева,. СВ. Тютюкина, К.Ф. Шацилло и других, ибо в их работах не уделяется достойное место интеллигенции как самостоятельной политической силе.60 Хотя подчеркнём, что фактологическая ценность этих работ до сих пор не утрачена, в том числе и по интересующей автора тематике.

Здесь следует также отметить, что изучению деятельности либеральной интеллигенции в общественных организациях посвятил свои работы и А.Д. Степанский.61 Значение его публикаций необходимо видеть в следующем -он, не выдвигая определение, тем не менее стал сознательно использовать термин "либеральная интеллигенция" применительно к общественному движению и к работе либеральной интеллигенции в многочисленных общественных организациях.

Нельзя обойти вниманием труды и по истории земского либерального движения и земской интеллигенции Н.М. Пирумовой и др.62 Для нашей темы очень важно отметить публикации именно Н.М. Пирумовой. Заслуга учёного очевидна - термины "земский либерализм "и "земская интеллигенция"

См., например: Корнев В.В. II Государственная Дума: социал-демократия и крах кадетского конституционализма. // Вопросы истории КПСС. 1991.№4; Лаверычев В.Я. Общие тенденции развития буржуазно-либерального движения в конце ХІХ-ХХ вв. // История СССР. 1976. №3; Соловьёв Ю.Б. Самодержавие и дворянство в конце XIX века. Л. 1973; Старцев В.И. Русская буржуазия и самодержавие в 1905-1907 гг. Л.1977; Тютюкин СВ. Оппозиция его величества (партия кадетов в 1905-1917 гг.) // В.И. Ленин о социальной структуре и политическом строе капиталистической России. МЛ 970; Шацилло К.Ф. Русский либерализм накануне революции 1905-1907 гг. М. 1985. 61 Степанский А.Д. Самодержавие и общественные организации России на рубеже ХІХ-ХХ вв. М.1980. Он же. Либеральная интеллигенция в общественном движении России на рубеже ХІХ-ХХ веков. // Исторические записки АН СССР. Т. 190. С. 64-94 и др.

Пирумова Н.М. Земское либеральное движение. Социальные корни и эволюция до начала XX века. М. 1977. Она же. Земская интеллигенция и её роль в общественной борьбе до начала XX в. М. 1986. См. так же: Герасименко Г.А. Земское самоуправление. М. 1990.

прочно закрепилась в российской историографии. Однако, глубоко изучив практическую деятельность земств, Н.М. Пирумова всё же продолжала скептически оценивать их потенциал. Значение работ Н.М. Пирумовой и А. Д. Степанского ещё ив том, что в разнообразной общественно-политической деятельности российских либералов (в земской, в работе в общественных организациях и т. д.) они видели и отстаивали роль либеральной интеллигенции. В то время как уже упоминавшиеся В .Я. Лаверычев, Е.Д. Черменский, К.Д. Шацилло полагали, что особый разницы между земцами и интеллигенцией не существовало, т. к. они являлись составляющими частями единого буржуазно-либерального лагеря.63 Авторская позиция заключается в солидаризации с мнением Н.М. Пирумовой, А. Д. Степанского и других историков, отстаивавших самостоятельную роль и значение интеллигенции, в том числе и либеральной, в общественно-политической жизни страны и регионов.

Заметным явлением в отечественной историографии стали работы Н.Г. Думовой по истории кадетской партии.64 Как и многие публикации учёных советского периода монографии Н.Г. Думовой отличает подробнейшая фактологическая составляющая. Из её работ можно почерпнуть массу примеров и фактов по изучаемым губерниям и периоду. Правда, в "кадетской интеллигенции" она не видела созидательного и самостоятельного субъекта общественно-политического процесса в России.

Крупным историком либеральных партий является В.В. Шелохаев. Его труды написаны на широком комплексе источников.65 Учёный подробно исследовал территориальное размещение главных либеральных

63 Лаверычев В.Я. Крупная буржуазия в пореформенной России. 1861-1900. М. 1974. С.
159.

64 Думова Н.Г. Кадетская контрреволюция и её разгром (октябрь 1917-1920 гг.) М. 1982.
Она же. Кадетская партия в период первой мировой войны и Февральской революции. М.
1988 и др.

65 Шелохаев В.В. Кадеты - главная партия либеральной буржуазии в борьбе с революцией
1905-1907 гг. М. 1983. Он же. Идеология и политическая организация российской
либеральной буржуазии 1907-1914. М. 1991 и др.

политических партий, формы и методы их участия в политической жизни, а также социальный состав российского либерализма. Так, он отмечает активнейшее участие либеральной интеллигенции в кадетской партии, правда, оговаривается, что интеллигенция не могла быть самостоятельной политической силой.66 Вклад этого исследователя либерализма и кадетской партии можно оценивать достаточно высоко. К сожалению, В.В.Шелохаев не уделил достаточно места в своих работах таким видным фигурам либерально-демократической интеллигенции российской глубинки, как П.В. Герасимов и К.К.Черносвитов. Оценивая методологические позиции учёного, следует признать, что на тот момент они в целом не выходили за пределы общего русла советской историографии.

Различная краеведческая литература советского периода терминологически абсолютно не имеет отношения к изучаемой теме, концептуально она повторяет подходы марксистской методологии. Её значение для нашей темы в одном - в описании известных событий и упоминании о людях, принадлежавших к либерально-демократической интеллигенции Верхневолжья.67

Подводя краткий итог второго историографического этапа, необходимо отметить следующее. В историографии советского периода общественно-политическая деятельность либерально-демократической интеллигенции как самостоятельная проблема не рассматривалась. Объясняется это идеологическими и методологическими установками, в соответствии с которыми интеллигенция понималась только как "общественная прослойка". Что касается либерально-демократической интеллигенции, то понятия ей посвященного и, соответственно, определения не появилось. Зато в

Шелохаев В.В. Кадеты - главная партия либеральной буржуазии в борьбе с революцией 1905-1907 гг. С. 76-77.

67 Андреев П., Генкин Л., Дружинин П., Козлов П. Ярославль. Очерки по истории города (XI в. - октябрь 1917 г.) Ярославль. 1954; Владимирский Н.Н. Костромской край. Кострома. 1959; История Владимирского края. Ярославль. 1973; Экземплярский П. М.~ История города Иванова. Часть 1. Дооктябрьский период. Иваново. 195 8 и др.

работах отдельных авторов встречаются термины "кадетская интеллигенция", "либеральная интеллигенция", применяемые как синоним интеллигенции, исповедующей либерально-демократические идеи. Эти определения имеют право на существование, но они или узки (под "кадетской интеллигенцией" можно понимать только интеллигенцию, вступившую в кадетскую партию), или чересчур широки (например, термином "либеральная интеллигенция" можно объять всю интеллигенцию, разделявшую весь спектр либеральных идей слева направо). Кроме того, это разноуровневые определения. Так, понятие "кадетской интеллигенции" помогает увидеть только партийный срез. Употребление термина "либеральная интеллигенция" позволяет обозначить идейно-политические взгляды интеллигенции. Авторский подход, базирующийся на изучении и подчёркивании внутренней идейной дифференциации всей либеральной интеллигенции, представляется более оптимальным. К тому же он снимает понятийную путаницу и разрешает ряд методологических проблем при анализе интеллигенции и либерализма.

В работах по истории либерализма, земства, общественных; организаций, политических партий в этот период развернулась дискуссия о приемлемых пределах употребления термина "интеллигенция". Попытке вписать интеллигенцию как зависимый и несостоятельный элемент в составе тех или иных групп, партий противостояла более продуктивная линия, заключавшаяся в том, что интеллигенция являлась достаточно зрелой и весьма активной, организованной социальной силой, особенно в политическом процессе (в том числе и в либеральном движении). Попытка "растворить" интеллигенцию в буржуазии как часть её или в качестве так называемой буржуазной интеллигенции не способствовала всестороннему рассмотрению изучаемых исторических процессов. Либерально-демократическая интеллигенция была тесно взаимосвязана с буржуазией, но как, показывала практика, могла в различных

исторических ситуациях выступать как вполне самостоятельная общественная сила.

Нельзя не сказать и о так называемых "фигурах умолчания" в истории либерально-демократической интеллигенции, в том числе и верхневолжской. Практически минимальна информация о жизни и деятельности юриста К.К. Черносвитова, присяжного поверенного, публициста П.В. Герасимова, педагога Ф.Ф. Ольденбурга, учителя П.Е. Юницкого и др. Объясняется это тем, что многие из них были противниками большевиков после прихода их к власти.

Тем не менее, именно в советский период историографии в научной оборот был вовлечён широкий круг источников различного происхождения. Советские учёные, особенно в 1960-1980-е гг., собрали богатейший фактический материал, не утративший ценности и по сей день. Концептуально историография советского периода сделала шаг вперёд в сравнении с дореволюционной, признав важную роль интеллигенции в общественно-политической жизни страны, хотя и в ограниченных размерах. Однако история либерально-демократической интеллигенции в провинции по-прежнему оставалась исследована не полно, даже через призму изучения истории либерализма и политических партий.

Следует также подчеркнуть вклад В.В. Шелохаева, Н.М. Пирумовой и других историков в изучение проблемы. Именно благодаря их усилиям был подготовлен последующий качественный прорыв в отечественной историографии либерально-демократической интеллигенции.

Третий этап в развитии историографии начинается на рубеже 1980-1990-х гг. Кардинальные перемены в стране и в общественном сознании вызвали процесс переосмысления событий исторического прошлого страны. В первую очередь произошла переоценка накопленного ранее фактического материала. Выдвижение на первый план интеллигенции, возрождение многопартийности, парламентаризма, активизация общественной жизни

способствовали возникновению интереса к теории, истории и практике отечественной интеллигенции.

В последние десять с лишним лет вопросы общественно-политической деятельности рассматривались в публикациях разного характера. А первенство здесь принадлежит работам в области интеллигентоведения.

Так, значительную роль в изучении истории российской интеллигенции сыграл Межвузовский центр Российской Федерации "Политическая культура интеллигенции, её место и роль в истории Отечества" при кафедре истории и культуры России ИвГУ, основанный 1 июля 1992 г. в Иванове во главе с профессором B.C. Меметовым. По его инициативе воссоздан и проблемный совет "Интеллигенция, культура, власть" в Иванове, ставший в 90-е гг. XX — начале XXI вв. центром интеллигентоведения страны. Им проведено 14 республиканских и межгосударственных интеллигентоведческих конференций. На многих из них были представлены доклады, посвященные различным аспектам истории и мировоззрения отечественной либеральной интеллигенции. Оперативный обмен мнениями, участие в дискуссиях позволили искать новые подходы и преодолевать исследовательские трудности. И в этом отношении Межвузовский центр РФ оказался на передовых методологических позициях.

Общие интеллигентоведческие подходы разрабатывались профессорами B.C. Меметовым, В.Р. Веселовым, B.C. Волковым и др. Применительно к либерально-демократической интеллигенции интерес вызывают публикации B.C. Меметова, В.И. Седугина, Г.И. Мартыновой, А.Н. Баранова, Ю.А. Шакирова и др.68

Мартынова Г.И. Интеллигенция и особенности формирования социальной базы либерального движения в России (1890-е XIX века- 1905 год). // Поиск новых подходов в изучении интеллигенции: проблемы теории, методологии, источниковедения и историографии. Тезисы докладов межгосударственной научно- теоретической конференции, Иваново, 13-15 сентября 1993 г. Иваново 1993. С.331; Семененко A.M. Интеллигенция и особенности эволюции российского либерализма (XVIII- февраль 1917 г.) // Поиск новых подходов в изучении интеллигенции: проблемы теории, методологии, источниковедения и историографии. Тезисы докладов межгосударственной научно-теоретической конференции, Иваново, 13-15 сентября 1993 г. Иваново 1993. С.444-446;

Суммируя общие интеллигентоведческие подходы и конкретно исторические изыскания по истории либерально-демократической интеллигенции, можно выделить следующее - интеллигенция признана самостоятельной и вполне полноправной участницей общественно-политического процесса в стране; идейно-организационная роль интеллигенции в образовании и в деятельности политических партий признана ведущей; термин "либерально-демократическая интеллигенция"' получил право на существование для обозначения идейно-политической общности различных профессиональных отрядов интеллигенции.

Процесс переосмысления отечественной истории привел к росту публикаций, которые можно отнести к краеведению. Здесь надо выделить различные группы работ. Во-первых, публикации по истории областей,

Меметов B.C., Семененко A.M. К вопросу об изучении истории либерально-демократической интеллигенции конца ХІХ-начале XX века в новейшей отечественной историографии // Российская интеллигенция в отечественной и зарубежной историографии. Тезисы докладов межгосударственной научно-теоретической конференции, Иваново, 20-21 сентября 1995 г. Иваново. 1995. Том 1. С. 201-202; Баранов А.Н.- Российская интеллигенция в оценке идеологов конституционно-демократической партии // Российская интеллигенция в отечественной и зарубежной историографии. Тезисы докладов межгосударственной научно-теоретической конференции, Иваново, 20-21 сентября 1995 г. Иваново. 1995. Том 1. С. 238-239; Седугин В.И., Шакиров Ю.А. О роли интеллигенции в кадетской партии.// Российская интеллигенция в отечественной и зарубежной историографии. Тезисы докладов межгосударственной научно-теоретической конференции, Иваново, 20-21 сентября 1995 г. Иваново. 1995. Том 1. С. 240-242; Шакиров Ю.А. Роль интеллигенции в кадетских организациях Центральной России. // Интеллигенция, провинция, Отечество: проблемы истории, культуры, политики. Тезисы докладов межгосударственной научно- теоретической конференции, Иваново, 24-25 сентября 1996 г. Иваново. 1996.С.266-268; Семененко А.М. О социальной базе российского либерализма: 1905-февраль 1917 гг. (на примере Владимирской и Костромской губерний). // Интеллигенция, провинция, Отечество: проблемы истории, культуры, политики. Тезисы докладов межгосударственной научно- теоретической конференции, Иваново, 24-25 сентября 1996 г. Иваново 1996. С. 280; Баранов А.Н. Традиции и преемственность либеральной интеллигенции в создании кадетской партии. // Интеллигенция России: Традиции и новации. Тезисы докладов межгосударственной научно-теоретической конференции, Иваново, 25-27 сентября 1997 г. Иваново 1997. С.312-314; Семененко A.M. Либеральная интеллигенция в России: к анализу проблемы преемственности. // Интеллигенция России: Традиции и новации. Тезисы докладов межгосударственной научно- теоретической конференции, Иваново, 25-27 сентября 1997 г. Иваново 1997. С.440; Семененко А.М. 1917 год в нравственных и политических исканиях российской либеральной интеллигенции. // Нравственный императив интеллигенции: прошлое, настоящее, будущее. Тезисы докладов международной научно-теоретической конференции 23-25 сентября 1998 г. Иваново. 1998. С. 277-279 и др.

РОССИЙСКАЯ

ГОСУДАРСТВЕННАЯ

БИБЛИОТЕКА

городов общего характера. В них имеется материал, большей частью объективный, о либерально-демократической интеллигенции провинции.69 Во-вторых, монографии, посвященные отдельным аспектам губернской и уездной жизни (функционирование земских школ, изучение религиозно-политической жизни и т.д.)70 В частности, обращают на себя внимание монографии Ю.А. Иванова, уделившего внимание социальному составу, общественной активности либеральной интеллигенции в Шуйском уезде.71 В-третьих, работы по провинциальной партийности Верхневолжья, освещающие жизнь забытых деятелей либерально-демократической интеллигенции, входивших в состав кадетской партии.72

Место и роль интеллигентов либерально-демократического направления стали предметом рассмотрения многочисленных работ 90-х гт. по истории политических, идеологических течений, местного самоуправления, высшей школы и т. д.73 Учёные с новых методологических

Тверская область. Энциклопедический справочник. Тверь. 1994; Балдин К.Е., Семененко А.М. Иваново. История и современность. Иваново. 1996; Балдин К.Е., Ильин Ю.А. Ивановский край в истории Отечества. Иваново. 1998; История Костромского края. XX век. Учебное пособие. / Под. науч. ред. В.Р. Веселова. Кострома. 1997; Кинешма. Прошлое и настоящее города на Волге. Иваново. 2000; История Владимирского края. Владимир. 2001; Киселёв О.М. Очерки истории старого Пучежа. Иваново. 2002; Лухский край, земля заповедная. Иваново. 2003 и др.

70 Балдин К.Е., Иванов В.В. Земские школы Ивановского края: конец ХІХ-начало XX века.
Иваново. 2000; Иванов Ю.А. «Уездная идеология». Религиозно- политическая жизнь
российской провинции 1860- 1910-х гг. Иваново.2001; Он же. Уездная Россия: местные
власти, церковь и общество во второй половине Х1Х-начале XX в. Иваново. 2003; Возилов
В.В. Интеллигенция провинциального города в истории России. Иваново. 2003 и др.

71 Иванов Ю.А. «Уездная идеология». Религиозно-политическая жизнь российской
провинции 1860-1910-х гг. С. 46-51; Он же. Уездная Россия: местные власти, церковь и
общество во второй половине XIX- начале XX в. С. 32,65,75-76.

72 Миловидов В.Л., Голубева И.В. Кадеты Костромской провинции в 1917 г. Лидеры и
судьбы. // 1917 год в судьбах российских граждан. Тезисы докладов республиканской
научно-практической конференции, Иваново, 27-29 октября 1997 г. Иваново. 1997. С.71;
Семененко A.M. Кадеты на территории современной Ивановской области. //
Краеведческие записки. Выпуск VI и VII. Иваново. 2001. С. 270-273; Якобсон Ю.А.
Кадеты в текстильном крае (1905-1907). // Краеведческие записки. Выпуск 2. Иваново.
1995. С. 68-78 и др.

73 Иванов А.Е. Высшая школа России в конце XIX-XX в. М.1991; Нардова В.А.
Самодержавие и городские думы в конце Х1Х-начале XX в. СПб. 1993; Селезнёва Л.В.
Западная демократия глазами российских либералов начала XX века. Ростов-на-Дону.
1995; Королёва Л.Н. Земство на переломе (1905-1907 гг.) М.1995; Высшее образование в
России. Очерки истории до 1917 г. М. 1995; Селецкий В.Н. Прогрессизм как политическая

позиций, основываясь на всестороннем и объективном анализе, раскрывают или пересматривают деятельность либерально-демократической интеллигенции. Например, авторы коллективного труда "Политическая история России в партиях и лицах" (М. 1993) делают вывод, что кадеты - "это партия интеллигентов, аккумулировавшая в своих рядах цвет российской интеллигенции начала XX века, мечтавшая о радикальном преобразовании страны парламентским путем на основе общечеловеческих ценностей".74 И с этим выводом нельзя не согласиться.

Но нельзя не отметить, что собрав новый и пересмотрев прежний материал, рассказав о "фигурах умолчания" российского либерализма, исследователи, по-прежнему, стремятся рассматривать либералов прежде всего как кадетов и прогрессистов, а не интеллигентов.

К сожалению, существует дефицит на серьёзные исследовательские труды по истории либерально-демократической интеллигенции провинции.

Разноплановый диссертационный материал последних лет также "не закрывает" полностью проблему, особенно, в изучаемый период.

партия и идейное направление в русском либерализме. М. 1996; Политические партии России. Конец ХГХ - первая треть XX века. Энциклопедия. М. 1996 и др.

74 Политическая история России в партиях и лицах. М. 1993. С.87.

75 Мартынова Г.И. Интеллигенция и либеральное движение в России, 1895- 1905 гг.:
Автореф. дис. ...канд. ист. наук. Кострома. 1993; Кичеев В.Г. Борьба политических партий
за интеллигенцию в 1917 году: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Санкт-Петербург. 1993;
Соболева О.Ю. Региональные легальные общественные организации на рубеже XIX-XX
вв .(1890-1914): на материалах Ярославской и Костромской губерний: Автореф. дис. ...
канд. ист. наук. Иваново. 1993; Баранов А.Н. Интеллигенция и конституционно-
демократическая партия. Накануне и в годы первой российской революции: опыт

взаимоотношений (1902-1907 гг.): Автореф. дис канд. ист. наук. Кострома. 2000;

Добрынина A.M. Неполитические общественные организации Владимирской губернии в 1860-х-феврале 1917гг.: Автореф. дис... канд. ист. наук. Иваново.2000; Егоров А.Д. Исторический опыт организации лицейского образования в России XIX - начала XX вв.: Автореф. дис.... докт. ист. наук. Иваново. 2000; Комиссаров В.В. Проблема нравственно-этических основ думской деятельности дореволюционной российской интеллигенции (исторический аспект): Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Иваново.2002; Миридонова B.C. Юридические общества в России (1865-1917): Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Нижний Новгород. 2002; Котлова Т.Б. Российская женщина в провинциальном городе на рубеже ХІХ-ХХ вв. 1890-1914. (На материалах Владимирской, Костромской, Ярославской губерний): Автореф. дис... докт. ист. наук. Иваново.2003; Петровичева Е.М. Земское самоуправление Центральной России в 1906-1918 гг.: Эволюция на последних этапах деятельности: Автореф. дис. ... докт. ист. наук. М. 2003; Малышев А.П. Социально-

Хотелось бы выделить по рассматриваемому региону и периоду
диссертационные исследования В.В. Комиссарова (внёсшего значительный
вклад в изучение думской деятельности либерально-демократической
интеллигенции), A.M. Добрыниной (собравшей материал о 350
неполитических общественных организациях Владимирской губернии, во
многих из которых были задействованы интеллигенты либерально-
демократического направления), О.Ю. Соболевой (рассмотревшей
функционирование подобных организаций в Костромской и Ярославской
губерниях), Т.Б. Котловой (уделившей несколько эпизодов женщинам --
либералам), А.П. Малышева (рассмотревшего социально-экономические
взгляды и деятельность А.И. Коновалова) и др. Правда, в отличие, например,
от В.В. Комиссарова, в работах A.M. Добрыниной, О.Ю. Соболевой, Т.Б.
Котловой, А.П. Малышева не подвергается какому-либо обобщению
общественно-политическая практика либерально-демократической

интеллигенции. Данное наблюдение не является упрёком, потому что диссертанты решали другие исследовательские цели.

В диссертационных работах Г.И. Мартыновой и А.Н. Баранова интеллигенция ставится во главу угла, но она как бы "помещена" во внутрь либерализма и кадетской партии. Введение в обиход термина "либерально-демократическая интеллигенция", позволяет точно определить и сформулировать функциональную роль интеллигенции не только в либеральном движении, но и во всем общественно-политическом пространстве.

Актуализировался в 90-е гг. XX в. жанр политических биографий. Применительно к нашей тематике следует выделить статьи В.В. Шелохаева,

экономические и политические взгляды и деятельность А.И. Коновалова: Автореф. дис. ...канд. ист. наук. Кострома. 2004 и др.

посвященные судьбам А.В. Тырковой-Вильямс и Д.И. Шаховского, связанных с Верхневолжьем в начале прошлого века.76

Говоря о В.В. Шелохаеве надо отметить взлёт его исследовательской активности.77 Только теперь он переключился в изучении либерализма с практической деятельности на анализ самой либеральной идеологии, в связи с чем интеллигентоведческие аспекты его работ отошли на второй план.

Подводя итог третьему (современному), этапу историографии либерально-демократической интеллигенции провинции, необходимо отметить, что он ещё продолжается. Внутри этапа можно выделить свою периодизацию, основанную на отношении к либерализму прежде всего. Вначале был период эйфории, ибо возникла надежда, что вступление страны на путь реформ и либеральной демократии благотворно скажется на жизни людей. Затем начался период скепсиса и разочарования по отношению к либеральной идеологии, а, точнее, к конкретной практике её внедрения в России. Сейчас можно наблюдать попытки большинства исследователей взвешенно оценивать прошлое и настоящее либерально-демократической интеллигенции.

Если говорить в целом о трёх этапах изучения дореволюционной
отечественной либерально-демократической интеллигенции

Верхневолжского региона, приходится констатировать, что её история так и не стала предметом комплексного анализа. Видимо, на сей счёт существуют не только объективные, но и субъективные причины. Различные аспекты данной проблемы рассматривались в публикациях, в которых авторами решались другие исследовательские задачи. Изучение, главным образом,

76 Шелохаев В.В. Ариадна Владимировна Тыркова. // Вопросы истории. 1999. №11-12. С. 67-81; Дмитрий Иванович Шаховской. // Отечественная история. 2001. № 5. С. 107-120 и ДР.

Шелохаев В.В. Российские либералы в годы первой мировой войны. // Вопросы истории. 1993. № 8. С.27-39; Он же. Либералы и массы (1907-1914 гг.) // Вопросы истории. 1994. № 12. С. 46-63; Он же. Модернизация и тупики конфронтации между властью и обществом. // Обществознание в школе. 1998. № 2. С. 2-9; Он же. Русский либерализм как историографическая и историософская проблема. // Вопросы истории. 1998. №4. С. 26-41 и др.

продолжается через историю либерализма в целом, историю партий, общественных организаций, земской деятельности. Как результат, исследователю предстает фрагментарная и разнообразная фактологическая картина, нуждающаяся в объединительном методологическом подходе. По мнению диссертанта, таким подходом как раз и является выделение интеллигенции в самостоятельную и движущую силу либерального движения в России.

В этом направлении продвинулась часть исследователей ещё на втором историографическом этапе. Далее необходимо было пойти по пути внутренней идейно-политической дифференциации либерализма, так как это позволяет чётче обозначить позиции того или иного либерального крыла и интеллигенции. Эта исследовательская работа была начата ещё В.В. Шелохаевым. Данная задача, однако, не решаема без участия интеллигентоведения, новой научной гуманитарной дисциплины, ярко заявившей о себе в 90-е гг. XX века. В понимании диссертанта, интеллигентоведение изучает истоки зарождения, формирования и развития интеллигенции. При этом, опираясь на достижения истории, философии, социологии, политологии, психологии, культурологии, интеллигентоведение вправе дать ответы на проблемы теории и методологии изучения истории интеллигенции, расширения её источниковой базы, критический анализ отечественной и зарубежной историографии, место и роль интеллигенции в прошлом, настоящем и будущем России.

На третьем этапе началось предметное, но ещё разрозненное в территориальных рамках, изучение либерально-демократического движения Верхневолжья. Практически не затронут период 1910- февраль-март 1917 гг. в её истории опять же по причине сформировавшейся ранее инерции, когда исследователи детально разрабатывали ранние этапы развития либерально-демократической интеллигенции.

В настоящее время созрели все предпосылки для изучения российской дореволюционной либерально-демократической интеллигенции как в целом,

так и на региональном уровне. Изучение должно двигаться по пути её идентификации как определенной идейно-политической группы, объединенной единством сущностых черт, не зависящих от политического субъективизма.

Западная литература по истории земской интеллигенции, отечественного либерализма и дореволюционных партий (прежде всего, кадетов) весьма обширна. Диссертант выделяет несколько исследователей, чьи размышления об интеллигенции, об отдельных деятелях либерально-демократического направления, связанных с провинцией, представляют возможность более чётко сформулировать или уточнить авторское мнение. Так, на наш взгляд, в этом отношении заслуживают внимания труды профессора Гарвардского университета Р. Пайпса (наиболее маститого специалиста в США по истории интеллигенции и либерализма); русскоязычного исследователя Февральской революции, жившего в Великобритании Г.М. Каткова; профессора Лодзинского университета Э. Вишневски и профессора Фрайбурского университета, специалиста по российскому парламентаризму и истории кадетской партии Д. Далманна, главного редактора журнала «Newsweek» Ф. Закариа и др.

Но не всё, что сделано западными историками, следует считать актуальным сейчас. У некоторых авторов своё понимание терминов «интеллигенция» и "либерализм" (например, Р Пайпс называет либеральный "Союз освобождения" революционной организацией; М Раев в отношении интеллигенции часто оперирует термином "радикальная", записывая в её число и либералов; вряд ли Александр II был либералом (как пишет В.В.

Пайпс Р. Россия при старом режиме. М. 1993; Он же. Русская революция. МЛ 994. Часть первая; Катков Г.М Февральская революция. М. 1997; Вишневски Э. Либеральная оппозиция в России накануне первой мировой войны. М. 1993; Dahlmann D. Die Provinz wahlt. Rublands Konstitutionell-Demokratiche Partei und Dumawahlen 1906-1912. Koln, Weimar, Wien. 1996; Zakaria F. The Future of Freedom. Illiberal Democracy at Home and Abroad. New York: W. W. Norton & Co. 2003 и др.

79 См.: Раев М. Понять дореволюционную Россию. Государство и общество в Российской империи. Лондон. 1970.

Леонтович), хотя и проводил либеральные реформы и т. д.) А Г. Фишер предложил различать классический либерализм развитых стран и "недолиберализм" в странах развивающихся, представляющих на тот момент движение меньшинства, как в России.81 В "движении меньшинства" не трудно увидеть интеллигенцию, отстаивавшую либеральные идеи в дореволюционной России. Таким образом, перед западным интеллигентоведением стоят задачи по переосмыслению истории российской интеллигенции, в том числе и терминологического свойства.

После окончания "холодной войны" большая часть работ зарубежных, учёных представляет, сейчас лишь историографическую ценность. "Многие российские историки, пройдя путь переосмысления, преодолели идеологические штампы и пошли дальше. Достаточно назвать имена уже упоминавшихся В.В. Шелохаева, Н.Г. Думовой, B.C. Меметова, B.C. Волкова. Западная историография в большинстве своём, осталась на прежних позициях, в основе которых превосходство собственного либерально-демократического устройства над остальным миром.

Поэтому автор выделил только те работы по интересующей тематике, которые не устарели по причине методологической или фактологической ценности.

Цель исследования - на примере верхневолжской либерально-демократической интеллигенции рассмотреть основные закономерности, типичные черты, а также специфику ее общественно-политической деятельности в каждой из четырёх губернией, при этом установить общий её вклад в либерально-демократическое движение России.

Автор при достижении данной цели акцентировал своё внимание на слабоизученных и нерешённых аспектах темы. При её реализации ставятся и решаются следующие задачи:

См.: Леонтович В.В. История либерализма в России. 1762-1914. М. 1995.

Fisher G. Russian Liberalism./ From gentry to intelligentsia. Massashussets. 1958. P. VIII.

исследование причин появления в Верхневолжском регионе

интеллигенции, ориентированной на программные ценности либерализма в сочетании с демократией;

выяснение составляющей её социальной базы, численности, а также места и роли в общественно- политической жизни Верхневолжского региона. При этом важным компонентом работы является уточнение и формулировка понятия «либерально-демократическая интеллигенция»;

обобщение практики либерально-демократической интеллигенции Верхневолжского региона в органах местного самоуправления, в Государственной Думе, в партийных и общественных организациях;

осмысление деятельности верхневолжской интеллигенции либерально-демократического направления в годы первой мировой войны;

изучение обстоятельств прихода к власти либерально-демократической интеллигенции в верхневолжских губерниях после победы Февральской революции и участие её в формировании новых органов власти на местах. Научная новизна исследования определяется выбором и формулировкой темы, недостаточно изученной в период с 1910 г. по февраль-март 1917 г. на уровне Верхневолжского региона. Принципиально новым и важным является изучение провинциальной либерально-демократической интеллигенции, объединенной единством ряда существенных черт, зависящих от мировоззрения, идеологической и политической принадлежности. Автором впервые в отечественной историографии предпринята попытка обобщения и анализа результатов общественно-политической деятельности либерально-демократической интеллигенции Верхневолжского региона в центральных и местных органах кадетской и прогрессистской партий, в органах самоуправления, в общественных организациях, а так же в Государственной Думе в период 1910- февраль-март 1917 гг.

Источниковая база исследования.

В процессе работы над темой использовался широкий круг источников, состоящий как из опубликованных, так и из архивных документов.

Учитывая многоплановый характер исследования, привлекались источники с различным уровнем информационного потенциала. Их специфика заключается в распылённости и скудности документации по истории деятельности верхневолжской либерально-демократической интеллигенции в период 1910 - февраль 1917 гг. (например, её работа в органах самоуправления, в общественных организациях, в низовых организациях либеральных партий.)

В таких условиях автор попытался реконструировать картину
жизнедеятельности либерально-демократической интеллигенции

Верхневолжского региона через различные группы источников, используя, в том числе остававшиеся без внимания архивные фонды..

Первую группу источников составляют делопроизводственные документы. Среди них вначале необходимо выделить источники биографического характера, освещающие этапы жизненного пути представителей либерально-демократической интеллигенции - В.М. Гессена, И.И. Власова, В.А. Оболенского, С.А. Котляревского и др. Это и личные дела, анкеты, отрывки из дневников и воспоминаний и т.д. Все эти документы не опубликованы и хранятся в архивах. Среди них можно назвать фонды ГАРФ (Ф. 579, Ф. 5881), ГАИО (Ф. 1150, Ф. Р-804, Ф. Р-255, Ф. Р-1094), ШМКЦ имени М.В. Фрунзе (Ф. Инвентарный номер 20). Данная группа источников позволяет воссоздать биографию, обнаружить пробелы в уже опубликованных биографических данных (например, установить обстоятельства приезда, пребывания и смерти В.М. Гессена в Иваново-Вознесенске).

К группе делопроизводственных документов относятся также документы законодательных и представительных организаций, а также учреждений исполнительной власти. К ним можно отнести итоговые

материалы, издававшиеся канцелярией Государственной Думы, а именно -"Стенографические отчеты" заседаний Думы. Информативная ценность этих документов чрезвычайно высока, ибо дают возможность выявить степень активности и инициативности депутата, а также узнать реакцию зала и председательствующего на выступление оратора. Ввиду отсутствия других комплексов источников, полностью отражавших работу общих собраний дореволюционной Государственной Думы, стенографические отчеты по-прежнему сохраняют свою информационную ценность. Слабая сторона стенографических отчетов заключается в отсутствии полной информации по деятельности депутатов за пределами общих собраний Думы, в том числе на заседаниях партийных фракций и депутатских комиссий. Кроме того, стенограммы могли в последствии подвергаться правке, а при существовании внутренней думской цензуры отдельные выступления депутатов вообще не могли попасть в стенограмму. В целом, стенографические отчеты позволяют составить четкое представление о поведении и деятельности на общих собраниях Думы, представлявших либерально-демократическую интеллигенцию Верхневолжского региона.

Эта информация, в свою очередь, дополняется "Указателями к стенографическим отчетам», представляющими собой справочные издания к думским стенограммам. В них содержится подробная информация, по которой можно проследить деятельность каждой партийной фракции, каждой думской комиссии или комитета и каждого отдельного депутата со ссылками на соответствующие страницы стенограмм. В «Указателях» так же присутствуют краткие биографические данные о депутатах Думы, где отмечены социальное происхождение, образование, партийная принадлежность, вероисповедание и т.д. Эти данные имеют важнейшее значение при определении численности и удельного веса либерально-демократической интеллигенции Верхневолжского региона в депутатском корпусе Государственной Думы в рассматриваемый период.

К этой же группе документов относятся материалы канцелярии Владимирского губернатора (ГАВО. Ф. 14), губернского фонда по общим делам присутствия (ГАТО. Ф. 56), Костромского губернского Комитета общественной безопасности (ГАКО. Ф. 1317). Из них при внимательном изучении можно почерпнуть различную информацию о том или ином событии, в котором были задействованы отдельные деятели либерально-демократического направления.

Еще одна подгруппа данной группы источников - это материалы общественных, культурных и научных организаций. Следует назвать фонды педагогического (ГАИО. Ф. Р-804) и политехнического (ГАИО. Ф. Р-1094) институтов Иваново-Вознесенска. Оба этих вуза связаны с судьбами ряда видных деятелей отечественного либерализма, работавших в них некоторое время.

К числу делопроизводственных материалов следует отнести ещё документы судебно-следственных органов и органов политического сыска. К ним относятся документы ГЖУ (ГАВО, Ф. 704; ГАТО. Ф. 927), охранного отделения (ГАЯО. Ф. 912), а также циркуляры Департамента полиции (ГАРФ. Ф. 102; ГАИО. Ф. 349). Материалы правоохранительных органов позволяют судить о степени оппозиционности отдельных интеллигентов либерально-демократического толка.

Вторую группу источников составляют документы кадетской партии, предоставляющие материал о деятельности в её рядах интеллигенции Верхневолжья. В этой группе можно выделить стенограммы партийных съездов и конференций, центральных органов, программно - уставные документы, документы низовых организаций. Сохранность и степень опубликованности данных подгрупп различны. Изданы документы первой ("Съезды и конференции конституционно-демократической партии. В 3-х тт." (М. 1997,2000); "Протоколы Центрального Комитета и заграничных групп конституционно-демократической партии. В 6 т." (М. 1994, 1997, 1998)) и второй (Программы политических партий России. Конец XIX -

начало XX вв." (М. 1995)) подгрупп. Документы низовых организаций пока не изданы (ЦДНИИО. Ф. 282; ГАИО. Ф. 1113), в т.ч. и находящиеся в ГАРФ в фонде 523 "Партия народной Свободы". Исследователям эти документы знакомы, но степень их задействованности (особенно из фонда 523 ГАРФ) по изучению низового звена кадетской партии еще не слишком высока. Хотя, как показал анализ хранящихся дел в данном фонде в ГАРФ за период 1910-февраль 1917 гг., провинциальная жизнь представлена весьма скудно. В этом смысле период 1905-1907 гг. весьма насыщен разнообразными источниками (сведения, переписка, обзоры, уставы местных групп и т. д.)

Анализ этой источниковой группы позволяет получить информацию о степени политической активности верхневолжской либерально-демократической интеллигенции в составе политических партий, в том числе о работе в ЦК, на конференциях и съездах в изучаемый период.

В целом же, в работе использованы 19 фондов из 7 архивов, и дополнительно один фонд из музейно- культурного центра.

Третью группу составляют публицистические источники. Эта группа интересна с точки зрения воспроизведения идейно-политических и теоретических взглядов представителей либерально-демократической интеллигенции начала XX века, а также их оппонентов. Здесь сразу следует оговориться, что эта группа источников может считаться одновременно и как факт историографии (например, публицистическое наследие П.Н. Милюкова, А. А. Кизеветтера.)

Четвертую группу источников составляет периодическая печать. Сюда входят газеты и журналы как начала XX века, так и современной эпохи, т.к. множество публикаций в силу их актуальности вызывают интерес и у сегодняшнего читателя. Пресса дореволюционная включает в себя официальные ("Владимирские губернские ведомости", "Ярославские губернские ведомости"), либеральные («Освобождение») и антилиберальные ("Ивановский листок") издания. Особенный интерес вызывает провинциальная либеральная пресса ("Голос", "Костромская жизнь",

"Иваново-Вознесенск»), ибо позволяет компенсировать определённую скудость архивных по изучаемой теме в изучаемый период. Кроме того, в газетах печатались аналитические статьи участников событий, комментарии на злобу дня, разворачивалась полемика, что позволило глубже понять суть обсуждаемых проблем того времени.

Ещё один незаменимый источник информации - земская периодика. Она предоставляет возможность увидеть практические результаты деятельности либерально-демократической интеллигенции Верхневолжского региона и в органах самоуправления. Издания, появившиеся после февраля 1917 г., в дополнении: с архивными материалами служат неплохим источником информации о численности, функциональной роли и политической; позиции либерально-демократической интеллигенции в губерниях Верхневолжского региона во время слома старых и формирования новых органов власти.

Из современных изданий используются, главным образом, те, где ставятся проблемы, связанные с изучением либерализма и интеллигенции.

В целом, периодическая печать является зеркалом эпохи, поставляя исследователям богатейший разноплановый материал для изучения.

Пятая группа источников - мемуары, т.е. записки современников изучаемого периода. Сюда входят мемуары деятелей кадетской партии (Милюкова П.Н., Маклакова В.А., Набокова В.Д., Петрункевича И.И.), их политических оппонентов (А.Ф. Керенского), а также представителей дипломатии (М. Палеолога), чиновничества (Я.В. Глинки), частных лиц (В. И. Гессена) по интересующим нас проблемам. Данная группа, несмотря на присущую им субъективность, восполняет имеющиеся проблемы в других источниках. Мемуарные источники "очеловечивают" сухие строки газет и статистики, позволяя заглянуть в подоплеку исторических событий.

Шестая группа источников, близко примыкающая по своим особенностям к мемуарам, но составляющая самостоятельный вид - это дневники. Дневники практически синхронно с происходящими событиями,

фиксируют исторические факты. Дневник руководителя канцелярии Думы
Я.В. Глинки в этом плане просто уникален. Уже при Советской власти он
написал воспоминания. Соединённые вместе с дневником они вышли в свет
только в 2001 г. Поэтому мемуары и дневник Я.В. Глинки ещё мало
востребованы историками интеллигенции и отечественного

парламентаризма.

Большую помощь исследователям оказывают различные комплексы документов и материалов, изданных в различных областях ("Установление Советской в Ярославской губернии" (Ярославль. 1957), "Тверской край в XX' веке. Документы и материалы. Выпуск 2. 1907 г. - февраль 1917г." (Тверь. 1995) и т.д.)

Используются в работе и статистические материалы (в частности, данные всеобщей переписи населения 1897 г., позволяющие определить место интеллигенции в социальном составе верхневолжских губерний; показатели количественного состояния кадетской партии в губернии ив уездах).

Привлекаются также в исследовании энциклопедические издания, ибо они отражают в систематическом виде те или иные аспекты изучаемой эпохи и художественные произведения (в частности, роман А.Н. Толстого "Хождение по мукам" используется для передачи типичных характеров эпохи и наиболее распространенных тогда черт общественного сознания).

В целом, собранный массив источников предоставляет возможность получения объективной картины изучаемых процессов. При применении источников использовалась общепринятая процедура анализа, разработанная в источниковедении, что позволило исправить неточности при публикации самих источников, а также в ряде работ. Теоретическое и практическое значение работы.

Результаты данного исследования могут быть использованы при написании монографий, подготовке учебных и учебно-методических пособий, лекционных курсов по общим и специальным историческим

дисциплинам, в том числе и по интеллигентоведению, краеведению, а также при чтении специальных курсов по истории либерализма, политических партий. Факты, приведенные в диссертации, могут быть использованы при разработке различных курсов не только по отечественной истории, но и по политологии, социологии, демографии и истории политико-правовых учений, а также в музейном деле, при составлении справочников и энциклопедий. Апробация результатов исследования.

Общее содержание работы представлено в 15 публикациях.82 Среди них тезисы докладов и сообщений на научно-теоретических конференциях в

Меметов B.C., Заховаев А.А., Рябинкин А.Е., Семененко A.M. Интеллигенция и политика: поиск новых подходов. // Ивановский государственный университет. 20 лет. Юбилейный сборник научных статей. Ч. 1. Иваново. 1993. С. 150-159. Меметов B.C., Семененко A.M. К вопросу об изучении роли либерально-демократической интеллигенции конца XIX - начала XX в.в. в новейшей отечественной историографии. // Российская интеллигенция в отечественной и зарубежной историографии. Тезисы докладов межгосударственной научно-теоретической конференции. Т. 1. Иваново, 20-21 сентября 1995 г. Иваново. 1995. С. 201-202. Усманов СМ., Семененко A.M. Запад и Восток в путях России. Две версии кадетского либерализма.// Общественная мысль, политические движения и партии в России XIX-XX вв. Сборник научных статей (по материалам межвузовской научной конференции 15-16 октября 1996 г. в Брянске). Брянск. 1996. С. 28-29. Савенко Г.В., Семененко A.M. В. М. Гессен в Иваново-Вознесенске. // Правоведение. 2003. № 1. С. 247-251. Семененко A.M. А.А. Корнилов как представитель либерально-демократической интеллигенции.// Интеллигенция в политической истории XX века. Тезисы докладов межгосударственной научно-теоретической конференции. Иваново, 23-24 апреля 1992 г. Иваново. 1992. С. 79-80. Он же. Интеллигенция и особенности эволюции российского либерализма (XVIII - февраль 1917 г.)// Поиск новых подходов в изучении интеллигенции: проблемы теории, методологии, источниковедения и историографии. Тезисы докладов межгосударственной научно-теоретической конференции. Иваново, 13-15 сентября 1993 г. Иваново 1993. С. 444-446. Он же. О социальной базе российского либерализма: 1906 - февраль 1917 гт. (На примере Владимирской и Костромской губерний). // Интеллигенция, провинция, Отечество: проблемы истории культуры, политики. Тезисы докладов межгосударственной научно-теоретической конференции. Иваново, 24-25 сентября 1996 г. Иваново 1996. С. 280. Он же. Либеральная интеллигенция России: к анализу проблемы преемственности. // Интеллигенция России: традиции и новации. Тезисы докладов межгосударственной научно-теоретической конференции. Иваново, 25-27 сентября 1997 г. Иваново 1997. С. 440. Он же. К вопросу об определении термина «либерально-демократическая интеллигенция». // Ивановский государственный университет. 25 лет. Юбилейный сборник тезисов статей молодых ученых. Иваново. 1998. С. 187-188. Он же. Правовая культура и правосознание в системе либеральной российской интеллигенции во второй половине XIX - начале XX вв. // Межвузовская научно-теоретическая конференция «Актуальные проблемы развития правосознания и правовой культуры в современной России». Иваново, 2 июня 1998 г. Владимир. 1998. С. 3-4. Он же. 1917 год в нравственных

Иванове, Брянске, а так же статьи, в том числе в журналах «Правоведение» и «Иваново-Вознесенский юридический вестник». Структура исследования.

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников использованной литературы и приложений.

Ключевым системообразующим признаком построения её стала временная периодизация. Подобный подход выбран по причине предмета исследования, для которого важна этапность при развитии событий.

Первая глава посвящена изучению общественно-политической деятельности либерально-демократической интеллигенции в 1910 - июле 1914 гг. В первом параграфе рассматривается её место и роль в губернской жизни. Во второй параграфе уделено внимание деятельности либерально-демократической интеллигенции Верхневолжского региона в высших органах политических партий. В третьем параграфе речь идёт о численности и функциональной роли верхневолжской интеллигенции либерально-демократического направления в составе третьей (в период с 1910по1912 гг.) и четвёртой (в период с 1912 по июль 1914 гг.) Государственных Дум.

Во второй главе разбираются вопросы, посвященные деятельности либерально-демократической интеллигенции Верхневолжья в условиях первой мировой войны и борьбе её за власть во время Февральской революции 1917 г. Первый параграф посвящен работе в общественных, организациях, в органах местного самоуправления, а так же тактическим изменениям, происшедшим в деятельности либерально-демократической

и политических исканиях российской либеральной интеллигенции. // Нравственный императив интеллигенции: прошлое, настоящее, будущее. Тезисы докладов международной научно-теоретической конференции. Иваново, 23-25 сентября 1998 г. Иваново. 1998. С. 227-229. Он же. Кадеты на территории современной Ивановской области. // Краеведческие записки. Выпуск VI и VII. Иваново. 2001. С. 270-273.Он же. Император Николай II и российские либералы.// Православно-патриотические чтения «Царские дни в Иванове», посвященные памяти Государя-мученика Николая II, 19-20 мая 2001 года, г. Иваново. Иваново. 2001. С. 61-64. Он же. В.М. Гессен в Иваново-Вознесенске: неизвестные факты биографии. // Иваново-Вознесенский юридический вестник. 2001. № 11. С. 41-43. Он же. И.И. Власов и Иваново-Вознесенск: штрихи к портрету. // Иваново-Вознесенский юридический вестник. 2002. № 1. С. 37-39.

интеллигенции в годы первой мировой войны. Во втором параграфе рассматриваются политическая борьба и обстоятельства прихода к власти в губерниях Верхневолжского региона представителей либерально-демократической интеллигенции в феврале - марте 1917 г.

В заключении подводятся основные итоги исследования и формулируются выводы по основным положениям настоящего исследования. В приложениях представлены статистические данные по различным аспектам деятельности либерально-демократической интеллигенции региона в Государственной Думе.

Подобные работы
Кокурин Алексей Константинович
Возникновение и деятельность профсоюзного движения Верхневолжья (1905 - февраль 1917 гг.) : На материалах Владимирской, Ярославской и Костромской губерний
Наградов, Илья Сергеевич
Государственно-церковная конфессиональная политика и ее влияние на развитие старообрядчества в 1855 - феврале 1917 гг. : На материалах Костромской и Ярославской губерний
Белова Ирина Борисовна
Первая мировая война и российская провинция: 1914 - февраль 1917 гг. : по материалам Калужской и Орловской губерний
Рубанков Кирилл Станиславович
Правомонархическое движение в Российской провинции. 1905-февраль 1917 гг. : на материалах Костромской и Владимирской губерний
Пухов Денис Юрьевич
Общественно-политические позиции легальной демократической прессы Урала в середине 1890-х гг.-феврале 1917 г. : По материалам Вятской и Пермской губерний
Якимов Денис Владимирович
Аграрный вопрос в политике большевиков и левых социалистов-революционеров в феврале 1917 г.- июле 1918 г. : на материалах Саратовской губернии
Климова Алла Константиновна
Идейно-политическая и организационная деятельность организаций социалистов Центральной России в марте-октябре 1917 г. (На материалах Владимирской, Московской, Смоленской и Тульской губерний)
Ерофеев Сергей Александрович
Деятельность органов государственного контроля в губерниях Среднего Поволжья в период становления и упрочнения Советской власти (1917-1928 гг. ) (На материалах Симбирской и Казанской губерний (Татарской АССР))
Кривопалова Наталья Юрьевна
Российская провинциальная интеллигенция в 1907-1914 гг.: социальная структура и деятельность : на материалах Самарской губернии
Ольнева, Ольга Владимировна
Повседневная жизнь провинциального города в 1917 году : По материалам Ярославской губернии

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net