Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Исторические науки
Отечественная история

Диссертационная работа:

Потапова Наталья Владимировна. Религиозная жизнь Сахалина (Во второй половине XIX-начале XXI вв.) : Дис. ... канд. ист. наук : 07.00.02 : Южно-Сахалинск, 2004 275 c. РГБ ОД, 61:04-7/579

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение 3

Глава I. Формирование поликонфессиональности Сахалина во второй половине XIX - начале XX вв.

  1. Вероисповедная политика Российской империи во второй половине XIX - начале XX вв 37

  2. Особенности конфессионального состава населения Сахалина во второй половине Х1Х-начале XX вв 53

  3. Традиционные верования аборигенного населения

Сахалина 82

Глава И. Религиозная ситуация на Сахалине в годы советской власти (1925-1990 гг.)

1. Законодательство Советского государства в области

религии 108

2. Религиозные отношения на Северном Сахалине

(1925-1945 гг.) 131

3. Религиозная жизнь верующих Сахалина в послевоенный период
(1945-1990 гг.) 149

Глава III. Реализация государственной вероисповедной политики на Сахалине на современном этапе (1990-2003 гг.)

  1. Новое российское законодательство по вопросам религии 179

  2. Религиозная жизнь населения Сахалина на современном этапе 194

Заключение 224

Источники и литература 230

Приложения 1 - 13 262

Введение к работе:

В конце XX в. в России произошли глубокие изменения во взаимоотношениях государства, общества и религиозных конфессий, последовал резкий рост числа верующих и количества религиозных объединений. В настоящее время возрастающий интерес российских исследователей к истории религиозных конфессий объясняется, прежде всего, необходимостью формирования новой, не имеющей в российской истории аналогов, концепции государственной вероисповедной политики. Трудности осознания новых явлений в религиозной сфере вызваны тем, что прежние методы и подходы к анализу происходящего сейчас оказались недостаточными или неубедительными и не удовлетворяют потребностям адекватной оценки ситуации.

Большинство исследователей согласны с тем, что в настоящее время в России определённая модель взаимоотношений государства с религиозными организациями ещё не сложилась1. Конституция 1993 г. определила наше государство светским, а все религии - равными. Однако, в пришедшем на смену либеральному по отношению ко всем конфессиям религиозному законодательству 1990 г. Федеральном законе 1997 г. «О свободе совести и религиозных организациях» оговаривалось особое положение православия. Сегодня государство и общество не могут чётко сформулировать и аргументировать своё отношение к той или иной конфессии, на законодательном уровне имеются тенденции предоставить привилегии «традиционным конфессиям» (православие, ислам, буддизм, иудаизм). В этой непростой ситуации становятся актуальными исторические уроки взаимоотношений государства и религиозных организаций. Их анализ может вывести исследователей на новый, более глубокий уровень постижения исторических процессов и послужить отправной точкой при решении проблем, волнующих представителей всех

религиозных конфессий и все слои общества в начале третьего тысячелетия.

Сегодня как никогда остро стоит задача воспитания толерантного сознания общества, спокойного восприятия религиозного инакомыслия. При этом отсутствует единая государственная научная программа по всестороннему изучению данных процессов, а законодательством созданы предпосылки для самодеятельности и волюнтаризма властей на местном уровне. С другой стороны, в настоящее время, когда конфессии играют важную роль в обществе, им также необходимо знать историческую правду для диалога с властью, обществом и другими конфессиями.

В полиэтническом и поликонфессиональном Российском государстве в условиях «религиозной свободы» возникли проблемы, непосредственно затрагивающие государственные интересы, они связаны с деятельностью нетрадиционных для России конфессиональных образований, как отечественного, так и зарубежного происхождения. Для того, чтобы государственные органы и общество смогли адекватно отреагировать на этот вызов времени, им также необходимо обладать полной информацией об истории религий, в частности, на уровне регионов.

Актуальность данного диссертационного исследования объясняется его
регионоведческой направленностью, позволяющей ограничить

исследование религиозной жизни российского социума рамками конкретного региона — острова Сахалина. Этот подход позволяет оценить данное историческое явление в общероссийских масштабах и выявить его локальную специфику. Актуальность и в том, что исследование охватывает достаточно большой временной отрезок, что позволяет установить исторические закономерности развития религиозной жизни населения острова в контексте меняющейся государственной политики.

Степень изученности проблемы.

Историография религиозной проблематики имеет свои особенности, что связано, прежде всего, с тем, что это явление всегда было фактором

политической и идеологической жизни общества на различных этапах его истории, поэтому исследования в данном направлении не могли носить объективного характера. В отечественной историографии религии можно выделить три этапа: дореволюционный, советский и постсоветский.

В отечественной историографии работ посвященных проблеме религиозной жизни Сахалина во второй половине XIX - XX вв. мало. В дореволюционной историографии такая ситуация была обусловлена отдалённостью и каторжным режимом острова, в советской историографии - периферийностью этой проблематики в целом. Изменения в методологии научных исследований и расширение источниковой базы в последние годы привели к появлению исследований по данной теме, но они ограничены либо хронологически, либо тематически, в основном носят статейный и тезисный характер.

Поскольку обозначенная проблема слабо представлена в отечественной историографии, в данном обзоре рассматриваются и те общероссийские и дальневосточные работы, в которых давалась общая оценка религиозной политики государства и исследовалась история конфессий на разных этапах истории России и Дальнего Востока. Обращение к этой литературе позволяет провести сравнительно-исторический анализ, соотнести события на Сахалине с вероисповедной ситуацией в стране.

В дореволюционный период ведущее место занимает общероссийская историография религии, основным направлением которой было богословское, стремящееся к «разоблачению» с позиций православной церкви непризнанных в империи религий. В этом ключе подается исторический материал в работах С.Г. Рункевич, А. Никольского, М. Красножена и других авторов. В целом, работы церковных авторов носили тенденциозный и описательный характер.

Работы, в которых была бы охарактеризована религиозная жизнь российского населения на Дальнем Востоке были единичны. Лишь условно можно отнести к историографии темы исторический очерк А. Разумовского

6 «Владивостокская епархия за первые 5 лет её существования», который печатался во «Владивостокских епархиальных ведомостях» в 1905-1906 гг.3 В нём содержится ценный фактологический материал, в частности - по Сахалину (статистические данные по количеству верующих различных конфессий, описание церковных зданий, церковно-школьного строительства и т.п.), но он подаётся с православно-обличительных позиций.

В исследованиях А.А. Панова, Д. Дриля, Н.С. Лобаса, Н. Новомбергского, П.С. Уварова, посвященных сахалинской каторге, специально религиозная жизнь населения не рассматривается, но описывается общая духовно-нравственная атмосфера каторжного Сахалина, оказавшая определяющее влияние на складывающиеся особенности религиозной жизни острова. Доказывая невыгодность каторжного типа колонизации, авторы были единодушны в том, что: «...меньше всего Сахалин удался, как колония, устроенная ради возрождения преступной личности, каторжный остров... явился высшей школой преступности».4

Наибольшее внимание дореволюционные исследователи уделяли изучению религиозных воззрений коренных народов острова (нивхов, айнов и ороков). Большинство таких работ выполнено в этнографическом ключе. Автор диссертации не претендует на полноту этнографического исследования религиозных взглядов аборигенов острова, задачей является исторический анализ трансформации их религиозных традиций под воздействием контактов с российским населением острова.

Одним из первых этнографические сведения о традициях аборигенного населения острова изложил в работе «Об инородцах Амурского края» Л.И. Шренк, возглавлявший научную экспедицию на Сахалин в 1854-1856 гг.5 Наиболее детальная информация о традиционных религиозных верованиях коренных народов Сахалина имеется в работах Л.Я. Штернберга, который начал изучать аборигенов в 1889 г., во время ссылки на остров за участие в революционном движении. В 1910 и 1926 гг. он вновь посетил остров для

продолжения исследования.6 Б.О. Пилсудский, также сосланный на остров по политическим мотивам, вёл здесь научные изыскания с 1887 по 1905 гг. В его многочисленных статьях описываются обряды, религиозные традиции нивхов, айнов, ороков. В работах вышеназванных исследователей не рассматривался подробно процесс христианизации аборигенов, фиксировалось лишь внимание на поверхностном восприятии догматики и обрядности православия. Религиозные взгляды айнов Карафуто, а также большое влияние на них японской культуры описаны В. Васильевым, путешествовавшим с целью сбора этнографической коллекции по югу острова в 1912 г.8

Историография советского периода характеризуется утверждением концепции воинствующего атеизма, на этом этапе основное внимание в исследованиях отводилось вопросам практической реализации декрета об отделении церкви от государства, история отдельных конфессий рассматривалась исторической наукой с точки зрения классовой борьбы. В то же время, советская историография охватывает более широкий круг проблем, даёт представление об общей религиозной ситуации в Российской империи, о государственной религиозной политике СССР. Идеологические оценки в настоящее время утратили своё значение, но богатый фактический материал даёт важную информацию для исследования.

На этом этапе необходимо отметить издание в 1930 г. труда Н.М. Никольского «История русской церкви» (переиздан в 1988 г.). Автор с позиций марксистско-ленинской методологии доказывал антинародный, реакционный характер деятельности русской православной церкви, проявлявшийся в союзе православия с самодержавием, раскрывал социальную детерминированность истории русской церкви, а также старообрядчества и сектантства, истории которых в книге уделяется значительное место. Изложение материала доводилось до 1917 г. и не затрагивало острые вопросы взаимоотношений религиозных организаций с советской властью, автор упоминал лишь о «быстром разложении и упадке»

церкви и старообрядчества, успех же сектантства рассматривал как временный, так как «новое общество уже не нуждается в религии». 9

К историографии первых лет советской власти можно, весьма условно, отнести антирелигиозную агитационную литературу Союза воинствующих безбожников (СВБ) второй половины 1920-х - начала 30-х гг., позволяющую проанализировать отношение новой власти к религии и верующим, в частности, в дальневосточном регионе. Наиболее активным автором того периода был Б. Кандидов, основной темой работ которого стало разоблачение контрреволюционной деятельности духовенства на Дальнем Востоке. И. Узков, секретарь краевого совета СВБ, в 1930 г. в помощь местным безбожникам на основании материалов местных газет и краевого совета СВБ написал брошюру об антирелигиозном движении в ДВК, в том числе и на Сахалине. Отмечая недостаточную организованность антирелигиозной работы на местах, он связывал напрямую успехи социалистического строительства с ростом безбожия, призывал уделять «больше сил и внимания антирелигиозному фронту», священников он открыто называл классовыми врагами, а религиозные организации -единственными легальными организациями классовых врагов.10

Единственной работой подобного характера, посвященной исследованию религиозной ситуации на Сахалине, является статья С. Урсынович. Автор рассматривал проблему распространения баптизма и евангельского христианства среди переселенцев на острове на рубеже 1920-30-х гг. Этот процесс он связывал как с «происками классовых врагов» и несознательностью приезжающих на остров, так и с воздействием объективных обстоятельств — трудностей жизни переселенцев.11

С конца 1950-х гг. характер атеистической пропаганды становился более научным. Возрастал интерес к фундаментальным исследованиям по истории и теории религии, стали проводиться полевые социологические исследования верующих и религиозных организаций в СССР. Они должны были повысить эффективность «идеологической борьбы с религией и

1 *)

коммунистического воспитания советских людей». Несмотря на идеологическую запрограммированность на заданные результаты, исследования впервые дали картину религиозной жизни советского общества. Обширный фактологический материал по дореволюционной истории русской православной церкви привлекался в работе Е.Ф. Грекулова.13 Исследования Г.С. Лялиной, Л.Н. Митрохина, А.А. Ерышева, А.И. Клибанова посвящены возникновению, развитию, роли в российском историческом процессе баптизма, евангельского христианства, старорусского сектантства и старообрядчества, однако, в духе времени, эти работы делали акцент на изучении кризисных явлений в религиозных организациях советского периода.14

В работах А.И. Иванова, П.К. Лобазова, Г.И. Эзрина, Ю.А. Розенбаума рассматривались правовые основы регулирования государственно-церковных отношений в советском обществе. Этой же проблеме посвящена работа В.А. Куроедова, на протяжении многих лет являвшегося главой Совета по делам религий.15 Наиболее масштабные исследования в этом направлении проведены Б.В. Клочковым. В его работах освещается правовое и хозяйственной положение православной церкви и других конфессий в дореволюционный период, правовые условия их деятельности в СССР.1 Общий смысл работ сводился к тому, чтобы обосновать историческую необходимость советского законодательства по вопросам религий, доказать, что оно не нарушает прав верующих.

В конце 1980-х гг. историками предпринимаются первые попытки комплексного, объективного освещения конфессиональной истории русского общества. Основные периоды истории русской православной церкви, её место в государстве и обществе рассматриваются в коллективной монографии «Русское православие: вехи истории». Оставаясь верными марксистскому подходу, оценивая роль церкви как «реакционную», авторы одними из первых поднимают вопрос о жестоких репрессиях против духовенства и верующих в 1930-е гг., о притеснениях верующих в

послевоенный период. В целом, не обладая в те годы всей полнотой информации, так как многие архивы ещё оставались засекреченными, авторы поставили одной из своих целей «привлечение внимания исследователей к дальнейшей разработке истории церкви».17

В указанных выше работах общесоюзного характера религиозная ситуация на Сахалине не рассматривалась даже в контексте освещения антирелигиозных мероприятий органов власти.

Дальневосточная историография послевоенного периода весьма лаконична, как по количеству исследований, так и по характеру преподносимой тематики: исследования носили разоблачительный характер - ограничивались характеристикой контрреволюционной деятельности религиозных организаций в годы становления на Дальнем Востоке советской власти.18

Такой идеологической позиции придерживалась Н.М. Балалаева, сферой исследовательского интереса которой была история дальневосточного сектантства. В докторской диссертации Н.М. Балалаевой, единственном диссертационном исследовании советского периода о религиозных организациях на Дальнем Востоке, рассматривается широкий круг вопросов, связанных с особенностями дальневосточного сектантства, есть упоминания о деятельности баптистов и евангельских христиан на Сахалине в конце 1920-х - 30-е гг. Называя одной из важнейших причин усиления «сектантства» в годы гражданской войны и интервенции миссионерскую деятельность американцев, его развитие в 1920-е гг. Н.М. Балалаева связывала, прежде всего, с сохранением «социальных корней религии». В диссертации делается на наш взгляд не обоснованный, но соответствующий духу того времени вывод, что «главная причина упадка сектантства» в 1930-е гг. - «победа социализма».19

Изучение религиозных традиций аборигенов острова продолжалось советскими учёными-этнографами. Б.А. Васильев составил описание религиозных воззрений ороков Сахалина. Он выявил в различных

11 традициях ороков связи с окружающими их аборигенными этносами (нивхами, орочами, айнами), позволившие сделать вывод о почти полном отсутствии влияния русской православной культуры на культуру ороков к моменту исследования, опубликованного в 1929 г. Ученик Л.Я. Штернберга Е.А. Крейнович, приступивший в 1926 г. к работе в Сахалинском ревкоме в качестве помощника комиссара, а затем -комиссара по делам туземцев, посвятил свои труды этнографическому описанию нивхов. В них, помимо прочего, автор уделял внимание и традиционным верованиям этого этноса.21 Несмотря на то, что в это время происходила утрата традиций коренных народов, углубление теоретического изучения традиционных верований и культов аборигенов Дальнего Востока, в том числе и Сахалина, в последующие годы позволило создать ряд обобщающих работ А.В. Смоляк, Ч. М. Таксами, А.Б. Спеваковского. На базе Сахалинского областного краеведческого музея в этот период проводились полевые исследования, позволяющие реконструировать религиозные обряды и воззрения аборигенов острова, результаты которых были опубликованы в виде научных статей.23

Становление и развитие современной российской историографии религии связано с изменением методологии научных исследований и расширением источниковой базы. В 90-е гг. XX в. в исследовании истории религиозных конфессий стали преобладать два подхода - научный и конфессионально-обличительный, основанный на принципах так называемого «антикультового движения».

В современной историографии изучение вопроса с научных, религиоведческих позиций в связи с необходимостью выработки государственной вероисповедной политики, не имеющей аналогов в российском историческом прошлом, осуществляется Н. А. Трофимчуком, Л.Н. Митрохиным, И.Я. Кантеровым, М.И. Одинцовым и другими исследователями.24 В подготовленных им учебных пособиях и справочных изданиях содержится объективная оценка различных конфессий, анализ

российского и зарубежного опыта государственно-церковных отношений. Глубоко научны и актуальны работы С. Иваненко, посвященные эволюции идеологии и деятельности самой крупной в современной России протестантской религиозной организации Свидетелей Иеговы. Учёный доказывает традиционность этой конфессии для России, отсутствие в её деятельности «деструктивности», делает оптимистический прогноз о перспективах улучшения отношений между государственными органами и этой религиозной организацией. В работах общероссийского характера не рассматривается религиозная ситуация на Сахалине, но их изучение даёт возможность провести сравнительный анализ, выявить региональные особенности истории религиозных организаций и реализации государственной религиозной политики на острове.

Правовые аспекты деятельности религиозных организаций дискутируются на страницах научных журналов. Особенно болезненным в этих спорах является вопрос о деятельности и статусе новых религиозных движений. Современные историки и религиоведы отмечают несовершенство современного государственного механизма регулирования религиозной ситуации в обществе. Например, К. Каневский, М. Шахов, доказывая неправомерность введения в действующее законодательство, в нарушение Конституции, устанавливающей равенство всех религий, понятия «традиционной» конфессии, считают, что главная задача государства сегодня - установление с другими конфессиями таких же кооперационных отношений, как с православной церковью, так как «тенденции монополизировать культурное наследие прошлого одной из конфессий... не могут быть приняты обществом и не оправданы логикой истории».

Итоги исследований социологов по современному состоянию религиозности российского общества помогают осознать происходящие в данной сфере процессы в общероссийском масштабе, сопоставить с ситуацией на острове. Особенно ценным представляется совместный труд

учёных Финляндии и России, ставший результатом исследований 1991-1999 гг. Авторы рассматривают спектр проблем - религиозность населения в 1990-е гг., новые религиозные движения в России, взаимоотношения церкви и государства на современном этапе и пр. Отмечая тесную связь в современном русском сознании православия и национальной идентичности, авторы в то же время делают вывод о том, что традиционных верующих в России мало, в этом смысле результаты «религиозного возрождения» они

оценивают как очень скромные.

На современном этапе конфессиональные издания занимаются активно разработкой исторической проблематики, направленной с одной стороны -на доказательства традиционности, законности и преимуществ своего вероучения, а с другой - на «разоблачение» конфессий-конкурентов. Работы по истории православной церкви протоиерея В.А. Цыпина, православного историка Д.В. Поспеловского, опирающиеся на широкую источниковую базу, стремятся оправдать и обосновать все повороты истории русской православной церкви. Работы А. Дворкина, православного публициста и историка, ведущего «эксперта по проблемам экспансии тоталитарных сект в России»,30 не столько содержат исторический анализ деятельности конфессий, сколько являются антисектантским миссионерским изданием православной церкви, акцентируют внимание на богословской стороне проблемы. В последнее время по данной тематике издаются труды миссионерского отдела Московского патриархата Русской Православной Церкви.31 Изучение таких трудов представляется необходимым для анализа межконфессиональных отношений, а также для изучения влияния позиции православной церкви на государственную конфессиональную политику.

В современной дальневосточной историографии важными представляются работы, освещающие неизвестные страницы истории русской православной церкви и государственно-церковных отношений в дореволюционный и советский период, анализирующие противоречивость

результатов миссионерской деятельности православной церкви на Дальнем Востоке, современную религиозную ситуацию на Дальнем Востоке. Исследованием этих проблем занимаются учёные М.Б. Сердюк, СМ. Дударенок, Ю.А Завалишин, Ю.Н. Бакаев, Е.А. Капранова и другие. Исследователи Ю.В. Аргудяева, В.Ф. Лобанов, М.Б. Сердюк, В.В. Кобко, Г.Г. Балакерская особое внимание уделяют истории старообрядчества на Дальнем Востоке. Результаты их изысканий были представлены на международных и региональных научных конференциях. Итогом изучения дальневосточного старообрядчества Ю.В. Аргудяевой стала публикация монографии, в которой автор исследует особую роль старообрядцев в хозяйственном и этнокультурном освоении Дальнего Востока в середине XIX - начале XX вв., формировании здесь постоянного населения, сохранении традиций.33 Анализ работ дальневосточных исследователей позволяет соотнести историю религиозной жизни Сахалина с историей ближайших регионов, выявить общие черты и особенности.

В работах дальневосточных учёных затрагиваются и некоторые вопросы религиозной истории Сахалина. Ю.В. Аргудяевой, на основании материалов Российского государственного исторического архива (РГИА), выявлена численность старообрядцев острова в период каторги, прослеживается переселение на остров старообрядцев-рыбаков из Приморья в конце 1940-х гг. В одной из статей М.Б. Сердюк рассматривается жизнь старообрядцев острова в контексте проблемы организации вольного заселения севера Сахалина после русско-японской войны и отмены каторги.34

На новом этапе развития отечественной исторической науки исследования по данной теме впервые начинают проводить сахалинские историки и краеведы. Пионером в разработке темы стал сахалинский историк А.И. Костанов. Истории русской православной церкви на Сахалине и Курильских островах с XVII в. по начало 90-х гг. XX в. посвящена его работа, написанная в виде исторического очерка. Работа

выходит за рамки заявленной темы, автор касается не только истории православной церкви, но и других конфессий - старообрядцев, баптистов, впервые освещает религиозную историю острова в советский период на основе информации ранее засекреченных архивных документов. Работа оказалась очень важна в смысле постановки проблемы, дала толчок к дальнейшим исследованиям в данном направлении.

История католичества на острове со второй половины XIX до конца XX века детально рассматривалась в статьях и книгах краеведа СП. Федорчука. В работе, посвященной русскому населению Карафуто, на основе японских архивных документов, он исследует историю старообрядческой общины, оставшейся после 1905г. на юге острова.36

Отдельные аспекты истории православия в период каторги рассматривались в статьях и тезисах докладов Л.В. Драгуновой, М.В. Гридяевой, А.А. Ипатьевой, В.В. Маленкова.37 Внимание исследователей в основном было сконцентрировано на изучении просветительской, в частности — миссионерской деятельности православного духовенства. Государственной религиозной политике, реализация которой привела к прекращению деятельности всех храмов на острове в советский период, посвящены статьи Е.И. Савельевой и В.В. Маленкова.38 Однако, деятельность религиозных общин, групп и верующих в годы советской власти не рассматривалась исследователями. Статья Е.Ф. Назаровой посвящена истории православия на острове на современном этапе, деятельности Южно-Сахалинской и Курильской епархии русской православной церкви, но выводы автора не подкрепляются выкладками социологов и носят тенденциозный проправославный характер.39 Единственная работа по истории персоналий - статья краеведа В.Л. Подпечникова об одном из последних сахалинских священников, репрессированном в 1930 г. - А. Гневушеве, источником для написания которой стали рассекреченные материалы Государственного архива Сахалинской области (ГАСО).40

Первая попытка осветить историю японских храмовых комплексов была предпринята А. М. Лопачевым. История японского храмового строительства на острове глубоко исследовалось краеведом И.А. Самариным.41

Источниковедческие статьи О.А. Гнутова и Н.Д. Корсунской посвящены фонду метрических книг ГАСО, Г.А. Шалкус и В.В. Маленкова - фрагментарному исследованию документов ГАСО и Сахалинского центра документации новейшей истории (СЦДНИ) по религиозной политике Советской власти на Сахалине.42

Своеобразным подведением итогов изучения религиозной жизни острова к 2000-летию христианства стало издание сборника «Государственность и церковь на Сахалине». Однако, из 16 статей сборника сахалинской тематике посвящены только три (М.В. Гридяевой и Л.В. Драгуновой — о деятельности православной церкви на каторжном острове, Н.В. Потаповой - о миссионерской деятельности православных священников среди аборигенов Сахалина), дальневосточной - две (А.А. Ипатьевой о личном составе православных миссионеров на юге Дальнего Востока во второй половине XIX - начале XX вв. и А.И. Костанова - об архивах православной церкви на Дальнем Востоке), что демонстрирует недостаточное внимание исследователей к региональной религиозной проблематике.43

В этнографических работах Т.П. Роон, Л.И. Миссоновой, А.Ф. Маевича продолжается изучение религиозных воззрений ороков Сахалина. Единственная статья Т.П. Роон проливает свет на элементы шаманизма нивхов и ороков (уильта) сохранившиеся к настоящему времени.44

Работы А.И. Костанова, В.В. Щеглова, посвященные общим вопросам социально-экономического и политического положения региона, переселенческому движению, демографии позволяют проанализировать взаимосвязь истории заселения острова и особенностей его религиозной жизни. При написании диссертации огромную помощь в выявлении лиц,

репрессированных по религиозным мотивам, оказали «Книги памяти», составленные A.M. Пашковым и В.Л. Подпечниковым на основе изучения рассекреченных архивных дел необоснованно репрессированных жителей острова в 1920 - 40-х гг.45

Всплеск интереса ученых к закрытой ранее религиозной проблематике предопределил появление на современном этапе ряда диссертационных исследований как общероссийской, так и региональной направленности, затрагивающих в той или иной степени проблематику диссертации.

Кандидатская и докторская диссертации О.В. Васильевой впервые на основе ранее недоступных архивных материалов представляют целостную картину взаимоотношений государства и православной церкви в 1941-1948 гг., дают анализ государственно-церковных отношений в предвоенный

период.

Диссертационные работы Е.М. Мирошниковой, В.В. Кравчук выявляют междисциплинарные связи исследования, рассматривая философско-правовой аспект государственно-церковных отношений, обобщают их опыт на примере зарубежных стран. Результатом их исследований стала классификация моделей государственно-церковных отношений в рамках светского государства. Задача выбора одной из этих моделей стоит перед Российской Федерацией на современном этапе. Проблемы взаимодействия государства и церкви в российском политическом процессе 1990-х гг. рассматриваются в диссертации В.В. Панюковой, обратившей внимание на опасность клерикализации современного политического процесса в России.47

В диссертации Н.В. Заплатникова рассматривается проблема религиозности современной молодёжи. Автор акцентирует внимание на том, что возрождение религиозных институтов имеет не только положительное, но и отрицательное влияние на общество и на конкретную личность, отмечает, что религиозность молодёжи не имеет ничего общего с

возвращением к «утраченным истокам» и во многом носит поверхностный, внешний характер.48

Основные этапы истории религиозной жизни Дальнего Востока во второй половине XIX - начале XX вв., в тесной связи с особенностями российской колонизации, переселенческой и вероисповедной политикой государства в этой части империи, рассматривается в диссертации М.Б. Сердюк. Автор приходит к выводу, что поликонфессиональность и веротерпимость были характерными чертами религиозной жизни Дальнего Востока с первых лет его освоения русскими подданными.

Е.А. Капранова в диссертации, посвященной исследованию развития системы церковно-административного устройства русской православной церкви на Дальнем Востоке, проводимую здесь правительством во второй половине XIX - начале XX вв. политику распространения православия называет успешной, справедливо отмечая такие особенности организации православной жизни, как нехватка священнослужителей, недостаточность их денежного содержания, низкий образовательный уровень, слабое проникновение христианских идей в традиционное мировоззрение коренных народов и пр.

Сахалинский историк А.А. Ипатьева, анализируя миссионерскую деятельность православной церкви на Дальнем Востоке, приходит к выводу, что «деятельность внутренней миссии закончилась провалом в условиях гибкой веротерпимой государственной политики на Дальнем Востоке», лучшего результата достигла внешняя миссия, имеющая межцивилизационный характер. В то же время, автор отмечает слабое усвоение новокрещенными догматов православия и формальный характер крещения, в частности на Сахалине.

Анализ современной миссионерской деятельности зарубежных религиозных организаций на Дальнем Востоке даётся М.П. Свищевым. М.П. Свищев справедливо отмечает неспособность православия на современном этапе привлечь к себе соотечественников. Акцентируя

внимание на особенной активности на Дальнем Востоке американских и корейских миссий, в связи с его пограничным положением и оторванностью от традиционных духовных центров, автор рассматривает деятельность миссий с точки зрения возможной опасности разрушения цивилизационного пространства России. Автор анализирует проблему на примере Хабаровского края, но его выводы представляются весьма актуальными для Сахалина в связи с успехом здесь в последние годы миссионерской деятельности иностранных конфессий.49

Докторская диссертация А.Б. Островского, посвященная мифологии и верованиям нивхов конца XIX - начала XX вв., стала ещё одной вехой в изучении религиозных верований (которые автор анализирует с точки зрения особенностей первобытного мышления) аборигенного этноса, населяющего, в частности, Сахалин.50

Немногочисленные работы зарубежных авторов по теме диссертации представлены исследованием японского учёного Е. Накамура по истории общины староверов Южного Сахалина в период японского владения этой частью острова, открывающим неизвестные для российской аудитории японские источники и этнографическими работами о религиозных воззрениях айнов, проживавших на Карафуто и Хоккайдо, японских учёных Такуо Намба и Э. Онуки-Тирни.51

Таким образом, проведённый анализ историографии проблемы показывает, что до сих пор нет ни одной специальной работы, в которой бы в комплексе рассматривалась история религиозной жизни Сахалина. В то же время, накопленный к настоящему времени исторический материал позволяет проанализировать религиозную жизнь населения острова в указанных хронологических рамках.

Цель исследования: изучение исторического развития религиозных конфессий на острове, определение их места в религиозной жизни острова в контексте меняющейся государственной вероисповедной политики.

Достижение этой цели потребовало решения следующих задач:

проанализировать развитие государственной религиозной политики с момента вхождения Сахалина в состав России до настоящего времени и выявить региональные особенности реализации государственной конфессиональной политики на всех этапах её развития;

выявить взаимосвязь особенностей колонизации Сахалина и развития религиозной жизни населения острова;

- рассмотреть историю взаимоотношений различных конфессий с
государством на региональном уровне;

- рассмотреть историю отдельных конфессий на острове, проследить
внутренние тенденции их развития, выявить деятелей религиозных
конфессий на Сахалине;

- в контексте меняющегося общественного сознания выявить
специфику религиозной жизни населения Сахалина и причины, её
обусловившие;

проанализировать современную религиозную ситуацию в Сахалинской области и показать новые тенденции её формирования.

Объект исследования: религиозная жизнь населения острова Сахалина на разных этапах государственной религиозной политики России во второй половине XIX - начале XXI вв.

Предметом исследования является история религиозных организаций, групп и верующих на территории Сахалина и их взаимоотношения с государственными органами в указанных хронологических границах.

Хронологические и территориальные рамки исследования охватывают остров Сахалин в составе Российской империи, СССР и Российской Федерации в период со второй половины XIX до начала XXI века.

Методологическая основа исследования.

Исследование опирается на диалектический метод познания, включающий в себя общенаучные принципы системности, историзма и объективности. Системный подход предполагает, что генезис и эволюция

исследуемого явления - религиозной жизни общества, детерминированы комплексом социальных, экономических, политических и прочих факторов. Принцип историзма предопределил изучение религиозной ситуации на острове в исторической динамике с выявлением основных тенденций и закономерностей развития, установлением причинно-следственных связей. Эти принципы помогают видеть исторические события и процессы объективно, в их реальном развитии и изменении, всесторонней взаимосвязи друг с другом, дают возможность избежать классовой, политической или конфессиональной идеологизации исследования.

При рассмотрении проблемы применялся комплекс специальных методов исторического исследования. С помощью историко-генетического метода изучается происхождение, становление отдельных исторических явлений, событий, ситуаций52. Этот метод позволил выявить причинно-следственные связи и последовательность развития государственного законотворчества по религиозным вопросам, отдельных конфессий, религиозной жизни острова и страны в целом. Сравнительно-исторический метод даёт возможность сопоставления одновременных и разновременных исторических явлений, выявления в сравнении их сущности, сходства и различия . В исследовании для сбора и анализа цифровых сведений, выявления соотношения количественных показателей применяются методы статистического анализа54. Метод источниковедческого анализа позволяет выявить и проанализировать источниковую базу исследования.

В процессе сбора и анализа эмпирических данных в работе
использовались социологические методы: анкетирование,

интервьюирование.

Научная новизна исследования:

- впервые вводятся в научный оборот многие источники, как архивные,
так и опубликованные;

- проведено социологическое исследование и работа с текущими
архивами администрации Сахалинской области и конфессий, в результате

чего получен эксклюзивный материал по современной истории конфессий и восприятию обществом их деятельности;

- впервые была предпринята попытка дать полную картину религиозной жизни населения региона, оказавшегося на периферии основных событий российской истории, но развивавшегося по законам России, в указанных хронологических рамках, со всеми особенностями и закономерностями этого процесса, в тесной связи с реализацией государственной религиозной политики на всех этапах её развития.

Источниковая база исследования. Для решения поставленных задач привлечён широкий круг источников, часть из которых впервые вводится в научный оборот. Источники можно разделить на несколько групп.

Первая группа - законодательные акты. Акты дореволюционного периода, регулирующие религиозную жизнь населения Российской империи, определяющие и защищающие привилегированное положение православной церкви, опубликованы в «Сводах законов Российской империи», в «Правительственном вестнике», в специальных сборниках с комментариями.55 Законодательные акты по религиозным вопросам Временного правительства, демонстрирующие попытку перехода к «внеисповедному государству» публиковались в «Вестнике Временного правительства». Законодательные акты Советского государства, развивающие положения Декрета от 23 января 1918 года «О свободе совести, церковных и религиозных обществах» об отделении церкви от государства и школы от церкви, переиздавались в разное время в сборниках, как общего плана, так и в тематических,56 в государственных и ведомственных периодических изданиях («Собрание узаконений РСФСР», «Ведомостях Верховного Совета РСФСР»). Для анализа становления современной российской вероисповедной политики, особенностью которой является переход от сепарационной к кооперационной модели взаимоотношения государства с религиозными организациями, использованы законодательные акты (федеральные и региональные),

опубликованные в периодических изданиях и в тематических сборниках, дающих полное представление о правовых основах регулирования религиозной ситуации в Российской Федерации.57

В связи с тем, что в советский период религиозная жизнь общества регулировалась множеством секретных документов партии и правительства, исследование было обращено к архивным материалам. Прежде всего, это материалы Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) - фонды Постоянной Центральной комиссии по вопросам культов при президиуме ЦИК СССР (1922-1938 гг.), Совета по делам религий при Совете Министров СССР (1943-1991 гг.), Совета по делам религий при Совете Министров РСФСР (1986-1990 гг.), на которые было возложено общее руководство и наблюдение за проведением в жизнь политики партии и правительства в области применения законов о культах, разработка проектов законодательных актов и постановлений правительства по вопросам религии (Ф.Р-5263, Ф.Р-6991, Ф.661).

Несовершенство законодательной базы в 1920 - 30-е гг. обусловило необходимость местного законотворчества, в частности — по вопросам религии (уточняющего, приспосабливающего к местным особенностям указания из центра). В Российском государственном историческом архиве Дальнего Востока (РГИА ДВ), в фондах Дальневосточный революционный комитета (Дальревком) (1920-1926) и Дальневосточного краевого исполнительного комитета Советов депутатов трудящихся (Далькрайисполком) (1923-1938 гг.) (Ф.Р-2422, Ф.Р-2413) находятся постановления и циркуляры краевых органов власти и Сахалинского ревкома (Сахалинского окружного исполнительного комитета, областного исполкома) по вопросам вероисповедной политики.

Вторая группа - делопроизводственные документы. Отдельные дореволюционные источники этого типа опубликованы в «Сахалинских календарях» 1895, 1898, 1899 гг. (личные списки священников Сахалина, списки церквей, часовен и пр.). Некоторые архивные

делопроизводственные материалы дореволюционного периода опубликованы в современных сборниках.58 Делопроизводственные материалы, касающиеся истории религиозной жизни населения советского Сахалина (документы об антирелигиозной работе советских и партийных органов в 1920-е гг.) опубликованы в сборниках, выпущенных в свет в советский период. В сборнике документов, изданном Государственным архивом Хабаровского края в 2001г., впервые вводятся в оборот новые архивные источники, позволяющие проанализировать состояние религиозных организаций и антирелигиозную работу органов власти на Дальнем Востоке в частности, на Сахалине, в 1920-40-е гг.59

Неопубликованные дореволюционные источники этого типа отложились в фонде 3-его делопроизводства Главного тюремного управления (ГТУ), ведавшего каторгой и ссылкой, ГАРФ (Ф. 122.) и в фонде канцелярии Приамурского генерал-губернаторства (1861-1920 гг.) РГИА ДВ (Ф.702). Здесь содержатся переписка администрации острова с различными ведомствами (ГТУ, министерством финансов, Главным Управлением Восточной Сибири, Переселенческим Управлением), Приамурским генерал-губернатором, высшими духовными лицами о состоянии духовных дел на острове (о строительстве и содержании тюремных церквей, о постройке молитвенных домов других исповеданий, о церковных наградах и т.п.). Весьма интересны личностные характеристики сахалинских священников, имеющиеся в переписке (Н. Добровидова, И. Яковлева, Н. Попова-Какоулина). Информация о состоянии религиозной жизни острова содержится в ежегодных «Обзорах Сахалинской области». Документы этого фонда воссоздают картину религиозной жизни всего края, позволяют выявить наиболее острые вопросы государственно-религиозных отношений дореволюционного периода, здесь имеются циркуляры МВД «о принятии мер к прекращению распространения сект и штунд», сведения о сектантах и др.

Неопубликованные делопроизводственные документы советского периода хранятся в местных и в центральных архивах. Большой интерес представляет комплекс документов Совета по делам Русской православной церкви, Совета по делам религиозных культов и Совета по делам религий за 1943-1991 гг., отложившийся в ГАРФ (Ф.Р-6991, Ф.661) - циркуляры, указания уполномоченным на местах, их изучение позволяет выявить основные тенденции государственной религиозной политики в послевоенный период.

В РГИА ДВ (Ф.Р-2422, Ф.Р-2413) находятся документы, позволяющие проанализировать реализацию на Дальнем Востоке и, в частности - на Сахалине, в 1920-е - 30-е гг. вероисповедной политики советской власти, выявить её региональные особенности: протоколы заседаний президиума Дальревкома и Сахалинского ревкома (Сахалинского окружного исполнительного комитета, областного исполкома), переписка этих органов власти. В документах этих фондов имеются сведения о религиозности населения острова к моменту установления здесь советской власти (1925 г.), о закрытии церквей в крае, в том числе и на Сахалине.

Интереснейший комплекс документов сложился в Государственном архиве Сахалинской области (ГАСО). Однако, материалы по вопросам религий за 1925-1945 гг. в делопроизводстве не систематизированы. Документы о религиозной жизни на острове подаются в контексте антирелигиозной работы местной власти и партийных органов. В фондах Рыковского районного революционного комитета и исполнительного комитета Кировского районного Совета депутатов трудящихся (1925-1963 гг.) (Ф.267, Ф.265) имеются протоколы собраний, договоры, постановления органов власти о передаче церквей в пользование верующих и об изъятии для культурно-просветительских нужд церковных строений (1925-1930 гг.), позволяющие выяснить как звучали официальные причины закрытия церквей на Сахалине. В фонде Управления КГБ СССР по Сахалинской области (Ф. 1174) имеются архивно-уголовные дела на лиц, необоснованно

репрессированных в 1920-50-е гг. Путем просмотра каждого дела удалось выявить пострадавших по религиозным мотивам. В ГАСО обнаружены документы о выселении последних священников острова (А. Гневушева, М. Ахлёстина и Скворцова), о деятельности Союза воинствующих безбожников (СВБ) на Сахалине (Ф.1038).

Материалы об антирелигиозной работе партийных органов и СВБ в 1920 - 30-е гг. находятся в Сахалинском центре документации новейшей истории (СЦЦНИ.Ф.1, Ф.2, Ф.4). Они представлены документами уполномоченного Дальневосточного бюро ЦК РКП(б), планами антирелигиозной работы партийных ячеек, Сахалинского окружного бюро ВКП(б), Сахалинского областного комитета ВКП(б), деятельности СВБ, руководящими материалами по агитационно-пропагандистской работе. Из этих документов видно, что антирелигиозная работа новой власти была направлена, главным образом, против «сектантов» — баптистов и евангельских христиан. В Ф.4 имеются документы о закрытии японских храмов на юге острова после 1945 г., позволяющие выявить причины сокращения количества храмов после 1945 г., политику советской власти по отношению к верующим японцам.

Интересная, но почти недоступная для исследователей информация находится в Фонде полицейского управления губернаторства Карафуто (ГАСО. Ф.1). В документах на японском языке содержится секретные материалы о христианских сектах, действовавших на Южном Сахалине к моменту установления здесь советской власти.

Самыми насыщенными информацией о религиозной жизни населения острова в послевоенный период (с 1945 г.) являются фонды ГАСО (Ф.53. и Ф.1142). Они представляют собой солидный комплекс материалов по теме исследования, достаточно хорошо систематизированный. Здесь хранится рассекреченная переписка уполномоченных по вопросам религий с Советом по делам русской православной церкви, Советом по делам религиозных культов и Советом по делам религий - докладные записки о состоянии

религиозности в области, переписка уполномоченного с рай- и горисполкомами, заявления верующих с просьбами о регистрации религиозных объединений, списки верующих, прежде всего — православных и евангельских христиан-баптистов (1946-1989 гг.). Здесь наиболее важными представляются сведения о количестве религиозных групп, данные о верующих (численность, пол, возраст, образование, род занятий), позволившие сделать социально-демографический анализ конфессиональных групп.

Для анализа современной религиозной ситуации на острове использованы документы текущего архива отдела по связям с общественностью администрации Сахалинской области, областного Управления юстиции.

Третья группа - источники конфессионального происхождения. Эти материалы отложились «Камчатских епархиальных ведомостях» и «Владивостокских епархиальных ведомостях» - периодических изданиях епархий русской православной церкви, в состав которых был включён Сахалин. Печатавшиеся в этих изданиях материалы дают возможность воссоздать реальную картину религиозной жизни общества и деятельности священников на восточных окраинах страны, хотя необходимо учитывать их официально-клерикальную направленность. «Камчатские епархиальные ведомости» выпускались в 1894-1899 гг., а «Владивостокские епархиальные ведомости» - в 1903-1917 гг. 2 раза в месяц. В официальной части публиковались Указы Синода, Императора, известия и распоряжения епархиальных властей, данные о назначениях и перемещениях священнослужителей по епархии. В неофициальной - статьи, путевые заметки архиереев и священников и пр. Православные авторы (например, А. Разумовский) достаточно серьёзно занимались вопросами истории епархии. Информация о православной жизни Сахалина осталась в отчётах о путешествиях архиепископов для обозрения епархии.60 Самым интересным и впервые вводящимся в оборот комплексом источников являются отчеты и

заметки сахалинских священников, опубликованные в «Епархиальных ведомостях». В них уделяется внимание различным вопросам духовной жизни острова - просвещению аборигенов, налаживанию приходской жизни после отмены каторги пр.61

Единственным источником по истории старообрядчества на Сахалине является опубликованный отчет В. Мельникова, направленного съездом старообрядцев в 1908 г. для изучения возможности заселения острова единоверцами, который дал описание жизни старообрядческого населения острова и сделал вывод, не похожий на мнение других: «Сахалин — место золотое, и для заселения его русскими людьми необходимо напрячь все силы как правительственные, так и общественные»62.

Из неопубликованных источников этого типа наиболее полно представлены материалы русской православной церкви, являвшейся до революции государственной церковью. В фондах Российского государственного исторического архива (РГИА. Ф. 796, 799) имеются епархиальные отчеты, включающие в себя общую информацию о состоянии епархии, описи сахалинских церквей, биографические данные священников острова. В Государственном архиве Амурской области (ГААО) в переписке генерал-губернатора Восточной Сибири с Камчатской духовной консисторией удалось выявить биографические данные одного из первых сахалинских священников — иеромонаха Валериана (Ф.4и). Важным источником являются метрические книги Сахалинских церквей с 1868 г. по 1924 г., хранящиеся в ГАСО (Ф.23и). Изучение метрических книг позволило провести количественный анализ совершенных православных обрядов, переходов в православие представителей других конфессий, крещений аборигенов и т.п.

В СЦДНИ собрана коллекция документов религиозных конфессий, действующих в настоящее время на Сахалине (Ф.4729, 4683) - общины веры Бахай, церквей «Благодать», Новоапостольской, Римско-католической, Свидетелей Иеговы, Мормонов, церкви евангельских

христиан-баптистов. Имеется коллекция документов по истории РПЦ (Ф.П-4742), личные фонды деятелей православия (Ф.П-4741, 4732). Однако, документы этих фондов не систематизированы, их поступление в архив носит случайный характер и информация, представленная в них в основном относится не к деятельности конфессий на острове, а имеет общий характер.

Более информативными являются текущие архивы религиозных конфессий, содержащие переписку с органами власти, учётную документацию и пр. Уникальным источником являются материалы интервью с верующими и священнослужителями разных конфессий 1998 и 2003 гг., находящиеся в личном архиве автора.

Статистические материалы по вероисповедному состоянию населения острова рассосредоточены во многих опубликованных источниках - в материалах Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г., «Сахалинских календарях» конца XIX в., «Обзорах Сахалинской области» за 1912, 1914 гг. Для выявления динамики и общей численности населения в советский период и на современном этапе использованы статистические сборники, итоги переписей населения. Неопубликованные дореволюционные статистические сведения отложились в фондах ГТУ ГАРФ, канцелярии Приамурского генерал-губернаторства РГИА ДВ. Некоторые статистические данные по советскому периоду имеются в материалах комиссии по религиозным культам (сведения о количестве молитвенных зданий ДВК в 1930-е гг.) (ГАРФ Ф. 122, Ф.Р5263). Цифры о численности и составе верующих, имеющиеся в документах советских и партийных органов (РГИА ДВ, СЦЦНИ) в период 1925-1945 гг., едва ли можно признать достоверными, так как статистика не велась, чиновникам выгодно было занижать эти данные, население скрывало свои убеждения. В послевоенные годы делопроизводство было налажено намного лучше, учет верующих велся систематический (ГАСО. Ф. 53, 1142).

По современному состоянию религиозной жизни острова использованы статистические данные периодической печати, данные, предоставленные руководством конфессий, результаты социологических исследований, проведенных в 1990-е гг. и в 2003 г. социологической лабораторией Южно-Сахалинского государственного педагогического института (Сахалинского государственного университета).

Особая группа источников - мемуары, описания, оставленные очевидцами. Учитывая субъективный характер этих источников, автор выделяет лишь те моменты, которые согласуются между собой и дают сходную картину происходящего. Часть этих работ находится в коллекции редких печатных изданий ГАСО (Ф. 1170), часть материалов содержатся в «Сборниках краеведческих статей», скомплектованных в областной научной библиотеке из разрозненных источников.

Путешественники, чиновники, писатели, в разное время посещавшие остров, оставили материалы о состоянии религиозной жизни населения Сахалина в описаниях церквей, школ, миссионерской деятельности священников и в целом — духовно-нравственной атмосферы каторжного острова.63 Огромного внимания заслуживает книга А.П. Чехова, посетившего остров в 1890 г., в которой, помимо описания нравов и религиозной жизни населения, содержатся результаты микропереписи, проведённой автором, выявлявшие, в частности - конфессиональную принадлежность населения.64 Целая глава посвящена описанию религиозной жизни и атеизма каторги в книге журналиста В.М. Дорошевича, поставившего своей целью «увидеть Сахалин таким, каков он есть, а не приукрашенным для знатного посетителя».65 Весьма интересным, но нуждающимся в критическом подходе представляется взгляд на остров и его население И.П. Ювачёва (И.П. Миролюбова), сосланного на Сахалин по политическим мотивам. Это взгляд «изнутри» человека, смирившегося с каторжным островом, он даёт описание священников, портреты

православных, католиков, сектантов, описания всенародного строительства церквей Сахалина и т.п.66

Интерес представляют воспоминания и путевые заметки европейских миссионеров: Генри Лансделла - англичанина, протестантского пастора-миссионера, добравшегося до Николаевска в 1880 г., отправившего на остров груз литературы (он оставил записи о разговорах с миссионерами, побывавшими на Сахалине), Роберта Латимера, англиканского пастора, побывавшего на острове в сентябре 1890 г. и др. Они единодушны в описании плачевного состояния духовности населения каторжного Сахалина.

Отдельную группу источников составляют публикации в периодической печати. Наибольшей информативностью в дореволюционный период отличались периодические издания конфессионального происхождения - местные епархиальные ведомости.

Среди периодических изданий советского времени большой интерес представляют материалы газеты «Безбожник», хотя они не содержат информации по Сахалину, но позволяют проследить трансформацию политики государства и партии по отношению к религии вообще и к отдельным конфессиям, дают представление об интенсивной просветительской деятельности безбожников.

В 1920-е гг. рупором местных безбожников была газета «Советский Сахалин». Следующий всплеск антирелигиозных публикаций в сахалинской прессе (газеты «Советский Сахалин», «Молодая гвардия») приходится на рубеж 1950 - 1960-х гг., а затем - на первую половину 1980-х гг. В материалах газет «Советский Сахалин», «Свободный Сахалин», «Регион» освещаются наиболее актуальные вопросы современной религиозной ситуации на Сахалине.

В целом, вся совокупность источников даёт возможность систематизировать данные, производить сравнительно-историческое сопоставление, выявлять причинно-следственные связи. Комплекс

опубликованных и неопубликованных источников даёт возможность осветить проблему, решать поставленные в диссертации задачи.

Научно-практическое значение исследования:

Автору диссертации представляется, что работа займёт определённое место в преподавании регионоведения, даст возможность органам власти, занимающимся государственно-религиозными отношениями правильно представлять роль и историю конфессий на Сахалине, и в соответствии с этим выстраивать взаимоотношения с ними. Кроме того, работа является вехой в изучении истории религий в России, дополняя своей региональной направленностью общероссийскую картину.

Апробация полученных результатов исследования:

Материалы и выводы диссертационного исследования используются в преподавании спецкурсов «История религий в России», «История Русской православной церкви», «История Сахалинской области», «История религиозной жизни Сахалина во второй половине XIX-XX вв.», курса «Отечественная история» в Сахалинском государственном университете. Знание данной тематики помогает автору участвовать в работе общественного совета по делам религий администрации Сахалинской области. Материалы исследования были апробированы на международных, региональных научных конференциях, публиковались в научных сборниках.

Государственно-церковные отношения: Опыт прошлого и современное состояние. - М.: РАГС, 1996. С. 4; Иваненко С. Свидетели Иеговы - традиционная для России религиозная организация. - М., 2002. С.141.

2 Рункевич С.Г. Русская церковь в XIX в. - СПб., 1901; Никольский А. Православное миссионерское
общество. Историческая записка о деятельности общества за истекшее 25-летие. 1870-1895. - М., 1895;
Красножен М. Иноверцы на Руси. Т. 1,- Юрьев, 1910; Добротворский И. Русский раскол в его отношении
к церкви и правительству // Православное обозрение. T.7.- М., 1862;...Певцов. Церковное право. - б. м.,
1887-1888.

3 Разумовский А. Владивостокская епархия за первые пять лет её существования (1899-1903 тт.) II
Владивостокские епархиальные ведомости. - Владивосток, 1905. №4-5. С.114-130, №8. С. 178-180, № 12-
13. С. 286-288, № 14. С. 309-310, № 19. С.441-491, 550-553; 1906. №18-19. С. 8-10.

Панов А.А. Сахалин как колония. Очерки колонизации и современного положения Сахалина. - М.: Типография товарищества И.Д. Сытина, 1905. С. 35; Дриль Д. Прошлое ссылки в России // Ссылка во Франции и в России. - СПБ, 1899; Лобас Н.С. Каторга и поселение на острове Сахалине: Несколько штрихов из жизни русской штрафной колонии. - Б.м., издание B.C. Лобас, 1902. С. 12; Новомбергский Н. Остров Сахалин. - СПб., 1903; Уваров П.С.. Типы и нравы Сахалина. - СПб., 1904; Он же. Сахалин и каторга. Очерки. - СПб., издание О.И. Митюрникова, 1905.

5 Шренк Л. Об инородцах Амурского края. Т. 3 - СПб: Изд. Имп. АН, 1903.

6 Штернберг Л.Я. Гиляки, орочи, гольды, негидальцы, айны. - Хабаровск, 1933; Он же. Первобытная
религия в свете этнографии. - Ленинград, 1936.

Пилсудский Б.О. Аборигены Сахалина. - Южно-Сахалинск, 1991; Он же. Шаманизм у аборигенов Сахалина // Краеведческий бюллетень. - Южно-Сахалинск, 1990. №3. С. 67-96; Он же. На медвежьем празднике айнов о. Сахалина. - Петроград, 1915; Он же. Тусу-куру (из записной книжки этнографа) // Вестник Сахалинского областного краеведческого музея. - Южно-Сахалинск, 1995. С.304-309 и др.

8 Васильев В. Краткий отчет о поездке к айнам островов Иезо и Сахалина. - СПб, 1914.

9 Никольский Н.М. История русской церкви. - М., 1988. С.435.

10 Кандидов Б. Японская интервенция в Сибири и церковь. - М., 1932; Узков И. Против религии, за
воинствующее безбожие. - Хабаровск, 1930. С.21,28.

" Урсынович С. Религиозное и антирелигиозное движение на Сахалине // Антирелигиозник. 1931. №11. С. 18-20.

І2Борунков Ю.Ф. Изучение структуры религиозного сознания // Конкретные исследования современных религиозных верований (методика, организация, результаты). - М., 1967. С. 106-151 -Грекулов Е. Ф. Церковь, самодержавие, народ (вторая половина XIX - начало XX вв.). - М., 1969.

14 Лялина Г.С. Баптизм: иллюзии и реальность. - М., 1977; Ерышев А.А. Евангельские христиане-
баптисты (их идеология и мораль). - Киев, 1960; Клибанов А.И. Религиозное сектантство и современность
(социологические и исторические очерки). - М., 1969; Клибанов А.И., Митрохин Л.Н. Кризисные явления
в современном баптизме. - М., 1967.

15 Иванов А.И., Лобазов П.К. Политика Советского государства по вопросам религии и церкви. - М., 1973;
Эзрин Г.И. Государство и религия. — М., 1974; Куроедов В.А. Религия и церковь в советском обществе. 2-
е изд., доп. - М.: Политиздат, 1984; Розенбаум Ю.А. Советское государство и церковь. - М., 1985.

16 Клочков В.В. Религия, государство, право - М., 1978; Он же. Закон и религия: от государственной
религии в России к свободе совести в СССР. - М., 1982; Он же. Социалистическое государство, право и
религиозные организации. - М., 1984.

Русское православие: вехи истории / Науч. ред. А.И. Клибанов. - М., 1989. С.9.

18 Лобазов П.К. Из истории церковной контрреволюции // Вопросы истории Советского Дальнего Востока.
Вып. 3. Советский Дальний Восток в период строительства социализма в СССР (1917-1958 гг.): (Тез. докл.
сообщ.) / СО АН СССР. Дальневост. Филиал им. В.Л. Комарова. - Владивосток, 1965. С. 39-42; Он же.
Антисоветский церковный фронт - органическая часть заговора враждебных сил против Советской
республики // Общественные науки: Материалы конференции / MB и ССО РСФСР, ДВПИ им. В.В.
Куйбышева. - Владивосток, 1971. С. 133-181.

19 Балалаева Н.М. История религиозного сектантства на Дальнем Востоке СССР (1859-1936): Дисс. ...
докт. ист. наук. - М., 1970. С.745.

20 Васильев Б.А. Основные черты этнографии ороков (предварительный очерк по материалам экспедиции
1928 г.) // Этнография. - М., 1929. № 1. С. 1 -22.

21 Крейнович Е.А. Нивхгу: загадочные обитатели Сахалина и Амура. - М., Наука, 1973; Он же. О культе
медведя у нивхов // Страны и народы Востока. - М., 1982. Вып. 24.

22 Таксами Ч. М. Влияние христианства на традиционные верования нивхов // Христианство и ламаизм у
коренного населения Сибири. Л., 1979. С. 118-136; Он же. Шаманство у нивхов // Проблемы истории
общественного сознания аборигенов Сибири. - М., 1981. С. 165-177; Спеваковский А.Б. Духи, оборотни,
демоны и божества айнов (религиозные воззрения в традиционном айнском обществе). - М.: Изд-во
«Наука», 1988; Смоляк А.В. Шаман: личность, функции, мировоззрение (народы Амура). - М., 1991.

23 Пенская Т.В. О поисках орокских захоронений (из полевого дневника 1982 - 83 гг.) // Этнографические
исследования Сахалинского областного краеведческого музея. - Южно-Сахалинск, 1985; Сем Г.Ю. О
погребальной обрядности ороков (по материалам экспедиции 1986 г.) // Полевые исследования на
Сахалине и Курильских островах. - Южно-Сахалинск, 1989. С. 106-113; Роон Т.П. Предварительные итоги
этнофафического изучения ульта северного Сахалина в Сахалинском областном краеведческом музее //
Б.О. Пилсудский - исследователь народов Сахалина. - Южно-Сахалинск, 1991. С.5-17.

24 История религий в России: Учебник / Под общ. ред. Н.А. Трофимчука. - М., 2002; Новые религиозные
культы, движения и организации в России: Словарь-справочник / Под ред. Н.А. Трофимчука, Ф.Г.
Овсиенко, М.И. Одинцова. - М.: Издательство РАГС, 1998; Религия и политика в посткоммунистической
России / Отв. ред. Л.Н. Митрохин. - М., 1994; Митрохин Л.М. Баптизм: история и современность. - СПб.,
1997; Кантеров И.Я. Новые религиозные движения в США и России: сравнительный анализ //
Религиоведение. - М., 2001. № 1. С.61-72; Одинцов М.И. Путь длиною в семь десятилетий: от
конфронтации к сотрудничеству (государственно-церковные отношения в истории советского общества) //
На пути к свободе совести. - М., 1989.

25 Иваненко С. О людях, никогда не расстающихся с Библией. - М.: Арт-Бизнес-Центр, 1999; Он же.
Свидетели Иеговы - традиционная для России религиозная организация. - М.: Арт-Бизнес-Центр, 2002.

26 Каневский К. Правовой и фактический статус традиционных конфессий в РФ // Религия и право. 2002.
№1. С.30-32; Кантеров И. «Деструктивные», «тоталитарные»... и далее везде // Религия и право. 2002. №

1. С.27-29; Томаева Т. Об экспертизе «новых религий» // Религия и право. 2001. № 4. С. 20-23; Палий М.
Криминологический анализ некоторых аспектов оскорбления религиозных чувств // Религия и право.
2001.№1. С. 10-11; Шахов М. Концептуальные проблемы формирования государственной вероисповедной
политики // Религия и право. 2001. №1. С. 4-6; Он же. О принципах государственного содействия
деятельности религиозных организаций // Религия и право. 2001.№ 4. С.28-30 и др.

27Мчедлов М.П. О религиозности российской молодёжи // Социологические исследования. 1998. №2. С. 107-111; Он же. Об особенностях мировоззрения верующих в постсоветской России // Религия и право. 2002. №1. С.15-17; Лопаткин Р.А. Конфессиональное пространство России: глазами социолога // Религия и право. 2001.№4. С.10-14.

28 Старые церкви, новые верующие: Религия в массовом сознании постсоветской России / Под ред. проф.
К. Каариайнена и проф. Д.Е. Фурмана. - СПб.; М., 2000.

29 Цыпин В. (протоиерей). История Русской Православной Церкви. 1917 - 1990. - Московская
Патриархия, 1994; Он же. Определения и постановления Поместного Собора Православной Русской
Церкви 1917-1918 гг. // Богословский вестник. - М., 1993. №1. С.102-112; Поспеловский Д. Православная
церковь в истории Руси, России и СССР. - М., 1996; Он же. Русская православная церковь в XX веке. -
М., 1995.

30 Дворкин А. Псевдохристианская секта «Свидетели Иеговы». О людях, никогда не расстающихся со
«Сторожевой Башней». - Спб, Формика, 2002; Он же. Сектоведение. - Нижний Новгород, 2000.

31 Хвыля-Олинтер А.И., Лукьянов С.А. Опасные тоталитарные формы религиозных сект. - М., 1996;
Новые религиозные организации России деструктивного и оккультного характера: Справочник /
Миссионерский отдел Московского патриархата РПЦ. - Белгород, 1997 и др.

32 Христианство на Дальнем Востоке. Материалы международной научной конференции. - Владивосток,
издательство ДВГУ, 2000; Духовная жизнь Дальнего Востока России. Материалы региональной научно-
практической конференции, посвященной 2000-летию христианства. Хабаровск, 24-26 октября 2000 г. -
Хабаровск, 2000; Чтения памяти профессора Е.П. Сычевского: Сборник докладов / Отв. ред. А.И.
Донченко. - Благовещенск, Издательство БГПУ, 2001; Алтарь России: Материалы научно-практической
конференции 19-25 сентября 1994 г. - Большой Камень, 1997.

33 Аргудяева Ю.В. Старообрядцы на Дальнем Востоке России. - М., 2000.

34 Аргудяева Ю.В. Этноконфессиональные группы русских на Дальнем Востоке // А.П. Чехов и Сахалин:
Доклады и сообщения международной научной конференции 28-29 сентября 1995 г. - Южно-Сахалинск,
1996.С.29-41; Сердюк М.Б. Переселение старообрядцев на Дальний Восток. Проекты и их осуществление
//Алтарь России: Материалы научно-практической конференции 19-25 сентября 1994 г. - Большой
Камень, 1997.С. 44-47.

33 Костанов А.И. Русская православная церковь на Сахалине и Курильских островах. - Южно-Сахалинск, 1992.

36 Федорчук СП. Тайны сахалинских костёлов // Краеведческий бюллетень. - Южно-Сахалинск, 1993. №

2. С.85-103; Он же. Поляки на Южном Сахалине. - Южно-Сахалинск, 1994; Он же. Русские на Карафуто. -
Южно-Сахалинск, 1996; Он же. Римско- католическая церковь на Сахалине. - Южно-Сахалинск, 1998.

37 Драгунова Л.В. Православие и первые школы каторжного Сахалина // История государственности и
церкви на Сахалине. - Южно-Сахалинск, 2001.С. 128-136; Гридяева М.В. Основные аспекты религиозной
жизни Сахалина в конце Х1Х-начале XX в. // Христианство на Дальнем Востоке. Материалы
международной научной конференции. - Владивосток, издательство ДВГУ, 2000. С. 24-27; Она же.
Религиозность населения Сахалина в конце XIX- начале XX веков // История государственности и церкви
на Сахалине. - Южно-Сахалинск, 2001.С. 124-128; Ипатьева А.А. Православное духовенство на
сахалинской каторге // Мат. науч.-практ. конф. преподавателей ЮСГПИ. - Южно-Сахалинск, 1994. С. 96;
Она же. Русское православное духовенство на Северном Сахалине в годы русско-японской войны 1904 -
1905 гг. // А.П. Чехов и Сахалин: докл. и сообщ. междунар. научн. конф. 28-29 сентября 1995 г. - Южно-
Сахалинск, 1996. С. 61-67; Маленков В.В. Христианизация коренного населения Сахалина и Курильских
островов // Тезисы науч.-практ. конф. молодых исследователей «Наука сегодня: проблемы и
перспективы». - Южно-Сахалинск: изд-во РИО ЮСГПИ, 1996. С. 18-20; Он же. К истории
взаимоотношений РПЦ и языческих народов Сахалина и Курил // Мат. исслед. аспирантов и научных
руководителей ЮСГПИ: Сборник научных трудов. Вып. 1. - Южно-Сахалинск, 1997. С. 103-111.

Савельева Е.И. Власть и вероисповедание на Южном Сахалине после окончания Второй мировой войны //Духовная жизнь Дальнего Востока России. Мат. регион, науч.-практ. конф., посвященной 2000-летию христианства. Хабаровск, 24-26 октября 2000 г. - Хабаровск, 2000. С. 69-72; Она же. Власть и вероисповедание на Сахалине в 40-е гг. XX в. // Краеведческий бюллетень. - Южно-Сахалинск, 1999. №3. С.98-103; Маленков В. В. К истории взаимоотношений Советского государства и церкви на Северном Сахалине (1925-1932 гг.) //Тезисы и доклады 6-ой научно-практической конференции ЮСИПИ. - Южно-Сахалинск, изд-во ЮСИЭПИ, 2001. С. 17-20; Он же. К истории религиозной политики советских органов власти на Северном Сахалине (1925-1929 гт.) // Тезисы и доклады 8-ой научно-практической конференции ЮСИЭПИ. - Южно-Сахалинск, изд-во ЮСИЭПИ, 2003. С.29-32.

Назарова Е.Ф. Русская православная церковь в Сахалинской области в 1989 - 1999 гг. // Духовная жизнь Дальнего Востока России. Материалы региональной научно-практической конференции. - Хабаровск, Издательский дом «Частная коллекция», 2000. С.53-58.

40 Подпечников В.Л. Трагедия семьи священника // Краеведческий бюллетень. - Южно-Сахалинск, 1999.
№3. С.91-97.

41 Лопачёв А. Храмы скромные и пышные. Японские храмы на Южном Сахалине // Советский Сахалин.
1992. 11 августа; Самарин И.А. Боевые действия на Северном Сахалине во время русско-японской войны
1904-1905 гг. // Краеведческий бюллетень. - Южно-Сахалинск, 1993. №3. С.76-78; Он же. Синтоистские
храмы Карафуто // Вестник сахалинского музея. - Южно-Сахалинск, 1999. С.156-203.

Гнутов О.А. Метрические книги сахалинских церквей, как исторически источник // Архивы Дальнего Востока на пути в новое тысячелетие: материалы региональной науч.-практ. конф., посвященной 80-летию со дня принятия декрета СНК РСФСР «О реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР» / Федер. Архив. Служба России; зон. науч.-метод. совет архив, учреждений ДВ; РГИА ДВ. - Владивосток, 1998. С. 193-198; Корсунская Н.Д. Метрические книги православных церквей острова Сахалина как источник информации и влиянии российский колонизации на коренное население Сахалина // Славяне на Дальнем Востоке: Проблемы истории и культуры: докл. и сообщ. науч. конф., Южно-Сахалинск, 7-8 окт., 1993 г. - Южно-Сахалинск, 1994. С. 54-67; Шалкус Г.А. Документы о японских храмах на Южном Сахалине после II мировой войны в СЦДНИ // Краеведческий бюллетень. - Южно-Сахалинск, 1996. №2. С. 134-136; Маленков В.В. Архивные источники по истории взаимоотношений государства и церкви на Сахалине (по фондам ГАСО) // Сахалинская молодёжь и наука: (материалы 1-ой межвузовской научно-практической конференции студентов и молодых учёных Сахалинской области. 11-12 марта 1997 г.). -Южно-Сахалинск, 1997. С. 19-21,

43 История государственности и церкви на Сахалине. - Южно-Сахалинск, 2001.

44 Маевич А.Ф. Ороки в прошлом и настоящем // Краеведческий бюллетень. - Южно-Сахалинск, 1994. №
2. С. 10-17; Миссонова Л.И. Уйльта Сахалина: основные проблемы исследования // Этнографическое
обозрение. - М., 2002. № 5. С.61-80; Роон Т.П. Мистический образ одежды (по материалам нивхского и
ультинского шаманства) // Вестник сахалинского музея. - Южно-Сахалинск, 1995. С. 136-151.

45 Костанов А. Освоение Сахалина русскими людьми. - Южно-Сахалинск, 1991; Щеглов В.В. Население
Сахалинской области в XX веке. - Южно-Сахалинск, изд-во ЮСИЭПИ, 2002; Пашков A.M., Подпечников
В.Л. Книга памяти жертв политических репрессий в Сахалинской области. Т.З. - Южно-Сахалинск, 1996;
Они же. Книга памяти жертв политических репрессий в Сахалинской области. Т.6. - Южно-Сахалинск,
2000.

46Васильева О.Ю. Советское государство и деятельность Русской православной церкви в годы Великой отечественной войны. Дисс. ...канд. ист. наук. - М., 1990; Она же. Русская православная церковь в политике Советского государства в 1943-1948 гг.: Автореф. дисс. ... докт. ист. наук. - М., 1999.

47 Мирошникова Е.М. Государственно-церковные отношения в ФРГ (философско-правовые аспекты):
Автореф. дисс. ...докт. филос. наук. - М., 1998; Кравчук В.В. Государственно-церковные отношения в
странах Западной Европы (философско-правовой аспект): Автореф. дисс.... канд. филос. наук. - М., 1999;
Панюкова В.В. Церковь и государство в современном политическом процессе России: опыт и проблемы
взаимодействия. Дисс. ...канд. полит, наук. - М., 1996.

48 Заплатникова Н.В. Религиозность и девиантное поведение молодёжи: социолого-управленческий
аспект. Дисс канд. соц. наук. - М., 1999.

49 Сердюк М.Б. Религиозная жизнь Дальнего востока (1858-1917 гг.). Дисс. ...канд. ист. наук. -
Владивосток, 1998; Капранова Е.А. Развитие церковно-административного устройства и управления
русской православной церкви на Дальнем Востоке России (1840-1918 гг.): Автореф. дисс. ...канд. ист.
наук. — Благовещенск, 2003; Ипатьева А. А. Миссионерская деятельность Русской православной церкви на
юге дальнего Востока во второй половине Х1Х-начале XX века. Дисс. ...канд. ист. наук. - Красноярск,
1999; Свищев М.П. Миссионерская деятельность в контексте геополитики: Автореф. дисс. ... канд. филос.
наук.-М., 1999.

50 Островский А.Б. Мифология и верования нивхов: Автореф. дисс докт. ист. наук. - М., 1998.

31 Накамура Е. Староверы Южного Сахалина // Алтарь России: Материалы научно-практической конференции 19-25 сентября. - Большой Камень, 1997. С. 21-24; Такуо Намба. Об «инау»о. Сахалин и о. Хоккайдо // Б.О. Пилсудский - исследователь народов Сахалина. - Южно-Сахалинск, 1991. С. 15-23; Онуки-Тирни Э. Айны северо-западного побережья Южного Сахалина // Краеведческий бюллетень. -Южно-Сахалинск, 1996. №1. С.8-22, №4. С.35-76. 52 Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. - М., 1987. С.27.

Хвостова К.В., Финн В.К. Проблемы исторического познания в свете современных междисциплинарных исследований. - М., 1997. С. 163.

54 Хвостова К.В. К вопросу об историческом познании // Новая и новейшая история. 1993. № 3. С.38.

55 Ясевич-Бородаевская В.М. Борьба за веру. Историко-бытовые очерки и обзор законодательства по
старообрядчеству и сектантству в его последовательном развитии с приложением статей закона и

высочайших указов. - СПб., 1912; Русский раскол и законодательство // Вестник Европы. Т.З. - СПб.,

1880; Проханов И.С. Закон и вера. - СПб, 1912.

56Декреты Советской власти. Т.1. - М.: Политиздат, 1957; Коммунистическая партия и Советское

правительство о религии и церкви. - М., 1959; Русская православная церковь и коммунистическое

государство. 1917-1941. Документы и фотоматериалы. - М.: Издательство Библейско-Богословского

Института св. апостола Андрея, 1996.

"Русская Православная Церковь и право: комментарий / Отв. ред. М.В. Ильичёв. - М.: Издательство БЕК,

1999; Религиозные объединения. Свобода совести и исповедания. Нормативные акты, судебная практика /

Сост. А.В. Пчелинцев, В.В. Ряховский. - М, Юриспруденция, 2001.

58 Дальний Восток России: из истории системы управления. Документы и материалы. К 115-летию
образования Приамурского генерал-губернаторства. - Владивосток, 1999.

59 Дальсовнарком (1917-1918 гг.): Сб. документов. - Хабаровск, 1969; Победа Советской власти на
Северном Сахалине (1917-1925 гг.). Сборник документов и материалов. - Южно-Сахалинск, 1959;
Культурное строительство на Дальнем Востоке (1917-1941 гг.): Документы и материалы. - Владивосток,
1982; Религия и власть на Дальнем Востоке России: Сборник документов Государственного архива
Хабаровского края. - Хабаровск. Частная коллекция, 2001.

60 Путешествие Преосвященнейшего Макария Епископа Камчатского по епархии в мае, июне и июле
месяцах 1893 г. // Камчатские епархиальные ведомости. - Благовещенск, 1894. №.10. С. 230-232; №13.
С.78; Дневник одного из сопровождавших Его Преосвященство Преосвященнейшего Макария при
обозрении церквей в нынешнее лето // Камчатские епархиальные ведомости. - Благовещенск, 1896. № 20.
C.4I0-414; № 21. С.432-437; № 22. С.452- 458; №.23.С.473-477; Описание поездки Преосвященнейшего
Евсевия, Епископа камчатского для обозрения церквей епархии, совершённое с 8 июля по 22 августа 1898
г. // Камчатские епархиальные ведомости. - Благовещенск, 1899. №1. С.3-8; Поездка Преосвященнейшего
Евсевия, епископа Владивостокского и Камчатского летом 1899 г. (для обозрения камчатских церквей) //
Владивостокские епархиальные ведомости. - Владивосток, 1903. №1. С.14-15; Поездка Его
Высокопреосвященства на Сахалин 7 июля 1911 т. II Владивостокские епархиальные ведомости. -
Владивосток, 1911. №.16. С.523-525; Восторгов И., протоиерей. На русском Сахалине. Благовестив жизни
Дальнему Востоку // Владивостокские епархиальные ведомости. - Владивосток, 1911. №17. С.546-550.

61 Попов-Какоулин Н. Инородцы на острове Сахалин // Камчатские епархиальные ведомости. -
Благовещенск, 1896. №5. С. 98-107; Троицкий А. Из дневника Сахалинского священника //
Владивостокские епархиальные ведомости. - Владивосток, 1904. №6. С.116-120; №7. С.150-156; №9.
С.202-206; №11. С.249-254; Кукольщиков А. Из записей сахалинского священника за 1905 г. //
Владивостокские епархиальные ведомости. - Владивосток, 1907. №10. С.206-214; №11. С.231-239; Он же.
Из воспоминаний о русско-японской войне на Южном Сахалине // Владивостокские епархиальные
ведомости. - Владивосток, 1908. №3. С.88-91; №4. С.126-131; №.7. С.210-215; № 18. С.449-455; №19.
С.475-482; №20. С.505-511; Городнов А. Поездка к крещённым инородцам Сев. части острова Сахалин
феврале месяце 1908 г. // Владивостокские епархиальные ведомости. - Владивосток, 1908. №12-13. С.332-
338; №.15. С.390-394; №.17. С.422-428; Он же. Миссионерское дело на Северном Сахалине //
Владивостокские епархиальные ведомости. - Владивосток, 1908. №20. С.498-503; А. Шастин. Описание
поездки к инородцам восточного побережья Русского Сахалина // Владивостокские епархиальные
ведомости. - Владивосток, 1916. №17. С.747-752; №20. С.674-683; №21. С.715-721, 753 и т.п.

62 Мельников В. Дальний Восток. Амурская обл. и о. Сахалин. - М.: Издательство совета Всероссийского
съезда старообрядцев, 1909. С.43.

63 Поездка на Сахалин в 1885-1886 гг. Полковника г.ш. Гарнака // Сборник географических,
топографических и статистических материалов по Азии. - СПб., военно-учебный комитет Главного штаба.
Вып. 27, 1887; Краснов А.Н. По островам Далёкого Востока. Путевые очерки. - СПб, 1895; Он же. На
Сахалине: Из воспоминаний путешественника по востоку Азии // Новый журнал иностранной литературы.
Т. 1. - СПб., 1899; Преображенский Н. Проклятая быль. Сахалин в очерках бывшего мирового судьи. -
СПб., типография товарищества М.О. Вольф, 1909; Августинович Ф. Жизнь русских и инородцев на
острове Сахалине (Очерк и заметки из девятимесячного дневника) // Всемирный путешественник. 1874.
Январь. С. 66-67; Сахалин. Сборник статей о прошлом и настоящем / Под общей редакцией губернатора
Д. Григорьева. Сост. Меркушев В. - О. Сахалин, типография при канцелярии Сахалинского губернатора. -
1913.

Чехов А.П. Остров Сахалин: Из путевых записок. - Южно-Сахалинск, 1991.

65 Дорошевич В.М. Как я попал на Сахалин. - М., Издание товарищества И.Д. Сытина, 1905. С.67; Он же.
Сахалин, (каторга). - М., Издание товарищества И.Д. Сытина, 1903.

66 Миролюбов И.П. Восемь лет на Сахалине. - СПб.: Типография А.С. Суворина, 1901.

67 Lansdell Н. Through Siberia. - Boston, 1882; Modest M. KorfT. Am Zarenhof: Erinnerungen aus der geistlichen
Erweckungsbegegung in Ruland von 1874-1884. - Wernigerode am Harz: Light im Osten, 1927. P. 35; Robert
Sloan Latimer. Dr. Baedeker and his Apostols. - London, 1907. P. 162; Johann G. Kargel. Zwischen den Enden
der ErdeUnter Brdern in ketten. - Osten, 1928. P. 116-121.

Подобные работы
Дутчак Елена Ерофеевна
Старообрядческие таежные монастыри: условия сохранения и воспроизводства социокультурной традиции (вторая половина XIX - начало XXI в.)
Назаров Владислав Олегович
Становление и развитие футбола на Ставрополье в конце XIX - начале XXI вв.
Островский Геннадий Александрович
История военного образования в Иркутской области : XIX - начало XXI вв.
Вяткин Валерий Викторович
История Пермской епархии в XIX - начале XXI века: формы и методы церковной деятельности, государственно-церковные отношения
Шарафутдинов Дамир Рауфович
Исторические корни и развитие традиционной культуры татарского народа. XIX - начало XXI вв.
Бобылева Наталья Михайловна
Создание и развитие общества Красного Креста и Красного Полумесяца в Башкортостане : конец XIX - начало XXI веков
Соловей Татьяна Дмитриевна
Историческая эволюция государственной политики в отношении гуманитарных наук в России : XIX - начало XXI вв.
Крамченко Евгений Валерьевич
Судебная система Воронежской губернии во второй половине XIX - начале XX вв.
Баскакова Ирина Владимировна
Миграционные процессы второй половины XIX - начала XX вв. на юге Западной Сибири в контексте правительственной переселенческой политики
Королева Елена Дмитриевна
Церковно-общественная жизнь православного населения Оренбургской губернии во второй половине XIX - начале XX вв.

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net