Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Исторические науки
Отечественная история

Диссертационная работа:

Мирзоян Сюзанна Владимировна. Государственный язык в истории России :XVIII - XX вв. : Дис. ... канд. ист. наук : 07.00.02 : Пятигорск, 2005 182 c. РГБ ОД, 61:05-7/861

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение 3

Глава I: УТВЕРЖДЕНИЕ И УКРЕПЛЕНИЕ ПОЗИЦИИ

РУССКОГО ЯЗЫКА КАК ГОСУДАРСТВЕННОГО 17

1.1. Утверждение русского языка как единственного государственного
языка многонациональной Российской империи 18

1.2. Языковая политика в СССР 60
Выводы по I главе 75

Глава II: ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ЯЗЫКИ В ПОСТСОВЕТСКИЙ

ПЕРИОД 77

2.1. Языковой фактор в национальном сепаратизме периода
перестройки 78

2.2. Государственный язык на территории Российской Федерации 116
Выводы по II главе 164

Заключение 166

Библиографический список 168

Введение к работе:

Актуальность темы исследования. Одним из последствий распада СССР в конце 1991 г. стало изменение конституционно-юридической позиции русского языка на всем постсоветском пространстве. Число государственных языков на этой территории возросло вслед за ростом численности независимых государств. Однако еще до распада СССР большинство объединенных с Россией союзных республик объявили себя суверенными, выдвинули язык «титульной» нации в качестве претендента на позицию государственного языка в своей республике в ущерб русскому. Нужно было лишь дождаться распада СССР или выйти из его состава, чтобы такие планы сбылись.

После распада СССР только Белоруссия оставила русский язык в качестве государственного, политическо-управленчески эквивалентного белорусскому, все остальные бывшие советские республики, естественно, кроме России, сделали язык «титульной» нации государственным без русского, определив русский язык как язык обычного употребления. В то же время к этому языку были сделаны дополнения в виде: польского (Украина, Белоруссия, Литва), татарского (Украина), турецкого (Азербайджан), румынского и украинского (Молдова), таджикского (Узбекистан). Только у России не указан употребительный язык, их у остальных бывших советских республик от одного до трех.

Но аналогичные процессы произошли и на территории России. Автономные территории поднялись до статуса субъекта Федерации, вместе с тем изменился статус языков «титульных» наций. Однако новообразованные республики, кроме русских граждан и представителей «титульного» этноса, включали также лиц и из других этносов, которые тоже пожелали повышения политического статуса своего языка. На этой почве произошли межэтни-

ческие трения, которые озадачили политиков и стали предметом их изучения.

В Башкортостане с большим трудом «титульный» язык стал вровень с русским, хотя башкиры в этой республике не преобладают, а татары пожелали равного с русским языком статуса для своего родного языка. В этой республике владение «титульным» языком было сделано условием для участия граждан в борьбе за президентское кресло, что пошло врозь с международным положением о независимости прав граждан от национальной принадлежности. Пришлось вмешаться Конституционному суду Российской Федерации. Однако, независимо от того, какая квалификация была дана местному этническому языку, в действие оказались приведенными силы ' по вытеснению русскоязычных специалистов специалистами из местного этноса, теми, кому не повезло с карьерой в советское время. Итог - выезд из полиэтнических регионов русскоязычных, в связи с чем приходится указывать Калмыкию, Кабардино-Балкарию, Карачаево-Черкесию, Северную Осетию и др. регионы. Есть немало данных и о том, что изменение позиций языков стало действовать как средство решения личных и националистических проблем.

Актуальность темы определяется не только связью этнополитических процессов с позициями языков в обществе. В настоящее время уделяется повышенное внимание диаспорам, национальным меньшинствам, фактическому равноправию людей, представляющих разные этносы. Требуется фактическое равенство людей также и в языковой сфере, включая возможность освоить родной язык, получать образование на нем.

Актуализация политической позиции языков усилила политический аспект этносоциологии, итогом становится учет политологией позиций языков в обществе. Уже недостаточно относиться к языку, лишь как к элементу культуры, средству коммуникации, литературного творчества, развития науки и получения образования, обеспечения межэтнических отношений. Важно знать преимущества государственного языка в противовес негосударственных. Важна не только просветительно-образовательная политика сама по себе, но и языковая политика. И всем этим должна заниматься историческая

наука.

Степень разработанности проблемы. Изучением языка раньше всех остальных наук стало заниматься языкознание. Но оно не дошло до рассмотрения социально-политического аспекта языка. Объясняется это тем, что все его внимание было приковано к просветительским задачам, педагогической практике. Однако вопросы многонациональности государств, отношений ведущих наций и национальных меньшинств постепенно породили интерес к политическому аспекту языков, и в связи с этим, к государственным языкам. Этот практический интерес породил этнолингвистику, которая потребовала исторический материл в качестве важной эмпирической основы. В итоге, определился исторический подход, который взялся за обзор и анализ процессов определения государственных языков, позиций языков «титульных» наций, взаимодействия их с относительно многочисленными языками «нетитульных» наций или национальных меньшинств.

У истории России в языковом плане просматриваются два периода: первый в виде монопольного действия русского языка как языка государственного управления, и второй - умножения численности таких языков. В свою очередь первый из них делится на два подпериода: досоветский и советский. Умножение численности государственных языков на территории бывшего СССР, в том числе и в России, началось на последних этапах перестроечного процесса, ко времени распада СССР, при эйфории расширения и обогащения прав и свобод союзных, даже автономных республик. В этом деле сыграли заметную роль сепаратистские движения, сформировавшиеся в обществе в 1988-1989 гг., возглавляемые неформальными организациями разных видов, чаще народными фронтами.

Но советский период выигрышно отличается от предыдущего имперского двумя важными достижениями: ликвидацией неграмотности и созданием алфавита для значительного числа малых народностей, которые не имели письменности на родном языке. Это позволило наладить выпуск художественной и научной литературы на национальных языках, обеспечить для нее

6 читательскую аудиторию.

В царское время изучение языка не приобрело политического интереса. Если брать исторические исследования, то они до политической позиции русского языка не дошли. Если взять советский период, силы ученых были направлены на улучшение образовательной системы в стране, а не поиска путей умножения численности государственных языков.

Установление советской власти актуализировало вопросы о ликвидации неграмотности, о просвещении на родных языках. В этом контексте внимание первых советских языковедов было привлечено к тому, как в кратчайшие сроки выработать алфавит для тех малых народностей, которые не имели письменности, как записать на их языках легенды, мифы, сказания. Были также актуальны вопросы издания на русском языке лучших произведений фольклора, а также перевода на национальные языки важнейшей политической литературы на русском языке, приобщения молодежи к этому языку.

Ликвидация неграмотности тяжелей всего осуществлялась у тех малых народов, которые не имели своей письменности, слабо знали русский язык. Это север, дальний северо-восток, Средняя Азия, Кавказ.

По мере успехов социалистического строительства, роста авторитета СССР в мире, престиж русского языка среди остальных стал расти. Русский язык рассматривался как язык общения людей разных национально-этнических групп, средство приобщения народов этой страны к мировой культуре, включая науку. С началом функционирования советского общест-вознания, исследователи стали освещать процесс ликвидации неграмотности значительной доли населения, и то какую роль сыграли в этом деле русскоязычные педагоги.

Политика ликвидации неграмотности населения, выработки недостающих алфавитов и издания литературы на языках малых народов началась в советской России без особых научных проработок проблемы. Руководители Наркомпроса руководствовались адресными указаниями В.И.Ленина, в этом направлении действовала также Н.К.Крупская. Ученые рассматривали под-

вижки, трудности и достижения, стараясь уловить и показать духовно-культурное значение социалистических преобразований в обществе, нежели терпимые недостатки. В советское время этнолингвисты должны были упоминать и оценивать работу И.В.Сталина «Марксизм и национальный вопрос» [190, с. 296]. Как нарком по делам национальностей, И.В. Сталин должен был учитывать языки народов, между которыми должны были пройти внутренние территориальные границы. Ему следовало понимать причины многоязычия людей, а также трудности употребления неродного языка.

В доперестроечное время философский аспект языка изучал В.Н. Во-лошинов (1929 г.) [40]. Несколько позже языкознание стали разрабатывать А.И. Горшков (1956 г.) [49], А.А.Леонтьев (1976 г.) [122], Ф.М.Березин (1981

г.) [22], Б.А.Серебрянников (1988 г.) [182], Б.Н.Головин (1995 г.) [48], А.А. Реформатский [168].

Социальный план языка раскрыли В.В. Водзинская, Л.С.Выготский, Л.Н. Лесохина, В.Т.Лисовский, В.Н.Шубкин. Им было ясно, что некоторые малые народы не выработали своего алфавита, не писали текстов. Если они и писали что-то, то с помощью букв другого языка, тогда как в своей речи были звуки, не имеющие аналогов в алфавите других языков. Это значит, что написанный текст мог быть прочитан иначе, т.е. предстать с искажением. Но они не строили иллюзий относительно того, что действующая царская власть была способна прийти к этим народам на помощь, хотя неграмотность населения воспринималась в обществе как сильный негативный социальный фактор.

Проблемы языкового строительства в СССР исследовал М.И. Исаев (1979г.) [95]. Социолингвистику разрабатывали А.Д.Швейцер с Л.В.Никольским (1978 г.) [216], Р.Белл (1980 г.) [20], В.Д.Бондалетов (1987 г.) [26]. Достижения западной социолингвистики показаны в работах Т.Б.Крючковой и Б.П.Нарумова (1991 г.) [109].

Влиянию этнической принадлежности на освоение русского языка посвящены монографии А.Г.Здравомыслова, В.А.Ядова, Н.Иконниковой. Бла-

годаря такому начинанию возникла исследовательская программа «Общественное мнение», которая, помимо прочего, исследовала также учет национального фактора в профессионализации молодежи. Программа выполнялась под руководством А.А.Овсянникова, охватила большое число вузов. Среди выполненных по 90 вузам 114 проектов были такие, которые учитывали специализацию выходцев из нерусскоязычных семей. Из большой группы исполнителей проектов следует выделить тех, кто работал за пределами России: В.Л.Арбенина, С.Н.Бурова, Э.А.Кюрегяна, Ю.И.Леонавичюс, Д.Н.Ротман, АЛ.Салагаева, Ф.С.Файзулина, М.Д.Хасанова, А.Н.Эфендиева, Е.А.Якуба. В исследованиях жизненного пути учащихся, выполненных Р.Г. Гуровой, Ф.Р. Филиппым и Л.Н.Коганом, стремление к карьере и соответствующие возможности соизмерялись с уровнем владения русским языком.

Вопрос о языке ведения государственных дел возник тогда, когда стал критиковаться командно-административный стиль управления экономикой страны. Размышления такого рода идут со времени организации Н.С. Хрущевым территориальных Совнархозов. В то же время стало видно, что партийно-хозяйственная номенклатура, преуспевшая на факторе образования, опиралась на образцовое владение русским языком, игнорировала местные кадры с опорой на языковой фактор.

В регионах всегда были недовольные лица, которые не смогли сделать карьеру, поскольку относительно слабо владели русским языком. Это недовольство вызрело в сфере художественной литературы, но постепенно переместилось в политическо-управленческую сферу. Легко было тем, кто получал образование в столице, удостаивался характеристики лояльной личности У неудачников в творческой карьере рождалась мысль о целесообразности использования в управленческой сфере родного языка. Но эта тема эмоционально «разгорелась» в' ходе перестройки, когда стали взвешиваться шансы расширения полномочий союзных и автономных республик. Она не встала как отдельная тема, не породила движения за превращение родного нерусского языка в государственный язык. Она стала спутницей планов расшире-

ния управленческих полномочий субъектов Союза и Российской Федерации. Когда подошло время открытых сепаратистских выступлений, родной язык стал идеологическим союзником.

По Прибалтике, отличившейся бескомпромиссным сепаратизмом, языковой вопрос рассматривал А.И.Галаган (2000 г.) [45], по Молдавии - В.Ф. Грызлов [55]. Языковую сторону пребывания немцев в Казахстане изучала Л. Найдич. По башкирам и татарам следует добавить Д.В.Воробьева и Д.В.Грушкина [41], А.Элебаеву и Н. Омуралиева, Д. Сафаргелеева и С.Фуфаева [162], Б.Х.Юлдашбаева [211].

Заострился вопрос о формировании Российского многонационального государства. В этом направлении достигли результатов Р.Г. Абдулатипов, А.В.Головнев, Л.М.Дамешек, В.А.Зибарев, А.Ю.Конев, В.Г. Марченко, Н.А.Миненко, А.И.Мурзина, И.В. Островский, А.И.Парусов, Л.С. Рафиенко, В.В.Рабцевич, Л.И.Светличная, С.В.Соколовский [172] и др. Р.Г. Абдулатипов действовал не только из научных соображений, но и практических, ему было поручено разрабатывать вопросы национальной политики Российской Федерации. Дискуссионные выступления указанных авторов были далеки от отвлеченного теоретизирования, исходили из сложного переплетения в обществе политических, экономических, культурных, кадровых проблем, которые всплыли с перестройкой, обнажились в ходе трансформации постсоветских государств.

Когда затрагивалась позиция государственного языка в обществе, учитывался исторический опыт, связанный с завоеваниями колоний и превращением языка завоевателей в язык колонии или доминиона. Когда брались конкретные территории и языки, осуществлялся анализ соответствующих юридических норм, давалась оценка степени учета в жизни этих регуляторов. В данном направлении исследований выделились К.Ю. Барановский, Н.Ж. Бай-тенова, и др.

Относительно многих этноспециалистов следует сказать, что они не сосредотачивались на языковом аспекте, но это не помешало им собрать и

систематизировать данные для специального рассмотрения вопроса о государственном языке.

Сторонники расширения прав союзных или автономных республик считали, что государственные дела в республиках следует вести на языке «титульной» нации. Неслучайно, при объявлении этих союзных республик суверенными государствами национальные языки были названы государственными.

Но сложности были там, где русскоязычное население было представлено широко, а «титульная» нация не превосходила остальные нации-этносы, вместе взятые. Возникло соперничество за добавление к русскому языку именно «своего» языка как языка ведения государственных дел.

В ряде исследований показано превращение выбора второго государственного языка в инструмент политической борьбы за парламентские места, за президентскую должность. Когда это стало явным, центр потребовал более корректного сопоставления конституций субъектов Федерации с Конституцией Российской Федерации. И.Петров [156] представил язык как арену политической борьбы, в которую пришлось вмешаться Конституционному Суду РФ.

Сегодня очевидно, что «нетитульные» этносы, национальные меньшинства затрудняются в освоении языка «тутульного» этноса, а также русского языка как государственного. Эти трудности влияют на служебную карьеру граждан, начиная с политической. Но интересы централизованного государства все же требуют поддержки государственного языка.

Это противоречие существенно, политики ищут пути его ослабления. В этой связи следует отметить диссертационное исследование Е.Е. Кутяви-ной. Не менее значима работа, выполненная Л.М.Мухримовой [138]. Вместе с тем очевидно, что такие теоретические исследования, которых явно недостаточно, нуждаются в обстоятельном историческом материале.

Объект исследования - процесс формирования русского языка как государственного с учетом присоединения к России разноэтнических террито-

11 рий.

Предмет исследования — основные направления становления и последующего развития русского языка в качестве государственного языка в истории России (XVIII-XX ).

Цель исследования - выяснение языкового фактора решения разнообразных политических, управленческих проблем, определение степени причастности решения вопросов о государственном языке к реализации политических, государственно-суверенитетных, национально-сепаративных целей.

Задачи исследования:

описание процессов становления русского языка как государственного на территории Российской империи;

оценка вклада советского периода в развитие языков всех этносов страны;

показ сравнительной позиции в обществе государственного языка, республиканских - «титульных» этносов, «нетитульных»;

описание действия государственного и употребительного языков на постсоветском пространстве;

анализ языковых дискуссий в контексте сепаратистских тенденций, а также борьбы за максимум свободы субъектов Федерации и определение политических позиций «титульных» языков;

оценочное рассмотрение положения русскоязычного населения в ближнем зарубежье.

Методологические основы исследования — совокупность исторических и теоретических методов в составе отбора и оценки фактов, осуществления синтеза и обобщения, выполнения сравнений с установлением сходств и различий. Отсюда берет начало историко-сравнительный метод. С целью комплексного исследования применен также метод структурно-функционального анализа.

Учтены хозяйственная деятельность, социальная структура населения, религия, мирная и военная жизнь. Изучение языка в политическом аспекте потребовало внимания к политическому управлению, в состав которого во-

шла и языковая политика. Анализ последней потребовал социально-политических и культурных оценок империализма, социалистического строя и реставрации досоциалистического строя.

Территориальные рамки - Российская империя, далее - территория СССР и, наконец, суммарная территория стран СНГ. По имперской территории России начальную значимость имеют места расселения восточных славян, направления их миграции, закрепление на южном, восточном и северном направлениях. Здесь важно формирование русского языка, преодоление территориальных диалектов, формирование литературного языка. Последующую значимость составили территории, завоеванные в разное время или добровольно присоединившиеся. Это пространства Кавказа, Средней Азии, Сибири. Здесь необходимо выделить развитие многоэтничности и употребление при этом русского языка как государственного.

По советскому периоду важны те территории, которые ранее состояли в Российской империи, были утеряны, но возвращены.В центре внимания -Россия, но наибольшее внимание уделено Башкирии, Татарии, Чечне, Якутии, Туве, а также Карачаевскому и Балкарскому регионам Юга России. Местный материал ограничен Северо-Кавказским регионом (Ставропольский край, Карачаево-Черкесия и Кабардино- Балкария).

Исторические рамки определяются из соображений сопоставления досоветского, советского и постсоветского периодов действия государственного и негосударственного языков, включая языки, не имевшие в прошлом письменности.

Но Россию целесообразнее брать не с времен формирования государственности, а с тех, когда начались завоевания, присоединения дополнительных территорий, где употреблялись другие языки. С такими замечаниями начало охватываемого времени можно определить XVIII веком, а конец — примерно серединой 1990-х гг.

Новизна исследования заключается в самой постановке вопроса о политической позиции языков «титульных» этносов, а также их взаимоотноше-

ний с языками более низкого статуса в контексте жизни государства, взаимоотношения многочисленных этносов друг с другом. Взяты три разных по своей выразительности этапа, что позволяет осуществлять сравнения и искать общие закономерности.

Новизна исследования состоит и в том, что прослеживаются события по объявлению новых государственных языков на территориях распавшегося СССР, стремление русскоязычного населения использовать русский язык как второй государственный, что было осуществлено по всем бывшим «околороссийским» союзным республикам. При этом проведены параллели с ситуациями и решениями в других странах мира, где есть два, три, даже четыре государственных языка. По Российской Федерации взяты те ее субъекты, у которых возник и обострился вопрос о втором государственном языке после русского. Миграция населения из одного субъекта Российской Федерации в другой рассмотрена в языковом и карьерном аспектах.

В работе обобщены и проанализированы результаты некоторых социологических опросов, имеющих отношение к вопросам о сосуществовании этносов, их языковом общении. Учтены позиции и заявления сторонников сохранения русского языка как средства ведения государственных дел, противников превращения языка «титульной» нации в средство давления на другие этносы региона. Дана оценка стремлениям к отказу от употребления кириллицы с предпочтением латинского или арабского алфавита..

Источниковая база разнообразна, определяется задачами и методами исследования, а также рамками исторического периода. Источниковая база — монографии, статьи, включая дискуссионные на научных конференциях, авторефераты диссертаций. Их основная часть представлена в разделе «Степень разработанности проблемы».

По первому из исторических периодов дополнительно использованы сведения Русской Правды, Новгородской и Псковской судебных грамот. Далее идут судебники 1497 и 1550 гг., Соборное Уложение 1649 г. Они после «Слова о законе и благодати» митрополита Илариона, а также «Слова о пол-

ку Игореве» позволили судить о формировании русского литературного языка с отходом и от старославянского, и от церковного.

Учет языковых инноваций, начиная с Петровских времен, осуществлен благодаря использованию филологических трудов академиков В.К. Тредиа-ковского, М.В. Ломоносова, А.И. Соболевского, В.Ф. Миллера и Н.Я. Марра, учтены этноисторические труды А.А. Шахматова, реформаторство М.М. Сперанского.

По досоветскому периоду оказались важными сведения, касающиеся расширения Российского государства в направлении к многонациональности, а в этой связи - образовательной политики. По Кавказскому региону нужные данные есть в «Российском государственном архиве древних актов» (РГА-ДА), а также «Российском государственном историческом архиве (РГИА). Представляют интерес сведения о просветительской деятельности русской православной церкви на Кавказе, системе учреждений просвещения и образования Ставропольской губернии (фонды №№ 18 и 15 соответственно). Оказались ценными материалы «Актов Кавказской Археографической комиссии».

Советский период освещен на основе учета работ о языке и образовании В.И. Ленина, деятельности Главного политико-просветительного комитета (Главполитпросвет), который возглавляла Н.К. Крупская. По данному периоду оказались важными данные о создании новых школ, росте численности учащихся, национальных языках, на которых велось обучение наряду с преподаванием на русском языке. Они содержатся в партийных документах тех лет и далее в постановлениях советских органов союзного и республиканского рангов.

Данные по развертыванию школьной системы образования с указанием преподаваемых языков попали в архивы многих регионов страны, в частности - Государственный архив Ставропольского края (ГАСК). По данному источнику следует отметить фонд 70 (Управление гражданской частью Ставропольской губернии). Параллельные сведения содержатся в аналогичных фон-

дах Краснодарского края (ГАСК), государственного архива Карачаево-Черкесской республики (ГА КЧР), государственного архива республики Адыгея (ГА РА).

По перестроечному времени представляют ценность программы возникших политизированных общественных организаций, законодательные акты «Советов» республиканского ранга. После этого идут аналогичные документы субъектов Российской Федерации.

Об отношении оппозиций в Башкортастане, Карачае и Балкарии к этой проблеме довелось судить не только на основании официальных данных, но и сообщений, помещенных в Internet.

Для учета перемещения русскоязычных лиц с мест, где интенсифицировалось употребление нерусских языков, взяты статистические сведения. По вопросам отношения людей к иным языкам найдены и использованы результаты опросов.

Учтены материалы научных дискуссий о русском языке, законотворческой деятельности в этой области, выступления политиков и ученых в средствах массовой информации, сайты со сведениями о разработке новых законов о языке. При совершенствовании законов о языке разграничены многие аспекты языка, в итоге политический аспект стал обогащаться другими. Однако дискуссии о языке более касаются неполитических сторон языка, нежели политической.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость работы состоит в обогащении истории межэтнических отношений, государственного управления, образовательной политики, разработки и издания законов о языках. Можно говорить о содействии развитию разделов культуры и политики исторической науки.

Практическая значимость суммируется из педагогической и законотворческой. В той мере, в какой вышеуказанные научные области преподаются, результаты исследования могут найти применение в подготовке кадров. Можно выделить преподавание специальных курсов в виде языковой

16 области истории Российской культуры, места языка в диалоге этносов, политики в сфере языков.

Результаты исследования полезны для разработчиков новых законов о языках тем, что показывают функционирование языков в многонациональном государстве при длительном употреблении одного государственного языка.

Апробация работы. О текущих результатах работы докладывалось на научно-практических конференциях профессорско-преподавательского состава:

региональной научной конференции, проведенной Ставропольским государственным университетом 21-22 марта 2002 г.;

научной сессии преподавателей и аспирантов Карачаевского государственного педагогического университета 22-27 апреля 2002 г.;

48-й научно-методической конференции «Университетская наука — региону» в Ставропольском государственном университете в 2003 г.;

международной научной конференции, организованной Ростовским-на-Дону государственным университетом 6-12 сентября 2003 г.;

50-й юбилейной научно-методической конференции, состоявшейся в Ставропольском государственном университете в апреле 2005г.;

международной конференции, проведенной Северо-Кавказским государственным университетом в мае 2005г.

Тезисы докладов опубликованы.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, содержащих по два параграфа и заключения. Библиография содержит 247 наименований, в том числе 15 на иностранных языках.

Подобные работы
Мельникова Ольга Николаевна
Из истории развития часового производства в России (XVIII-начало XX вв.)
Кублов Роман Михайлович
История становления и развития предпринимательства в России в XVIII - начале XX вв. :На примере Курского края
Припачкин Игорь Александрович
История иконописного промысла в Юго-Западной России (на примере слободы Борисовки): XVIII-начало XX века
Давлетшин Вадим Рауфович
Военное духовенство в России XVIII - начала XX века и его деятельность по морально-психологическому обеспечению охраны государственной границы: исторический анализ
Топчиева Вера Ивановна
Эволюция школьного исторического образования в России (Конец XVIII - XX в.)
Нигохосов Михаил Геннадьевич
Предпринимательская деятельность донских армян на Юге России : конец XVIII - начало XX вв.
Бобков Владимир Александрович
Работники арсеналов военного ведомства России в конце XVIII - начале XX вв.
Серегина Ольга Игоревна
Курорты Северного Кавказа в военной, экономической и культурной жизни России в конце XVIII - начале XX вв.
Хотемова Любовь Васильевна
Система социального призрения детей на Европейском севере России (Последняя четверть XVIII-начало XX века)
Перковская Галина Алексеевна
Развитие исторического образования в университетах России во второй половине XVIII - начале XX вв.

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net