Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Исторические науки
Всеобщая история (соответствующего периода)

Диссертационная работа:

Малыгина Наталья Викторовна. Российско-эфиопские дипломатические и культурные связи в конце XIX-начале XX веков : Дис. ... канд. ист. наук : 07.00.03 : Владимир, 2004 217 c. РГБ ОД, 61:04-7/1022

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение 3

Глава 1. Общественно-политические истоки российско-эфиопского
сближения в конце XIX века
25

1. Эфиопия конца XIX века и государственные интересы ведущих европей
ских держав 25

2. Первые попытки проникновения России в Эфиопию 32

3. Путешествия В.Ф. Машкова в Эфиопию: политический резонанс 49

Глава 2. Итало-эфиопская война 1895-1896 годов как катализатор разви
тия российско-эфиопских контактов. Становление дипломатических от
ношений между Россией и Эфиопией
60

1. Провал дипломатических и военных планов Италии в отношении Эфио
пии. Результаты итало-эфиопской войны 1895-1896 годов 60

2. Деятельность Российского Общества Красного Креста в Эфиопии (1896-

1897 гг.) 75

3. Военно-дипломатическая поддержка Россией Эфиопии (1896-1900 гг.).
Дипломатическая миссия П.М. Власова в Аддис-Абебе и её результаты ....82
Глава 3. Ослабление российско-эфиопских дипломатических и духовно-
светских контактов в начале XX века
109

1. Деятельность А.А. Орлова на посту российского временного поверенно
го в Эфиопии (1900-1903 гг.) 109

2. Работа постоянной российской дипломатической миссии в Аддис-Абебе

(1903-1914 гг.) 119

3. Отношение общественности и религиозных кругов России к перспекти
вам развития контактов с Эфиопией 140

Заключение 148

Примечания 154

Библиография 176

Введение к работе:

Актуальность темы исследования. Проблемы формирования взаимоотношений как между целыми государствами, так и отдельными общественными группами и конкретными личностями никогда не потеряют своей актуальности. Взаимные интересы между Эфиопией и Россией выявились давно: ещё в XVII в. предпринимались первые попытки установления официальных связей между двумя христианскими странами, но только с конца XIX в. русско-эфиопские контакты стали приобретать устойчивость. Отношения развивались неравномерно: периоды тесного сближения сменялись годами взаимного охлаждения. Тем не менее, научно-техническое, культурное сотрудничество России и Эфиопии сохранилось и по сегодняшний день. Не прекращается и обмен приветствиями и посланиями между представителями обеих Церквей.

Сегодня Россия сталкивается на международной арене со многими проблемами, которые напоминают те, что стояли перед ней на рубеже XIX — XX вв. Это, в первую очередь, касается попыток налаживания максимально эффективных и взаимовыгодных контактов с тем или иным государством. Официальная политика и частные инициативы в отношении Эфиопии в этом смысле не являются исключением. В деле укрепления сегодняшних российско-эфиопских связей важно учитывать как позитивный, так и негативный опыт прошлого, самые основы которого были заложены в интересующий нас период.

В настоящее время происходит переосмысление самой концепции российско-эфиопских отношений: необходимо снять пелену предвзятости с реального процесса их развития, объективно и достоверно раскрыть особенности сближения России и Эфиопии, исходя не только из государственных, но и общественных мотивов.

Объектом исследования являются эфиопское и российское общества на рубеже XIX - XX вв. Предметом изучения стали российско-эфиопские дипломатические и культурные отношения в светской и духовной сферах в указанный период.

Цель работы: выявить особенности зарождения и развития связей между Россией и Эфиопией на государственном и общественном уровнях. Для достижения поставленной цели предпринята попытка решить ряд исследовательских задач: 1) определить общественно-политические истоки российско-эфиопского сближения в конце XIX в.; 2) рассмотреть итало-эфиопскую войну 1895-1896 гт. в качестве катализатора развития контактов между Россией и Эфиопией, в частности, установления дипломатических взаимоотношений; 3) выявить характер дипломатических и культурных связей между Россией и Эфиопией в конце XIX - начале XX вв.; 4) обнаружить истоки, причины и особенности охлаждения России к Эфиопии на государственном уровне и сохранения интереса на уровне общественном и исследовательском накануне Первой мировой войны.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 80-х гт. XIX в., когда началось реальное сближение России с Эфиопией, и до событий Первой мировой войны, когда официальные отношения между двумя государствами были фактически почти прекращены на долгое время1.

Методологической основой работы являются принципы историзма, объективности и достоверности. При этом в единой системе использовались следующие методы исследования: историко-генетический и историко-сравнительный.

Историография темы. Интересующие нас проблемы поднимались в трудах отечественных историков, этнографов, географов, религиозных деятелей уже в период до октября 1917 г.

Ряд работ описательного характера, имеющий целью ознакомить рус-ских с далёкой Эфиопией, увидел свет на рубеже XIX-XX вв . В них нашли

отражение прежде всего религиозные особенности африканской страны, отличительные черты её государственного устройства и быта местного населения. Важные аспекты международных отношений в бассейне Красного моря в связи с борьбой европейских государств за преобладание в Эфиопии, а также внешней политики России стали затрагиваться отечественными авторами. Выделяются прежде всего работа А. Троянского об Эритрее как колонии Италии3, стратегический очерк Н. Орлова о действиях итальянцев в Эфиопии в 1870-1896 гг.4, труды К. Скальковского5 и Ю. Карцева6, посвященные внешнеполитической деятельности России на рубеже XIX — XX вв. В 1898 г. вышла в свет работа Ф.Е. Криндача «Русский кавалерист в Абиссинии. Из Джибути в Харар» о третьем путешествии поручика А.К. Булатовича в Эфиопию . Но эти исследования носили в основном информативный характер, соответствовали запросу российского МИД и православной общественности.

В дальнейшем вопросы империалистического раздела Африки в районе Африканского Рога поднимались в трудах советских африканистов. Так, в работах В. Хвостова и В. Попова раскрыта империалистическая суть политики Италии по отношению к древней стране. Можно отметить обобщающий коллективный сборник справочного характера, материалы и карты которого посвящены борьбе европейских держав за Северо-Восточную Африку10. В 1936 г. вышел в свет сборник статей под редакцией Д. Ольдерогге и И. Левина, посвященный вопросам географии, населения, социального строя, экономики, языков, литературы Эфиопии, в некоторых статьях рассмотрены проблемы её истории с древнейших времён до 1914 г., а также второй итало-эфиопской войны11. Небольшая статья Б. Вебера раскрывает два показательных примера «мирного» проникновения европейцев в Эфиопию в лице нештатного австрийского консула К. Швиммера и русского офицера Н.С. Леонтьева12.

После Второй мировой войны советские учёные продолжили исследовательскую работу в интересующей нас области. Однако, их выводы и подборки фактов осуществлялись с позиции теории классовой борьбы. Большой интерес вызывали у историков в 50-60-е гг. XX в. путешествия русских по африканскому материку и по Эфиопии, в том числе13. Благодаря ряду отечественных исследований 60-80-х гг. XX в. ныне хорошо известны обстоятельства деятельности поручика А.К. Булатовича на неизведанных землях Эфиопии14 и путешествия полковника Генерального штаба Русской Армии Л.К. Артамонова к берегам Белого Нила15. Подробному анализу работы первой русской геологической экспедиции в Эфиопию под руководством Н.Н. Кур-макова посвящена статья З.П. Акишевой16. Неоднократно в отечественной специальной литературе 60-70-х гг. говорилось и о медицинской помощи российского Красного Креста армии и населению Эфиопии во время первой войны с итальянцами . Советскими африканистами публиковались работы по определению вклада русских путешественников и географов по Северо-Восточной и Восточной Африке в научное изучение эфиопского общества и природных особенностей. Это статья Б.А. Вальской «Вклад Русского Географического Общества в изучение Африки», в которой даётся обзор экспе-

1 Я.

диций Русского Географического Общества в Эфиопию . Особый интерес эта работа представляет в связи с описанием небольшого путешествия Дмитриева и Полякова в сопровождении двух казаков в феврале 1897 г. в эфиопские районы. Первый изучал местную флору и фауну, художник же Поляков, как отмечает Б.А. Вальская, нарисовал портрет негуса Менелика II, который в настоящее время хранится в Музее антропологии и этнографии Санкт-Петербурга, и картину «Прибытие абиссинского посольства в Россию», находящуюся сегодня в Государственном Эрмитаже19. Результаты этнографических работ русских путешественников, прежде всего В.В. Юнкера, Е.Н. Ковалевского и А.К. Булатовича, посещавших Северо-Восточную и Цен-тральную Африку, рассматриваются в объёмной статье Л.Е. Куббеля . Ана-

лизируя основные направления российских исследований, а именно: изучение этнического состава населения, этнического картографирования, этнолингвистических проблем, хозяйственной деятельности жителей и их местной культуры, социальной, политической организации, духовной жизни народов, автор приходит к заключению о том, что труды и материалы путешественников, а в ряде случаев их выводы и обобщения «явились крупным вкладом в этнографическое изучение Африки» и «создали основу для дальнейшего прогресса отечественных исследований по этнографии африканских народностей»21. В отдельной главе коллективной работы М.Б. Горнунга, Ю.Г. Липеца, И.Н. Олейникова «История открытия и исследования Африки» авторы приходят к выводу о том, что роль экспедиций В.Ф. Машкова, А.В. Елисеева, Н.С. Звягина, Н.С. Леонтьева, П.В. Щусева, Н.Н. Курмакова, Б.В. Владыкина, А.И. Кохановского в дело накопления данных о природе и насе-лении Эфиопии оказалась довольно существенной . Материалы данной работы были позднее использованы в статье М.Б. Горнунга и И.Н. Олейникова «Географическое изучение Африки в России» . В исследованиях В. Лебедева, В. Бронгуляева, А. Давидсона, М. Вольпе проанализированы отражение материалы трёх эфиопских путешествий поэта и этнографа Н.С. Гумилёва, которые представляют чрезвычайный интерес прежде всего при изучении культуры Эфиопии и русско-эфиопских культурных контактов начала прошлого столетия24.

В ряде статей отечественных историков 70-80-х гг. XX в. анализируются важные вопросы политической истории Эфиопии в конце XIX — начале XX вв. Это работы B.C. Ягьи об особенностях влияния Церкви Эфиопии на общественно-политическую жизнь страны , о характере политического кур-са преемника Менелика II на эфиопском троне Иясу , об основных аспектах политической ситуации в Эфиопии в период междуцарствия . Значительный интерес для исследователей представляет статья B.C. Ягьи, посвященная анализу изучения проблем российско-эфиопских отношений, формировав-

шихся на основе первого опыта межгосударственных взаимоотношений ме-

"J ft

жду Эфиопией и Россией . Вопросы политического развития Эфиопии на рубеже XIX и XX вв., первого опыта прямых дипломатических связей с Россией нашли отражение и в содержательной статье А.А. Ханова29. Автор утверждает: то, что Эфиопии «удалось выстоять на рубеже ХІХ-ХХ вв. в качестве самостоятельного государства, не превратиться в колонию одной из западноевропейских стран, в немалой степени объясняется тесными взаимоотношениями между Эфиопией и Россией». У России не было «возможности и конкретных намерений участвовать в колониальном разделе» Африки, и в то же время «её активное соперничество на международной арене с Англией и другими странами Запада позволяло выступать правящим кругам царской России в Эфиопии... в качестве сторонника борьбы за свободу и независимость»30. Внешнеполитическая жизнь Эфиопии в период с 1907 по 1910 гг. рассматривается в обстоятельной статье Ю.М. Кобищанова, написанной на основе архивных материалов31.

Затрагивались исследователями в 70-90-е гг. XX в. (в основном, в статьях) и отдельные эпизоды русско-эфиопских контактов в конце XIX — начале XX вв. Так, в прессе Московской Патриархии отражены некоторые вопросы отношений православной и эфиопско-коптской церквей: в рамках интересующего нас периода давался обзор основных попыток религиозной деятельности в Эфиопии Н. Ашинова, архимандрита Паисия, В.Ф. Машкова, Г.В. Болотова, А.В. Елисеева, иеромонаха Александра, оставивших заметный вклад в становлении русско-эфиопских культурных контактов . Представители русской православной церкви, как отмечает СВ. Лурье, участвовали почти во всех российских экспедициях в Эфиопию33. По его мнению, Эфиопия лежала так далеко от российских сфер влияния, что «речь могла идти лишь о духовных, фактически нематериализируемых и, во всяком случае, во-енно-политически не подкреплённых связях с ней, главным образом, о русской духовной миссии, призванной привести Эфиопию из монофизитства в

православие» . Отдельные вопросы истории русско-эфиопских религиозных контактов рассматриваются и в статье А.В. Хренкова, в которой историк, в частности, отмечает, что вопрос о возможном сближении и воссоединении наших церквей никогда не снимался окончательно с повестки дня, несмотря на «довольно вялые шаги церковных кругов обеих стран в этом направлении»35. Отсутствие определённой и преемственной, по мнению А.В. Хренкова, программы в отношении Африки обусловило спорадичность и вялость религиозных связей. Малоизученным вопросам становления советско-эфиопских связей, а именно действиям общественности, правительственных и деловых кругов обеих стран по установлению межгосударственных взаи-моотношений, посвящены статьи Д.А. Макеева . Особое внимание в них обращено на выявление факторов, обеспечивавших появление атмосферы взаимодоверия в политических и торгово-экономических отношениях между двумя странами. Ряд проблем русско-эфиопских отношений раскрывается в статье Ю.М. Кузьмина, написанной на материалах русских архивов37. Важную роль в развитии связей между Россией и Эфиопией историк отводит Менелику II, продолжительная болезнь и физическая смерть которого обострила внутриполитическую ситуацию в стране, что сказалось на контактах с Россией . В публикации Е.Г. Етобаевой отмечено, что долгое время отечественные историки избегали словосочетания «колониальная политика России»: «Сама возможность провести линию преемственности от политики царизма в Абиссинии к «помощи» Советского Союза социалистической Эфиопии отнюдь не способствовала исследованию русско-эфиопских отношений в к. XIX - н. XX вв. Формировался стереотип, основанный на отсутствии политических целей, альтруизме русского царизма в вопросе сохранения нацио-нальной и политической независимости Эфиопии» . Прежде всего политические проблемы, по мнению Е.Г. Етобаевой, были главными в русско-эфиопских отношениях в конце XIX в. Условия для расширения влияния России в Эфиопии создала итало-эфиопская война 1895-1896 гг., во время

которой «в качестве противовеса откровенно экспансионистской политики военной интервенции Италии российское правительство оказало Эфиопии прямую финансовую, военную и гуманитарную поддержку»40.

Необходимо отметить, что научные работы конца XX и начала XXI вв., упомянутые выше, не были подвержены партийному заказу, в отличие от предыдущих, а потому более объективно отражали процессы, происходившие в конце XIX - начале XX вв. в районе Африканского Рога.

Отдельно следует остановиться на диссертационных исследованиях отечественных авторов в рамках избранной темы. Частным проблемам дипломатической борьбы великих держав в Северо-Восточной Африке посвящены работы В.А. Трофимова и И.И. Васина. В.А. Трофимов в кандидатской диссертации отмечает, что особенно неблаговидной по отношению к народам Эфиопии была британская политика, поскольку «поощряя Италию на агрессию против Эфиопии, правящие круги Англии в тоже самое время делали всё возможное, чтобы столкнуть в братоубийственной войне народы Эфиопии и Судана»41. По материалам данной диссертации В.А. Трофимовым позднее были опубликованы две фундаментальные монографии42. И.И. Васин на основании обширной исторической литературы и многочисленных архивных документов раскрыл в докторской диссертации особенности борьбы Великобритании, Франции, Италии за Эфиопию43. Немалое внимание уделялось им и истории русско-эфиопских отношений, а также попыткам представителей колониальных держав помешать укреплению влияния России в Эфиопии. Правлению императора Менелика II и его реформам в 1889-1896 гг. посвящена кандидатская диссертация Г.В. Цыпкина . Основные нюансы вовлечения Эфиопии в антиколониальные войны анализируются в докторской диссертации Г.В. Цыпкина45.

Что касается диссертационных работ по истории развития российско-эфиопских отношений, то здесь следует прежде всего упомянуть исследование М.В. Райт о русских экспедициях в Эфиопию в XIX — начале XX вв. и их

этнографических исследованиях ; работу А.В. Хренкова, посвященную выяснению динамики, характера и особенностей отношений между Россией и Эфиопией с середины XIX до начала XX вв. на официальном уровне, многие выводы которой, на наш взгляд, не подтверждены фактическим материалами и носят спорный характер47; труд СВ. Григорьевой на тему «Русские частные и государственные инициативы в отношении Эфиопии в 80-90-е годы XIX века», в котором рассматриваются: процесс взаимоотношений России и Эфиопии в последнее двадцатилетие XIX в., политика официального Петербурга и внешнеполитическая инициатива отдельной группировки части российской элиты, предпринятая во второй половине 80-х гг. XIX в48.

Как видно, в отечественной исторической литературе накоплено немало исследований по проблемам русско-эфиопских связей конца XX — начала XX вв. Очевидно, что слабее всех изучена религиозная сфера отношений. Недостаточно разработана и проблема позиции общественных кругов России в отношении развития российско-эфиопских контактов в указанный период. Сохраняются «белые пятна» ив дипломатической истории, требующей детального и внимательного изучения. Так, в ряде монографических исследований и статьях по истории Эфиопии отечественными историками поднимались отдельные эпизоды деятельности российской дипломатии в бассейне Красного моря, дана общая картина официального проникновения России в Эфиопию, однако, до сих пор отсутствует исследовательский труд, отражающий всю полноту российско-эфиопских отношений в эпоху империалистического раздела мира и предвоенного кризиса.

Начиная с 20-40-х гг. XX в49, и до наших дней в отдельных зарубежных исследованиях затрагивались проблемы эфиопской истории в новое время. Частные вопросы взаимоотношений Эфиопии с Россией в эпоху колониального раздела Африки также были представлены в их содержании.

В 50-60-е гг. XX в. заметно усилился интерес к эфиопской проблематике, что проявилось в обобщающих работах по истории Африки в целом50 и

непосредственно по Эфиопии . Одним из видных зарубежных исследований по проникновению русских в Эфиопию является работа чешского историка Ч. Джезмана52. Попытки Джезмана доказать, что находившиеся в то или иное время в Аддис-Абебе российские представители в большинстве своём не возлагали каких-либо серьёзных надежд на Эфиопию, а их деятельность никоим образом не влияла на формирование представления в русском обществе об Эфиопии, на наш взгляд, не выдерживают критики. Р. Наивен посвятил свою книгу девяти уникальным и выдающимся, по его мнению, африканским религиозным, общественным, государственным деятелям и императору Me-нелику II, в частности . Фундаментальная работа по религии в Эфиопии, прежде всего по влиянию ислама и христианства на жизнь страны, была издана Дж. Тримингэмом . Историком Г. Маркусом были напечатаны статьи по внутренней и внешней политике Менелика II55. Некоторые выводы Г. Маркуса опровергает историк Г. Сандерсон. Так, он доказывает, что территориальные претензии Менелика в верховьях Нила были прежде всего подчинены желанию поддержания добрососедских отношений с Суданом в конце XIX в56. Итало-эфиопскому договору 1889 г. посвящена статья итальянского историка К. Джилио, считающего, что пункт 17 договора не означал установления итальянского протектората над Эфиопией, сама идея которого возникла, по мнению К. Джилио, уже после его подписания57, а также работа шведского исследователя С. Рубенсона, полагающего, что протекторат Италии над Эфиопией практически никогда не устанавливался в реальной дипломатической практике, поскольку этому мешала активная политика эфиопского государства и стойкость большинства населения58. Труд англичанина Дж. Беркли является одним из основных исследований зарубежных историков об итало-эфиопской войне 1895-1896 гг59.

Ряд монографий и статей по истории Эфиопии вышел и в 70-е гг. XX в60. Обширная аннотированная библиография источников и литературы периода правления Менелика II была составлена уже упомянутым выше амери-

канским историком Г. Маркусом . Его же перу принадлежит основательная работа, посвященная жизни и правлению этого эфиопского императора . Монографическое исследование шведского историка С. Рубенсона является попыткой разобраться в причинах сохранения Эфиопией, единственной среди африканских государств, независимости в период колониального раздела континента63. Занимались эфиопской проблематикой и польские историки А. Бартницкий и И. Мантель-Нечко. Их совместная монография «История Эфиопии», охватывающая период с древнейших времён до 60-х гг. XX в., дважды переиздавалась в Москве64. Написанная ими же в 1974 г. статья освещает смысл политической борьбы в Эфиопии в последний период царствования Менелика II и более детально, чем это делалось ранее, раскрывает историю короткого правления Иясу65. Разнообразные же российские инициативы в отношении Африканского материка и Эфиопии, в частности, в период с конца XIX и до Второй мировой войны рассматриваются в работе американского историка Е.Т. Уилсона66. Опираясь на эфиопские, западные и российские источники, многие из которых ранее не использовались исследователями, Уилсон приходит к выводу, что Россия, после провала попытки основания колонии на Красном море, проводила в отношении Эфиопии политику «превентивного империализма» с целью помешать утверждению западных держав в регионе. Американский исследователь высоко оценивает роль России в благоприятном для эфиопов исходе войны с итальянцами. Русские же офицеры А.К. Булатович и Л.К. Артамонов, по его мнению, сыграли решающую роль в успешном завершении военных экспедиций Менелика П. В работе ганского историка К. Дарквы рассматривается политическое развитие области Шоа67. При этом автор основное внимание уделяет становлению Менелика как государственного деятеля, который, как нам представляется, им несколько идеализируется.

В 80-е гг. XX в. западные исследователи, по сравнению с предшествующими годами, отдавали приоритет послевоенной (Второй мировой) исто-

рий Эфиопии. В 1981 г. появляется коллективный труд американских авторов, представляющий собой обзор прежде всего общественного, экономиче-ского, политического положения современной Эфиопии . Тогда же вышло в свет подробное справочное издание по Эфиопии, составленное супругами К. Розенфельдом и Е. Проути69. Отдельные сведения имеются в этом историче-ском словаре и о российско-эфиопских отношениях . В работе Р. Пратера

раскрываются основные эпизоды биографии императора Менелика II . Статья эфиопского исследователя Алемэ Ишэтэ отражает особенности становле-ния феодально-буржуазной системы в Эфиопии конца XIX — начала XX в . Правлению Хайле Селассие I посвящены монографии американских историков Дж. Спенсера73 и уже упомянутого Г. Маркуса74.

Не ослабевает интерес среди зарубежных учёных к эфиопской, а также связанной с ней эритрейской проблематике в историческом аспекте в последние годы75. Правда, в недавно вышедших работах иностранных исследователей проблемы взаимоотношений Эфиопии с Россией никак не отражаются. Исключение представляет кандидатская диссертация эфиопа Мулугеты Хагоса (защищенная в Москве в 1991 г.), но акцент в ней делается больше на период после 1917 г. и до 90-х гг. XX в76.

Как мы видим, отдельные вопросы истории Эфиопии давно привлекают внимание зарубежных историков. Проблемы же дипломатических и культурных русско-эфиопских отношений в период конца XIX и начала XX вв. пока не получили должного отражения. Лишь некоторые инициативы России в отношении Эфиопии, приходящиеся на этот период, затрагивались в специальных работах исследователями Ч. Джезманом и Е. Уилсоном.

Использованные в настоящей работе источники делятся на архивные, опубликованные и материалы периодических изданий. Прежде всего это правительственные соглашения, договоры, отчёты, депеши, донесения, телеграммы, дипломатическая и ведомственная переписка, мемуары, дневники, отчётные материалы путешествий, публицистические очерки, различные ху-

дожественные произведения. Представленные в работе тексты источников были отредактированы нами в соответствии с современными грамматическими и орфографическими нормами русского языка.

Основополагающим источником при работе над темой явились материалы трёх центральных архивов: Архива внешней политики Российской империи (АВПРИ), Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА), Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ).

В АВПРИ было изучено 12 фондов. Самым информативным явился фонд № 151 «Политархив» (Опись 482). Более 80 дел этого фонда, большинство из которых составляют донесения, докладные записки, депеши, письма, заметки, отчёты, телеграммы, позволяют проследить основные тенденции становления и развития русско-эфиопских контактов и политики европейских держав в отношении Эфиопии, начиная с 1884 г. и заканчивая 1917 г. Некоторые дела фонда «Политархив» были впервые проанализированы на-

77 МИ .

В фонде № 149 «Турецкий стол (Новый)» (Опись 502/2) находятся письма Менелика II, материалы о дипломатических миссиях П.М. Власова, К.Н.Лишина, сведения о Н.С. Леонтьеве, о работе русского госпиталя в Аддис-Абебе, заметки о возможности заведения торговли с Эфиопией. В этом фонде также нашлись ранее неиспользовавшиеся историками дела, которые

мы привлекли к исследованию .

Документы по экспедициям Н.И. Ашинова, Н.С. Леонтьева, записка последнего о торговле, очерк К.С. Звягина об Эфиопии и её вооружённых силах можно обнаружить в фонде № 180 «Посольство в Константинополе» (Опись 517/2). Фонд № 149 «Турецкий стол (Старый)» (Опись 502/1) содержит некоторые данные о деятельности эфиопского посольства 1895 г. в Петербург.

Черновики донесений министра-резидента К.Н. Лишина в МИД России за 1904 г, а также материалы о русском медицинском персонале в Аддис-

Абебе хранятся в делах фонда № 165/1 (422) «Миссия в Аддис-Абебе» (Опись 1). Отчёты о деятельности российского МИД за 1898-1900, 1902-1906 гг. в отношении Эфиопии, в частности, содержатся в фонде № 137 «Отчёты МИД России» (Опись 475). Свидетельства о возникновении Российского императорского православного палестинского общества, его устав нами обнаружены в фонде № 337/2 «Российское императорское православное палестинское общество» (Опись 817/1). Материалы о действиях отставного русского офицера Н.Н. Шедевра в связи с решением вопроса об эфиопских святынях в Иерусалиме и некоторые другие хранятся в фонде № 142 «Греческий стол» (Опись 497), многие из которых ранее не использовались историками в исследованиях79.

Некоторые обрывочные сведения по Эфиопии конца XIX - начала XX вв. имеются и в фондах № 317 «Дипломатическое агентство и генконсульство в Египте» (Опись 820/1), № 133 «Канцелярия министра иностранных дел» (Опись 470), № 155 «II Департамент (Департамент внутренних сношений)» (5 стол I отделения, опись 408), № 159 «Департамент личного состава хозяйственных дел» (Описи 726, III стол; 749/2,1 стол). Большая часть дел последне-го фонда впервые введена в научный оборот . В фонде № 155 было обнаружено одно ранее не анализированное дело с обзором русских товаров, кото-рые могли бы быть выгодно проданы в Эфиопии .

Обширные материалы по теме сосредоточены в РГВИА: 7 фондов этого архива стали предметом нашего изучения. В фонде № 400 «Главный Штаб Военного Министерства» хранятся сведения об Эфиопии по сообщениям А.К. Булатовича, о деятельности поручика Н.С. Леонтьева, об охране русской миссии в Эфиопии в 1906 г., переписка поручика И.Ф. Бабичева по поводу разрешения ему выезда в Эфиопию (Опись 1); материалы о штабс-капитане В.Е. Давыдове в связи с разрешением ему быть учредителем акционерной комиссии для добычи золота и других полезных ископаемых в провинции Уаллага (Опись 15).

Дела фонда № 452 «Государства Африки: Абиссиния, Алжир, Египет, Марокко, Триполи, Тунис» (Опись 1) богаты материалами по экспедициям В.Ф. Машкова, Н.С. Леонтьева, А.К. Булатовича. Здесь же содержится переписка Азиатской части Главного штаба с морским министерством о предоставлении Эфиопии порта Раета на Красном море и Военно-статистического отдела с МИД о командировании в Эфиопию офицера Генштаба и топографа для участия в работах англо-египетской разграничительной комиссии.

В фонде № 12651 «Главное управление Российского Общества Красного Креста» (Описи 1, 2, 3, 10) хранятся разнообразные документы, связанные с деятельностью РОКК в Эфиопии в 1896-1904 гг. Переписку главного военно-медицинского инспектора А.А. Реммерта, а также письма врачей санитарного отряда за 1896-1897 гг. представлены в материалах дела 255 в фонде № 546 «Главное военно-санитарное управление» (Опись 1). Дело 486 в фонде № 970 «Военно-походная канцелярия е. и. в. при Императорской главной квартире» (Опись 3) содержит сведения о деятельности главы миссии Красного Креста генерал-майоре Н.К. Шведове.

Фонд № 401 «Военно-учёный комитет Главного Штаба» хранит данные об экспедициях Н.И. Ашинова и В.Ф. Машкова в Эфиопии (Опись 4/928, дело 56 (1888)), о военных действиях итальянцев (Опись 5/929, дела 9 (1895), 10 (1896)), о дипломатической миссии К.Н. Лишина (Опись 5/929, дело 305 (1902-1906)). В деле 71508 фонда № 1 «Канцелярия Военного Министерства» (Опись 1 Т. 40) собраны некоторые материалы, связанные с принятием предохранительных мер к охране русской миссии в Эфиопии в виду возможности возникновения серьёзных осложнений в стране после ухудшения здоровья Менелика П.

В ГАРФ значительный интерес представляют материалы трёх фондов, которые существенно дополняют сведениями и оценками картину состояния и развития взаимоотношений России и Эфиопии в исследуемый период.

Фонд № 102 «Департамент полиции министерства внутренних дел» за 1880-1917 гг. (Опись 92, 3-е делопроизводство) содержит три тома дела 598 о Н.И. Ашинове и его экспедиции в Эфиопию. Это и протоколы допросов Ашинова и архимандрита Паисия относительно миссии уже после её провала, и материалы периодической печати, и отношения, секретные сообщения, разнообразные письма и т. д.

Фонд № 568 «Ламздорф Владимир Николаевич, граф, министр иностранных дел» (Опись 1), охватывающий период с 1844 по 1917 гг., включает в себя: письмо императора Менелика II греческому королю Георгу I о причинах войны с Италией, о ходе военных действий и предстоящих мирных переговорах (дело 68); циркулярную депешу министра иностранных дел Н.Г. Гирса по вопросу о позиции русского правительства относительно направлявшейся в Эфиопию духовной миссии Ашинова и Паисия (дело 69); инструкцию для археологической экспедиции Эрмитажа и запросы главы дипломатической миссии П.М. Власова к В.Н. Ламздорфу по отдельным вопросам (дело 70); записку Ламздорфа о намерении Н. Леонтьева послать в Эфиопию транспорт с оружием за свой счёт (дело 71).

Фонд № 1463 «Коллекция отдельных документов личного происхождения» по описи 1 (1618-1922) содержит записку Н.Н. Шедевра о положении при дворе Менелика II в Аддис-Абебе и о его деятельности по установлению прав эфиопов на святые места в Иерусалиме, которые были захвачены греками, армянами и коптами (дело 231).

Среди опубликованных материалов прежде всего следует выделить ряд сборников и публикаций документов, касающихся как международных отношений в целом, так и непосредственно русско-эфиопских контактов в интересующий нас период. К самым первым официальным изданиям документов, связанных с тематикой исследования, относятся собранные Ю.В. Ключниковым и А. Сабаниным договоры, ноты и декларации82, а также две выпущенные в 1938-1940 гг. серии документов из архивов царского и временного

правительств за 1878-1917 гг . А среди консульских донесений в МИД за

1899 г. находим подробную «Заметку об Абиссинии» главы дипломатиче
ской миссии в Аддис-Абебе П.М. Власова84.

Из недавно вышедших сборников первостепенный интерес представляют: составленный историком А.В. Хренковым и содержащий 229, в большей части ранее неопубликованных документов (это прежде всего доклады, донесения, отношения, письма, записки), которые освещают разные грани отношений России с Эфиопией на протяжении длительного исторического отрезка времени - от первых писем из Эфиопии, датированных 1750 г., и до письма Николаю II 1917 г ; документы и материалы, собранные А.Б. Давид-соном и Г.В. Цыпкиным, отдельное место среди которых занимают те, что связаны с установлением дипломатических русско-эфиопских контактов, с

медицинской и экономической деятельностью русских в Эфиопии .

Следует упомянуть и другие публикации документов. Так, тексты дополнительной конвенции к Уччиальскому договору 1889 г., заключённой между Италией и Эфиопией, манифеста Менелика II о войне с Италией, статьи итало-эфиопского мирного договора 1896 г., соглашения Франции, Великобритании и Италии по Эфиопии 1906 г. можно найти во 2-м выпуске «Хре-стоматии по истории международных отношений» . Некоторые письма Менелика II Николаю И, министру иностранных дел А.Б. Лобанову-Ростовскому, начальнику санитарного отряда Российского общества Красного Креста Н.К. Шведову, донесения упомянутого выше П.М. Власова (1897-

1900 гг.) и министра-резидента К.Н. Лишина (1903-1906 гг.) представлены
историками В.А. Крохиным и М.В. Райт на страницах журнала «Проблемы
востоковедения» . Необходимо отметить, что в ряде сборников, связанных с
тематикой исследования лишь косвенно, также содержатся документы, по
зволяющие в некоторой степени воссоздать международную обстановку на
рубеже XIX-XX вв89.

Опубликованы отдельными изданиями и материалы многих путешественников, внесших заметный вклад в пробуждение интереса российского общества к Эфиопии: поручиков В.Ф. Машкова, писавшего под псевдонимом В. Фёдорова90, А.К. Булатовича91 и К.Н. Арнольди92, полковника российского Генштаба Л.К. Артамонова , конно-артиллерийского офицера К.С. Звягина94, врача Д.Л. Глинского95, поэта Н.С. Гумилёва96, путешественника В. Ра-дича , французского агента Франко-Африканской коммерческой Компании Ж. Вандергейма98, англичанина Дж.Т. Бента". Данные работы позволяют составить обширное и разностороннее представление об особенностях государственного, внешнеполитического, религиозного, нравственного, этнографического, военного, медицинского развития Эфиопии конца Х1Х-начала XX вв.

Публицистические произведения составляют ещё одну группу источников. Это обличительные статья Л.Н. Толстого «К итальянцам»100 и памфлет эфиопа Гэбрэ-Хыйуота Байкэданя «Государь Менелик и Эфиопия»101. Статья Л.Н. Толстого, явившаяся откликом известного писателя на итало-эфиопскую войну 1895-1896 гг., содержит резкое выступление против действий итальянцев в африканском государстве. Воззвание Л.Н. Толстого явилось ярким выражением отношения передовых российских общественных кругов к развязанной войне. Острая обличительная направленность характерна и для памфлета Гэбрэ-Хыйуот Байкеданя, написанного в начале XX в. Осознание пропасти между политическим, социально-экономическим и культурным уровнями развития Эфиопии и европейских стран того периода обусловило позицию автора как непримиримого критика существовавших в его родном государстве порядков.

В следующую группу опубликованных источников входят дневники и мемуары дипломатов, политических, общественных и военных деятелей России, Эфиопии и Италии. Особый интерес представляют дневники графа В.Н. Ламздорфа, которые он вёл в бытность сначала советником министра ино-

странных дел России Н.К. Гирса, а затем и министром иностранных дел . Дневники Ламздорфа - богатейший источник по истории внешней политики России конца XIX в. Они содержат не только его трактовку секретных официальных документов, но и многочисленные подробности как внутренней жизни МИД, так и межимпериалистических противоречий. В.Н. Ламздорф нередко обращается в своих дневниках к проблемам «эфиопского вопроса» в контексте отношений России с Италией и Францией.

Походные эфиопские дневники отставного русского офицера Н.С. Леонтьева, переданные им в распоряжение журналиста Ю. Ельца, представляют собой ценный источник прежде всего по итало-эфиопской войне 1895-1896 гг., во время которой Леонтьев стал одним из советников Менелика II103. Начальник конвоя российской императорской дипломатической миссии, прибывшей в Эфиопию в 1897 г., поручик П.Н. Краснов в течение года вёл дневник, в который заносил всё то, что его «поражало, трогало и восхищало», в частности, впечатления от эфиопского войска, от богослужений эфиопов, от работы русского госпиталя в Аддис-Абебе104. Представляют интерес и некоторые дневники Л.Н. Толстого, в которых он, в частности, рассуждает о войнах в мире как о неизбежном следствии деспотизма и патриотизма105.

Среди мемуарной литературы прежде всего следует выделить воспоминания государственных деятелей России: министра путей и сообщений (1892 г.), затем министра финансов (1892-1903 гг.), председателя Совета министров (1905-1906 гг.) СЮ. Витте106; министра иностранных дел (1910-1916 гг.) С.Д. Сазонова107; министра финансов (1904-1905 и 1906-1914 гг.) и председателя Совета министров (1911-1914 гг.) В.Н. Коковцова108, а также императора Эфиопии Хайле Селлассие I (1928-1974 гг.)109. Главнокомандующий военными силами Италии во время войны с эфиопами генерал О. Баратьери оставил воспоминания, которые проливают свет, в первую очередь, на особенности итальянской политики в Эфиопии в период с 1892 по 1896 гт110. В конце 1888 г. в Эфиопию отправилась экспедиция под руководством Н.И.

Ашинова и российского архимандрита Паисия. Один из её рядовых участников Л. Николаев оставил свои воспоминания об этой поездке111.

Нельзя обойти вниманием и воспоминания современников о поэте Н.С. Гумилёве, неоднократно бывавшем в загадочной африканской стране112. Особый интерес представляют его письма к поэтам, критикам, писателям, переводчикам, в которых находят отражение некоторые детали пребывания Гумилёва в Эфиопии, а также его впечатления от её природных и культурных особенностей113.

Отдельно следует выделить письма писателя Г.И. Успенского видным представителям российской общественности: в них содержатся оценочные высказывания по поводу ряда известных личностей его времени, в частности, неоднозначной персоны Н.И. Ашинова114. Заслуживает упоминания и письмо российского министра-резидента в Аддис-Абебе К.Н. Лишина горному инженеру Н.Н. Курмакову от 10 мая 1904 г., в котором обозначаются основная программа и условия работы первой русской геологической экспедиции в Эфиопии, выработанные в ходе переговоров с императором Менеликом II и дэджазмачом115 Демесье116.

Немаловажным источником являются и эфиопские царские хроники, в которых находим сведения о русской миссии 1895 г. в Эфиопию и ответного посольства эфиопов в Петербург, итало-эфиопской войне, деятельности русского Красного Креста117.

Заслуживает упоминания и повесть Ю.В. Давыдова «Судьба Усольце-ва». Будучи написанной от имени вымышленного лица, повесть, тем не менее, основана, в целом, на подлинных событиях, на материалах, которые были извлечены из архивохранилищ, и в интересной форме освещает экспедицию Н.И. Ашинова118.

Ценным источником для раскрытия темы стали материалы российской периодической печати рубежа XIX - XX вв. В газетах «Новое время», «Московские ведомости», «Санкт-Петербургские ведомости», «Русское дело»,

«Русское слово», «Биржевые ведомости», «Правительственный вестник», «Комсомольская правда», а также журналах «Новый Восток», «Нива», «Русская старина», «Русский вестник», «Исторический вестник», «Русское обозрение», «Русские ведомости», «Богословский вестник», «Православный палестинский сборник», «Миссионерское обозрение», «Православный благове-стник», «Церковный вестник», «Душеполезное чтение», «Труды Киевской Духовной Академии», «Известия Императорского Русского Географического Общества», «Духовная беседа», «Наблюдатель», «Военный сборник» опубликованы разнообразные оценочные статьи и комментарии по «эфиопскому вопросу», важные статистические данные, сведения о культуре, быте, религиозной, политической и экономической обстановке в Эфиопии, фактические детали по международной обстановке конца XIX - начала XX вв., а также очерки и доклады вернувшихся из Эфиопии поручиков В.Ф. Машкова, А.К. Булатовича, полковника Л.К. Артамонова, врачей П.В. Щусева, Б.В. Владыкина, М.И. Лебединского, А.И. Кохановского, архимандрита Ефрема и других.

Проанализированные источники, при комплексной обработке, в достаточной мере позволили решить поставленные перед нами исследовательские задачи.

Научная новизна работы определяется двумя обстоятельствами: во-первых, введением в научный оборот ряда ранее неиспользовавшихся архивных документов и материалов, о которых было сказано выше; во-вторых, в выявлении особенностей зарождения и развития связей между Россией и Эфиопией не только на государственно-дипломатическом, но и на общественно-духовном уровнях на рубеже XIX - XX вв. В работе отмечается христианский характер становления отношений России с Эфиопией.

Практическая значимость работы состоит в возможности использования её материалов и выводов как исследователями при дальнейшем изучении истории российско-эфиопских отношений, так и политическими и госу-

дарственными деятелями в контексте сегодняшней внешнеполитической деятельности России в африканском направлении. Кроме того, основные положения диссертации могут быть использованы при разработке лекционных курсов, семинарских занятий и специальных учебных курсов по истории России, стран Азии и Африки, а также по таким дисциплинам, как политология и культурология. Можно надеяться и на внимание к работе со стороны руководства Российской православной церкви, общественных и научных организаций в плане учёта её материалов в развитии взаимовыгодных и дружественных контактов с современной Эфиопией.

Подобные работы
Данилова Ольга Сергеевна
Французское "славянофильство" конца XIX - начала XX века
Максимов Дмитрий Александрович
Политические и правовые учения в Китае в конце XIX - начале XX века
Савичева Елена Михайловна
Формирование и развитие идей национального освобождения в Египте в конце XIX - начале XX века
Боголюбов Алексей Михайлович
Российская Духовная Миссия в Японии в конце XIX-начале XX века
Ефимов Лев Архипович
Системы просвещения нерусских народов и чувашские школы Поволжья и Приуралья последней трети XIX - начала XX веков
Нестерова Светлана Александровна
Образ английской и американской женщины в представлении современников (Последняя треть XIX-начало XX веков)
Кирчанов Максим Валерьевич
История развития латышского национального движения в XIX-начале XX века
Ходова София Сергеевна
Дальний Восток России в российско-японских отношениях :90-е годы XX - начало XXI века
Степанов Иван Викторович
Идеология и практика британского милитаризма в конце XIX - начале XX вв.
Сыч Александр Иванович
Славянская эмиграция Австро-Венгрии в заселении и освоении Канадского Запада (конец XIX - начало XX вв.)

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net