Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Исторические науки
Отечественная история

Диссертационная работа:

Антонов Алексей Евгеньевич. Дело о германском шпионаже в России и партия большевиков в 1917 году (Источники и историография) : Дис. ... канд. ист. наук : 07.00.02 : СПб., 2004 263 c. РГБ ОД, 61:05-7/297

смотреть содержание
смотреть введение
смотреть литературу
Содержание к работе:

Введение 3

Глава 1: Периодическая печать 1917 года и организация кампании против большевиков 18

Глава 2: «Дело Ленина» в воспоминаниях современников 64

Глава 3: Публикации документов 117

Глава 4: Проблема германского шпионажа в России в 1917 г. в отечественной

историографии 156

Заключение 232

Список источников и литературы 246 

Введение к работе:

Революционные события 1917 года тесно связаны с деятельностью различных политических парий, в том числе и РСДРП (б). Тяжёлый политический путь, который прошла большевистская партия с февраля по октябрь 1917 года, от завоевания доверия рабочих и солдатских масс до захвата власти, тесно связан с различными объективными факторами. Через их преодоление партия шла к своей цели - победе социалистической революции. Одним из таких факторов стала пропагандистская кампания, развязанная против большевиков в 1917 году. В основе её было утверждение, что РСДРП(б) использует для осуществления своих целей помощь Германии.

Во-первых, большевиков обвиняли в политической поддержке со стороны германского правительства, во-вторых - в получении финансовой помощи. Обвинение в шпионаже имело целью уничтожение авторитета большевиков среди населения. Для партий, возглавлявших центральные органы Совета и Временного правительства, левая оппозиция, ведущее место в которой занимала большевистская партия, представляла прямую угрозу. Её программа мира и диктатуры пролетариата, отстаивавшая интересы рабочих и солдатских масс, не устраивала основную массу меньшевистских, эсеровских и кадетских лидеров, считавших, что буржуазно-демократический период революции ещё не окончен. В организации антибольшевистской кампании они нашли поддержку в лице союзнических миссий в Петрограде и Москве, стремившихся продолжить участие России в империалистической войне и невольно подсказавших способ, с помощью которого можно расправиться с партией. Иностранные миссии требовали более жестких мер в борьбе с оппозицией, предоставив для этих целей свой аппарат контрразведки, военной и пограничной разведок.

Этапами этой кампании стали кризисы власти в апреле, июне, июле 1917 г., когда ответственность за напряжённость в стране возлагали на большевиков и их лидеров. Ход политических событий, среди которых главными являются усиление контрреволюционных настроений приведших к Корниловскому мятежу и потеря популярности меньшевистских и эсеровских партий, привёл к тому, что компания против большевиков была прекращена. После прихода большевиков к власти и заключения Брестского мира дело «Ленина и К0» обрело свою новую жизнь. В течение долгих лет оно обрастало новыми «фактами» и домыслами. Первые из них были опубликованы ещё в период газетной кампании против большевиков в 1917 году, затем появились «документы Сиссона», сфабрикованные журналистами «Вечернего Времени».

Свои версии представили в мемуарах политические лидеры России, эмигрировавшие после революции и гражданской войны из страны. Наконец, после второй мировой войны на Западе были опубликованы сборники документов МИД Германии, которые вновь подняли волну обвинений относительно характера деятельности большевиков в 1917г. В советской науке этому вопросу уделялось достаточное внимание, но он рассматривался лишь с целью критики представленных западной наукой фактов, публикаций источников и монографий западных авторов в СССР было крайне мало.

В конце 80-х - начале 90-х годов, когда Россия стояла на пороге коренных перемен, а демократизация страны ослабила цензуру, возродилась старая, заглушённая в СССР отчасти временем, отчасти той же цензурой, история. Она касалась событий, произошедших в апреле-августе 1917 г., а именно дела о германском шпионаже, в котором в качестве агентов Германии фигурировала партия большевиков.

Целью настоящей работы стал анализ известного на данный момент материала, его обобщение, выявление сильных и слабых сторон фактов, выдвинутых против большевиков. Во главу угла не ставится задача определения, был ли мифом или реальностью факт сотрудничества партии с германскими службами и получения от них денежных субсидий, но проводится исследование, на основе каких документов и легенд возникла эта теория и почему партия так и не смогла окончательно её опровергнуть.

Таким образом, основными задачами диссертации стали:

1) Рассмотрение процесса развития слухов о большевиках в петроградских и московских газетах, определение основных сил, заинтересованных в натравливании общества против большевиков, а так же комплекса обвинений, которыми они оперировали.

2) Сравнение мемуарных оценок различных политических деятелей, участников революции и заинтересованных лиц. Здесь важна их градация от полного признания, что большевики были шпионами до полного отрицания этого. На основе сравнения необходимо выяснить, что же было известно двум полярным силам о деятельности друг друга.

3) Определение достоверности документального материала, в основе которого то, что могло стать поворотом для создания фальшивых документов, что привлекло авторов в использовании таких документов. А так же сравнение их с подлинными материалами МИД Германии.

4) Развитие и ход отечественной историографии, посвященной проблеме германского золота, основные этапы полемики и используемый для неё инструментарий.

Хронологические рамки настоящего исследования включают март-октябрь 1917 г., что связано с предметом исследования - кампании по обвинению большевиков в сотрудничестве с германским правительством. Дело «Ленина и К°», основой которого стала кампания, развязанная против них в печати, охватывает период с марта по октябрь 1917 года. Его можно разделить на 4 периода.

Первый период (март-май 1917 г.) включает в себя начало обвинений в измене, приезд Ленина из эмиграции в Россию через территорию Германии и апрельские события. Майские изменения в правительстве завершают этот период. Это время начала полемики вокруг партии и её лидеров, подозрение в сотрудничестве с Германией.

Второй период (июнь-начало июля 1917 г.), когда партия объявила о проведении демонстрации 10 июня, в этот момент была опубликована информация о существовании экспортно-импортной конторы Ганецкого-Парвуса, её хотели увязать с финансовой деятельностью партии. Период завершился правительственным кризисом вначале июля.

Третий период (июль-август 1917 г.)- июльские события, когда на партию была возложена ответственность за дестабилизацию положения в стране и предъявлено прямое обвинение в шпионаже на основе всевозможных «фактов и документов».

Четвёртый период (сентябрь-октябрь 1917 г.) это затухание самой кампании в связи с отсутствием юридических доказательств обвинения и усилением контрреволюционных сил.

Доступные на данный момент публикации, требуют своего обобщения, систематизации и дальнейшего изучения. Очень часто исследователи используют в своих работах достаточно ограниченное количество документального и историографического материала. Это приводит к однобокому, если не сказать предвзятому, видению проблемы. Поэтому требуется более широкий охват имеющегося газетного материала 1917 г., мемуарной литературы, различных документальных источников, монографий. Вследствие этого выбрана определённая структура данного исследования. Она включает в себя введение, четыре главы и заключение.

Во введении рассматривается весь комплекс проблем, цели и значение данной работы. Первая глава «Периодическая печать 1917 года и организация компании против большевиков» посвящена анализу газетного материала, вторая «Дело Ленина и К0» в воспоминаниях современников» - мемуарам, третья «Публикации документов» - документам МИД Германии, письмам, телеграммам, которые послужили обвинительным материалом, четвёртая глава озаглавлена «Проблема германского шпионажа в России в 1917 г. в отечественной историографии». В заключении приводятся основные выводы, к которым привело исследование.

Важнейшим источником являются материалы периодической печати. Впервые обвинение прозвучало на страницах петроградских и московских газет в 1917 году. Первые публикации вышли в свет сразу же после возвращения В. И. Ленина в Россию. Их авторы обсуждали сам факт проезда через Германию эмигрантов. Утверждалось, что это было сделано на основе тайного договора между Германией, Лениным и его сторонниками. В дальнейшем, по мере того, как обстановка в стране и Петрограде накалялась, увеличивалось количество обвинительных статей против РСДРП/б/ и её вождя, авторы которых находили всё «новые факты» их измены.

Июль 1917г. в периодической печати является пиком по количеству обвинительных статей. В это время формируется точка зрения, каким образом большевики сотрудничали с Германией и, каким путём поступала к ним помощь. В основе её информация о коммерческой фирме Парвуса-Ганецкого, которая являлась якобы посредником по перекачке денег большевиками из Германии. От разных лиц, так или иначе общавшихся с большевиками, авторы публикаций узнают «факты и случаи», позволяющие им подтверждать основную линию обвинений. Творчество журналистов формирует линию Германия - Парвус - Ганецкий - Суменсон - Козловский. Намечается и сеть банковской системы, по которой переправлялись германские деньги. По их представлению, деньги переводились через Берлинский «Disconto Gesellshaft» банк в стокгольмский «Nya Banken», а оттуда в Сибирский банк в Петрограде.

Во главе газетной компании стояли буржуазные газеты. Прежде всего, «Живое слово», которое приняло самое активное участие в травле большевиков со дня возвращения В. И. Ленина в Россию. К участникам этой компании следует отнести петроградские газеты «Русская воля», «Новое время», «Вечернее время», «Маленькая газета», «Петроградская газета», «Петроградский листок», «Газета-копейка», московское издание «Утро России».

По количеству тенденциозных заметок, выделяется «Петроградская газета», которая посвятила разоблачению большевиков и Ленина 101 крупную статью и 89 мелких памфлетов, фельетонов, заметок. Затем следует «Петроградский листок»: соответственно 68 и 41. Правосоциалистические «День» и «Единство» также участвовали в этой кампании. «День» открыл новую волну нападок на большевиков в июне 1917 г. рядом статей Д. О. Заславского, в которых он обвинял большевиков в измене и связи с А Л. Парвусом. «День» посвятил делу «Ленина и К°» 73 крупных и 51 мелкую статей. «Единство» соответственно 79 и 41. Даже основной печатный орган меньшевиков «Рабочая газета» посвятил травле большевиков 71 крупную публикацию и 26 мелких статей. В них использовалась тактика всесторонней критики политических методов борьбы большевиков и дискредитации их в глазах рабочих и солдатских масс.

Борьбу против РСДРП/б/ вели так же ряд близких к армии изданий: «Вестник союза казачьих войск», «Голос инвалида». Муниципальные и правительственные газеты, такие как «Биржевой курьер», «Биржевые новости», тоже писали о Ленине и РСДРП/б/. Свою лепту внесли и московские газеты «Свободное слово», «Раннее утро», «Русское слово», «Земля», «Российская республика», «Свобода», «Оборона».

Большевистская печать вынуждена была давать постоянную отповедь таким нападкам. Хотя до июля 1917 года особого внимания антиленинской кампании на страницах «Правды» не уделялось, борьба со слухами и наговорами велась в основном при непосредственном контакте с массами рядовыми партийцами и профессиональными агитаторами. Большие статьи, посвященные этой теме, были крайней редкостью на страницах «Правды», московского «Социал-демократа», «Солдатской правды».

Только в июле 1917 года В. И. Ленин вынужден был выступить с рядом статей в свою защиту. Несмотря на то, что основной удар всей кампании наносился по нему, он, по-видимому, не считал нужным вступать в открытую полемику. Но то, что стало публиковаться после июля 1917 г., уже требовало ответа. Он опубликовал ряд контробличительных статей на страницах «Новой жизни», «Листка Правды», но они не удовлетворили ни общество, ни рядовых членов партии. Тексты их не объяснили ничего читателю, кроме того, что против Ленина ведётся целенаправленная кампания с целью его компрометации. Ленин обрушил в своих опубликованных «ответах» волну ругательств на клеветников, но не стал объяснять ни одного из пунктов выдвинутых против него «обвинений». Это могло быть следствием того, что улики, представленные против него в газетных материалах, были недостаточными для серьёзного юридического дела.

Заключение следственной комиссии Временного правительства не смогло представить каких-либо достоверных фактов, подтверждающих выдвинутые версии, кроме голословных заявлений свидетелей и ряда зашифрованных, как казалось следствию, телеграмм. Следствие искало доказательства в самой политике партии, якобы помогающей заключить сепаратный мир с Германией. Газетная кампания стала неиссякаемым источником, которым стремились воспользоваться в дальнейшем мемуаристы и историки, стремящиеся подтвердить и развить этот миф.

Вторым важнейшим источником являются воспоминания политических лидеров 1917 года, чиновников царского и Временного правительств, рядовых участников событий, деятелей различных политических партий и т.д. Авторы не обходят стороной обвинения, выдвинутые против большевиков в июле 1917 года. Но есть различия в видении этой проблемы, во многом объясняемые занимаемой позицией.

Мемуары противников большевиков в целом повторяют версию, выдвинутую газетной кампанией, но авторы привносят свои личные впечатления и создают своё видение проблемы. Как и в газетной кампании, когда печатные издания различной политической направленности объединились в едином желании обличить большевиков в связи с Германией, некоторые лидеры партий, генералы армий, чиновники контрразведки и Временного правительства, эмигрировавшие за границу, так же стремились дополнить эту версию известными им фактами. Актуальны в этом отношении мемуары генералов А. И. Деникина и П. Н. Врангеля1, бывшего премьер-министра Временного правительства А. Ф. Керенского.2 Их воспоминания связывает единство представления о большевиках как о типичных шпионах, прибывших в Россию на немецкие деньги и ведущих агентурную работу по разложению армии с целью заключения мира с Германией.

Часто во главу угла доказательств авторы ставят показания прапорщика Ермоленко, утверждавшего, что Ленин был назван ему в числе других агентов пославшими его в Россию германскими службами. Но есть очевидцы, которые не признают их в качестве доказательного источника. Например, Б. И. Никитин, начальник контрразведки Петроградского военного округа. Его больше интересует история, связанная с журналистом Н. К. Колтышко и распространителем денег на организацию демонстрации Стёпиным.3 Но воспоминания его прерываются. Сделав утверждение, что ленинцы - шпионы, он не приводит ни одного достоверного факта, который бы доказал это. Как видим, в рядах активных антиленинцев существовали противоречия.

В диссертации так же рассмотрены мемуары лидера кадетской партии П. Н. Милюкова, который занимал пост министра иностранных дел Временного пра-вительства,4 А. С. Лукомского, представителя Генерального штаба, записки жандармского генерала А. И. Спиридовича, написавшего историю борьбы охранки против большевиков.5

Представители чиновного мира, работавшие в правительственных отделах, так же оставили свои мемуары, касающиеся некоторых моментов дела «Ленина и К°». Это С. В. Завадовский, С. А. Коренев, А. Демьянов (см: Архив русской революции. Т. 3-4, 7, 11). Так же использованы в диссертации мемуары В. Л. Бурцева, В. А. Оболенского, Г. А. Алексинского - одного из подписавших июльские обвинения против РСДРП/б/.

С объективных позиций пытаются показать развитие дела «Ленина и К°» Н. Н. Суханов, корреспондент «Новой жизни», член ИК Петроградского Совета, и меньшевики, корреспонденты газеты «День», Д. О. Заславский и В. Л. Канторович, особое место отведено воспоминаниям лидера меньшевиков И. Г. Церетели, который поддерживал обвинения против ленинцев.6 Несмотря на то, что Д. О. Заславский, например, сам участвовал в травле большевиков, все они признают намеренную дискредитацию большевиков и Ленина в буржуазной прессе. Они считают, что основной целью здесь было нанесение удара по РСДРП/б/ с целью отрыва от них масс и, возможно, уничтожения самой партии. У этих авторов события 1917 г. представлены более взвешенно и подробно, чем, например, в работах лидера кадетской партии П. Н. Милюкова, который, опуская одни обстоятельства и акцентируя внимание на других, зачастую необъективно отражает историю революции.

Воспоминания лидеров большевиков и рядовых членов партии однозначны в вопросе непризнания выше обозначенных обвинений, но зато в них дискутируется вопрос, имел ли отрицательные последствия проезд В. И. Ленина через Германию для РСДРП/б/. Если часть лидеров партии и среднее звено руководящих работников обходят этот вопрос в своих воспоминаниях, либо отрицают какие-либо последствия такого шага, как например, Ф. Ф. Раскольников, Л. Д. Троцкий, А. Г. Шляпников, Г. Л. Шкловский, А. П. Балабанова, то рядовые члены партии, непосредственно ведущие работу среди солдат и рабочих, придерживаются другого мнения. Так В. Н. Залежский (работал среди матросов Гельсингфорса), В. Каюров (охранник Ленина, затем работал в рабочей среде), С. Полтков (представитель РСДРП/б/ в Самаре), Е. Леви (Московская фракция большевиков), считают, что большевики проездом через Германию усложнили работу рядовых членов РСДРП/б/ в массах, увеличили отток их из партии, вызвали временные колебания в её среде.7 Возник конфликт, когда среднее звено партийных работников стало левее своих лидеров, оттягивающих любое выступление и призывающих к сдержанности. В связи с этим очень характерно раздражение В. И. Ленина по поводу июльских событий. Обо всём этом подробно говорится во второй главе данной работы.

Третьим важным источником является документальный материал, представленный, во-первых, телеграммами и письмами членов РСДРП(б), которые были известны следственной комиссии Временного правительства, а так же собранными архивами молодой Советской России; во-вторых, документами, зачастую использовавшимися в качестве доказательства вины большевиков.

Первые из таких документов - «Документы Сиссона» - были опубликованы за рубежом в 1918 г., по окончании первой мировой войны. Следующим этапом стало открытие архивов МИД Германии после второй мировой войны. Основная роль здесь принадлежит 3. Земану, В. Хольвегу, Б. И. Николаевскому. Особое значение для рассматриваемого вопроса имеют представленные там материалы, которые касаются деятельности А. Л. Парвуса и ряда других авантюристов, ставших агентами Германии, с целью организации революции в России. Во многом документы, опубликованные вышеназванными авторами, повторяют друг друга, но имеются и различия. Так В. Хольвег собрал материалы, связанные с организацией поездки первой партии эмигрантов из Швейцарии в Россию, а 3. Земану принадлежит наиболее полный список документов МИД Германии. 8

Если говорить о документальных источниках, то, прежде всего, следует отметить проблему их использования рядом авторов. Дело в том, что целый ряд документов признан наукой фальшивыми, либо недостаточными для доказательств. К таким относят, например, ставшие достоянием следственной комиссии Временного правительства телеграммы и письма, которыми обменивались между собой ЦК и ЗБ РСДРП(б). Подложными признаны «документы Сиссона». Тем не менее, авторы антиленинской направленности используют их в качестве достоверного источника, не подлежащего сомнению в подлинности, признанной, по их утверждению, историческим миром и специалистами, несмотря на то, что существовали заключения специальных комиссий, Д. Кеннана - общепризнанного специалиста-источниковеда - и ещё ряда зарубежных исследователей. В России их поддельность доказал В. И. Старцев.9 Но этого не хотели замечать исследователи данного направления.

В то же время существуют многочисленные письма, телеграммы, сборники документов, которые доказывают, что большевики не только не брали денег у германского правительства, но и не состояли с ним в каком-либо контакте. Особого внимания заслуживают сборники документов, вышедшие после второй мировой войны под редакцией Б. И. Николаевского и В. Хольвега.10 Документы МИД Германии, представленные там, рассказывают о той сложной политике, которую проводили германские службы в отношении России. Они определяют круг лиц и служб, которые пытались завести контакты среди русских эмигрантов-социалистов, с целью привлечения их к организации политической и экономической дестабилизации в России. Из документов МИД Германии совершенно невозможно сделать однозначных выводов, за исключением того, что Германии была выгодна поддержка революционных сил России, организация проезда эмигрантов через свою территорию, использование в собственных целях различных агентов и авантюристов. Эти документы требуют дальнейшего анализа и исследования, однако, сторонники теории «Ленина и К°» дают им такую интерпретацию, что сомнений в подлинности версии о шпионаже большевиков и Ленина не остаётся. Но при ознакомлении со всем комплексом документов складывается обратное впечатление. Во многом авторы выдают желаемое за действительное.

Имеющиеся источники стали основой для формирования достаточно обширной историографии посвященной событиям 1917 года. Первые статьи стали выходить ещё в 1917 году, где предпринималась попытка анализа развития революционных событий. Но всё же начало дискуссии о «германском золоте» в монографической литературе в России можно датировать 20-30 годами. Начиная с 20-х годов, тема постепенно стала приобретать своего исследователя в России. Во многом тактика защиты историков партии от нападок носила скорее ругательный характер по отношению к противникам. До середины 30-х годов выходит ряд объективных работ о РСДРП(б) и событиях 1917 года. Это исследования В. Яковлевой, К. Шелавина, С. Е. Рабиновича, И.Н. Колбина.11 В значительной мере это было связано с тем, что в этот период, как за рубежом, так и в СССР, стали печататься многочисленные мемуары противников большевиков, например, П. Н. Милюкова, Б. Никитина, С. П. Мельгунова, в которых, по сути, были возрождены старые домыслы о связях большевиков с германскими ведомствами. В период усиления власти И. В. Сталина и пересмотра истории Великого Октября подробности дела «Ленина и К°» замалчивались. Постепенная идеологизация истории привела в дальнейшем к умалчиванию о действительных событиях и фактах и недооценке или отрицанию роли некоторых лидеров РСДРП(б) в 1917 году. Но после второй мировой войны, когда на Западе были опубликованы Документы МИД Германии за период первой мировой войны, версия о «германском золоте» получила своё новое рождение. Советская историческая наука не смогла сразу дать ответ на реакцию западных историков. Даже после смерти И. В. Сталина она набирала силу достаточно медленно. И всё же к началу 60-х годов проблемы и аспекты русской революции 1917 г. стали едва ли не главной темой для историков. В этот период были опубликованы отличающиеся своей объективностью монографии X. И. Муромова, М. Степанова, А. Е. Иоффе, В. С. Евграфова, О. Н. Знаменского, В. Е. Яковлевой.12 В монографиях этих авторов рассматриваются события июня-июля 1917 г. и само течение антибольшевистской кампании. В дальнейшем советская наука не раз противостояла нападкам зарубежных историков, основой которых являлось утверждение, что большевики пришли к власти на немецкие деньги. Наиболее актуальны в этом отношении работы Ю. И. Воробцевой, Р. Ш. Ганелина, Г. 3. Иоффе.13 Первые труды, имеющие отношение к рассматриваемой проблеме, можно датировать концом 60-х годов. Прежде всего, это исследования Ю. И. Воробцевой о деятельности Заграничного Бюро ЦК РСДРП/б/. Выходят работы Г. 3. Иоффе, В. И. Старцева, Г. Л. Соболева, Р. Ш. Ганелина, из которых уже можно почерпнуть достаточное количество информации о событиях того времени, духе и деталях конфликтов 1917 года. Именно этим они важны для исследователя дела о германском шпионаже.14

В период перестройки дело «Ленина и К°» начинает обсуждаться более широко. В этом отношении примечательны работы А. В. Ткачёва, М. В. Зубко,15 в которых рассматриваются события, связанные с проездом В. И. Ленина через Германию, и документы, связанные с этим.

С конца 80-х годов в центральных печатных изданиях возникает открытая полемика на тему «германского золота», которая получила продолжение и в 90-е годы. Во многом это было связано с политическими событиями этого периода, падением советской государственности и возникшей в связи с этим пропагандистской кампании. Ключевым пунктом здесь стало утверждение, что коммунисты пришли к власти в 1917 г. с помощью германского золота, а лидеры, ставшие во главе государства, в большей части состояли из агентов Германии. Именно такую трактовку представляли в своих произведениях И. Бунич, А. А. Арутюнов, Д. Волкогонов.16

Слабым местом этих авторов было использование в качестве источника «документов Сиссона», что сразу было замечено историческим миром. Этим вопросам посвятили свои работы С. В. Девятое, В. Г. Логинов, А. В. Ткачёв.17 Во многом это был ответ на поднятую И. Буничем волну возмущения фактом измены большевиков в 1917 г., надо отметить, что доказательства, представленные авторами, были ещё недостаточно сильными. Это была скорее полемика, нежели документальное доказательство. Но и авторы, доказывающие противоположное, не отличались особой склонностью к использованию источников.

В начале 90-х годов XX века возник повышенный интерес к делу «Ленина и К°». Если раньше спор в советской историографии шёл с оппонентом, отделённым границей, то теперь полемика велась внутри страны. С этого момента идёт постоянная борьба мнений. Наиболее показательным стал период 1990-95 годов. В это время споры принимают довольно бурный, эмоциональный характер. Во многом это связано с политическими событиями, происходившими в России. В дальнейшем исследования противников приобретают более аналитический характер. Это характерно для работ В. И. Старцева, Г. Л. Соболева с одной стороны, с другой стороны - для трудов Д. Волкогонова, А. А. Арутюнова. Анализ историографических источников предпринимался многими авторами, но носил выборочный характер. Исследователи обращали своё внимание на источники или монографии, на которых они либо создавали свои теории, либо основывали свою критику.

С середины 90-х годов в России публикуется ряд работ, в которых тема германского золота освещается на основании известных исторических источников. Так Д. Волкогонов, и А. Арутюнов, основываясь, в том числе, и на «документах Сиссона», считают предательство большевиков документально доказанным фактом.18 В своей работе «Ненаписанный роман Ф. Оссендовского» В. И. Старцев раскрыл историю рождения этих документов, а так же подверг их всестороннему анализу. Сравнивая свои выводы с выводами различных американских государственных комиссий, он пришёл к выводу, что «документы Сиссона» - подделка.

Значительным событием явился выход книги Г. Л. Соболева, которая фактически развенчала систему доказательств сторонников теории германского шпионажа большевиков. На основе обширных источников автор делает вывод, что эта проблема требует дальнейшего исследования, так как на данный момент нет фактов, доказывающих, что Ленин и большевики получали деньги от Германии.19 На настоящий период эта обобщающая историографическая и источниковедческая работа, основанная на использовании значительного объёма монографического материала и источников, является единственным трудом охватывающим все аспекты темы «Партия большевиков и дело о германском шпионаже».

Дискуссия между сторонами продолжается до сих пор. Этому способствует недостаток фактов. Обычно их нехватку объясняют с одной стороны тем, что никаких документов не существовало, так как не было и не могло быть сотрудничества большевиков с Германией. Другая сторона считает, что имеющиеся материалы скрываются от общества какими-то заинтересованными силами, либо же, в связи с тайной сотрудничества, никакой документации ни большевиками, ни германской стороной не велось. Одновременно с этим, дело «Ленина и К0» стало козырем в руках политических сил в борьбе с компартией и самой идеей коммунизма. Актуально в этом отношении мнение Г. Л. Соболева, который в своей работе выразил надежду, что «в XXI веке эта проблема наконец-то станет академической, и новое поколение историков, преодолев пристрастия и заблуждения своих предшественников, окончательно её решит.» Анализ имеющейся историофафии и источников показывает, что исследуемая тема требует дальнейшего глубокого всестороннего изучения.

Подобные работы
Шагинян Виктория Вячеславовна
Политическая идеология партии большевиков в массовом сознании населения Европейской части России в 1921-1929 гг.
Марченя Павел Петрович
Крестьянство Поволжья и большевики в 1917 году : Социокультурный аспект
Чертищев Андрей Владимирович
Политические партии России и массовое политическое сознание действующей русской армии в годы Первой мировой войны : июль 1914 - март 1918 гг.
Охраминская Ирина Леонидовна
Интеллигенция и политические партии России в условиях модернизации общества 1907-1914 гг. (На материалах Владимирской, Костромской, Ярославской губерний)
Цаканян Гаянэ Николаевна
Белая власть Юга России и антибольшевистские политические партии и организации в 1918-1920 гг.
Авдошкина Ольга Владимировна
Деятельность местных отделений общероссийских политических партий на Дальнем Востоке России, март 1917 - ноябрь 1922 гг.
Трухин Михаил Дмитриевич
Борьба неонароднических партий за созыв Учредительного собрания в России. 1901-начало 1918 гг.
Рохас Пардо Мануэль Умберто
Социальная программа партии "Союз 17 октября" и ее реализация в Государственной Думе России, 1906-1914 гг.
Сидоренко Надежда Семеновна
Монархические партии и промонархические организации Урала в процессе эволюции государственно-политической системы России в начале XX века
Якимов Денис Владимирович
Аграрный вопрос в политике большевиков и левых социалистов-революционеров в феврале 1917 г.- июле 1918 г. : на материалах Саратовской губернии

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net