Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Искусствоведение
Музыкальное искусство

Диссертационная работа:

Горбовец Людмила Осиповна. Фортепианное исполнительское искусство Екатеринбурга (История и современность) : Дис. ... канд. искусствоведения : 17.00.02 : Магнитогорск, 2004 204 c. РГБ ОД, 61:05-17/33

смотреть содержание
смотреть введение
смотреть литературу
Содержание к работе:

Введение 3

Глава I. ИСТОКИ ФОРМИРОВАНИЯ ФОРТЕПИАННОЙ ИСПОЛНИТЕЛЬСКОЙ КУЛЬТУРЫ В ЕКАТЕРИНБУРГЕ XVIII-XIX вв. 12

1.1. Любительское музицирование и его формы 12

1.2. Художественно-театральная жизнь и музыкальное образование 25

Глава II СТАНОВЛЕНИЕ ЕКАТЕРИНБУРГСКОЙ ФОРТЕПИ

АННОЙ ШКОЛЫ В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ ПИАНИЗМА XX в,

(стилистический аспект) :^ 50

2.1. Традиции европейских пианистических школ в фортепианном искусстве Екатеринбурга 51

2.2.Особенности развития фортепианного искусства Екатеринбурга (1930-1960-е гг.) 75

Глава III НОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ИСПОЛНИТЕЛЬСКОМ ИС

КУССТВЕ ЕКАТЕРИНБУРГА ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XX в 105

3.1. Кризис романтической идеи и развитие «интеллектуального

пианизма» 105

3.2. Черты постмодерна в творчестве пианистов «новой волны» 117

3.3. Фортепианные сочинения и «авторский пианизм» В. А. Ко-бекина 125

Заключение 138

Библиографический список 141

Приложение 1. Список фонограмм 171

Приложение 2. Список фортепианных сочинений композиторов

Екатеринбурга 181

Приложение 3, Хронограф событий общественно-культурной жиз

ни Екатеринбурга XVIII-XIX вв 190 

Введение к работе:

Диссертация посвящена изучению фортепианного исполнительского искусства Екатеринбурга, значительной и художественно своеобразной ветви отечественного пианизма. Хронологические рамки исследования очерчены XVIII-XX вв. В последние десятилетия XX века (на фоне интеграционных процессов во всех областях жизни) усилился интерес к явлениям, происходящим на региональном уровне, в том числе и в сфере музыкальной культуры. Проблематика функционирования искусства в провинции дает богатый материал для понимания закономерностей развития искусства в целом и осмысления значимости в его структуре локальных источников.

Жизнь провинции, нередко насыщенная весьма значительными художественными событиями, издавна служила источником, питавшим крупные культурные центры. Однако ввиду исторически сложившегося иерархического подчинения социокультурного пространства страны столице, эти процессы почти всегда оставались «в тени» исследовательского внимания, как и явления, происходящие на периферии «магистрального сюжета» истории искусства. Примером этого служит фортепианное исполнительское искусство Екатеринбурга.

Статус города, где активно развивались художественные ремесла, камнерезное и ювелирное искусство, литейное дело, диктовал динамичное развитие культуры и образования. Екатеринбург нуждался в хорошо обученных кадрах. Потому истоки зарождения фортепианного искусства Екатеринбурга можно отнести уже к XVIII веку. В обществе формируется определенная художественная среда, растет популярность домашнего музицирования, развивается любительское концертное исполнительство, что постепенно приводит к становлению профессионального фортепианного искусства.

Если прежде умение играть на фортепиано и сам инструмент были явлением крайне редким в быту екатеринбургских жителей, продуктом подража

ния укладу столичной жизни, то на рубеже XIX-XX вв. фортепиано становится достаточно популярным и занимает прочные позиции в музыкальной культуре города. В это время начинает функционировать ряд профессиональных учебных заведений, в том числе музыкальные классы при местном отделении ИРМО1, преобразованные в 1916 году в музыкальное училище. В числе его преподавателей выпускники Петербургской, Московской, Лейп-цигской, Мюнхенской и других консерваторий — В. С. Цветиков, В. А. Бернгард-Тшаска, Б. М. Лазарев. Э. Э. Петрсен, что обусловило высокий уровень музыкального образования учащихся и подготовило базу для создания в начале 1930-х гг. профессионального симфонического оркестра, открытия филармонии, организации Уральского отделения Союза композиторов.

Создание в 1934 г. первого и единственного в Урало-Сибирском и Дальневосточном регионах высшего музыкального учебного заведения завершило формирование трехуровневой системы художественного образования (школа - училище - вуз), в которой именно высшее звено на протяжении последующего времени играло ведущую роль. Функционирование консерватории активно повлияло на развитие музыкально-образовательной системы, подготовку музыкально-педагогических и исполнительских кадров не только в названных регионах, но и в таких крупных национальных автономиях, как Якутия, Башкирия, Бурятия и др.

Значительный импульс развитию фортепианного искусства Екатеринбурга был задан деятельностью эвакуированных на Урал в годы Великой Отечественной войны выдающихся музыкальных деятелей страны (Н. И. Голубовской, Г. Г, Нейгауза, Н. Н. Позняковской, К. Н. Михайлова, Г. М. Когана и др.), сохранявших и приумножавших великие традиции русского исполнительства. Ярким расцветом отмечена послевоенная история фортепианного исполнительства (И. М. Рензин, Б. С. Маранц, М. Г. Богомаз

и др.). Своеобразно и интересно складывается картина музыкальной жизни в последние десятилетия XX века, благодаря деятельности пианистов нового поколения — Н. Г. Панковой, Е. А. Левитана, В. Д. Шкарупы и др., а также самобытному композиторскому и исполнительскому творчеству В. А. Кобе-кина.

Вместе с тем фортепианное исполнительство Екатеринбурга в условиях недостаточной музыкальной информированности и весьма ограниченных, в сравнении с ведущими культурными центрами, контактов с мировой культурой показывает пример устойчивости охранительных тенденций. Такая ситуация, с одной стороны, способствовала сохранению местной традиции в некой чистоте, что дает возможность современному исследователю проследить самобытность данного феномена, с другой — препятствовала вхождению музыкального искусства региона в общекультурное пространство. В этом кроется противоречивость его функционирования на более зрелом этапе (середина 1940-1960-х гг.). Однако такой интересный феномен отечественной музыкальной культуры, как фортепианное исполнительское искусство Екатеринбурга, до настоящего времени мало известен, в чем и состоит актуальность работы.

Научная новизна обусловлена впервые предпринятым комплексным исследованием данной проблематики. Изучение истоков становления екатеринбургской фортепианной школы, особенностей ее развития, формирования различных исполнительских направлений, выявление новых тенденций в деятельности современных екатеринбургских исполнителей никогда прежде не были предметом искусствоведческого анализа. Требуют изучения и некоторые историко-культурные факты, непосредственно связанные с интересующей нас проблематикой. Это культура музыкально-художественного салона как один из источников формирования фортепианной школы в Екатеринбурге; этапы развития и разнообразие форм любительского музицирования; само существование местной исполнительской традиции.

Впервые в работе собраны, систематизированы, проанализированы и введены в научный оборот:

1) материалы, касающиеся культуры Екатеринбурга XVIII — начала XX вв. в интересующем нас аспекте;

2) обширная фонография, хранящаяся в государственных и частных архивах, которая позволяет выявить картину многообразия тенденций, проявившихся в исполнительском искусстве Екатеринбурга;

3) публикации в периодической печати XIX- начала XX вв., отзывы, воспоминания и другие свидетельства современников, проливающие свет на развитие музыкально-исполнительского процесса в период становления профессионального пианизма.

Впервые на примере концертной деятельности В. С. Цветикова, В. А. Бернгард-Тшаска, Э. Э. Петерсен, Б. М Лазарева (прямых учеников К. Рейнеке, Ф. Леккупэ, Б. Ставенхагена А. Зилоти) выдвигается идея связи — уже на ранней стадии бытования — фортепианного исполнительского искусства Екатеринбурга с традициями европейских пианистических школ. Высказывается предположение о возможности формирования внутри локального явления мотива, имеющего общехудожественную значимость. Рассматривается ряд новых понятий: «избыточный пианизм», «авторский пианизм», высказывается иной взгляд на понятие «тембровая сущность фортепиано» и предлагается их обсуждение.

Впервые изучены исполнительские трактовки фортепианных сочинений выдающимися пианистами Екатеринбурга, проведен сравнительный анализ некоторых интерпретаций, что позволило определить стилевые направления екатеринбургской фортепианной школы в период ее расцвета.

Впервые рассмотрены некоторые фортепианные сочинения уральских авторов с позиции выработки новой стилистики письма, поисков адекватных выразительных средств и приемов игры, что помогло, в частности, прояснить

причины «переинтонирования» традиционных стилевых направлений в фортепианном искусстве Екатеринбурга последней трети XX века.

Целью работы является комплексное изучение фортепианного исполнительского искусства Екатеринбурга и контактирующих с ним художественных явлений и процессов.

Объектом исследования стал обширный круг проблем, связанных с функционированием исполнительского искусства в контексте современной культуры, где резко возросла роль интерпретации как вида творчества.

Предметом исследования выступают процессы, связанные с зарождением, становлением и развитием фортепианного искусства Екатеринбурга, реализованные в творчестве крупнейших пианистов.

Цель, объект и предмет исследования позволили сформулировать следующие задачи исследования:

- выявление истоков формирования местной исполнительской традиции (на уровне культуры любительского музицирования);

- анализ логики развития фортепианного исполнительского искусства Екатеринбурга (на профессиональной стадии);

- выяснение содержательных констант каждого из этапов его истории;

- анализ основных стилевых тенденций екатеринбургской фортепианной школы;

- рассмотрение характерных проявлений романтической пианистической модели в условиях провинции на примере Екатеринбурга (1930— 1960 гг.);

- определение стилистических особенностей индивидуальных исполнительских манер на примере творчества крупных пианистов Екатеринбурга.

Источниковой базой диссертации послужили собранные в процессе работы материалы архивных и библиотечных фондов Екатеринбурга, Ирбита, Нижнего Тагила, Перми, Москвы, которые по смысловой направленности можно сгруппировать по следующему принципу: проблемы общейсториче

ские, искусствоведческие, биографические, фактологические, нормативно-регламентирующие и т. д.

Чрезвычайно важными оказались свидетельства, опубликованные на страницах периодических изданий XIX - начала XX вв., частично впервые вводимые в научный оборот. Среди них такие дореволюционные издания, как еженедельник «Екатеринбургская неделя», газеты «Уральская жизнь», «Зауральский край», «Пермские губернские ведомости», «Русская музыкальная газета» и др., где содержится ценная информация, помогающая понять важные этапы формирования фортепианной «предкультуры» Екатеринбурга и становления здесь профессиональной фортепианной исполнительской традиции.

Другой круг материалов, включенных в поле исследования, составили фонограммы концертных выступлений выдающихся пианистов Екатеринбурга, их воспоминания, творческие записки, размышления по проблемам исполнительства и педагогики, высказанные по просьбе автора в личных беседах. Некоторые из фонограмм считались утраченными и обнаружены автором в процессе работы над диссертацией. Эти уникальные документы дополняют и уточняют или же представляют в неожиданном ракурсе известные факты.

Третий пласт составили работы по истории и культуре Уральского региона и, в частности, Екатеринбурга. Число подобных публикаций относительно невелико. Они сосредоточены, главным образом, на прошлом музыкальной культуры города и посвящены либо определенным событиям, либо персоналиям. Таковы работы Е. В. Майбуровой, В. И. Рензина, С.М.Фроловой, Л. К, Шабалиной и др., содержащие ценный материал, но хронологически ограниченные дореволюционным периодом либо первыми годами советской власти.

Очерки EL Я. Лузум, Е. А. Левитана, Н. Н. Спасской и других авторов, посвященные отдельным пианистам, носят историко-биографический харак

тер. В них не рассматривается исполнительское творчество в контексте общего развития фортепианного искусства Екатеринбурга и, как правило, не затрагиваются стилевые аспекты исполнения. В то же время проявление таковых на индивидуальном уровне в конкретной музыкально-культурной ситуации служит ценным материалом для исследования.

Названный ряд дополняют информативно объемные публикации С. 3. Гомельской, А. Б, Костериной-Азарян, А. Г, Мосина, имеющие краеведческий характер и значительно расширяющие представление о глубинных пластах духовной культуры Урала. Однако специфический профиль этих исследований не предполагает разработку музыкальных аспектов.

Осмысление особенностей генезиса и современной истории фортепианного искусства Екатеринбурга потребовало привлечения трудов специального и общеискусствоведческого характера, которые послужили теоретической и методологической базой исследования. Таковы фундаментальные работы Б. Асафьева, М. Арановского, Л. Мазеля, М. Михайлова, В. Меду-шевского, Е. Назайкинского, С. Скребкова, В. Холоповой, Ю. Холопова, Т. Чередниченко, Б. Яворского, посвященные различным аспектам музыки как художественного явления и творческого процесса.

Специальные вопросы теории и практики фортепианного исполнительства рассматриваются в монографиях А. Алексеева, А. Алынванга, Л. Баренбойма, Л. Гаккеля, Г. Когана, Н. Мельниковой, С. Фейнберга, Ж. Бреле, К. Мартинсена. В исследованиях Д. Рабиновича, А. Кандинского-Рыбникова, А. Меркулова, В. Чинаева подробно разработана проблематика, связанная с историей исполнительских стилей. К научным положениям этих авторов мы обращаемся в данном исследовании.

Проблемы концертно-исполнительской практики последних десятилетий XX века затронуты в публикациях Г. Гульда, А. Любимова, С. Рихтера и др. Они важны для понимания новейших тенденций развития пианизма в культурном пространстве постмодерна. В информационное поле диссертации

также включены представляющие интерес сведения из мемуаров и эпистоля-рий Г. Нейгауза, А. Шнабеля, П. Казальса, Б. Хайкина, М. Юдиной и других выдающихся музыкантов-исполнителей.

В процессе подготовки исследования были проанализированы положения трудов Г. Гильбурда, Е. Гуренко, А. Еремеева, Л. Закса, М. Кагана, Т. Адорно по философии, социологии, эстетике, важные для раскрытия значимых аспектов в истории фортепианного исполнительства Екатеринбурга. Ценными в контексте данной работы оказались исследования Ж. Базена, Н. Дмитриевой, Б. Зингермана, Л. Пинского, В. Полевого, М. Германа и др. в области истории и теории изобразительного искусства, театра, литературы, кинематографа.

Многоаспектность диссертационной проблематики потребовала применения методологии системного анализа. В исследовании используется аппарат историко-культурных, теоретико-музыковедческих, социально-психологических, философских, эстетических методов исследования. Рассмотрение какого-либо явления искусства в таком многоуровневом ракурсе дает понимание внутренней структуры его бытия-функционирования, помогает создать целостное представление о данном явлении, его связях и зависимости от других явлений.

Практическая значимость диссертации обусловлена возможностью применения ее результатов в различных областях гуманитарного знания. Как источник новой информации работа может быть востребована историками, культурологами, музыковедами для исследований в сфере искусства, истории и культуры Урала, использована в спецкурсах и семинарах аналогичных направлений в комплексе дисциплин высшего и среднего музыкального образования, в практике музыкантов-исполнителей и педагогов. Материалы диссертации также могут быть представлены в музыкальных программах теле- и радиовещания и мероприятиях просветительского характера.

Апробация работы. Диссертация обсуждалась на кафедре истории, теории исполнительского искусства и музыкальной педагогики Магнитогорской государственной консерватории им. М. И. Глинки и рекомендована к защите. Отдельные положения работы были представлены на научных конференциях различного уровня в Екатеринбурге, Москве, Санкт-Петербурге. Материалы диссертации были использованы в лекциях по истории фортепианного исполнительского искусства на факультете повышения квалификации при Уральской государственной консерватории им. М. П. Мусоргского, в авторском цикле просветительских передач «Вспоминая старых мастеров...» и программе «ИКС (история, культура, современность)» Свердловского областного радио.

Структура и содержание. Работа включает введение, три главы, заключение, библиографический список, содержащий 417 названий на русском и иностранных языках, в том числе раздел газетных и журнальных публикаций 1870-1910-х гг., и три приложения: список фонограмм, фиксирующих концертную деятельность екатеринбургских пианистов; перечень фортепианных сочинений екатеринбургских композиторов; хронограф событий общественно-культурной жизни Екатеринбурга XVIII - начала XX вв.

Подобные работы
Кушпилева Марина Юрьевна
Претворение текста Stabat Mater в духовной хоровой музыке: история и современность
Хавторин Борис Порфирьевич
Музыкальная культура Оренбуржья : история и современность : архивные изыскания
Сюткина Ольга Викторовна
Межпредметная интеграция в образовании в России, Германии и США: история и современность
Башкатова Наталья Павловна
Система патриотического воспитания в народной педагогике казачества: история и современность
Малышев Владимир Сергеевич
Госфильмофонд России как материальная и гуманитарная основа отечественного киноведения :История и современность
Чэнь Вэньхуа
Выставки русской живописи в Китае : история и современность
Толстоухова Анастасия Викторовна
История развития начального художественного образования в Якутии в контексте современности
Чесных Валерий Иванович
Суд присяжных в России как комплексный правовой институт: теория, история, современность
Ярмольчук, Андрей Вячеславович
Скаутское общественное движение в России в XX веке: история и современность
Воронцов Сергей Анатольевич
Становление и развитие земельных отношений в России : история и современность

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net