Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Политические науки
Политические проблемы международных отношений и глобального развития

Диссертационная работа:

Сочнева Инна Алексеевна. Перспективы вступления Турции в ЕС: социально-политические и социально-культурные аспекты: автореферат дис. ... кандидата политических наук: 23.00.04 / Сочнева Инна Алексеевна;[Место защиты: Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте философии Российской академии наук].- Москва, 2012.- 26 с.

смотреть введение
Введение к работе:

I Актуальность темы исследования

Возможность членства Турции в ЕС на протяжении десятилетий являлась одним из самых важных вопросов европейской политики. В настоящий момент этот вопрос несколько отошел на задний план, однако в долгосрочной перспективе он отнюдь не снят с повестки дня. Перспективы интеграции Турции в ЕС - вопрос, имеющий прямое отношение не только к текущей политике, но и к проблематике политической теории. В частности, это вопрос о структуре и динамике страновой идентичности. И сторонники, и противники вступления Турции в Евросоюз апеллируют к «идентичности», вкладывая в эту категорию различное содержание. Одни подчеркивают глубину социально-политической и социально-культурной трансформации турецкого общества, произошедшей в течение девяти десятилетий существования Турецкой республики; другие настаивают на непреодоленных - и, по их мнению, непреодолимых - культурных различиях между Турцией и Европой. Независимо от того, какая из этих позиций возобладает в будущем, изучение условий возможности полноправного членства в Евросоюзе такой «неевропейской» (хотя бы по своей конфессиональной принадлежности) страны, как Турция, представляет собой актуальную задачу политической теории вообще и теории международных отношений, в частности.

Возникновение на обломках Османской империи Турецкой Республики было в значительной мере обусловлено тем обстоятельством, что тогдашнему турецкому лидеру Мустафе Кемалю удалось реализовать проект по созданию национальной идентичности, ставшей основой новой власти и нового государства. Становление новой национальной идентичности, отличной от прежнего исламского понимания «турецкости», оказалось возможным благодаря сочетанию двух основных факторов. С одной стороны, благодаря активным усилиям правящих кругов по осуществлению проекта нацио- и государствостроительства. С другой стороны, рост национального самосознания, сплочение масс на основе национальных ценностей во многом носили стихийный характер и послужили благодатной почвой для осуществления кемалистского проекта.

Новое государство было основано на принципиально иной идентичности, чем та, которая существовала в период империи. Если в Османской империи основным

элементом структуры идентичности являлся ислам, то в Турецкой Республике идентичность формировалась уже на основе национальной идеи. Нация при этом понималась как принципиально секулярная: религия была отделена от государства, в результате чего ислам был устранен из публичной сферы.

С момента провозглашения Турецкой Республики в 1923 г., турецкому государству удавалось сохранять базовые принципы создания и воспроизводства новой турецкой идентичности - секуляризма и кемализма. Однако, несмотря на приверженность Турции этим принципам, Европейское сообщество не торопится с принятием Турции в свои члены. Вопрос о вступлении Турции в ЕС является предметом горячих дебатов в современной Европе. Одна часть европейской бюрократии и гражданского общества если не приветствует, то, по крайней мере, не исключает такую возможность, тогда как другая настроена категорически отрицательно. Вся история переговоров о вступлении Турции в ЕС наглядно свидетельствует о том, что тупик, в который они сейчас зашли, объясняется не столько соображениями «Realpolitik», сколько социокультурными причинами. Иными словами, корень проблемы лежит скорее в плоскости идентичности, чем в плоскости интересов.

Начало холодной войны и раскол европейского континента в условиях геополитического противостояния двух блоков вывело на первый план вопросы безопасности, что на долгие годы обеспечило Турции одну из ключевых ролей в данной системе. Не обладая развитой экономикой, Турция, благодаря преимуществам своего географического положения, сумела стать важным и во многом незаменимым партнером по коалиции для США и Западной Европы в решении задачи «сдерживания советской экспансии». Вступая в западные военные и экономические союзы и объединения (в 1947 г. - в МВФ и МБРР, в 1952 г. - в НАТО) и принимая участие в вооруженных конфликтах, Турция стремилась обеспечить собственную безопасность, а также доступ к финансовым, экономическим и технологическим центрам.

Эта стратегия, полностью укладывавшаяся в логику вестернизации, встретила понимание и полную поддержку западных союзников, крайне заинтересованных не столько в создании монолитного военного и экономического блока, сколько единой западной идентичности, которая была чрезвычайно неоднородной, особенно в самом начале противостояния с СССР. Превалирование политической и геополитической логики над экономической облегчило Турции задачу проникновения в «Общий рынок» и отодвинуло на второй план ее экономическую отсталость. На этом этапе

заинтересованность Запада в Турции обеспечивала включенность последней в западную и, в частности, европейскую общность, несмотря на очевидные внутренние проблемы этой страны в социальной, политической и экономической сфере.

Ситуация изменилась кардинальным образом после распада коммунистического блока и окончания холодной войны, когда отказ стран Центральной и Восточной Европы от пребывания в «советском блоке» позволил Западной Европе сосредоточиться на объединении континента и интеграции этих стран в собственные структуры. В связи с отказом Евросоюза от идеологической геополитики в пользу цивилизационнои одна лишь военная сила Турции, не подкрепленная соответствующим уровнем социально-экономического развития, уже не представляла прежней ценности, в результате чего Турция оказалась на периферии европейских интеграционных процессов.

Именно в этом контексте все громче стали звучать заявления о том, что Турция «слишком мусульманская» для того, чтобы считаться европейской страной и претендовать на место в Евросоюзе. Последний все чаще стал рассматриваться как некий «христианский» клуб, расширение которого имеет культурно обусловленные пределы. Наиболее последовательными противниками идеи полноправного членства Турции остаются лидеры таких европейских стран, как Франция, Германия, Австрия, транслирующие недовольство большей части своего населения растущими темпами миграции, исламизации и опасения того, что появление внутри Европы мусульманского «троянского коня» лишь усилит эти тенденции. Официальный Брюссель демонстрирует оптимизм в вопросе предоставления Турции статуса полноправного члена, реализуя оформившееся после окончания противостояния двух блоков стремление Евросоюза к выходу на международную арену в качестве независимого и влиятельного актора.

Предмет исследования - анализ политических и социально-культурных условий интеграции Турции в Европейский Союз.

Основная цель исследования - проанализировать условия возможности вступления Турции в Европейский Союз.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующий ряд задач:

  1. проанализировать политические, социальные и культурные условия формирования и воспроизводства турецкой идентичности;

  2. классифицировать особенности идентификационного проекта и политики идентичности турецких властей с 1920-х годов по настоящее время;

3) охарактеризовать отношение современных политиков, общественных деятелей и обычных граждан (как в самой Турции, так и в Европе) к перспективе вступления Турции в Евросоюз.

Хронологические рамки: исследование охватывает историю возникновения и трансформации турецкой идентичности с 1923 г. - года провозглашения Турецкой Республики - до сегодняшнего дня. Анализ современного этапа развития Турции позволяет проследить эволюцию и результаты реализации проекта идентичности, оценить влияние его особенностей на процесс переговоров о получении статуса полноправного члена ЕС.

Степень разработанности проблемы

В своей работе автор опирался на официальные документы Европейского Союза, работы турецких авторов и исследования отечественных тюркологов, посвященные сложным взаимоотношениям между секуляризмом и исламизмом, их влиянию на формирование турецкой политики идентичности. Необходимо отметить, что общим моментом для трех исследовательских школ - российской, западной и турецкой -является традиция выделения двух взаимоисключающих типов турецкой идентичности -светской (кемалистской) и религиозной (исламистской). Политика идентичности, проводившаяся М. Кемалем, предполагала создание светской, «лаицистской» общности, объединенной национальным, а не религиозным чувством. Избранная стратегия вестернизации предопределила инкорпорирование национальных светских ценностей в идеологию и политику идентичности и, как следствие, рассмотрение ислама в качестве основной угрозы базовым ценностям Турецкой Республики. И хотя умеренно-исламистская «Партия справедливости и развития» добилась немалых успехов в либерализации политической и социально-экономической систем, научный дискурс продолжает развиваться в традиционных рамках противопоставления вестернизации, с одной стороны, и ислама, с другой.

Развернутый анализ истории взаимоотношений Турции и ЕС, основных причин их сближения, особенностей процесса интеграции представлен в работах как турецких исследователей, так и отечественных тюркологов. В своих исследованиях турецкие авторы уделяют пристальное внимание особенностям турецкой идентичности, их

1 Qelik, Y. Contemporary Turkish Foreign Policy. - Praeger., Westport, Connecticut, London, 1999. См. также Турция между Европой и Азией. - М., Крафт + ИВ РАН, 2001 и Hale W. The Political and Economic Development of Modem Turkey. - London, 1984

влиянию на процесс переговоров. Они подходят к изучению данной проблематики с системных позиций и рассматривают интеграцию в Европу в рамках общего курса на вестернизацию, заложенного еще в эпоху Османской империи. Основной особенностью турецкого дискурса по проблеме вступления Турции в Евросоюз является рассмотрение интеграции в категориях взаимодействия европейской и турецкой идентичностей.

В отличие от турецких ученых, представители российской школы - Н. Ю. Ульченко, В. В. Кунаков, Е.И. Уразова, А. Г. Гаджиев, ИИ. Иванова, А. В. Савельева, Г. М. Зиганшина, А.Н. Борейко- акцентируют внимание на экономической отсталости и диспропорциях развития, а также на социально-политических проблемах как основных преградах на пути Турции в Европу. На взгляд диссертанта, отечественные авторы склонны недооценивать влияние социокультурных факторов на процесс переговоров. Этот аспект возможного вхождения Турции в ЕС они явно отодвигают на задний план. Европейские исследователи также склонны либо отрицать роль социокультурных аспектов при анализе процесса переговоров о вступлении Турции в ЕС, либо минимизировать их и сводить дискуссию к необходимости выполнения официально выдвинутых Евросоюзом требований. В таком контексте, соответственно, внимание в основном акцентируется на экономических, социально-политических критериях, а вопросы идентичности, если и поднимаются, то рассматриваются исключительно в

комплексе с вышеперечисленными аспектами.

Теоретико-методологические основы исследования

Небывалый всплеск интереса к категории «идентичность» как в теории международных отношений, так и в социальных науках в целом, наблюдаемый во второй

Yavuz, Н. Political Islam and the Welfare (Refah) Party in Turkey// Comparative Politics. Oct 1997. Vol. 30. № 1. P. 61 - 68. See also Ozen C. Neo-Functionalism and the change in the dynamics of Turkey-EU relations. -Perceptions. - November 1998. - Vol. Ill, N.3. http ://www. sam. -Novemberl998/ozen.PDF - 20.09.2011 Vardan O. Turkey-EU relations and democracy in Turkey: problems and prospects// Turkish Policy Quarterly. Spring 2009. Vol. 8. No. 1. P. 49-57. See also Bilgin P. Turkey & the EU: yesterday's answers to tomorrow's security problems?//EU Civilian Crisis Management. Conflict Studies Research Centre. May 2001. ISBN 1-903584-30-2. P. 38-51. См. также: Шахинлер, M. Кемализм: зарождение, влияние, актуальность. М.: Московский писатель. 1998

Кунаков В. Турция и ЕС: проблемы экономической интеграции//Институт изучения Израиля и Ближнего Востока. М.: 1999. См. также: Ульченко Н. Ю. Турция-ЕС: экономические аспекты партнёрства//Институт изучения Израиля и Ближнего Востока. Современный исламский Восток и страны Запада. М., 2004. С. 86-101 и Савельева А.В. Об отношениях Турции и ЕС// Институт изучения Израиля и Ближнего Востока. Востоковедный сборник (выпуск пятый). М.: 2003. - с. 356-367

Chislett W. Turkey's EU Accession Reaches an Impasse// Elcano Roal Instituto. Working paper 34/2009. P 1-32. See also Risse T. A Community of Europeans: transnational identities and public spheres. USA.: Cornell UniversityPress. 2010

половине XX века, связан с ее объяснительными возможностями. Категория «идентичность» имеет длительную предысторию: с ее помощью описывалась извечная философская проблема постоянства среди проявлений изменчивости и единства среди проявлений многообразия.

Впервые введенный 3. Фрейдом в специфически психоаналитическом контексте, этот термин приобрел широкую популярность вначале в Соединенных Штатах в 1960-х гг. благодаря работам Э. Эриксона, также применявшего данный термин в основном для определения явлений психологического порядка. Несмотря на это, именно усилиями Эриксона идентичность прочно вошла в междисциплинарный оборот, в первую очередь, в словарь социальных и политических наук - теорию референтных групп, социологию символических интеракций, социологическую теорию ролей, исследования этнических движений, нации, расы.

Использование категории «идентичность» приобрело большую популярность в исследованиях международных отношений гораздо позже, чем в социологии и психологии - лишь в 1990-е годы. В качестве наиболее интересной работы, в которой дается характеристика особенностям возникновения коллективной идентичности, классификация подходов к ее изучению, а также анализ формирования европейской идентичности, следует привести книгу И. Нойманна «Использование "Другого". Образы Востока в формировании европейских идентичностей». В ней он выделяет четыре основных подхода к изучению коллективной идентичности, сложившихся на сегодняшний момент в науке о международных отношениях: психологический, этнографический, подход континентальной философии и так называемый восточный экскурс. Не задаваясь целью детального анализа особенностей этих подходов, остановимся на принципиальном, с нашей точки зрения, различии в трактовке понятия идентичность.

Введенное в научный психологичесий дискурс, первоначально оно имело в
основном персональные коннотации. Феномен, который интересовал Эриксона -
переживание индивидом себя как целого, "длящееся внутреннее равенство с собой",
"непрерывность самопереживания индивида". Эриксон, поднимая вопрос о

коллективной (или групповой) идентичности, рассматривал ее в качестве некой надстройки, производной от индивидуальной. Он, в частности, определял коллективную

Малахов B.C. Неудобства с идентичностью //Вопросы философии. 1998. N2. С. 43-54. Нойманн, И. Использование "Другого". Образы Востока в формировании европейских идентичностей. М.: Новое издательство. 2004.

идентичность как сверх-идентичность (идеал, к которому по-своему стремится каждый) или как паразитическую церемониальную идентичность. Тем не менее, в данном случае в виду имеется отнюдь не "коллективная идентичность", а особое измерение индивида, который в (социальной и индивидуальной) психологии и социологии обозначают как "социальное Я" (social me). Подобный подход неизбежно наделяет коллектив качеством субъективности, присущей исключительно индивиду.

Помимо этого, неразделение индивидуального и коллективного уровня идентичности или же редуцирование коллективной идентичности к некой производной от индивидуальной таит в себе еще одно допущение. Как известно, коллектив - это социальная структура, которая помимо своих составных частей включает и связи между ними. Именно благодаря внутренним взаимосвязям элементов структуры последняя приобретает некие свойства и характеристики, отличные от свойств и характеристик своих составных частей. Следовательно, говоря о коллективе как о социальной структуре, нельзя сводить этот анализ исключительно к характеристике ее составляющих - индивидов и игнорировать наличие социальных связей между ними.

В этой связи важность исследований, проводившихся в рамках этнографического подхода (прежде всего, работ по проблеме национализма), заключалась в том, что они впервые освободили понятие коллективной идентичности от психологических коннотаций, психологического субъективизма и прочно связали его с социальной сферой.8

В своей диссертации автор придерживается методологии социального конструктивизма, предполагающей изучение феномена коллективной идентичности как социального конструкта, появление и особенности которого обусловлены конкретными социальными, культурными, религиозными, лингвистическими и иными практиками. Понятие конструкт в данном случае имеет следующее значение. Во-первых, конструкт обозначает некую общность, возникшую как следствие объективных социальных процессов, и противопоставляется представлению об идентичности как о живом организме, который рождается, растет, стареет, а затем умирает. Помимо этого, термин конструкт призван также подчеркнуть артефактную, а не неизменную природу коллективной идентичности. Сообщество индивидов не является данностью, напротив,

Малахов B.C. Неудобства с идентичностью//Вопросы философии. 1998. N2. С. 43-54. 8 Нойманн, И. Использование "Другого". Образы Востока в формировании европейских идентичностей/ М.: Новое издательство, 2004. - С. 33-34

оно постулируется в ходе процесса познания, причем не как некая статичная данность, а как постоянно изменяющаяся сущность.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в развернутом анализе позиций политических элит и общественных сил Европы и Турции по вопросу о перспективах членства последней в Евросоюзе. Кроме того, элементом новизны является смещение фокуса с выдвигаемых на официальном уровне политических и экономических препятствий на пути Турции в Евросоюз на социокультурные причины, играющие решающую роль в данном вопросе.

Теоретическая и научно-практическая значимость исследования заключается
в том, что его основные выводы могут быть использованы в дальнейшем изучении
вопросов международных отношений, глобальных политических процессов.

Предполагаемые результаты исследования могут быть включены в соответствующие разделы этих научных дисциплин, использованы при чтении спецкурсов по актуальным проблемам и процессам международных отношений и политологии.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Особенность секулярной модели турецкой идентичности заключается в том, что в период создания Турецкой республики церковь была не отделена от государства, а подчинена ему; в результате светская идентичность военных вступила в противоречие со стихийным исламским сознанием народа. Последствия такого «тюрко-исламского синтеза» сохранялись на протяжении всей истории современной Турции.

  1. Наиболее важным результатом взаимопроникновения светского и религиозного мировоззрения в Турции стала коренная трансформация понятий светской и исламской идентичности. Этим, в частности, объясняется то обстоятельство, что умеренным исламистам удалось одержать третью подряд победу на выборах;

  2. Характерное для исследовательской литературы противопоставление кемалистов, рассматривавшихся в качестве гарантов светского режима и либерально-демократического реформирования страны по западному образцу, и исламистов, несущих угрозу отказа от вестернизационного курса, все меньше отражает реальную ситуацию в стране.

  3. Социокультурные факторы являются важной детерминантой всего комплекса проблемы принятия Турции в ЕС. Значимость этих факторов возрастает по

мере того, как Турция успешно выполняет требования ЕС и приближается к достижению необходимых стандартов. Необходимым условием далььнейшего продвижения переговоров является ответ на вопрос, является ли Турция европейской страной и останется ли ЕС европейским образованием, включив Турцию в свой состав.

Апробация работы

Основные положения и выводы диссертации освещены в ряде публикаций, перечень которых приведен в конце работы. В ноябре 2009 г. доклад автора «Понятие и основные подходы к изучению коллективной идентичности в современном дискурсе (политический аспект)» был удостоен 1-го места на III Всероссийской конференции студентов, аспирантов и молодых ученых, г. Москва, МИРЭА.

Автором был также получен грант стипендиального фонда парламента г. Берлина на проведение исследования во Фрай Университете, Берлин на период 2011-2012 гг.

Доклады с изложением основных идей диссертации были сделаны на следующих научных конференциях, конгрессах и симпозиумах:

Международный молодежный научный форум «ЛОМОНОСОВ - 2010». Апрель 2010, г. Москва, МГУ

«Европейские исследования: возможности и ограничения в применении методологических подходов»: летняя школа, организованная Центром изучения Германии и Европы Санкт-Петербургского Государственного Университета, Центром европейских исследований Европейского Университета в Санкт-Петербурге при поддержке Фонда Фридриха Эберта, Санкт-Петербург, июль 2010

«Искусственный интеллект: философия, методология, инновации» IV Всероссийской конференции студентов, аспирантов и молодых ученых, г. Москва, МИРЭА, ноябрь 2010

Международный молодежный научный форум «ЛОМОНОСОВ-2011». Апрель 2011, г. Москва, МГУ

Диссертация прошла обсуждение на секторе философии российской истории Института философии РАН и была рекомендована к защите.

Структура диссертации


© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net