Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Искусствоведение
Музееведение; хранение художественных ценностей и памяток архитектуры

Диссертационная работа:

Батырева, Светлана Гарриевна. Калмыцкое изобразительное искусство XIX - начала XX вв. Опыт историко-культурной реконструкции : автореферат дис. ... доктора искусствоведения : 17.00.04 / Батырева Светлана Гарриевна; [Место защиты: Науч.-исслед. ин-т теории и истории изобразит. искусств Рос. акад. художеств].- Москва, 2011.- 58 с.: ил.

смотреть введение
Введение к работе:

Актуальность темы исследования определена возрастающим интересом к традиционному искусству в эпоху постмодернизма, в условиях глобализации культуры и интеграции мирового сообщества. В усиливающемся процессе исчезновения художественного наследия малых этносов приходит понимание необходимости его сохранения и изучения. Многонациональная российская культура не может быть полноценно изучена вне ее локальных явлений. Таково искусство Калмыкии, осмысление которого необходимо для целостного представления о художественном наследии, сформированном социокультурными процессами региона России. Научный подход позволит избежать упрощения и деформации наследия, что особенно важно для его современного развития. Актуальность исследования заключается и в назревшей необходимости теоретического обобщения отечественных и зарубежных исследований национального искусства, представляющего самобытный вклад народа в общероссийскую и мировую (буддийскую) художественную культуру.

В диссертации предпринята историко-культурная реконструкция изобразительного искусства Калмыкии XIX - начала XX вв., мало изученного. Причина тому - сравнительно узкий ареал распространения памятников. Но основную трудность для исследователей представляет утрата большей части культурного достояния калмыков, переживших за четыре столетия несколько миграций: переселение их предков-ойратов в XVII веке из Центральной Азии в степи Прикаспия, сменившееся уходом большей части народа в Джунгарию; калмыки, сформировавшиеся как этнос в условиях российской государственности, в 1943 году были депортированы в Сибирь. В 1956 году последовали восстановление автономии республики в ускоренном ритме социалистического строительства, затем перестроечные явления, закончившиеся новым поворотом в жизни государства. Кризисные ситуации вкупе обусловили фрагментарное состояние художественного наследия Калмыкии, представленного немногими памятниками музейного значения, что объясняет необходимость его исторической реконструкции. Эта сложная задача потребовала многолетнего сбора и изучения сохранившихся произведений искусства, а также анализа обширного историко-документального материала.

Интерес к проблеме, практический опыт ее решения в музейно- просветительской, образовательной и исследовательской деятельности автора определили содержание данной работы.

Степень разработанности проблемы. Изучение искусства как части культурного наследия предполагает выяснение места искусства в культуре, разные аспекты их взаимосвязи, составляющие не новый предмет гуманитарного познания. Обсуждение этого круга вопросов сопровождает процесс становления искусствознания как самостоятельной научной сферы, начавшийся с разработки первой в истории философии концепции культуры Дж.Вико, продолженной в немецкой классической философии (Ф.Ницше, И.-Г.Гердер, Ф.Шеллинг, Ф.Шиллер), развитой И.Кантом в первом опыте системного подхода в осмыслении культуры и искусства, диалектике Г.Гегеля. Вопросам исторического единства и многообразия типов культуры и искусства посвящены труды А.Тойнби, О.Шпенглера, А.Кребера, Э.Кассирера, Н.Бердяева, П.Сорокина и Н.Данилевского, а также ряда других западных и отечественных ученых. В зарубежных исследованиях XIX-XX вв. (О.Шпенглер, А.Кребер, В.Дильтей, М.Вебер) важным аспектом соотнесения искусства и культуры определяется художественный стиль, эта категория осмысливается и в интегральной концепции П.Сорокина. Данная проблематика закономерно охватывает и общетеоретические вопросы, касающиеся роли и функций искусства в культуре.

Искусство как социокультурная система, интегрирующая эстетические ценности, рассматривается в отечественной науке XX века М.Бахтиным, И.Иоффе и другими исследователями. В 70-80-е годы в связи с активизацией теоретического изучения искусства оформляется комплексное системно-историческое направление искусствознания (М.Афасижев, А.Зись, Ю.Барабаш), воспринимающее искусство как феномен культуры, её «микрокосм», в котором, подобно миру в капле воды, отражается культурный «макрокосм» (М.Каган, В.Селиванов, А.Эткинд, Д.Лихачев, Л.Мосолова. Г.Щедрина и др.).

Оценка художественного произведения в качестве образной системы, взаимосвязанной с культурой, формирует семиотический подход к искусству, разработанный в трудах Ю.Лотмана, В.Топорова, Б.Успенского и др. Как показал Г. Панкевич, пространство-время произведения выступает мерой упорядоченности его образно-эстетической структуры, сопряженной с художественным мышлением. Всем спектром многоплановых взаимосвязей человека и природы, зависимостью искусства от социального менталитета обусловлен системный междисциплинарный подход современных исследователей к его изучению (Искусство в системе культуры. 1987, с.4; Системные исследования культуры, 2008). На перечисленных научных методах, а также теоретических аспектах исследований Е. Мелетинского и М. Элиаде структуры произведения в контексте целостности мифопоэтического мировосприятия, исторически заложенного в культуре, основывался диссертант в процессе разработки методики исследования.

В данном диссертационном исследовании феномен искусства фигурирует как специфический регулятивный механизм, координирующий многоуровневую взаимосвязь человеческой деятельности с разными пластами культуры, в свою очередь, понятой в качестве системы средств освоения и трансформации мира. Доминирующими инструментами освоения и преобразования среды выступают орудия труда, средства передвижения, а также средства физического жизнеобеспечения людей (поселения, жилища, одежда). Все они важны для осмысления народного прикладного искусства. Способ включения традиционных предметов в систему общественных связей (подразумевающих процесс производства, распределения и потребления) требует решения вопросов, характеризующих художественную культуру этноса на разных стадиях развития. В предпринимаемой впервые исторической реконструкции изобразительного искусства Калмыкии автор исходит из понимания важности этой и упомянутой выше проекций, включающих искусство в данную социальную систему.

При реконструкции калмыцкого изобразительного искусства XIX-XX вв. диссертантом было учтено отношение к локальному искусству как исторически обусловленному этнокультурному явлению, обоснованное рядом отечественных ученых (среди них М.Бахтин, Н.Конрад, Д.Лихачев, М. Каган, Э.Маркарян, А.Мыльников). Так, М. Каган справедливо предлагает рассматривать «традиционный тип культуры как фольклорный пласт, связанный с историческим этапом родо-племенной общности людей, и канонический тип художественной культуры, соответствующий фазе развития народности». В этот контекст, как будет показано ниже, укладывается художественная деятельность калмыков, воплощающая определенный образ мира и человека в мире, формируемый в культуре.

В предложенной исторической реконструкции диссертант исходит из принципа целостности материально-духовного начала художественной культуры, проецируемого в народном декоративно-прикладном и буддийском изобразительном искусстве Калмыкии XIX - начала XX веков. Исследуя искусство, невозможно обойтись без анализа художественного образа в этико-эстетической системе культуры. Это обусловлено функцией языка искусства, являющегося «опредмеченным самосознанием культуры», тем, что позволяет в художественной форме представить мифопоэтический код этнической традиции, как справедливо полагает А.Эткинд.

Историко-типологический аспект исследования соотношения мифа и искусства в культуре, обозначенный Н.Григорьевым, закономерно приводит к понятию традиции. В изобразительном искусстве традиция пространственного построения художественного образа фиксирует архетип мифологического мышления (по определению М.Элиаде, исходного начала в понимании процесса развития искусства). Мифо-религиозное жизнечувствование, сохраняемое этносом на разных стадиях развития, конституирует способ творческой жизни социума (что было показано крупнейшими философами XIX-XX вв. К.Юнгом, З.Фрейдом, К.Леви-Строссом, А.Лосевым).

Соглашаясь с Б.Бернштейном, рассматривающим пластические искусства как материально-духовный феномен, автор диссертации выделяет архитектуру в качестве главной пространственной модели традиционной культуры, в совокупности с другими искусствами формирующей среду материально-духовного бытия. Кристаллизация пространственного аспекта мира в видах и жанрах калмыцкого изобразительного искусства дает возможность историко-культурной реконструкции и исследования этнической модели мира в целом. В методологии системного подхода диссертант опирается на опыт фундаментального исследования проблемы функционирования искусства в переходных процессах культуры XX века.

Историография традиционной культуры народа содержит сведения о культуре ойратов-калмыков в исторических хрониках XV-XIX веков: «Алтан Тобчи» Лубсана Данзана, «Сказание о дербен-ойратах» Габана Шараба, сочинения Рашид-ад-Дина и других источниках на монгольском, калмыцком, персидском и тюркских языках. Широкий спектр материалов о калмыках и их этнических предшественниках представлен в отечественной науке XVIII-XIX вв. (И.Бичурин, П.Паллас, И.Георги, Г.Лыткин, А.Позднеев и др.). В большинстве своем это описания историко-этнографического и социально-экономического характера, позволяющие составить представление о культуре в соответствии с уровнем научного знания об одном из многих народов Российской империи. Особое место в историографии занимают труды Н.Пальмова, впервые предпринявшего исторический обзор калмыцкой культуры в 20-е годы XX века. Обобщение историко-культурного материала XIX-XX вв. можно найти в коллективном труде «Очерки истории Калмыцкой АССР» советского периода и недавно вышедшей «Истории Калмыкии с древнейших времен до наших дней» в 3-х томах, подготовленных творческим коллективом Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН.

Этнической истории монгольских народов, в том числе ойратов-калмыков, посвящены исследования Л.Кызласова, Л.Викторовой и К.Вяткиной, продолжающие дореволюционные изыскания Г.Потанина, Д.Банзарова и Г.Рамстедта. Диссертант основывался и на данных классических источников по ойрато-калмыцкому феодальному праву – «Ик цаажин бичг» (калм. «Великое уложение»), исследовании Б.Владимирцова «Общественный строй монголов» и развивающих его положения трудах С.Плетневой, И.Златкина, А.Чернышова, В.Санчирова и других востоковедов, а также монографии У.Эрдниева, Г.Авляева, А.Митирова и недавно вышедшем фундаментальном коллективном издании Российской академии наук по истории и этнографии калмыков («Калмыки» в серии «Народы и культуры»).

Для восстановления картины развития культуры и искусства калмыков важны источники, содержащие информацию о близких им этносах. Описание традиционной культуры монголов находим у средневековых европейцев-путешественников М.Поло, Г.Рубрука и П.Карпини. Из более поздних работ отметим записки Г.Потанина, сделанные в XIX веке у дербетов Западной Монголии, труды А.Позднеева – у монголов конца XIX-начала XX вв., А.Миллера – у калмыков; исследования Д.Банзарова, Н.Жуковской, Г.Галдановой и Л.Абаевой – у бурят XIX-XX вв., обобщающие труды Н.Жуковской и С.Неклюдова, а также сборники бурятских и сибирских исследователей о буддизме и традиционной культуре народов Центральной Азии.

Среди источников по быту и буддизму калмыков значимы наблюдения И.Житецкого, И.Бентковского, иеромонаха Мефодия, П.Небольсина, Н.Нефедьева и Г.Прозрителева, Х.Канукова, Ц.Корсункиева, У.Душана, а также материал сборников Астраханских и Ставропольских епархиальных ведомостей XIX- начала XX вв. В дореволюционных исследованиях нередко совмещены ремесленное производство и религиозный быт калмыков, что представляет характерную для времени малую степень изученности собственно искусства. Отсутствие дифференцированного подхода к народному прикладному искусству, не претерпевшему выделения в структуре традиционного уклада хозяйствования, естественно, приводит к его поверхностному описанию в исторических и социально-экономических обзорах калмыцкого этноса XVIII-XIX вв.

В приведенном обзоре источников и исследований - тематических, методологических, историографических (фактографических) - отметим практическое отсутствие первых и значимость последних в возможности исторической реконструкции калмыцкого изобразительного искусства.

Теоретическое осмысление искусства Калмыкии на основе общих зарубежных и отечественных исследований показало наличие и в нем циклической парадигмы, «архетипичной» в свойственной ей логике «вечного возвращения». Вместе с тем, диссертант полагает, что эта парадигма в исследуемом явлении не была единственной, поскольку традиционная культура в действительности уже во многом утрачена в современном бытии калмыцкого этноса. Ясно, что подобный предмет исследования требует комплексной методологии, сочетающей приемы искусствознания с подходами других научных дисциплин - истории, этнологии, социологии, культурологии, философии.

Цель и задачи исследования. Предпринимаемая впервые историко-культурная реконструкция калмыцкого изобразительного искусства XIX–начала XX вв. является целью данного исследования. Путями ее реализации автор считает выявление, описание и исследование художественной традиции, а также рассмотрение способов ее сохранения и развития в искусстве. Диссертант рассматривает искусство Калмыкии XIX-начала XX веков завершающим периодом бытия анализируемой художественной традиции. Подобное системное рассмотрение проблемы функционирования изобразительного искусства в контексте культуры Калмыкии предложено впервые.

В соответствии с поставленной целью требуют решения следующие задачи:

- обобщение и систематизация собранного фактического и историографического материала изобразительного искусства Калмыкии XIX - начала XX вв;

- рассмотрение этногенетических и социокультурных предпосылок культурогенеза калмыков, исторических факторов в формировании изобразительного искусства;

-реконструкция народного декоративно-прикладного искусства в совокупности традиционных художественных ремесел;

- реконструкция буддийского изобразительного искусства в совокупности живописи, скульптуры и архитектуры;

- структурно-функциональный анализ произведений народного и буддийского искусства Калмыкии XIX- начала XX века;

- выявление художественной традиции калмыцкого искусства XIX-XX вв. путем реконструкции мифопоэтического сознания этнической культуры;

- осмысление мировоззренческих доминант художественной традиции изобразительного искусства Калмыкии XIX-начала XX вв.

Объектом исследования является традиционная культура как системообразующая основа данного искусства.

Предметом исследования выступает калмыцкое искусство в целостности народного декоративно-прикладного и буддийского изобразительного искусства. В качестве существенного аспекта анализа рассматривается традиционное начало памятников архитектуры, живописи, скульптуры и декоративно-прикладного искусства Калмыкии XIX- начала XX вв.

Источниковедческую базу диссертации составляют памятники изобразительного искусства калмыков и монголоязычных народов из музейных и частных собраний Республики Калмыкия, России, Монголии; архивные материалы и научные данные отечественных и зарубежных исследований. Работа с источниками реализована в практике музейной деятельности в Калмыцкой государственной картинной галерее, Центре образования одаренных детей «Элистинский лицей» и Калмыцком институте гуманитарных исследований Российской академии наук.

Методологическую основу исследования составляет комплексный междисциплинарный подход; в историко-культурной реконструкции изобразительного искусства применен свод теоретических положений, куда вошли: современное понимание культуры как способа бытия человека, а искусства как «образной модели» и «мифопоэтического кода» культуры; современные теории этноса и этнического развития; методики реконструкции систем мировосприятия; теории мифологического сознания; структурно-типологические, сравнительно-исторические и семиотические методы изучения культуры и искусства.

В определении взаимосвязей искусства и общества, типологически меняющихся в развитии, ориентиром были выбраны результаты анализа циклических ритмов истории в культурологической интерпретации переходных процессов России XIX-XX веков. Транзитный («транзитивный»), т.е. переходный, характер явлений искусства, определяемый современными учеными в междисциплинарных исследованиях субъектов других культур, также был принят во внимание диссертантом при разработке методических подходов к калмыцкому изобразительному искусству XIX-начала XX вв.

Гипотеза исследования. Художественная традиция, обозначающая линию преемственности в развитии изобразительного искусства, обусловлена пространственным видением и способом «времяощущения» традиционного общества. Искусство сохраняет и структурирует мифопоэтический первообраз изображения, проецирующий архетипы сознания. Установить закономерности исторического процесса позволяют анализ и реконструкция художественного образа произведений искусства, относящихся к его разным стадиям. В работе выявляется динамика, направление, ритм и формы развития искусства, сопряженного с традиционным и каноническим типом культуры XIX - начала XX вв. Конституирующее «первообразное» выражение определяет локальное своеобразие искусства, сформированное этноинтегрирующими и этнодифференцирующими функциями художественной традиции, осуществляющей преемственность в развитии культуры.

Научная новизна исследования и положения диссертации, выносимые на защиту. Впервые в отечественном искусствознании:

-осуществлена историческая реконструкция калмыцкого изобразительного искусства в совокупности его разностадиальных форм XIX - начала XX вв. (народного декоративно-прикладного и культового);

-построена теоретическая модель формирования и развития изобразительного искусства в системе калмыцкой художественной культуры;

-проанализирован процесс трансформации пространственного мировидения в архитектуре, наглядно фиксирующей переход от кочевого уклада к оседлому;

- реконструирована картина (модель) мира в пространстве архитектуры;

- установлен способ пространственного сопряжения архитектуры с другими видами изобразительного искусства, самоорганизующегося посредством традиции в системе культуры;

-предпринята реконструкция пространственного мировидения в образах народного декоративно-прикладного и буддийского изобразительного искусства;

-рассмотрены роль и место традиции в развитии изобразительного искусства Калмыкии XIX - начала XX вв.;

- осуществлен структурно-функциональный анализ художественной традиции на материале историко-культурной реконструкции калмыцкого изобразительного искусства XIX- начала XX вв.

Научная новизна диссертации связана с самим объектом изучения, а также целью и задачами предпринимаемой историко-культурной реконструкции. Работа направлена на систематизацию и научное осмысление материала, углубление и уточнение знаний о калмыцком изобразительном искусстве XIX - начала XX вв.

На защиту выносятся следующие положения:

1.Калмыцкое изобразительное искусство XIX - начала XX вв. является художественным наследием, приобретенным в процессе адаптации народа к меняющейся среде бытия.

2.Развитие изобразительного искусства есть исторически обусловленный процесс, в анализе которого важны стадиальные аспекты бытия социума, определяющие тип культуры.

3.Формообразующим, стабилизирующим и регулирующим фактором развития искусства является художественная традиция, осуществляющая процесс преемственности культуры.

4. Преемственность культуры и искусства реализуется в сложном процессе взаимодействия традиции и инновации.

5.Выразительные средства и явления народного декоративно-прикладного искусства (костюм, орнамент), архитектуры и буддийского искусства (живопись, скульптура) репродуцируют мифопоэтическую модель мира в пространственно-временных параметрах художественной традиции.

6.Ядром (инвариантом) структуры этой модели выступает пространственно-временной архетип – первообраз художественной традиции, органично сопрягающей разностадиальные формы искусства.

7.Репродуцирование традиционной модели мира «активизируется» в переходные кризисные периоды истории калмыцкого народа, символически обозначая этапы этнокультурогенеза в системе искусства.

8.Развитие калмыцкого изобразительного искусства XIX - начала XX вв. циклично, ориентировано на сохранение архетипических основ художественного мировидения, претерпевающего трансформации на разных стадиях развития общества.

9.Сохранением образных основ искусства Калмыкии XIX-начала XX вв. утверждается его традиционный характер.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Концепция калмыцкого изобразительного искусства XIX-начала XX вв. как целостного явления культуры, рассматриваемого в динамике исторического процесса, может быть использована при изучении гуманитарных проблем традиционной культуры и искусства номадов Евразии и Центральной Азии, художественной культуры буддийского Востока, и в частности, изобразительного искусства монгольских народов России и зарубежной Азии.

Результаты исследования, осмысленные в междисциплинарных связях искусствознания с гуманитарными науками (историей, этнологией, философией, социологией, культурологией), определившие методологию и общетеоретические разделы диссертации, могут быть использованы при дальнейшем изучении путей развития художественной культуры Калмыкии, изучении других явлений традиционного искусства народов России.

Основные положения диссертации могут применяться при составлении учебных курсов по истории культуры и изобразительному искусству, учебно-методических пособий для соответствующих специализированных курсов высших и средних учебных заведений, а также в экспозиционной и исследовательской музейной практике, в культурно-просветительских целях.

Материал диссертации позволяет обозначить современную политику Республики Калмыкия в сфере культуры и искусства, содействовать развитию диалога с другими регионами России, ближнего и дальнего зарубежья.

Апробация работы. Теоретические выводы и основные положения диссертации изложены в докладах конгрессов и конференций международного, союзного, российского и регионального значения в городах: Улан-Баторе (VIII международный конгресс монголоведов, 2002; IX международный конгресс монголоведов, 2006; Second International Conference «Past and Present of the Mongolic Peoples», 2007); Варшаве (International Conference “The Sacred World of Central Asia», 2008); Москве («Искусство и культура Монголии и Центральной Азии», 1983; Всесоюзная буддологическая конференция, 1987; «Исторические источники Евразийских и Североафриканских цивилизаций: компьютерные подходы», 2001; VIII Международный конгресс востоковедов, 2004); Международная научно-практическая конференция «Буддизм Ваджраяны в России: от контактов к взаимодействию», 2010; Международная научно-практическая конференция «Память мира: историко-документальное наследие буддизма», 2010); Элисте («550-летие калмыцкого героического эпоса «Джангар», 1990; «Буддизм в системе мировой цивилизации», 1998; «История и культура монгольских народов: источники и традиции», 1999; «Материальные и духовные основы калмыцкой государственности в составе России», 2002; «Кочевая цивилизация Великой Степи: современный контекст и историческая перспектива», 2002; «Эпос «Джангар» в евразийском пространстве», 2004; «Язык, культура, этнос в глобализованном мире: на стыке цивилизации и времен», 2005; «Азия в Европе: взаимодействие цивилизаций», 2005; «Единая Калмыкия в единой России: через века в будущее», посвященной 400-летию добровольного вхождения калмыцкого народа в состав Российского государства», 2009; «Немецкий акцент: Германия в истории, науке и культуре Калмыкии», 2010); Cанкт-Петербурге («Буддийская культура и мировая цивилизация на пороге III тысячелетия», 2000; «Музей. Традиции. Этничность. ХХ-ХХI вв.», 2002; «Л.Н.Гумилев. Теория этногенеза и исторические судьбы Евразии», 2002; VI конгресс этнографов и антропологов, 2005; «Буддизм Ваджраяны в России: история и современность», 2009); Волгограде («Сарепта и народы Поволжья в истории и культуре России», 2002); Киеве («Цырендоржиевские чтения - 2003», «Цырендоржиевские чтения – 2006», «Цырендоржиевские чтения – 2008»); Улан-Удэ (VI Съезд востоковедов России, 2008); Оренбурге (VIII конгресс этнографов и антропологов России, 2009).

Часть материалов диссертации подготовлена в рамках проектов, поддержанных Российским гуманитарным научным фондом:

грант 02-01-10004б «Калмыцкая традиционная культура в историческом контексте этногенеза», проект создания постоянной экспозиции Музея имени Зая-пандиты Калмыцкого института гуманитарных исследований Российской академии наук (2002);

грант 04-04-16003д монография «Старокалмыцкое искусство XVII-начала XX вв.», издательский проект (2004);

грант 07-04-92373 е/G «Ойраты Западной Монголии и калмыки России: язык и культура», экспедиционный проект (2007).

Теоретические выводы и основные положения диссертации опубликованы в монографиях (рецензии Жуковской Н.Л., доктора исторических наук; Щедриной Г.К., кандидата искусствоведения; Cергеевой Т.В., кандидата искусствоведения; Кореняко В.А., кандидата исторических наук; Дякиевой Б.Б., доктора педагогических наук; Бадмаевой Г.Ю., кандидата искусствоведения) и рекомендуемых ВАК изданиях, список которых прилагается, отражены в учебных программах спецкурса «Калмыцкое изобразительное искусство» для студентов Института калмыцкой филологии и востоковедения Калмыцкого государственного университета и художественного отделения Элистинского училища искусств.

Результаты исследования нашли свое отражение в 144 научных публикациях объемом 35 а. л. и 5 монографиях объемом 30 а. л. (общим объемом 65 а. л.).

Диссертация обсуждалась на расширенном заседании сектора этнологии Калмыцкого института гуманитарных исследований Российской академии наук.

Структура и объем работы. Структура диссертационной работы подчинена логике исследования. Диссертация (общим объемом 333 страницы) состоит из Введения и двух разделов, структурированных на 9 глав; Заключения; Библиографии (включающей 495 наименований, в том числе на иностранных языках) и Приложения; диссертацию дополняет альбом иллюстраций.


© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net