Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Филологические науки
Сравнительное литературоведение

Диссертационная работа:

Маслова Марина Арнольдовна. Роман У. Теккерея "История Генри Эсмонда" в контексте художественных исканий эпохи : диссертация ... кандидата филологических наук : 10.01.05. - Нижний Новгород, 1998. - 215 с. РГБ ОД, 61:98-10/353-8

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА І.ФИЛОСОФСКО-ИСТОРИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ У.ТЕККЕРЕЯ В КОНТЕКСТЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ И ИСТОРИЧЕСКОЙ МЫСЛИ XVIII

ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКОВ 16

ГЛАВА ІІ.ТРАДИЦИИ И НОВАТОРСТВО У. ТЕККЕРЕЯ В ЖАНРЕ РОМАНА ("ИСТОРИЯ ГЕНРИ ЭСМОНДА") 67

ГЛАВА III. ДОСТИЖЕНИЯ У.ТЕККЕРЕЯ В ОБЛАСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА 125

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 194

БИБЛИОГРАФИЯ 203 

Введение к работе:

Наряду с Ч-Диккенсом, У.М.Теккерей /1811-1863/ - один из величайших писателей Англии, крупнейший представитель реализма XIX века. Однако до сих пор он остается недостаточно и односторонне известен отечественному читателю.

Художественный мир Теккерея сложен и противоречив, что вызывает неоднозначные оценки специалистов. Творчество романиста по сей день представляет интерес для исследователей.

В отечественном литературоведении о Теккерее написано меньше, чем о Диккенсе. Монографических исследований его творчества крайне мало. Книга В.В.Ивашевой "Теккерей-сатирик" освещает ранний этап творчества писателя, представляет исследование его сатирического наследия и является первой обстоятельной работой о Теккерее. Лишь в 80-е годы появилась монография В.СВахрушева "Творчество Теккерея", где рассматривается творчество писателя как цельная художественная система, конкретный разбор основных его произведений базируется на анализе мировоззрения художника, принципов типизации, структурообразующих элементов и стиля писателя. Важным для ученого является вопрос об "игровых" приемах в творчестве Теккерея, связывающих его с традицией народного искусства Англии (88;41).

Другие исследования творчества Теккерея представляют собой статьи, касающиеся частных проблем, или отдельные главы в учебниках, носящие, как правило, обзорный характер (14, с.419-452; 22; 125; 164; 18; 16; 59; 60).

Аспекты изучения творчества Теккерея отечественным литературоведением многообразны. Анализу эстетических взглядов писателя посвящены работы НА.Егуновой и Т.Н.Глебовой. Эти ученые прослеживают становление реалистического метода писателя в соотнесенности с его мировоззрением (63; 77; 78). Как сатирик воспринимается У.Теккерей ААникстом, В.В.Ивашевой, А.А.Елистратовой, Г.В.Аникиным, Н.П.Михальской и И.П.Медянцевым (18; 88; 16; 115). Театрализация жизни, концепция игры в творчестве Теккерея рассматривается В.С.Вахрушевым (45).

В последние годы усилился интерес к исторической теме в творчестве Теккерея. Проблема историзма занимает важное место в диссертациях Е.ИАвраменко, В.МВексельман, B.C. Довгопол (8; 49; 72). Довгопол B.C. обосновывает идейно-эстетическую значимость ранних произведений писателя, останавливается на полемике Теккерея с псевдоисторическим романом в лице многочисленных подражателей В.Скотта и в этом свете рассматривает роман "Барри Линдон" как "решительный удар вырождающемуся романтическому историческому роману" (72, с.70). В.М.Вексельман, развивая мысли В.С.Довгопол, решает проблему историзма на материале романов "Пенденнис", "Ньюкомы", "История Генри Эсмонда" и "Виргинцы". Диссертант подчеркивает характерную для Теккерея 50-х гг. тенденцию к слиянию исторического романа и романа о современности. Е.И.Авраменко поднимает вопрос о воплощении авторского видения социально-исторического бытия в образной ткани произведения /"Ярмарка тщеславия", "История Генри Эсмонда", "Виргинцы", "Четыре Георга"/. Е.И.Авраменко анализирует художественный историзм как качество не только содержательных, но и некоторых формальных уровней произведения - "прежде всего уровней повествования и предметной и речевой детализации", поэтому обращается к исследованию "чувства истории в микроклетке художественного образа-детали и подробности" (9, с. 1-2).

У.Теккерей как исторический романист привлекает внимание и других ученых, таких как А.А.Аникст, А.А.Бельский, В.С.Вахрушев, Ф.Г.Овчинникова, А.Саруханян, Г.Шейнман (17; 30; 42; 126; 139; 162).

Еще один аспект изучения Теккерея в нашей науке - проблема автора и повествователя в его книгах. Эта проблема ставится в работах С.Н.Филюшкиной, В.СВахрушева, Е.Е.Кириковой (156; 47; 101). С.Н.Филюшкина останавливается на формах раскрытия авторского сознания в повествовании от лица героя, для В.СВахрушева Теккерей - вездесущий и всезнающий автор. Е.Е.Кирикова в своей диссертации проводит разграничение автора-творца, писателя как исторической личности и повествователя как субъекта речи.

Для отечественного литературоведения У.Теккерей долгое время оставался прежде всего сатириком, обличителем буржуазной действительности. Подобная концепция творчества Теккерея восходит к оценке произведений писателя Н.Г.Чернышевским. С позиций революционно-демократической критики Н.Г.Чернышевский ценил социальную значимость книг Теккерея, особенно созданных им сатирических образов (159, Т.4, с.511-522). Либерал А.В.Дружинин, напротив, видел в Теккерее мастера психологического анализа, одного из зачинателей нового психологического направления в литературе (75, Т.5, с.236-248).

В последние годы усиливается интерес отечественных литературоведов к проблеме психологизма художественной прозы, в том числе и к психологизму творчества У.Теккерея. Одной из первых о Теккерее-психологе заговорила В.В.Ивашева. Она прослеживает эволюцию писателя от сатирического изображения нравов к психологическому исследованию личности, преодолевая стойкое мнение, будто поздние романы Теккерея свидетельствуют о его творческом кризисе. 1850-е годы открывают новые грани таланта писателя (89, с. 193-263).

Своеобразную переоценку ценностей проводит А.В.Карельский, разрушая привычные стереотипы, ломая жесткие социологические схемы историко-литературного процесса. В противовес традиционной точке зрения отечественного литературоведения, рассматривающего английский роман второй половины XIX века как свидетельство кризиса критического реализма (94; Т.2, вып.2), А.В.Карельский отстаивает его самоценность и значимость для развития литературы. И психологизм Теккерея исследуется им в контексте западноевропейского реализма середины XIX столетия (99, с.197-246). О теккереевской "эстетике полутонов" поднимает вопрос Е.Гениева(61,с.5-20).

Проблема психологизма творчества У.Теккерея глубоко освещена в диссертации И.И.Буровой (33). И.И.Бурову интересуют вопросы генезиса психологизма Теккерея и его специфических особенностей. Ученый рассматривает процесс психологизации творчества Теккерея как эволюционный и исследует его в плане развития психологизма в английской литературе.

В своей работе мы также опирались на труды М.М-Бахтина, ЛЛ.Гинзбург, Д.В.Затонского, Е.И.Клименко, Б.Г.Реизова, Л.В.Сидорченко, Н.А.Соловьевой, Б.Л.Сучкова, М.В.Урнова и мн.др. В работах этих ученых исследуются различные аспекты литературы реализма и романтизма. Они позволяют более полно оценить наследие У.М.Теккерея и определить роль английского реалистического романа XIX века в общеевропейском литературном процессе.

Изучение творчества У.М.Теккерея англо-американской критикой также многоаспектно. Однако акцент делается не на критической направленности произведений Теккерея, а на нравственной позиции писателя-моралиста.

Обширный материал из истории жизни У.Теккерея содержат труды Гордона Н.Рея. Американский ученый, пользуясь биографическим методом, выявляет связь некоторых фактов личной жизни писателя и мотивов его творческого поиска (208; 209; 210). Нравственный критерий творчества Теккерея подчеркивают Г.Честертон, Дж.Сейнтсбери, Дж.Тиллотсон, Э.Троллоп, Дж.Уитли, И.Уильямс и др. (176; 212; 225; 226; 227; 228). Оценки Теккерея зарубежными критиками неоднозначны. Его упрекали в цинизме (183), обвиняли в беспринципности и озлобленности (187). Другие, напротив, давали ему очень высокую оценку как классику мировой литературы (194, р.80).

В 60-70-е гг. появляются серьезные работы, отмеченные интересом к социально-критическому реализму Теккерея, прослеживающие развитие викторианской литературы на фоне общественной мысли (191; 175, р.139-158; 199, р.153-210).

Техника теккереевского письма, особенности авторского стиля и принципы работы писателя интересуют С.Синху и Д.Сазерленда. Американский критик Джон Луфбоуро идет по пути исследования художественной формы, прослеживает связь Теккерея с традицией прошлых эпох (216; 218; 196).

В 70-е гг. в англо-американском литературоведении был поставлен вопрос о психологизме творчества У.Теккерея в работах Д.Хейгэна, Д.Макмастер, Д.Тилфорда, И.Уильямса и др. Психологическая проблематика романов писателя связывается с обсуждением темы любви и взаимоотношений поколений, с вопросом о понимании Теккереем человеческого характера (188; 190; 201; 224; 229). Однако порой критики слишком увлекаются областью подсознательного, анализируя характеры героев Теккерея с позиций современной психологической науки и приписывая его героям эдипов комплекс, скрытый мазохизм, сексуальную неудовлетворенность и т.п. Среди подобных работ выделяется монография Роберта Колби, где исследование теккереевских характеров сочетается с анализом жанровой специфики романов писателя, с выявлением его философских и эстетических принципов (177). Интересные наблюдения и замечания о героях Теккерея делают Д.Тиллотсон и Д.Сесил (225; 174). Развитие характера в европейском романе от Дж.Остен до Дж.Джойса рассматривает в своей монографии М.Прайс (206). Правда, этот автор уделяет внимание только двум романам Теккерея - "Ярмарка тщеславия" и "Пенденнис".

Историческая тема в творчестве У.Теккерея также привлекает внимание зарубежных литературоведов. Но многие из них ограничиваются описательностью, дают лишь краткие характеристики произведениям Теккерея без учета природы жанра или бегло отмечают присущее писателю чувство истории, ощущение потока времени (167; 178; 228). Так, например, Д.Сесил указывает на способность художника передавать движение времени, считая ее новаторской в английской литературе: "В работах Теккерея ... мы изучаем людей как представителей человечества, мы стоим далеко от них и осознаем общую линию жизни, летящее время, упадок и возрождение. На страницах произведений Теккерея впервые за всю предыдущую историю английского романа появляется неизбежное влияние на героя прожитых лет ..." (174, р.70). Но подобные суждения у названных авторов не поднимаются до теоретических обобщений.

В последние десятилетия появились серьезные работы, где проблема историзма стала предметом глубокого анализа. Это монографии А.Флейшмана, Э.Сандерса, Г.Шоу, Н.Рэнса, МЛасселлес и др.(184; 213; 215; 207; 195). Базой для изучения исторической прозы остается работа венгерского литературоведа Д.Лукача "Исторический роман" (198).

В названных монографиях развитие исторического романа прослеживается на социальном фоне, анализ поэтики сочетается с анализом философских, мировоззренческих и эстетических позиций писателей. А Флейшман подробно останавливается на специфике исторического романа и понимает историзм (используя термин "историческое воображение") как критическое отношение настоящего к прошлому, как особый подход к изображению действительности, как неизбежное влияние сил истории на жизнь человека в любую эпоху. Для исторического романиста, - пишет А.Флейшман, - "история должна быть как содержанием, так и формой контроля, как предметом исследования, так и способом видения. Исторический романист творит вне времени: погруженный в историю своей эпохи, он должен понять другую. Углубляясь в историю он открывает не только свои истоки, но и свою историчность, свое существование как историческое бытие" (184, р. 14-15). Г.Шоу обосновывает принцип историзма, опираясь прежде всего на романы В.Скотта, у которого историзм стал основой реалистического метода. Принцип историзма, как считает Г.Шоу, предполагает "осознание истории как процесса", изменение человека и общества во времени, где настоящее, прошлое и будущее взаимосвязаны. Критик подчеркивает, что историзм включает в себя понимание различий эпох и вместе с тем обусловленность настоящего прошлым, признание влияния социальных обстоятельств на человека и его место в обществе (215, р.25-27).

В отечественном литературоведении принцип историзма получает обоснование в трудах Л.П.Александровой, Г.Е.Аносовой, Н.Н.Воробьевой, Г.М.Ленобля, С.А.Орлова, С.М.Петрова, Б.Г.Реизова, Б.Л.Сучкова, М.Б.Храпченко, Р.ФЛшенькинойимн.др.(13; 19; 54; 109; 127; 131; 136; 148; 158; 165).

Принцип историзма - категория мировоззренческая, методологическая. Как общий теоретический принцип историзм предполагает познание вещей и явлений в их становлении и развитии, в органической связи с порождающими их условиями, рассматривает их в аспекте, как прошлого, так и будущего. Однако искусство имеет дело с конкретно-чувственными образами. Художественное мировосприятие включает в себя кроме идеологии фантазию, воображение, авторскую индивидуальную психологию. Поэтому в литературе, входя в систему творческого метода, историзм становится категорией эстетической, выступает "художественный историзм". С.И.Кормилов, говоря о специфике художественного историзма, понимает его как особое качество идейно-образного строя произведения, которое выражает освоение общества и человека как развивающегося единства, воплощает принципиальное различие эпох и в то же время единство общеисторического процесса (106, с.20-21).

В.Р.Щербина, ссылаясь на мысль М.Горького о человековедческой миссии литературы, подчеркивает, что в искусстве важен не сам факт, а психология факта. Поэтому "человековедческое предназначение литературы предполагает способность писателя органически вживаться в эпоху, в особенности всех сторон бытия, образа мыслей, психологии, характера чувствования людей прошлого и настоящего" (117, с. 18).

Для становления реалистического метода бесспорна значимость творчества Вальтера Скотта. Историзм Скотта, органически включающий социальный анализ, позволил выявить причинную зависимость частных судеб героев от общего хода исторического процесса. Важность открытого Скоттом принципа связи частных и общественных судеб, исторической обусловленности характера подчеркивается как отечественным, так и зарубежным литературоведением (136, с.333-334, 387-389; 148, с. 128-129; 184; 213). Э.Сандерс подчеркивает, что " следствием подобного понимания Скоттом природы человека и общества было направление викторианского романа в сторону социального реализма..." (213, р.8). Намного раньше эта мысль прозвучала у Б.Реизова (138, с.565). История у Скотта осуществляется посредством массы людей. Чтобы восстановить дух эпохи, романист стремился создать героев, мыслящих, переживающих и действующих сообразно своему времени. Скотт положил начало роману, в котором "история становится не просто движением сил последовательностью событий, а мыслями и чувствами людей" (184, р.5).

Скотт определил дальнейшее развитие исторического романа, интерес к которому возрождается в середине XIX века. При этом жанровая чистота исторического романа исчезает, развитие идет за счет жанрово-стилевого изменения, смешения и взаимопроникновения различных жанровых признаков. Опираясь на вальтерскоттовский принцип взаимосвязи частных и общественных судеб, исторический роман второй половины XIX века становится почвой для постановки нравственных и психологических проблем, движется в сторону частного разрешения общественных конфликтов. Исторические романисты тяготеют к широким нравственно-психологическим обобщениям, частный случай выступает проявлением общей закономерности. Очевидным становится движение исторической романистики от остроконфликтного материала социальной истории с ярко выраженной идеей "героизма" в сторону истории житейской, почти банальной, где осознается равная важность как частного, незначительного решения проблемы без видимых последствий для Истории (чаще всего это осуществление личного нравственного выбора), так и политического или социального разрешения конфликта.

Подобное видение истории ярко проявилось в исторической концепции У.М.Теккерея. Его роман "История Генри Эсмонда" /1852/ стал новым этапом в развитии исторического романа. Романисты второй половины XIX века /Э.Гаскелл, Дж.Элиот, Т.Гарди, Ч.Рид/ шли уже по пути У.Теккерея.

Современный зарубежный исторический роман также учитывает этот опыт. Анализ проблематики личности ведется в историческом ракурсе, причем история выступает как повседневная среда жизни человека. А.Г.Баканов отмечает, что в современном зарубежном историческом романе "получает распространение тенденция ... изображать само течение исторического процесса, его будни. История движется всегда ... знает как приливы, так и отливы, складывающиеся в периоды безвременья" (24, с.16).

При типологии жанровых форм исторического романа литературоведы опираются на различные признаки. По композиционной функции вымысла в характере главного героя Л.П.Александрова проводит грань между историческим романом (главный герой - подлинное историческое лицо) и историко-художественным, где в центре вымышленный персонаж (13). И.П.Варфоломеев, положив в основу классификации исторической романистики типологию вымысла главного героя и сюжетообразования, выделяет три жанра: историко-реалистический, историко-романтический и историко-очерковый (38).

Однако большинство ученых в качестве определяющего в исследованиях жанровой типологии романа исходят из своеобразия конфликтного материала (158, с.282-283). О типологии исторической романистики в данном аспекте пишут А.Г.Баканов, Г.Ленобль, Г.В.Макаровская и др. (24; 109; 112).

Мы также рассматриваем роман У.Теккерея "История Генри Эсмонда" как исторический, исходя из наличия в нем значительного исторического конфликта, существенного для жизни страны и народа, определяющего частные судьбы героев.

Принципиально важным и новым является психологизм Теккерея, которым он обогатил исторический роман, тем самым придав его развитию новое направление. Под психологизмом мы понимаем не только исследование внутреннего мира человека, но также сознательный "эстетический принцип, являющийся определяющим для содержательного и образного смысла" искусства писателя (83, с.11).

Личность и ее индивидуальное бытие Теккерей рассматривает в социально-историческом контексте эпохи, в их определенности временем. Однако человек выступает носителем не только общественной психологии, но и сугубо индивидуальных, присущих только ему особенностей внутренней жизни. Психология личности для Теккерея самоценна. Наряду с историей она является прямым предметом изображения в его романе, а психологический анализ - основным средством ее раскрытия. Поэтому роман в равной степени может быть назван психологическим. Такое определение позволяет дать и тип конфликта в романе. Специфику конфликта в психологическом романе Н.Ю.Жлуктенко видит «в его мотивировке психологическими механизмами личности», а проявляется он "в форме самодвижения характеров" (83, с.15).

Жизненные проблемы Генри Эсмонда, как и его характер во многом определяются неясностью и противоречивостью желаний и стремлений героя, которые он порой и сам не осознает. А его жизнь - это внутреннее саморазвитие, отказ от мнимых и осознание истинных ценностей, т.е. путь разрешения психологического конфликта через выстраданный и сознательный нравственный выбор.

Роман У.Теккерея "История Генри Эсмонда" - образец психологического мастерства писателя и яркое воплощение его исторической концепции, произведение, где художник теоретически обосновывает свои принципы исторического романиста. Критикой бесспорно признается факт, что это "наиболее тщательно написанное и совершенное из произведений Теккерея (210, р. 176). Однако, как отмечает В.С.Вахрушев, до сих пор "не решена проблема единства основных уровней повествования в книге" (41, с.93).

Роман "История Генри Эсмонда" привлекал и привлекает внимание многих исследователей творчества У.Теккерея. Но, как правило, учеными выбирается лишь один из возможных аспектов изучения этого произведения. Как исторический роман "История Генри Эсмонда" рассматривается А.АЛЗельским и В.М.Вексельман (30; 52). Е.И.Авраменко уделяет внимание деталям исторического колорита при создании

Теккереем образа прошлой эпохи (10). И.И.Бурова обращается к исследованию поэтики романа, рассматривая его в психологическом аспекте (36).

Зарубежные исследователи также разделяют исторический /МЛасселлес, Н.Рэнс, Э.Сандерс, А.Флейшман, Д.Лукач/ и психологически /Э.Харден, Дж.Хейгэн, Д.Макмастер, Д.Тилфорд, И.Уильямс/ аспекты изучения этого романа /См.указ. ранее работы этих авторов/.

Историзм Теккерея синтезирует идею идентичности и своеобразия, взаимосвязи и взаимозависимости исторических явлений, обусловленности настоящего прошлым. Подобная позиция сближает исторический роман Теккерея с творчеством В.Скотта, который, по словам И.О.Шайтанова, "поставил себе целью объяснение прошлого в его связи с современностью" (95, Ч.І, с.98). Эта традиция наследуется и другими викторианскими романистами. "Викторианские романы, - указывает Э.Сандерс, - это не "бегство" в романтическое прошлое, а попытка доказать, что человек и общество развиваются как часть процесса, включающего и охватывающего настоящее (213, р.П). Сходная мысль звучит у Раймонда Чапмена: "Погружение Теккерея в прошлое не является ни стремлением уйти от действительности, ни утопией. Он не делает убежища из прошлого как Карлейль ... Его удаление сродни удалению Гаскелл, Дж.Элиот и Гарди, берущих недавнее прошлое как удобную позицию для обозрения и критики настоящего" (175, р. 152).

При всей связи У.Теккерея с традицией исторической романистики XIX века его историческая концепция своеобразна. Писатель сомневается в целесообразности истории, потому что тщетны усилия человека в борьбе с Судьбой, с обстоятельствами. Результаты этой борьбы часто не соответствуют стремлениям и желаниям людей. В этом проявляется ирония истории. Зачем совершалась Французская революция, если она не принесла "никаких иных преимуществ", кроме замены белого флага трехцветным? История смеется над субъективными желаниями и планами людей. Одного тирана заменил другой, и лозунг - "Свобода, равенство, братство!" обернулся войной всему миру /См.: "Парижские письма" и "История очередной французской революции"/ (1, Т.2).

Но если История смеется над людьми, то и Теккерей позволяет себе иронизировать по поводу истории. Он меняет соотношение частных судеб и истории, выдвигая на первый план не исторические события и даже не исторических деятелей, а вымышленного героя с его частной историей.

Другой аспект концепции У.Теккерея связан с поисками исторической перспективы. Как прошлое связано с настоящим, так настоящее определяет будущее. Отношение Теккерея к будущему пронизано скепсисом и сомнением. По этому поводу ААникст в комментариях к "Ярмарке тщеславия" замечает: "Теккерей, как художник чуткий к переменам в обществе, почувствовал, что ему, его поколению и даже ближайшим потомкам на благоприятные перемены рассчитывать не приходится. Исторически он оказался прав. От этой правоты ему и было горько" (1, Т.4, с.810).

Целью настоящей работы является исследование романа Теккерея "История Генри Эсмонда" как целостной художественной системы, единства исторического и психологического повествования, где сливаются сатира и мягкий юмор, лирические интонации и ирония, жесткий аналитизм и романтический пафос. Исследование произведения базируется на анализе мировоззрения художника, его философско-исторической концепции и эстетических принципов, связанных с пониманием Теккереем жанровой природы романа /в том числе романа исторического/, стилистических возможностей и способов характерологии писателя. Цель работы -определение места романа в контексте всего творчества писателя и в общем литературном процессе Англии XIX века.

Цель работы определила конкретные задачи исследования:

- выявить соотношение традиции и новаторства в исторической романистике Теккерея. Рассмотреть традицию классического исторического романа В.Скотта в наследии Теккерея, а также проследить своеобразие собственной исторической концепции художника;

- выявить основы художественно-исторической концепции Теккерея в сопоставлении с философскими, историческими и литературными трудами его современников и предшественников /Т.Гоббс, Д.Юм, французские историографы эпохи Реставрации, Т.Карлейль, Т.Маколей, Д.С.Милль, Д.Свифт, Г.Филдинг/;

- определить жанровое своеобразие романа "История Генри Эсмонда", его связь с традицией просветительского романа, а также с традицией романтиков, творчески переосмысленной автором;

- провести анализ образной системы романа для установления принципов изображения исторических и вымышленных персонажей; сопоставить образы исторических лиц, созданные Теккереем, с их портретами в воспоминаниях современников эпохи королевы Анны /"Дневник для Стеллы" Д.Свифта/ и в исторических трудах /"История Англии" и исторические очерки Т.Маколея/;

- выявить неповторимую индивидуальность вымышленных героев, которые не укладываются в жесткие социально-типологические каркасы, нарушают схему деления персонажей на положительных и отрицательных;

- определить особенности психологизма зрелого Теккерея, его новаторство в изображении человеческого характера по сравнению с периодом 30-40-х годов в творчестве писателя, а также в сопоставлении с литературными исканиями его современников;

- установить связь художественных открытий Теккерея в области исторической романистики с творческими поисками других романистов /исторические романы Ч.Диккенса/;

- показать разнообразие приемов психологического анализа в романе Теккерея. В частности, подчеркнуть важность такого средства психологической характерологии писателя, как портрет-впечатление, тем более, что исследования по проблеме "портрет и характер человека" в творчестве Теккерея до сих пор не проводились; рассмотреть формы подтекста, многие из которых получили основательную разработку лишь в литературе XX столетия.

Научная новизна работы определяется тем, что делается попытка совмещения исторического и психологического аспектов изучения данного романа в отличие от традиционных подходов, рассматривающих роман либо как исторический с элементами психологизма, либо как психологический, где истории отводится лишь роль фона. В рамках исследования осуществляется обобщение и систематизация разрозненных суждений о романе, а также их анализ в контексте философско-исторических и эстетических поисков писателя на протяжении всего его творчества.

Лктуальность работы определена необходимостью изучения творчества Теккерея вне жестких социально-идеологических схем, что позволит составить более полное представление о творческом методе писателя, оценить по достоинству его положительную программу и художественные открытия в области романной формы.

Практическая значимость работы заключается в том, что материалы ее могут быть использованы при чтении курсов по истории зарубежной литературы XIX века, а также в дальнейших исследованиях проблем историзма и психологизма. Работа может быть дополнительным источником при изучении проблемы - средства художественной выразительности и способы реалистической характерологии в литературе.

Апробация работы. Материалы и результаты исследования нашли отражение в докладах на внутривузовских научных конференциях в Нижегородском педагогическом университете, Федеральной научно-практической конференции "История образования: наука и учебный предмет" /21-22 ноября 1995 г., Нижний Новгород/; VI международной конференции литературоведов-англистов /сентябрь 1997 г., Москва/. Диссертация обсуждалась на кафедре всемирной литературы Нижегородского педагогического университета. Основные положения работы нашли отражение в 4-х публикациях.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, 3 глав, заключения и библиографии, включающей 231 наименование, в том числе 71 на английском языке.

Подобные работы
Сазонова Зоя Николаевна
Жанр и тематический аспект в произведениях А. К. Толстого об эпохе Иоанна Грозного: баллады, роман, трагедия
Царегородцева Светлана Сергеевна
Роман Г. Д. Гребенщикова "Чураевы" в социокультурном контексте эпохи
Бигуаа Вячеслав Акакиевич
Абхазский исторический роман (История. Типология. Поэтика)
Суровова Людмила Юрьевна
Творческая история романа И. Шмелева "Лето Господне": от очерка к роману
Стринюк Светлана Александровна
Человек и история в романах Грэма Свифта : "Водоземье", "Отныне и навсегда", "Последние распоряжения"
Никитина Мария Валентиновна
Роман "Парфюмер. История одного убийцы" в контексте творчества Патрика Зюскинда
Дронова Ольга Александровна
Человек и история в романах Г. Фаллады
Никольский Евгений Владимирович
Романы Всеволода Соловьева: осмысление истории, поэтика жанра
Кудачинова Чечеш Владимировна
Коммуникативная стратегия дистанцирования в авторском построении текста (На материале романа К. Манна "Мефистофель. История одной карьеры")
Никольский Евгений Владимирович
Романы Всеволода Соловьёва : осмысление истории, поэтика жанра

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net