Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Политические науки
Политические проблемы международных отношений и глобального развития

Диссертационная работа:

Гонюков Филипп Сергеевич. Проблема вынужденной миграции из государств Центральной Азии в Россию : Политологический анализ : диссертация ... кандидата политических наук : 23.00.04.- Москва, 2003.- 191 с.: ил. РГБ ОД, 61 03-23/126-5

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение 3

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОЦЕССОВ
ВЫНУЖДЕННОЙ МИГРАЦИИ 23

1.1. Вынужденная миграция как объект прикладного политологического
исследования 23

  1. Причинно-факторный механизм вынужденной миграции 42

  2. Воздействие политических субъектов и СМИ на миграционные процессы в Центральной Азии 56

ГЛАВА 2. ВЫНУЖДЕННАЯ МИГРАЦИЯ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ
РОССИИ 64

2.1. Национальные интересы России в области вынужденной миграции:
подходы и проблемы 64

2.2. Миграционная ситуация в Центральной Азии в 90-е годы и национальные
интересы России 81

2.3. Вынужденные мигранты как основа устойчивого социально-
демографического развития и потенциала России 101

ГЛАВА 3. ВЫНУЖДЕННАЯ МИГРАЦИЯ КАК ФАКТОР НАЦИОНАЛЬНОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ 113

3.1. Концептуальные основы национальной безопасности России 113

3.2. Обеспечение демографической безопасности как приоритетное
направление в разработке стратегии национальных интересов России в области
миграции 124

3.3. Проблема разработки концепции государственной миграционной политики
132

Заключение 169

Список источников и литературы

Введение к работе:

Актуальность исследования. Вынужденная миграция из стран Центральной Азии в Россию после распада Советского Союза на протяжении всех 90-х годов минувшего столетия носила самый массовый и затяжной характер на постсоветском пространстве. Осознать важность политологического осмысления этой проблемы, тем более в контексте проблем национальных интересов и безопасности России, представляется делом непростым хотя бы по причине неразработанности проблем межнациональных отношений в современной российской политологической науке, что, конечно же, во многом явилось следствием её первоначального становления. И в то же время, исследование по данной проблеме, где бы использовался обширный теоретический материал в области миграционной теории, разработки западной политологии, а также отечественные исследования, должно помочь восполнить тот пробел, который образовался за последние годы в работах, посвященных постсоветскому периоду истории России.

Само появление на политической карте мира государств ближнего зарубежья по отношению к России предопределило актуальность взаимодействия с ними как добровольного, так и вынужденного. Одним из основных каналов вынужденного взаимодействия постсоветских государств явилось их миграционное взаимодействие1, которое трансформировалось из внутренней миграции между бывшими когда-то союзными республиками во внешнюю, в подавляющем большинстве случаев - вынужденную миграцию. Это в свою очередь явилось предпосылкой не только интенсивного

Понятие миграционного взаимодействия шире понятия "миграционный обмен", так как помимо миграционного обмена включает в себя и другие элементы взаимодействия - субъекты миграции, а также причинно-факторный механизм миграции. Подробный анализ этого и других терминов будет произведён в 1 главе диссертации.

перераспределения населения между республиками и их отдельными регионами, но и появления целого ряда новых требований и принципиально новых подходов к миграционной политике, национальной политике, а также политике в области миграционного законодательства (которое во многом и было инициировано только с появлением вынужденной миграции). Всё это, соответственно, потребовало новых теоретико-методологических подходов к изучению миграционных процессов, а также осмыслению вынужденной миграции в политологическом контексте.

Вынужденная миграция как часть внешнего миграционного потока на протяжении минувших десяти лет была основным его компонентом. Масштабы вынужденной миграции значительно превосходили даже объёмы миграционных потоков нелегальной рабочей силы. Да и в целом за последние годы в России произошло коренное изменение миграционной ситуации, выразившееся в резком повышении миграционного оборота и возникновении новых направлений в межгосударственном миграционном обмене. Доля внешней миграции в рассматриваемый период стала неуклонно возрастать - с 17,5 % (это показатель 1989 года) до 22,3 % - в 1994 и до 23,1% в 1996 году2. И только в последующие годы - 1999 и 2000 годах, значение этого показателя стало вновь приближаться к исходным данным - 16-17%3. Это был уникальный опыт перехода внутригосударственных миграций в межгосударственные, когда внутренние, республиканские интересы трансформировались в национальные интересы и, начиная с 90-х годов, стали вызовом национальным интересам и безопасности соседних стран.

В немалой степени это явилось отражением переходного этапа этнодемографического развития на постсоветском пространстве, что одновременно возвело проблему вынужденной миграции как на

1 World Population Monitoring 1997. International Migration and Development. United Nations, New York, 1998; Информационный бюллетень №1. M: ФМС, 1998. - 70 с; Информационный бюллетень №1.М.:ФМС, 1999.-60 с. 3 Данные ФМС МВД России. Личный архив автора.

государственный, так и международный уровни. Постоянно меняющиеся социально-политические и экономические условия продолжают оказывать существенное влияние на усиление стихийности при формировании миграционной ситуации в новых государствах СНГ и Прибалтики и значительно усиливают давление сил миграционного выталкивания, что и предопределило преобладание вынужденных форм миграции населения на постсоветском пространстве. Несмотря на сокращение в последние годы масштабов вынужденной миграции в Россию, решение вызванных ею проблем может растянуться на долгие годы, тем более что в большинстве случаев они решались в экстренном порядке и "пожарными" методами, что, конечно же, не могло сказаться на качестве адаптации мигрантов, а также результативности государственной стратегии в отношении вынужденной миграции.

В настоящее время уже можно говорить о завершившемся десятилетии вынужденной миграции на постсоветском пространстве. Рассматриваемый в данной работе период (90-е годы) имеет ряд настолько выразительных особенностей и закономерностей в социально-политическом развитии стран Центральной Азии, а также в миграционном взаимодействии этих стран с Россией, что закономерно становится самостоятельным в современной исследовательской тематике. Кроме того, конец 90-х годов ознаменовал собой и завершение первого этапа государственного строительства как в новых странах Центральной Азии, так и на всем постсоветском пространстве, в результате чего характерной особенностью стало складывание в этих государствах этнократической системы государственного управления и завершение кадрового перераспределения по этническому и языковому признакам. И хотя национально-государственное строительство по-прежнему не завершено, в целом можно констатировать факт появления постсоветской политической системы, а также новых форм межэтнического общения на этой территории. С достаточной долей

уверенности можно говорить и об окончании компоновки новой этнодемографической карты постсоветских диаспор и межгосударственного миграционного взаимодействия, которое также приобрело, хотя и далеко не всегда положительные, но уже определенные черты стабильности.

По нашему мнению, можно выделить три основных показателя, дающих основание рассматривать обозначенный выше период как самостоятельный в исследованиях миграционных процессов:

  1. Завершение первого этапа перераспределения населения на территории бывшего СССР, характеризующегося прежде всего небывало большими объемами миграционных потоков из стран Центральной Азии в Россию. Это перераспределение не во всех случаях носило вынужденный характер, но наибольшее влияние на формирование новой демографической ситуации (в том числе и миграционной) оказали факторы вынужденной миграции. Наконец, на период с 1998 по 2001 год приходится начало постепенной трансформации массовой вынужденной миграции в социально-экономическую (добровольную) миграцию населения стран Центральной Азии в Россию.

  2. Закончен первый большой этап национально-государственного строительства, которое явилось первостепенным источником нового миграционного перераспределения населения на территории бывшего СССР. Произошла относительная стабилизация политических режимов в странах Центральной Азии, что повлекло за собой более определенное формулирование национальных интересов, а также устойчивость подходов к разрешению проблем демографической и миграционной политики.

3. На рубеже XX и XXI веков произошла существенная
трансформация миграционной политики России, коренным образом
изменились подходы и методы решения миграционных проблем, что
неизбежно привело к изменениям в миграционном взаимодействии России со
странами Центральной Азии. Значительные изменения в миграционной

политике повлекла за собой смена властных элит в России за период с 1999 по 2002 годы, в частности, расформирование Федеральной миграционной службы России и передача основных рычагов миграционного регулирования ФМС МВД России (а, значит, и смена стратегии, подходов, методов регулирования миграции), появление ряда новых законодательных актов (например, новая редакция Закона РФ "О гражданстве", введение для прибывающих в Россию миграционной карты) и другие значимые перемены.

Таким образом, необходимость новой оценки, выработки новых приоритетов при формулировании миграционной политики очевидна, тем более, что эта политика требует своего документального закрепления в концепции государственной миграционной политики, что в свою очередь диктуется требованием проведения открытой и обоснованной миграционной политики в стране, испытывающей небывало мощное миграционное давление по всему периметру государственной границы и столкнувшейся с массовой вынужденной миграцией соотечественников с территорий, ранее составлявших единое государственное пространство.

По-прежнему остаётся актуальным получение достоверных научных данных с целью ответа на вопрос о причинах и характере вынужденной миграции представителей российской диаспоры из государств Центральной Азии, а также доказательств, основанных на системном подходе к миграции как ответу на угрозы человеческой безопасности потенциальных мигрантов, что имеет как научно-практическое, так и политическое значение. Как внутри России, так и за её пределами исследователи и политики до сих пор не могут прийти к консенсусу относительно генезиса вынужденной миграции, а также оценки её роли в системе национальной безопасности и национальных интересов России.

Основным термином в данной работе является "вынужденная миграция", который ещё сравнительно недавно вошел в лексикон не только научных кругов, но и в лексикон публицистики, а также средств массовой

информации. В контексте нашей работы этот термин точнее было бы обозначить как "вынужденная этническая миграция", но для краткости будем использовать уже устоявшееся понятие - "вынужденная миграция".

Основополагающей характеристикой этого процесса явилось то, что его движущими стимулами являются не наличие у мигрантов позитивной (добровольной) мотивации для переезда, не столько притягивающие факторы в регионах миграционного тяготения (целевых пунктах миграции), сколько такое изменение ситуации в местах выхода, когда для определенной части населения становится невозможным, либо воспринимается как невозможное дальнейшее существование на прежнем месте жительства, реально возникает или предвидится угроза безопасности (физической, этнокультурной, социальной) и отсутствует (либо не предвидится) перспектива нормализации ситуации4. Наиболее значимым контекстом при этом выступает смена этнокультурного ареала. Вследствие этого, люди переезжают из ситуации этнической дезадаптации, из резко и безнадежно, как им видится, ухудшившихся условий в такие, которые имеют, по их мнению, перспективу нормализации . В работе С.А.Панарина дается весьма ёмкое определение этнической миграции, отражающее в целом, на наш взгляд, суть процессов вынужденной миграции: "это совокупность миграционных потоков, в каждом из которых численно преобладают лица с общей этнической самоидентификацией, отчуждающиеся от отпускающего общества и отчуждаемые им, ощущающие угрозу своей этнокультурной безопасности и вынужденные перемещаться из одного государства в другое, чтобы избегнуть этой угрозы"6.

Таким образом, вынужденная миграция - это всегда ответ на угрозу безопасности, следствие конфликта интересов различных этнических,

Миграционная ситуация в странах СНГ/ под ред. Ж.А.Зайончковской. - М.: Комплекс-Прогресс, .

Там же, с.160.

Современные этн о полити чес кие процессы и миграционная ситуация в Центральной Азии /под ред. Г.С. Витковской; Московский Центр Карнеги. - М., 1998. - с. 13.

властных и иных групп. Вынужденная миграция в подавляющем большинстве случаев является следствием возрастания межэтнической напряжённости и угрозы этнокультурной безопасности, является результатом социального акцентирования на несовпадении этнокультурных признаков субъектов миграционного взаимодействия, а также этносоциальной и этнокультурной отчуждённости, что, в конечном итоге, предопределяет этноизбирательный характер вынужденных миграций.

Выбор Центральноазиатского региона для диссертационного
исследования не случаен. Вынужденная миграция из Казахстана, Киргизии,
Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана в Россию выделяется на фоне
прочих крупных миграционных потоков на постсоветском пространстве
(миграции из стран Закавказья, Прибалтики и Украины) не только своей
статистической масштабностью, но и степенью проявления политической
составляющей причинно-факторного механизма вынужденной миграции из
этих стран. И в то же время, вынужденная миграция из центральноазиатских
республик - это наглядная проекция коренных изменений в миграционном
взаимодействии с бывшими союзными республиками. Эти изменения
явились вызовом национальным интересам и безопасности России в сфере
миграции, потребовали значительной корректировки миграционной
стратегии России в отношении стран этого региона. Важным моментом
является также и то, что постсоветский этнократический переход,
сопровождавшийся миграционным переделом, имел однотипные симптомы
во всех без исключения государствах Центральной Азии, хотя и выраженные
с разной интенсивностью, периодичностью и продолжительностью. Такая
синхронность процессов во многом объясняется относительно цельным
этнокультурным и социально-политическим традиционализмом

политических элит этих республик.

Диссертационное исследование осуществлено в русле политологической науки и является по сути междисциплинарными по

причине использования разработок, осуществляемых в теории международных отношений, социологии, этнологии, этносоциологии, социальной демографии и других дисциплинах.

Степень научной разработанности проблемы. В изучении современной миграционной системы на постсоветском пространстве господствующей тематикой исследований постепенно становится исследование вынужденной миграции, а также её форм и видов, среди которых значительное место занимает миграция представителей российской диаспоры и русскоязычного населения. В то же время, в анализе этих процессов преобладают эмоциональные оценки, заметно упрощающие многомерность миграционных процессов, представляя их как однолинейные и односложные явления. Исследований, посвященных теоретико-методологическим основам миграций для современного периода, интегрированных концепций и подходов к исследованию вынужденной миграции, за редким исключением, не наблюдается. Это тем более выглядит несколько неожиданно на фоне того, что на сегодняшний день уже ни у кого не вызывает сомнения то, что изучение процессов вынужденной миграции, а также деятельность специалистов в области формирования миграционной политики и правового регулирования миграции требуют концептуального теоретического осмысления и должны базироваться на единых теоретико-методологических позициях.

Классификации мигрантов, принятые в западных исследованиях и практике деятельности в сфере миграции и миграционной политики этих стран, а также методы и подходы, в большинстве случаев не соответствуют новым реалиям, сложившимся в результате распада Советского Союза и миграционного перераспределения населения в 90-е годы. Необходимы новые подходы и новые классификации, которые бы дали возможность адекватно оценить миграционную ситуацию на территории бывшего СССР в

минувшем десятилетии и выработать новую стратегическую линию в государственной миграционной политике России.

В целом основные "пробелы" в отечественных исследованиях вынужденной миграции можно сгруппировать следующим образом:

не разработана проблематика российских государственных интересов и аспектов безопасности в области вынужденной миграции, концептуально не оформлены основные приоритеты России в миграционном взаимодействии с новыми независимыми государствами;

- в достаточной степени не изучен политический фактор в генезисе
вынужденной миграции, а также роль политических субъектов,
воздействующих на миграционную ситуацию в новых государствах СНГ;

отсутствуют теоретические разработки причинно-факторного механизма вынужденной миграции;

оторванность теоретической составляющей исследований от практической.

Следует заметить, что для всех без исключения исследований, прямо или косвенно связанных с вынужденной миграцией в Россию главной проблемой был и остается ответ на вопрос о соотношении позитивных изменений в стране, вызванных вынужденной миграцией и негативных последствий такой миграции. Речь всегда шла именно о соотношении позитивного и негативного в миграции, так как динамика качественных и количественных характеристик вынужденной миграции постоянно трансформируется, что, конечно же, существенно затрудняет деятельность исследователей и экспертов при выработке вариантов миграционных стратегий и приоритетов государственной политики в этой сфере. Данное диссертационное исследование не является исключением, и это соотношение будет рассматриваться нами сквозь призму национальных интересов, безопасности и приоритетов государственной миграционной политики России.

Научная новизна подходов и результатов исследования. Наиболее значимые научные результаты исследования состоят в следующем:

- определено место вынужденной миграции в системе внешних
миграционных связей России;

предложен принципиально новый подход к регулированию потоков вынужденных мигрантов, а также стратегия государства в отношении различных категорий мигрантов;

дана новая оценка главной составляющей вынужденной миграции из стран Центральной Азии - возвращения соотечественников, что нашло отражение в авторском проекте концепции государственной миграционной политики Российской Федерации;

определены новые тенденции в развитии миграционного взаимодействия России с государствами Центральной Азии;

определены национальные интересы России при урегулировании проблем вынужденной миграции из Центральноазиатского региона, а также основные вызовы национальной безопасности в этой сфере;

разработаны и обоснованы методологические основы стратегии государства в регулировании процессов вынужденной миграции.

Комплексность и системность изучения проблем постсоветских вынужденных миграций как фактора национальной безопасности и международных отношений требует сравнительного рассмотрения интересов России, как принимающего государства, и сложившейся ситуации в межэтнической сфере, в частности, положения российской диаспоры и русскоязычных в новых государствах Центральной Азии. Необходимость такого подхода связана ещё' и с тем, что при практическом решении проблем вынужденной миграции возможно осуществление ряда, нередко взаимоисключающих, вариантов. Это в свою очередь предполагает необходимость всестороннего анализа возможных последствий реализации каждого из предлагаемых подходов.

Предложенные подходы к оценке стратегических интересов России и аспектов её безопасности в области миграции могут быть внедрены в практику регулирования миграционных потоков из стран Центральной Азии. Основные выводы и предложения диссертационного исследования могут быть использованы при разработке и/или корректировке концепции государственной миграционной политики Российской Федерации.

Объектом исследования являются миграционные процессы вынужденного характера из стран Центральной Азии в Россию.

Предметом исследования являются закономерности возникновения, протекания и последствий процессов вынужденной миграции представителей российской диаспоры и русскоязычного населения из стран Центральной Азии в контексте национальных интересов и безопасности России, а также формирования государственной миграционной политики России.

Целью исследования является разработка и обоснование миграционной стратегии России в отношении вынужденной миграции из государств Центральной Азии при определении национальных интересов и приоритетов в обеспечении национальной безопасности России в области государственной миграционной политики в отношении этих стран (теоретический аспект), а также формулировка основных параметров проекта концепции государственной миграционной политики как основной системы принципов, приоритетов, методов и задач по обеспечению национальных интересов и безопасности России в сфере регулирования миграционных процессов (практический аспект).

Достижение данной цели связано с решением ряда исследовательских задач, основными из которых являются:

1. Определение места вынужденной миграции как социально-политического феномена в системе национальных интересов и национальной безопасности России.

  1. Определение национальных интересов России при урегулировании проблем вынужденной миграции из стран Центральной Азии, а также основных вызовов национальной безопасности в вынужденном миграционном взаимодействии.

  2. Разработка и обоснование методологических основ стратегии государственной политики в регулировании вынужденной миграции в рамках прикладной политологии. Полученные выводы обобщить, и на их основе представить проект концепции государственной миграционной политики Российской Федерации, за основу которой взять проект данной концепции, разработанный ФМС (Минфедерации) России в 1999-2000 гг.

  3. Построение системы факторов вынужденной миграции и определение роли причинно-факторного механизма как системообразующего элемента вынужденной миграции населения. Эмпирическая проверка признаков и показателей выталкивающих факторов вынужденной миграции и анализ динамики отдельных её факторов, как традиционных, так и новых для России. Выводы подтвердить материалами научно-исследовательского проекта "Мониторинг эффективности мер государственной помощи в адаптации вынужденных переселенцев на территории России - II этап".

  4. Обоснование того, что вынужденные мигранты из стран Центральной Азии являются основой устойчивого социально-демографического развития и потенциала России, возвращение соотечественников соответствует национальным интересам России и не несёт угрозы её безопасности при условии дифференцированного подхода к регулированию вынужденной миграции и дифференцированной оценки различных аспектов национальной безопасности страны в сфере миграции.

  5. Показать, что обеспечение демографической безопасности является приоритетным направлением в разработке стратегии национальных интересов России в области миграции.

Положения, выносимые на защиту:

Суть авторской концепции состоит в том, что новая стратегическая линия государственной миграционной политики России в отношении вынужденной миграции из государств Центральной Азии должна основываться на сбалансированном сочетании двух принципиальных моментов:

I. Прагматическая миграционная политика. Необходимость дифференцированного подхода к регулированию потоков вынужденных мигрантов, а также предоставления правовых и социально-экономических преференций, содействия переселению в Россию и предоставления миграционных льгот соотечественникам. Особые преференции им должны быть предоставлены при переселении на постоянное место жительство в малонаселенные и стратегически важные, но испытывающие недостаток в населении северные и восточные регионы страны. При этом проводится ограничительная миграционная политика в отношении других миграционных потоков из Центральной Азии (прежде всего это касается беженцев и лиц без гражданства) путем ужесточения мер иммиграционного контроля, ограничения срока пребывания на территории России, а также иных мер с целью предупреждения и минимизации негативных последствий таких миграционных потоков.

Такая прагматическая миграционная политика должна основывается на сочетании требований недопустимости дискриминации мигрантов по признаку расы, языка, отношения к религии, пола, социальной принадлежности и недопустимости нарушения безопасности и интересов постоянного населения Российской Федерации.

П. Традиционный подход 90-х годов к вынужденной миграции как основе устойчивого развития и социально-демографического потенциала России, которая, при прагматическом и эффективном управлении ею, оказывает положительное воздействие на социально-экономическое и социально-демографическое развитие государства, а также при условии, что

интересы мигрантов не будут ущемлять права постоянного населения России. Из двух стратегий государства - поддержание и усиление российской диаспоры в центральноазиатских государствах либо экономическое и политико-правовое поощрение возвращения соотечественников из стран Центральной Азии, предпочтительным видится второй вариант, На защиту также выносятся следующие положения:

  1. Потребность в миграции и закреплении вынужденных мигрантов из стран Центральной Азии в России соответствует национальным интересам страны и не несёт угроз её безопасности. Вынужденные переселенцы - позитивное явление для России, так как на протяжении более чем десяти лет только за счёт их компенсирующего пополнения государству удавалось сохранять по основным социально-демографическим параметрам своё население, оказывая тем самым сопротивление возрастающей депопуляции. Заслуживает поддержки стремление отдельных субъектов Российской Федерации обеспечить определенные преференции возвращающимся соотечественникам, а также налаживать сотрудничество с соответствующими органами государственной власти субъектов Российской Федерации по данному вопросу.

  2. Обеспечение демографической безопасности является приоритетным направлением в разработке стратегии национальных интересов России в области миграции.

  3. В системе факторов вынужденной миграции представителей российской диаспоры и русскоязычного населения из государств Центральной Азии в Россию в 90-е годы ведущим фактором являлась национально-этническая дискриминация, которая имела место во всех без исключения новых центральноазиатских государствах. Экономический компонент миграции представителей российской диаспоры и русскоязычного населения республик Центральной Азии не являлся определяющим при формировании миграционных установок нетитульного населения.

4. Основной движущей силой, способствовавшей возникновению этнокультурной дезадаптации российской диаспоры и русскоязычного населения в государствах Центральной Азии явилась деятельность политических субъектов воздействия на миграционную ситуацию.

Вынужденная миграция представителей российской диаспоры и русскоязычного населения явилась следствием этнокультурной дезадаптации, целенаправленно спровоцированной новыми властными структурами центральноазиатских государств, то есть политическими, а не социальными субъектами воздействия на миграционную ситуацию.

5. Российская диаспора в центральноазиатских государствах не
является силой, способной эффективно отстаивать свои интересы и
гарантировать безопасность (прежде всего этнокультурную и физическую
безопасность) большинству представителей диаспоры. Учитывая
значительные темпы возрастания депопуляционных процессов,
демографического давления в приграничных сибирских и дальневосточных
регионах, стратегия России в отношении соотечественников, проживающих в
государствах Центральной Азии должна постепенно трансформироваться в
направлении активной политико-правовой и экономической поддержки
возвращения соотечественников с предоставлением им соответствующих
преференций при миграции в северные, сибирские и дальневосточные
регионы.

6. Вынужденная миграция представителей российской диаспоры и в
целом русскоязычных из Центральной Азии в Россию, являясь в
определенной степени вызовом безопасности, в то же время не несет в себе
угрозы национальным интересам и безопасности России, но в большинстве
случаев привносит новые средства по их обеспечению. Это ведет, с одной
стороны, к поиску ответа на возможные угрозы национальным интересам и
безопасности, а также требует новых подходов к определению роли
вынужденной миграции в системе приоритетов национальной безопасности,

дифференцированного подхода к регулированию неоднородных потоков вынужденных мигрантов.

Теоретическая основа исследования.

Современные миграционные процессы, в которые вовлечена Россия, нашли свое отражение в ряде диссертационных исследований. Среди них стоит особо отметить работы Т.М.Регент и Г.Г.Гольдина - наиболее глубоких и всесторонних исследований миграционного взаимодействия России в 90-е годы, проблем управления миграционными процессами и разработки новой миграционной политики России, проблем вынужденной миграции в Россию. Среди других исследований выделяются работы Н.В.Мкртчяна9, В.С.Айрапетова10, А.Д.Назарова11, Н.Н.Тоцкого12. Тем не менее, этими и другими работами не была охвачена политологическая составляющая миграционных процессов на постсоветском пространстве, трансформации миграционных связей с Центральной Азией рассматривались только в общем контексте миграционной ситуации на постсоветском пространстве, не затрагивая такие фундаментальные вопросы, как безопасность и национальные интересы, без анализа которых, на наш взгляд,

7 Регент Т.М. Проблемы государственного управления миграционными процессами в России. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук. М., 2001. s Гольдин Г.Г. Международная миграция: зарубежный опыт и Россия. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политологических наук, М., 1998; Гольдин Г.Г, Миграция населения: проблемы политико-правового регулирования. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора политологических наук. М., 2001.

Мкртчян Н.В. Изменение межрайонных миграционных связей в современной России и ее регионах. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата географических наук. М, 1997,

10 Айрапетов B.C. Социальные проблемы вынужденной миграции: состояние и пути решения (На
материалах современной России). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандата
философских наук. - М., 1994.

11 Назаров А.Д. Проблемы миграции населения: исторические предпосылки, тенденции,
социальные последствия (1985 - 1995 гг.): на материалах Российской Федерации, республик
Средней Азии и Казахстана). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата
исторических наук /МГСУ. Каф. социал. истории России. - М., 1995.

12 Тоцкий Н.Н. Государственно-правовое регулирование миграционных процессов в Российской
Федерации: Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. -
М., 1998.

практически невозможно понять этимологию вынужденного миграционного взаимодействия на постсоветском пространстве и, главное, комплексно подойти к разработке государственной миграционной политики России.

Особое место среди работ, посвященных теоретическим аспектам
изучения миграционных процессов занимают исследования

Л.Л.Рыбаковского. Его концепция трехстадийного миграционного процесса, разработанная в 80-х годах, а также исследования причинно-факторного механизма миграции до сих пор не теряют своей актуальности и в отношении новых миграции, в том числе и вынужденной миграции,

Общетеоретические разработки в области миграции и проблем миграционного регулирования также нашли отражение в работах таких исследователей миграции, как В.И.Переведенцев, Ж.А.Зайончковская, Г.Г.Гольдин, С.А.Панарин, Т.М.Регент, Г.С.Витковская, Х.Пилкингтон, В.М.Моисеенко. Следует также подчеркнуть важность фундаментальных разработок, отраженных в теории "благоприятных возможностей" С.Стоуферра и миграционной концепции Равенштейна.

При работе над диссертацией были использованы монографии и статьи российских исследователей, посвященные как актуальным вопросам современной этнополитической ситуации на постсоветском пространстве, так и более общим международным проблемам. Особо важно следует выделить работы Т.В.Полосковой, А.Г.Задохина, Е.П.Бажанова, В.А.Тишкова, С.А.Панарина, Л.М.Дробижевой, Г.У.Солдатовой.

Немаловажно значение исследований, посвященных тем или иным
конкретным аспектам современных миграции - А.В.Топилина,
О.В.Староверова, Р.В.Татевосова, Л.В.Корель, В.А.Ионцева, Н.В.Мкртчяна,
В.М.Чигарева, Л.В.Макаровой, Г.Ф.Морозовой, Н.В.Тарасовой,

С.Н.Раковского, С.К.Вайтекунаса и И.П.Кунчинаса. Отдельно стоит выделить исследования в области миграционного законодательства, среди которых

заметно выделяются работы М.Г.Арутюнова, Ю.А.Архипова, Р.А.Кузнецова, В.И.Мукомеля.

Также в работе были использованы формальные положения теорий миграции населения (гравитационной и диффузной), разработанных У.Изардом, Д.Стюартом и Т.Хагерстрандом, теория миграционных интересов Н.Классена.

Методология диссертационного исследования основана на сочетании системного и междисциплинарного подходов к исследованию миграционных процессов.

Эмпирической основой работы являются данные:

  1. Интервьюирования вынужденных переселенцев в Алтайском крае (июнь - август 1997 года), проведенное в рамках "Мониторинга эффективности мер государственной помощи в адаптации вынужденных переселенцев на территории России (II этап)". Мониторинг проводился ФМС России совместно с РЩ "ТИФЛОИНФОРМ" ВОС (договор №3.4./96 от 24.12.1996 года). На территории Алтайского края было опрошена 550 семей;

  2. Анкетирования вынужденных переселенцев в Алтайском крае (октябрь 1996 года и сентябрь 1997). Всего было опрошено 310 вынужденных переселенцев, зарегистрированных в территориальных (межрайонных) отделениях Миграционной службы Алтайского края;

  3. Данные выборочного социально-демографического обследования населения Российской Федерации (Микропереписи) 1994 г.;

  4. Результаты анализа документов вынужденных переселенцев, в том числе их ходатайств в Федеральную миграционную службу России для предоставления статуса "вынужденного переселенца".

Информационной базой исследования послужили материалы архива Федеральной миграционной службы России, включая нормативно-правовые документы, материалы научно-практических конференций, проводимых под эгидой ФМС России, аналитические доклады и отчёты ФМС России

(Минфедерации России), ФМС МВД России и МИД России, данные государственной статистической отчетности о миграции населения за период с 1989 по 2002 год, ведущейся и публикуемой Госкомстатом России, данные государственной и ведомственной статистики ФМС (Минфедерации) России, оперативная информация ФМС России и ФМС МВД России, личный архив автора.

Апробация работы. Диссертация прошла обсуждение в Центре СНГ Дипломатической академии МИД России. Концепция исследования легла в основу выступлений автора на следующих научно-практических конференциях:

Практическая конференция по миграционным проблемам, связанным с приёмом, расселением и обустройством мигрантов всех категорий на постоянной основе в России. Москва, 20 - 21 июня 1996 года.

Международная научно-практическая конференция "Состояние и перспективы демографического развития России". Москва, 29 октября 1998 года.

Основные научные результаты получили отражение в следующих публикациях автора:

1. Вынужденная миграция в Россию: национальные интересы,
безопасность, политика, М.: Дипломатическая академия МИД России, 2003. —
7 п.л.

  1. Россия в системе вынужденного миграционного взаимодействия на постсоветском пространстве в 90-е годы. М.: Дипломатическая академия МИД России, 2000. - 2,25 п.л.

  2. Вынужденная миграция и формирование миграционной политики как факторы устойчивого развития Алтайского края в 90-е годы. /Проблемы устойчивого развития общества и эволюция жизненных сил населения Сибири на рубеже XX - XIX веков. Тезисы докладов и выступлений международной конференции 15 - 19 декабря 1997 года. Том 1. Барнаул,

1998. C.157-160.,-0,2 п.л.

4. Вынужденная миграция на Алтае: социально-демографический и социально-экономический аспекты. //Вестник Алтайской Академии экономики и права. Вып. 1. 1997. с.128 - 129.-0,1 п.л.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, а также списка использованных источников и литературы.

Подобные работы
Тулаков Саид Жумаевич
Центральная Азия во внешней политике современной России (Опыт политологического анализа)
Шадский Алексей Викторович
Информационное обеспечение внешнеполитической деятельности России (Анализ, современность и перспективы)
Марков Владимир Николаевич
Политика ФРГ в отношении России : Политологический анализ
Галумов Эраст Александрович
Международный имидж современной России (Политологический анализ)
Манханова Аюна Сергеевна
Становление монгольской государственности и эволюция межгосударственных отношений Монголии и России : политологический анализ
Каменская Юлия Анатольевна
Образовательная политика в странах Западной Европы и России: сравнительный анализ
Климов Олег Николаевич
Национальная безопасность России в условиях глобализации : Политологический анализ
Белодедов Владимир Викторович
Угрозы территориальной целостности России в условиях глобализации: политологический анализ
Абрамова Ольга Дмитриевна
Конкурентоспособность России в современном мире: политологический анализ
Аль-Алави Хусейн Али
Политический анализ проблем и перспектив развития Совета Сотрудничества Стран Арабского Залива

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net