Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Исторические науки
История международных отношений и внешней политики

Диссертационная работа:

Рогачев Игорь Алексеевич. Российско-китайские отношения в конце XX - начале XXI века : диссертация ... доктора исторических наук : 07.00.15 / Рогачев Игорь Алексеевич; [Место защиты: Моск. гос. ин-т междунар. отношений].- Москва, 2005.- 278 с.: ил. РГБ ОД, 71 09-7/29

смотреть введение
Введение к работе:

Актуальность исследования избранной темы определяется необходимостью провести комплексное изучение всех аспектов российско-китайских отношений за последние двадцать с лишним лет и выработать прогноз их дальнейшего развития с учетом воздействия внутренних и внешних факторов. От того, как будут складываться в XXI веке взаимоотношения между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой во многом зависят перспективы обеспечения мира и безопасности, стабильности, сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в глобальном масштабе. Тезис о многовекторно-сти внешней политики России всегда присутствовал в наших внешнеполитических концепциях, однако приходится признать, что реальной многовекторности фактически не существовало в течение длительного времени. Над азиатским вектором однозначно преобладал европейско-американский вектор. К сожалению, ни на уровне политической элиты, ни на уровне экспертов-международников у нас пока нет единого понимания евразийского геополитического положения России, которое диктует необходимость многовекторной стратегии по всем направлениям с соблюдением равноправных стратегических приоритетов на Западе, Востоке и Юге. Очень важно, что за последние годы наряду с решительным усилением внимания федерального центра к проблемам Дальнего Востока и Сибири, соответственно реально и четко возрастает роль азиатского вектора в российской внешней политике. А на этом направлении самой главной составляющей является неизменный и последовательный рост российско-китайского стратегического партнерства и взаимодействия.

Далее, актуальность темы исследования определяется тем, что в последнее время в нашей стране ряд представителей научно-исследовательских и политологических кругов, местных органов власти в отдельных восточных регионах, а также некоторые печатные издания пытаются развернуть дискуссию во-

круг китайской тематики, задаются риторические вопросы типа: представляет или не представляет Китай угрозу и вызов для России, как предотвратить китайскую «демографическую экспансию», надо ли России участвовать в антикитайских коалициях. Наряду с попытками бросить тень на политику нынешнего китайского руководства дебатируются весьма серьезные темы: как трактовать концепцию возвышения Китая и сменившую ее концепцию гармоничного развития Китая, в чем смысл концепции соразвития России и Китая; нужны ли нам союзнические отношения с Китаем (союзническая терминология появилась в некоторых высказываниях китайских партнеров) и т.д. Одна из основных целей диссертационной работы - дать ответы на эти вопросы, (главный вопрос - Китай: вызов или шанс?), рассеять существующие кое у кого сомнения в правильности курса на стратегическое партнерство и взаимодействие с КНР, показать, что альтернативы этому курсу нет.

Степень научной разработки проблемы. История взаимоотношений России и Китая традиционно привлекала повышенное внимание исследователей.1 На современном этапе российско-китайские отношения также являются одним из наиболее исследуемых и перспективных направлений в современной историографии, что во многом объясняется возросшим влиянием Китая как в Дальневосточном регионе, так и в мировой геополитике в целом.2

Историография российско-китайского сотрудничества развивались в соответствии с изменениями внешнеполитического курса страны после распада СССР и образования новой российской государственности. В начале 1990-х гг.,

' См.: Яковлева П.Т. Первый русско-китайский договор 1689 года. - М.: Академия наук СССР, 1958-233 с; Александров В.А. Россия на дальневосточных рубежах (вторая половина XVII в.).- Хабаровск: Кн. из-во, 1984- 292 с; Демидова Н.Ф. Из истории заключения Нерчинского договора 1689г.//Россия в период реформ ПетраI-М.: Наука, 1973.-382 с; Мелихов Г.В. Маньчжуры на Северо-Востоке (XVII в.).- М.: Наука, 1974-264 с; Мясников B.C. Империя Цин и русское государство в XVII веке- М.: Наука, 1980.-312 с; Мясников B.C. Договорными статьями утвердили. Дипломатическая история русско-китайской границы XVII-XXbb-М.:РИО Мособлупр-полиграфиздат, 1996.-482 с; Беспрозванных ЕЛ. Приамурье в системе русско-китайских отношений XVII - середина XIX в. - М.:Наука, 1983.—218 с; Ледовский А.М. СССР, США и народная революция в Китае-М.: Наука, 1982.-241 с.

2 См.: Рахманин О. К истории отношений России-СССР с Китаем в XX веке.- М.: Памятники исторической мысли, 2002,- 512 с; Воскресенский АД. Китай и Россия в Евразии. Историческая динамика политических взаимовлияний. - М.: Муравей, 2004-603 с; Внуков К. Россия - Китай: углубление партнерства и взаимодействия. К итогам визита Президента РФ В.В. Путина в КНР // Проблемы Дальнего Востока - 2004- № 6-С .26-28.

когда преобладала прозападная ориентация внешнеполитического курса Российской Федерации, наблюдалось определенное снижение научного интереса к развитию двусторонних отношений России и Китая.3 В трудах историков была заметна недооценка роли коммунистического Китая в мировой геополитике.4 В середине 1990-х гг. в трудах исследователей начинает преобладать концепция многополярного мирового устройства, в котором особое место принадлежит России и Китаю как важным центрам силы в многополюсной структуре международных отношений.5

На рубеже 1990-2000-х гг. по мере стабилизации внутри- и внешнеполитического развития России в историографии появляются труды, посвященные национальным интересам РФ в мировой геополитике в целом и на Дальнем Востоке в частности.6 Отличительная черта этих работ — в стремлении объективно выявить возможные приобретения и потери России в современной конфигурации международных отношений.7

Монография дальневосточного ученого Ткаченко Б.И. «Россия Китай: восточная граница в документах и фактах» (Владивосток, 1999) является одним из наиболее подробных исследований проблемы делимитации и демаркации российско-китайской границы. В работе приводится много источников, а также

3 См.: Богатуров А., Кожокин М, Плешаков К. После империи: Демократизм и державность во внеш
ней, политике России-М. :Рос. науч. фонд, 1992.-56 с.

4 См.: Кулик Б.Т. Китай в современном мире.-М.: Знание, 1991.-20 с; Баженова Е.С., Островский А.В.
Население Китая.- М: Мысль, 1991.- 235 с.

5 См.: Панарин А.С. Россия в цивилиэационном процессе.- М.:ИФРАН, 1995.- 262 с; Дугин А.Г. Осно
вы геополитики: Геополитическое будущее России- М.:Арктогея, 2000- 608 с; Кортунов СВ. Разоружение и
национальные идеи // Международная жизнь-1996- № 7- С.57-69; Рогов СМ. Безопасность России в много
полярном мире//Вестник Российской Академии наук. -Т. 66. -1996-№ 3 С. 21-38; Сорокин К.Э. Геополитика
современного мира и Россия// Политические исследования. -1995.- № 1.- С 11-18.

6 См.: Ивашев Л.Г. Эволюция геополитического развития России: исторический опыт и уроки. Дисс.
дин. -М., 1999; Уткин А.И. Мировой порядок XXI в. -М.: Алгоритм, 2001.-480 е.; Нарочницкая НА. Геопо
литические и историко-философские аспекты состояния русской нации. - М.: Алгоритм, 2001- 308 с.

7 См.: Александрова М.В. Китай и Россия: особенности регионального экономического взаимодействия
в период реформ. - М.: Ин-т Дальнего Востока, 2003- 276 с; Воскресенский А.Д. Внешняя политика России на
азиатском направлении // Современные международные отношения и мировая политика. Отв. ред. Торкунов
А.В.- М.: Просвещение: МГИМО, 2004.- 991 с; Китай и Россия в Евразии: Историческая динамика политиче
ских взаимовлияний. - М.: Муравей. 2004,- 600 с; Современные концепции русско-китайских отношений и
погранично-территориальных проблем в России и Китае (80-90-е гг. XX в). - М.: Российский научный фонд,
1994; Галенович Ю.М. Россия и Китай в XX веке: граница. - М.: Изограф, 2001,- 336 с; Титаренко М.Л. Рос
сия: безопасность через сотрудничество. Восточноазиатский вектор. - М: Памятники исторической мысли,
2003-406 с; Мясников B.C. Россия и Китай: 400 лет межгосударственных отношений. -N.Y.: Lewinson etc.,
2001.-211 с.

содержится большой картографический материал. В монографии сотрудника ДВО РАН В.Л. Ларина «Китай и Дальний Восток России в первой половине 90-х: проблемы регионального взаимодействия» (Владивосток, 1998) рассматриваются ключевые вопросы взаимодействия двух стран в экономической, политической и культурной сферах. Особое внимание автор уделяет развитию торгово-экономических связей, миграционным процессам, пограничному размежеванию.

Отличительная черта отечественной историографии начала 2000-х гг. состоит в смещении исследовательского интереса в сторону сотрудничества России со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, и, прежде всего, - Китая.8 За последние годы созданы разнообразные теории и концепции, описывающие историю российско-китайских отношений, векторы торгово-экономического и политического взаимодействия двух стран.9 Интерес представляют работы одного из ведущих российских китаистов профессора В.Г. Гельбраса, который долгие годы преподавал в Институте стран Азии и Африки МГУ.10 В своих последних работах В.Г. Гельбрас отмечает позитивные и негативные последствия массовой миграции китайских граждан на территорию Российской Федерации.11 Эта проблема затрагивается в трудах В.Л. Ларина, который достаточно сдержанно оценивает перспективы чрезмерно быстрого проникновения китайских граждан на восточные территории России.12

8 См.: Бажанов Е.П. Актуальные проблемы международных отношений. В 3-х т. - М.: «Научная книга»,
2001-2002. 464 с, 480 с, 486 с; Батюк В.И., Богатуров А.Д., Бородачев Т.В. Системная история международ
ных отношений. В 2-х т. - М: Культурная революция, 2004.- 720 с; Богатуров АД. «Стратегия переламыва
ния» в международных отношениях и внешней политике США.- М.: Едиториал УРСС, 2005,- 48 с; Кузык Б.
Россия и мир в XXI в.- М.: Институт экономических стратегий, 2006,- 544 с.

9 См.: Ларин В.Л. Китайский фактор в общественном сознании российского приграничья: срез 2003 го-
да//Проблемы Дальнего Востока,- 2004. - № 4. - С. 66-84; Бугаевский В. А. Урегулирование пограничных про
блем в российско-китайских отношениях. (1987-2004 гг.). Дисс. к.и..н. - М., 2006; Лузянин С.Г. Восточная по
литика Владимира Путина Возвращение России на "Большой Восток". (2004 — 2007 годы).- М.: Восток-Запад
ACT, 2007.-448 с.

10 См.: Гельбрас В.Г. Китай после Дэн Сяопина: проблемы устойчивого развития // Полис. - 1995- №
1- С. 28-38; Гельбрас В.Г. Россия и Китай: вопросы собирания геоэкономических пространств // Полис. -
1995- № 6.- С. 32-54; Гельбрас В.Г. Национальная идентификация в России и в Китае (Опыт сравнительного
анализа)//Полис- 1997.-№ 1.-С. 129-144.

" См.: Гельбрас В.Г. Китайская реальность России. -М.: Муравей, 2001.-310 с; Он же. Россия в условиях глобальной китайской миграции-М.: Муравей, 2004-203 с.

12 См.: Алексеев М. Угрожает ли России китайская миграция?//Мировая экономика и международные отношения. - 2000. - № 11- С. 97-103; Ларин В.Л. Китайская миграция на Дальнем Востоке//«Мост через

Проблемы китайской миграции в Россию подробно рассматриваются в монографии сотрудника ИДВ РАН А.Г. Ларина «Китайцы в России вчера и сегодня» (Москва, 2003). В работе проведена систематизация противоречивых данных о количестве китайских граждан в России в 1990-е гг. Автор анализирует структуру китайской миграции, показывает ее численность. Особое внимание А.Г. Ларин уделяет последствиям массовой китайской миграции для развития Дальнего Востока России. Ученый выступает за умеренное ограничение и упорядочение ввоза китайской рабочей силы на территорию РФ.

В работах профессора Ю.М. Галеновича рассматриваются современные российско-китайские отношения с точки зрения совместимости национальных интересов двух стран.13 Автор объективно анализирует политические и экономические процессы, происходящие в Китае в начале XXI в., показывает перспективы современного российско-китайского сотрудничества.14 В трудах М.Л. Титаренко разработана концепция нового евразийства, особое место в которой занимает взаимодействие России и Китая. Автор рассматривает принципиальные аспекты международных отношений в Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе в целом, главным образом, с точки зрения обеспечения национальных интересов России.15 Состояние и перспективы сотрудничества России и Китая объективно показаны в исследованиях А. Д. Воскресенского.16

За годы последних реформ в КНР, сопровождавшихся постепенной открытостью страны миру, активизировались китайские исследования новой конфигурации международных отношений, внешнеполитической стратегии руководства Китая в условиях глобализации. Китайские историки стали уделять

Амур». Внешние мигранты в Сибири и на Дальнем Востоке. Сб. материалов международного исследовательского семинара. - М- Иркутск: Наталис, 2004. - 432 с; Ларин В.Л. Китай и Россия в региональных измерениях. - М.: Восток-Запад, 2004.- 392 с.

13 См.: Галеновим Ю.М. Рубеж перед стартом: китайская проблема для России и США на пороге XXI
века.-М.: Моск. обществ, науч. фонд., 1999.-315 с; Галеновий Ю.М. Россия и Китай в XX веке: граница-М.,:
Изограф, 2001- 336 с; Галенович, Ю. М. Россия - Китай: шесть договоров.- М.: Муравей, 2003. - 408 с.

14 См.: Галенович Ю. Призрак Мао. - М.: Время, 2002.- 208 с.

15 См.: Титаренко, М. Евразийство: российско-японские и российско-китайские отношения/ЛТроблемы
Дальнего Востока- 2002.- № 1. - С. 6-22.

16 См.: Воскресенский А.Д. Россия и Китай: теория и история межгосударственных отношений. - М.:
«МОНФ», 1999. - 408 с; Восток - Запад: Региональные подсистемы и региональные проблемы международных
отношений. Учеб. Пособие. Под ред. А.Д. Воскресенского- М.: РОССПЭН, 2002. - 528 с.

больше внимания сотрудничеству с Россией, которая традиционно представляла особый интерес для китайских исследователей.17

В целом, анализ историографии позволил сделать вывод о том, что не все исследования отличаются комплексностью подходов, широтой источниковой базы и твердостью методологического фундамента. Вплоть до настоящего времени не создано обобщающей научной работы, посвященной эволюции российско-китайских отношений в сложных исторических условиях переходного времени конца 1990-х - начала 2000-х гг. Исследователям еще предстоит провести историко-системный анализ внутренних и внешних факторов, которые оказывают воздействие на состояние российско-китайских отношений, дать свою оценку качественно новому этапу во взаимоотношениях России и Китая после заключения между ними Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве от 16 июля 2001 г.

Цель диссертации заключается в комплексном, научном анализе истории российско-китайских отношений в переходный период рубежа XX-XXI вв. Для реализации поставленной цели были выдвинуты следующие исследовательские задачи:

показать историческую эволюцию развития взаимоотношений России и Китая за почти 400-летнюю историю их межгосударственных отношений;

рассмотреть аспекты российско-китайского взаимодействия в рамках Шанхайской организации сотрудничества;

выявить этапы развития двусторонних отношений России и Китая на рубеже XX-XXI вв.;

- проанализировать основные направления и перспективы российско-
китайского межрегионального и приграничного сотрудничества.

Источниковая база диссертации. При подготовке диссертации были изучены как многочисленные официальные публикации документов, так и ар-

17 См.: Цин Яцин. Власть, институты и культура Очерки теории международных отношений и методология. - Пекин. 2005; Цин Яцин. Гегемонистская система и международные конфликты. - Шанхай. 1999; Го Шуюн Конструктивизм и международная политика. - Пекин. 2001; Юй Чжэнлян, Чэнь Чжиминь, Су Чанхэ, Го Шуюн, Ван Ивей. Международные отношения во время глобализации. - Шанхай. 2000.

хивные материалы, до настоящего времени не введенные в научный оборот, правительственные заявления, выступления руководителей Российской Федерации и Китайской Народной Республики. Автором тщательно проанализированы труды и идеи отечественных китаеведов, а также китайских и зарубежных политологов, в которых рассматриваются различные аспекты российско-китайских отношений в конце XX начале - XXI столетия.

Интерес представляют документы Российского государственного архива новейшей истории (главным образом, ф.5, ф.89), Архива внешней политики Российской Федерации, разнообразные материалы Текущего архива МИД РФ, российского посольства в КНР, Текущего архива Государственной Думы РФ, а также отдельные материалы, собранные в личном архиве автора.

При раскрытии темы автором проанализированы заявления официальных лиц РФ и КНР по политическим, экономическим и пограничных вопросам, опубликованные материалы межправительственной переписки двух стран. Данная группа источников содержится в специализированных научных и дипломатических изданиях. К этой группе можно отнести материалы съездов КПК, стенограммы заседаний российского Правительства и Государственной Думы РФ. Ценность, которую они представляют для исследования, заключается в возможности проследить изменения политического курса обеих стран в отношении двустороннего сотрудничества.

Одним из основных источников, на основании которых можно изучать политику Китая последних десятилетий, являются работы и высказывания Дэн Сяопина. Влияние идей этого человека на современную политику Китая трудно переоценить, поскольку на них выстроен весь внутри- и внешнеполитический курс руководства КНР. Разумеется, за последние годы его наследие было переосмыслено, однако основа всех нынешних изменений, всего состояния Китая на современном этапе заложена именно Дэн Сяопином. Идеи Дэн Сяопина нашли отражение не только в его работах, но и в партийных документах. В частности, на них базируются материалы 3-го пленума ЦК КПК 11-го созыва, а также ре-

золюции XI 1-го съезда Коммунистической партии Китая, в частности, решение о проведении открытой внешней политики. После смерти Дэн Сяопина политическую мысль в Китае можно изучать по выступлениям его преемников - сначала Цзян Цзэминя, а затем Ху Цзиньтао. Богатый материал содержат речи китайских руководителей перед российской аудиторией. Активизация контактов на высшем уровне, наблюдавшаяся за последние годы, позволяет достаточно подробно познакомиться с официальной политической мыслью Китая.

Официальные источники не всегда позволяют объективно оценить политическую линию современного Китая. Поэтому, кроме официальных документов, при работе над диссертацией привлекались статьи и интервью китайских политиков, политологов, философов, которые позволяют познакомиться с процессом формирования политических идей, обнаружить зарождение новых тенденций, уточнить некоторые моменты, которые официальные выступления оставили неясными.

Существенно дополняют картину китайской политической мысли издания, выходящие в тех регионах, которые близки китайской проблематике, но не находятся под непосредственным контролем руководства КНР. Главным образом, это сингапурские и тайваньские периодические издания. При работе над диссертацией активно использовались источники, размещенные в интернете. В частности, на сайте посольства КНР содержатся материалы, касающиеся наиболее значительных проблем политической жизни современного Китая, формирования его отношений с Российской Федерацией. Интернет позволяет также ознакомиться с теми течениями политической мысли Китая, которые не совпадают с официальной точкой зрения.

В работе использовались статистические и справочные материалы, которые отражают социально-экономическую, демографическую и миграционную ситуацию на Дальнем Востоке. Диссертант привлек официальные сайты дальневосточных регионов, статистические сборники и справочники, материалы информационных агентств ТАСС и Синьхуа. Большую ценность представляют

воспоминания политических деятелей России и Китая, дипломатических работников двух стран, многие из которых принимали непосредственное участие в разработке стратегии двусторонних отношений. В свидетельствах отечественных дипломатов подробно описывается ход переговорного процесса, атмосфера, царившая в политических кругах 1990-х - начала 2000-х гг. Многие факты, описанные в воспоминаниях, не нашли отражения в официальных публикациях.

Выбор хронологических рамок исследования определяется активизацией сотрудничества России и Китая на рубеже XX-XXI вв. Исходя из цели и задач исследования, автор обратился к периоду становления новой модели взаимодействия двух стран в политической, экономической и военной сферах в конце 1990-х - начале 2000-х гг.

Научная новизна и основные положения диссертации, выносимые на защиту. В представленной работе автор показывает, что к настоящему времени достигнут самый высокий в истории России и Китая уровень взаимопонимания и всеобъемлющего сотрудничества. При этом Россия и Китай располагают огромным потенциалом для дальнейшего развития, взаимодополняемости и взаимного стимулирования. Государственные интересы двух соседних держав совпадают или взаимно близки, российско-китайское сотрудничество в укреплении мира и решении международных проблем политическими методами уже признается как фактор глобального значения. Не может быть сомнения в том, что исторический шанс для России и Китая в XXI веке - это продолжение совместной линии на укрепление и расширение стратегического партнерства и взаимодействия. Здесь уместно сослаться на то, что в некоторых китайских кругах существует такое мнение: в ближайшие 10 лет необходимо приложить усилия для дальнейшего укрепления законодательной базы между Россией и Китаем. Основной юридический документ — двусторонний Договор о добрососедстве, дружбы и сотрудничестве не может охватить все сферы взаимодействия, так как гарантирует основные моменты китайско-российских отношений, но не долговременное их развитие как отношений стратегического партнерства

и сотрудничества. Можно было бы принять новые документы и присоединиться к международным договорам с их ратификацией законодательными органами Китая и России.

В результате длительного переговорного процесса (с перерывами он продолжался в течение более 40 лет) в конце XX и начале XXI века Россия и Китай успешно решили весь комплекс вопросов, связанных с их общей границей. В 1991, 1994, 2001,2004 и 2006 годах были подписаны соответствующие межправительственные документы. Пограничных проблем в отношениях между Россией и Китаем больше не существует, впервые за почти 400-летнюю историю их межгосударственных отношений граница четко обозначена на местности.

1996 и 1997 годы войдут в историю азиатского континента: по инициативе России и Китая сначала было заключено Соглашение об укреплении доверия в военной области в районе границы, а затем Соглашение о взаимном сокращении вооруженных сил в районе общей границы стран-подписантов: с одной стороны - Россия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан, с другой - Китайская Народная Республика (т.е. в обоих случаях затрагиваются вопросы общей границы между бывшим СССР и Китаем). Тем самым на территории сразу пяти стран был создан уникальный межгосударственный механизм обеспечения регионального мира и безопасности, зона доверия невиданной в Азии транспарентности и предсказуемости военной деятельности.

Россия и наши партнеры готовы поделиться с другими странами опытом решения сложных проблем, затрагивающих национальную безопасность и территориальную целостность.

В конце XX и начале XXI столетия в российско-китайских межгосударственных отношениях отчетливо обозначилась проблема значительного отставания уровня торгово-экономического сотрудничества от уровня политического взаимодействия. Торгово-экономические связи России и Китая подошли к важному этапному рубежу, для дальнейшего движения вперед требуются новые идеи и подходы, создание качественно новой модели взаимодействия.

Как показывает опыт последних десятилетий, военное и военно-техническое сотрудничество между Россией и Китаем было и остается важной составляющей их межгосударственных отношений. Принципы такого сотрудничества неизменны: оно не направлено против третьих стран, осуществляется строго в рамках международных обязательств России и при соблюдении интересов обеспечения ее собственной национальной безопасности. Сворачивание по каким-либо причинам масштабов российско-китайского ВТС рано или поздно может привести к тому, что Китай получит вооружения и военную технику из других источников. Здесь следует отметить, что есть поручение руководства страны обратить внимание на стимулирование гражданской составляющей экономического сотрудничества с Китаем.

Ядром российско-китайского взаимодействия в Центральной Азии является Шанхайская организация сотрудничества. В деятельности этой организации наше взаимопонимание с китайскими партнерами является особенно важным. Роль и значение ШОС возрастает, она обеспечивает стабильную ситуацию в регионе совместными усилиями участвующих в этом процессе стран без вмешательства внерегиональных сил. ШОС - новая модель межгосударственных отношений. Следует совместно с Китаем всячески поддерживать мероприятия по линии ШОС и расширение ее активности, отслеживать попытки США вести дело к формированию так называемой Большой Центральной Азии.

В многостороннем сотрудничестве, которое складывается в Азиатско-Тихоокеанском регионе и где роль Китая быстро возрастает, России следует внимательно отслеживать новые реальности и, максимально используя опыт стратегического партнерства с Китаем, вести дело к собственной интеграции в это сотрудничество. Более активное подключение нашей страны к процессам экономической интеграции в АТР будет способствовать развитию экономического потенциала восточных регионов России. Кроме того, возникновение в любой части АТР какого-то очага напряженности может отразиться на нашей

безопасности. Другими словами, России необходимо участвовать и в региональных мероприятиях, касающихся военно-политической сферы, взаимодействие с Китаем здесь может оказаться весьма полезным.

Как принято в Китае считать, сейчас у власти в стране находится четвертое поколение руководителей - это Ху Цзиньтао и его соратники (предыдущие три поколения возглавляли соответственно Мао Цзэдун, Дэн Сяопин и Цзян Цзэминь). Большинство представителей четвертого поколения это люди возраста от 60 лет и старше. Среди них еще встречаются выпускники советских вузов или те, кто проходил практику на советских предприятиях. Основные принципы внутренней и внешней политики Ху Цзиньтао являются продолжением того, что провозгласил в свое время Цзян Цзэминь, а до него по ряду проблем Дэн Сяопин. Нас такая линия устраивает, потому что она не противоречит национальным интересам России. Можно прогнозировать, что в пределах ближайших пяти лет такая ситуация сохранится, однако следует готовиться к тому, что в китайском руководстве появятся новые фигуры более молодого возраста, причем многие из них, очевидно, будут те, кто получают образование в США, Англии, Франции, Германии, Японии, Южной Корее и т.д. (только в США, по разным оценкам, в настоящее время обучается от 100 до 200 тысяч китайских студентов). О России это новое грядущее поколение знает очень мало или вообще ничего не знает. В беседах с автором Цзян Цзэминь не раз выражал беспокойство по поводу того, что по его оценке, одна из реальных угроз для Китая это «вестернизация страны», т.е. распространение в китайском обществе западного влияния - чуждой идеологии, культурных ценностей, навязывание своего понимания «демократизации» и т.д. Во имя этого западники идут на огромные инвестиции и расходы - в Китае создаются бизнес-центры, клубы для молодежи, культурные центры. На таком фоне российское влияние в Китае постепенно сокращается. Резюме: следует продумать комплекс мероприятий, чтобы быть готовыми к предстоящим в недалеком будущем переменам в руководстве КНР.

Очень большую роль в реализации программы развития Сибири и Дальнего Востока может сыграть сопряжение этой программы с программой "возрождения старой промышленной базы" Северо-Востока Китая, а также возможно, и с программой развития западного региона КНР. В 2005-2006 годах эта идея неоднократно обсуждалась в ходе российско-китайских переговоров на высшем уровне и получила одобрение с обеих сторон. В своем выступлении на российско-китайском экономическом форуме деловых кругов 22 марта 2006 г. в Пекине президент В.В. Путин заявил о том, что «нам важно наладить тесную координацию государственных региональных программ развития. В первую очередь, это касается традиционных партнеров - российского Дальнего Востока и Сибири, а также промышленных баз Северо-Востока Китая и его западных районов». Такая же мысль обозначена в Совместной декларации, принятой по итогам встречи в Москве президента В.В. Путина и председателя Ху Цзиньтао 26 марта 2007 г. Эта идея вызывает большой интерес у руководителей приграничных регионов обеих стран. Настало время изучить возможности разработки широкого совместного плана сотрудничества в этой сфере и перейти от слов к делу - заключению межправительственного соглашения.

Целесообразно ускорить выработку Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации. Проблемы, связанные с китайской (и не только с китайской) миграцией, следует решать путем экономического развития Сибири и Дальнего Востока, ужесточения погранично-визового контроля, развития миграционного законодательства, борьбы с местной теневой экономикой, подпитывающей нелегальную миграцию.

Россия и Китай могли бы стать инициаторами создания в Азиатско-Тихоокеанском регионе системы коллективной безопасности. Для этого российской стороне следовало бы обобщить и подытожить большой опыт, накопленный соответствующими структурами на Европейском континенте, причем опыт как положительный, так и отрицательный. Можно рассчитывать, что реакция Пекина на такое предложение будет позитивной. В пользу этого говорит

то, что, как уже отмечалось выше, КНР стремится играть все более заметную политическую роль в общеазиатских региональных структурах. Еще такой факт: в 2005 году в рамках проводимых в Пекине переговоров «шестерки» по проблеме денуклеаризации Корейского полуострова представители всех стран-участниц на одной из рабочих консультаций поддержали идею о том, что после урегулирования корейской проблемы было бы целесообразно сохранить механизм «шестерки» и на его основе сформировать систему коллективной безопасности Северо-Восточной Азии, а в перспективе, возможно, и АТР. В том же контексте можно было бы воспользоваться такими инициативами, как формирование Восточно-азиатского сообщества, Диалога по сотрудничеству в Азии и др.

Самого пристального внимания заслуживает дальнейшее развитие взаимодействия в формате тройки "Россия - Китай - Индия" (равно как и четверки "Бразилия - Россия - Индия - Китай). Отношения в "тройке" и ее роль на международной арене могут служить действенным противовесом непрекращающимся усилиям США, направленным на формирование однополярного мира. Растущее значение "тройки" уже вызывает беспокойство в Вашингтоне, не случайно американское руководство предпринимает попытки наладить стратегическое партнерство США с Индией.

Американский фактор и российско-китайские отношения. На протяжении нескольких последних десятилетий американская дипломатия и спецслужбы США не прекращали усилий для того, чтобы если не подорвать отношения России с Китаем, то затормозить их развитие, посеять взаимную подозрительность и взаимное недоверие, инициировать антикитайские настроения у российской общественности, инспирировать возникновение каких-то двусторонних проблем и т.д. Одним из примеров того, как действуют американцы, стремясь не допустить дальнейшего укрепления стратегического партнерства России и Китая, является функционирование в некоторых городах нашей страны религиозной еретической секты «Фалуньгун» (ее штаб-квартира и лидер - Ли

Хунчжи находятся в Нью-Йорке) и связанной с ней так называемой «Международной медиакомпании - Великая эпоха». Эти структуры ведут открытую пропаганду против правительства КНР, компартии Китая, в извращенном виде показывают роль Советского Союза в современной истории Китая. Финансируется такая деятельность с помощью США и Тайваня.

В беседах с автором руководители КНР не раз проводили мысль о том, что Китай и Советский Союз (а теперь Россию) в Вашингтоне рассматривают как своих главных соперников на международной арене. По мнению собеседников, американцам удалось реализовать самую важную задачу — распад СССР. А следующая аналогичная задача - добиться распада Китайской Народной Республики (как возможный вариант - вести дело к распаду КНР на Север, Юг, Синьцзян, Тибет, Гонконг, Макао и, разумеется, не допустить воссоединения с континентом Тайваня). По оценкам китайских экспертов, во второй половине XX века и начале XXI века Соединенные Штаты последовательно осуществляют стратегическое окружение Китая. Этот процесс начался с размещения американских войск в Южной Корее, Японии и на острове Гуам, с поставок современной военной техники на Тайвань. А в последние годы военное присутствие США возникло в Афганистане и в некоторых странах Центральной Азии. Таким образом, как считают в Пекине, стратегическое кольцо США вокруг Китая постепенно сжимается. Не случайно, в конце 90-х годов начальник Генерального штаба Народно-освободительной армии Китая в беседе с автором заявил следующее: в XXI веке Китаю и России суждено быть по одну сторону баррикад, а по другую сторону будут находиться США. Поясняя этот тезис, он сказал, что, как полагают в китайском руководстве, «поодиночке ни Китай, ни Россия не смогут противостоять Соединенным Штатам, а будучи вместе мы выстоим обязательно».

Заслуживает внимания и такой фактор: в некоторых кругах китайских политологов считается, что в нашем двустороннем сотрудничестве недостаточно высоким остается степень взаимного доверия в политической области, хотя

благодаря усилиям лидеров двух государств за последние 10 лет здесь происходят большие положительные изменения. Высказывается опасение, например, что на китайско-российские отношения способно негативно повлиять возможное переключение внешнеполитических приоритетов России на сотрудничество с США наряду с уже наметившимся курсом на сближение с Европой как основной стратегической задачей. Хотя, мол, Россия и пытается сохранять некое равновесие в отношениях с Западом и Востоком, но в будущем возможно, в Москве усилится «прозападный уклон», а в отношениях Китая с Россией возникнет определенный дисбаланс.

В январе 2008 года на закрытом форуме в Шанхае политологов и дипломатов трех стран - КНР, России и США российская сторона внесла предложение - сделать практику проведения встреч представителей трех держав постоянной (начать с дипломатической и академической дорожек, а в перспективе -на высоком уровне). Участники шанхайского форума это предложение поддержали, было бы целесообразно предпринять меры по его реализации. Там же в контактах с китайскими коллегами была озвучена еще одна идея - создать по образу и модели российско-американской «группы мудрецов», которую возглавляют Е.М. Примаков и Г. Киссинджер, аналогичную структуру в российско-китайском сотрудничестве. Реакция китайских представителей (руководителей Китайского института международных стратегических исследований) была положительной.

Несмотря на то, что уже в течение 10 с лишним лет проводится официальный курс на стратегическое партнерство России с Китаем, у нас в некоторых средствах массовой информации и среди небольшой части политологов не прекращаются попытки демонтировать Китай, раздувать миф о «китайской угрозе», «о китайской демографической экспансии». По существу это призывы к отказу от сотрудничества с Китаем, к военным приготовлениям вдоль российско-китайской границы, к тому, чтобы Россия превратилась в орудие сдерживания Китая. Разумеется, в США и некоторых других западных странах такие за-

явления подхватываются и тиражируются. Китайских партнеров такие факты беспокоят, и на переговорах они обращают на них наше внимание. Как считают в кругах китайских политологов, в условиях роста мощи Китая и существования в России националистических настроений распространение теории о том, что Китай может представить угрозу российским интересам, способно негативно отразиться на конкретном взаимодействии в таких областях, как энергетика, космическое и военное сотрудничество.

Большой круг задач, которые возникают на путях растущего российско-китайского стратегического партнерства, требует качественного повышения и расширения подготовки специалистов - китаеведов. В настоящее время ощущается острая нехватка специалистов со знанием китайского языка. Подавляющее большинство представителей деловых кругов не знает конъюнктуры китайского рынка, не имеет базовых знаний по вопросам экономики, истории, географии Китая. Указание Президента В.В. Путина (3 января 2004 года) об укреплении материально-технической и кадровой базы российского китаеведения фактически осталось нереализованным, исполнители ссылаются на то, что этому помешала административная реформа. Один из путей решения указанной проблемы - взаимное расширение приема на учебу студентов и аспирантов. В развитии мирового китаеведения в XIX и XX столетиях ведущую роль играли российские и советские китаеведы. Однако в настоящее время ситуация изменилась: инициативу в этой сфере перехватили синологи из США, Японии, Южной Кореи, стран Западной Европы. Китайский язык во всем мире сейчас изучают более 40 миллионов человек. Необходимо принять безотлагательные меры для расширения подготовки кадров китаеведов в нашей стране.

Практическая значимость проведенного исследования определяется тем, что его материалы могут быть востребованы и использованы при разработке и реализации нового политического курса России в отношении Китая. Оценки, выводы и рекомендации апробированы на основе научного анализа, в этом состоит новизна исследования. Все рекомендации даются на основе более

полувекового опыта личного участия в практической деятельности по реализации многочисленных проектов нормализации, улучшения и дальнейшего развития советско-китайских и российско-китайских отношений. За этот период автору довелось присутствовать на переговорах руководителей нашей страны с Мао Цзэдуном, Лю Шаоци, Чжоу Эньлаем, Дэн Сяопином, Цзян Цзэминем, Ху Цзиньтао и другими китайскими лидерами, непосредственно участвовать в подготовке документов к таким переговорам. Этим определяется практическая значимость содержащихся в исследовании рекомендаций.

Научная значимость исследования определяется тем, что материалы диссертации будут способствовать углублению и расширению проблематики дальнейших теоретико-методологических и историографических работ по проблемам взаимодействия России и Китая на рубеже XX-XXI вв.

Методологической основой исследования являются положения, содержащиеся в работах отечественных и зарубежных ученых, исследовавших проблемы становления и исторической эволюции сотрудничества России и Китая. Автор в своей работе руководствовался такими научными принципами, как историзм, преемственность, диалектичность протекания исторических и политических процессов, опирался на междисциплинарный подход, широко использовал сравнительно-исторический и сравнительно-политический анализ.

Апробация результатов исследования. Основные результаты исследования отражены в научных публикациях автора, его выступлениях на научных и научно-практических конференциях.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав и заключения. В конце даются приложения.

Подобные работы
Пискулова Юлия Евгеньевна
Российско-корейские отношения в конце XIX - начале XX веков
Иванько Андрей Игоревич
Политика Китая в отношении Индии (конец 80-х гг. XX в. - начало XXI в.)
Исаева Елена Владимировна
Культурные контакты Санкт-Петербурга со странами Дальнего Востока в 90-е годы XX - начале XXI века
Штиглиц Мария Олеговна
Образовательные программы и внешняя политика Канады во второй половине XX - начале XXI века
Писарева Марина Викторовна
Российско-французские музыкальные связи в начале XXI века : 2000-2005 гг.
Андриянова Ольга Александровна
Отношения России и Ватикана в конце XIX - начале XX вв.
Арутюнян Араик Эдуардович
Турецко-сирийские отношения на рубеже веков : 1980-е годы - начало XXI века
Шкунов Олег Владимирович
Некоторые аспекты российско-германских отношений в 90-е годы XX века
Костенко Сергей Юрьевич
Трансформация российско-германских отношений в 90-е годы XX века
Жидкова Оксана Витальевна
Российско-французские отношения в 20-40-е гг. XIX века

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net