Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Социологические науки
Социальная структура, социальные институты и процессы

Диссертационная работа:

Ядова Майя Андреевна. Нормативные поведенческие установки молодежи постсоветского поколения : На примере исследования контрастных социальных групп : диссертация ... кандидата социологических наук : 22.00.04.- Москва, 2006.- 320 с.: ил. РГБ ОД, 61 06-22/489

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение 3

Глава 1. Понятия «социальная норма», «аттитюд», «социальное
поведение»: грани взаимодействия
16

  1. Социальная установка и её поведенческая составляющая. Различие подходов к пониманию социальной нормы 16

  2. Социальное поведение: определение, подходы, виды детерминант (на примере российской действительности) 26

1.3. Связь социальных установок с поведением 44

Краткие выводы по первой главе 55

Глава 2. Современная российская молодёжь как объект социологического
исследования
57

  1. Молодежь: концептуализация понятия, направления исследований в отечественной и зарубежной социологии 57

  2. Особенности молодежи постсоветского поколения: основные черты, социальные проблемы 69

2.3. Трудности социологических исследований молодёжи и пути их

преодоления 81

Краткие выводы по второй главе 88

Глава 3. «Современное» и «традиционное» в поведенческих установках
молодежи постсоветского поколения
90

3.1. Теоретико-методологические предпосылки изучения поведенческих
намерений молодежи
90

3.2. Факторная структура поведенческих установок разноресурсных групп
молодежи
101

3.3. Молодежь контрастных социальных групп: общее и особенное 112

3.4. «Модернисты» и «традиционалисты» нового поколения: штрихи к

социологическому портрету 129

Краткие выводы по третьей главе 159

Заключение 162

Библиография 165

Приложение 1. Методика «Проективные ситуации» 187

Приложение 2. Методика «Анкета-исповедь» 200

Приложение 3. Глубинное интервью «Жизненные принципы современной

молодежи» (гайд) 202

Приложение 4. Транскрипты интервью с «модернистами» и
«традиционалистами» (сокращ.) 207

Введение к работе:

Социальная проблема. В период активных трансформаций,

переживаемый в последние десятилетия российским обществом, говорить о каких-либо общепринятых стандартах поведения крайне сложно1. Отрыв от реальности узаконенных социальных норм делает их малоэффективными. В подобных условиях вполне закономерно возникновение новых, неформальных норм и практик, которые более адекватно отражают сложившуюся ситуацию. Не всегда ожидания со стороны общества совпадают с поведенческими интенциями и реальным поведением его граждан. Своеобразной terra incognita являются для современных исследователей поведенческие установки нынешнего молодого поколения россиян, чье мировоззрение и поведение сформировались под влиянием постсоветских изменений.

Таким образом, основную проблему данного исследования составляет противоречие между предполагаемыми и действительными поведенческими установками молодых россиян. Проблема усугубляется недостаточной осведомленностью обществоведов относительно поведенческих установок российской молодежи.

Научная актуальность темы обусловлена её жизненной актуальностью. С одной стороны, это вечная тема, но в то же время с каждым новым поколением и общественными условиями она приобретает новое звучание. Знание поведенческих установок молодежи постсоветского поколения поможет более объективно взглянуть на существующие в современном российском обществе социальные нормы и поведенческие практики, даст возможность, говоря словами К. Мангейма, поставить адекватный «диагноз» нашему времени и в определенном смысле приблизит отечественных обществоведов к ответу на извечный вопрос «Куда идет Россия?»

Автор выражает искреннюю благодарность научному руководителю, к. филос. н. Г.М. Денисовскому и д. филос. н., профессору В.А. Ядову за помощь в подготовке диссертационного исследования.

Вопрос о том, каково содержание нормативных поведенческих установок сегодняшней молодежи России, можно считать вопросом о дальнейшем развитии нашей страны, которое в первую очередь определяется качеством самих граждан, их отношением к себе и окружающим. В связи с этим важно заметить, что, по результатам исследований Р. Инглехарта, в трансформирующихся обществах именно ценностно-нормативные взгляды молодежи становятся доминирующими спустя 10-15 лет [225].

Состояние научной разработанности проблемы исследования. Различные аспекты данной проблемы так или иначе ранее исследовались в отечественной и мировой социальной науке.

Проблематика поведенческой социальной установки разрабатывается в трудах отечественных и зарубежных ученых (И. Айзен, Г.М. Андреева, А.Г. Асмолов, Л.И.Божович, Ф. Знанецкий, Г. Келман, Р. Кратчфилд, Д. Креч, B.C. Магун, У. Макгайр, В.Н. Мясищев, Ш.А. Надирашвили, Г. Оллпорт, Т. Остром, М. Рокич, М. Смит, О.А. Тихомандрицкая, У. Томас, Д.Н. Узнадзе, М. Фишбайн, П.Н. Шихирев, В.АДдов и др.).

Отдельно следует выделить работы, посвященные изучению социальных норм, как в классической (Э. Дюркгейм, Т. Парсонс), так и в современной традициях (Р. Коуз, Д. Норт), а также исследования М.И. Бобневой, Е.М. Пенькова, А.А. Ручки, Н.И. Сидоренко и др.

На протяжении всей истории социологической мысли были созданы различные подходы к изучению социального поведения: теории действия М. Вебера и Т. Парсонса, бихевиористов (Б. Скиннер, Э. Торндайк, Д. Уотсон), теория обмена Д. Хоманса, теория символического интеракционизма (Ч. Кули, Дж. Г. Мид), ролевые концепции (И.С. Кон, Р. Линтон, Р. Мертон, А. Радклиф-Браун). Близка теориям «социального поведения» и концепция «фоновых практик», разработанная В. Волковым с опорой на идеи философа Л. Витгенштейна.

Взаимосвязям в системе «аттитюд-поведение» и объяснению рассогласования между заявленными установками и реальными поступками посвящены работы С. Аша, Д.Бэтсона, Дж. Дарли, Э. Джонса, М. Занна, С. Келли и Т. Мирера, Корея, Р. Ла Пьера, К. Левина, Д. Майерса, С. Милграма, Ш.А. Надирашвили, Р. Пейджа, Д. Регана, Г. Сигалла, Е.Н. Стариковой, А. Уикера, М. Фазио, Ш.Н. Чхартишвили, П.Н. Шихирева, В.А. Ядова и др.

Отличительные особенности молодежи постсоветского поколения выделяются в работах СВ. Алещенка, Ю.А. Зубок, А.И. Ковалевой, Д.Л. Константиновского, В.Т. Лисовского, В.А. Лукова, B.C. Магуна, Е.Л. Омельченко, В.В. Семеновой, В.И. Чупрова, Л.Н. Шиловой и др. Важны труды исследователей, специализирующихся в области проблемы поколений, - X. Беккера, И.М. Ильинского, К. Мангейма, М. Титмы, В.В. Семеновой, Б.Ц. Урланиса, Ф.Р. Филиппова, Г. Шельски, У. Штрауса, В.Н. Шубкина.

Чрезвычайно важное значение для данной работы имеют общетеоретические исследования процессов социального изменения и модернизации, а также динамики ценностных ориентации и трансформаций в современном российском обществе (работы Ш. Айзенштадта, А.С. Ахиезера, З.Т. Голенковой, М.К. Горшкова, Г.Г. Дилигенского, Т.И. Заславской, А.Г. Здравомыслова, Н.И. Лапина, Ю.А. Левады, Н.Е. Покровского, П. Тамаша, В.Г. Федотовой, П. Штомпки, В.А. Ядова и др.).

Что касается основной проблемы нашего исследования, то классическим в этом плане можно признать проект А. Инкелеса - построение аналитической модели «Modern Personality» («современной личности»), а также работы в данном направлении Л. Даймонда, Дж. Холтона и др.

Вместе с тем анализ публикаций по рассматриваемой проблеме показывает, что в российской и зарубежной социологии ещё не предпринималось попыток изучения современных и традиционных поведенческих установок, в отличие от изучения ценностных ориентации, молодежи постсоветского поколения. Мы попытались это преодолеть,

используя результаты собственного исследования, проведенного по специально разработанным методикам, под углом зрения концепции «современной личности» А. Инкелеса [227].

Популярная на Западе идея «современного человека» в российской социологии еще недостаточно оценена. В лучшем случае некоторые отечественные авторы лишь упоминают об исследованиях А. Инкелеса.

Похожая ситуация складывается с изучением современных

поведенческих установок и практик. Здесь, по меньшей мере, можно выделить две исследовательские трудности. Первая касается содержательной стороны изучаемой проблемы: некоторых социологов ставит в тупик многогранность и расплывчатость термина «современность», поэтому не всегда ясно, какими понятиями нужно оперировать при исследовании «традиционного» и «современного» в поведенческих установках. Мы решаем эту проблему с опорой на аналитическую модель А. Инкелеса. Вторая трудность связана с методическими проблемами: достаточно сложной является разработка инструментария на основе проективных методов (набор воображаемых тестовых ситуаций), поскольку полученная информация с трудом поддается измерению и количественным оценкам, и далеко не для всех установок и мотивов удается разработать подобные процедуры. Попытка преодоления обозначенных выше трудностей и содержится в данной работе.

При разведывательной исследовательской стратегии, когда ощущается недостаток информации об изучаемом объекте, целесообразно изучение контрастных социальных групп. В качестве эмпирического объекта исследования выступают представители контрастных групп молодежи постперестроечного периода (17-25 лет) - поколения «икс» , обладающие разными социальными ресурсами3, прежде всего образовательными и

2 Выбор именно этой возрастной когорты обусловлен ей относительно схожим социальным опытом. По мнению В.В. Семеновой, именно юноши и девушки в возрасте до 25 лет представляют собой загадочное российское «поколение икс», практически свободное от ностальгии по советскому прошлому [150]. Определение понятия «социальный ресурс» дается во втором параграфе первой гл. (См. ниже).

социально-статусными. Эмпирически доказано (А. Инкелес, Д. Смит), что важнейшим фактором, влияющим на меру и глубину «модерности» человека, является степень его образованности, с чем более или менее жестко связан характер профессии и, следовательно, социальный статус [227, р. 304].

Предмет исследования - различия и/или совпадения в нормативных поведенческих установках представителей двух групп московской молодежи, одну из которых мы полагаем высоко-ресурсной, другую - низко-ресурсной, фокус анализа -""соотношение «модерных» и традиционных черт в их поведенческих установках.

Целью данной работы является изучение принятых в среде постсоветской молодежи поведенческих установок под углом зрения аналитической модели «современной личности» А. Инкелеса.

Достижение поставленной цели потребовало решения следующих задач:

осмысление связи между такими понятиями, как «социальная норма», «аттитюд» и «социальное поведение», с точки зрения различных социологических и социально-психологических подходов;

выделение потенциальных детерминант регуляции повседневного социального поведения;

анализ литературы о современной российской молодежи как объекте социологического исследования;

изучение теоретико-методологических предпосылок исследования поведенческих установок молодежи под углом зрения модели «современной личности» Инкелеса;

конструирование целесоответствующих методик и проверка их обоснованности;

проверка выдвинутых гипотез;

анализ и интерпретация полученных в ходе исследования данных;

сопоставление полученных данных с результатами массовых опросов схожей тематики.

Основными гипотезами исследования являются следующие:

1. Ожидается, что в поведенческих установках групп молодежи с
сильным и слабым социальными ресурсами наблюдаются существенные
различия.

  1. Слаборесурсная часть молодежи скорее всего аккумулирует традиционалистские взгляды, сильноресурсная - модернистские.

  2. Существует определенная корреляция между предпочтением современного или традиционного образца поведения и агентами социализации, оказавшими существенное, по мнению респондента, влияние на его поведенческие установки.

  3. Молодые люди с современными представлениями лучше адаптированы («оптимисты» по мироощущениям) по сравнению с молодыми «традиционалистами».

Неосновные гипотезы:

1. «Модернисты» и «традиционалисты» по-разному относятся к
нравственным нормам и принципам.

2. Существует корреляция между религиозностью человека и уровнем
его «модерности».

Теоретическая и методологическая база исследования. Теоретическую базу исследования составляют труды многих уже упомянутых отечественных и зарубежных авторов, в которых представлены различные аспекты проблематики настоящей работы.

Это - проблематика социально-нормативного поведения (М.И. Бобнева, Э. Дюркгейм, А. Маслоу, Д. Норт, Т. Парсонс, Н.И. Сидоренко).

Тема социальной установки в целом и её поведенческой составляющей рассматривается на основе работ И. Айзена, Л.И. Божович, Ф. Знанецкого,

B.C. Магуна, B.H. Мясищева, Г. Оллпорта, М. Смита, О.А. Тихомандрицкой, У. Томаса, Д.Н. Узнадзе, М. Фишбайна и др.

При анализе социального поведения личности мы опирались на теории действия М. Вебера и Т. Парсонса, идеи бихевиористов, теорию обмена, теорию символического интеракционизма, ролевые концепции и концепцию «фоновых практик».

Рассматривая проблему взаимосвязи в системе «аттитюд-поведение», автор обращается к работам Г.М. Андреевой, С. Аша, Д. Бэтсона, Дж. Дарли, Э. Джонса, М. Занна, Ф. Зимбардо, С. Келли, Т. Мирера, Р. Ла Пьера, К. Левина, Д. Майерса, С. Милграма, Р. Пейджа, Д. Регана, Г. Сигалла, Е.Н. Стариковой, А. Уикера, М. Фазио, В.А. Ядова и др.

Выделить отличительные особенности молодежи постсоветского поколения помогли труды СВ. Алещенка, И.М. Ильинского, А.И. Ковалевой, Д.Л. Константиновского, В.Т. Лисовского, В.А. Лукова, Е.Л. Омельченко, В.В. Семеновой, В.И. Чупрова, А.В. Шаронова, Л.Н. Шиловой, а также работы X. Беккера, К. Мангейма, Ф.Р. Филиппова, Н. Хоува, У. Штрауса и др., посвященные общему анализу проблемы поколений.

При осмыслении процессов социальных трансформаций, модернизации и их влиянии на динамику ценностей российского общества использовались концепции и подходы А.С.Ахиезера, З.Т. Голенковой, М.К. Горшкова, Г.Г. Дилигенского, Л. Даймонда, Т.И. Заславской, А.Г. Здравомыслова, А. Инкелеса, Н.И. Лапина, Ю.А. Левады, Н.Е. Покровского, П. Штомпки, В.А. Ядова и др.

Методологическую базу исследования составляет деятельностно-активистский, структурно-функциональный и системный анализ. В работе используется междисциплинарный подход, который включает наряду с социологическим социально-психологическое и социокультурное осмысление «молодежного вопроса».

В исследовании применяется комплекс социологических методов. Среди них: анкетирование по специально разработанной («Проективные ситуации») и заимствованной («Анкета-исповедь») методикам всех, образующих две подвыборки, респондентов, глубинные интервью по целевой методике («Жизненные принципы современной молодежи») части респондентов, и, наконец, вторичный анализ данных схожей тематики.

Эмпирическую базу работы составили:

данные анкетирования по нашей проективной методике и по заимствованной методике «Анкета-исповедь»4;

транскрипты глубинных интервью;

результаты вторичного анализа исследований общественного мнения (Фонд «Общественное мнение», «Левада-Центр», РОМИР) и данных научных центров (Центр социологии молодежи ИСПИ РАН, НИЦ «Регион», НИЦ Института молодежи, ИКСИ РАН, АТТТПИ и др.).

Достоверность полученных результатов. Внешняя валидность данных, полученных с помощью применяемых автором методик, оценивалась путем сопоставления с результатами, выявленными с помощью других методик, предназначенных для решения схожих исследовательских задач и прошедших предварительную проверку на валидность. Внутренняя валидность проверялась факторным анализом и путем сравнения данных, полученных при опросе и интервью.

Научная новизна работы заключается в следующем:

впервые применена концепция «современной личности» А.
Инкелеса к изучению обыденных, повседневных поведенческих установок
молодежи постсоветского поколения;

4 Была заимствована т.н. «Анкета-исповедь», которая получила известность благодаря тому, что на её вопросы отвечал К. Маркс. Сравнивались ответы современных молодых россиян и молодежи «образца 1960-х». Подробнее об анкете см.: Лисовский B.T. Духовный мир и ценностные ориентации молодежи России: [76, с. 53-55].

переосмыслено понимание сущности и связи таких понятий, как «социальная норма», «аттитюд» и «социальное поведение»;

уточнен круг основных вопросов, связанных с социологическим изучением постсоветской молодежи: выделены отличительные черты, социальные проблемы современной молодежи, наиболее часто встречающиеся исследовательские трудности;

разработаны и опробованы методика «Проективные ситуации», предназначенная для регистрации поведенческих намерений, и гайд глубинного интервью «Жизненные принципы современной молодежи»;

выполнен анализ полученных в ходе исследования результатов в сопоставлении с данными массовых опросов схожей тематики.

Положения, выносимые на защиту:

1. Обнаружена связь «модерности» респондента с его
«ресурсоемкостью»: подавляющее большинство респондентов с
современными поведенческими установками («модернистов») располагает
весомым социальным капиталом.

2. Установлено, что во многом сильноресурсные юноши и девушки
«современнее» своих слаборесурсных сверстников (более амбициозны,
независимы, либеральны, толерантны, политически просвещенны), но
различия между ними не настолько очевидны, насколько предполагалось.
Среди схожих черт представителей обеих ресурсных групп можно выделить:
интернальность, непопулярность норм законопослушания, высокий уровень
притязаний, адаптированность, достаточно равнодушное отношение к
собственному здоровью, отсутствие кумиров, индивидуализированность
сознания, приоритет приватных ценностей над общественными.

3. Подтвердилась гипотеза о различных агентах социализации
«модернистов» и «традиционалистов». «Традиционалисты» считают, что их
«воспитали» прежде всего родители и они сами (результат недостаточной

саморефлексии?), «модернисты» уверены, что на их мировоззрение и поведение одинаково повлияли родительское воспитание, друзья, общественная ситуация (процессы модернизации?), книги.

  1. Не подтвердилось предположение о лучшей адаптированности «модернистов» по сравнению с «традиционалистами». Более 2/3 и тех, и других продемонстрировали хорошие адаптивные способности. Поэтому нельзя сказать, что только приверженность «современным» взглядам является необходимым условием успешной адаптации в нашей стране.

  2. Выявлены различия в отношении к нравственным нормам респондентов с современными и традиционными типами поведенческих установок. Первые обладают более устойчивой системой нравственных принципов, в то время как «традиционалистов» отличает «моральная гибкость».

  3. Не удалось подтвердить гипотезу о существовании связи между религиозностью человека и уровнем его «модерности»: большинство «модернистов» и «традиционалистов» считают себя верующими людьми.

  4. Сознание большинства респондентов из сильно- и слаборесурсной групп российской молодежи отличает противоречивость, выражающаяся в сочетании традиционных и современных поведенческих установок. В то же время в группе сильноресурсных «модернисты» доминируют над «традиционалистами», в полярной группе ситуация обратная.

Научная и практическая значимость работы. Изучение и систематизация полученных данных о «современном» и «традиционном» в поведенческих установках российской молодежи позволяет использовать данную работу в социальном прогнозировании, для выработки практических рекомендаций исполнительным и законодательным органам государственной власти в определении молодежной политики, а также при корректировании учебных курсов по предмету «Социология молодежи».

Апробация работы. Основные положения диссертации были изложены на Международной научно-практической конференции «Педагогическое наследие А.С. Макаренко и современные проблемы социализации, воспитания и развития личности» (Москва, 2003 г.), на Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения - 2004» (Москва, 2004 г.), на XV Уральских социологических чтениях (Екатеринбург, 2005 г.), на Международной научной конференции «Ломоносов-2005» (Москва, 2005 г.), на IV студенческо-аспирантской конференции РГГУ «Наша социология: исследовательские практики и студенческое самоуправление» (Москва, 2005 г.), на аспирантской конференции Института социологии РАН «Молодые социологи о трансформациях в России и вызовах современности» (Звенигород,

2005 г.), на I Казанских социологических чтениях (Казань, 2005 г.), на
Международной научной конференции «Ломоносов-2006» (Москва, 2006 г.) и
на Международной научной конференции «Человеческий потенциал
модернизации России (Стратегия опережающего развития-2006)» (Москва,

2006 г.).

Содержание диссертационной работы нашло отражение в публикациях автора в научных журналах, сборниках и в массовой печати (в газетах «Московская правда», «Учительская газета»). Общий объем научных публикаций по теме диссертации составляет 5,8 п.л.

Логика и структура диссертации. Логика исследования отражена в структуре диссертации.

В первой главе «Понятия «социальная норма», «аттитюд», «социальное поведение»: грани взаимодействия», состоящей из трех параграфов, исследованы основные характеристики и взаимосвязь понятий «социальная норма», «аттитюд», «социальное поведение», подходы к их изучению.

В 1 первой главы «Социальная установка и её поведенческая составляющая. Различие подходов к пониманию социальной нормы»

рассмотрены сущность и многообразие определений термина «социальная установка». Особое внимание уделено конативной (поведенческой) составляющей аттитюда в её неразрывной связи с социальной нормой. Показано, как на протяжении всей истории социологии эволюционировали взгляды на социальную норму, чем отличаются классический (Э. Дюркгейм, Т. Парсонс) и современный подходы (неоинституционализм).

В 2 первой главы «Социальное поведение: определение, подходы, виды детерминант (на примере российской действительности)» дается общая характеристика термина «социальное поведение», представлены различные подходы к его пониманию. Кратко анализируются теории действия М. Вебера и Т. Парсонса, бихевиористов (Б. Скиннер, Э. Торндайк, Д. Уотсон), теории обмена Д. Хоманса, теории символического интеракционизма (Ч. Кули, Дж. Г. Мид), ролевые концепции (И. Кон, Р. Линтон, Р. Мертон, А. Радклиф-Браун). С учетом российских реалий обозначены социальные, подразделяющиеся на макро-, мезо- и микрофакторы, и персональные детерминанты (социальный ресурс) поведения личности.

В 3 первой главы «Связь социальных установок с поведением» дается попытка объяснения рассогласования между заявленными установками и реальными поступками личности.

Вторая глава «Современная российская молодежь как объект социологического исследования» включает три параграфа.

В 1 второй главы «Молодежь: концептуализация понятия, направления исследований в отечественной и зарубежной социологии» особое внимание уделено концептуализации понятия «молодежь», рассмотрены различные подходы к молодежному вопросу в нашей стране и на Западе.

В 2 второй главы «Особенности молодежи постсоветского поколения: основные черты, социальные проблемы» обосновывается социологический взгляд на проблему поколений, представлены точки зрения занимающихся этим вопросом исследователей - К. Мангейма, X. Беккера, В.В.

Семеновой. Одно из центральных мест отведено рассмотрению особенностей современного молодого поколения россиян как людей новой, отличной от советской формации, а также анализу наиболее актуальных социальных проблем современной молодежи.

Параграф 3 второй главы «Трудности социологических исследований молодежи и пути их преодоления» посвящен анализу нерешенных проблем социологии молодежи и путям их преодоления. Рассмотрены примеры исследовательских трудностей, с которыми в ходе работы пришлось столкнуться как автору, так и другим исследователям.

В главе 3 «"Современное" и "традиционное" в поведенческих установках молодежи постсоветского поколения», состоящей из четырех параграфов, представлены результаты проведенного исследования, их сравнительный анализ с работами схожей тематики.

В 1 третьей главы «Теоретико-методологические предпосылки изучения поведенческих намерений молодежи» определены проблема, объект, предмет, цель, гипотезы исследования, дается обоснование выбранных методов, выборки и описание используемых методик.

В 2 третьей главы «Факторная структура поведенческих установок разноресурсных групп молодежи» обозначены характерные синдромы поведенческих установок молодых россиян, полученные на основе факторизации ответов респондентов.

Параграф 3 третьей главы (.(Молодежь контрастных социальных групп: общее и особенное» посвящен отличительным особенностям и схожим чертам представителей молодежи контрастных социальных групп.

В 4 третьей главы «"Модернисты" и "традиционалисты" нового поколения: штрихи к социологическому портрету» представлены результаты глубинных интервью с одними из тех, кто был отнесен к «модернистам» и «традиционалистам». Выявлены сходство и различие жизненных принципов представителей названных групп.

Подобные работы
Лукасевич Роланд Адам
Социальный статус профессиональной группы в условиях социальных перемен в Польше : Исследование группы таможенников
Ясевич Павел Евгеньевич
Социальная группа потребителей инъекционных наркотиков: теоретико-методологические и методические проблемы социологического анализа : По материалам международных исследований 2002-2005 гг.
Черноморская, Лариса Юрьевна
Тенденции изменения ценностей научной деятельности в России: установки молодежи
Шахтарина Майя Валентиновна
Гендерные особенности социальных установок современной российской молодежи
Басин Вячеслав Сергеевич
Исследование аудитории массовой коммуникации в рамках субъектного подхода (На примере студенчества г. Казани)
Немова Ольга Алексеевна
Ценностные установки учащейся молодежи в контексте социокультурного потенциала семьи
Емельяненко Татьяна Владимировна
Национальные детерминанты поведения в бизнес-организациях: методология выявления : На примере кросс-культурного исследования российских и американских частных предприятий
Стивен М. Хаммел
Социологические исследования массовых эсхатологических ожиданий XX века : На примере США
Фрост Светлана Геннадьевна
Лингвокультурологический аспект исследования коннотаций : на примере коннотаций существительных тематической группы "семья"
Осинцева Анжела Валентиновна
Исследование представлений курсантов о служебном взаимодействии с младшими командирами учебных групп (На примере учебного заведения военизированного типа)

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net