Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Филологические науки
Русская литература

Диссертационная работа:

Вострикова Анна Владимировна. Взаимодействие искусств в творческом осмыслении В.В. Набокова : русскоязычная проза крупных жанров : диссертация ... кандидата филологических наук : 10.01.01 / Вострикова Анна Владимировна; [Место защиты: Моск. гос. обл. ун-т].- Москва, 2007.- 214 с.: ил. РГБ ОД, 61 07-10/1915

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

ВВЕДЕНИЕ 4

ГЛАВА I. ЗНАЧИМОСТЬ ИСКУССТВА ДЛЯ НАБОКОВА-
ХУДОЖНИКА
13

1.1 НАБОКОВ-ТЕОРЕТИК ИСКУССТВА 13

1.1.1 О проблеме вырождения искусства 17

1.1.2 О синтезе искусств 25

1.2 ТВОРЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ И ПРОБЛЕМА ВОСПРИЯТИЯ
ИСКУССТВА В ИСТОЛКОВАНИИ В. НАБОКОВА 32

ГЛАВА II. ЗРЕЛИЩНО-МУЗЫКАЛЬНЫЕ МОТИВЫ И ОБРАЗЫ В
РОМАННОМ ПРОСТРАНСТВЕ В.В. НАБОКОВА
45

2.1 МУЗЫКА, ПЕСНЯ И ТАНЕЦ 45

2.1.1 Живописно-цветовое восприятие музыки 49

2.1.2 Музыкальная метафора 54

2.1.3 Музыкальные диссонансы 64

2.1.4 Музыкально-театральный мотив танца и песни 70

2.2 ПСЕВДОИСКУССТВО ТЕАТРА 77

2.2.1 Декорации жизни 80

2.2.2 Искусство театрального актёра 86

2.2.3 Театрально-цирковые метафоры 94

ГЛАВА III. ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО В ТВОРЧЕСКОЙ
ИНТЕРПРЕТАЦИИ В.В. НАБОКОВА
105

3.1 ЖИВОПИСЬ 105

3.2 ФОТОГАЛЕРЕЯ НАБОКОВСКИХ ОБРАЗОВ 119

ГЛАВА IV. ЖИЗНЬ И КИНОИСКУССТВО В ИНТЕРПРЕТАЦИИ
В.В. НАБОКОВА: ВЗАИМНАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ
130

4.1 ПРИЁМ КИНОМОДЕЛИРОВАНИЯ В КНИГЕ «ДРУГИЕ БЕРЕГА» 138

4.2 ПЕРЕВЁРНУТЫЙ КИНОМИР 147

4.3 РЕКЛАМА 159

ГЛАВА V. АРХИТЕКТУРНЫЕ И СКУЛЬПТУРНЫЕ ОБРАЗЫ И ИХ
ФАРСОВО-ГРОТЕСКНЫЕ ПОДОБИЯ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ В.В.
НАБОКОВА
165

5.1 АРХИТЕКТУРНО-СКУЛЬПТУРНЫЕ ОБРАЗЫ И ПОДОБИЯ 165

5.2 ИСКУССТВО ШАХМАТ, ИЛИ БЕГСТВО КАК СРЕДСТВО
САМОЗАЩИТЫ ГЕРОЯ 176

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 187

БИБЛИОГРАФИЯ 198

Список условных сокращений названий произведений и лекций В.В. Набокова с описанием изданий, на которые даны ссылки в тексте (в скобках указывается сокращенное название и страницы цитируемого издания).

АР - «Ассистент режиссёра» // Набоков В.В. Со дна коробки. Прозрачные предметы. М.: Издательство Независимая газета, 2001.

Д - «Дар»: Набоков В.В. Собр. соч.: В 4 т. Т. 3. М., 1990.

ДБ - «Другие берега» // Набоков В.В. Собр. соч.: В 4 т. Т. 4. М., 1990.

ЗЛ - «Защита Лужина» // Набоков В.В. Собр. соч.: В 4 т. Т. 2. М, 1990.

КДВ - «Король, дама, валет» // Набоков В.В. Король, дама, валет: Роман. М.: ООО «Издательство ACT», 2000.

КО - «Камера обскура» // Набоков В.В. Романы / Сост., подгот. текстов, предисл., А.С. Мулярчика; Коммент. В.Л. Шохиной. М.: Современник, 1990.

Л - «Лолита» // Набоков В.В. Лолита: Роман. М.: ООО «Фирма «Издательство ACT», 1999.

ЛЗ - Лекции по зарубежной литературе // Набоков В.В. Лекции по зарубежной литературе. М, 2000.

ЛР - Лекции по русской литературе //Набоков В.В. Лекции по русской литературе. М, 1996.

М - «Машенька»//НабоковВ.В. Собр. соч.: В 4 т. Т. 1. М., 1990.

П - «Подвиг» // Набоков В.В. Собр. соч.: В 4 т. Т. 2. М., 1990.

ПК - «Приглашение на казнь» // Набоков В.В. Собр. соч.: В 4 т. Т. 4. М., 1990.

С - «Соглядатай» // Набоков В.В. Соглядатай: повесть; Отчаяние: роман. СПб.: Азбука-классика, 2004.

Введение к работе:

В художественном пространстве В.В. Набокова дивным образом переплетаются, взаимодействуя друг с другом, почти все виды изобразительного, пластического и игрового искусств. Это архитектура и живопись, музыка и танец, театр и цирк, фото- и киноискусство, пантомима и скульптура. Пересекаясь друг с другом, они проникают в жизнь героев и становятся неотъемлемой её частью, порой подменяя собой естественно-природную основу человеческих отношений, замещая их театрализованной или иной игрой; сам человек уподобляется скульптуре, манекену, бездуховной кукле; фотография или кинофильм становятся подменой настоящих событий, псевдоидеалом. Изображения мнимо-фальшивой жизни, однако, с таким искусством имитируют реальность, что в её действительность молено невольно и поверить. Не удивительно, что один из критиков написал: «Какой ужас так видеть жизнь, как её видит Сирин!»1

Набокова часто выдают за чистого апологета игры, виртуозного мастера и поклонника формы, что является заблуждением. Такая точка зрения исходит от верного по сути высказывания Ходасевича, который утверждал, что Набоков не прячет своих приёмов, выставляет их наружу, показывает лабораторию своих чудес . Литературоведы последующих десятилетий строят на этом иную концепцию. Так, А. Чех в статье «Противоречивый Набоков» прямо пишет, что его «пресловутая холодность (так до конца и не ставшая натурой), его подчёркнутое отчуждение от корней, уход в иллюзии искусства - не есть ли это своеоб-разная месть миру, не принявшему его дара?» Но везде, о чём Набоков говорит, - в политических своих статьях, в художественных текстах - у него есть идеал, совершенно чёткая точка отсчёта. Существует нечто, что связывает его с читателем, что привлекает к нему интерес современной России, некий общий дух, «который поймёт и оценит будущий историк», - писал с надеждой Набоков в 1927 году. Сегодня мы стремимся оправдать эту надежду. Каждый исто-

1 Цит. по: Бойд Б. Владимир Набоков: русские годы: Биография / Пер. с англ. М.: Издатель
ство Независимая Газета; Спб.: Издательство «Симпозиум», 2001. С. 401.

2 Ходасевич В. О Сирине // Ходасевич В.Ф. Книги и люди. Этюды о русской литературе. М.,
2002. С. 418-431.

3 Чех А. Противоречивый Набоков // Сибирские огни. Новосибирск, 1999. № 3. С. 212.

рик литературы берёт на себя огромную ответственность, потому что от него зависит, приблизится ли он к настоящему Набокову или исказит его.

В своём труде «О художественном приёме» И.А. Ильин высказывал мысль о том, что «искусство имеет право петь обо всём; и даже ничтожное и пошлое озаряется при этом Божиим лучом, то живя им, несмотря на всё, то слабо сияя его отблеском, то отрекаясь от него и противопоставляясь ему и тем обнаруживая своё ничтожество (сатира, комедия, трагедия, эпиграмма, басня, карикатура)» . Набоков показывает в своих произведениях самые неприглядные стороны жизни, но и прекрасное не оставляет без внимания. А прекрасно для него - детство, природа, истинное - одухотворённое и одухотворяющее искусство.

Не раз критики задавались вопросом: что для Набокова идеально? Н. Ана-стасьев верно ответил: «Особенная Россия, которая невидимо нас окружает, живёт и держит, пропитывает душу, окрашивает сны»5. Понятие «святая Русь», которое писатель избегает называть, - на самом деле дорого ему. Ильин находил идеал святой Руси у Шмелёва и, к сожалению, не видел его у Набокова, так как в его прозе он потаён, находится в самой глубине. В берлинской статье 1927 года Набоков довольно чётко говорит о том, что наше рассеянное государство, наша кочующая держава сильна свободой любви к России, «нет для них законов, кроме любви к ней, и нет власти, кроме собственной совести»6. Совесть - понятие христианское, и любовь к России Набокова мы чувствуем там, где он заявляет о себе как художник. Этому идеалу на протяжении всего творческого пути он служит. С ним связана мечта писателя о возвращении на родину. В «Даре» Кончеев говорит о том, что через 100 лет он будет жить в России в своих книгах. Самая заветная мечта - вернуться домой, соединиться с этим идеалом свободной любви к России и свободного проявления совести.

Вместе с тем Набоков связан с иронической линией в русском искусстве, он изучил «науку презрения» до совершенства. Писатель подчёркивал, что он

4 Ильин И.А. О художественном предмете // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 6.
Кн. І. М.: Русская книга, 1996. С. 150.

5 Анастасьев Н.А. Владимир Набоков. Одинокий Король. М.: ЗАО Издательство Центрполи-
граф,2002.С. 154.

6 Там же.

6 презирает не русского рабочего, а коммунистическую идею, которая превращает русских простаков в простофиль, в людей-муравьёв, отформованных, стандартных манекенов.

Многие исследователи творчества писателя и всего литературного процесса сходятся в мнении о том, что в литературу XX век принёс кардинальные сдвиги, и главное - она теперь клонится в сторону субъективности, «реальное событие как бы утрачивает свою несомненность, превращаясь в объект переживания личности и потому неизбежно деформируясь. Художественное пространство становится похоже на комнату смеха, где в искривлённых зеркалах взаимно, но заведомо приблизительно отражаются волнения души и волнения мира, то ли социальные, то ли природные» . И так как ни один творческий человек не может остаться нечувствительным к веяниям века, мир Набокова вобрал в себя все тенденции его времени.

Философы, литературоведы, писатели, все деятели того или иного вида искусства были озабочены проблемой вырождения духовных основ искусства. Н.А. Бердяев в работе «Кризис искусства» писал: «С противоположных концов намечается кризис старого искусства и искание новых путей. В современном искусстве можно открыть стремления синтетические и стремления аналитические, направленные в стороны противоположные. И стремления к синтезу искусств, к слиянию их в единую мистерию, и противоположные стремления к аналитическому расчленению внутри каждого искусства одинаково колеблют

границы искусства, одинаково обозначают глубочайший кризис искусства» .

Новая историческая действительность, «новый человек» нашли отражение в произведениях писателей начала XX века. Так, лирический герой А. Блока живёт в мире реальном, земном, который поэт называет «страшным миром». Лирический герой существует в этом мире, подчинив свою судьбу его законам. Используя приёмы разных видов искусств, Набоков в полной мере моделирует духовную жизнь современного ему общества, опираясь при этом на открытия русской литературы Серебряного века, западных художников.

7 Там же. С. 95.

8 Бердяев Н.А. Кризис искусства // Философия творчества, культуры и искусства. В 2-х т. Т.
2. М., 1994. С. 4.

Ф. Ницше в своей работе «Рождение трагедии из духа музыки» писал о том, что именно искусство является спасителем, когда попрана человеческая воля. «Здесь, в этой величайшей опасности для воли, приближается, как спасающая волшебница, сведущая в целебных чарах, - искусство; оно одно способно обратить эти вызывающие отвращение мысли об ужасе и нелепости существования в представления, с которыми ещё можно жить; таковы представления о возвышенном как художественном преодолении ужасного и о комическом как художественном освобождении от отвращения, вызываемого нелепым» .

А. Злочевская полагает, что для В. Набокова «искусство есть творческое пересоздание реальности (но отнюдь не отображение её), а цель - проникновение за видимую поверхность жизни в некую идеальную сущность вещей, ибо «великая литература идёт по краю иррационального»10.

Дж. Апдайк отмечал магический оттенок у Набокова: «<...> Он требовал от своего искусства и от искусства других чего-то лишнего - росчерка миметической магии или обманчивого двойничества - сверхэстетичного и сюрреального в коренном смысле этих обесцененных слов. Где не мерцало это произвольное, надчеловеческое, неутилитарное, там он делался резок и нетерпим, обрушиваясь на безликость, невыразительность, присущие неодушевлённой материи» .

В работе «Поэтика литературы Русского зарубежья (Шмелёв и Набоков: два типа завершения традиции)» И.А. Есаулов делает вывод о том, что в поэтике Набокова можно усмотреть «своего рода финальное завершение традиций русского "серебряного века", - точно так же, как поэтика позднего Шмелёва по-

9 Нищие Ф. Рождение трагедии из духа музыки // Ницше Ф. Сочинения в 2-х томах. Том 1.
М.: «Мысль», 1990. С. 156.

10 Злочевская А.В. Художественный мир Владимира Набокова и русская литература XIX ве
ка. М.: Издательство МГУ, 2002. С. 75.

11 Апдайк Дж. Предисловие // Набоков В.В. Лекции по зарубежной литературе. М.: Изда
тельство Независимая газета, 2000. С. 20.

своему завершает "золотой век" литературы» . По верному замечанию западных критиков, Набоков «сумел привить здешней литературе непривычные дерзость и блеск, вернуть ей вкус к фантазии»13.

Говоря о художественном гении Набокова, напомним о позиции по отношению к искусству Д. Андреева, сказавшего в своём произведении «Роза мира» следующие горькие слова: «возрастание художественного уровня идёт параллельно линии глубокого духовного падения», очередной художественный шедевр современности - это «документ о нисхождениях по лестнице подмен». Поэта-философа волновала проблема, которая стала повсеместна в России и на Западе, - подмены понятия духовного понятием интеллектуального, причём с сохранением термина «духовный». Смысл и цель подмены - в стремлении «вывести человеческую психику из области высших ценностей в область ценностей утилитарных». Д. Андреев полагал, что это связано с выхолащиванием «далёкого социального идеала», и с усилиями сделать это «постепенно, прикровенно, дабы общество, мало-помалу выхолащиваясь само и перерождаясь, не замечало образующегося вакуума, не замечало, как у него отнимают ценнейшие из ценностей и взамен подставляют другие, подчинённые»15.

По мнению Д. Андреева, смысл индустриализации - одного из главнейших мероприятий государства 1920-1930-х годов - в том, что она «произвела насильственную ломку психологии крестьянства и интеллигенции, заставив Россию, как выразился один иностранный журналист, "мыслить машинами", а в обществе распространяя тот психологический режим, который был до этого свойствен рабочему классу: психологический режим, при котором всё расценивается мерилом практической полезности, все чувствуют себя винтиками в гигантской машине и считают это нормой; режим, при котором вырождается ис-

12 Есаулов И.А. Поэтика литературы русского зарубежья (Шмелёв и Набоков: два типа за
вершения традиции) // Есаулов И.А. Категория соборности в русской литературе. Петроза
водск: Изд-во Петрозаводского ун-та, 1995. С. 258.

13 Апдайк Дою. Предисловие // Набоков В.В. Лекции по зарубежной литературе. М.: Изда
тельство Независимая газета, 2000. С. 22.

14 В «Лекциях по русской литературе» Набоков говорит о том, что мир настоящего писателя
- это «особый мир, созданный воображением гения» (ЛР, 26).

15 Андреев Д.Л. Роза мира. М.: Мир Урании, 2006. С. 448.

кусство, становится государственной проституткой литература, умирает религия, опошляется культурное наследие и выхолащивается этика: психологический режим бездуховности. <...> Культурное наследие остаётся единственным каналом, по которому духовность всё-таки проникает ещё в сознание людей»16.

Исследователи творчества В. Набокова склоняются к тому, что писателя постоянно волнует судьба творческой личности в жестоком мире. Уже в 1936 году русский критик В. Вейдле отметил, что «тема творчества Сирина - само творчество; это первое, что нужно о нём сказать. Соглядатай, <...> шахматист Лужин, собиратель бабочек Пильграм, убийца, от лица которого рассказано "Отчаяние", приговорённый к смерти в "Приглашении на казнь" - всё это разнообразные, но однородные символы творца, художника, поэта»17. С некоторыми звеньями перечисленного ряда набоковских «творцов» В. Вейдле можно поспорить, но признание основополагающей темой всего пути писателя - темы искусства и творческого человека - по сути своей верно.

Вопрос о взаимодействии искусств в творческом осмыслении В.В. Набокова во всей полноте ещё не освещался в научной литературе, в работах учёных затрагивался лишь частично. В ряде случаев эта тема использовалась исследователями в ходе анализа как один из аргументов в доказательстве той или иной гипотезы (Н. Букс, С. Давыдов, С. Сендерович, Е. Шварц и другие).

Читая и перечитывая набоковские романы, мы замечаем, что мотивами искусства пропитаны почти все его произведения. Он анализирует мир искусств и привносит в своё собственное художественное пространство разнообразнейшие приёмы того или иного вида. С помощью них писатель добивается невероятной визуализации своих произведений: перед нами предстаёт живописное полотно или фотографический снимок, кинолента или театральное действо, пантомима или театральное представление, скульптурная фигура или архитектурное сооружение. Как отмечает А. Чех, Набоков «может буквально пригвоздить вас к

16 Там же. С. 455.

17 Вейдле В.В. Сирин. «Отчаяние». // Набоков В.В.: Pro et contra. Личность и творчество Вла
димира Набокова в оценке русских и зарубежных мыслителей и исследователей: Антология.
Т. 1.СПб.:РХГИ, 1997. С. 242.

своєму тексту, добиться такой зримости детали, такой моментальной остроты чувства, что, с трудом приходя в себя и в своё, вы готовы поверить в его кредо: искусство - это единственная реальность?..»18 Каким образом Набоков добивается визуализации своих произведений и с помощью каких приёмов обращает всё наше внимание (слух, зрение, воображение) на «развитие и повторение тайных тем в явной судьбе» , мы постараемся проследить.

Современные исследователи нередко применяют термин экфрасис. Е.В. Яценко в кандидатской диссертации «Образы визуальных искусств в творчестве Джона Фаулза (на материале романа "Волхв")» толкует «экфрасис», как словесное выражение визуального артефакта (изобразительное искусство; неизобразительное искусство; синтетическое искусство; артефакты, которые произведениями искусства не являются: фотография, популярная печатная продукция, графика в научно-популярных изданиях). Данный термин в нашей работе фигурировать не будет, так как, по нашему мнению, вполне достаточно тех традиционных литературоведческих и искусствоведческих определений, которые привлекаются для разъяснения греческого слова «экфрасис».

В своей работе мы воспользуемся аллегорическим советом самого В. Набокова - смотреть на шедевр, «а не на раму и не на лица других людей, разглядывающих эту раму» (ЛР, 26). Как завещал сам автор, мы будем стремиться «прямо к сути, к тексту, к источнику, к главному - и только потом развивать теории» (ЛР, 26). Мы попытаемся осторожно войти в галерею набоковских картин, этюдов и всевозможных проявлений искусства, органично помещённых в художественное пространство, и высветить тот «индивидуальный гений» (ЛР, 27), который обеспечивает его произведениям особенную притягательность.

Актуальность исследования определяется необходимостью уточнить прочтение и оценки творческого наследия В.В. Набокова в свете современного знания истории европейской культуры, осмыслить характер взаимодействия

18 Чех А. Противоречивый Набоков // Сибирские огни. Новосибирск, 1999. № 3. С. 211.

19 Набоков В. Другие берега. Предисловие к русскому изданию // Набоков В.В. Машенька.
Защита Лужина. Приглашение на казнь. Другие берега: романы. М.: Художественная литера
тура, 1988. С. 362.

11 художественного мира писателя с идейно-эстетическими исканиями XX века. Ощущается потребность в специальном исследовании многогранного творчества Набокова в аспекте проблемы синтеза искусств, поскольку эта характерная особенность художественной литературы XX века нашла в Набокове одного из самых ярких выразителей.

Целью данного исследования является прочтение русскоязычных романов и повестей Набокова в аспекте взаимодействия разных видов искусств, выяснение семантики эстетических элементов, освоенных автором из инородных эстетических сфер, их функций в системе повествования.

Отсюда вытекают конкретные задачи:

изучить теоретические воззрения Набокова на различные виды искусств;

вычленить из общей структуры произведений Набокова мотивы и образы, обусловленные связью словесного творчества с искусством музыки, театра, живописи, скульптуры, архитектуры, фото и киноискусства;

рассмотреть способы и формы художественного синтезирования Набоковым приёмов и эстетических элементов различных видов искусств внутри литературного текста;

проследить устойчивое внимание автора к системе воздействия искусства и его суррогатов на массового потребителя.

Целью и задачами настоящей работы обусловлено комплексное использование следующих методов исследования: историко-эстетического, аксиологического, системного.

Теоретико-методологическая база настоящего исследования обладает многоуровневой структурой. Диссертация выполнена с опорой на труды по истории и теории искусств: Г. Гегеля, Ф. Ницше, И.А. Ильина, Н.А. Бердяева, В.В. Вейдле, М.М. Бахтина, М.С. Кагана, Ю.М. Лотмана; приняты во внимание также статьи русских поэтов Серебряного века: А. Блока, В. Брюсова, Н. Гумилёва, М. Цветаевой; учтены работы набоковедов: Н.А. Анастасьева, Б. Бойда, А.С. Мулярчика, А.В. Злочевской, Ю.И. Левина, Б.М. Носика и др. Максималь-

но освоены воспоминания, статьи, книги о Набокове его современников, русских эмигрантов: Г.В. Адамовича, В.Ф. Ходасевича, Г.П. Струве и др.

Научная новизна работы обусловлена неисследованностью данной темы, отсутствием специально посвященных ей научных трудов. В диссертации впервые предпринята попытка рассмотреть систему взаимодействия структурных элементов разных видов искусств в русскоязычных произведениях В.В. Набокова. Это даёт возможность углубить понимание семантики художественных образов и мотивов, жанрово-стилевого своеобразия его произведений, особенностей его эстетики, сущностных сторон мировоззрения.

Практическое значение диссертации связано с возможностью использования предпринятых наблюдений и выводов в лекциях по курсу «Литература Русского зарубежья», в организации и проведении спецсеминаров для студентов-филологов, в школьной практике преподавания литературы, а также для дальнейшего изучения творчества В.В. Набокова. Теоретические положения работы могут найти применение при изучении феномена взаимодействия искусств в литературных произведениях XX века.

Предметом изучения в диссертации является русскоязычная проза В. Набокова - по преимуществу крупных жанров, - созданная им в различные годы, а также лекции по русской и зарубежной литературе и статьи писателя.

Апробация диссертационного исследования. Работа обсуждалась на собраниях аспирантского объединения и заседаниях кафедры русской литературы XX века Московского государственного областного университета. Основные положения исследования изложены в докладах на конференциях: «Творчество В.Я. Шишкова в контексте русской прозы XX века» (Тверь, 2003), «Духовные начала русского искусства и образования» (В. Новгород, 2003, 2004, 2006), «Малоизвестные страницы и новые концепции истории русской литературы XX века» (Москва, 2003, 2005), Основные наблюдения и обобщения, к которым пришёл диссертант, освещены в 9 статьях общим объёмом 4 п.л.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения и библиографии, включающей 241 наименование.

Подобные работы
Пальчик Юлия Викторовна
Взаимодействие эпических жанров в прозе Виктора Пелевина
Макарова Людмила Александровна
Воцерковленная Россия в художественном изображении И. С. Шмелева: Малые жанры прозы
Шлычкова Екатерина Леонидовна
Писатель Н. П. Смирнов и его проза : Проблемы. Жанры. Стиль
Красовская Светлана Игоревна
Проза А.П. Платонова: жанры и жанровые процессы
Галанинская Светлана Виленовна
Способы ритмизации цикла И. С. Тургенева "Стихотворения в прозе" и основные тенденции развития жанра в русской литературе конца XIX - начала XX вв.
Любезная Елена Валерьевна
Авторские жанры в художественной публицистике и прозе Татьяны Толстой
Садовникова Татьяна Валерьевна
Исповедальное начало в русской прозе 1960-х годов (На материале жанра повести)
Исупова Светлана Михайловна
Эволюция прозы И. И. Лажечникова : Проблемы метода и жанра
Шпилевая Галина Александровна
Динамика прозы Н.А. Некрасова: художественный метод и стиль, жанр и межродовые отношения
Проскурина Юлия Михайловна
Русская художественная проза "пятидесятых годов" XIX века (развитие реализма в повествовательных жанрах)

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net