Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Исторические науки
Этнография, этнология и антропология

Диссертационная работа:

Шаховцов Кирилл Геннадиевич. Этническая идентификация южных селькупов : XX - начало XXI века : диссертация ... кандидата исторических наук : 07.00.07 / Шаховцов Кирилл Геннадиевич; [Место защиты: Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН].- Москва, 2007.- 154 с.: ил. РГБ ОД, 61 07-7/907

смотреть введение
Введение к работе:

Открывшиеся в постсоветский период благоприятные возможности для этнологического / этнографического изучения современной жизни коренных малочисленных народов Крайнего Севера и Сибири выявили массу ранее остававшихся в тени граней научных дискурсов Одной из наиболее активно обсуждаемых в отечественной и зарубежной социальной антропологии стала тема трансформации этнической идентификации и самоидентификации народов Севера и Сибири, причем не только в настоящее время, но и на протяжении длительного времени, предшествующего тому, что сейчас часто называют «постсоветским периодом» Обращение к историческим материалам, к данным по исторической демографии, к анализу самых разнообразных источников, в том числе и полевых этнографических материалов, позволяет раскрыть специфику трансформационных и адаптационных процессов, происходящих буквально на наших глазах С этой точки зрения показательным может стать обращение к материалам по этнической самоидентификации селькупов

Актуальность исследования Проблема этнической идентификации — в т ч самоидентификации — является одной из центральных в современной этнологии В постсоветский период она стала особенно актуальна для многих малочисленных народов Севера и Сибири

Селькупы — единственный из южносамодийских народов, сохранившийся до настоящего времени Общая их численность в пределах Российской Федерации по данным Всероссийской переписи населения 2002 г составляла 4249 чел ' Селькупы расселены двумя дискретными ареалами первый охватывает Александровский, Верхенекетский, Каргасокский, Колпашевский и Парабельский районы Томской области, второй включает в себя Красноселькупский район Ямало-Ненецкого автономного округа, восток Ханты-Мансийского автономного округа и Туруханский район Красноярского края Селькупы, проживающие в пределах первого ареала, обычно именуются в литературе южными или нарымскими, в пределах второго" — северными В состав обеих больших зтнотерриториальных группировок селькупов входят различные по численности и происхождению локальные группы, до сих пор сохраняющие некоторые отличительные черты культуры2 и самосознания

Практически полностью утратившие к настоящему времени родной селькупский язык и то, что принято именовать «характерными чертами традиционной культуры и быта», южные селькупы в последние десятилетия демонстрируют своеобразный (хотя в чем-то и типичный) пример формирования этнической самоидентификации, казалось бы при полном отсутствии для этого каких бы то ни было способствующих обстоятельств и факторов Еще в 1988 г В И Васильев отмечал, что на территории традиционного расселения южной группы селькупов «создалась уникальная ситуация, почти не имеющая аналогов в других регионах СССР народ, обладающий этническим самосознанием, но без традиционной культуры и родного языка — на севере Томской области и полное обрусение значительной части этого народа — в южных района той же области» [Васильев, 20076 125]

  1. Здесь и далее численность по переписи 2002 года приводится по данным, опубликованным Федеральной службой статистики на сайте www perepis2002 га

  2. В первую очередь это относится к северным селькупам, в большей степени сохраняющим традиционные элементы культуры, чем южные, подвергшиеся сильному ассимилирующему влиянию пришлого — в основном русского — населения

В целом ряде научных работ, не говоря уже о СМИ, стало общим местом сведение всех такого рода типов задействования, или «внезапной» активизации одного из уровней этнической идентификации — особенно применительно к малочисленным народам Севера — лишь к пресловутым льготам для «северян», либо к иной, но не менее занимательной научной мифологеме, связанной с выпячиванием роли советских и российских этнографов в «изобретении новых народов» (см напр , работу Д Хорн [Horn, 2002], также [Кошелева, 2005])

Историографический очерк Первые научные сведения о южных (нарьшских, томских, обских, кетских) селькупах можно найти в дневниках Г.Ф Миллера (Миллер, 1996] и его труде «История Сибири» [Миллер, 1999], выделившего их из числа всех остяков и впервые указавшего на близость их к самоедам В сочинениях авторов, ранее посещавших Нарымский край, например НГ Милеску-Спафария, проехавшего в 1675 г по Оби и Кети, все группы, называемые русскими остяками, считались единым народом даже несмотря на различия в языке и самоназвании [Спафарий, 1882] Большую научную ценность представляют собранные в середине XIX в МА Кастреном сведения о расселении, языке и социальной организации селькупов В начале XX в на территории современной Томской области работали финские исследователи У Т Сирелиус и К Доннер

В 1920-е годы начинаются первые полевые исследования среди селькупов, результаты которых опубликованы в работах ЛН Добровой-Ядринцевой, Е Н Орловой, М Б Шатилова и содержат сведения об экономике, бытовом укладе, межэтнических контактах и численности селькупов Вопросам семейных отношений, материальной культуры и экономики северных (тазовских) селькупов посвящены статьи В Н Скал она [Скалой, 1930,1931]

Большое значение в истории селькуповедения имеют работы Г Н Прокофьева, занимавшегося изучением как традиционной культуры и быта селькупов [Прокофьев, 1929, 1931], так и селькупского языка [Прокофьев, 1935, 1937] (и самодийских языков в целом), разработкой селькупской письменности Одна из его работ посвящена вопросам этногенеза народов Обь-Енисейского бассейна [Прокофьев, 1940] Благодаря его деятельности в науке и административной практике утвердилось современное наименование народа — «селькупы», заменившее «старый термин „остяко-самоеды", или просто „остяки", который применялся ранее» [Морев, 1999 145]

ЕД Прокофьева в своих исследованиях затрагивала весьма широкий круг проблем этнографии селькупов Целый ряд ее статей посвящен вопросам традиционного хозяйства и материальной культуры [Прокофьева, 1947, 1949, 1950], а также традиционному («старому») мировоззрению селькупов и их религиозным представлениям [Прокофьева, 1961, 1976, 1977] Для академического тома «Народы Сибири» ею написан первый обобщающий историко-этнографический очерк [Прокофьева, 1956], в котором она рассматривает вопросы традиционной культуры, хозяйства, этнической истории и этнических процессов, протекающих у селькупов Также ЕД Прокофьевой написана статья о социальной организации селькупов [Прокофьева, 1952], в которой она на материале северных и части южных селькупов выдвинула гипотезу о существовании у них в прошлом дуально-фратриальной организации

Большой вклад в изучение этнографии селькупов внесла Г И Пелих В своих работах она обращалась к изучению различных аспектов селькупской культуры Ее перу принадлежат статьи по вопросам социальной организации [Пелих, 1954, 1955,

1961, 1963], семейно-брачных отношений [Пелих, 1962], типологии жилища [Пелих, 1966] На основе собранного за несколько десятилетий научной деятельности материала Г И Пелих создан ряд обобщающих работ, посвященных этногенезу [Пелих, 1972] и социально-экономической истории селькупов [Пелих, 1981]

Начиная с 1970-х годов выходят статьи ИН Гемуева, посвященные расселению и материальной культуре селькупов [Гемуев, 1973, Гемуев, Соловьев, 1984, Хороших, Гемуев, 1980] Однако наиболее углубленно в работах И Н Гемуева исследуются вопросы социальной организации и социальных отношений [Гемуев, 1972, 1980, 1983, 1984], по которым им собрано значительное количество полевых и архивных материалов По результатам своих многолетних исследований семьи, семейных отношений и семейной обрядности у селькупов И Н Гемуевым опубликована специальная монография [Гемуев, 1984], раскрывающая эволюцию форм семьи у селькупов, особенности семейно-брачных отношений и деятельности селькупской семьи как хозяйственного коллектива

Помимо ИН Гемуева к изучению проблем социальной организации селькупов обращались З П Соколова [Соколова, 1970], В Г Бабаков [Бабаков, 1973]. В В Лебедев занимался вопросами брачно-родственных связей и семьи у тазовских селькупов [Лебедев, 1978, 1980], им также написана обобщающая работа по этнокультурной истории северных селькупов [Лебедев, 1988]

К изучению традиционного жилища селькупов на разных этапах обращались ЕД Прокофьева [Прокофьева, 1947], Г И Пелих, С В Лезова [Лезова, 1988], ЗП Соколова [Соколова, 1998], НА Тучкова [Тучкова, 1999] Исследование селькупского орнамента, начатое ЕД Прокофьевой [Прокофьева, 1950], продолжилось в работах Г И Пелих, в монографии которой «Происхождение селькупов» [Пелих, 1972] «орнамент предстает как критерий выделения этнических компонентов в традиционной культуре этноса» [Рындина 1999 154], а также Н В Лукиной и О М Рындиной, посвященных взаимодействию восточнохантыйской и южноселькупской орнаментальных традиций [Лукина, 1984, Рындина, 1988, 1995, 1999], отражению в распространении орнаментальных мотивов бурных миграций, имевших место в Среднем Приобье в XVII в

В последние десятилетия внимание исследователей привлекали различные аспекты этнографии как северных [Бауло, 1980, Козьмин, 1983, Лезова, 1988], так и южных [Кулемзин, 1999, Рындина, 1988, 1990, 1999] селькупов В диссертации НА Тучковой [Тучкова, 1999] рассматривается проблематика обжитого пространства (жилище и поселение) южных селькупов

Помимо этнографов селькупская проблематика изучается и представителями смежных научных дисциплин Многое сделано в изучении селькупского языка А И Кузьминой написана обобщающая работа, посвященная селькупской грамматике [Кузьмина, 1974] Разработана диалектная система селькупского языка [Морев, 1973, Хелимский, 1988] Сотрудниками Лаборатории языков народов Сибири Томского государственного педагогического университета составлены словари и учебные пособия по некоторым южноселькупским диалектам (Ким, Беккер, Морев, Купер, Быконя и др ) Продолжается изучение современной языковой ситуации у селькупов [Морев, 1985, 1991, 1999] Ценный материал по антропонимии селькупов собран С М Малиновской [Малиновская, 1987, 1989, 1999]

Впервые археологические данные о селькупах и их предках были опубликованы в работах А П Дульзона [Дульзон, 1955, 1957] Результаты активных археологических раскопок 1970-х—начала 1990-х годов представлены в

многочисленных публикациях Л А Чиндиной [Чиндина, 1977, 1978, 1984, 1991, 1999], А И Бобровой [Боброва, 1980,1982, 1984, 1990, 2000]

Ряд специальных работ посвящен антропологическому изучению селькупов [Дебец, 1947, Розов, 1956, 1958, Дремов, 1967, 1980, Аксянова, 1999]

Следует отметить, что исследования 1920-х—1930-х годов нередко были связаны с проводившимися в то время земле- и водоустроительными работами, организацией туземных советов (так напр, Е [Д ] Прокофьева в 1932 г участвовала в работе землеводоустроительной экспедиции в Тымском районе), что в известной мере обусловило их тематику

Хронологически работы значительного числа исследователей ограничены второй половиной XIX — началом XX в [Гемуев, 19806, 19846, Пелих 1954, 1961, 1963а, 1966, Прокофьева 1976, 1977, Тучкова, 1999, Шаргородский, Тихонов, 1992, и др ], большинство же работ, имеющих иные хронологические рамки, посвящено еще более раннему периоду этнической истории селькупов (XVI — XVIII вв и ранее) (Бабаков, Боброва, Пелих, Гемуев, Дульзон, Соколова)

Значительно меньшее число этнографических описаний и исследований посвящены современным их авторам процессам и явлениям Во второй половине 1920-хгг были опубликованы работы МБ Шатилова [Шатилов. 1927], ЕН Орловой [Орлова, 1926, 1928] Следующей публикацией, основанной на современном автору материале, стала вышедшая в 1961 г статья ЗП Соколовой «О некоторых этнических процессах, протекающих у селькупов, хантов и эвенков Томской области» [Соколова, 1961]

Разчичные вопросы этнографии селькупов на современном этапе их этнического развития рассматриваются в работах В И Васильева [Васильев, 1985, 1991], ЛТ Шаргородского [Шаргородский, 1988, 1989, 1990, 1992, Шаргородский, Самойленко 1992, Шаргородский, Тихонов 1992], В М Кулемзина [Кулемзин, 1999а, 19996], ГА Аксяновой [Аксянова, 1999, Аксянова, Шпак, 2000], ЕЮ Кошелевой [Кошелева, 2000, 2004, 2005]

На основе обширного полевого и архивного материала, собранного во время работы в составе Комплексной селькупской экспедиции под руководством ВИ Васильева, ЛТ Шаргородским написана обобщающая монография «Современные этнические процессы у селькупов» [Шаргородский, 1994] В этой работе автор рассматривает этнические процессы, протекавшие как у северных, так и у южных селькупов, в конце XIX — начале XX в и во второй XX в (в основном в 1970-е — начале 1980-х годов), оставляя между рассматриваемыми периодами разрыв примерно в 40—50 лет

Цели и задачи работы. Настоящее исследование ставит целью рассмотреть процессы трансформации этнической идентификации южных селькупов в XX начале XXI в Для достижения поставленной цели предполагается решить следующие задачи

  1. максимально полно выявить архивные источники по численности и расселению нарымских селькупов на протяжении XX и начала XXI в ,

  2. проанализировать особенности расселения нарымских селькупов и основные демографические показатели по данным переписей с 1897 г и до настоящего времени,

  3. рассмотреть статистические и литературные данные, характеризующие заключаемые селькупами браки, специфические трансформации хозяйства и

культуры как основу для дальнейших трансформаций этнической самоидентификации во второй половине XX в ,

  1. выявить все термины официальной идентификации, применявшиеся и применяемые по отношению к нарымским селькупам, чтобы продемонстрировать, с одной стороны, сложность реальной этнической идентификации, а с другой, недостаточность официальных подходов к составлению перечней наименований народов и этнических групп,

  2. проанализировать культурные и политико-экономические аспекты трансформации современной этнической самоидентификации нарымских селькупов

Хронологические и территориальные рамки исследования Работа посвящена, в первую очередь, изучению процессов трансформации этнической идентификации южных селькупов в конце XX — начале XXI в, что оказалось невозможным без обращения к материалам предшествующего периода (конец XIX — середина XX в ) Таким образом предлагаемое исследование охватывает временной промежуток с 1897 г (первая Всероссийская перепись населения) по 2006 г

Территориальные рамки работы определены ареалом расселения южных селькупов в XX в в пределах современной Томской области

Объект и предмет исследования Объектом данного исследования является южная (нарымская) группировка селькупов (в первую очередь, сельское население) В настоящее время южные селькупы представляют собой группу сильно метисированного населения [Аксянова, 1999], расселенную на обширной территории пяти северных районов Томской области Численность ее в 1989 г составляла 1347 чел 3, к 2002 г она возросла до 1787 чел

Предмет исследования составляют протекающие в настоящее время у селькупов процессы трансформации их этнической (само)идентификации, точнее — культурные и политико-экономические аспекты данных трансформаций

Методы исследования Основным использованным при написании диссертационной работы методом стал сравнительно-исторический метод исследования с использованием в ряде случаев метода исторических реконструкций В диссертации также удалось продемонстрировать преимущества организации всех статистических материалов в соответствии с современным административно-территориальным делением Томской области4 Такой подход впервые позволил получать срезы данных за любой предшествующий либо последующий период, пригодные к сопоставлению с данными статистического наблюдения последней четверти XX — начала XXI вв

В полевой работе применялись методы опроса, свободного и

  1. Л Т Шаргородский приводит цифру 1386 чел [Шаргородский, 1994 6]

  2. Несмотря на стабильность границ современных районов (административно-территориальное деление Томской области не изменялось с 7 января 1965 года [Вехи патернализма , 2006 414]), существует теоретическая вероятность их изменения в будущем, что потребует нового перерасчета использованных данных Однако легко можно убедиться, что ни один из ранее существовавших — ныне упраздненных и в силу этого неизменных — вариантов административного деления не обладает сколько-нибудь значительными преимуществами перед современным Наиболее уязвимым для критики представляется использование в качестве точки отсчета административно-территориального деления на инородческие волости и управы конца XIX — начала XX в, так как они не являлись в строгом понимании территориальными единицами, поскольку далеко не всегда имели точно определенные границы, и в некоторых случаях находились на тех же землях, что и крестьянские волости (в основном это касалось волостей, располагавшихся в нижнем течении крупных обских притоков и на берегах самой Оби)

ориентированного интервью и наблюдения Полевой материал фиксировался также на фотопленку и с помощью диктофона В ходе полевых исследований были получены копии такого ценного источника по современному социально-экономическому положению населения как похозяйственные книги

Для обработки статистических данных, таких как результаты переписей населения, отчеты сельских советов и землеустроительных партий, похозяйственные книги, использовалась свободно распространяемая система управления базами данных PostgreSQL, являющаяся более гибким и универсальным инструментом по сравнению с часто используемыми в тех же целях программами обработки электронных таблиц

Теоретический контекст исследования определяется традицией в социальной антропологии, заложенной авторами сборника «Ethnic Groups and Boundaries The Social Organization of Cultural Differences», основные подходы которой были сформулированы во введении, написанном норвежским антропологом Ф Бартом [Barth, 1969] Перенесение внимания исследователя с каталогизации компонентов «культурного материала, который в любой конкретный момент времени ассоциируется с той или иной группой народонаселения» на принципы и способы поддержания ее границ как изнутри, так и извне, позволяет «определить природу непрерывности и сохранности» этнических групп [Барт, 2006 48]

В контексте диссертации особенный интерес представляет «процесс рекрутирования в состав группы, определения и сохранения ее границ», свидетельствующий, что «этнические группы и их характеристики являются результатом исторических, экономических и политических обстоятельств и ситуативных воздействий» [Тишков, 2003 105] Поэтому значительная часть диссертации посвящена таким событиям и процессам, извне участвовавшим в формировании воспринимаемой этнической границы между селькупами и их иноэтничным окружением, как организация системы СибЛАГа в начале 1930-х годов или послевоенное промышленное освоение традиционных селькупских земель и бюрократическая категоризация селькупов в качестве одного из коренных малочисленных народов Севера (КМНС)

Источники В качестве источников в настоящей работе использовались

Полевые материалы, собранные за время шести экспедиционных выездов в Томскую область в 1999—2006 годах

1999 г —д Иванкино, пгт Тогур, г Колпашево (Колпашевскийрайон), с Степановка (Верхнекетский район),

2000 г — с Каргасок (Каргасокский район), с Парабель, д Толмачево, с Нарым, д Тюхтерево (Парабельский район), д Иванкино, г Колпашево (Колпашевский район),

2001 г — с Каргасок, с Напас, п Молодежный (Каргасокский район),

с Парабель, д Толмачево, д Мумышево, с Нарым, д Тюхтерево (Парабельский район), д Иванкино, с Тогур, г Колпашево (Колпашевский район), пгт Белый Яр, с Степановка, д Максимкин Яр (Верхнекетский район),

2002 г — с Новый Васюган, с Каргасок (Каргасокский район), с Парабель (Парабельский район), г Колпашево (Колпашевский район), пгт Белый Яр, п Клюквинка (Верхнекетский район),

2003 г — с Каргасок, с Напас (Каргасокский район), г Колпашево (Колпашевский район), пгт Белый Яр, п Клюквинка (Верхнекетский район),

— 2006 г — г Колпашево, с Павлов мыс (Колпашевский район), п г т Белый Яр (Верхнекетский район)

Результаты переписей населения 1897 (в разработке С К Патканова), 1959, 1970, 1979, 1989 и 2002г, а также статистико-экономического обследования Нарымского края, проводившегося в 1910—1911 гг под руководством В Я Нагнибеды

Всесоюзная перепись населения 1926г, обычно считающаяся наиболее свободной от идеологического диктата среди всех переписей, проводившихся за годы Советской власти [Соколовский, 2004 52], в случае южных селькупов оказывается за пределами круга информативных источников об их численности и расселении, поскольку учитывала селькупов и хантов в составе единой категории остяков Вместо данных этой переписи в работе использовались сведения о численности селькупов, собранные ЕН Орловой в 1925 и 1927 гг [Орлова, 1926, 1928] Также не попадает в число источников и Приполярная перепись 1927 г, не охватывавшая территорию современной Томской области [ШШС, 1929 V]

Архивные материалы, хранящиеся в Научном архиве Томского объединенного краеведческого музея (НА ТОКМ), Центра документации новейшей истории Томской области (ЦДНИ ТО, до 1992 г — Архив Томского областного комитета КПСС), Верхнекетском, Каргасокском и Парабельском муниципальных архивах и Архивном отделе Администрации Колпашевского района

Большую ценность представляют сведения о селькупах, хантах, эвенках, содержащиеся в документах землеустроительных экспедиций начала 1930-х годов, хотя они сильно разнятся по своему составу, объему и качеству в целом для этой группы источников характерно очень подробное описание территорий «землеустраиваемых» сельских советов, включающее характеристику путей сообщения, промысловых угодий, размещение населения, его занятия и «процент коллективизации»

Наиболее детально сведения о «туземном населении» представлены в проектах землеустройства туземных советов, расположенных в бассейнах р Кети [НА ТОКМ, оп 3, д 48] и р Тыма [НА ТОКМ, оп 3, д 208] Их авторы собрали информацию не только о численности, расселении, занятиях остяков, тунгусов и остяко-самоедов, но и о численности представителей локальных групп последних в пределах территории рассматривавшихся туземных советов, с указанием их самоназваний Однако авторы «Окончательного проекта землеводоустройства бассейна реки Васюгана Каргасокского района Нарымского округа» [НА ТОКМ, оп 3, д 209] из всей массы коренного населения выделяли лишь эвенков (тунгусов) в виду их кочевого образа жизни, селькупы и ханты в этом документе совокупно названы туземцами

Интересной группой источников (впервые вводимой в научный оборот) являются поступившие в 1961 г в Томский обком КПСС отчеты различных областных и районных организаций о выполнении принятых в марте 1957 г постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 300 «О мерах по дальнейшему развитию экономики и культуры народностей Севера» и Совета Министров РСФСР № 501 «О дополнительных мероприятиях по развитию экономики и культуры народностей Севера» [ЦДНИ ТО, ф 607, оп 1, д 3100] Эти отчеты содержат сведения о численности и характере расселения КМНС в Томской области на рубеже 1950—1960-х годов, их занятиях, здоровье и бытовых условиях, а также о степени интеграции в советское общество того времени По своей информативности

эта группа источников весьма неоднородна

Материалы текущей статистики по районам проживания южных селькупов, полученные в районных представительствах Томского областного комитета государственной статистики

Научная новизна предлагаемой диссертационной работы заключается в выявлении и использовании обширных архивных статистических материалов, в демонстрации новых подходов к организации и машинной обработке массовых источников, а также в привлечении новых полевых материалов, в целом позволяющих максимально подробно и конкретно рассматривать процессы трансформаций этнической идентификации южных селькупов на значительном временном отрезке

Работа представляет собой первое в российской этнологии комплексное этноисторическое исследование процессов трансформации этнической идентичности южных селькупов на широком временном отрезке с конца XIX до начала XXI в В работе удалось выявить и проанализировать основные демографические, культурные и политико-экономические аспекты данного рода трансформаций у всех территориальных групп южных селькупов, впервые рассмотрев их как непрерывные процессы, в отличие от подхода авторов работ предшествующего периода (Г И, Пелих, И Н Гемуев, Л Т Шаргородский), рассматривавших данные процессы как набор описываемых и анализируемых фиксированных состояний (иногда разделенных значительными временными промежутками) и предполагаемых переходов между ними

Апробация работы Основные положения диссертационной работы были представлены автором в ряде научных публикаций, а также обсуждены в Отделе Севера и Сибири ИЭА РАН и на российских и международных конференциях

международный научный семинар по теме «Постсоветские политические и социально-экономические трансформации у коренных народов Севера России» (Швеция, г Упсала, май 2002 г),

конференция молодых ученых (Москва, ИЭА РАН, декабрь 2005 г)

Основной объем исследования был выполнен в рамках проектов «Post-Soviet Political and Socio-economic Transformation among the Indigenous Peoples of Northern Russia Current Administrative Policies, Legal Rights, And Applied Strategies» (грант Юбилейного фонда Банка Швеции, 2001—2004 гг , руководитель Проекта — проф X Бич), «Коренные народы Севера и Сибири в условиях глобализации адаптационные стратегии и практики» (2006—2007 гг, руководитель проекта Д А Функ, проект выполняется в рамках Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Адаптация народов и культур к изменениям природной среды, социальным и техногенным трансформациям») и «Этническая демография народов Севера и Сибири создание компьютерной информационной системы для этнологических исследований» (грант РФФИ, 2007г, руководитель проекта — ДА Функ)

Диссертация была обсуждена 4 сентября 2007 г на заседании Отдела Севера и Сибири Института этнологии и антропологии им НН Миклухо-Маклая РАН и рекомендована к защите

Структура работы Работа состоит из Введения, трех глав, Заключения, Списка использованных архивных источников и литературы Карты, таблицы и иллюстрации помещены в тексте диссертации

Подобные работы
Фролова Александра Викторовна
Праздники русских Архангельского Севера в XX - начале XXI века
Волжанина Елена Александровна
Этнодемографические процессы в среде ненцев Ямала в XX-начале XXI века
Мокшина Елена Николаевна
Религиозная жизнь мордвы во второй половине XIX - начале XXI века
Тарасова Елена Владимировна
Миграционный обмен с Россией как фактор формирования этнического состава населения Казахстана (XVIII - начало XXI века)
Солопова Оксана Вячеславовна
Белорусы Москвы : Очерки этносоциальной истории XVII - начала XXI веков
Титов Евгений Владимирович
Поселения и усадьбы татар Тарского Прииртышья середины XIX - начала XXI века
Кузнецова Анастасия Игоревна
Бытование религиозного текста в русской православной традиции второй половины XX - начала XXI вв.
Ковальчук Юлия Станиславовна
Корейский протестантизм и особенности его миссионерских практик в азиатской части Российской Федерации в конце XX - начале XXI вв.
Примак Петр Викторович
Этнокультурная адаптация евреев ЕАО к общественным трансформациям конца XX - начала XXI вв.
Субботина Ирина Алексеевна
Гагаузы: трансформации миграционного поведения : вторая половина XX - начало XXI вв.

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net