Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Философские науки
Религиоведение, философская антропология, и философия культуры

Диссертационная работа:

Бабалаева Мария Викторовна. Виктор Франкл: философское истолкование смысла страдания : диссертация ... кандидата философских наук : 09.00.13 / Бабалаева Мария Викторовна; [Место защиты: Ин-т философии РАН].- Москва, 2008.- 197 с.: ил. РГБ ОД, 61 08-9/206

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

ВВЕДЕНИЕ 4

Глава I. Место концепции Франкла в философском постижении

страдания 16

Параграф 1. Страдание как лейтмотив философского постижения жизни

Параграф 2. Несчастье - основное жизненное правило 25

Параграф 3. Экзистенциальная версия страдания 31

Глава И. Специфика философского толкования страдания у

Франкла 42

Параграф 1. Теория экзистенциального анализа 44

Параграф 2. Страдание в контексте нравственного достижения 52

  1. Система ценностей по Франклу 52

  2. Роль принципа наслаждения в психической структуре

личности 56

Параграф 3. Смыслополагание человека: деятельность, любовь,

страдание 63

Глава III. Философское постижение страдания в контексте духовного

роста личности 76

Параграф 1. Избегание страдания как искусственное преодоление
мучений 76

1.1 Духовно-преобразующее начало страдания 80

Параграф 2. Жестокость как антропологическая данность 85

2.1 Энергия уничтожения 90

Параграф 3. К.С.Льюис о христианском*понимании страдания 95

Параграф 4. Диалектическое соотношение конформизма и личной
ответственности. Теория смыслополагания Виктора Франкла 101

Параграф 5. Оправдание мазохизма 110

  1. Мазохизм в традиции религии 116

  2. Демаркация мученичества и мазохизма 129

Глава IV. Феномен страдания в контексте смысла жизни 137

Параграф 1. Франкл: психолог и педагог. Концепция смысловой

регуляции 143

1.1 Проблема осмысленности человеческого существования. Метание

духа как поиск смысла 156

Заключение 171

Приложение 175

Библиография 178

Введение к работе:

Актуальность темы исследования

Актуальность избранной темы исследования обусловлена, прежде всего, укоренённостью современной экзистенциалистской рефлексии. Философы всё чаще обращаются к философскому размышлению по поводу таких экзистенциалов, как забота, тоска, страдание, фанатизм, тревога, печаль, страх. В философской антропологии утвердилось представление о том, что человек не может руководствоваться в своём поведении только инстинктами в силу их слабости и ненадёжности. Мир человеческих страстей, по мнению Э.Фромма, создаёт дополнительную систему ориентаций для людей. Властолюбие, корыстолюбие, свободолюбие, любовь, – не они ли правят миром? В ряду человеческих экзистенциалов особую роль играет страдание. Исторический опыт показывает, что человек вовсе не рождён для счастья, как птица для полёта. В своей жизни он встречается с катастрофами, болезнями, крушением надежд и смертью. Неужели страдание – вечный удел человека? Можно ли избежать мучительной душевной боли? Есть ли смысл в том, что человек страдает? Можно ли говорить об искупительном содержании страдания? Не является ли приверженность страданию обыкновенной мазохистской перверсией? Эти вопросы неизменны в философском постижении.

Современная культурная практика далека от культа страдания. Нынешний тип цивилизации пытается убедить людей в том, что человек рождён для наслаждения, а цель информационного производства состоит в том, чтобы обеспечить человеку максимум удовольствий. Сегодня аскетизм не имеет общественного признания, а постмодернизм считает человека «машиной желаний».

В современной культуре аскетизм никем не рассматривается как ценность. Многие люди хотят иметь множество товаров, различных жизненных благ, потреблять всё, что может предложить постиндустриальная цивилизация. Господство таких ценностных ориентаций вызывает тревогу у социальных мыслителей. Как отмечал американский социолог Д.Белл, нынешняя цивилизация вызвала потребительский энтузиазм, спровоцировала различные потребности, которые невозможно удовлетворить, поскольку земные энергетические ресурсы не беспредельны. Между тем, люди стремятся потреблять все больше и больше. Эпиграфом к книге «Культурные противоречия капитализма» Белл мог бы взять слова Н.А.Некрасова:

«Громадная,

К соблазну жадная

Идёт толпа…»

Особенность нашего времени состоит в том, что множество ценностных ориентаций стало постепенно стягиваться к единой точке. Ради богатства сегодня можно пренебречь честью, дружбой, верой, святостью, достоинством. Вот почему ценностный аспект бытия нуждается сегодня в глубоком философском постижении.

Реклама уверяет покупателей, что во вселенной не найти абсолютных ценностей, а вера в сверхъестественное – не более, чем предрассудок. Жизнь начинается здесь и здесь же заканчивается. Её цель – наслаждение, доступное в единственном для нас мире. Каждое общество вырабатывает собственный этический код для себя самого. Поскольку счастье – венец жизни и поскольку мы есть существа разумные, мы имеем право судить самостоятельно, когда жизненные тяготы перевешивают радости жизни и когда наступает срок прервать свой жизненный путь – то ли собственными руками, то ли при помощи семьи и врачей.

Современный человек в такой системе ценностей есть «Всё», но в то же время «Ничто». При этом происходит распадение личности: она удваивается, утраивается, становится множественной и в этом состоянии перестает быть личностью. Родители нередко ставят перед детьми странную задачу: «Будьте никем». Иначе говоря, не надо стремиться к тому, чтобы состояться, получить образование, добиться личностного роста. Это весьма трудно, это напрягает. Лучше просто идти по жизни, без особых усилий…

Мир превращается в арсенал моделей, противоположность искусственного и естественного исчезает. Создание искусственного климата, возможности моделирования собственного тела и даже полное воспроизведение себя путём клонирования, изменение психологического образа приводит к тому, что сама личность растворяется в потоке сменяющихся образов.

История человечества знает и иные модели жизнеустройства. Христианство обрело колоссальную популярность благодаря свойственной ему идеи жертвенности. «Христианская цивилизация – это не только мир Церкви, – говорит современный публицист и социолог А.Ципко, – мир тела Христова, это ещё и система христианских ценностей, которые вошли в культуру, в быт, в систему представлений, что можно и что нельзя. Христианскими представлениями о грехе и покаянии, о сострадании, о любви к ближнему была пронизана вся классическая русская литература». Жертвенность – нравственная установка, предполагающая предельное бескорыстие по отношению к другому, включая готовность к реальному отступлению от собственных интересов в пользу людей.

Идея жертвенности благородна и созидательна. Материнство – первооснова нашего бытия, это самоотречение. Несомненно, и любовь предполагает жертвенность. Но разве женщина, вскормившая ребёнка, обречена на отступничество от земных радостей? Неужели любовь не несёт в себе ощущение полноты бытия? Жертва – это и обретение, причём не обязательно только в последующей связи.

В центре христианской нравственности – Крест. Самополагание Бога в жертву за человеческий род, за каждого человека в отдельности есть выражение Его сущностной любви. Иисус Христос, распятый на кресте, не только становится в один ряд со страдающим человечеством, но и открывает новый путь нравственного развития. Это путь добровольной жертвенности может быть приемлемым для человека только в свете Воскресения Христова.

Если мы говорим, что человек создан по образу Бога, то по Его же образу он должен и любить, жертвуя собой ради ближних и дальних, потому что такая жертвенность запечатлена в самом Христе. Каждый человек, называющий себя его последователем, призван повторить в жизни духовные постулаты Сына Божьего. Но это вовсе не значит, что в каждом конкретном моменте нравственного выбора христианин должен руководствоваться примером жертвенного служения Христа. Когда мы говорим, что в основе нравственности любого христианина должна быть любовь по примеру любящего мир Бога, то имеем в виду именно жертвенное служение Богу и ближнему. Любовь немыслима без жертвенности. Хотим мы этого или нет, но эта жертвенная любовь лежит в основе человеческого общежития. Однако жертвенность – не самоцель, не политический лозунг.

«Трагедия наших детей, которые лишены своих собственных родителей, – пишет кандидат богословия А.Ранне, – заключается именно в том, что общество не нашло достаточно веских аргументов для утверждения в нашей жизни именно жертвенного служения». Горечь, однако, в том, что в нашей стране именно идея жертвенности (в её преобразованном виде) эксплуатировалась и насаждалась сталинизмом. Разве ратоборцы «казарменного социализма» не призывали к аскетизму и отречению? Кто, как не они, предлагали сложить жизни к подножию будущих поколений во имя сияющих вершин? Разве им недоставало аргументов для обоснования жертвенного служения высоким идеалам? Была жертвенность, были жертвы… Невинные восходили на плаху. Опозоренные, смиренно склоняли головы. Миллионы шли на Голгофу, уверенные в грядущем торжестве намеченных целей. Как измерить цену утраченного, рухнувших святых надежд? Нужны ли искупительные жертвы, чтобы торжествовало зло? Не расплачиваемся ли мы сегодня за тупую покорность, за окоченение мысли и чувства?

Изведав опыт слепой, бессмысленной жертвенности, мы хотим сегодня возродить нравственные ценности, укрепить дух преобразования жизни. Нас заботят судьбы человеческого рода. Мы хотим утвердить идеал свободной мысли в свободной стране. И конечно, нравственным гарантом секулярного общества может быть только ближайшая заинтересованность каждого конкретного человека в общественной судьбе человечества.

Объектом исследования является философское постижение страдания как феномена.

Предметом исследования служит рассмотрение сугубой оригинальности в подходе к страданию, которая содержится в трудах В.Франкла.

Цель диссертационного исследования состоит в том, чтобы дать, по возможности, разностороннее философское истолкование феномена страдания в работах австрийского философа и психолога В.Франкла.

Задачи исследования заключаются в том, чтобы

показать место философской версии страдания, разработанной в трудах В.Франкла, в истории европейской философии вообще и философской антропологии в частности;

раскрыть особенности трактовки страдания в работах В.Франкла, позволяющие выразить специфику его экзистенциальной концепции;

оценить вклад В.Франкла в разработку данной проблемы с учётом трагического опыта XX века;

обозначить связь концепции В.Франкла с современной философской антропологией;

выявить тенденции дальнейшей разработки концепции В.Франкла в современной философской литературе.

Степень разработанности темы

Страдание как феномен открыто обсуждалось на протяжении всей человеческой истории. И в то же время причинение страданий игнорировалось, не замечалось. «Высшее существо этого мира, мы видим, во многих отношениях слабее низшей твари. И первое ощущение трагичности жизни является в этом познании слабости человека среди окружающего мира в том, что он и высшее творение в этом мире, и одновременно – наиболее хрупкое.

Трагично страдание праведников и страдание каждого человека за правду. Трагична земная тщетность многих чистых жертв и святых усилий души, измена друзей и пусть недолгое, но чистое торжество злых деятелей в истории. Трагично и то, что высокое и святое унижается, предаётся, распинается, а низкое торжествует… И вершина трагизма истории – Голгофа Богочеловека».

Уже в античной философии сложились различные версии, в рамках которых обнаруживалось философское постижение страдания. Так, согласно этике эвдемонизма, в своём поведении человеку необходимо стремиться к золотой середине. Склонность к умеренности является для него оградительным щитом от возможных страданий. Выход за обозначенный предел неизбежно сталкивает человека с действительностью, полной разочарований, лишений и невзгод. Эвдемонистическая традиция Эпикура проповедует «незаметную жизнь», свободную «от телесных страданий и душевных невзгод». Хотя такой уход не придаёт реальности желаемые очертания, но он определённо смягчает её неминуемые удары.

Стоическая философская школа несколько иначе трактует страдание. Стремление к самодостаточности посредством благодетели, высшего морального постулата стоической традиции, – таков путь к идеалу, то есть к бесстрастию и апатии. Стоицизм – это учение о самоспасении от страдания и достижении состояния покоя. В этике стоиков находит отражение моралистический эвдемонизм, ставящий акцент на умении правильно переносить физическую и нравственную боль, дабы свести к минимуму неизбежные мучения. Необходимо признать, что стоическая этика свидетельствует о высоком нравственном усилии человека, однако она носит оттенок пессимизма. Это – этика страха перед страданиями жизни и смерти. Один из крупнейших представителей стоицизма Луций Анней Сенека призывает к покорности судьбе, к примирению с роком. По мнению мыслителя, человек должен жаждать безмятежной жизни не ради стремления к счастью, но ради приобретения покоя. Искусство мудреца, философа заключается, по Сенеке, в умении укрощать беды, делать кроткими страдание, нищету, поношение, темницу, изгнание , Истинной целью философии мудрец признаёт формирование таких черт характера человека, при которых он оказывался бы способен противостоять всем ударам судьбы.

Фундаментальные основы понимания истинного предназначения страдания заключены во всех мировых религиях, в частности, в буддизме. Основополагающим тезисом буддизма является формула: «Жизнь есть страдание». Раннее учение Будды признаёт, что жизнь представляет собой бесконечную вереницу сменяющих друг друга страданий. Но все несчастья и беды, приходящиеся на долю людскую, несут в себе освобождающую силу нравственного воспитания, базирующуюся на способности человеческого рода к самосовершенствованию.

Однако подлинное видение страдания как центральной антропологической категории мы находим в христианстве. «Страдание связано не только с беспомощным животным состоянием человека, – отмечал Н.А. Бердяев, – но также и с его духовностью, с его свободой, с его личностью, т.е. с его высшей природой. Отказ от духовности, от свободы, от личности мог бы облегчить страдание, уменьшить боль, но это означало бы отказ от достоинства человека. Да и ввержение человека в низшее животное состояние ни от чего не спасает, потому что жизнь в этом мире не бережётся и не охраняется…»

Наиболее значимые философские трактовки мы находим в наследии таких философов, как, Н.А.Бердяев, И.А.Ильин, И.Кант, В.С.Соловьёв, Виктор Франкл, А.Шопенгауэр. Разностороннюю оценку страдания дали философы-экзистенциалисты М.Бубер, А.Камю, С. Кьеркегор, Ж.-П.Сартр, С.Л.Франк, М.Хайдеггер, К.Ясперс и др. В отечественной философской литературе проблемам страдания посвящены работы С.С.Аверинцева, Р.Г.Апресяна, В.С.Барулина, П.П.Гайденко, П.С.Гуревича, А.А.Гусейнова, Д.А.Леонтьева, Е.Н.Некрасовой, В.С.Стёпина, В.К.Шохина.

Методологическая и теоретическая основа исследования

В диссертационном исследовании, прежде всего, нашли отражение положения экзистенциальной философии. Ведущим методологическим фундаментом исследования является структурно-генетический подход, в котором структурная сторона представлена предметностью философской (в частности, философско-исторической) мысли, а генетическая – индивидуальной неповторимостью, уникальностью самого философа как места общезначимого события.

Научная новизна диссертационного исследования

Основополагающая теоретическая идея исследования базируется на следующих положениях:

впервые в отечественной философии прослеживается разносторонняя трактовка феномена страдания в экзистенциальной рефлексии В.Франкла;

отмечено, что философская трактовка страдания в работах В.Франкла тесно связана с историко-философской традицией и в то же время является новой, впитавшей в себя трагический опыт минувшего столетия;

раскрыто специфическое мироощущение человека в предельных условиях выживания и базирующееся на этом утверждение человеческого достоинства и глубинный катарсический эффект;

выявлена роль страдания как одного из важнейших свойств человеческой природы;

проанализировано принципиальное отличие страдания от мазохистской перверсии.

Источниковую базу исследования составили труды философов разных эпох: Сенеки, Августина Блаженного, А.Шопенгауэра, Х.Ортега-и-Гассета, Ф.Ницше, Н.А.Бердяева, Э.Фромма, М.Хайдеггера, К.Ясперса, в трудах которых чётко прослеживается связь антропологической, онтологической и философско-исторической проблематики.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Страдание – живое, трепетное, экзистенциальное переживание. Я страдаю – значит, я существую. Страдание связано с самим существованием личности и личного сознания. Если я принимаю жизнь, то я принимаю и страдание. Оно есть основная тема всех религий искупления и основная религиозная тема. Страдание есть опыт жертвы части во имя целого. В человеческом вопрошании о страдании наибольший интерес представляет буддизм, стоицизм и христианство. Вместе с тем эта тема заняла важное место в философии Шопенгауэра, в русской религиозной философии и экзистенциализме.

2. В.Франкл описал ужасы концентрационного лагеря. Но его работы вовсе не апологетика жалости, не голос виктимного неудачника. Это демонстрация мужества, силы духа и школы выживания. Мировая психология обогатилась множеством открытий, которые раскрывают действие психологических механизмов на краю жизни. В работах В.Франкла описана «психопатология масс», выделены схожие реакции людей, находящихся в ситуации шока, безвыходности, постоянной угрозы смерти. Вместе с тем показано, что попытка гестаповцев насильственно привить каждому заключённому психологию и поведение ребёнка, подавить индивидуальность, разрушить способность человека к самополаганию, предвидению оказалась несостоятельной. Способность думать о будущем в условиях крайней изоляции оказывается весьма эффективной. Выживание человека зависит от умения сохранить за собой некоторую область свободного поведения, удержать контроль над какими-то важными аспектами жизни, любой ценой оставить за собой некоторую автономность и сберечь человеческое достоинство, несмотря на условия, которые кажутся непреодолимыми.

3. Страдание может быть мазохистским, не связанным с попыткой его преодоления. Человек настолько странное существо, что он ищет не только освобождения от страдания. Он ищет страдания и готов истязать себя и других. Страдание связано с трагической основой жизни и имеет глубокий источник. Но это вовсе не предполагает, что человек – раб страдания. Страдание побеждается любовью, всем жизненным устремлением человека к счастью.

4. Страдание связано с глубинным катарсическим эффектом. Оно способно перестроить внутреннюю структуру личности, вызвать возвышенные чувства, выстроить новую стратегию жизни.

5. В.Франкл связывает страдание с психологией выживания в концентрационном лагере. Полемическая оценка этого суждения предполагает, что такой опыт не является исключительным. Сегодня жизнь сама по себе чревата непредвиденными чрезвычайными ситуациями – нигилизмом, терроризмом, попыткой взнуздания истории. В этой точки зрения изучение феноменологии страдания остаётся актуальной исследовательской задачей.

Теоретическая и практическая значимость работы

Результаты диссертационного исследования могут быть применимы при дальнейшей разработке экзистенциального мышления, развития философской антропологии, более основательного изучения философской рефлексии минувшего столетия. Они могут быть значимы также при изучении психологии экстремальных ситуаций, при анализе преображения современных ценностных ориентаций. Полученные результаты могут быть использованы при чтении лекции по истории философии, философской антропологии и спецкурсов по экзистенциальной тематике.

Структура диссертации

Работа состоит из введения, четырёх глав, заключения и библиографии, отражающих существо рассматриваемой проблемы и логику исследования.

Подобные работы
Токарев Дмитрий Анатольевич
Жизненные смыслы страдания
Барежев Константин Викторович
Смысл как критическое истолкование понятия сущности

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net