Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Исторические науки
Историография, источниковедение и методы исторического исследования

Диссертационная работа:

Овчинников Александр Викторович. А.П. Смирнов как исследователь древней и средневековой истории Волго-Уралья : диссертация ... кандидата исторических наук : 07.00.09 / Овчинников Александр Викторович; [Место защиты: Казан. гос. ун-т].- Казань, 2008.- 300 с.: ил. РГБ ОД, 61 08-7/418

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение 3

Глава I. Жизнь и творчество Алексея Петровича Смирнова 26

  1. Биография А.П. Смирнова: опыт научной реконструкции 26

  2. Организационная и научная деятельность А.П. Смирнова по изучению древностей Волго-Уралья 55

Глава И. Вопросы истории Волго-Уралья в трудах А.П.
Смирнова
98

  1. Разработка А.П. Смирновым проблем древней истории Волго-Уралья 98

  2. Археология и история Волжской Булгарии в трудах А.П. Смирнова.... 159

  3. Этногенез народов Волго-Уралья в интерпретации А.П. Смирнова 193

Заключение 224

Список источников и литературы 230

Приложение 267

Список сокращений 299

Введение к работе:

Актуальность темы.

Для исследования историографии древней и средневековой истории Волго–Уралья дореволюционного и советского периодов большое значение имеет анализ творчества отдельных учёных, т.к. этапы изучения той или иной конкретной научной проблемы зачастую были «персонифицированными», определяясь трудами какого–либо исследователя. В советское время историческое прошлое рассматривалось как результат деятельности масс, классов и социальных групп. На современном этапе исследователи получили возможность непредвзятого изучения деятельности и взглядов отдельных личностей.

Диссертационное исследование посвящено Алексею Петровичу Смирнову (1899–1974 гг.) – исследователю ключевых проблем древней и средневековой истории Восточной Европы. Основной сферой научных интересов учёного была история и археология Волжской Булгарии. О вкладе ученого в развитие исторической науки специалист по истории Золотой Орды Г.А. Фёдоров–Давыдов писал, что археология Волжской Булгарии была до Смирнова «собранием плохо изученных, приблизительно датированных вещей из случайных малоквалифицированных раскопок и сборов. В результате, после длительных работ учёного она стала областью науки с высокоточными методами, подробной хронологией и тщательно продуманной периодизацией, областью, которая развивается бурно и в которой работает много специалистов, в том числе и ученики А.П. Смирнова».

Изучение научного наследия А.П. Смирнова на современном этапе историографии актуализируется целым рядом моментов. Во–первых, анализ жизни и творчества А.П. Смирнова позволяет более объективно рассмотреть творчество советских учёных в условиях эволюции тоталитарного государства. Во–вторых, исследование формирования и эволюции научных взглядов А.П. Смирнова способствует развитию такого самостоятельного направления в отечественной историографии, как история археологии. В–третьих, изучение научного наследия А.П. Смирнова позволяет приблизить адекватное разрешение многих конкретных спорных проблем истории региона, что, с учётом реалий многонационального Волго–Уральского региона, имеет непреходящее практическое значение.

Таким образом, изучение научной деятельности А.П. Смирнова востребовано временем, потребностью объективного и полного воссоздания прошлого народов РТ и РФ.

Степень изученности темы. Историография жизни и творчества Алексея Петровича сравнительно невелика и хронологически делится на прижизненные работы, литературу, написанную в первые годы после смерти, и работы, посвящённые 100-летию со дня рождения учёного. Последние были представлены на конференциях: «Болгар и проблемы изучения древностей Урало–Поволжья (100–летие А.П. Смирнова)» (Болгар, 1999); «Научное наследие А.П. Смирнова и современные проблемы археологии Волго–Камья» (Москва, 1999); «Финно–угры Поволжья и Приуралья в средние века (Ижевск, 1999)» и на страницах журнала «Татарская археология» за 1999, № 1–2 (4–5).

По содержанию посвящённые А.П. Смирнову работы можно подразделить на публикации и статьи, освещающие творческий путь и круг научных интересов исследователя, и на работы, в которых специально рассматривается роль Алексея Петровича в решении тех или иных научных проблем.

Обзорной характеристике жизненного и творческого пути А.П. Смирнова посвящены работы его ученика, известного специалиста по истории Золотой Орды Г.А. Фёдорова–Давыдова. Им были написаны статьи, посвящённые 60, 70, 100–летиям Алексея Петровича, а так же некролог. Сведения для первых двух статей предоставил сам А.П. Смирнов. Естественно, что он «не распространялся» о своём происхождении, о жизни во время революции и гражданской войны. «Академическое дело», «дело космополитов», взаимоотношения с другими учёными так же не затрагивались в разговорах с ним самим. Таким образом, в работах Г.А. Фёдорова–Давыдова представлена «официальная биография» А.П. Смирнова, материал которой не может дать ответа на многие интересующие вопросы, в частности, о влиянии «давления» государственной идеологии на профессиональную деятельность исследователя. Вместе с тем, не смотря на то, что публикации 1959, 1969, 1974, 1991, 1999 и 2000 гг. почти дословно воспроизводят друг друга, работы Германа Алексеевича ценны тем, что представляют своеобразный каркас для создания научной биографии А.П. Смирнова.

Взглядам А.П. Смирнова на проблемы древней и средневековой финно–угорской истории и археологии посвящены работы Г.А. Фёдорова-Давыдова, П.Н. Старостина, Г.А. Архипова, С.В. Кузьминых, В.Н. Маркова, Л.Д. Макарова, Т.И. Останиной, М.Г. Ивановой, С.Э. Савельевой, Т.Б. Никитиной. В этих публикациях рассмотрены позиции А.П. Смирнова в отношении проблем формирования современных финно–угорских народов, начиная с бронзового века и заканчивая развитым средневековьем.

Статья Г.А. Фёдорова–Давыдова «А.П. Смирнов – исследователь древней истории финно–угорских народов» (1974) содержит анализ монографии «Очерки древней и средневековой истории Среднего Поволжья и Прикамья». В конце статьи приведён не совсем полный список работ Алексея Петровича, посвящённых истории и археологии финно–угров. Статья Г.А. Фёдорова–Давыдова, который не был финноугроведом, представляет интерес как первая работа, в которой предпринята попытка проанализировать творческое наследие учёного после его смерти.

В статье крупных специалистов по истории и археологии финно–угров Г.А. Архипова и П.Н. Старостина «О роли А.П. Смирнова в изучении истории финно-угорских народов Поволжья» впервые были систематизированы взгляды учёного на проблемы истории и археологии финно–угров. Авторы в тезисной форме проанализировали мнения А.П. Смирнова о проблемах возникновения финно–угорской общности, развития археологических культур бронзового и железного веков, формирования современных финно–угорских народов. Они подчёркивали, что: «А.П. Смирнов является одним из основателей финно–угорской археологии. Он был воспитателем многих археологов – представителей финно–угорских народов. Имя А.П. Смирнова навсегда останется в финно–угорской археологии. Его работы являются большим вкладом в развитие археологической науки финно-угорских народов». Вместе с тем, в работе этих авторов скорее поставлены, чем решены конкретные проблемы изучения научного наследия А.П. Смирнова в этой области.

Самой высокой оценки заслуживает исследование крупного специалиста по раннесредневековой археологии Среднего Прикамья Т.И. Останиной, посвящённая археологическим работам А.П. Смирнова на территории Удмуртии. Основываясь на архивных материалах, Таисия Ивановна смогла показать всю масштабность деятельности учёного по выявлению и изучению древностей удмуртского народа.

Коллективная статья М.Г. Ивановой, С.Э. Савельевой и Т.Б. Никитиной «Слово об учителе» интересна анализом развития идей Алексея Петровича современным поколением учёных. Авторы, сами крупнейшие знатоки финно–угорской археологии и истории, ученики А.П. Смирнова, проанализировали ранние работы учёного, посвящённые истории и археологии прикамских финнов. Хотя авторы и отмечают, что труды А.П. Смирнова этого периода «относятся к числу основополагающих исследований методологического и методического характера», тем не менее, ни методология, ни методика исследований Алексея Петровича не рассмотрены. Положительной стороной публикации можно считать детальный анализ взглядов А.П. Смирнова на проблемы этногенеза марийского народа.

Тезисы доклада известного специалиста по археологии бронзового века Восточной Европы С.В. Кузьминых посвящены А.П. Смирнову как исследователю бронзового века Волго–Камья. Автор в общих чертах прослеживает смену методологических ориентиров А.П. Смирнова от вульгарного социологизма и «автохнонной» теории происхождения народов академика Н.Я. Марра до ограничения исследования термином «археологическая культура». Вместе с тем, небольшой объём публикации не позволил С.В. Кузьминых подробно осветить влияние теоретических установок исследователя на решение конкретных научных проблем. В частности, оказалась не освещённой проблема применения А.П. Смирновым в своих исследованиях принципов т.н. «группы нового археологического направления». К сожалению, формальный характер носят тезисы известного специалиста по ананьинской культурно–исторической области В.Н. Маркова, оценивающие А.П. Смирнова как исследователя памятников Раннего железного века.

Работа Л.Д. Макарова «А.П. Смирнов о древнерусском населении Прикамья» посвящена интересному вопросу: освещению А.П. Смирновым проблем, связанных с проникновением русских переселенцев на Вятку, созданием Вятской республики и взаимоотношением русских с удмуртами.

Общему анализу взглядов А.П. Смирнова на археологию тюркских народов Волго–Уралья, а так же их древнюю и средневековую историю посвящена статья известного казанского археолога А.Х. Халикова «А.П. Смирнов – историк и археолог тюркоязычных народов Среднего Поволжья» (1977). Альфред Хасанович был оппонентом Алексея Петровича по многим проблемам. Показательны их дискуссии в последние годы жизни А.П. Смирнова о начале тюркизациии Среднего Поволжья и определении столицы Волжской Булгарии. А.Х. Халиков объективно осветил хорошо знакомые ему по дискуссиям взгляды А.П. Смирнова на те или иные проблемы истории и археологии тюркоязычных народов региона. Статья ценна так же тем, что в ней приведён список работ учёного по означенной проблематике.

Литература, посвящённая А.П. Смирнову как булгароведу, состоит из работ, резюмирующих результаты археологических экспедиций Алексея Петровича, и работ, характеризующих взгляды учёного на историю Волжской Булгарии. К первым относятся исследования П.Н. Старостина («А.П. Смирнов и Татарстан»), Т.А. Хлебниковой («А.П. Смирнов и Болгары», «Смирнов и Булгар», «Он был для нас всем. О моём учителе и коллеге А.П. Смирнове») , К.А. Смирнова («А.П. Смирнов и исследование Булгарского городища в период строительства Куйбышевской ГЭС») и т.д.

Работа П.Н. Старостина, с 1994 по 2004 гг. руководителя Национального центра археологических исследований Института истории им. Ш. Марджани Академии Наук РТ, посвящена археологических изысканиям А.П. Смирнова на территории Татарстана. Петр Николаевич кратко освещает основные направления научной деятельности Алексея Петровича, связанные с изучением древней и средневековой истории и археологии татарского народа: работы в Суваре и Болгарах, руководство Куйбышевской археологической экспедицией.

Названные выше три работы известного исследователя керамики волжских булгар Т.А. Хлебниковой посвящены важному вопросу – исследованию А.П. Смирновым развалин Болгара и написаны в жанре воспоминаний. Особняком стоит статья Тамары Александровны в коллективной монографии «Город Болгар. Очерки истории и культуры», посвящённая истории археологического изучения развалин Болгара. Т.А. Хлебниковой, которая сама активно работала с А.П. Смирновым на Болгарском городище, очень детально представлены основные этапы работы учёного на этом замечательном памятнике культуры. Но, в то же время, статья Тамары Александровны носит сугубо эмпирический характер, в ней документально перечисляются раскопки А.П. Смирнова в той или иной части городища, теоретический же анализ деятельности учёного в связи с окружавшей его политической ситуацией, его борьба с растаскиванием архитектурных памятников, работа по устройству Болгарского государственного историко–архитектурного музея–заповедника, к сожалению, не нашли должного отражения.

В обобщающей монографии Ф.Ш. Хузина в общих чертах показаны основные вехи изучения А.П. Смирновым булгарских городов. В его же учебном пособии представлен библиографический список работ (11 наименований), посвящённых Алексею Петровичу как булгароведу.

К работам, посвящённым специальному анализу взглядов А.П. Смирнова на историю Волжской Болгарии, относятся публикации Ф.Ш. Хузина и Ю.А. Зеленеева.

В работе Ф.Ш. Хузина «А.П. Смирнов о проблемах булгаро–татарской преемственности» указано, что А.П. Смирнов являлся сторонником теории булгарского происхождения татарского народа. Фаяз Шарипович признаёт, что новые материалы археологических исследований заставили А.П. Смирнова пересмотреть оценку роли золотоордынского периода в этногенезе казанских татар. Далее Ф.Ш. Хузин делает вывод о том, что современные исследования археологов подтверждают концептуальные построения учёного. Безусловно, проблема булгаро–татарской преемственности в творчестве А.П. Смирнова является очень сложной и требует дополнительного специального анализа.

В публикации Ю.А. Зеленеева «Этнокультурная история Поволжья XIII–XIV вв. в работах А.П. Смирнова 40–50–х гг.» рассматриваются взгляды учёного на этногенез народов Поволжья во времена владычества Золотой Орды. Автор анализирует взгляды Алексея Петровича на взаимоотношения татар и болгар, болгарской культуры и культуры Золотой Орды, на этнические изменения в Поволжье, связанные с монгольским завоеванием. Юрий Анатольевич, как и Ф.Ш. Хузин отмечает, что «концепция этнокультурного развития Поволжья, предложенная А.П. Смирновым в ряде работ, написанных ещё в 40–х – 50–х гг. XX в., в основе своей, принята и сейчас».

В монографии языковеда М.З. Закиева проанализировано выступление А.П. Смирнова на посвящённой происхождению казанских татар апрельской научной сессии 1946 г. отделения истории и философии АН СССР. Мирфатых Закиевич согласился с мнением А.П. Смирнова о том, что «современные татары Поволжья – это не завоеватели монголо–татары». Однако нам кажется не совсем обоснованным утверждение, что Алексей Петрович, якобы, признавая алано–сармат тюрками, противоречил сам себе, выдвигая, одновременно, тезис об отсутствии среди автохтонных племён Среднего Поволжья булгар, потомков алано–сармат. А.П. Смирнов считал сарматское население степей Восточной Европы ираноязычным, и, по мнению исследователя, тюркизировалось оно (т.е. сменило иранский язык на тюркский) в середине I тысячелетия н.э., подвергнувшись влиянию волн тюрок-кочевников из глубин Азии.

Взгляды А.П. Смирнова на развитие воинского искусства булгар приведены в работе И.Л. Измайлова «Научное наследие А.П. Смирнова и проблемы изучения военного дела Волжской Булгарии». Искандер Лерунович, в основном, подтвердил положения исследователя, касающиеся развития воинского искусства булгар. А.А. Бурхановым проанализированы результаты небольших исследований произведённых А.П. Смирновым в Иски-Казани. Альберт Ахметжанович сделал вывод о важности этих работ для дальнейшего изучения археологии Казанского ханства. Много места анализу взглядов А.П. Смирнова на проблемы классификации булгарской керамики уделено в монографии Т.А. Хлебниковой. По обоснованному мнению Тамары Александровны, Алексей Петрович заложил основы научной работы с таким важным вещественным историческим источником, как булгарская керамика. В монографии Р.М. Валеева в самых общих чертах проанализированы взгляды А.П. Смирнова на проблемы торговых взаимоотношений волжских булгар с другими народами и государствами. В книге Ф.Ш. Хузина делается попытка анализа дискуссии А.П. Смирнова и А.Х. Халикова о столице Волжской Булгарии. Фаяз Шарипович (сам ученик А.Х. Халикова) присоединятся к точке зрения своего учителя о Биляре, как единственной столице Волжской Булгарии домонгольского периода. Вместе с тем, дискуссия о столицах Волжской Булгарии очень интересный историографический факт, который требует всестороннего дополнительного анализа. Взгляды Алексея Петровича на проблему присутствия древнерусского населения в Волжской Булгарии приведены в монографии М.Д. Полубояриновой «Русь и Волжская Болгария в X–XV вв.». Марина Дмитриевна делает обоснованный вывод о том, что положения А.П.Смирнова о проживании в пределах Болгара русского населения и о заселённости им, преимущественно, западных областей государства подтвердились дальнейшими исследованиями.

О признании роли А.П. Смирнова в деле изучения Волжской Булгарии говорит тот факт, что современный исследователь истории Казанского ханства Б.Л. Хамидуллин монографию Алексея Петровича «Волжские булгары» (1951) по своей фундаментальности сравнивает «Очерками по истории Казанского ханства» М.Г. Худякова (1923).

Археологическим работам А.П. Смирнова в Чувашии посвящена статья Б.В. Каховского «Алексей Петрович Смирнов и его вклад в развитие археологии Чувашии». Работа написана сыном В.Ф. Каховского – ученика Алексея Петровича. В ней отмечается значительный вклад последнего в развитие представлений о древней истории чувашского народа.

К историографическому обзору необходимо привлечь воспоминания о А.П. Смирнове его коллеги по работе в Государственном историческом музее А.Б. Закс, хотя эти тексты одновременно являются и источниками настоящего исследования. Воспоминания А.Б. Закс местами субъективны и требуют сопоставления с другими источниками. То же самое можно сказать и о напечатанной в журнале «Казань» статье ученицы А.П. Смирнова известного булгароведа Н.А. Кокориной.

Таким образом, специальных работ, посвящённых изучению научной концепции археологии и истории Волго–Уралья, анализу принципов и методов научно–исследовательской работы А.П. Смирнова, к сожалению нет. В рассмотренных работах содержаться воспоминания учёных о своём коллеге, анализ отдельных сторон научной деятельности исследователя, а так же, в очень тезисной форме, раскрываются основные этапы его жизненного и творческого пути. В некоторых монографических исследованиях отражены отдельные стороны разрабатываемой темы в контексте общего историографического обзора научной литературы. Ни в одной вышеперечисленной работе не предпринята попытка осветить творчество А.П. Смирнова сквозь призму общественно–политической ситуации в стране, без чего, по–мнению автора, принимая во внимание и другие факторы, как научного, так и ненаучного характера, сложно проследить особенности формирования и смены научных взглядов советского историка, а так же оценить его вклад в развитие историографии в целом. Эти выводы иллюстрируют необходимость комплексного, с привлечением широкого круга источников, исследования жизни и творчества А.П. Смирнова.

Хронологические рамки исследования определяются периодом жизни А.П. Смирнова (1899 – 1974 гг.).

Территориальные рамки исследования ограничиваются территорией Волго–Уралья от р. Оки на западе до Урала на востоке и от Верхней Камы на севере до нижней Волги на юге. Именно здесь проходили основные археологические изыскания А. П. Смирнова, именно древняя и средневековая история этого региона являлась сферой научных интересов учёного. Кроме того, термин «Волго–Уралье» не искусственный конструкт, а вполне утвердившийся научный термин. В этнологической литературе присутствует понятие «Волго–Уральской историко–этнологической области» (ИЭО). Всестороннее изучение историко–этнографических областей открывает новые исследовательские перспективы, позволяет существенно повысить доказательность сравнительно-исторических сопоставлений при изучении различных сфер культуры, более глубоко изучить и понять развитие отдельного этноса в системе исторически связанных с ним народов. Комплексное (междисциплинарное) исследование истории формирования и современного состояния ИЭО, а так же историографии её изучения, позволяет иначе взглянуть на ставшие традиционными решения некоторых этногенетических и этнокультурных проблем. Эти соображения обосновывают ограничение территориальных рамок исследования данным регионом, а так же оперирование в процессе работы самим термином «Волго–Уралье».

Целью работы является комплексное исследование творческого наследия А.П. Смирнова в области древней и средневековой истории Волго–Уралья.

Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи:

проследить жизненный и творческий путь А.П. Смирнова;

изучить концептуальные положения А.П. Смирнова по проблемам древней истории Волго–Уралья;

охарактеризовать взгляды А.П. Смирнова на проблемы установления границ территории Волжской Булгарии, определения общественного строя этого государства, уровней развития городов, ремёсел, торговли и воинского искусства булгар;

проанализировать трактовку учёным проблем этногенеза народов Волго-Уралья.

Объектом исследования является научное творчество А.П. Смирнова, предметом выступают взгляды Алексея Петровича на древнюю и средневековую историю Волго–Уралья.

Методология исследования. Для максимального достижения цели исследования, в работе использован сравнительно–исторический метод, который необходим при анализе вклада А.П. Смирнова в исследование конкретных проблем древней и средневековой истории Волго–Уралья. Он так же позволяет выделить в научных взглядах А.П. Смирнова общее, повторяющееся с одной стороны, и особенное – с другой. Метод реконструкции даёт возможность в богатом научном наследии А.П. Смирнова выявить и облечь в логически упорядоченное целое систему его идей и положений. В работе использованы биографический и историко–антропологический подходы, что позволило приблизиться к пониманию контекста формирования научных взглядов А.П. Смирнова в условиях жизни в советском государстве. В работе применены логические методы анализа, синтеза и индукции.

По своему происхождению источники исследования можно разделить на 4 группы:

  1. Основной группой источников исследования являются труды самого А.П. Смирнова. Алексей Петрович является автором 262 публикаций, 8 из которых являются монографиями. Анализ библиографического списка наглядно иллюстрирует систематическую работу учёного. Наиболее «богаты» публикациями послевоенные годы. В 1942–44 гг. не вышло в свет ни одной статьи исследователя, что объясняется ситуацией военного времени. Самое малое количество публикаций относится к 1930, 31 и 32 гг., времени «Академического дела» и гонений на учителя Алексея Петровича В.А. Городцова. Например, в 1932 г. выходит лишь одна статья А.П. Смирнова в соавторстве с А.В. Арциховским и С.В. Киселёвым, в которой они «раскаиваются» в своих ошибках. Публикации историка позволяют определить основные направления и этапы творчества учёного, его научную концепцию, т.е. систему взглядов по данной теме, а так же оценку трудов его коллег, отношение к предшествующей литературе, источниковую основу его исследований, методы и методику обработки источников и т.д. Библиография трудов учёного представлена в списке источников исследования.

2. Важную группу источников представляют собой производственные документы. Большое значение для выяснения отдельных моментов биографии учёного имеют материалы личного дела, хранящиеся в научно-ведомственном архиве Государственного исторического музея г. Москвы (Фонд 1л., ед. хр. 197). Личное дело состоит из 15 листов, в нём содержится автобиография, копии приказов, отражающие карьерный рост А.П. Смирнова в этом учреждении, а так же фотокопии его дипломов профессора и доктора исторических наук.

Ценное источниковедческое значение имеют материалы научных отчётов А.П. Смирнова, хранящиеся в рукописном архиве Института истории материальной культуры (ИИМК) РАН г. Санкт–Петербурга (Фонд № 2) и архиве Болгарского государственного историко–архитектурного музея заповедника (БГИАЗ) (Ед. хр. № 232). В архиве ИИМКа РАН представлены археологические отчёты исследователя за период с 1924 по 1940–й гг. Эти материалы позволяют воссоздать полную картину археологических раскопок А.П. Смирнова довоенного периода. В архиве БГИАЗа хранятся материалы полевых отчётов послевоенного времени, отражающие археологические работы руководимых А.П. Смирновым экспедиций на Болгарском городище (Спасский район РТ).

3. Третья группа источников представляет собой документы личного происхождения – письма учёного. В архивах различных учреждений Казани сохранилось много писем А.П. Смирнова своим казанским ученикам и коллегам: А.М. Ефимовой (Отдел рукописей и редких книг Научной библиотеки им. Н.И. Лобачевского КГУ им. В.И. УльяноваЛенина. Ед. хр. № 97889821), Н.Д. Аксёновой (Отдел рукописей и редких книг Научной библиотеки им. Н.И. Лобачевского КГУ им. В.И. Ульянова-Ленина. Ед. хр. № 10029), О.С. Хованской (Национальный Музей Республики Татарстан. Фонды. Коллекция № 2966). Кроме взглядов Алексея Петровича на дискуссионные проблемы истории и археологии Волго–Уралья и вопросов деловых и межличностных отношений с другими учёными, в письмах нашли отражение размышления по текущим вопросам общественного и политического развития страны.

4. Большое значение для характеристики А.П. Смирнова как учёного и человека имеют воспоминания коллег, которые с ним работали, обменивались мнениями по тем или иным вопросам, часто дискутировали. В характеризуемую группу источников входят записанные мною воспоминания Н.Д. Аксёновой (сотрудницы Болгарского музея–заповедника, для становления которого Алексей Петрович в своё время сделал многое), П.Н. Старостина, Е.П. Казакова, Р.Г. Фахрутдинова и Н.Я. Мерперта. В воспоминаниях представлены различные аспекты коммуникативного взаимодействия учёного со своими коллегами в различных аспектах, начиная с чисто деловых (совместная работа с Н.Д. Аксёновой по налаживанию работы только что открывшегося Болгарского государственного историко-архитектурного музея–заповедника) и завершая межличностными («экспедиционные истории» в интерпретации П.Н. Старостина, Е.П. Казакова, Р.Г. Фахрутдинова и Н.Я. Мерперта) отношениями. Не менее интересны воспоминания жителей г. Болгара, которые в качестве землекопов работали в экспедициях Алексея Петровича. Воспоминания этих людей, далёких от науки, помогают раскрыть многие черты характера А.П. Смирнова. Материалы хранятся в Национальном Музее РТ (Фонд А.П. Смирнова. Папка № 19. Воспоминания жителей г. Болгара о А.П. Смирнове).

Для выяснения событий жизни и деятельности учёного во время Великой Отечественной войны интересны воспоминания его сына, известного археолога К.А. Смирнова, хранящиеся в Национальном Музее Удмуртской Республики (Ед. хр. № 29326). Кирилл Алексеевич подробно записал воспоминания отца о войне, используя при этом материалы семейного архива. Благодаря этому, используя ещё письма А.П. Смирнова военного периода, мы можем относительно подробно представить себе жизнь учёного в годы Великой Отечественной Войны.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые выявлены неиспользованные ранее источники, характеризующие жизнь и творчество А.П. Смирнова, предпринята попытка комплексного анализа научного наследия крупного историка-археолога в контексте социокультурного развития советского общества, его вклада в историографию древней и средневековой истории народов Среднего Поволжья и Южного Приуралья.

Положения выносимые на защиту:

жизнь и научное творчество А.П. Смирнова неразрывно были связаны с развитием общественно–политической обстановки в стране, которая часто обуславливала смену взглядов на те или иные проблемы;

А.П. Смирнову принадлежит решающая роль в организации работы крупнейших Куйбышевской, Поволжской, Чувашской археологических экспедиций, которые собрали значительный материал, древней и средневековой истории Волго–Уралья;

А.П. Смирнов обобщил накопленный к его времени материал по эпохе бронзы и раннего железного века Волго–Уралья, что послужило основой написания им классических трудов, не потерявших своей научной значимости и по сей день, в которых представлены положения, развиваемые современными исследователями;

А.П. Смирнов поставил и во многом разработал важнейшие вопросы, связанные с определением территории Волжской Булгарии, ее общественно–экономическим строем, развитием ремёсел, торговли, городов, военного дела, причём труды последующих учёных часто, лишь, конкретизировали точку зрения Алексея Петровича.

Апробация результатов работы проводилась на конференциях и научных сессиях: это XXXVIII Урало–Поволжская археологическая студенческая конференция (г. Астрахань, февраль 2006 г.); Научная сессия Казанского государственного технологического университета (г. Казань, 1–4 февраля 2006 г.); Межрегиональная научная конференция «История народов Поволжья и Приуралья: исследовательские традиции и новации» (г. Казань, июнь 2006 г.); Межрегиональная научная конференция «Четвёртые Халиковские чтения» (Республика Мари–Эл, август 2006 г.); Всероссийская научная конференция «Историческое знание: теоретические основания и коммуникативные практики» (г. Казань, 5–7 октября 2006 г.); Межвузовская научно-практическая конференция «Историческое образование в вузах Казани» (г. Казань, 20 октября 2006 г.), Межрегиональная научная конференция «Лихачёвские чтения» (г. Казань, 6–8 апреля 2007); Межрегиональная научная конференция «История и регионология: грани пересечения» (г. Казань, 18 июня 2007), Межрегиональная научная конференция «Общественно-политическая и духовная культура народов Поволжья и Приуралья (XIX–XX вв.). Проблемы изучения» (г. Казань, 12 октября 2007), Всероссийская научная конференция «Роль истории в формировании патриотизма, толерантности» (г. Казань, 31 октября – 1 ноября 2007), а так же на заседаниях отдела Истории и общественной мысли Института Татарской энциклопедии АН РТ.

Практическая значимость. Полученные автором научные результаты могут быть использованы в научных исследованиях по проблемам истории этногенеза народов Волго–Уралья, в разработке национально-региональных энциклопедий Республик Мордовия, Мари Эл, Чувашия, Удмуртия, Татарстан и Башкортостан, а также в процессе преподавания курсов по истории России и Татарстана. Выводы и наблюдения автора могут представлять интерес при организации краеведческих музеев. Выводы диссертационного исследования использованы автором в преподавании курса «История Татарстана» в Казанском государственном технологическом университете.

Проблемное поле исследования, состояние источников и историографии, а так же поставленные задачи определили структуру диссертации. Она состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложения, списка сокращений.

Подобные работы
Бильдуева Саяна Викторовна
Профессор Федор Александрович Кудрявцев - исследователь истории Сибири
Алексеева Людмила Цыдендамбаевна
Базар Барадин-исследователь истории и культуры монгольских народов
Моников Сергей Николаевич
История географических исследований Волго-Донского поречья во второй половине XVIII - начале XX вв.

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net