Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Культурология
Теория и история культуры

Диссертационная работа:

Горин Алексей Юрьевич. Аксиология всеединства В.С. Соловьёва и её влияние на развитие отечественной духовной культуры : диссертация ... кандидата философских наук : 24.00.01 / Горин Алексей Юрьевич; [Место защиты: Морд. гос. ун-т им. Н.П. Огарева]. - Саранск, 2008. - 186 с. РГБ ОД, 61:08-9/46

смотреть введение
Введение к работе:

Актуальность исследования. Философское наследие Владимира Сергеевича Соловьёва (1853–1900) обладает поистине неисчерпаемым научным и культурным потенциалом. Оно оказало значительное влияние на многие течения русской мысли второй половины XIX века и, несмотря на все социальные, культурные и духовные потрясения, не ослабило своего влияния на отечественную науку и в течение всего XX века. Оно и сегодня, в начале XXI века, продолжает оказывать свое позитивное действие на развитие отечественной духовной культуры и науки.

Обращение к опыту прошлого обусловливается похожестью исторических ситуаций начала XX и ХХI веков – времени, чрезвычайно остро обозначившего противоречия между природой и обществом, традицией и новациями, религией и наукой. В «Краткой повести об антихристе» Соловьёв пишет: «Двадцатый век по Рождестве Христове был эпохою последних великих войн, междоусобий и переворотов… предметы внутреннего сознания – вопросы о жизни и смерти, об окончательной судьбе мира и человека, осложнённые и запутанные множеством новых физиологических и психологических исследований и открытий, остаются по-прежнему без разрешения». Обсуждение тяжелейших кризисных обстоятельств жизни России, поиск ответов на вопросы, как возвратить российское общество к нравственным высотам, к подлинным ценностям отечественной духовной культуры, побуждают учёных обращаться к опыту нашего самопознания, к наследию великих мыслителей прошлого, труды которых становятся реальным, действующим фактором преобразования сегодняшней России.

По своему мировоззрению Соловьёв был многосторонним исследователем, однако он всегда ориентировался на христианское богословие. Центральная идея философии Соловьёва – идея всеединства –«всё едино в Боге». Бог у Соловьёва – абсолютная личность: любящая, милостивая, волевая, которая обеспечивает материальное и духовное единство мира. Философ характеризует Бога как «космический разум», «существо сверхличное», «особую организующую силу, действующую в мире». По мысли Соловьёва, человек обладает статусом «конкретного единства всех начал», «вечного и особенного существа», необходимого и незаменимого звена в абсолютном целом. «В человеке природа перерастает саму себя и переходит в область бытия Абсолютного»2.

В гносеологическом аспекте идея всеединства в философии Соловьёва реализуется через концепцию цельного знания, представляющую собой неразрывную взаимосвязь трёх разновидностей этого знания: эмпирического (научного), рационального (философского) и мистического (созерцательно-религиозного). Утверждение Соловьёва об истинном знании как синтезе эмпирического, рационального и мистического познания является основанием для единства науки, философии и религии. Подобное единство, которое он называет «свободной философией», позволяет рассматривать мир как завершенную систему, обусловленную всеединством, или Богом.

Значимость исследования идеи всеединства предопределяется тем обстоятельством, что проблема российских национальных ценностей ещё не поднялась в отечественной аксиологии до того уровня, который позволил бы с определённостью сказать, что существует основа для консолидации нашего расколотого общества. Она имеет глубокие корни в отечественной духовной культуре, историческом развитии страны и соответствует реалиям современного этапа. Для развития страны необходимо осмысление и сохранение в соотношении с общечеловеческими национальных ценностей при понимании их роли в цивилизационном развитии.

Степень теоретической разработанности проблемы. Проблеме всеединства в философском учении Соловьёва посвящены работы его современников: В.Л. Величко, Л.М. Лопатина, А.Ф. Лосева, М.С. Лукьянова, Д.С. Мережковского, В.В. Розанова, С.М. Соловьева, С.Н. и Е.Н. Трубецких,

П.А. Флоренского, С.Л. Франка и др.

Рассуждая о философском учении Соловьева, В.Л. Величко приходит к выводу о том, что в Соловьеве «уживались рядом и порою прерывали друг друга два совершенно противоположных строя мысли… Первый можно сравнить с вдохновенным пением священных гимнов… Второй – с ехидным смехом, в котором слышались иногда недобрые нотки, точно второй человек смеется над первым»3.

О динамике отношения Соловьева к предшествующему философскому течению славянофилов в своих работах пишут Л.М. Лопатин, М.С. Лукьянов и В.В. Розанов, который, в частности, отмечает, что именно Соловьев вслед за А.С. Хомяковым «начал выводить русскую мысль к подлинным темам религии, разрушая царящий вокруг религии формализм»4.

По мнению диссертанта, вышеперечисленные ученые отмечали нетолько определенную преемственность взглядов Соловьева относительно идей славянофилов, но и актуальность для общества его воззрений на религию, ее место в нравственном становлении человека и позитивном изменении социокультурных связей.

Е.Н. Трубецкой – философ, общественный деятель, автор ряда книг по историографии и иконописи отмечал, что важное место в философском творчестве Соловьёва занимает учение о внутренней связи русского религиозного и национального самосознания и мысли. Можно согласиться с Трубецким, что соловьевское понимание предназначения русского народа в мировой истории, сама задача «великого синтеза была, несомненно, предвосхищена славянофилами»5. В то же время автор считает необходимым подчеркнуть мысль Трубецкого о том, что философская система Соловьева представляет собой новый шаг в развитии русской мысли. Сохраняя определенную преемственность, в то же время она выдвигает новые оригинальные идеи.

С.М. Соловьев (племянник философа) в книге «Жизнь и творческая эволюция Владимира Соловьева», проанализировав связь этической концепции философа с религией (по существу) и теоретической философией (по способу познания), особо подчеркивал мысль Соловьева о том, что актуализация человека происходит посредством освобождения духа от сил низшей природы. На этом основании автор приходит к выводу, что исходные положения методологических основ аксиологии философии всеединства Соловьев черпал как из христианского культурного наследия, в частности Библии и богословия, так и из философских трудов Аристотеля, Платона и других мыслителей.

О силе нравственной стороны идеи всеединства и осуществлении блага через истину в красоте содержится вывод в труде Г.А. Рачинского «Взгляд Соловьева на красоту». Исследованию этического компонента в творчестве Соловьева уделял значительное внимание в своих трудах и Э.Л. Радлов. Советский исследователь Н.П. Красников рассматривает идею христианского единства в системе Соловьева как основу синтеза личного (духовного) и общественного.

Одним из наиболее авторитетных исследований жизни и творчества Соловьева является труд А.Ф. Лосева. В нем дан обстоятельный анализ основных концепций и идей философского учения Соловьева, рассмотрены его социально-философские, философско-исторические и религиозные взгляды. Лосев отмечал, что Соловьев «всегда проявлял небывалую самостоятельность и тончайший критицизм при обсуждении огромного числа излагаемых философов»6.

Проблема теоретических истоков творчества русского философа и на сегодняшний день чрезвычайно актуальна в литературе: внимание данной проблеме уделили С.С. Аверинцев, В.Ф. Асмус, П.П. Гайденко, А.В. Гулыга, И.И. Евлампиев, Б.В. Емельянов, В.В. Лазарев, В.И. Моисеев, Е.В. Мочалов, Н.В. Мотрошилова, О.С. Пугачев, В.В. Сербиненко, А.А. Федоров, С.С. Хоружий, Л.Е. Шапошников и др.

Одни из вышеперечисленных исследователей отмечают связь с идеями немецкой классической философии и спекулятивной мистики. Говоря о влиянии на Соловьева идей немецкой классической философии, прежде всего необходимо обратить внимание на отношение Соловьева к философскому наследию И. Канта. Соловьев ценил философское творчество великого немца и, в частности, соглашался с Кантом в том, что явления и вещи не совпадают, но он не разделял его мнения о разделении субъекта и объекта в его философии. В этом смысле ему ближе положения философии Г. Гегеля, где субъект познания приближается к истине. По авторитетному мнению Н.В. Мотрошиловой, Соловьев своим научным творчеством упорно прокладывает путь «философии… без субъекта»7. Касаясь вопроса о влиянии идей Г. Гегеля на Соловьева, стоит привести весьма взвешенное мнение П.П. Гайденко, которая замечает, что «дедукция божественного мира, как видим, проведена по схеме Гегеля, которая не может не привести к пантеистическому выводу о том, что мир бесплотных ангелов, который, согласно христианскому представлению, есть творение Божие, у Соловьева является логически необходимым результатом диалектического развития Бога»8.

Говоря о связи идей Соловьева с идеями немецкой классической философии и мистики, мы не можем обойти вниманием имя Шеллинга. Профессор А.В. Гулыга весьма справедливо говорит о том, что «для понимания В. Соловьева знакомство с Шеллингом необходимо, хотя он прямо нигде не высказывает своего отношения к немецкому философу»9. Другой известный ученый, В.В. Лазарев, основываясь на трудах самого Соловьева, справедливо полагает, что великий русский мыслитель хотя и пользовался трудами немецкого мистика, однако творчески осваивал его наследие и в конечном счете развивал собственные подходы при создании положительной философии и учения о цельном знании.

Другие исследователи прослеживают в творчестве Соловьева связь с восточной патристикой и богословием, в частности - в разрешении проблем синтеза рационального и иррационального, вопросов сочетания единства и множественности. Одним из ключевых понятий философии всеединства Соловьева является понятие Софии, понимаемой им как вечной души мира – универсального всечеловеческого организма. Изучая проблемы софиологии, С.С. Аверинцев так же, как и Соловьев, приходит к выводу о том, что истоки софийной предметности Божественной реальности находятся в ветхозаветной традиции, а «специфику Софии составляет женская пассивность, сопряженная с материнской многоплодностью, ее «веселие», а также глубинная связь не только с космосом, но и с человечеством, за которое она заступается»10.

Особым своеобразием взгляда на творчество Соловьева обладает точка зрения В.Ф. Асмуса. Советский ученый, рассуждая об учении Соловьева, приходит к выводу о том, что оно может быть выражено в таких понятиях, как «практический идеализм» и «действенная мистика». Асмус утверждает, что именно вышеуказанные положения являются «центральной мыслью» среди многообразных идей Соловьева.

По мнению В.В. Сербиненко, основой творчества Соловьева является единство всего: «формула религиозной онтологии Соловьева означает связь Бога и мира, божественного и человеческого бытия»11. Он рассматривает творческое наследие русского философа в качестве неотъемлемого элемента русской и мировой интеллектуальной и культурной традиции через целостный «живой» анализ проблемы всеединства. Основываясь на вышеизложенном, диссертант приходит к выводу о значимости философских открытий Соловьева для духовного обновления общественной и культурной жизни России.

Е.В. Мочалов останавливается на анализе теоретических истоков антропологии всеединства Соловьева, что, в свою очередь, влечет и рассмотрение этической проблематики творчества философа, а также он говорит о том, что «учение о человеке очень тесно связано у Владимира Соловьева с его онтологией, и оно является одной из главных частей философии всеединства и этики»12.

О.С. Пугачев определяет моральный абсолют (идеал) Соловьева как устойчивое общее понятие, специфические признаки которого проявляются через общепризнанность, долженствование. Оно на индивидуальном уровне трактуется как самодостаточный, обоснованный разумом и верой принцип.

С.С. Хоружий развивает его идеи о том, что всеединство есть в некоем роде аналогия с единосущием Божественной Троицы. Он приходит к мнению, что «всеединство есть категория онтологии, обозначающая принцип внутренней формы свершенного единства множества…»13.

Л.Е. Шапошников и А.А. Федоров весьма справедливо пишут о том, что именно Соловьев «на русской почве… первый поистине универсальный мыслитель… уровень его философствования не только соответствует мировым критериям, но в ряде случаев превосходит достижения европейской философии»14.

Важное место в анализе религиозно-философских взглядов Соловьева занимают работы общего характера авторов русского зарубежья: Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, В.В. Зеньковского, П.Н. Милюкова, К.В. Мочульского, Н.О. Лосского, Г.В. Флоровского.

Рассматривая религиозную философию Соловьева, Н.А. Бердяев пишет о том, что учение о Софии является одним из основных ее положений. На этом основании автор приходит к выводу о том, что именно с учением о Софии Соловьев связывает самую интимную, сокровенную сторону своих религиозно-философских воззрений.

С.Н. Булгаков, говоря о ценности религиозно-философских взглядов Соловьева, особо подчеркивает, что именно «благодаря многомотивности его философии, имя Соловьева объединяет людей с разным духовным прошлым и настоящим, - философов и поэтов, социологов и естествоведов, марксистов и декадентов, священников и мирян, правых и левых»15.

По мысли В.В. Зеньковского, центральный тезис философии Соловьева (исходя из которого «он строит свое мировоззрение, понятие Богочеловечества…»16) есть «живая творческая дорога, можно сказать – эвристический принцип»17.

Известный исследователь жизни и творчества Соловьева К.В. Мочульский и исследователь русской культуры П.Н. Милюков в своих работах исследуют проблему преемственности взглядов Соловьева относительно воззрений славянофилов.

Вопросы создания цельного мировоззрения, проблемы синтеза науки, философии, религии в творчестве Соловьева как отголосок христианского наследия получили глубокое освещение в работах Н.О. Лосского.

Г.В. Флоровский приходит, на наш взгляд, к излишне категоричному выводу о том, что философ пытался «строить церковный синтез из нецерковного опыта»18. По мнению диссертанта, Соловьев занимался исключительно философским синтезом, в том числе используя и религиозную составляющую человеческого бытия.

Вышеуказанные исследователи не только ставят проблему преемственности взглядов Соловьева, но и проводят всесторонний анализ философии всеединства.

Гипотеза исследования. В данном диссертационном исследовании автор представляет идеи всеединства философского наследия Соловьёва и их

влияние на развитие духовной отечественной культуры. Цельность его философии определяется принципом существования всего во всем, а мерой высших истин и ценностей становится Бог.

Аксиология всеединства Соловьева носит целевой, должный характер, поскольку опирается не только на истины априорного общественного сознания, но и на чистое бытие Абсолюта, ипостасное всеединство трех безусловных начал. Поэтому ценностная парадигма предстает безусловным основанием субъективной переоценки всего и вся и творческой деятельности по преображению действительности. Аксиологический пафос философии всеединства Соловьева направлен на актуализацию субстанционального в природе человека в форму разумной, целевой, осмысленной и ответственной деятельности, которая есть явление энтелехии философского сознания, эволюция человеческой души до активной и решительной воли духа.

Объектом исследования являются философские взгляды и воззрения В.С. Соловьева на историю и дальнейшие пути развития страны и народа.

Предмет исследования - проблема выявления ценностных оснований философии всеединства в отечественной духовной культуре и степень приложения их к современным социальным практикам.

Цель исследования – разработка и теоретическое обоснование аксиологии всеединства В.С. Соловьёва в условиях развития духовной отечественной культуры нашего времени.

Достижение поставленной цели требует решения следующих научно-исследовательских задач:

выявить теоретические источники философии всеединства В.С. Соловьева, обосновать концепцию и её значение для современной отечественной духовной культуры;

раскрыть методологические основы аксиологии философии всеединства, а также проанализировать применимость открытий В.С. Соловьева относительно современных отечественных культурных практик;

показать реальность связей совокупного бытия в философско-этической системе В.С. Соловьева;

проанализировать смысловые, концептуальные, мистико-софиологические характеристики концепции всеединства В.С. Соловьева;

рассмотреть основные тенденции социокультурных практик современности;

раскрыть понятие «толерантность» в сущностном зеркале всеединства В.С. Соловьева и в современном сознании глобального общества.

Источники исследования составляют тексты произведений В.С. Соловьева, созданные в разное время и содержащие в себе основы и принципы метафизики всеединства, философские трактаты, посвященные духовной культуре и морально-этическим проблемам, а также письма и статьи философа. В работе были использованы тексты Священного Писания Ветхого и Нового Заветов (Библия), сочинения представителей святоотеческой литературы: св. Дионисия Ареопагита, свт. Василия Великого, свт. Григория Нисского, свт. Григория Паламы и др., труды представителей западной богословской школы, в частности блаженного Августина и Фомы Аквинского, труды современных богословов и иерархов Русской Православной Церкви - А. Бронзова, Л. Воронова, П.Я. Светлова, митрополита Владимира (Сабодана), митрополита Филарета (Вахромеева) и др. Использовались сочинения классиков немецкой философии – Г. Гегеля, И. Канта, Ф. Шеллинга, А. Шопенгауэра и др., а также русской религиозной философии; литература, посвященная В.С. Соловьеву и принадлежащая перу его современников: Н.А. Бердяеву, С.Н. Булгакову, Е.Н. и С.Н. Трубецким и др., а также были использованы работы, посвященные анализу философского наследия Соловьёва, указанные выше.

Методологической основой и научно-теоретической базой исследования являются положения о всеединстве как системном всеобщем законе многообразия, как имманентном разуме целостного бытия, как механизме качественного изменения самого разума.

Духовная картина мира Соловьёва, с точки зрения идеи всеединства, оценивается в исследовании во взаимной связи нравственности личности, социальных отношений в обществе и религиозного вероучения. Константы духовной культуры, по мысли Соловьёва, составляли «пребывание в Духе Божием». Кроме того, для Соловьёва характерны системность философских построений и специфичность понятийного аппарата, вне учета которых

невозможно понять ход его мыслей.

Важнейшим принципом при анализе аксиологии всеединства в творчестве Соловьева выступают принципы контекстуального анализа, принцип вывода тех или иных положений из целостного концептуального каркаса учения Соловьева о бытии и Сущем. Особое место при рассмотрении аксиологической проблематики мыслителя приобретает метод смысловой герменевтики текстов и метод диалектического движения, подобные тому, какой используется в трудах И. Хейзинги, У. Эко, С.С. Аверинцева, Ю.М. Лотмана, А.Ф. Лосева и др.

Человек в изображении Соловьева - весь в динамике, в движении, в пути от видимого мира феноменов к ноуменальному миру и Богу, он призван не только расшифровывать и истолковывать знаки и символы в своей жизни, но и воплощать в наличном бытии. Поэтому указанные методы представляют собой неотъемлемую часть того инструментария, который необходим теоретику культуры и историку философии для целостного анализа аксиологии философских построений Соловьева.

Использование методов системного анализа, дополненных аксиологическим подходом, позволило выявить иерархию онтологических оснований человеческой жизни и рассмотреть иерархию в качестве инструмента оценки широкого спектра социокультурных практик.

В диссертации применено биографическое и проблемно-тематическое изложение материала, что позволило более подробно изучить становление мировоззрения и идейно-теоретические источники философии всеединства Соловьева. Также в ходе исследования был проведен категориальный, культурно-сравнительный анализ, использован исторический подход к изучению заявленной проблемы.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в выявлении аксиологических аспектов философии всеединства Соловьева, т.е. в анализе не только идеального, понятийного содержания концепции, но и реального синтеза жизни, знания и творчества, теории культуры,

теологии, философии и науки.

Впервые в научный оборот введено понятие «аксиология всеединства», теоретическая реконструкция данного концепта соотнесена с основными тенденциями развития глобального пространства культуры.

Научная новизна диссертационного исследования конкретизируется в следующих обобщениях и положениях, выносимых на защиту.

  1. Аксиология всеединства В.С. Соловьева являет нам теоретический образец научно выверенной духовности человека, творчески вобравшей в себя глубину духовных прозрений и логическую убедительность теоретической мысли выдающихся представителей христианского богословия, мистицизма, мировой науки и культуры. Соловьев не создал отдельно взятого учения – «аксиологии всеединства», но он создал вариант новой, позитивной философии, назвав ее «свободной теософией». Процесс современного философского осмысления революционных, глобальных тенденций развития современной истории обнаруживает актуальность и научную значимость философии В.С. Соловьева.

  2. Научная убедительность аксиологии всеединства В.С. Соловьева обусловлена методологической эффективностью органической логики, синтезом религиозной метафизики с нравственной философией «Оправдания Добра». Аксиология всеединства опосредует эпистемологию рационализма духовной мудростью христианской культуры. В условиях, когда процесс современной глобализации приобретает постхристианский характер, ценностная коррекция с позиции аксиологии всеединства будет практически оправданной и научно значимой.

  3. Концептуальный дискурс аксиологии всеединства В.С. Соловьева конгруэнтен (но не в полном объеме) теоретическим интенциям современного холизма, «витологии», философии русского космизма с его идеей «ноосферы», активно ныне развиваемой научной мыслью человечества.

  4. Аксиологию всеединства В.С. Соловьева отличает открытость его философской системы метафизическим смыслам метасистемы православного богословия. Она теоретически подкреплена умелым применением диалектики антроподицеи и теодицеи в горизонте человеческой истории, понятой как становление и осуществление идеи Богочеловечества.

  5. Аксиология всеединства В.С. Соловьева, актуализируя интенции человеческого сознания, сопричастного бытию сверхсущего, способна наполнить духовно-практическим, нравственно-ответственным содержанием основные социокультурные практики современной России, в частности в области образования, духовно-нравственного просвещения, демографии, культурно-просветительской деятельности и др., освободив их от сиюминутного «слепого» практицизма и

безответственности.

  1. Понятие «толерантность» в сущностном зеркале всеединства В.С. Соловьева коррелируется с православным образом соборности или «органического единства», а в современном сознании глобального общества это понятие трактуется в рамках либеральной идеологии, что

редуцирует его положительное содержание до манипулятивных социальных технологий.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Проведенное исследование демонстрирует универсальную практическую применимость философских построений Соловьева, поскольку выводы данной системы могут быть положены в основу миропонимания и миропорядка.

Призыв философа к активизации творческого начала человека относительно духовного переустройства на уровне отдельной личности и социума в целом в той или иной степени является своеобразным стержнем любого вида человеческой деятельности, что, несомненно, способствует осуществлению и реализации собственно человеческого.

Выводы диссертации имеют широкое культурфилософское и социокультурное значение при анализе актуальных антропологических, религиоведческих, культурных и историко-философских проблем, стоящих перед современной культурологией и философией. Работа способна внести определенный вклад в понимание некоторых фундаментальных закономерностей человеческого бытия и тем самым способствовать преодолению ситуации глобального антропологического кризиса.

Основные положения и выводы диссертации могут использоваться для разработки и чтения общих и специальных курсов по культурологии, истории философии, религиоведению, социальной психологии, а также при написании учебных и учебно-методических пособий по указанным темам.

Апробация работы. Диссертация обсуждена на совместном заседании кафедры философии и кафедры теологии Российского государственного профессионально-педагогического университета (Екатеринбург, 2007 г.) и рекомендована к защите. Основные положения работы прошли апробацию на научно-практических конференциях, в частности - на XIV и XV юбилейных международных рождественских образовательных чтениях, (Москва, 2006 - 2007 гг.), на I научно-педагогических образовательных чтениях Нижегородской области (2007 г.), с 2002 г. используются при чтении лекций и проведении семинаров по курсам: «Основы христианской нравственности», «Православная культура», «Православная библеистика», «История Русской Православной Церкви и религиозной мысли с ХVIII по ХХ в.», «Принципы православной апологетики» - для студентов теологического отделения НГПУ и Нижегородской духовной семинарии.

Выводы настоящего диссертационного исследования нашли отражение в ходе реализации в 2003 – 2005 гг. нижегородских просветительских и культурных проектов «Ильинская слобода» и «Школа культур», осуществленных Нижегородской епархией при поддержке аппарата Полномочного Представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе, администрации Нижнего Новгорода и Фонда преподобного Серафима Саровского. Цель данных проектов – установление социокультурного диалога между светским обществом и Церковью. С 2006 г. теоретические положения данного диссертационного исследования являются основанием для деятельности лаборатории гражданского становления личности ГОУ ДПО НИРО (Н. Новгород).

Структура и объём работы. Диссертация состоит из введения, двух глав и заключения объёмом 186 страниц, а также библиографического списка, включающего 389 наименований.

Подобные работы
Бородина Елена Александровна
Влияние Олимпийского движения на развитие мировой культуры: исторический и современный аспекты
Бояркина Юлия Владимировна
Социокультурные факторы и тенденции развития культуры репродуктивного здоровья в современной России
Смирнов Сергей Борисович
Взаимодействие Москвы и Петербурга в развитии культуры России в 18 - 20 вв.
Сирота Ольга Сергеевна
Проблемы сохранения и развития русской культуры в условиях эмиграции первой волны : культурно-просветительская деятельность и литературное творчество писателя-эмигранта Г.Д. Гребенщикова
Хадиева Вера Иосифовна
Становление и развитие экологической культуры в контексте современного культурологического знания
Бурлова Наталья Васильевна
Вклад российских негосударственных высших учебных заведений в развитие отечественной культуры (На примере московских образовательных заведений конца XIX - начала XX вв.)
Зайцев Александр Юрьевич
Институт земства как фактор развития российской культуры
Муаммар Каддафи Аль-Фар
Средства массовой коммуникации как фактор развития национальной культуры Сирии на современном этапе
Акиева Петимат Хасолтовна
Становление и развитие духовной культуры вайнахов в контексте исторических изменений (X - XIX вв.)
Курленя Константин Михайлович
Парадигмы развития региональной отечественной культуры : на примере репрезентативных явлений музыкального искусства Новосибирска 70-х - начала 90-х годов XX столетия

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net