Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Политические науки
Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии

Диссертационная работа:

Пасынкова Вероника Владимировна. "Партии-преемники", профсоюзы и государство в России и странах Центральной и Восточной Европы: моделирование взаимоотношений : диссертация ... кандидата политических наук : 23.00.02 / Пасынкова Вероника Владимировна; [Место защиты: Перм. гос. ун-т]. - Санкт-Петербург, 2008. - 225 с. : ил. РГБ ОД, 61:08-23/122

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение С. 3-25

Глава I. Теоретический анализ взаимоотношений "партий-преемников", профсоюзов и государства

1.1. "Партии-преемники" в сравнительной перспективе С. 26-44

1.2. Профсоюзы в посткоммунистический период С. 44-59

1.3. Теоретические модели взаимоотношений "партийпреемников", профсоюзов и государства

Глава П. "Партии-преемники", профсоюзы и государство в Польше и России

2.1. Случай Польши С. 70-99

2.2. Случай России С. 99-130

Глава III. Сравнительный анализ взаимоотношений партий-преемников", профсоюзов и государства в странах Центральной и Восточной Европы

3.1. "Партии-преемники", профсоюзы и государство на институциональной арене

3.2. "Партии-преемники", профсоюзы и государство на электоральной арене

3.3. "Партии-преемники", профсоюзы и государствона арене социального диалога

Заключение С. 181-186

Список литературы С. 187-218

Приложение 1. Результаты парламентских выборов в Польше

Приложение 2. Результаты парламентских выборов в России

Приложение 3. Результаты парламентских выборов в Венгрии, Болгарии, Румынии, Чехии и Словакии 

Введение к работе:

Актуальность темы исследования. Взаимоотношения институтов гражданского общества и государства составляют основу демократического режима, определяя характер и степень развития демократии. Специфика посткоммунистических демократий, таким образом, зависит от трансформации институтов гражданского общества в рамках посткоммунистического государства, от того, как выстраиваются взаимоотношения между ними. Ответив на вопрос, каким образом трансформируются взаимоотношения гражданского общества и государства в посткоммунистический период, исследователь получает возможность оценить перспективы развития демократии в пределах посткоммунистического режима.

Источники формирования как посткоммунистического государства, так и институтов гражданского общества в России и странах Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) принципиально отличаются от западноевропейских. Институциональной основой посткоммунистических государств стали коммунистические режимы, а институты гражданского общества сформировались на базе своих коммунистических предшественников, так или иначе включенных в структуру коммунистического государства. Примером таких институтов могут быть признаны непосредственные наследники коммунистических партий, в первую очередь так называемые "партии-преемники". Сегодня "партии-преемники" являются легитимными участниками политических процессов в посткоммунистических демократиях. В ряде таких стран, как Польша, Венгрия, Болгария и Румыния они в течение долгого времени определяли политику государства в целом. В других странах, таких как Чехия и Россия, "партии-преемники" неизменно выступают в качестве влиятельной оппозиции правящему режиму. Анализ развития "партий-преемников", направлений их эволюции и характера организационной и идеологической трансформации способствует пониманию направлений развития посткоммунистических демократий.

К числу институтов гражданского общества, унаследованных посткоммунистическими режимами, следует отнести не только бывшие коммунистические партии, но и структуры, находившиеся в организационном и идеологическом подчинении правящим партиям. Зависимость от коммунистических партий таких институтов, как профсоюзы, молодежные и женские организации, выполняющих в традиционных демократиях функции институтов гражданского общества, напротив, выражалась в реализации вспомогательных и подчиненных функций по отношению к правящим партиям. Популярность общественных организаций, имеющих непосредственное отношение к коммунистическим режимам, в посткоммунистических демократиях остается низкой. При этом, однако, такие общественные организации могут выступать в качестве участников демократических процессов и оказывать на них влияние как позитивного, так и негативного характера. Самыми массовыми общественными организациями, унаследованными от коммунистических режимов, в России и в большинстве посткоммунистических государств ЦВЕ остаются профсоюзы. Оценка деятельности бывших коммунистических профсоюзов представляется необходимой для полноценного анализа проблем посткоммунистических демократий.

Как показывает опыт России и стран ЦВЕ, "партии-преемники" и профсоюзы, будучи связанными общей институциональной основой, в посткоммунистический период демонстрируют различные траектории развития. В рамках посткоммунистического государства их взаимоотношения подвергаются значительным изменениям. Учитывая, что и "партии-преемники", и профсоюзы, и государство, будучи полноценными участниками посткоммунистических процессов, оказывают влияние на ход политических, социальных, экономических преобразований демократических режимов, анализ проблем, связанных с трансформацией этих институтов, приобретает значительную актуальность. Проблема взаимоотношений "партий-преемников", профсоюзов и государства в этой связи представляется одним из центральных вопросов, необходимых для рассмотрения. Исследование данной темы является важным с точки зрения выработки теоретических моделей, объясняющих причины и направления трансформации институтов гражданского общества и государства в посткоммунистический период.

Таким образом, актуальность данной работы определяется, во-первых, необходимостью изучения перспектив развития посткоммунистических демократий с точки зрения взаимодействия институтов гражданского общества и государства; во-вторых, потребностью в разработке и применении инновационных подходов для исследования проблем посткоммунистических трансформаций гражданского общества и государства.

Проблема исследования. Опыт России и стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) отражает многообразие форм, которые могут приобрести институты гражданского общества в процессе взаимодействия с государством. "Партии-преемники", профсоюзы и государство демонстрируют различные модели взаимоотношений, которые включают как формальные, так и неформальные формы взаимодействий и варьируются в зависимости от степени институционализации участников политического процесса и их роли в посткоммунистический период. В данной работе предпринимается попытка установить, какие факторы оказывают влияние на формирование взаимоотношений "партий-преемников", профсоюзов и государства в посткоммунистических демократиях.

Степень научной разработанности проблемы. Теоретическое осмысление процессов посткоммунистической трансформации в России и странах Центральной и Восточной Европы является одним из крупнейших направлений современной политической науки. Данная исследовательская парадигма включает в себя огромное разнообразие теоретических и эмпирических работ. Среди них для нашего конкретного исследования, в фокусе которого находятся "партии-преемники", профсоюзы и государство в России и странах ЦВЕ, особую важность приобретают публикации, посвященные проблемам трансформации коммунистического государства, бывших коммунистических партий и бывших официальных профсоюзов в странах региона.

На сегодняшний день можно говорить о сложившейся традиции изучения аспектов развития бывших коммунистических партий. Важно отметить, что теоретическим основанием большинства исследований посткоммунистических процессов в России и странах ЦВЕ стали различные вариации концепции демократического транзита (перехода). В данной перспективе "партии-преемники", профсоюзы и государство выступают одновременно в качестве субъекта и объекта демократических трансформаций: с одной стороны, внутренние процессы развития перечисленных институтов стали важным фактором изменения коммунистических режимов, с другой стороны, распад режимов повлек за собой необратимую трансформацию самих институтов.

Институционализация посткоммунистических режимов и государства, как правило, связывается с периодом демократической консолидации, следующим за периодом транзита. При этом в фокусе внимания исследователей (П. Грегори, М. Ксанади, А. Гжимала-Буссе) оказывается процесс трансформации государства как бюрократических структур правящей коммунистической партии; отмечается, что специфика российского случая заключается в значительном влиянии на развитие государства клиентарных (клиентелистских) отношений (М. Афанасьев).

Тенденции оформления независимых от коммунистического государства экономических институтов в условиях транзита были описаны в известной работе А. Пшеворского "Демократия и рынок" и в ряде более поздних работ, написанных в русле политической экономии. Отдельной исследовательской проблематикой стало обращение к особенностям институционального дизайна посткоммунистических режимов: так, М. Шугарт и Дж. Кэри разработали концептуальную модель, предполагающую выделение типов институционального дизайна в соответствии с распределением полномочий между президентом и парламентом, и применили ее к анализу случаев стран ЦВЕ в посткоммунистический период.

Трансформация бывших коммунистических партий России и стран ЦВЕ также рассматривается исследователями как часть глобального процесса демократизации политических режимов этих государств – демократического транзита или перехода. При этом собственно коммунистические партии выступают субъектами и объектами демократических трансформаций: с одной стороны, они инициируют процесс преобразований режима, с другой стороны, характер перехода определяет дальнейшую траекторию развития "партий-преемников" (Г. Голосов, Г. Китчелт). В контексте демократического транзита идеологическая эволюция и организационная трансформация бывших коммунистических партий, претендующих на массовую поддержку в посткоммунистический период, представляется неизбежной и трактуется в зависимости от фокуса исследования.

На наш взгляд, хронологически можно выделить следующие тенденции изучения бывших коммунистических партий. Первые исследования (относятся к периоду 1991 – 1994 гг.) были посвящены преимущественно процессу распада коммунистических партий, бывшие правящие партии при этом рассматривались как неизбежное остаточное явление при переходе к демократии, постепенно исчезающее с политической арены, уступающее место подлинно демократическим партиям (Г. Китчелт, М. Макфол). При этом компартиям отводилась роль проводника трансформаций, и характер последних обуславливал специфику трансформационных процессов в отдельно взятых странах (Б. Шайковский, Г. Придхэм).

Вторая волна исследований (1994 – 1997) была связана с первыми электоральными успехами бывших коммунистических партий в Польше и Венгрии (Г. Уайтман, П. Льюис). Центральными исследовательскими вопросами становились факторы и причины, способствовавшие успешному развитию компартий в новых условиях (Дж. Ишияма). При анализе процессов трансформации "партий-преемников" в целом исследователей, главным образом, интересовала проблема объяснения политических успехов бывших коммунистических партий в посткоммунистический период (Х. Тиммерман, М. Валлер, А. Мар, Дж. Нейгл).

Бывшие коммунистические партии, однако, рассматривались в качестве случайных и даже чужеродных элементов в новых партийных системах, а электоральные предпочтения их избирателей объяснялись, как правило, национальной спецификой политических и экономических трансформаций, в том числе высокой партийной фрагментацией новых политических систем и экономическими неудачами первых посткоммунистических правительств (Г. Китчелт, П. Копецки). Впоследствии, в исследованиях после 1995 г., стала превалировать точка зрения о том, что бывшие компартии неслучайно заняли значительное место в новых политических системах, более того, они являются непременным атрибутом развития партийных систем региона ЦВЕ и СНГ и полноправным участником современных политических процессов (Дж. Белащяк, Р. Марковски). "Возвращение" левых сил на политическую сцену было признано закономерностью, а не случайностью (К. Буковски, Б. Рач). Были выделены закономерности развития наиболее и наименее успешных коммунистических партий, сводившиеся как к структурным, так и к генетическим объяснениям (А. Бозоки). По мнению Дж. Ишиямы, успешное развитие "партий-преемников" обусловлено совокупностью внутренних и внешних факторов (факторов среды), при этом идеологическая и организационная трансформация рассматривается им во взаимосвязи с внутренними тенденциями развития бывших коммунистических партий как тактический ход, обеспечивающий привлекательность "преемников" для потенциальных союзников.

Наконец, работы 2000-х годов в большинстве своем апеллируют к предшествующим исследованиям и в основном включают описания отдельных случаев и аспектов развития посткоммунистических партий, опирающиеся на теоретические разработки предыдущих лет (П. Льюис, Ф. Миллард, Дж. Любецки). Так, для объяснения траекторий развития "партий-преемников" исследователи обращаются к анализу организационных особенностей правящих партий в коммунистический период (А. Гжимала-Буссе, Г. Маркс). Отдельной исследовательской проблемой стало изучение направлений и причин идеологической эволюции "партий-преемников" как средства адаптации к условиям посткоммунистических режимов (Дж. Ишияма, А. Бозоки, А. Гжимала-Буссе). Также были проведены эмпирические исследования отдельных случаев развития "партий-преемников", включая Коммунистическую партию Российской Федерации (Дж. Урбан, В. Соловей, Л. Марч). Наконец, результаты основных теоретических и эмпирических исследований "партий-преемников" были представлены в публикации по итогам фундаментального коллективного проекта, собравшего ведущих специалистов по данной проблематике и возглавленного Дж. Ишиямой и А. Бозоки. Кроме того, на основании анализа отдельных случаев "партий-преемников" было проведено альтернативное исследование трансформации левых партий в странах ЦВЕ и СНГ (Дж. Карри, Дж. Урбан).

Трансформация профсоюзов как институтов гражданского общества первоначально рассматривалась такими исследователями, как Л. Гордон, Э. Клопов, Г. Шелл, Дж. Тиркелл, с точки зрения формирования принципиально новых трудовых отношений. В фокусе внимания авторов (Дж. Хоснер, С. Кроули, А. Поллерт) оказались многочисленные забастовки трудящихся начала 1990-х гг. в России и странах ЦВЕ и образованные на их фоне так называемые "альтернативные" или независимые профсоюзы, противопоставившие себя официальным профсоюзным структурам. Начинают складываться теоретические основы изучения профсоюзов в период посткоммунистических преобразований (транзита), особое внимание при этом уделяется проблеме трансформации официальных коммунистических профсоюзов (Д. Ост). При разработке теоретических аспектов развития профсоюзов Д. Ост и П. Кубичек отметили необходимость пересмотра традиционных представлений о защитных функциях профсоюзов относительно случаев стран ЦВЕ и СНГ. По мнению таких авторов, как С. Перегудов, Н. Лапина, И. Семененко, посткоммунистические профсоюзы и их взаимоотношения с государством следует анализировать с точки зрения заинтересованных групп, включенных в корпоративную систему лоббирования интересов.

Исследователи также отметили возросшую политическую роль профсоюзов, их активное участие в политике в начальный период посткоммунистических трансформаций (С. Кроули, Д. Ост, В. Грибанов). Процесс институционализации социального диалога, то есть процесса тройственных переговоров между государством, профсоюзами и ассоциациями работодателей, привел к росту исследовательского интереса к участникам социального диалога и их роли в трудовых отношениях в посткоммунистический период. При этом профсоюзы рассматриваются в качестве субъекта и объекта государственной политики в сфере труда (Г. Касале, К. Кандланд, Р. Сил). Наконец, Г. Касале, П. Кубичек, Д. Ост отмечают, что постепенно профсоюзы в странах ЦВЕ и СНГ утрачивают политическое значение, и их деятельность сосредотачивается в сфере социального диалога, ставшей актуальной, с одной стороны, в связи с продолжающимся процессом Европейской интеграции, с другой стороны, по мнению С. Перегудова, с усилением роли государства в регулировании трудовых отношений.

Взаимосвязь с профсоюзами рассматривается в качестве одного из факторов успешного развития "партий-преемников". М. Валлер, например, отмечает, что электоральные успехи польской и венгерской компартий объясняются тем, что они сохранили либо восстановили тесное сотрудничество с бывшими официальными профсоюзами, влияние которых не было утрачено в ходе демократического транзита. Проверка этой гипотезы была осуществлена Дж. Ишиямой, который подтвердил, что для Польши и Венгрии действительно характерны широкое распространение профсоюзов и сравнительно низкая степень недоверия им, что, однако, не может служить доказательством того, что успех партий-преемников зависит исключительно от фактора их взаимодействия с профсоюзами. Так, Л. Кук и Л. Марч отмечают, что связи российских профсоюзных организаций с КПРФ практически отсутствуют: Федерация независимых профсоюзов России отказывается от сотрудничества с коммунистами, предпочитая последним "партии власти".

Подтверждение гипотезы М. Валлера мы можем найти в работе Б. Геддес, которая, анализируя роль профсоюзов в процессе "возрождения" бывших правящих партий, обращается к опыту латиноамериканских стран. Действительно, именно через профсоюзы эти партии вновь добивались поддержки масс. Однако Б. Геддес весьма скептически оценивает возможности профсоюзов стран ЦВЕ, отмечая их организационную слабость и фрагментированность.

Наиболее разработанную модель взаимодействия "партий-преемников" и профсоюзов в странах региона ЦВЕ представил М. Оренстейн. Апеллируя к примеру польской и венгерской партий-преемников как наиболее успешных, он разделяет процесс трансформации преемников на два этапа. Первый этап включает внутрипартийное разделение на консерваторов и реформаторов, при превалировании последних на втором этапе устанавливается сотрудничество с профсоюзами, что и обуславливает массовую мобилизацию сторонников партии-преемника и ее успех на выборах. Сотрудничество польских социал-демократов с профсоюзами выражалось как путем создания совместных предвыборных коалиций, так и через непосредственное участие профсоюзных лидеров в партийной деятельности. Объяснительная модель Оренстейна позволяет утверждать о значимости фактора профсоюзов в процессе трансформации "партий-преемников", хотя и не является универсальной для объяснения тенденций развития тех "партий-преемников", которые, не будучи тесно связаны с профсоюзами, выступают влиятельными участниками политических процессов.

Объектом исследования являются бывшие коммунистические партии, получившие в литературе название "партии-преемники", и бывшие коммунистические профсоюзы, функционирующие в рамках посткоммунистических государств России и стран ЦВЕ (Польши, Венгрии, Болгарии, Румынии, Чехии и Словакии). В большинстве стран ЦВЕ "партии-преемники" являются крупными и влиятельными политическими партиями, регулярно участвующими в парламентских и президентских выборах с большим или меньшим успехом. В свою очередь, институциональные наследники коммунистических профсоюзов также присутствуют в большинстве стран ЦВЕ.

Предметом исследования являются взаимоотношения между "партиями-преемниками", профсоюзами и государством в посткоммунистический период. Под государством в данной работе, в зависимости от типа институционального дизайна и распределения полномочий, подразумеваются такие политические институты, как президент и правительство.

Цель исследования заключается в том, чтобы выявить логику взаимоотношений "партий-преемников", профсоюзов и государства в посткоммунистический период. Данная работа посвящена изучению принципов и факторов взаимодействия "партий-преемников", профсоюзов и государства и представляет собой сравнительный анализ случаев России и стран ЦВЕ. Достижение поставленной цели планируется путем решения следующих взаимосвязанных научных задач:

- проанализировать теоретические основы изучения таких посткоммунистических институтов гражданского общества, как "партии-преемники" и профсоюзы;

- разработать теоретические модели для анализа взаимоотношений "партий-преемников", профсоюзов и государства;

- выделить институциональные факторы, определяющие формы и принципы взаимоотношений "партий-преемников", профсоюзов и государства;

- провести анализ моделей взаимоотношений "партий-преемников", профсоюзов и государства на основе исследования случаев России и Польши;

- проанализировать случаи стран ЦВЕ с учетом проведенного анализа польского и российского случаев;

- определить общие факторы взаимоотношений "партий-преемников", профсоюзов и государства в России и странах ЦВЕ и на их основе разработать объяснительную модель, релевантную для всех анализируемых случаев.

Границы исследования обусловлены центральными моментами трансформации взаимоотношений "партий-преемников", профсоюзов и государства в России и странах ЦВЕ и охватывают период с 1989 до 2004 гг., то есть с начала посткоммунистических преобразований до вступления большинства стран ЦВЕ в Европейский Союз. При необходимости для анализа специфики коммунистических партий и профсоюзов до начала демократических преобразований рассматривается (поздне)коммунистический период. Исследование взаимоотношений "партий-преемников", профсоюзов и государства будет проводиться в измерениях институционального дизайна посткоммунистических режимов, электорального участия "партий-преемников" и профсоюзов, а также социального диалога, то есть процесса регулирования сферы трудовых отношений с участием профсоюзов и государства.

Теоретические и методологические основания исследования. Теоретическими основами данного исследования выступают работы авторов, изучавших различные аспекты трансформации "партий-преемников", профсоюзов и государства в посткоммунистический период.

"Партии-преемники" первоначально анализировались исследователями с точки зрения западных теорий развития партий, предложенных такими авторами, как М. Дюверже, Дж. Сартори, Р. Кац и П. Мэйр. Однако специфика опыта России и стран ЦВЕ потребовала пересмотра традиционных теорий партийного развития, при этом наиболее заметными исследованиями партий и партийных систем стран ЦВЕ стали работы Г. Китчелта и его коллег, сформировавших принципиально иной взгляд на процесс развития партий в регионе. Концептуальные модели развития коммунистических и посткоммунистических режимов, типологии посткоммунистических партий и партийных систем, разработанные Г. Китчелтом, легли в основу настоящего диссертационного исследования.

Исследование профсоюзов России и стран ЦВЕ также потребовало разработки и использования новых теоретических подходов. Ведущими исследователями, предложившими теоретические модели анализа развития посткоммунистических профсоюзов, стали Д. Ост, С. Кроули, П. Кубичек. Перечисленные авторы отказались от традиционного рассмотрения профсоюзов как независимых институтов гражданского общества и признали их специфику вследствие взаимосвязи с коммунистическими режимами. Данные теоретические разработки также были учтены в настоящем диссертационном исследовании.

Наконец, трансформация государства в посткоммунистический период рассматривалась исследователями в рамках транзитологической парадигмы (Х. Линц, Л. Степан), политической экономии (А. Пшеворски, Е. Хоснер) и трансформации политических и экономических институтов (Л. Кук, М. Ховард, Г. Экерт), то есть с использованием неоинституционального подхода и его вариаций. Так, "теория рационального выбора", разрабатываемая в рамках неоинституционального подхода, позволяет проводить анализ развития институтов с точки зрения стратегий заинтересованных акторов, имеющих в своем распоряжении некие ресурсы, которые могут быть использованы с большей или меньшей эффективностью для достижения поставленной цели.

Методологической основой данного диссертационного исследования является теоретическая модель Дж. Цебелиса, разработанная им в рамках "теории рационального выбора" и "теории игр". Дж. Цебелис представил взаимоотношения акторов и институтов как игры, происходящие на различных уровнях – аренах, которые могут быть независимыми друг от друга, но могут и пересекаться в некоторых точках. Арены ограничены заданными институциональными условиями, при этом одни и те же акторы и институты могут выступать участниками игр на различных аренах одновременно. Так, следуя логике Дж. Цебелиса, взаимоотношения "партий-преемников", профсоюзов и государства могут быть представлены на следующих трех уровнях в зависимости от институциональных связей между ними: арене институционального дизайна (институциональной арене), электоральной арене и арене социального диалога. Соответственно, модели взаимоотношений "партий-преемников", профсоюзов и государства предполагают наличие работающих или неработающих институциональных связей "партии-преемники" – государство" на институциональной арене, "партии-преемники" – профсоюзы" на электоральной арене и "профсоюзы – государство" на арене социального диалога.

Для выделения факторов, обуславливающих ту или иную форму взаимоотношений перечисленных участников, предполагается провести исследование двух случаев – Польши и России. Исследование отдельных случаев позволяет изучать феномен в его реально существующем контексте, когда границы между феноменом и контекстом не отчетливы, и в котором используется множество разноплановых источников информации.

Кроме того, для тестирования выделенных моделей взаимоотношений "партий-преемников", профсоюзов и государства, предполагается проведение сравнительного анализа ряда случаев стран региона ЦВЕ, включая, помимо России и Польши, Венгрию, Чехию, Словакию, Румынию и Болгарию. Метод сравнительного анализа заключается в "изучении сходств и различий в контексте, что позволяет обнаружить, как различные сочетания условий приводят к аналогичному результату, и как сходные факторы оказывают противоположные воздействия" (Ч. Регин).

Эмпирическая база исследования. Для выбора двух основных случаев анализа в данной работе были использованы следующие критерии. Во-первых, сходные черты институционального дизайна, такие как полупрезидентские политические системы. Во-вторых, регулярный электоральный успех "партий-преемников" на посткоммунистических парламентских выборах. В-третьих, наличие крупной профсоюзной структуры, унаследованной от коммунистического режима – так называемых бывших официальных профсоюзов. Исходя из указанных критериев, наиболее подходящими для анализа представляются российский и польский случаи, рассматриваемые в перспективе трех избирательных циклов: 1991-1993 гг., 1993-1997 гг., 1997-2001 гг. для Польши и 1993-1995 гг., 1995-1999 гг., 1999-2003 гг. для России.

Для тестирования выделенных моделей взаимоотношений "партий-преемников", профсоюзов и государства, предполагается проведение сравнительного анализа максимально доступного количества случаев стран региона ЦВЕ, включая, помимо России и Польши, Венгрию, Чехию, Словакию, Румынию и Болгарию. Страны бывшей Югославии не были включены в анализ ввиду специфики их национального строительства и продолжительных военных конфликтов.

Научная новизна исследования заключается в том, что на основании анализа отдельных случаев и сравнительного анализа взаимоотношений "партий-преемников", профсоюзов и государства в России и странах ЦВЕ:

- показаны перспективы использования неоинституционального подхода, "теории рационального выбора" и "теории игр" для анализа трансформации институтов гражданского общества и государства в посткоммунистический период;

- разработаны теоретические модели взаимоотношений "партий-преемников", профсоюзов и государства в посткоммунистических демократиях, подразумевающие установление институциональных связей на основе коммунистических режимов;

- выделены факторы, обуславливающие формы взаимоотношений "партий-преемников", профсоюзов и государства: "наследие коммунистического режима", характер посткоммунистических преобразований, характер идеологии "партий-преемников", эффективность социального диалога;

- обоснован тезис о том, что характер институционального дизайна посткоммунистических политических систем зависит от характера предшествующего коммунистического режима ("наследия коммунистического режима");

- выявлено, что электоральное сотрудничество "партий-преемников" и профсоюзов зависит от характера идеологической эволюции "партий-преемников";

- показано, что эффективность взаимодействия профсоюзов и государства в рамках социального диалога как института зависит от степени наличия и использования клиентелистских связей;

- рассмотрены формы взаимоотношений "партий-преемников", профсоюзов и государства в России и странах ЦВЕ, обосновано предположение о том, что данные институты взаимодействуют на базе формальных и неформальных связей.

Положения, выносимые на защиту:

- теоретические модели взаимоотношений "партий-преемников", профсоюзов и государства в посткоммунистических демократиях, разработанные на основе использования неоинституционального подхода, "теории рационального выбора" и "теории игр", подразумевают установление институциональных связей на основе коммунистических режимов;

- согласно Модели 1, институциональный дизайн политической системы позволяет "партии-преемнику" формировать правительство и политический курс государства, в случае, если "партия-преемник" одерживает победу на парламентских выборах; в ходе парламентских выборов "партия-преемник" и бывшие официальные профсоюзы формируют электоральную коалицию; взаимодействие профсоюзов и государства происходит в рамках социального диалога. Согласно Модели 2, указанные институциональные связи не работают. Модель 3 предполагает наличие промежуточных вариантов между Моделями 1 и 2;

- польский и венгерский случаи соответствуют Модели 1, случаи России и Румынии соответствуют Модели 2, случаи Болгарии, Чехии и Словакии являются промежуточными (Модель 3);

- характер институционального дизайна посткоммунистических политических систем зависит от характера предшествующего коммунистического режима ("наследия коммунистического режима"): национально-консенсусный и бюрократически-авторитарный коммунистические режимы становятся основой для посткоммунистических преобразований, носящих договорной характер, что обуславливает складывание парламентской (Венгрия, Чехия, Словакия) или премьер-президентской (Польша) политической системы. Преобразования патримониального коммунистического режима, которые могут приобрести силовой характер (Россия, Румыния), приводят к формированию президентско-парламентской или премьер-президентской политической системы с сильными президентскими полномочиями;

- "партии-преемники" и бывшие официальные профсоюзы следует рассматривать в качестве институциональных наследников коммунистических режимов, при этом смещение деятельности профсоюзов к политическую сферу может привести к электоральному сотрудничеству профсоюзов и "партий-преемников. Фактором, обуславливающим данное сотрудничество на основе унаследованных от коммунистического режима институциональных связей, может стать направление идеологической эволюции "партии-преемника". В случаях Польши и Венгрии эволюция "партий-преемников" в направлении модернизации и социал-демократизации способствовала установлению электорального сотрудничества партий с профсоюзами;

- эффективность взаимодействия профсоюзов и государства в рамках социального диалога как института зависит от степени наличия и использования клиентелистских связей: эффективность тройственных переговоров и, соответственно, социального диалога, можно оценить как высокую в Польше и Венгрии (профсоюзы стали влиятельными участниками социального диалога), как среднюю в Чехии, Словакии и Болгарии (несмотря на первоначально активное участие профсоюзов в социальном диалоге, в указанных случаях регулирование трудовых отношений преимущественно стало осуществляться правительством) и как низкую в России и Румынии (несмотря на формальное существование институтов социального диалога, взаимоотношения профсоюзов с правительством сложились на основе клиентелистских связей и приобрели подчиненный характер).

Научно-теоретическая и практическая значимость исследования обусловлена актуальностью рассматриваемых проблем и новизной полученных результатов. В теоретическом отношении она состоит в разработке концептуальных моделей взаимоотношений институтов гражданского общества и государства в посткоммунистический период. Проведенный анализ взаимоотношений "партий-преемников", профсоюзов и государства открывает возможности для дальнейшего исследования трансформации партийных систем, трудовых отношений, роли государства в посткоммунистических демократиях.

Практическая значимость работы выражается в том, что материалы исследования могут быть использованы для разработки курсов, проведения лекционных и практических занятий, подготовки учебных пособий по сравнительной политологии, современной политической истории России и стран ЦВЕ. Полученные результаты являются полезными для составления электоральных прогнозов, выработки практических рекомендаций по регулированию трудовых отношений, подготовки аналитических отчетов по проблемам внутренней государственной политики в политической и социально-экономической сферах.

Апробация результатов исследования. Отдельные идеи и выводы диссертационной работы были изложены автором на научных мероприятиях разного уровня:

- семинары факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге (ноябрь 2003 г., октябрь 2004 г., г. Санкт-Петербург);

- доклад на научно-практической конференции "Стратегии политического развития России" в ИНИОН РАН (февраль 2004 г., г. Москва);

- семинары факультета международных отношений и политических наук Университета Лодзи (март-апрель 2004 г., г. Лодзь, Польша);

- доклад на научно-практической конференции "Единство и разделение экономических элит в Центральной и Восточной Европе" в Университете экономических наук и государственного управления (сентябрь 2004 г., г. Будапешт, Венгрия);

- семинары факультета российских исследований Ягеллонского университета (декабрь 2004 г., г. Краков, Польша);

- доклад на научно-практической конференции "Политическая наука и политические процессы в Российской Федерации и Новых Независимых Государствах" в Уральской академии государственной службы (февраль 2005 г., г. Екатеринбург);

- доклад на научно-практической конференции "Векторы развития современной России" в Московской высшей школе социальных и экономических наук (апрель 2005 г., г. Москва);

- летняя школа "Технические и гуманитарные науки в меняющемся мире" в Университете Лунда (июнь 2005 г., г. Хельсинборг, Швеция);

- летняя школа "Политика реформ государства благосостояния в сравнительной перспективе: партии, институты, группы интересов и лоббирование реформ" в Университете Осло (август 2005 г., г. Осло, Норвегия);

- летняя школа "Управление и демократия в посткоммунистической Европе" в Университете Люнебурга (август 2005 г., г. Люнебург, Германия);

- доклад на научно-практической конференции "Политическая наука и политические процессы в Российской Федерации и Новых Независимых Государствах" в Уральской академии государственной службы (февраль 2006 г., г. Екатеринбург);

- семинары факультета политических и социальных наук Университета Генуи (март-апрель 2006 г., г. Генуя, Италия);

- научно-исследовательский семинар "Публичная политика в системе управления Европейского Союза" в Карло Альберто Колледже (май 2006 г., г. Турин, Италия);

- семинары по разработке учебных курсов и повышению качества преподавания в Центрально-Европейском университете (июнь 2006 г., январь 2007 г., г. Будапешт, Венгрия).

Также результаты работы были отражены в учебном курсе "Гендер и государство в коммунистической и посткоммунистической Европе", преподавание которого проводилось в Самарском государственном университете (февраль-апрель 2007 г., г. Самара). Основное содержание и результаты исследования представлены в девяти научных публикациях.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложений. Общий объем 225 с., библиография включает 315 наименований.

Подобные работы
Кирилкина Инна Леонидовна
Союзное государство России и Беларуси: проблемы и перспективы создания
Храмцов Александр Федорович
Социальное государство: Россия и европейский опыт
Папура Татьяна Алексеевна
Формирование политического сознания сотрудников органов внутренних дел как фактор становления правового государства в России
Самохвалов Роман Валерьевич
Органы внутренних дел и становление правового государства в России : социологический анализ
Резник Денис Алексеевич
Средства массовой информации в процессе формирования правового государства в России (Региональный аспект)
Яхонтова Татьяна Владимировна
Институционализация социального правового государства в постсоветской России
Яковлев Максим Николаевич
Политические аспекты взаимоотношений бизнеса и государства в современной России
Моисеенко Татьяна Владиславовна
Основные тенденции становления и перспективы формирования социального государства в современной России
Федоренко Денис Владимирович
Политико-правовые механизмы взаимодействия институтов гражданского общества и государства в современной России
Бондаренко Станислав Олегович
Правовая культура как фактор становления демократического государства в современной России

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net