Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Культурология
Теория и история культуры

Диссертационная работа:

Кардапольцева Валентина Николаевна. Особенности конструирования и репрезентации женственности в русской культуре нового и новейшего времени : диссертация ... доктора культурологии : 24.00.01. - Москва, 2005. - 491 с. : ил. РГБ ОД, 71:05-24/23

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

ВВЕДЕНИЕ 3

Глава 1. Механизмы конструирования и репрезентации женственности в
отечественной культуре
30

  1. Теоретико-методологические основы исследования женщины, женского, женственности как научная проблема 34

  2. Специфика моделирования женственности в истории русской

культуры 70

Глава П. Роль литературы в освоении и развитии социокультурного
конструкта женственности 106

2.1. Литература как пространство социокультурного
конструирования...
109

2.2. Особенности модификации идеала женственности в

контексте литературного дискурса 128

Глава III. Типология женственности в контексте русской

культурной традиции Нового и Новейшего времени 183

3.1. Динамика тендерных стереотипов в истории отечественной
культуры 187

3.2. Дискурсивные основания типологии женственности в русской

литературе 252

Глава IV. Особенности репрезентации женщины, женского,
женственности в российской культуре XX века
285

  1. Репрезентация женственности в условиях гетерогенности отечественной культуры XX века 287

  2. Судьбы женщины и особенности женственности в литературной репрезентации XX века 347

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 448

Приложения 457

Список литературы 469

Введение к работе:

Актуальность темы исследования. В последние десятилетия
российская культура столкнулась с необходимостью всестороннего
осмысления последствий модернизационных воздействий и
инокультурных влияний. Резкое усиление социокультурной
дифференциации, кризис идентичности, состояние транзитивности
выдвинули на первый план проблемы, требующие глубокого анализа
механизмов конструирования и репрезентации базовых

идентификационных параметров, присущих различным социокультурным группам и стратам современного российского общества. Осмысление этих процессов дает основание полагать, что для объективного изучения современного состояния российской культуры первостепенное значение имеет рассмотрение динамики тендерных стереотипов, во многом определяющих мотивационные и поведенческие установки современных россиян. Актуальность их выявления и анализа тем больше, чем меньше они осознаются и чаще ремифологизируются, становясь объектом манипуляционных воздействий со стороны самых различных политических сил.

В России, где женщины в силу целого ряда социально-исторических и демографических причин составляют большую часть населения и играют существенную роль в социальной жизни страны, развитие тендерного анализа в рамках культурологических наук является насущной необходимостью. Реформы, осуществляемые сегодня в России, во многом реализуются за счет женщин. Именно женщинам пришлось взять на себя ответственность за выживание и адаптацию к новой реальности; во многих случаях именно женщины первыми испытали на себе последствия нисходящей социальной мобильности, вынужденно отказываясь от работы, соответствующей уровню их образования и квалификации. Такое

положение дел позволило осуществить реформы, не допуская роста социальной напряженности внутри страны. Однако их дальнейшая успешная реализация требует прогностических моделей тендерного поведения и выявления «архетипов» тендерной стратификации, присущих российской культуре. В этом контексте особое значение приобретает анализ концептов «женского» и «женственного» как социально и культурно обусловленных понятий, оказывающих существенное влияние на трансформацию тендерных взаимозависимостей и взаимовлияний в условиях транзитивности. Влияние тендерной ассиметрии, характерной для современного российского общества на модернизационные процессы, обусловливает необходимость обращения к истокам подобного явления, причинам его укоренения в российской культуре и особенностям его объективизации в различных формах и на различных уровнях культуры.

Изучения женского миропонимания, женского опыта проживания и переживания жизни позволяет заглянуть в глубину отечественной культурной истории, увидеть систему корреляционных связей и соотношений женского и мужского социокультурного и экзистенциального опытов и проследить, в какой мере характер этого взаимодействия формировал систему культурных установок и нормативных ожиданий. Рассмотрение особенностей конструирования и репрезентации женственности в отечественной культуре дает возможность объективно и всесторонне оценить скрытые тендерные напряжения и выработать превентивные меры для изменения существующей системы социополовой дифференциации, порождающей скрытую тендерную дискриминацию в различных сферах жизнедеятельности.

С другой стороны, изучение особенностей конструирования и репрезентации женственности в современной российской культуре приводит к расширению и уточнению культурно-антропологического знания о человеке. Этнографы, антропологи давно занимаются

проблемами половозрастной стратификации традиционных обществ, однако, российская культурологическая наука в этой области пока не имеет прецедента целенаправленных исследований бытовых и институциональных форм воспроизводства стереотипов полоролевого поведения, символов маскулинности и феминности, нормативных представлений и ролевых ожиданий «мужской» и «женской» субкультур в контексте отечественной культурной истории. В связи с этим исследование базовых оснований женской идентичности, путей и практик женского ценностного полагания в прошлом и настоящем российского общества, ведущих в свою очередь к новой женской идентичности и формированию новой женской культуры, несомненно, обладает выраженной актуальностью.

Научная проблема исследования. В современной культурологии и истории культуры накоплены существенные знания, связанные с отдельными аспектами проблематики социокультурной репрезентации пола. Однако многими зарубежными и отечественными авторами отмечалась устоявшаяся традиция рассмотрения в качестве объекта исследования мужчины как нормы, синонима «человеческого»1. В данном контексте основное внимание было сосредоточено на выявлении границ и механизмов социополовой идентификации при доминировании мужской модели самореализации в обществе. Вопросы женского и женственного осознавались в качестве вторичных, производных. Между тем, моделирование социокультурных стереотипов женственности в концептуально-теоретическом плане позволяет описывать соотношение макро- и микропроцессов, отражающих гетерогенность и противоречивое системное единство русской культуры. В этом плане изучение механизмов конструирования концепта женственности и форм его репрезентации дает

1 См.: Брандт Г. Какого пола был человек, природой которого занималась европейская философия.? М., 1988.

возможность проследить динамические изменения в процессе исторического изменения русской культуры как в синхронном, так и диахронном аспектах. Научная проблема исследования тесно связана с необходимостью существенно расширить на методологическом и аналитическом уровнях возможности изучения специфики современных процессов социополовой самоидентификации. Здесь особое значение имеет развитие трех базовых концепций: теории тендерной системы, теории тендерной репрезентации, теории тендерной стратификации.

В дополнительном анализе и конкретизации нуждаются методологические и мировоззренческие основания изучения практик укорененности женщины социум и социокультурные контексты различного типа, исторические формы репрезентации женственности и способы их объективации и актуализации, а также специфические особенности конструирования половой идентичности в процессе историко-культурной эволюции российского общества.

Большое значение также имеет изучение социальных и экономических детерминаций концепта женственности.

Кроме того, рассмотрение особенностей тендерной спецификации в контексте российской культуры требует учета нового поворота в современном гуманитарном знании, который выражается в стремлении обратиться к природе человека во всей его многоликости.

Степень научной разработанности проблемы.

При очевидной актуальности исследуемой проблемы и достаточно высокой проработанности ее отдельных аспектов, она, тем не менее, в концептуальном плане остается мало изученной. Исследования, специально посвященные моделированию социокультурного конструкта женственности в единстве социокультурного и литературоведческого анализа в русле динамики отечественной культуры, отсутствуют. Ситуация осложняется таким состоянием теорий, анализирующих проблемы

тендерной спецификации, которое каждый раз заставляет возвращаться к определению самого понятия женственности и преодолевать отсутствие единства в научном сообществе женственности по самим основам тендерного моделирования и репрезентации.

Кроме того, в рамках отечественной культурологической традиции тендерный анализ стал развиваться сравнительно недавно - с 90-х годов XX века. В зарубежном культурно-антропологическом контексте первые серьезные работы, посвященные социокультурному концепту женственности, появились в 70-е годы XX века2. Одним из первых исследований, посвященных рассмотрению женственности как социально сконструированной категории, стала статья Г. Рубин «Обмен женщинами». Вслед за К. Леви-Строссом она рассматривает процесс конструирования и репрезентации женственности в контексте традиционного обмена подарками, важного для установления социокультурных связей как внешнего, так и внутреннего характера. В этом плане женщина обретает свое место в обществе как «специфический дар». В случае, если женственность становится предметом сделки, ее, по мнению автора, целесообразно рассматривать как основание («способ») транслирования и закрепления родственных связей, но не как основание установления равноправных партнерских отношений социокультурного значения. Изменение, или преодоление традиционной тендерной ассиметрии, согласно Г. Рубин, требует глобальной деконструкции, более глубинной и сокрушительной, чем уничтожение классов.

В дихотомических координатах «природа - культура: женское -мужское», отталкиваясь также от идей К. Леви-Стросса, пытался рассмотреть категорию женственности известный культурный антрополог Ш. Ортнер. Он подчеркивал, что «во всех обществах женщины рассматриваются как часть природы и помещаются вне исторического

2 Women, Culture and Sociely. Rosaldo M. and Lamphere L (ed.) Stanford University Press, 1974.

времени пространства мысли, а мужчины, как часть культуры, живут в истории,... воплощают в себе «человеческое»3. Критика данной позиции, последовательно осуществляемая на основе сравнительных культурно-исторических исследований, проведенных американскими культурными антропологами в 80-х годах XX века в Австралии, Азии, Африке, Северной Америке и Европе, дала возможность выдвинуть и обосновать совершенно другой подход. Согласно этому подходу дихотомические пары «природа -культура: женское - мужское» не являются универсальными для процессов тендерной спецификации, а сами концепты природы, культуры и пола -суть социальной конструкции, зародившиеся (применительно к европейской культурной традиции) еще в эпоху Просвещения. Осознание и научное подтверждение этого вывода дало возможность начать рассмотрение проблем соотношения пола и власти, тендерной ассиметрии и тендерного неравенства, тендерных транзитов и тендерного манипулирования.

Предварительная разработка категориального аппарата тендерного
анализа позволила дифференцировать два подхода к тендерному
моделированию, свойственных европейской научной традиции в данном
вопросе: структурный, тяготеющий к идеям К. Леви-Стросса, М. Вебера, и
символический, акцентирующий психоаналитическую и

культурологическую составляющие современных тендерных

исследований. Примером последнего могут служить работы Дж. Хубер. Она рассматривает тендер как универсальную стратификационную парадигму и прослеживает формы ее объективации на примере пяти типов культур4. Дж. Хубер исследует тендерные стереотипы и модели, обусловленные характером общественной деятельности полов и вытекающими из них властными полномочиями, статусными ожиданиями

3 Ortner Sh. Is Female to Mall as Natur Is to Culture? II Women, Culture and Sociely. SUP. 1974. P. 192.

4 Huber J. Comparative GenderStratification II Hand-hook of Sociology of Cender/ N-Y., 1999.

и престижем. Эти модели, однажды закрепленные в социуме на уровне символических кодов, в последующем остаются неизменными, с трудом поддаваясь лишь некоторой социокультурной трансформации и коррекции.

Позиция Дж. Хубер также оказалась уязвимой с научной точки зрения. Во-первых, путь эволюционных типов культур, выделяемой теоретиком, предполагают принятие идеи о последовательной исторической смене формации, которая в настоящее время подвергается массированной и справедливой критике. Во-вторых, кросс-культурные сравнения статуса женщины требуют существенной корректировки, так как предполагают наложение западной системы культурных координат на общество, построенные на абсолютно иных принципах и поддающихся описанию в терминах западной науки. Осознание этих трудностей обусловило особое внимание к эпистемологической стороне тендерных исследований. Однако, в отечественных Women s studies чаще всего данные проблемы не осознаются или сознательно игнорируются, что приводит к некритическому, механическому применению методологии и понятийного аппарата тендерных программ. Это не может не приводить к соответствующим результатам и существенным итоговым погрешностям в объяснении особенностей тендерного конструирования и репрезентации в различных социокультурных контекстах. Именно поэтому специфика тендерного моделирования и стратификации, характерная для российского социума в его исторической перспективе почти не осмыслена в современной российской науке.

Публикации российских ученых, работающих в поле тендерной проблематики, условно можно разделить на четыре группы.

Первая группа источников развивает социологический подход к тендеру. Для них характерен определенный традиционализм и четкое позиционирование по отношению к известным теоретико-

методологическим школам и направлениям, в рамках которых их авторы конструируют свои интерпретационные модели. Тем не менее, источникам этой группы присущ определенный инновационный потенциал, обогащающий научные гипотезы и теории. Можно согласиться с утверждением, что в России в последние годы тендерная проблема наиболее интенсивно осваивается и продвигается именно в рамках социологии. Здесь следует упомнить работы И. Жеребкиной, Е. Здравомысловой, И. Калабихиной, Е. Молевич, 3. Саралиевой, Г. Силасте, А. Темкиной, О. Хасбулатовой и многих других. Их внимание сосредоточено главным образом на положении женщины в русле конструирования тендера. Свои теоретические построения они ведут с учетом феминной и маскулинной представленности в сферах труда и занятости, семьи и быта, в рамках социальной и профессиональной реализации в контексте городской и сельской среды. Следует особо подчеркнуть, что труды этих исследователей являются теоретико-методологической рефлексией тендерных российских процессов в контексте западно-европейского опыта.

Вторая группа работ нацелена на выявление «специфичности женского» в поле культуры и культурной реализации. С нашей точки зрения, именно акцентировка специфичности женского отодвигает авторов этих исследований от объективных результатов и сообщает их трудам некоторый налет тенденциозности. Тем не менее, многие идеи, высказанные в данных работах, представляют несомненный интерес и помогают лучше понять реальные механизмы социокультурных трансформаций тендерной спецификации.

Глубокие исследования в области отечественной философии XI -XX веков, связанных с феноменом «женственности», проводит О. Рябов. Интересные и основательные выводы о соотношении мужского и женского в процессе исторического развития общества представляет в своих работах

историк Н. Пушкарева - ведущий российский специалист-гендеролог,
автор многочисленных исследований по истории тендерных
социокультурных проблем пола. В ее многочисленных публикациях
прослеживается процесс идентификации женщины на разных этапах
становления российского общества, вскрываются причины восприятия
женщины как «безмолствующего существа». Положению женщины в
древнем мире от неолитической революции до утверждения христианства,
посвящены исследования Е. Вардиман. Опыт тендерного исследования на
примере первобытного общества предлагает Л.М. Управителева. Историю
женщины в русле этнокультурной перспективы предпринимает С.Г.
Фатыхов, анализируя обряды, легенды, обычаи и ритуалы, связанные с
«прекрасной половиной человечества с древности до наших дней»5.
Изучение тендерной ассиметрии в области образования осуществлено в
работах Г. Силасте, Е. Ярской-Смирновой, О. Шныровой и др. В последнее
время появились работы, исследующие специфику тендерной

идентичности в конфессиональных средах. «Женщины и спасение мира» П. Евдокимова (1999), «Женщина-христианка» (по изданию А. Надеждина «Права женщины в христианстве») (2000), «Православная антропология НЕВЕСТЫ-ЖЕНЫ: «О, Женщина! Велика вера твоя» (2000), «Путеводитель для женщин» ислама (2000) и т.п.

Образ женщины в российском кинематографе с позиции тендерного подхода рассматривают А. Альчук, Н. Ажгихина, Е. Стишова, М. Туровская, которые ведут поиски тендерных асимметрий в средствах массовой информации, представляя интересные материалы, связанные с публикациями материалов о женщине и женственности в разных журнальных изданиях и других СМИ.

5 Фатыхов С.Г. История женщины: Этнокультурная перспектива и краткий анализ фактов, обрядов, легенд, обычаев и ритуалов. Екатеринбург, 2000. С. 4.

Особое внимание в последнее время приобрели публикации, посвященные освоению тендерных аспектов правовой культуры: работы Г. Мерцаловой, П. Морозова, В. Петренко, С. Полениной, В. Толкуновой, Н. Шептулиной и др.

Темы, связанные с манифестацией сути женственности и ее отражения в различных художественных сферах культуры (театре, кинематографе, музыке, живописи и т.п.) исследуются в работах С. Аксаковой, А. Альчук, Г. Голиной, М. Карасевой, М. Туровской, М. Харченко.

Третья группа исследования тендерного моделирования ориентирована на анализ механизмов закрепощения и дискриминации женщин. Данные работы направлены на фиксирование различий и неравенства по признаку пола и анализируют главным образом их проявления в социально-экономической и политической жизни в разных странах, в том числе и в России. Эти труды носят прикладной характер, позволяют работать с фактами проявления тендерного неравенства в различных областях жизни современного общества и тесно связаны с феминистскими установками. Данные исследования опираются на идеи С. Де Бовуар, Б. Фридан, Л. Иригарэй, Ю. Кристевой, Э. Сиксу.

С другой стороны, в них используется психоаналитический поход к объяснению тендерной ассиметрии, акцентировавшей внимание на том, что в патриархатных культурах женское и женственность ассоциируются исключительно с телом и формами его объективации.

Уникальный исследовательский материал об источниках тендерной социализации, о формировании тендерных норм, социальных и тендерных ролей с позиций психоанализа представляют работы ученых-психологов. Интересны в этом направлении работы таких авторов, как Ш. Берн, Дж. Бразерс, Е.П. Ильин, В. Искрин, Т. Марез, И. Клецина, А. Менегетти, А. Эткинд и мн. др. У истоков этого направления стоят З.Фрейд, Э. Фромм,

К. Хорни, Г. Юнг. Особое место в исследовании психологических аспектов философии пола занимает австрийский ученый и писатель О. Вейниегер, впервые пытавшийся работать с «типами женского» как проявления психологических расстройств.

Психологическая детерминанта ярко выражена в четвертой группе работ, теснейшим образом связанных с литературоведением. Тендерные исследования в литературоведении методологически менее всего разработаны как в зарубежном, так и в отечественном науковедении. Тендерная парадигма, зафиксированная в художественном тексте, есть одновременно и конструкт и целостная система, определяющая степень значимости личности в общественной жизни. Современные социокультурные исследования пола в литературоведении исходят из феминистской традиции («феминистского литературоведения»), сочетающей разные методологии (психоаналитические, социологические, историографические), внутри которых два важнейших направления: англоамериканское и французское. Последнее исходит из психоаналитических теорий Фрейда и Лакана, из идей постструктурализма, в частности работ Деррида и Барта, и ориентируется на исследование дискурса, репрезентации и конструктивности тендерного субъекта. Англоамериканское направление ориентируется в основном на историю и взаимоотношение текстов с внетекстуальным миром.

Об усилении интереса к тендерным исследованиям в области литературоведения в связи с исчезновением запретов и идеологических догм в 90-е годы XX века свидетельствуют работы С. Айвазовой, А. Альчук, Е. Габриэлян, Л. Геллер, Е. Жеребкиной, Т. Мелешко, Т. Михайловой, С. Охотниковой, К. Парнель, Г. Пономаревой, Т. Ровенской, И. Савкиной, Е. Трофимовой, М. Черняк, Е. Ярской-Смирновой и многих других.

Осознание того, что осмысление литературы и культуры через призму тендера дает ценный материал для всех гуманитарных наук, привело к тому, что, начиная с 80-х XX века подобного рода исследования стали восприниматься как единый комплекс (постструктуралистский в своей основе), наиболее приемлемый для анализа «инаковости женского сознания» и тех средств, при помощи которых эта «инаковость находит свое выражение в литературе. Следует, однако, подчеркнуть, что до сих пор отсутствует единая методика тендерного анализа текста.

Хотя темы, поднятые в литературе, связанные с женскими проблемами, озвучивались в России достаточно давно, с конца XVIII века (Е. Ган, М. Жукова, Марко Вовчок, В. Микулич, О. Шапир, особенно активно в русле культуры Серебряного века), однако женская литература последних десятилетий в большей степени обогатила социокультурные поиски, связанные с основаниями тендерной спецификации. Тендерные исследования в литературоведении открыли новую страницу в раскрытии глубинных истоков женственности, в частности ее творческого потенциала. Они позволяют по-иному взглянуть на хорошо известные факты или произведения, интерпретировать их с учетом тендерной дифференциации, выявить субтексты социальной реальности, отражающие символы женского опыта, а также деконструировать незыблемые, казалось бы, категории. Теория социального конструирования пола является в настоящее время достаточно продуктивной как в зарубежной, так и отечественной эпистемологии, хотя вызывает некоторый неоправданный скепсис со стороны многих ученых.

С нашей точки зрения, тендерные исследования в литературоведении стали значительным шагом в изучении социального соотношения полов и позволили обнаружить основные доминанты в презентации женщины и женственности в ходе российской истории в том числе, значительно расширив диапазон изучения женщины и женственности, представив их

не изолированно, а в русле самых разнообразных аспектов: философском,
идеологическом, политическом, художественно-эстетическом,

нравственно-этическом и т. д. Тем не менее, вопреки существующим обоснованиям важности тендерных исследований в гуманитарных науках, они еще пока не нашли широкого применения в отечественном научном дискурсе, поэтому данная проблема остается актуальной и требует своего осмысления как весьма перспективная область научного поиска. Это обстоятельство определило проблемное поле настоящего исследования, его смысл и содержание.

Значительный теоретико-методологический вклад в развитие философско-культурных и культурно-антропологических исследований, изучение специфики российской культуры внесли современные отечественные ученые: Г.А. Аванесова. С.С. Аверинцев, Л.П. Воронкова. Г.Д. Гачев, Б.С. Ерасов, Г.И.Зверева, М.С. Каган, А.С. Кармин, И.В. Кондаков, В.М. Межуев, Ф.И. Минюшев, А.А. Оганов, А.С. Панарин, В.А. Тишков, Г.М. Пономарева, А.Я. Флиер и др.

Объект и предмет исследования.

В качестве объекта исследования выделяется социокультурный конструкт женственности, способы его моделирования и манифестации в рамках общекультурной картины мира.

Предметом исследования являются особенности

конструирования и репрезентации женственности в русской культуре Нового и Новейшего времени.

Целью исследования является культурологический анализ тендерной дифференциации, институализированный в рамках социокультурных контекстов российской цивилизации Нового и Новейшего времени, а также обнаружение специфики социокультурного манифестирования женственности в динамике российских культурных и

социальных трансформаций в процессе литературно-художественной объективации.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие исследовательские задачи:

- выявить комплекс причин, обусловивших транзит тендерных
исследований в российский культурологический дискурс;

- дифференцировать исследовательские ракурсы тендерного анализа
конструкта женственности в диапазоне от теоретического (уточнения
понятий «женщина», «женское», «женственность») до практического
(представленности женщин и женственности в литературном процессе и
художественных текстах);

- обосновать определение женственности как социокультурного
конструкта;

проследить особенности формирования тендерной спецификации и презентации женского и женственности в контексте отечественной культуры;

выявить роль литературного дискурса в процессе складывания, развития, трансформации и манифестации конструкта женственности в пространстве российской цивилизации Нового и Новейшего времени.

исследовать роль культурно (исторически) закрепленных образцов и образов женственности в формировании нормативов конструирования, восприятия и оценки идеала женственности в русской указанного периода;

выявить влияние тендерной спецификации на конструирование типов женственности, характерных для русской культуры, проследить особенности их репрезентации в литературных текстах Нового и Новейшего времени;

установить важнейшие тенденции реализации социокультурного конструкта женственности и особенности его литературной манифестации в российской культуре XX века.

Рабочая гипотеза:

1. Женщина и женственность - понятия далеко не идентичные, их
следует рассматривать через призму разных измерений: природно-
биологических и социокультурных, которые находятся в тесной
взаимосвязи и взаимозависимости. В современной культуре России
конструкт женственности отличается полисемантизмом,
противоречивостью и неоднозначностью.

2. Функционирование тендерной специализации и презентации
женского и женственности следует рассматривать как процессуальное
социокультурное явление, на которое оказывают непосредственное и
опосредованное влияние социокультурной комплекс исторических,
социально-экономических, политико-идеологических, культурно-
психологических факторов.

3. При достаточно ощутимой вестернизации российской культуры,
что не могло не оказать влияние на конструирование и репрезентацию
женственности, в отечественной культуре сохраняются определенные
доминанты носящие архетипическую составляющую женственности как
некого идеального конструкта, с числе которых терпимость, забота,
жертвенность, сострадательность, героико-драматические интенции.

4. Специфика современного развития России определяется
последствиями модернизационных воздействий и гетерогенностью
российской культуры. В этих условиях на первый план выходят проблемы
адаптации транзитных тендерных стереотипов и активизации
традиционных для российской культуры тендерных концептов и
дифференциалов с целью поддержания и укрепления социокультурной
идентичности.

5. В зависимости от самоидентификации женщины в обществе и
особенности ее «встроенности» в «социокультурный ареал» можно
обнаружить разные типы женственности.

6. Значительные трансформации социокультурного конструкта женственности обусловлены вхождением женщины в литературу, благодаря чему она по-новому (по-иному, по-своему) конструирует и репрезентирует свою женственность. В этом процессе огромное значение приобретают особенности отечественного литературного дискурса художественно- литературные традиции, которые всегда имели идеолого-декларативную и морально-нормативную направленность.

Методологическая основа исследования.

Методологической основой исследования выступают

фундаментальные положения, выработанные мировой и отечественной философской и культурологической мыслью применительно к исследованию социокультурных процессов и тендерных стратификации. Методология работы основана на тендерных исследованиях как определенном гуманитарном научном подходе. Основной упор был сделан на идеях, получивших обоснование в работах С. Айвазовой, О. Ворониной, И. Жеребкиной, Г. Зверевой, Е. Здравомысловой, Т. Клименковой, М. Либоракиной, Г. Пономаревой, Н. Пушкаревой, О. Рябова, А. Темкиной и др.

В немалой степени исходные принципы исследования определялись под влиянием феноменологической и герменевтической традиций, связанных с соответствующими интерпретационными способами и «понимающей» парадигмой в гуманитарном знании.

Кроме того, существенное значение имело обращение к теоретическим положениям, сложившимся в рамках культурно-исторического подхода к исследованию российской цивилизации. В рамках этого подхода сформировалась значимая концептуально-понятийная основа, позволяющая описывать динамику тендерных стереотипов через призму культурной специфики и духовно-символического комплекса. Особое значение имели как труды классиков

культурологии (Дж. Вико, И.Г. Гердера, П. Соркина, Э. Шилза, Н. Элиаса и др.), так и современных авторов А. Гулыги, Г. Гачева, П. Гуревича, А. Гуревича, Г. Зверевой, М. Кагана, А. Оганова, Г. Пономаревой, А. Флиера В. Шуклина и мн. др.

Методологической основой тендерного анализа в

литературоведческом контексте, выстаиваемом в диссертации, стали труды французских постструктуралистов Ж. Деррида, Ф. Лакана, Ю. Кристевой, пытавшихся позиционировать женственность в категориях «телесного», «иного», «другого».

Ю. Кристева, синтезировав в своих работах концепцию Лакана и Дерриды и отказавшись от оппозиционности мужского-женского, от утвердившейся в традиционной культуре иерархии в структуре тендерного субъекта, сформулировала теорию двойной детерминированности, в соответствии с которой человек предстает в борьбе двух начал: семиотического и символического. В данном случае речь идет о новейшем типе человеческого сознания и тендерного осознания, который характеризуется фрагментарностью, разорванностью, смятенностью. Понятие тендерного субъекта Ю. Кристева соотносит с концепцией диалогизма, разработанной М.М. Бахтиным. Диалогизм трактуется как механизм презентации и самореализации тендерных конструктов в контексте современной культуры.

Данное исследование опирается на межкультурные подходы, что позволяет выявить и концептуализировать в изучаемом объекте и предмете ряд системообразующих признаков, которые могут быть положены в основу теоретических моделей исследуемых процессов тендерной спецификации в контексте российской культуры.

Кроме того, в диссертации осуществлялась опора на принципы структурно-функционального и историко-генетического анализов,

аналитических сопоставлений. Единство абстрактного и конкретного, исторического и логического.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Тендерные различия, воплощающиеся в социокультурных конструктах, являются не феминистской, а культурологической, культурно-антропологической и философско-антропологической проблемой. Именно тендерный подход позволяет обратиться к вопросам социального пола и исследовать проблему «женского» и «мужского» в широком культуроведческом плане.

  2. Объединение различных исследовательских позиций и методов анализа кросс-культурной вариативности тендерных отношений привело к перемещению женщины в центр культурологических исследований состояния современности и постсовременности. Культурологический анализ тендерных конструктов сыграл значительную роль в методологической переориентации в подходах к решению многих проблем и в первую очередь проблемы конструирования и репрезентации женственности в различных культурных дискурсах.

  3. В каждой культуре присутствует тендерное означивание культурной картины мира, дающее толчок для развития тендерной ассиметрии и закрепляющееся на уровне формирования тендерных структур, конструктов и спецификаций, имеющих выраженную историко-культурную привязку. Российская история дает множество примеров с заранее заданным ассиметричным распределением ролей.

  4. В сфере культуры женственность позиционируется как «сложный социокультурный процесс, посредством которого формируется тендерная картина мира (социокультурный феномен, представляющий собой упорядоченную и внутренне связанную совокупность существующих в сознании личности и общества социокультурных ориентации, ценностей, идеалов, стереотипов, в которых находит

отражение дифференциация полов) и конструируется различия мужских и женских ролей, их ментальные и эмоциональные характеристики»6.

  1. Проблема социокультурного конструирования женственности междисциплинарная по своей сути, на нее замыкаются культурологические, экономические, социальные, политические интересы различных социальных групп, общественных структур и государственных институтов, где литература является значимым пространством и средством конструирования. Современное понимание женственности не имеет жестко очерченных границ, носит многоаспектный характер: от патриархально-традиционной презентации, связанной с послушанием, смиренностью, зависимостью, до активно-агрессивной, включающей установки на инициативность, инновационность, гиперактивность, граничащую с насилием. Подобная плюралистичность зависит от ряда факторов: социальных, политических, материально-экономических, региональных, религиозных и многих других.

  2. На основе культурологического, социально-практического и литературно-художественного анализа приходим к убеждению, что женственность является не простой производной от биологического пола, а результатом социального и культурного конструирования. Тендерная идентичность конструируется и утверждает себя в самом акте репрезентирования, а не выражает некую изначально заданную внутреннюю сущность. Женственность является порождением различных социальных и культурных институтов: семьи, образовательных учреждений, масс-медиа, права, а также в значительной степени искусства, в том числе литературы, которая в российской культуре играла и играет значительную роль.

Нечаева Н. А. Идеал женщины в структуре тендерных картин мира // Тендерные тетради. СПб., 1999. Вып. 2. С. 5-20.

  1. Концепт женственности в контексте европейской культуры традиционно рассматривается как вторичный, несамодостаточный, производный от социокультурных стереотипов маскулинности. Вплоть до Нового времени женщина, женское и женственность не осознаются и не означиваются как культурные артефакты. Патриархатное общество (общество, основанное на культе силы, на господстве мужчины над женщиной, человека над природой, одной нации над другой) разрушает личность человека и его право на развитие. Для патриархатного общества существует устойчивая система "мужских" и женских" ролей, внутри которой осуществляется позиционирование мужественности» и «женственности», профессий, занятий и черт характера. Данная система претерпела существенные деформационные воздействия в период перехода к состоянию постмодерна. Возникновение «гендерного мировоззрения» (термин Лакана) во второй половине XX века дает реальный шанс оценить последствия существования патриархатной культуры, изменить существующую систему социальной дифференциации людей по признаку пола. Женственность не простая производная от биологического пола, но социокультурная конструкция, составной элемент дискурсивных и визуальных репрезентаций, продукт различных общественных и культурных институций.

  2. Средствами конструирования женственности становятся средовые факторы, субкультурная детерминация, социальные дифференцирующие параметры, средства массовой информации, политические, идеологические, религиозные установки, стереотипы общественного сознания, общественное мнение. Литературные тексты -свидетельство того, что женственность являет собой своеобразное «наложение» «внешнего мира» социальной реальности и «внутреннего мира» субъективности. Анализ текстов, моделируемых женщинами, свидетельствует об особой стратегии женского повествования, которое

отличаются большей субъективностью и компенсаторностью по сравнению с мужскими, что объясняется, прежде всего, тем, что мир женского долгое время воспринимался в культуре как мир частный, приватный, локальный, второстепенный и второсортный. В современном постмодернистском дискурсе можно обнаружить новые способы репрезентации женственности, «новую женственность», для которой характерна «инаковость женского сознания», а также тех средств, при помощи которых эта «инаковость» находит свое выражение в литературе. К особенностям конструирования и репрезентации женственности в современной русской культуре следует отнести чрезвычайно противоречивый характер, присущий данному конструкту и связанный с сохранением выраженного традиционализма и патриархатности при развитии системных модернизационных процессов. Это выражается в столкновении идеалов материнства и социальной реализованности, стереотипов служения, жертвенности и творческой самодостаточности, активности и пассивности. Активная жизненная позиция - необходимый атрибут российской женственности во все времена, однако акцентирование этого свойства связывалось прежде всего с особенностями времени. Постсоветское время рождает новую женственность, связанную с активной жизненной позицией как на уровне приватной сферы, так и на уровне женской политической практики. Свидетельством тому служит возрастающее число женских организаций, женских политических инициатив, хотя и не обеспечивающих пока должного политического влияния на общество и изменение постсоветского патриархатного порядка и культуры в целом. Однако на уровне бытового сознания, а также в женской литературе презентация женственности с позиции чрезмерной активности дается в русле традиционных представлений с неодобрением и некоторым осуждением.

9. Литература играет значительную роль в конструировании

женственности. В классической литературе женщина и женственность, как
правило, представлена в первую очередь как объект творческого
исследования. В отечественной литературе последнего десятилетия
женщина репрезентирует себя как творящий субъект, формирующий
«новую женственность». Женщина-писательница, с одной стороны,
нарушает свой социомифологизированный образ, с другой, воспроизводит
окружающий мир, оперируя своим собственным представлением о
женственности, новым видением реальности. Новым явлением в
литературе, в частности в женской прозе, можно считать создание
особого жанра — «исповедального преодоления». На сцене российской
культуры второй половины XIX века появляется новый тип женщины,
раскрепощенной, эмансипированной, способной к консолидации
традиционных социальных ролей и культурных статусов. Тем не менее, в
российской культуре продолжает сохраняться социокультурная

стереотипизация пола, детерминирующая особенности женственности, закрепляющие за женщиной строго определенные социальные роли и тендерное неравенство в сфере прав, выступающее лишь частным проявлением присущего российскому обществу традиционализма. В современном российском обществе по-прежнему доминантной остается система традиционной тендерной ассиметрии. В русской культуре второй половины XX века женственность рассматривается не как свойство целостного, неразделимого индивида, а как характеристика фрагментированного, разорванного, смятенного, лишенного целостности субъекта новейшего постиндустриального времени, свидетельством чему во многом является символическое пространство литературы. Вестернизированный характер концепта женственности в литературоведении и реальной действительности свидетельствуют о том, что пространство социокультурного конструирования женственности, не

обеспечивается объективными условиями существования современной российской культуры. В данном контексте насаждаемый западный идеал женственности вступает в глубинные противоречия с сохраняющимися тендерными стандартами терпимости, заботливости, сострадательности, жертвенности. Можно констатировать, что репрезентация женственности в русской культуре не была монофункциональна, очевидна значительная динамика в сторону усложнения и обогащения ее интенционального наполнения. Социальная роль и влияние женщины в традиционном обществе оценивается как чрезвычайно значимая. Рудименты этой роли и этого типа сохранились в условиях советского модернизированного общества.

10. Еще одной особенностью конструкта женственности в контексте современной российской культуры является ее героико-драматическая номинация. Женственность в данном контексте сродни подвигу и всегда трактуется в рамках потенциально-героической реализации, нацеленной на самоупразднение, на самоуничижение.

.11. Современная женственность, воплощающая новые социокультурные доминанты, становится активным, дестабилизирующим фактором, способствующим падению стереотипов "мужского мира" постсоветской эпохи. Осознание новых культурных, экономических, политических и пр. ориентиров в современной культуре связано с существенным расширением приватного пространства женщины, с активизацией ее социальных практик и, в конечном итоге, с изменением ее женственности, социальных статусов, поведенческих и мотивационных стереотипов. В этом плане героическая составляющая конструкта женственности, присущего русской культуре, сохраняется, но претерпевает определенную трансформацию. Процесс конструирования новой российской женственности не завершен и «не может быть завершен в принципе. Его осмысление в дискурсивных практиках феминизма,

деконструктивизма, семиотики, психоанализа, в художественных практиках современного кинематографа или концептуального искусства одновременно является как способом его переопределения, так и способом его нового полагания и репрезентации. Новизна диссертационного исследования.

  1. В диссертационном исследовании в концептуальном плане рассматриваются условия, повлиявшие на складывание и объективацию специфических для русской культуры тендерных стереотипов женщины, женского, женственности. Тендерная ассиметрия моделируется на основе многофакторного подхода, что позволило проследить динамику тендерного конструкта женственности в контексте русской культуры Нового и Новейшего времени.

  2. Выявлена эвристическая ценность анализа особенностей конструирования и репрезентации женственности в русской культуре для понимания стереотипных и поведенческих установок, а также конфликтогенных ситуаций, обусловленных архитепическими тендерными конструктами.

  3. С учетом особенностей современной ситуации выявлен гомогенизирующий и гетерогенный потенциал тендерных стереотипов женского и женственного, показана глубинная противоречивость, характерных для русской культуры образов женственности и их дестабилизирующая роль в рамках современной социокультурной динамики России.

  4. На основании развиваемой тендерной модели предложена новая типология и атрибуция образов в русской культуре, вьывлена диалектика их имманентных и вестернизированных составляющих, прослежены особенности репрезентации женственности в литературных текстах Нового и Новейшего времени.

  1. На основе моделирования социокультурной и литературоведческой типологии женственности, развития и расширения рамок тендерного подхода на уровне межпредметных связей (культурологии, социологии, филологии, истории, философии) не только выявлены особенности конструирования и репрезентации женственности в русской культуре Нового и Новейшего времени, но и предложена проективная модель тендерной женской идентичности в условиях транзитивности.

  2. На конкретном историческом и литературно-художественном материале прослежена модель тендерной системы в русской культуре, включающей тендерные роли, тендерные коды, тендерную идентификацию, тендерную ассиметрию и пр.

Теоретическая значимость исследования. В диссертационном исследовании осуществлены межпредметные связи в изучении российской культуры в русле социокультурного исследования пола. В этой связи теоретическая значимость исследования состоит в обосновании эвристических возможностей тендерного моделирования к изучению динамических трансформаций российской цивилизации Нового и Новейшего времени.

Практическая значимость исследования

1. Проведенное исследование существенно расширяет
представления о динамических характеристиках конструкта

женственности как феномена русской культуры. Это открывает реальную перспективу решения многих конфликтогенных проблем, обусловленных тендерной ассиметрией как на уровне микросоциума, так и на уровне макросоциума. Ценностная составляющая социокультурного соотношения полов формирует мотивационную детерминанту поведенческих и

мотивационных установок мужчин и женщин с учетом такой важной составляющей, как женственность, во многом способствуя сглаживанию гендерной конфронтации. От нее в конечном итоге будет зависеть будущее семейных отношений и социальных отношений в целом.

  1. Теоретические положения, выдвинутые и обоснованные в ходе диссертационного исследования, а также тендерный подход, реализуемый в диссертации, могут быть применены при изучении и разработке общих и частных проблем развития русской культуры. Тендерный анализ позволяет работать на уровне моделирования факторов, лежащих в основе современной динамики российской общества.

  2. Поскольку с развитием современных информационных технологий вопрос о женском и женственности быль перенесен в практическую плоскость манипулятивных технологий, теоретический и эмпирический материал, содержащийся в диссертации, может применяться для проведения гендерной экспертизы кино-теле-видио материалов, литературных текстов и рекламной продукции.

  3. Материалы диссертации могут быть используемы при разработке базовых и эклективных курсов по теории и истории культуры, культурной антропологии, теории тендерных исследований в высшей школе.

Апробация работы.

Основные результаты диссертационного исследования изложены в монографиях и в публикациях, а также докладывались на международных и республиканских конференциях в Екатеринбурге, С-Петербурге, Москве, Перми, Н.- Тагиле, Челябинске, Архангельске, Пензе, Иваново.

Отдельные результаты исследования внедрены в учебный процесс и используются в преподавании курсов по культурологии, спецкурсу «Женщины России: вчера, сегодня, завтра», в работе с преподавателями средних и специальных учебных заведениях в рамках Института развития

регионального образования, а также включены в содержание разработанных учебных пособий.

Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры культурологии ИППК МГУ им. М.В. Ломоносова.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав (восьми параграфов), заключения, приложений и библиографического списка. Целесообразность предлагаемой структуры объясняется необходимостью последовательного решения исследовательских задач и логикой достижения поставленной цели. Структура диссертации определяется методом анализа, соединяющим культурологический, социологический, литературоведческий подходы. Порядок расположения аналитических глав носит смысловой характер.

Подобные работы
Давыдова Мария Владимировна
Проблема теодицеи в книге Иова и культуре нового времени
Корнилова Светлана Валерьевна
Художественная культура Швеции нового времени в русскоязычной историографии XIX - нач. XXI вв.
Крайнова Елена Анатольевна
Непрерывность и прерывность художественного времени в контексте культуры : на материале русской прозы XIX-XX вв.
Мухин Андрей Сергеевич
Рецепции представлений о пространстве и времени в художественной культуре : на примере живописи Италии и Нидерландов XV века
Ломанов Павел Владимирович
Культура скифо-сарматского времени Приенисейской Сибири
Горин Дмитрий Геннадьевич
Смысловое освоение пространства и времени в цивилизационной динамике российской культуры
Красильникова Марина Борисовна
Проблема соотношения времени и вечности в русской духовной культуре рубежа XIX-XX вв.
Петрова Татьяна Геннадьевна
Трансформация культуры Западной Европы в свете социально-политических и идеологических стратегий нового времени
Правдюк Сергей Анатольевич
Социокультурные особенности виртуального времени
Гулюк Лидия Александровна
Мифологема женственности в культуре Серебряного века

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net