Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Исторические науки
Отечественная история

Диссертационная работа:

Кузыченко, Анна Сергеевна. Благотворительность на Северо-Западе России в 1861-1914 гг.: формирование системы и практика : диссертация ... кандидата исторических наук : 07.00.02. - Псков, 2005. - 198 с. : ил.

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА I. ПРАВОВЫЕ И НРАВСТВЕННЫЕ ОСНОВЫ
БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ В РОССИИ
28

I.I. ОСНОВНЫЕ ПЕРИОДЫ СТАНОВЛЕНИЯ
БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ В РОССИИ 28

I.II. НРАВСТВЕННЫЕ ОСНОВЫ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ 40

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНАЯ ЗАЩИТА ДЕТЕЙ И
ПРЕСТАРЕЛЫХ НА СЕВЕРО-ЗАПАДЕ РОССИИ В 1861 — 1914 гг.
(ПРИЮТЫ И БОГАДЕЛЬНИ) 52

ГЛАВА III. БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ В ОБЛАСТИ
ПРОСВЕЩЕНИЯ И МЕДИЦИНЫ НА СЕВЕРО-ЗАПАДЕ
РОССИИ В 1861 — 1914 гг
93

ГЛАВА IV. «ЦЕЛЕВЫЕ» БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЕ ОБЩЕСТВА
И УЧРЕЖДЕНИЯ НА СЕВЕРО-ЗАПАДЕ РОССИИ
В 1861 —1914 гг
126

IV.I. БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ И ПЕНИТЕНЦИАРНЫЕ
УЧРЕЖДЕНИЯ 126

IV.II. БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ В СФЕРЕ ТРУДОВОЙ
ЗАНЯТОСТИ 132

IV.III. БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ И ПОПЕЧЕНИЕ О
НАРОДНОЙ ТРЕЗВОСТИ 143

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 148

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА 156

ПРИЛОЖЕНИЯ 174

Введение к работе:

Изменение экономических, политических и общественных отношений привели к социальной дифференциации современного общества. Появляются новые социальные группы: собственники промышленных и торговых предприятий, банкиры и предприниматели. Резко обозначившаяся граница между богатством и бедностью ставит перед обществом и государством задачи социальной защиты малообеспеченных слоев населения. Часть забот государство перекладывает на плечи общественных учреждений и частных организаций, которые могут позволить вкладывать свои средства в дело помощи малоимущим. Экономические проблемы значительно снизили возможности государства в сфере социальной защиты, что неизменно приведет к дальнейшему снижению социальных стандартов. Следовательно, концептуально социальная забота отвечает требованиям времени. В настоящий период социальная работа не может формироваться без опоры на традиции милосердия и благотворительности.

Такое понятие как благотворительность возрождается из исторического небытия. Осмысление исторического опыта благотворительной деятельности в России, соотношения в ней в разное время государственного, общественного и частного компонентов не только интересны, но и практически и нравственно необходимы сегодня, так как это дает возможность создания новых форм и направлений материальной и духовной помощи нуждающимся гражданам.

До недавнего времени тема благотворительности оставалась за пределом научных интересов историков. То, что для русских людей XIX столетия являлось естественным, только сейчас становится предметом пристального изучения. Исследование истории благотворительности является важным, так как в российском обществе ощущается дефицит нравственно-моральных ориентиров. Социальное попечение «слабых», «зависимых» людей во все периоды истории отражало сильные духовные стороны человеческой общественной культуры, являлось одной из доминирующих потребностей.

4 «Быть полезным людям» — эта идея, придавала смысл многим действиям человека. Опыт истории благотворительности в дореволюционной России приобретает сегодня особую значимость.

Благотворительность в России в конце XIX — начале XX веков понималась как «проявление сострадания к ближнему и нравственная обязанность имущего спешить на помощь неимущему».1 На различных этапах исторического развития эта помощь неизменно присутствовала, но лишь после отмены крепостного права в 1861 году, государство всерьез стало заботиться о своих малообеспеченных гражданах. Была создана система общественного призрения, а главными мотивами благотворительности стали осознание гражданского долга, забота о благе населения.

Обращение к традиционным духовно-нравственным ценностям русского народа, нашедшим свое воплощение в действенных мероприятиях благотворителей прошлого, может содействовать более комплексному пониманию и решению проблем социально-экономического и культурного развития в регионе на современном этапе.

Состояние научной разработки проблемы. Российская благотворительность в отечественной историографии стала объектом пристального изучения с 60-х годов XIX века, что вызвано изменениями в общественном сознании на фоне буржуазных реформ_в России. К рубежу XIX — XX веков вопросы общественного призрения и благотворительности стали особенно занимать российское общество. Деятели России, имевшие в силу социального или профессионального статуса отношение к организации социального призрения, а также представители различных отраслей науки, сочли своим долгом провести работу по систематизации всей литературы, изданной к этому моменту в России по различным аспектам российской благотворительности.2

1 Брокгауз, Ф.А., Ефрон, И.А. Энциклопедический словарь. Репринт, изд-е. — М., 1990. — T.7. — С.
55.

2 Межов, В.И. Благотворительность в России: Библиогр. указ. кн. и ст. на рус. яз., вышедших в России в
период царствования Императора Александра II: С присоединением кат. б-ки Императ. Человеколюбивого 06-
ва. — СПб., 1883. — 386 с; Смирнов-Платонов, Г.П. Библиография о благотворительности // Вестник

5 К своеобразным историографическим обзорам по проблемам российской

благотворительности, необходимо отнести статьи отдельных сотрудников

журнала «Вестник благотворительности», публиковавшиеся в разделе

«Литературное обозрение». Именно в них появлялся достаточно обширный и

критический анализ новых изданий, выходивших в России и за рубежом о

состоянии российского социального призрения и благотворительности.

В наше время работа по составлению полной библиографии по истории и проблемам российской благотворительности только начинается, и первым шагом на этом пути можно считать организацию в 1993 г. книжной выставки «Российские предприниматели: Благотворители, коллекционеры меценаты (вторая половина XIX — начало XX века)» в Государственной публичной исторической библиотеке России, и издание каталога этой выставки.3 Однако местные издания, в основном, остались за рамками каталога, и построен он, преимущественно, на материалах Москвы и Санкт-Петербурга.

Серьезная библиографическая работа по изучению российской благотворительности, свидетельствует как о наличии обширной литературы по проблеме, так и о роли и месте помощи нуждающимся в общественном сознании.

Современные исследователи, обращаясь к состоянию научной разработки проблемы российской благотворительности, называют различное количество — от 4 тысяч до 10 тысяч работ: статей, авторских и статистических сборников, существовавших к 1917 году и принадлежавших перу историков, архивистов,

благотворительности. — 1901. — № 4; Селиванов, А.Ф. Краткий библиографический указатель изданий и некоторых статей по вопросу о благотворительности // Благотворительность в России. — СПб., Б.г. — Т. 1. — С. 1 — 11 или Краткий библиографический указатель изданий и некоторых статей по вопросу о благотворительности // Вестник благотворительности. — 1901. —№4. — С. 80 — 81, № 5 — 6. — С. 82 — 87; Каталог библиотеки состоящего под Августейшим Покровительством Её Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны Попечительства о Домах Трудолюбия и Работных Домах // Библиотека состоящего под Августейшим Покровительством Её Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны попечительства о домах трудолюбия и работных домах: Спец. б-ка по вопр. о призрении бедных, благотворительности, трудовой помощи и о мероприятиях, направленных к улучшению условий труда и быта нуждающихся. — СПб., 1902. — С. 41 — 104; Указатель статей, заметок и извлечений по вопросам городской жизни, помещенный в «Известиях Московской Городской Думы» с 1877 (год основания) по 1909 год. — М., 1909.—113 с.

3 Российские предприниматели: Благотворители коллекционеры, меценаты (вторая половина XIX — начало XX века): Каталог книжной выставки (Государственная публичная историческая библиотека России) — М., 1993.—114 с.

церковнослужителей, чиновников, государственных и общественных деятелей, издателей и других.4

Значительная часть среди этих работ — исследования благотворительности как общехристианского, так и православного направления. Среди них можно выделить труды И.Ф. Токмакова, посвященные историко-статистическому и археологическому описанию различных монастырей, церквей и губерний; С. Миропольского по истории церковноприходских школ, Макария, митрополита московского, Филарета, архиепископа черниговского, Амвросия Орнатского, агиографа графа М.В. Толстого, писавших историю русской церкви и российской иерархии; И. Лабутина, Г. Ульгорна и других, исследовавших христианскую благотворительность.5

Милосердие в дохристианском мире эти авторы называют примитивным, стихийным и преследовавшим своекорыстные и тщеславные цели со стороны богатых людей. С развитием христианства авторы связывают появление нравственных основ благотворительности, подчеркивают решающее значение христианских заповедей нестяжания, любви к ближнему, провозглашения милосердия нравственной обязанностью христианина. Для обоснования своих выводов авторы обращаются к анализу высказываний Священного писания, посланий и постановлений апостолов, отцов христианской церкви.

Таким образом, в дореволюционной историографии христианской благотворительности, можно выделить три направления: осмысление идеологии и практики милосердия в христианском мире6; выявление и

4 Покотилова, Т.Е. Теоретико-методологический и историографический аспекты феномена российской благотворительности. — Ставрополь, 1998.— С. 48.

Токмаков, И.Ф. Каталог библиотеки Московского главного архива МИД рукописям, относящимся до Москвы, московских губерний, их церквей и монастырей. — М., 1879; Его же. Материалы для исторического и церковно-археологического описания Новгородской губернии. — Вып. I, 3. — Новгород, 1883 и др.; Миропольский С. Очерк истории церковно-приходской школы от первого ея возникновения на Руси до настоящего времени. — Вып. 1 — 3. — СПб., 1894 — 1895; Амвросий. История российской иерархии, собранная Новгородской семинарии префектом философии, учителем соборным иеромонахом Амвросием. — Вып. 1 — 6. — М„ 1807 — 1815.; Филарет. История русской церкви. — СПб., 1894. — T.1 — 3; Лабутин, И.К. Характер христианской благотворительности. — СПб., 1899 и др.

6 См., например: Лабутин, И.К. Характер христианской благотворительности. — СПб., 1899; Петропавловский, И. Исторический очерк благотворительности и учение о ней в языческом мире, в Ветхом

7 определение тенденций и форм частной христианской благотворительности7; выделение и описание отдельных этапов благотворительности в России.8 Значительное количество и разнонаправленность работ, отражающих позиции русской православной церкви в оценке истоков и истории благотворения в России, связано, на наш взгляд, с ростом общественного интереса к проблемам помощи нуждающимся в условиях пореформенной России, появлением различных точек зрения как на роль и место таковой в развитии страны, так и на обязанности правительства, церковных структур, общественных сил и каждой личности в деле организации помощи нуждающимся.9

Общественный интерес к проблемам благотворительности на уровне их историко-теоретической разработки, в основе которой лежал светский подход, мог быть частично удовлетворен вышедшей в 1818 году работой А.Д. Стога «Об общественном призрении в России»10, состоявшей из двух частей. В первой части, ссылаясь на летописи, автор описывает благодеяния великих князей и царей, помещает сведения о создании императорских домов для вдов и сирот, больниц под главным покровительством императрицы Марии Федоровны, о возникновении закрытого типа благотворительных учреждений по инициативе и на средства частных лиц — Голицыных, Шереметевых и других, таблицы о состоянии общественного призрения.

Во второй части своей работы А.Д. Стог показывает историю возникновения и совершенствования деятельности приказов общественного призрения по своду законов Российской империи с 1775 по 1809 год, где дает сведения об организационной структуре, порядке и условиях функционирования различных заведений этого приказа. Этот труд стал первым

завете и в древней церкви христианской. — М., 1885; Попов, Н.А. Очерки религиозной и национальной благотворительности на Востоке и среди славян. — СПб., 1871 и др.

См., например: Благотворительные женщины первых веков христианства. — Тверь, 1861; Ключевский, В.О. Добрые люди древней Руси. — М., 1896; Никитин, Е. Христианская благотворительность. — М., 1907 и др.

8 Кудрявцев, А.Н. История русской благотворительности // Детская помощь. — 1885. — N 13 — 15;
Сперанский, В. М. Нечто о древней и современной нам благотворительности. — М., 1879.

9 Покотилова, Т.Е. Теоретико-методологический и историографический аспекты феномена российской
благотворительности. — Ставрополь, 1998.— С. 49.

10 Стог, А.Д. Об общественном призрении в России. — СПб., 1818.

8 и единственным историческим исследованием первой половины XIX века, в

котором была предпринята попытка показа эволюции государственного

подхода к проблемам помощи нуждающимся в стране. На наш взгляд работа

А.Д. Стога «Об общественном призрении в России» задала как общий тон

историческому познанию проблем общественной и частной помощи, так и

наметила направления, по которым это познание могло быть детализировано.

На рубеже XIX — XX веков в обществе складывается новое понимание

целей и задач благотворительной деятельности, идет осознание необходимости

придания ей более организованного характера, обеспечения взаимодействия

различных потоков в благотворительном движении (государственной,

общественной и частной благотворительности), появляются новые формы и

направления благотворительной деятельности. Всё это заставляет

исследователей вновь, но на более качественном и профессиональном уровне

обратиться к истории развития благотворительности в России. П.И.

Георгиевский, Е.Д. Максимов, П.И. Лыкошин, В. Ильинский, в основном,

едины в выделении основных этапов в благотворительном движении России.[ [

Появление благотворительного дела на Руси они связывают с

распространением христианства, с утверждением его религиозно-этических

норм, показывая, что с момента принятия христианства и вплоть до XVII века

дело призрения бедных в России составляло исключительную монополию

церкви и монастырей. Авторы единодушны во мнении, что в XVIII веке в

России начинает складываться система государственного призрения, которая

окончательно оформилась в 1775 году с созданием особых административных

органов — Приказов общественного призрения.

11 Георгиевский, П.И. Призрение бедных и благотворительность в России. — СПб., 1894; Максимов, Е.Д. Общественная помощь нуждающимся в историческом развитии её в России. — СПб., 1906; Общественное и частное призрение в России. — СПб., 1907; Историко-статистический очерк благотворительности и общественного призрения в России. — СПб., 1894; Благотворительная Россия. История государственной, общественной и частной благотворительности в России. Под ред. П.И. Лыкошина. — Т.1. — СПб., 1901; Ильинский, В. Благотворительность в России: (История, настоящее положение и задачи). — СПб., 1908; см. подробнее: Покотилова, Т.Е. Теоретико-методологический и историографический аспекты феномена российской благотворительности. — Ставрополь, 1998.

9 Соглашаясь с тем, что преобразования 60 — 70-х гг.. XIX века

непосредственно затронули систему благотворения в России, исследователи

отмечают, что тогда же был ослаблен бюрократический контроль со стороны

государства в отношении добровольных благотворительных обществ, немного

упрощена процедура их регистрации, что должно было сделать

благотворительность относительно доступным видом общественной

деятельности.

Если говорить о разработке истории и содержания благотворительной деятельности в России, то в дореволюционной литературе различные направления представлены крайне неравномерно. Основное внимание уделялось государственной благотворительности.

Главный упор делался на сбор статистических сведений о благотворительных учреждениях России. Впервые они были собраны Собственной его Императорского Величества Канцелярией по учреждениям Императрицы Марии в 1894 — 1896 гг., после создания Комиссии по организации и устройству Отдела Ведомства учреждений Императрицы Марии на Всероссийской художественно-промышленной Нижегородской выставке. Эта Комиссия разработала и разослала благотворительным учреждениям «вопросные листы», и на основании полученных ответов был составлен и издан в 1899 г. «Сборник сведений о благотворительности в России с краткими очерками благотворительных учреждений гг. С.Петербурга и Москвы». В том же, 1899 г. приступили к составлению нового сборника, который и вышел в 1900 году под названием «Благотворительные учреждения Российской империи».13 Он включал список благотворительных обществ и заведений, с указанием для каждого учреждения года его основания, ведомства, в котором оно состоит, числа лиц, на которое оно рассчитано, числа детей и взрослых, воспользовавшихся в 1898 г. благотворительной помощью, стоимости

12 Сборник сведений о благотворительности в России с краткими очерками благотворительных
учреждений гг. Санкт-Петербурга и Москвы. — СПб., 1899.

13 Благотворительные учреждения Российской Империи. — СПб., 1900.

10 недвижимости, а также сумм капиталов, доходов и расходов каждого

учреждения; таблицы и общий очерк состояния благотворительности в России.

В 1903 году вышел двухтомник в подарочном исполнении, насыщенный интересной информацией и иллюстрациями, «Благотворительная Россия. История государственной благотворительности в России».14 В 1907 г. выходят три тома «Благотворительность в России»,15 в которых были опубликованы обширные статистические сведения о состоянии благотворительности в стране и ряд очерков, в которых давалась общая оценка постановки дела общественного призрения и благотворительности в России по следующим позициям: общий обзор состояния дел; исторический очерк общественной помощи нуждающимся в России; очерки деятельности учреждений, на особых основаниях управляемых, а также, в значительно меньших объемах, очерки деятельности приходских попечительств, сословных групп, земских и городских общественных управлений и, фрагментарно, обзор деятельности благотворительных обществ и заведений по типам тех или иных учреждений.16

Помимо названных изданий, освещению истории государственной благотворительной деятельности обществ и учреждений посвящена как масса текущих публикаций, носивших, в основном, статистическо-описательный характер17, так и юбилейные издания.18

Историко-статистический подход преобладал и в публикациях, посвященных исследованию отдельных проблем в области государственного,

Благотворительная Россия. История государственной благотворительности в России. — В 2 т. — СПб., 1903.

15 Благотворительность в России. В 2 т. — СПб., 1907.

16 Покотилова, Т.Е. Теоретико-методологический и историографический аспекты феномена российской
благотворительности. — Ставрополь, 1998. — С. 58

Очерк краткой истории Императорского Человеколюбивого Общества с 1802 по 1869 г. — СПб., 1878; Хроника ведомостей учреждений Императрицы Марии. — СПб., 1897; Шумигорский, Е.С. Ведомство учреждений Императрицы Марии: Исторический очерк (1797 — 1897). — СПб., 1897; Троицкий, В. Исторический очерк Совета Императорского Человеколюбивого Общества. — СПб., 1898; Максимов, Е.Д. Особые благотворительные ведомства и учреждения. — СПб., 1903; Соколовский, М. Светлая страница в летописи Человеколюбивого Общества: Историко-библиографический этюд по поводу исполнившегося 100-летия существования Императорского Человеколюбивого Общества. — Б.м., 1908; Исторический очерк развития благотворительной деятельности елисаветинского общества в Москве и Московской губернии за 20 лете 1892 по 1912 год. —М., 1912 идр.

18 Ведомство учреждений императрицы Марии: Исторический очерк. 1797 — 1897. — СПб., 1897; Очерк Деятельности Совета Императорского Человеколюбивого Общества за сто лет, 1816 — 1916 гг. — Пг., 1916.

так и общественного благотворения: мероприятий правительства и
законодательства19, деятельности органов самоуправления на

благотворительном поприще20; внутрисословной благотворительной помощи.21 Кроме того, в пореформенное время в работах, посвященных земскому и городскому общественному самоуправлению, тема организации и проблем общественного призрения становится обязательным атрибутом исследования.

К рубежу XIX — XX столетий определился целый ряд исследователей, избравших историю становления и развития благотворения в России специальным предметом для своих исследований. Это В.В. Бензин, А. Папков, С.Г. Рункевич, СВ. Юшков, М.К. Соколовский, Е.Д. Максимов, А.Н. Кудрявцев. Необходимо отметить, что Максимов Е.Д., действительный статский советник, управлявший в начале XX века Канцелярией Комитета Попечительства о домах трудолюбия и работных домах, опубликовал к этому времени более 15 книг и брошюр по вопросам российской благотворительности.24 Ему принадлежат также журнальные публикации.

Важность проблемы благотворительности вызвала появление специализированных журналов, на страницах которых публиковались материалы, так или иначе освещающие проблемы истории, теории и практики

19 Историческое обозрение мер правительства по устройству общественного призрения в России. —
СПб., 1879; Маргулис, М. Исторический очерк законодательных мер по общественному призрению. — Одесса,
1894; Максимов, Е.Д. Историко-статистический очерк благотворительности и общественного призрения в
России. — СПб., 1894 и др.

20 См., например: Максимов, Е.Д. Очерк земской деятельности в области общественного призрения. —
СПб., 1895; Зинченко, Н.Е. Несколько данных о благотворительной деятельности Екатеринославского
губернского Земства за 26 лет // Трудовая помощь. — 1898. — ноябрь.

21 См., например: Помощь миром. — СПб., 1866; Дерюжинский, В.Ф. Общественное призрение у
крестьян. — СПб., 1899 и др.

22 См., например: Сборник очерков по городу Москве: Общие сведения по городу и обзор деятельности
Московского Городского Общественного Управления. — М., 1897; Обзор деятельности Санкт-Петербургского
городского общественного управления за десятилетие 1891-1900 гг. — СПб., 1902; Максимов, Е.Д. Из истории
и опыта земских учреждений в России. — СПб., 1913 и др.

23 Покотилова, Т.Е. Теоретико-методологический и историографический аспекты феномена российской
благотворительности. — Ставрополь, 1998. —С. 59.

См., например: Максимов, Е.Д. Историческое развитие общественного призрения в России. — СПб., 1894; Историко-статистический очерк благотворительности и общественного призрения в России. — СПб., 1894; Очерк земской деятельности в области общественного призрения. — СПб., 1895; Статистические и финансовые вопросы общественного призрения. — СПб., 1897; Очерк частной благотворительности в России. — СПб., 1897 — 1898; Помощь бедным в древней Руси. — СПб., 1899; Система трудовой помощи в неурожайных губерниях. — СПб., 1900; Происхождение нищенства и меры борьбы с ним. — СПб., 1901; Особые благотворительные ведомства и учреждения. — СПб., 1903; Общественное попечение о недостаточно трудящемся населении. СПб., 1905; Очерки по истории общественных работ в России. — М., 1905; Общественное и частное призрение в России. — СПб., 1907 и др.

12 благотворения в стране и за рубежом: «Детская помощь» , «Вестник

благотворительности» , «Трудовая помощь» , «Призрение и

благотворительность в России» .

Октябрь 1917 г. прервал процесс национального самоопределения в развитии государственной и общественной поддержки нуждающимся. Историческая наука в СССР, интерпретируя прошлое в контексте идей классовой борьбы, вполне мотивированно не только не выделяет историю благотворения, как явления, маскировавшего буржуазную действительность, в отдельное поле исследования, но и практически перестает уделять этому какое-либо внимание.

Конечно, при изучении и освещении ряда крупных исторических проблем такие ученые, как Н. Дружинин, Н. Ерошкин, А. Рогова, В. Пашуто, Б. Рыбаков, Н. Синицина, Л. Черепнин, Я. Щапов и др., касаются отдельных аспектов истории социальной помощи нуждающимся в России, но проявление открытого и систематического интереса к истории и традициям благотворения в стране начинается лишь в период перестройки.

Современные журналы предоставили свои страницы и теоретикам и практикам благотворительного движения. Публикации на их страницах осветили дискуссию о необходимости, целях и содержании деятельности в области заботы о нуждающихся; о доли государства, общества и отдельной личности в ней; о наилучшей системе организации этой деятельности.29

25 Детская помощь: Журнал для всех, интересующихся общественной благотворительностью: (Орган
общества попечения о неимущих детях в Москве) / Ред.- изд. прот. Г.П. Смирнов-Платонов. — М., 1885 —
1894.

26 Вестник благотворительности: Журнал, поев, всем вопросам, относящимся до благотворительности и
общественного призрения: Орган ведомства дет. приютов: Журн. изд. Центр. Упр. дет. приютов Ведомства
учреждений Императрицы.Марии / Под ред. Е.С. Шумигорского. — СПб., 1897 — 1902.

27 Трудовая помощь: Журнал, изд. состоящим под Августейшим Покровительством Её Величества
Государыни Императрицы Александры Федоровны Попечительством о домах трудолюбия и работных домах /
Под ред. В. Дерюжинского. — СПб., 1897 — 1917.

28 Призрение и благотворительность в Росии: Журнал, изд. Всерос. Союзом учреждений, обществ и
деятелей по общественному и частному призрению. / Под ред. Г.Ф. Ракеева. — Пг., 1912 — 1917.

29 Покотилова, Т.Е. Теоретико-методологический и историографический аспекты феномена российской
благотворительности. — Ставрополь, 1998.

13 В течение приблизительно трех лет (с 1991 по 1994 гг.) обращение к

проблеме российской благотворительности эволюционирует от очерков,

публицистического характера к профессиональным исследованиям.30

Монография Власова П.В. «Обитель милосердия» — одно из первых изданий, где предпринята попытка возродить забытые имена и вновь заговорить о престиже традиций милосердия и благотворительности.

В 1990-х гг. большой вклад в развитие темы меценатства был сделан историками и искусствоведами, работавшими в публицистическом жанре, — Н.Г. Думовой, А.А. Демской, Н.Ю. Семеновой, Н. Полуниной и А. Фроловым.32

В 1994 г. вышла монография Нувахова Б.Ш. «Странноприимный Дом: Традиции российского милосердия. XVIII-XX вв.»,33 с которой наметился новый этап в российской историографии проблем милосердия и благотворения.

Восстановление истории отдельных учреждений на основе данных статистики общественного призрения, как по Российской Империи в целом, так и по отдельным регионам был сделан в справочнике «Россия. 1913 год»34, где данные начала XX в. (о количестве благотворительных учреждений, распределении их по ведомствам, их доходах и расходах, числе лиц, воспользовавшихся помощью, а также о деятельности девяти ведомств, лидировавших по объему деятельности), — впервые систематизированы и

30 См.: Голубев, В. В пользу бедных // Родина. — 1991. — № 3. — С. 79 — 90; Павлова, Т.В.
Благотворители // Памятники Отечества. — 1991. — № 1. — С. 82 — 86; Абросимова, Е.А. История
законодательного регулирования создания и деятельности российских благотворительных организаций //
Известия высших учебных заведений. Правоведение. — 1992. — № 6. — С. 89 — 94; Феодор ван дер Воорт,
протоиерей. Практика и богословие благотворительности в Русской Православной Церкви // Путь православия.

— 1993. — № 2. — С. 67 — 88; Нещеретний, П.И. Исторические корни и традиции развития
благотворительности в России. — М., 1993.; Бибанов, Т.Б. Благотворительность как гуманное служение духа //
Свет свободомыслия. — Н. Новгород, 1995. — Вып. 2. — С. 94 — 97; Баикин, А.И., Додонова, Л.А.
Аристократы капитала: Очерки истории российского предпринимательства и благотворительности. X — XX вв.

— Тюмень, 1994; Щапов, Я.Н. Благотворительность в дореволюционной России: национальный опыт и вклад в
цивилизацию // Россия в XX веке: Историки мира спорят. — М., 1994. — С. 84 — 88.

31 Власов, П.В. Обитель милосердия. — М., 1991.

32 См., например: Думова, Н.Г. Московские меценаты. — М., 1992; Демская, А., Семенова, Н. У
Щукина, на Знаменке. — М., 1993; Полунина, Н., Фролов, А. Коллекционеры старой Москвы. — М., 1997.

33 Нувахов, Б.Ш. Странноприимный Дом Н.П. Шереметева: Традиции российского милосердия, XVIII

— XX вв. —М., 1994.

34См.: Ульянова, Т.Н. Благотворительность и общественное призрение // Россия. 1913 год. Статистико-документальный справочник. — СПб., 1995. — С. 381 — 392.

14 значительно расширяют представления о состоянии экономики, общественных

структур и духовной жизни России накануне мировой войны и революций.

Таким образом, отечественная историография вопроса сложилась уже к Октябрьской революции 1917 г. Пройдя путь от общих работ описательно-статистического характера, она оформилась в значительный раздел российской историографии, основные аспекты которого соответствовали сложившимся в отечественной практике направлениям помощи нуждающимся. Однако отсутствие крупных теоретических работ по проблемам благотворения не позволило сформироваться основательной научной традиции, которая повлекла бы разработку эффективных приемов и методов исследования этого огромного пласта российской социальной истории.

Современным отечественным исследователям российской

благотворительности дореволюционная историография оставила богатое наследство в виде значительного статистического, описательного материала, и наметившихся направлений исследований.

Помимо монографических и диссертационных исследований, в последнее десятилетие появился значительный массив статей научного и краеведческого характера. Можно утверждать, что основным вектором в исследовании российской благотворительности в конце XX — начале XXI вв. стал интерес историков к региональной проблематике. Результаты этих пока небольших по объему исследований представлены статьями в научных сборниках и серьезных непериодических «толстых» журналах — центральных и местных. Исследования можно сгруппировать по ряду регионов: Центральная Россия, Поволжье, Урал, Сибирь, Юг России.

Вопросы, связанные с функционированием новгородских, псковских и санкт-петербургских благотворительных обществ и заведений в изучаемый

35 Ульянова, Г.Н. Изучение истории благотворительности в России: тенденции и приоритеты (1989-2002 гг.) // Благотворительность в России. Исторические и социально-экономические исследования. — СПб., 2003. —С.23.

15 период, отражены в литературе, посвященной непосредственно истории северо-

западной благотворительности в XIX - XX вв.

В общероссийской литературе дореволюционного периода необходимо отметить уже упоминавшиеся статистические сборники о благотворительности в России.37 В них представлены сводные таблицы благотворительных учреждений губерний, в том числе и учреждений Новгородской, Псковской и Санкт-Петербургской губерний. Данные работы являются значимыми для исследования в силу наличия в них максимально полной официальной информации статистического характера. От 20 до 40 страниц на губернию посвящены описанию существующих на тот период времени благотворительных учреждений.

На региональном уровне можно выделить современные работы, специально посвященные благотворительности. Объектом отдельного изучения является вопрос о роли органов местного самоуправления в благотворительной

in

деятельности. Необходимо отметить кропотливую работу Т.А. Данько,

Данько, Т.А. Охранение народного здравия и общего блага // Чело. — 2001. — № 3. — С. 51 — 57; Егоров, Г. О бедняках и семьях воинов заботилось земство // Новости Пскова. — 1996. — 23 февраля; Журавлева, Т.Н. Земство и общественное призрение в Псковской губернии 1865 - 1890 гг. // Земля Псковская, древняя и современная. Материалы научно-практических конференций 2000 - 2001 гг.. — Псков, 2002. — С. 161 — 169; Земство и возрождение его культурно-хозяйственных традиций. Материалы конференции, посвященной 130-летию Новгородского земства. 24-25 октября 1995 г. — Новгород, 1996; Коврижкин, Ю. Женское лицо благотворительности // Красный маяк. — 2002. — 27 апреля; Косенко, Н.Е. Благотворительные учреждения Новгорода // Прошлое Новгорода и Новгородской земли. — Новгород, 1993. — С. 88 — 92; Левин, Н.Ф. Купцов и благотворителей жаловали... // Голос. — 1992. — № 8; Его же. Ольгинский детский приют // Псковская правда. — 1993. — 23 июля; Его же. Только воспитательный дом? // Новости Пскова. — 1994. — 15 апреля; Его же. Батов Петр Дионисович // Новости Пскова. — 1998. — 24 сент. и т.д.; Маркова, M.T. Очерки истории народного образования Псковской губернии. 1900 - 1927 гг. — Псков, 2004. — 108 с; Орлов, В. Защитницы обездоленных // Великолукские были. — 2002. — № 3. — С. 1 — 2; Петрова, Л.А. Боровичская уездная публичная библиотека. // Чело. — 2000. — № 1; Ее же. Из истории Старорусской центральной городской библиотеки имени Ф.М. Достоевского // Чело. — 2001. — № 2. — С. 56 — 61; Ее же. Из истории Демянской центральной районной библиотеки // Чело. — 2002. — № 1. — С. 86 — 89; Ее же. Из истории народных библиотек Боровичского уезда конца XIX - начала XX вв. // Чело. — 2003. — № 2. — С. 60 — 64 и т.д; Ромашова, В.И. Просветительская деятельность Новгородского земства. 1865 - 1916 гг. // Интеллигенция Новгородской земли: проблемы и судьбы: Материалы научной конференции 18 ноября 1997 г. — В. Новгород, 1998. — С. 61 — 73; Рубахина, Т.Н. «Казенные дети» (Об округах Санкт-Петербургского воспитательного дома в Новгородской губернии) // Документальное наследие Новгорода и новгородской земли. Проблемы сохранения и научного использования. Материалы Второй научной конференции историков-архивистов. — В. Новгород, 2002. — С. 62 — 66; Рыбакова, Н.А. Социальная работа на Псковщине // Псков. — 1998. — № 8. — С. 67 — 73; Савинова, И. Приюты и богадельни. Из истории благотворительности // Новгородская правда. — 1990. — 8 декабря; Шутова, М.М. Новоржевские меценаты // Псков. — 1999. —№ 10. —С. 81-88.

37 Благотворительные учреждения Российской империи. — Т. II. — СПб., 1900; Благотворительность в
России. — СПб., 1907.

38 Данько, Т.А. Охранение народного здравия и общего блага // Чело. — 2001. — № 3. — С. 51 — 57;
Егоров, Г. О бедняках и семьях воинов заботилось земство // Новости Пскова. — 1996. — 23 февраля;
Журавлева, Т.Н. Земство и общественное призрение в Псковской губернии 1865 - 1890 гг. // Земля Псковская,

которая на материалах ГИАНО проанализировала деятельность Новгородской городской управы в деле благотворения. Т.Н. Журавлева, опираясь на «Вестник Псковского губернского земства», показала трансформацию общественного призрения в Псковской губернии с началом деятельности земства. В работе освещены плюсы и минусы функционирования земских благотворительных учреждений. В целом, все исследователи данного вопроса делают весьма оптимистичный вывод о значении земств, управ в деле благотворительности и относят на их счет основную долю успеха в долговременном функционировании благотворительных учреждений.

Пристальное внимание на страницах местной периодической печати уделяется вопросу социальной заботы общества и государства о детях.39 Т.Н. Рубахина подробно рассматривает функционирование отделений Санкт-Петербургского воспитательного дома в Новгородской губернии. Основываясь на материалах ГИАНО, автор сумел отразить многие стороны существования воспитательных домов: решение внутренних вопросов, отношения с вышестоящими учреждениями, проблемы воспитания и обучения детей, представил сведения о заведующих округами Санкт-Петербургского воспитательного дома в Новгородской губернии. Исследователи рассматривают состояние детского призрения в отдельных благотворительных заведениях Новгородской и Псковской губерний.

Вопросу частной инициативы в деле создания и поддержания благотворительных обществ и заведений уделяет внимание Н.Ф. Левин, рассматривающий как историю отдельных благотворительных учреждений для детей, так и персоналии известных общественных деятелей Псковской

древняя и современная. Материалы научно-практических конференций 2000 - 2001 гг.. — Псков, 2002. — С. 161 — 169; Земство и возрождение его культурно-хозяйственных традиций. Материалы конференции, посвященной 130-летию Новгородского земства. 24-25 октября 1995 г. — Новгород, 1996; Ромашова, В.И. Просветительская деятельность Новгородского земства. 1865 - 1916 гг. // Интеллигенция Новгородской земли: проблемы и судьбы: Материалы научной конференции 18 ноября 1997 г. — В. Новгород, 1998. — С. 61 — 73.

39 Рубахина, Т.Н. «Казенные дети» (Об округах Санкт-Петербургского воспитательного дома в Новгородской губернии) // Документальное наследие Новгорода и новгородской земли. Проблемы сохранения и научного использования. Материалы Второй научной конференции историков-архивистов. — В. Новгород, 2002. — С 62 — 66; Рыбакова, H.A. Социальная работа на Псковщине // Псков. — 1998. — № 8. — С. 67 — 73; Савинова, И. Приюты и богадельни. Из истории благотворительности // Новгородская правда. — 1990. — 8 декабря.

17 губернии и их роль в деле охраны детства.40 В ходе научно-практической конференции «Из истории благотворительности в Новгородской губернии» (Новгород, 25 — 26 мая 2005 г.), особое внимание архивных работников, исследователей и журналистов было уделено именно роли частного жертвователя в деле благотворения. М.М. Шутова, Е.В. Барканова, И.Д. Савинова высветили целые поколения новгородцев, посвятивших свое время, усилия и материальные средства решению социальных проблем. По результатам исследований частной благотворительности, персоналий известных местных общественных деятелей конца XIX - начала XX вв., авторами делается вывод о неоценимом вкладе купцов и дворян в дело развития благотворительности на Северо-Западе России в означенный период.

Отдельно необходимо отметить исследователей, не ставивших целью освещение вопросов благотворительности, но в своих работах затрагивающих отдельные аспекты ее истории. Это серия публикаций Л.А. Петровой, основанных на архивных материалах, посвященных истории уездных библиотек.41 Автор на примере создания и работы отдельных библиотек показывает роль благотворительной инициативы в развитии библиотечной системы в Новгородской губернии. Сюда же следует отнести работу М.Т. Марковой «Очерки истории народного образования Псковской губернии. 1900

- 1927 гг.»42, где, освещая вопросы создания и финансирования
образовательных учреждений, автор отмечает значимую роль частной
благотворительной инициативы в деле просвещения.

В современной местной периодической печати рассматривается история отдельных благотворительных организаций, либо содержится поименное

40 Левин, Н.Ф. Купцов и благотворителей жаловали... // Голос. — 1992. — № 8; Его же. Ольгинский
детский приют // Псковская правда. — 1993. — 23 июля; Его же. Только воспитательный дом? // Новости
Пскова. — 1994. — 15 апреля; Его же. Батов Петр Дионисович // Новости Пскова. — 1998. — 24 сент. и т.д..

41 Петрова, Л.А. Боровичская уездная публичная библиотека. // Чело. — 2000. — № 1; Ее же. Из
истории Старорусской центральной городской библиотеки имени Ф.М. Достоевского // Чело. — 2001. — № 2.

— С. 56 — 61; Ее же. Из истории Демянской центральной районной библиотеки // Чело. — 2002. — № 1. — С.
86 — 89; Ее же. Из истории народных библиотек Боровичского уезда конца XIX - начала XX вв. // Чело. —
2003. — № 2. — С. 60 — 64 и т.д.

42 Маркова, М.Т. Очерки истории народного образования Псковской губернии. 1900 - 1927 гг. —
Псков, 2004.

18 перечисление существующих в изучаемый период благотворительных обществ

и заведений. К сожалению, вопросы благотворительности в деле народной

трезвости, тюремного ведомства вообще не нашли своего отражения на

страницах региональной литературы.

Вопросы, связанные с историей благотворительной деятельности на Северо-Западе России с 1861 по 1914 гг. рассматривались фрагментарно. Проблема функционирования благотворительных учреждений, частной благотворительной инициативы на Северо-Западе России в исследуемый период изучена недостаточно, чем и обусловлена научная новизна данного диссертационного исследования.

Наибольшей научной объективности в изучении проблем российской благотворительности способствует обширная источниковая база.

Источниковая база исследования чрезвычайно разнообразна. Наиболее полное отражение в источниках получила внутренняя деятельность благотворительных учреждений. Ограниченность источниковой базы по вопросам функционирования учреждений Санкт-Петербургской губернии, отсутствие хронологического совпадения отчетности учреждений исследуемых губерний создали дополнительные сложности для глубокого изучения данной проблемы. В исследовании мы старались использовать максимальное количество источников разного происхождения.

Для раскрытия проблемы привлекались как опубликованные, так и неопубликованные источники. Но основой для написания диссертации стали архивные материалы фондов Российского государственного исторического архива (РГИА), Центрального государственного исторического архива г. Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб), Государственного исторического архива Новгородской области (ГИАНО), Государственного архива Псковской области (ГАПО), Государственного архива г. Великие Луки (ГАВЛ). Тематическая и хронологическая принадлежность привлекавшихся источников, их распределение по архивам и фондам неравномерны. Ценные для написания

19 диссертационного исследования источники можно условно разделить на

группы.

К отдельной группе можно отнести делопроизводственные материалы

благотворительных учреждений. Итоги документационного обслуживания

учреждений позволяют составить картину возникновения, функционирования и

изменений в деятельности обществ и заведений. В свою очередь в

делопроизводственных материалах необходимо выделить:

отчеты благотворительных учреждений, которые содержали объяснительную записку с общей оценкой дел учреждений за отчетный год, и подробную опись прихода и расхода сумм, с указанием источника поступлений. Отчеты учреждений Северо-Запада России за 1861 — 1914 гг. представлены как в архивных материалах (специализированные фонды благотворительных обществ — Контроль ведомства учреждений императрицы Марии, Надзиратели Петербургского воспитательного дома по округам Новгородской губернии, Псковское губернское попечительство детских приютов. Новгородский губернский попечительный о тюрьмах комитет), так и дополняются опубликованными отчетами на местах. Сочетание и использование архивных и опубликованных материалов позволяет наиболее полно представить картину становления системы и практики благотворительности на примере трех губерний Северо-Запада России в 1861 — 1914 гг.;

внутренние документы учреждений, такие как журналы заседаний (основная масса хранится в фондах Канцелярий губернаторов), ведомости на оплату труда административных работников (специализированные фонды учреждений), переписка персонала заведений по решению административно-хозяйственных вопросов;

просительные документы — фонды Канцелярий губернаторов насыщены прошениями об открытии тех или иных благотворительных учреждений, а также фонда Министерства внутренних дел хранят подобные прошения с резолюциями. Данная категория документов отражает социальные

20 проблемы, характерные для той или иной губернии Северо-Запада России и

способы их решения — предоставление приюта или организация трудовой

помощи, борьба с алкоголизмом и бродяжничеством или решение

просветительных проблем;

уставы благотворительных обществ являются ценным источником

информации. Несмотря на унификацию деятельности благотворительных

обществ и заведений, и руководство «Примерным уставом», уставы местных

учреждений ценны для написания регионального исследования. В уставе

отдельно оговаривались условия деятельности учреждении, участия в

управлении, система отчетности и причины ликвидации учреждения. Анализ

данной категории источников дополняет общую картину деталями

функционирования учреждений на Северо-Западе России, что необходимо для

освещения вопросов, связанных с практикой благотворительности в 1861 —

1914 гг. в означенном регионе.

Важным источником, освещающим деятельность благотворительных

учреждений, являются материалы статистики. В таких изданиях как

«Благотворительность в России», «Благотворительные учреждения Российской

империи» и т.д.43 опубликованы сводные таблицы по благотворительным

учреждениям на указанный период. В таблицах представлены сведения о

времени основания, ведомственной принадлежности учреждений,

количественном составе призреваемых, материальной базе. Данные таблицы

позволяют сопоставить развитие системы благотворительности в

Новгородской, Псковской и Санкт-Петербургской губерниях, проследить

динамику открытия учреждений. Статистические сведения представленных

изданий являются существенным дополнением к информации, хранящейся в

архивных фондах.

Благотворительность в России. — СПб., 1900; Благотворительная Россия. История государственной, общественной и частной благотворительности в России. Под ред. П.И. Лыкошина. — T.I. — СПб., 1901; Благотворительные учреждения Российской империи. — СПб., 1903; Доходы и расходы земств 40 губерний по сметам на 1912 г. —СПб., 1914.

21 Такие опубликованные источники как «Указатель учреждений трудовой

помощи на 1913 г.», «Ведомство учреждений императрицы Марии:

Исторический очерк. 1797 — 1897.», «Попечительство императрицы Марии

Александровны о слепых» восполняют информативные пробелы по практике

целевых обществ и учреждений. Эти издания предоставляют подробную

информацию о времени открытия и утверждения уставов учреждений в

изучаемых губерниях, о количественном составе работников и попечителей, о

количественном составе призреваемых; информацию о важных событиях в

деятельности учреждений за охватываемый изданием период.

Комплексное использование источников данной группы позволяет проанализировать процесс становления системы благотворительности на Северо-Западе России, сделать вывод о степени эффективности и устойчивости существующих в исследуемый период форм благотворительности.

Среди справочных изданий необходимо отметить Памятные книжки губерний, в которых публиковались сведениях об учреждениях, в том числе и о благотворительных. Но материал, посвященный благотворительности представлен очень скупо и ограничивается поименным перечислением обществ и заведений. Более значимым для исследования стало изучение той части Памятных книжек, где содержатся списки лиц, служащих в тех или иных учреждениях, с указанием чина и должности. Анализ этих данных позволяет проследить преемственность кадров в благотворительных учреждениях, продолжительность нахождения на службе и, что более значимо, роль передовой общественности в деле благотворения.

Благотворительная деятельность имела большой общественный резонанс, что проявилось в прессе. Газеты и журналы освещали вопросы, связанные с открытием благотворительных учреждений, проведением благотворительных лотерей и сборов. Периодическая печать второй половины XIX — начала XX вв. содержит богатый материал по исследуемой проблеме. Среди региональных изданий важное место занимают вестники губернского земства, из которых можно почерпнуть информацию о практике благотворительности на местах,

22 проследить трансформацию общественного мнения об эффективности благотворительной деятельности, о роли местных органов самоуправления в решение социальных проблем. На страницах вестников можно найти целые исторические очерки, посвященные отдельному учреждению или хвалебные речи в адрес руководителей или попечителей благотворительных учреждений.

При написании диссертации использованы источники личного происхождения. Воспоминания современников рисуют картину повседневной деятельности в вопросах благотворительности. Воспоминания Г.В. Проскуряковой «Волышовская старина»44 посвящены благотворительной деятельности графа С.А. Строганова и описывают создание школы, больницы в селе Александрово. Г.В. Проскурякова использует как личные наблюдения, так и сведения жителей Волышово, современников С.А. Строганова. «Воспоминания» князя Б. Васильчикова о графе Гейдене являются примером исторического источника, передающего оценочные суждения о благотворительной деятельности исследуемого периода.

Таким образом, комплексное использование источниковой базы по данной теме позволяет решить поставленные в исследовании задачи.

Хронологические рамки исследования охватывают временной промежуток с 1861 по 1914 годы. Это время характеризуется становлением капитализма в России, что способствовало быстрому росту фабрично-заводской промышленности, возникновению принципиально новой финансовой системы и капиталистическому развитию городов. Последовавшие за отменой крепостного права реформы 60-80-х гг. XIX века, способствовали росту экономического и политического влияния нового социального слоя общества — буржуазии, которая стала принимать активное участие в деле благотворительности. Во второй половине XIX — начале XX века процесс развития благотворительности достиг своего максимального расцвета, чем и объясняется выбор хронологических рамок исследования.

Проскурякова, Г.В. «Волышовская старина».// Псков. —1996. — №№4-6.

23 На последнее десятилетие XIX и начало XX вв. приходится наиболее

значительный рост числа благотворительных организаций, заметная

активизация общественной, частной благотворительности.

Именно на этот период пришелся рост благотворительных учреждений как на Северо-Западе, так на территории всей России. Реформы в России обострили множество социальных проблем, в том числе и проблему преобразования благотворительности, изменения ее направления от бессистемной подачи милостыни к систематической помощи населению. Уже в начале периода «великих реформ» обозначился всплеск благотворительности — благотворительные учреждения ставят перед собой более сложные задачи; становится совершенней их структура.

Таким образом, начальная хронологическая грань исследования определена фактическим началом систематической благотворительности в России, а конечная ограничена военными событиями 1914 г., которые, изменив ситуацию, как в регионе, так и по всей стране придали благотворительной деятельности новые формы. В это время все силы общества и государства направлены на развитие специальных форм благотворительности, соответствующих обстановке военного времени.

Вместе с тем, для достижения цели исследования, было необходимо изучить предшествующие периоды российской истории, связанные с проблемами помощи малоимущему населению, проблемами нищенства и благотворительности.

Территориальные границы исследования охватывают Северо-Запад России. Согласно сложившейся в отечественной исторической науке традиции под Северо-Западом подразумевается регион, включавший в себя три губернии: Санкт-Петербургскую, Псковскую и Новгородскую в их административных пределах второй половины XIX — начала XX веков. Объединение этих губерний обусловлено природно-климатическими, демографическими и историческими особенностями данного региона. Изучение не включало г.

24 Санкт-Петербург, история благотворительности в котором может быть темой

отдельного исследования.

Целью исследования является изучение состояния благотворительности и форм социальной помощи, оказываемой населению в губерниях Северо-Запада в 1861-1914 гг.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

проанализировать российское законодательство по общественному призрению и благотворительности, являющееся правовой основой социальной политики в стране, рассматриваемого периода;

определить историческую обусловленность роста благотворительности в России в 1861 — 1914 гг.;

показать взаимосвязь и провести сравнительный анализ процессов, характерных для благотворительности и общественного призрения, в российской провинции с общероссийскими тенденциями;

выявить типологию благотворительных обществ и учреждений, а также масштаб оказываемой ими помощи различным категориям населения;

изучить направления и формы помощи незащищенным категориям населения государственными, общественными структурами, а также частными благотворителями, выявить их взаимосвязь;

выявить мотивы (культурные, этические, статусные, материальные и др.) деятельности благотворителей в рамках менталитета сословной России на рубеже XIX-XX вв.

Объектом исследования являются общие закономерности и
региональные особенности благотворительности на Северо-Западе России.

Предметом исследования является история развития системы и

практика благотворительности в Санкт-Петербургской, Псковской и
Новгородской губерниях в1861-1914 гг. Предполагается исследовать виды,

формы и методы благотворительной деятельности означенного периода, а
также источники финансирования, персоналии.

25 Основными методологическими принципами диссертационного исследования являются:

принцип исторической связи, обеспечивающий возможность определения места благотворительности в жизни российского общества, анализа причин и тенденций изменений, происходивших в системе и практике благотворительности на протяжении рассматриваемого периода.

принцип системного и конкретного анализа проблемы благотворительности в России и на Северо-Западе, который предполагает рассмотрение благотворительности как составной части жизни российского общества 1861-1914 гг.

Применение системного анализа позволило создать из отдельных сведений о благотворительных организациях и частных благотворителей исследуемого региона цельную историю формирования системы и практики благотворительности на Северо-Западе России.

Использование общепринятых научных принципов, таких как переход от общего к частному, сравнительный анализ историко-культурных явлений в сочетании со специфическими методами исторического краеведения позволяют реконструировать события локальной истории.

Автор диссертации руководствовался главными методами исследования:

а) сравнительно-исторический, позволяющий нам рассматривать
возникновение благотворительности в России и на Северо-Западе в неотрывной
связи с развивающейся российской исторической обстановкой;

б) ретроспективный, с помощью которого исследованию этапов
существования благотворительности на Северо-Западе России придается
направленность от прошлого к настоящему, от причины появления какого-то
нового нормативного акта к его последствиям для развития
благотворительности;

в) антропологический, позволяющий через личность, деятельность
отдельных людей, «спешащих делать добро» раскрыть мотивы и движущие
силы благотворительной деятельности;

д) дедуктивный, направляющий исследователя от общих стратегически

важных направлений благотворительной деятельности к частным их проявлениям;

е) хронологический, основанный на соблюдении временной
последовательности развития событий.

Комплекс принятых в диссертации методов позволяет рассмотреть благотворительность в России вообще, и на Северо-Западе в частности, как важное историко-философское явление.

Практическая значимость изучения истории благотворительности на Северо-Западе России заключается в том, что анализируемый в диссертации материал позволяет выйти на теоретические и практические выводы и обобщения, которые затрагивают не только прошлое, но и современное состояние благотворительности в северо-западном регионе и во всей России.

На сегодняшнем этапе исторического познания необходимо не только расширить и углубить исследования социально-экономических и социально-исторических проблем, но и обратить внимание на процессы духовно-нравственного возрождения общества.

Интерес к забытым пока отечественным традициям помощи незащищенным гражданам связан с тем, что современная ситуация в нашей стране очень напоминает, по ряду показателей, время «великих реформ» и последовавших за ним социально-экономических и нравственных перемен. И накопленный опыт прошлых лет будет весьма ценен.

Основные положения исследования могут быть использованы в дальнейшей разработке модели благотворительности к. XIX — н. XX вв. в целом и Северо-Западного региона в частности, при создании обобщающих трудов по Отечественной истории, историческому краеведению, в преподавании исторических дисциплин в различных учебных заведениях.

Апробация работы. Основные положения и выводы исследования представлены в 7 публикациях; использованы в сообщениях и докладах на конференции преподавателей и аспирантов Псковского государственного

27 педагогического университета им. СМ. Кирова (ПГПУ) (2003 г., 2004 г.), на

научно-практической конференции «Земля Псковская, древняя и современная»

при Псковском государственном объединенном историко-архитектурным и

художественным музее-заповеднике (ПГОИАиХМЗ) (2003 г.), на конференции

«Модернизация профессионального образования: обеспечение качества

подготовки специалистов» (2003 г.), на Ольгинских чтениях при ПГОИАиХМЗ

(2004 г.), на научной конференции историков-архивистов «Документальное

наследие Новгорода и Новгородской земли. Проблемы сохранения и научного

использования» (2004 г.), на научно-практической конференции «Прошлое

Новгорода и Новгородской земли» при Новгородском государственном

университет имени Ярослава Мудрого (2004 г.), на научно-практической

конференции «Из истории благотворительности в Новгородской губернии»

(2005 г.), для участия в дискуссии на межрегиональном семинаре «Научное

знание о благотворительности и некоммерческом секторе в высшей школе» в

рамках программы «Гражданское общество» в г. Санкт-Петербурге.

Подобные работы
Маковецкая Юлия Геннадьевна
Формирование молодого поколения в условиях становления советской административной системы : Историческая практика и уроки, 1920 - 1930-е гг.
Каменская Татьяна Сергеевна
История развития торговых отношений Северо-Запада России и Скандинавии в 1985-2000 гг.
Журавлев Валерий Анатольевич
Печать и политический выбор русской армии в марте-октябре 1917 года (на материалах Северо-Запада России)
Захарова Ирина Михайловна
Провинциальные статистические комитеты Северо-Запада России: из истории становления отечественной статистики
Алиева Людмила Владимировна
Крестьянская поземельная община Северо-Запада России (1906-1930-е гг.)
Никулин Валерий Николаевич
Помещики Северо-Запада России во второй половине XIX - начале XX века
Красникова Юлия Николаевна
Департамент уделов и удельные крестьяне северо-запада России в конце XVIII - первой четверти XIX века
Старшова Ирина Геннадьевна
Педагогические кадры Северо-Запада России 1917 - нач. 1930-х гг.: формирование, состав, материальное положение
Чистиков Александр Николаевич
Партийно-государственная бюрократия Северо-Запада Советской России : 1917 - 1920-х гг.
Болдырева Людмила Васильевна
Государственная политика и практика развития системы образования в России на рубеже XX - XXI веков : На материалах областей Центрального Черноземья

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net