Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Искусствоведение
Музыкальное искусство

Диссертационная работа:

Ярешко, Александр Сергеевич Русские колокольные звоны в синтезе храмовых искусств: история, стилевые основы, функциональность : диссертация ... доктора искусствоведения : 17.00.02 Москва, 2005

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение 2

Глава I. Исторические и сакральные истоки колокольных звонов 24
Глава II. История возникновения и развития

православных колокольных звонов на Руси 41

Об очепном и язычном способах звона 48

Русские государи и колокололитейщики -

попечители и создатели колокольного искусства: 61

века XV-XVII 62

век XVIII 80

век XIX - начало XX 95 Глава III. Музыкальная стилистика

православных колокольных звонов 118

  1. Акустические особенности колокольного звука 118

  2. Канонические формообразующие средства колокольных звонов

как основа стилистики 144

Понятие канона в колоклольной музыке 144

Благовест как молитвенный континуум звона (канон-исток) 146

Структурно-техническая каноничность 149

3. Стилевые особенности формообразующих средств: 151

остинатно-вариативный принцип развертывания музыкальной формы 152

мелодия и лад 168

импровизационность как принцип развития глубинной энергетики формообразующих элементов 176

4. Народно-национальные основы и целостный анализ
православных колокольных звонов 190

Глава IV. Жанрово-каноническая типизация православных

колокольных звонов 224

Перезвоны

Проводной звон и его типологические варианты

Будничные звоны

Праздничные звоны

Красный звон

Трезвон

Встречный звон

Целодневный звон

Свадебный звон

Малиновый звон Глава V. О феномене звонаря православного храма Заключение. Колокольные звоны в синтезе храмовых искусств Комментарии Библиография Нотное приложение

Введение к работе:

1. Актуальность темы

Православные колокольные звоны в России - высокое достижение сакральной духовности и отечественной культуры. Появившись на Руси тысячу лет назад вместе с христианстким мировоззрением, колокольные звоны органично развивались в контексте храмовых искусств, народного музыкального творчества, прийдя к полному расцвету своих семантических свойств на основе национальных традиций. Но если храмовая архитектура, иконопись, богослужебное пение в своих истоках опиралось на византийское «подобие», то становление стиля русских православных звонов, выявление в них жанровых начал шло по внутренним законам энергии искусства на основе традиционного национального мировоззрения их хранителей - звонарей и общей культуры Древней Руси. В результате возникла новая, уникальная по способу выражения стилевая и жанровая система колокольной музыки, тесно связанная с корпусом храмовых искусств, с народным музыкальным творчеством, бытующая по законам фольклорной концептуальности, но не потерявшая генетической связи с первоистоком. Музыка православных звонов, исполненеие ее музыкантами-звонарями, ее сакральная и эстетическая сущность представляют собой искусство исключительного своеобразия, ценность которого давно осознанна государством, церковью, выдающимися деятелями культуры, композиторами-классиками, как и всем православным народом. Колокольные звоны - это важнейший, уникальный, художественно своеобразный вид искусства, занимающий свое достойное место в национальном наследии отечественной культуры. По всей России высятся колокольни - монументальные музыкальные инструменты, роль которых в истории общества трудно переоценить. Именно колокольни, как важнейший знаковый элемент храмового комплекса, охватывали своей архитектурой и, главное, звуковой энергией все великое пространство страны, выполняя важную коммуникативную функцию, объединяя и сплачивая народ в его помыслах, верности абсолютным

ценностям Православия, Родины, духовности, а в целом - священной Соборности. Поэтому социальная роль колоколов и звонов в России в этом аспекте представляется важной и особо значимой.

Являясь неотъемлемой частью христианского богослужения, колокольным звонам отводится особая сакральная роль. Фразу из Чина благословения кампана «О еже подати ему благодать, яко да вси слышащий звенение его, или во дни, или в нощи, возбудятся к славословию имени святаго Твоего...», можно отнести и к самому колоколу - созданию Божественного духа, и к творцу-звонарю, и ко всему православному колокольному искусству.

Как известно, христианская символика являет собой универсальную систему представлений о мире и о человеке в нем. Сакральное воплотилось в символах, в системе христианского богослужения, где колокольному звону отводится важное место. Звон выполняет не только информативную функцию, его главное назначение - «выражать торжество Церкви и ее Богослужения» (Пособие к изучению Устава Богослужения Православной церкви. 1907). В то же время христианская символика, воплотившаяся в музыке, архитектуре, живописи, обрядах, прикладных формах и т.п., стала носителем выдающихся ценностей мирового искусства. Они создавались в большинстве своем анонимными авторами, хотя на этом общем фоне вспыхивали гениальные личности, творившие шедевры. Эта соборность создателей, творцов, привела к поистине феноменальным достижениям в колокольном искусстве. «Самые большие, самые звучные...», «Нет подобного ему (колоколу) в мире...», - эти и множество другие высказываний иностранных путешественников по России указывают на русское «чудо». Кажется, ничем другим так ярко не могла выразить Русь свое стремление к силе, единству, могуществу, как мощным колокольным звоном своих церквей.

Органичное включение звонов в христианское православное богослужение стало решающим фактором их распространения и развития. Невозможно представить русскую землю без храмов, пения церковного хора, храмовой живописи, колокольных звонов. Это неповторимое слияние веры и ис-

кусства создано православием, которое оказало влияние на все стороны и образ жизни народа. И колокольный звон является важнейшей частью церковного сакрального действа. Об этом еще в начале века писал профессор Духовной академии М. Скабалланович в Толковом типиконе: «духовное и возвышенное богослужение новозаветное в колокольном звоне имеет свою священную музыку» [200].

Другим важнейшим истоком колокольной музыки стала народно-национальная основа. Изначально транспортация колоколов произошла из Западной Европы (возможно через болгар) в период средневековой Руси. В течение столетий происходил процесс их внедрения в национальную среду и развития в естественной народно-певческой и инструментальной атмосфере по законам фольклорных произведений. Это привело к особому национально-специфическому виду искусства с его уникальным художественным стилем, который можно трактовать инструментальной разновидностью русского народного музыкального творчества.

Указанные две ипостаси составляют глубинную сущность православных колокольных звонов, где христианское и народное находится в органичном единстве.

Все это явилось основой для развития русской кампанологии (от древнерусского, церковного названия колокола - кампанъ) - науки о колоколах и звонах. Ее гармоничное развитие от первых чиновников XVII века и печатных «известий» о колоколах и колокольнях конца XVIII столетия до значительных обобщающих трудов начала XX века составило источниковедческую базу, которая дает возможность понять исторический аспект возникновения и развития колокольного искусства в России, его особой значимости и функционирования, услышать «живое» мнение современников о собственно музыкальной его сущности. Тематика данного материала значительна и разнообразна, что дает возможность к ее обобщению и анализу тематических направлений.

2. Тематические линии русской калтанологии

Постановка вопроса о русской кампанологии как науке не случайна. Его дискуссионность определяется как историко-социальными проблемами общества, так и слабой теоретической разработкой всех составляющих сторон данного предмета. К первому кругу причин следует отнести неоднозначное отношение государства к колоколам и колокольной музыке, как атрибуту церкви. Это выразилось в их апологетике и символизации в период становления и укрепления Российского самодержавия, затем, спустя несколько столетий, почти полном их уничтожении в период борьбы с религией, и, наконец, процессом их повсеместной реанимации в настоящее время, что связано с возрождением духовных национальных традиций, нравственных корней православной религии.

Вначале о терминологии. Как известно, древнерусское, церковное название колокола - кампанъ. Это название возникло от провинции Кампанья на юге Италии, где по преданию отливались первые большие колокола и было организовано их массовое производство. Широкое бытование в Европе колоколов из Кампаньи послужило почвой для возникновения синонима наименования колоколов - кампаны. На Руси в церковной литературе данное название закрепилось. В церковном Уставе (Чине) отдается предпочтение этому названию - кампан, хотя и с пояснением («Чин благословения кам-пана, си есть колокола или звона»). Словарь В. Даля также дает синоним колоколу - црк. «кампан». Поэтому данный термин в качестве основы названия науки кампанологии представляется нам применимым и более удобным в лексике (чем, например, «колоколология» или «колоколоведение»).

Но главное, безусловно, не в термине, а в правомерности научного подхода к данному явлению. В связи с этим обратимся к понятию «наука». Словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона трактует его как «систематическое объединение и изложение объективно-достоверных сведений, принадлежащих к какой-либо области знания» [28, т. 3, с. 691]. Более основательно раскрывает это понятие философский словарь Дидье Жюлиа [М., 2000, пер. с франц.].

Трактуя науку как «факт познания», автор выявляет следующие этапы формирования научного понятия: 1) различие факта восприятия и научного (измеряемого) факта; 2) научное наблюдение и эксперимент; 3) классификация фактов (поиск свойств, общих для группы фактов, объектов или опытов); 4) гипотеза, представляющая собой предвосхищение закона и позволяющая направить наблюдение в нужное русло; 5) закон, устанавливающий постоянные отношения между феноменами и объединяющий факты наблюдения; 6) теория, объединяющая законы и объясняющая систему универсума... Используемый здесь метод - это метод индукции, перехода от частного к общему [63, с.272].

Выделенные выше этапы формирования научного познания в значительной мере относятся и к колокольному искусству в широком смысле этого понятия, изучение которого уже прошло начальные стадиальные формы. Прежде чем суммировать открытия и методологические поиски в этой области, следует выделить существеннейшую сторону кампанологии - ее комплексность. Опираясь на синкретизм колокола как явления материальной и духовной культуры, кампанология выступает со своими многочисленными сторонами: теологической, исторической, музыковедческой, этнографической, металлургической, акустической, архитектурной, искусствоведческой. К тому же некоторые из них, в свою очередь, раскрываются внутренними составляющими. Например, музыковедческий аспект включает как анализ собственно музыки звонов, так и конструктивную сторону самого инструментария, наряду с фиксацией форм обучения (педагогический аспект) и т.д.

Безусловно, каждая из этих сторон является объектом специального изучения. Их углубленный научный анализ - необходимая грань познания целого. Но на данном этапе имеет особую значимость не только единичная грань этого искусства, но и их совокупность, необходимость иметь целостное представление о музыке колоколов в связи с ее этногенезом, историей, обрядовой стороной и т.д. Комплексное осознание колокольного искусства — это

та цель, к которой должен стремиться и ученый-исследователь, и практик звона.

Покажем правомерность существования данной науки и сформулируем ее основные задачи. Начнем с опыта библиографии в этой области - с чего начинается любая наука.

Первый библиографический список в фундаментальном труде «Исто
рия колоколов и колокололитейное искусство» принадлежит Н. И. Оловя-
нишникову [153]. Изданный в 1912 году (2-е издание), он представляет собой
обобщение темы за прошедший век. Библиография, включающая 229 наиме
нований на русском языке и 18 на иностранном, является своего рода путе
водителем по различным отраслям кампанологии. Ее полноправно можно
назвать кладезем данной науки, которая включает ряд источников малоизве
стных, а порой вовсе недоступных для современного читателя. Важным эта
пом библиографического опыта явилась статья Л. Благовещенской [25,
с. 197-215], опубликованная в 1987 году. Впервые в отечественной кампано
логии предпринята попытка систематизации и оценки накопленного за два
века библиографического материала. Используя хронологический метод
описания, автор демонстрирует процесс научного познания колокольного ис
кусства, цитирует отдельные особо значимые выдержки из работ от XVII
века до наших дней. Безусловно, автор не мог охватить всю литературу и все
направления кампанологии, но ценность работы значительна.

Объемную библиографию из 180 источников содержит монография А. Бондаренко (1988) «Московские колокола. ХУН век» [29], где особый интерес представляет тематическая литература по Московии указанного периода.

Основную и целенаправленную библиографическую работу на протяжении многих лет ведут А. Никаноров и С. Старостенков. В статье «Русская кампанология» [146, с. 172-188] авторы предлагают отдельные материалы к Энциклопедическому словарю музыкальных инструментов. Справедливо отмечая, что «...наука о русских колоколах находится в стадии накопления и

упорядочивания материала», - авторы, тем не менее, прилагают значительные усилия к ликвидации пробелов в данной области. Особый интерес в указанной статье представляют очерки о кампанологах XIX-XX веков: А. А. Из-раилеве, С. В. Смоленском, С. Г. Рыбакове, К. К. Сараджеве, Е. В. Гиппиусе.

Значительную работу по «упорядочиванию материала» проделал А.Никаноров. Раздел «Материалы к библиографии и фонографии», опубликованный в сборнике статей «Музыка колоколов» (1999г.) [145, с.241-262], является полноценным каталогом современной отечественной кампанологии. Впервые создан каталог фонографии, что дает исследователям важный фактологический материал. Наконец, последний в этой области на сегодняшний день труд А. Никанорова и С. Старостенкова - статья «Опыт библиографии по русской кампанологии» [147, с. 179-213], представляет собой наиболее полный каталог отечественной кампанологии. Впервые предпринята систематизация материала в хронологическом порядке, начиная с 1785 года, с публикации первой статьи на данную тему и заканчивая 1940 годом - временем угасания материалов, вызванных социальными причинами в обществе. Авторами введен в научный обиход ряд источников, ранее не известных исследователям. Особенно это касается материалов, опубликованных в периодической печати XIX века.

Кроме указанных специальных трудов, библиографические списки содержат кандидатские диссертации Л. Благовещенской, А. Горкиной, С. То-сина, Н. Каровской, А. Никанорова, А. Ярешко.

Методологические поиски и достижения исследователей с научной точки зрения целесообразно проследить по определенным тематическим линиям, что позволит сделать суммирующий вывод о кампанологии как о науке. Такой обзор, исходя из позиции комплексности, начнем с самой многочисленной по количеству работ линии - историко-лппографической, с которой начиналась формироваться наука о колоколах. Одно из самых ранних «известий» от 1789 года так и гласит: «Известие об Ивановой колокольне: сколько на оной колокольне имеется колоколов как больших, так и малых, с объявле-

ниєм какие находятся на каждом из них надписи, из которых можно узнать в какое время оные литы и кем.,.» [66, с. 257-269]. Надо сказать, что описания колоколов колокольни Ивана Великого с завидным постоянством повторяются с XVIII до начала XX века. Это естественно, так как Иван Великий во все времена была главной колокольней России. И в целом, в наибольшей степени повезло московским колоколам. Их описания имеются во множестве работ от специальных (например, Левшин А. Г. Историческое описание московского Успенского собора. - М., 1783) до путеводителей по Москве. Особый интерес представляет труд А.Мартынова «Московские колокола» [Русский Архив. -1896. -№ 1-3.], где автор тщательно фиксирует все данные о колоколах, находящихся на московских колокольнях. Очевидна непреходящая ценность этой работы и в историческом аспекте, и в плане перспектив сегодняшнего дня, когда идет восстановление разрушенных памятников церковного зодчества.

Значимость и роль колоколов в общественной жизни Руси зафиксирована в многочисленных упоминаниях о колоколах в летописях. Здесь на первое место выдвигается историко-событнйная информация, которая дает возможность, с одной стороны, проследить историю становления и развития православных колокольных звонов, с другой - видеть их возрастающую роль в соотнесении с развитием русского государства.

Летописные сообщения бесстрастно фиксировали события истории. Таково первое упоминание о колоколах в третьей Новгородской летописи от 1066 года: «Приде Всеслав и взя Новгород и колокола съима у святыя Софии...». Другие свидетельства связаны с археологическими находками. Так, при открытии церкви Святой Ирины в Киеве (ее постройка относится к 1037 году) найдены «несколько медных вещей от паникадила и обломки колокола» [21, с. 269]. О ценностном отношении к колоколам свидетельствуют такие, например сообщения: (1146 г.) «...двор Святославль раздели на четыре части: и скотнице и товару многое множество, ...книгы и колоколы» [174, C.38J. Или: «Взят же бысть Киев марта в 8 день в лето 6678 (1170 г.)...

и грабиша два дни весь град, ... и ризы и колоколы все поимаши и всю святыню» [174, с. 79]. И, напротив, какой гордостью наполнены слова летописи о позитивных процессах становления православия: «Того же лета совершена бысть соборная и великая церковь Успения Богородицы на Москве, при благоверном великом князе Иване Васильевиче... Бысть же та церковь чюд-на вельми величеством и высотою... и звоностыо (курсив мой - А.Я.) и пространством; такова же прежде того не бывала в Руси» [169, с. 192].

Всевозможные источники о церковных древностях достаточно подробно описывают размеры, вес, характер украшений и другие элементы колоколов. Но немало и специальных работ, в которых колокола являются предметом исследования. Из них наиболее основательные статьи Бабина [21], М. Пыляева [188], А. Сулоцкого о колоколах Сибири [213]. Данное направление продолжает разрабатываться в последнее десятилетие. Убедительное свидетельство тому статьи И. Костиной, И. Плешаковой, Л. Спириной, А. Давыдова, П. Жолтовского, В. Кавельмахера, Т. Шашкиной, Л. Благовещенской и других [98].

Другая тематическая линия, нашедшая свое воплощение в литературе, - теологическая, которая предполагает отношение к колоколам и звонам как к сакральному инструментарию. Такой литературы немного, но она значительна по своему идейному наполнению.

Возникновение самого Чина освящения кампана свидетельствует об особой сакральной роли колоколов: «глас Божий», «глас Церкви» такие сравнения и одновременно репрезентативность могли возникнуть в сознании верующих лишь после священного ритуала, в процессе которого колоколам «передаются» эти особые свойства. Не случайно по христианским представлениям звоны колоколов обладали очищающей силой от всей скверны и власти тьмы, а их семантика была неотделима от литургии.

Одна из важнейших работ теологического направления принадлежит В. Н. Ильину - философу-богослову и музыковеду. Созданная в 1930 году в Париже, она была своеобразным откликом на очередную кампанию по унич-

тожению колоколов в советской России. Само название - «Эстетический и богословско-литургический смысл колокольного звона» - демонстрирует метод автора: анализ православного звона в синтезе искусства и теологии. Скрупулезно и глубоко разбираясь в сути данного явления, сравнивая православный колокольный звон с карильонной западноевропейской музыкой, В. Н. Ильин выявляет его «музыкально-метафизическую сущность», которая, по его словам, «сводится к максимальному одушевлению ... неорганической материи, высшим типом которой является, несомненно, металл. В колокольном звоне она начинает жить по-своему, но зато по-настоящему... Она принимает участие в службе Божией физическими колебаниями и волнением воздуха, организованным гармоническим шумом ритмо-тембров. Это - звучащая софийность материи». И далее: «Богословский логизм литургических текстов и стройное пение по церковным ладам, сопровождаемое колокольным шумом ритмо-тембров, дает картину подлинной иерархии ценностей. Священство - дух, народ, хор- душа, колокола -тело» [86, с.229-230]. Поразительно окончание этой статьи: «...должны любить этот язык (голос колокола - А.Я.) все чающие «жизни будущего века» [86, с.231]. В этих словах -прозорливость будущего, понимание перспективы колокольного искусства, базирующиеся на его глубоком искусствоведческом анализе.

Эту линию продолжают современные исследователи Т. Решетникова и С. Пьянкова - ученые-культурологи, которые рассматривают богослужебные функции звонов и их сакральную сущность [189, 192].

Наиболее полной работой в этом аспекте является статья С. Макаровой «Трубы, била и колокола как сакральные музыкальные инструменты», в которой исследователь, опираясь на анализ ветхозаветных и раннехристианских текстов, рассматривает эволюцию христианских представлений о феномене колокольного звона [126].

Основательная и весомая в научном аспекте литература по колокольному искусству относится к музыковедческой линии, что естественно: ведь конечный результат его - музыка православных колокольных звонов. Дан-

ная линия, в свою очередь, распадается на несколько разделов: от простых наблюдений и описания восприятия музыки звона как эстетического феномена, к фиксации жанровых элементов и типов звона в чиновниках (уставах) прошлых веков в специальных работах и, наконец, к обобщению музыкальных закономерностей, выявлению их стилевых особенностей, анализу отдельных локальных традиций.

Самые ранние работы на данную тему - «Устав благовеста к церковному пению на весь год...» (1772) и «Расписание в какие дни именно, какие употреблять для звона колокола» А. А. Аракчеева (1825г.). В них - первые попытки фиксации звонов по уставному принципу. Ценным источником явились свидетельства иностранных путешественников по России. Рассматривая искусство звона «со стороны», удивляясь их национальному своеобразию, авторы дают ряд сведений о количестве колоколов в наборах, об управлении ими и некоторых типах звонов (Адам Олеарий, Дж. Горсей, Г. Муркос, В. Парри, Б. Таннер).

В 2003 году И. Чудинова опубликовала переведенные ею древнерусские тексты рукописных монастырских уставов, в которых даны указания о порядке совершения церковных служб и колокольных звонов. Эти устные предания, записанные самими носителями традиции с целью дальнейшего ее воссоздания, являются важным источником изучения типов звонов XVII века, их бытования в служебной практике. Работа исследователя вводит в научный обиход неизвестные ранее и малодоступные современным кампанологам литературные материалы [241].

Не менее значимой явилась публикация А. Никаноровым звонарского устава Оптиной пустыни - рукописи под названием «О должности звонаря и изъяснение о времени и порядке благовеста и звона в колокола к службам Божиим...», относящаяся к 1843 году. В ней содержатся ценные сведения по жанровому составу звонов, откристаллизовавшихся к XIX столетию, исполнительской практике звонарей в процессе служб и других церковных обрядов [144].

Своеобразным прорывом в области изучения музыкальных свойств колокольных звонов стал 1850 год, когда впервые у неизвестного журналиста появилась красноречивая фраза: «О колоколах и колокольном искусстве» [151, с.229-231]. С этого времени авторы (часто анонимные) не только описывают колокола как объект археологии, но и пытаются осмыслить их музыкальные свойства. Так, заметка в Ярославских губернских ведомостях за 1852 год № 12 «Колокольный звон при Ростовском Успенском соборе» - первая попытка описания музыкального впечатления от звонов. Появляются «Записки звонаря» (1862), «Двоякий способ звона» (1865), попытка обобщения Н. Розанова «О времени благовеста при церквах в Москве в прошлое столетие и текущее», руководство для сельских пастырей «Колокола или кампаны» (1871).

С 80-х годов начинается деятельность А. А. Израилева, талантливого исследователя, акустика и музыканта-самоучки, привлекшего внимание общественности к уникальности колоколов и звонов Успенского собора Ростовского кремля. В его небольшой работе «Ростовские колокола и звоны» (1884) [85] впервые в истории колокольного искусства зафиксированы нотацией звоны XVII-XV1I1 веков, даны их описания, приведены схемы балансировки колоколов, при помощи изготовленных им камертонов сделана попытка измерения числа колебаний каждого из них. В этом аспекте труд автора бесценен. Однако глубокое заблуждение А. А. Израилева заключается в непонимании стилевой специфики русского православного звона: его принципиальной диссонантности, неподчиненности темперированной системе строя, которую он называет «неправильностью» и предлагает «исправить», чтобы играть на церковных колоколах функциональные отношения аккордов. Данная позиция была раскритикована В.В.Стасовым в предисловии к переизданию работы А. А. Израилева (1894г.), где выдающийся ученый дает объективную оценку трудов исследователя.

Рубеж XIX и XX веков явился этапным для русской кампанологии. Данный этап открывает очерк И. Эйзена «Колокол» [253], опубликованный в

литературных приложениях к журналу «Нива» за 1894 год. Избрав за точку отсчета 394 год - отливку, как гласит предание, епископом Павлином большого колокола в г. Ноле, автор посвящает работу 1500-летию церковного колокола. Безусловно, дата, как будет показано ниже, достаточно условная. Но очерк И. Эйзена представляет собой подробное обстоятельное описание истории бытования и развития колоколов от истоков до XIX века как в Европе, так и в России. Множество фактов, связанных с колоколами и звонами, их функционированием в церковной службе станут отправными сведениями для последующих авторов, в том числе Н. Оловянишникова и других. В этот период появляются работы, имеющие принципиальное значение для понимания музыкальной сущности православного звона: С. Рыбакова «Церковный звон в России» (1896г.), С. Смоленского «Красный звон» (1899г.) и «О колокольном звоне в России» (1907г.), первое издание фундаментального труда Н. Оловянишникова «История колоколов и колокололитейное искусство» (1906г.) и его дополненное переиздание (1912г.), Н. Привалова «Колокольный звон на Руси» (1910г.), глава «Благовест» в Толковом типиконе профессора Киевской духовной академии М. Скабаллановича (1910г.), Геннадия, епископа донского «О церковном звоне» (1914г.). В них - первые творческие характеристики звонарей, осмысление национального стиля в звоне, фиксация понятия народности применительно к православным звонам, первые попытки обобщения этого искусства. Данные труды явились той базой, которая легла в основу изучения и дальнейшего более углубленного познания в этой области новым поколениям исследователей.

Несмотря на полосу запретов и гибели церковных звонов с 20-х годов, в этот период все же появлялись отдельные труды, содержащие важные наблюдения. Так, в книге «Особенности народно-русской музыкальной системы» (1923 г.) и в неопубликованной работе «Церковный звон» выдающийся музыкант и ученый А. Кастальский продолжает разрабатывать тему стилистических особенностей колокольной музыки. Автор выявляет ее ладо-гармоническое сходство с древними песенными попевками, в подтвержде-

ниє чего приводит нотную запись звона, анализирует динамическую природу гармонического сочетания колоколов в процессе музыкального развертывания, пополняет сведения о жанрах православной колокольной музыки.

Особый интерес представляет деятельность выдающегося звонаря XX века - К. Сараджева. Обладая гиперсинестезией слуха, позволяющей ему различать 1701 звук в октаве, он обследовал и зафиксировал звуковые спектры особо ценных колоколов Москвы. Занимаясь не только исполнительской деятельностью, но и научно-просветительской, К. Сараджев работал над теоретическим трудом «Музыка-Колокол», вероятно, погибшим во время войны. Фрагмент этой книги, к счастью сохранившийся, был изложен в виде доклада, который он читал в Москве, в конце 20-х годов. В нем попытка дать свое видение колокольной музыки, ее акустические и гармонические уникальные особенности, рассказать о практической стороне подбора колоколов на колокольне". К. Сараджев мечтал о создании концертной звонницы на основе православной колокольной музыки с наиболее ярким подбором лучших российских колоколов. К сожалению, мечтам и планам гениального музыканта-звонаря сбыться было не суждено.

Также неопубликованным остался доклад другого исследователя звонов А. Покровского - новгородского композитора, дирижера, исследователя, специалиста по церковной музыке1. Доклад был прочитан в 1922 году в Новгородском обществе любителей древностей под названием «О музыкальном значении звонниц»'. Наибольший интерес в нем представляют описания колоколов, управления ими и характеристика музыки звонницы Новгородского Софийского собора.

Новый этап изучения колокольной музыки начинается статьей выдающегося отечественного фольклориста Е. Гиппиуса «Ростовские колокольные звоны» [50, с. 15-17]. Поводом к ней стал выпуск аналогичной грампластинки, где Е. Гиппиус выступил как рецензент. Автор наметил целый ряд проблем: о систематизации звонов, их связи с песенным фольклором, о мело-

дичсской основе колокольной музыки и других. Статья послужила важным отправным пунктом к дальнейшим исследованиям.

Наконец, 70-е и последующие годы можно охарактеризовать как планомерное постижение всех сторон данного искусства. Начало систематическому изучению положила работа Ю. Пухначева «Загадки звучащего металла» [М., 1974], где в популярной форме излагаются многие сведения, относящиеся к колоколам и музыке звонов. Появляются дипломная работа музыковеда Л. Благовещенской и ее публикация: записи звуковых спектров московских колоколов, выполненные К. Сараджевым (1977); повесть-воспоминание А. Цветаевой «Сказ о звонаре московском» (1977); научные статьи автора данной диссертации «Колокольные звоны - инструментальная разновидность народного музыкального творчества» и «Влияние колокольных звонов на особенности колорита в творчестве русских композиторов» (1978). Регулярно проводимые научные конференции, посвященные колокольному искусству, дали свои результаты: появляются два сборника статей «Колокола. История и современность», (состав. 10. Пухначев, 1985, 1990), в которых освещен широкий спектр колокольных проблем.

Особенно плодотворными стали 90-е годы. Популярные и научные работы, книги, альбомы грампластинок и аудиокассеты с записью музыки звонов создают Л. Благовещенская, Т. Владышевская, И. Коновалов, С. Мальцев, А. Никаноров, С. Тосин, А. Ярешко и другие авторы. Суммирующим общим трудом этого периода стал сборник статей «Музыка колоколов» [редактор и составитель А. Никаноров. СПб., 1999]. В общей сложности за 90-е годы было опубликовано до сотни работ. Такой продуктивности, творческого «взрыва» отечественная кампанология еще не знала.

Наряду с музыковедческой линией, значительный комплекс работ посвящен проблемам изготовления - книга А. Лапшина «Опыт бронзового литья в русских традициях» [Рыбинск, 2001] - последняя работа на эту тему, и акустическим особенностям колоколов - кандидатская диссертация А. Горкиной «Музыкальная организация традиционных колокольных звонов» [М.,

2003]. Эти специальные темы, которые освещаются вот уже в течение двух столетий, можно дополнить работами, связанными с архитектурными и акустическими особенностями колоколен и звонниц.

Подводя итоги вышеизложенному, сделаем основной вывод: кам-панология - это сравнительно молодая (с 200-летним стажем), но вполне сформировавшаяся комплексная наука, с накопленными знаниями в каждой из своих областей, с состоявшимся «фактом познания» и с целенаправленной тенденцией объединения установленных фактов. Область исследования -все грани и стороны, относящиеся к колокольному искусству в самом широком смысле этого понятия.

Кампанология как наука в настоящее время оказывает основополагающее влияние на практику, которая декларируется как возрождение православных колокольных звонов. И это закономерно, поскольку восстановить утраченное возможно лишь на основе глубокого и целенаправленного научного познания.

3. Постановка проблемы. Цель и задачи исследования.

Нравственные катаклизмы XX века нанесли жестокий урон колокольному искусству России. Гибель подавляющего числа колоколов, разрушение колоколен и церквей, запрет звонов, там, где они сохранились, казалось, навечно похоронили память о них. Но произошло поразительное. Колокольные звоны продолжали свою жизнь под сенью малых церквей, часто кладбищенских, в различных уголках страны. Их хранители - потомственные звонари, помнящие с детства величие и красоту звонного апофеоза, свято держали традицию православного канона в звоне. Сохранились они и в некоторых крупных храмах и монастырях: Псково-Печерском, Ростовском, Троице-Сергиевой лавре, Новодевичьем в Москве. Почти полностью сохранен набор колоколов на колокольне Иван Великий. Это послужило залогом активного начала возрождения звонов в 90-х годах прошлого века. Подобное возрождение, как было сказано, переживает и кампанология. Появление искусствовед-

ческих работ с 70-х годов стало основой для активной накопительной деятельности в этой области.

Однако в настоящее время мы не располагаем суммирующим исследованием, в котором анализ православных колокольных звонов был бы дан в контексте исторических вех России, на основе изучения их типологических свойств и стилистики данного искусства в целом. На сегодняшний день мы располагаем суммой различных (иногда спорных и противоречивых) наблюдений, сведений, мнений, постановок проблем с их частичными решениями, но, к сожалению, не дающих обобщающего представления об исторических и теоретических процессах, составляющих сущность колокольного искусства. Единичные примеры анализа музыкальных свойств звонов носят локальный характер и не могут дать целостной картины их стилевых и формообразующих средств. Особенно это касается канонических основ православных колокольных звонов и их жанрового корпуса, которые остаются почти неисследованной областью. Их декларация на бытовом уровне в некоторых работах, в том числе и в официальных документах церкви, лишена подлинно научно-исторической и аналитической основы, а порой просто ошибочна в своих постулатах. Такой же неисследованной областью является анализ свойств колокольных звонов в синтезе храмовых искусств в исторической перспективе развития, что на данном этапе их возрождения представляется также особенно значимой. Поэтому представляется важным и актуальным научное определение предмета исследования, его границ, методики изучения, выявление стилевых закономерностей феномена музыки звонов в историческом развитии и всех составляющих его элементов, что даст возможность всестороннего целостного понимания данного искусства.

Отсюда вытекает цель диссертации, которая заключается в комплексном исследовании стилевых канонических основ православных колокольных звонов в процессе их исторического становления и развития в контексте храмовых искусств и народной культуры России.

Указанная цель исследования формулирует ряд взаимосвязанных задач:

выявить исторические и сакральные истоки колокольных звонов;

проследить историческую обусловленность возникновения и развития православных звонов на Руси в контексте становления важнейших вех государственности, развития колокололитейной промышленности, храмовых и народных искусств;

выработать методику анализа музыки колокольных звонов и выявить сущьность их формообразующей стилистики, в том числе каноническую систему разных уровней: от канона-истока до жанрово-канонической типизации;

показать уникальность звонаря православного храма, как человека феноменального в многогранной творческой деятельности;

рассмотреть процесс развития православных колокольных звонов в синтезе храмовых искусств, как важнейший аспект процесса их возрождения в современности.

4. Материалом исследования в данной работе стали записи и расшифровки музыки православных колокольных звонов от потомственных звонарей различных регионов России, сохранивших традицию. Проводимая в течение 30-ти лет автором диссертации работа по записи музыки православных звонов послужила основой изучения уникального продуктивного «среза» традиции, содержащей основной жанровый корпус звонов в их аутентичном ви-де, что позволило не потерять связующую нить преемственности и убедиться в высоких эстетических качествах колокольной музыки.

Важным объектом работы являлось изучение самой личности звонаря, феномена его многогранной творческой деятельности, его общего и культурологического мировоззрения. Его информация как хранителя звонной традиции о звонарском искусстве, о самих звонах, является важным источником научного исследования.

Кроме этого, использовались единичные, но чрезвычайно ценные графические записи фрагментов звонов, опубликованные в XIX и начале XX веков, а также «слуховые» записи звуковых спектров больших колоколов, выполненные уникальным звонарем К. Сараждевым в 20-х годах XX столетия.

Объектом исследования в диссертации также стали печатные источники прошлых веков: документы храмов, монастырей, церковные чиновники, уставы и другие, содержащие специальные тексты о звонах; летописи и другие исторические источники, в том числе историко-археологические и хроникальные, в которых прямо или косвенно раскрывается колокольная тема; обширная этнографическая литература разных жанровых направлений (фольклорная, публицистическая, музыкальная, новеллистическая и т. д.), где исто-рико-культурологическая проблематика в той или иной мере связана с колокольными звонами.

Суммирование этого материала дает возможность выйти на обобщающий уровень осмысления искусства православных колокольных звонов, а в итоге - сделать существенные шаги в их возрождении.

5. Методологической основой диссертации стал комплексный подход к изучаемому предмету, включающий источниковедческий и текстологический, музыкально-аналитический, историко-типологический и структурно-типологический методы.

Расшифровка записей звонов выполнена по разработанной автором методике, включающей применение спектрального анализа звука колокола (на основе современных компьютерных технологий) и музыкальной нотографии, что дает возможность полноценного представления о музыке звонов.

Принцип системности, основополагающий для комплексного исследования, реализует анализ колокольного искусства в его историческом становлении и развитии, в выявлении парадигмы музыкального воплощения звонов в процессе различных этапов их бытования. При этом структурно-типологический аспект выявления жанровой системы православных звонов и

ее парадигм предполагает также комплексное изучение всех подсистем: историческое источниковедение, этнографическое информативное наблюдение и описание, морфологический анализ материала и т. д.

Систематизация материала и его глубокое изучение основываются на интегративном методе - комплексе знаний, полученных различными науками: теологией, философией, эстетикой, музыковедением, акустикой, металловедением, этнографией, фольклористикой, искусствознанием, - без чего невозможно представить колокольную музыку во всей ее полноте и многогранности.

При этом в диссертации использовалось как классическое наследие в области указанных наук, труды известных ученых, так и творческие работы современных авторов, что дает возможность ретроспективного подхода к изучению проблемы.

Необходимым методологическим основанием изучения колокольных звонов в контексте храмовых искусств является обращение как к архивным богословским историко-литургическим материалам, так и к собственно литургической практике современной церкви, ее опыту, накопленному в течение веков, и хранимому в православных канонах и традициях.

6. Научная новизна исследования определяются всесторонним обобщающим изучением стилистики православных колокольных звонов России в историческом процессе их становления и развития, ранне отсутствующем в отечественном музыковедении.

Впервые на основе обширного, собранного автором в 1970-2000 годах материале, представлена целостная жанровая система православных звонов на основе анализа и синтеза трех взаимодополняющих объектов и способов исследования:

а) архивно-историко-документальных,

б) этнографическо-информативных,

в) аутентичных знаний и расшифровок музыкального материала;

Исследована стилистика звонов, их семантика от истоков до развитых музыкальных форм, выявлена их каноническая система на фоне историко-культурной картины мира; в результате показана уникальность православных колокольных звонов, процесс их саморазвития на основе парадигмы отечественной культуры и активизации творческой психологии человека музицирующего - звонаря;

Предложена методика расшифровки и нотации колокольной музыки комплексного типа, включающая акустические исследования звукосистемы колоколов и музыкальную нотографию;

Определены место и роль православных звонов в синтезе храмовых искусств на основе их сравнительного анализа в историко-культурной перспективе.

7. Теоретическая и практическая значимость исследования определяется современным этапом развития социума, общественной мысли, культурным потенциалом общества. Теоретические выводы относительно музыки колокольных звонов как явления многогранного, интегрирующего в себе теологическое, музыкально-эстетическое, коммуникативное, утилитарное начала позволяют осознать ее особую многозначную ценность в истории России, как одно из великих духовных ігаследий, а следовательно, имеющих непреходящее значение. Нераздельность двух ипостасей православных звонов -как храмового искусства, с одной стороны, и как народного - с другой, дает возможность глубже осознать взаимосвязь художественных явлений, полнее воссоздать художественную картину мира. Поэтому материал диссертации, ее выводы могут широко использоваться в курсах истории русской музыки -профессиональной и народной, истории отечественной и мировой культуры, истории православного богослужения.

В современном обретении православной отечественной культуры материалы диссертации могут стать действенным подспорьем возрождения колокольных звонов в России на основе преемственности традиций, живой духовной связи поколений. Предложенный метод записи, расшифровки и графиче-

ской фиксации звонов поможет музыкантам-кампанологам продолжить работу в этом направлении и оставить зафиксированный материал в исторической памяти.

Материал диссертации, в том числе нотное приложение, может быть использован современными авторами в их сочинениях, как продолжение линии творческого претворения звонов русскими композиторами в музыке. Наконец, материалы и выводы диссертации необходимы при составлении современных редакций устава православного звона и практическом сохранении его канонических основ. В настоящее время записи и расшифровки колокольных звонов, программа факультатива «Колокольное искусство» используются в специальных курсах музыкальных учебных заведениях Саратова (консерватория), Краснодара (университет культуры и искусств), Сызрани (училище искусств), Камышина (училище искусств), Волгограда (институт искусств)и др.

8. Апробация материалов диссертации проходила на научных международных и всероссийских симпозиумах в Москве: ГМДИ им. А. Рублева (1998); Государственной консерватории им. П.И.Чайковского (2001); Государственном Республиканском Центре русского фольклора (2002, 2003, 2004); в Санкт-Петербурге: РИИИ (1993, 1998, 2000, 2002, 2004, 2005); в Бельгии (г. Мехелен - 1998); в Саратовской госконсерватории им. Л.В. Собинова (2002, 2003, 2004); в Астрахани (2001, 2003); в Новгородском государственном музее-заповеднике (1999, 2001); в Ярославле (2004), а также на ежегодных научных чтениях кампанологов «Колокола. История и современность», проводимых Ассоциацией колокольного искусства России в различных городах страны и за рубежом (Москве, Валдае, Чебоксарах, Санкт-Петербурге, Ростове, Краснодаре, Минске и др.).

Основные результаты исследования отражены в научных публикациях, общий объем которых составляет 37 п. л.

Подобные работы
Севастьянова Светлана Степановна
Проблема синтеза искусств в экранном музыкальном театре
Якушевич Марина Валерьевна
Синтез в искусстве Испании и его претворение в творчестве Ф. Гарсиа Лорки и М. де Фальи
Горбовец Людмила Осиповна
Фортепианное исполнительское искусство Екатеринбурга (История и современность)
Буслаева Нонна Вениаминовна
Национальная романтическая традиция в истории польского фортепианного искусства
Шарма Елена Юрьевна
С.М. Сонки в истории русского вокального искусства
Бахтин Андрей Александрович
АВТОРЕФЕРАТ Синтез искусств как основа мюзикла для взрослых и детей
Бахтин Андрей Александрович
Синтез искусств как основа мюзикла для взрослых и детей
Гирфанова Оксана Викторовна
Эмоционально-нравственное развитие младших школьников средствами синтеза искусств
Сорокин Вячеслав Николаевич
Синтез содержания и формы в творческом процессе : На материале театрального искусства
Королев Александр Валерьевич
Синтетическая история искусства И. И. Иоффе и проблематика изучения социалистического реализма

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net