Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Культурология
Теория и история культуры

Диссертационная работа:

Воробьёв, Вячеслав Михайлович Культурно-этнические контакты на континентальных водоразделах : диссертация ... доктора культурологии : 24.00.01 Москва, 2005

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение 7

Глава 1. Природные факторы культуроэтногенеза

и модели освоения земной суши 42

1. Природные факторы культуроэтногенеза 42

2. Модели культурно-этнического освоения земной суши 55

Глава 2. Культурно-этнические контакты на континентальных водоразделах

как факторы цивилизационного развития 61

1. Евразийский кольцевой континентальный водораздел

(ветвь 1, полосы 129) 67

Валдайский гидроузел и полоса 1 67

Восточнобалтийский гидроузел и полоса 2 75

Онежский гидроузел и полоса 3 85

Белозерский гидроузел и полоса 4 87

Тиманский гидроузел и полоса 5 90

Североуральский гидроузел и полоса 6 91

Южноуральский гидроузел и полоса 7 94

Казахстанский гидроузел и полоса 8 96

Синьцзянский гидроузел и полоса 9 98

Алтайский гидроузел и полоса 10 101

Северомонгольский гидроузел и полоса 11 104

Хинганский гидроузел и полоса 12 105

Шаньсийский гидроузел и полоса 13 106

Куньлуньский гидроузел и полоса 14 108

Восточнотибетский гидроузел и полоса 15 109

Южнотибетский гидроузел и полоса 16 110

Западнотибетский гидроузел и полоса 17 111

Каракорумский гидроузел и полоса 18 112

Гиндукушский гидроузел и полоса 19 114

Киртхарский гидроузел и полоса 20 115

Загросский гидроузел и полоса 21 117

Армянский гидроузел и полоса 22 121

Централыюкавказский гидроузел и полоса 23 122

Дыхтауский гидроузел и полоса 24 123

Тебердинский гидроузел и полоса 25 124

Скалистый гидроузел и полоса 26 125

Северокавказский гидроузел и полоса 27 126

Сальский гидроузел и полоса 28 127

Среднерусский гидроузел и полоса 29 129

2. Главный Европейский водораздел

(ветвь 2, полосы 3047) 131

Гибралтарский гидроузел и полоса 30 131

Алькарасский гидроузел и полоса 31 133

Куэнкийский гидроузел и полоса 32 133

Иберийский гидроузел и полоса 33 134

Каптабрийский гидроузел и полоса 34 135

Восточнопиренейский гидроузел и полоса 35 136

Севеннский гидроузел и полоса 36 137

Бургундский гидроузел и полоса 37 138

Лангрский гидроузел и полоса 38 139

Западноальпийский гидроузел и полоса 39 141

Центральноальпийский гидроузел и полоса 40 142

Рудный гидроузел и полоса 41 144

Судетский гидроузел и полоса 42 146

Западнокарпатский гидроузел и полоса 43 147

Восточнокарпатский гидроузел и полоса 44 149

Волынский гидроузел и полоса 45 150

Западнобелорусский гидроузел и полоса 46 152

Восточнобелорусский гидроузел и полоса 47 153

3. Амеразиискии трансконтинентальный водораздел

(ветвь 3, полосы 4872) 155

Фроуэрдский гидроузел и полоса 48 155

Южнопатагонский гидроузел и полоса 49 156

Центральнопатагонский гидроузел и полоса 50 157

Северопатагонский гидроузел и полоса 51 158

Центральночилийский гидроузел и полоса 52 159

Центральноандийский гидроузел и полоса 53 161

Североандийский гидроузел и полоса 54 163

Колумбийский гидроузел и полоса 55 164

Мехиканский гидроузел и полоса 56 167

Сьерра-Мадрийский гидроузел и полоса 57 168

Северомексиканский гидроузел и полоса 58 169

Колорадский гидроузел и полоса 59 170

Вайомингский гидроузел и полоса 60 172

Монтанский гидроузел и полоса 61 173

Альбертийский гидроузел и полоса 62 174

Робсонский гидроузел и полоса 63 175

Западноканадский гидроузел и полоса 64 176

Юконский гидроузел и полоса 65 176

Аляскинский гидроузел и полоса 66 179

Чукотский гидроузел и полоса 67 180

Восточноколымский гидроузел и полоса 68 181

Оймяконский гидроузел и полоса 69 183

Сунтар-Хаятский гидроузел и полоса 70 183

Становой гидроузел и полоса 71 184

Яблоновый гидроузел и полоса 72 185

4. Австразийский трансконтинентальный водораздел

(ветвь 4, полосы 7381) 186

Юго-Восточный гидроузел и полоса 73 186

Артезианский гидроузел и полоса 74 188

Квинслендский гидроузел и полоса 75 189

Кейп-Йоркский гидроузел и полоса 76 189

Руменийский гидроузел и полоса 77 191

Кербауский гидроузел и полоса 78 191

Танентаунджийский гидроузел и полоса 79 193

Денлаоский гидроузел и полоса 80 194

Далай-Ламский гидроузел и полоса 81 194

5. Афразийский трансконтинентальный водораздел

(ветвь 5, полосы 8294) 195

Доброй Надежды гидроузел и полоса 82 195

Роххефелдбергский гидроузел и полоса 83 196

Драконовый гидроузел и полоса 84 197

Калахарский гидроузел и полоса 85 197

Родезийский гидроузел и полоса 86 198

Центральноангольский гидроузел и полоса 87 199

Восточноангольский гидроузел и полоса 88 200

Сунзуйский гидроузел и полоса 89 202

Вемберский гидроузел и полоса 90 202

Абиссинский гидроузел и полоса 91 205

Суэцкий гидроузел и полоса 92 207

Диккулакский гидроузел и полоса 93 209

Чименский гидроузел и полоса 94 210

6. Южноамериканский континентальный водораздел

(ветвь 6, полосы 9599) 210

Кабу-Бранкский гидроузел и полоса 95 210

Восточнобразильский гидроузел и полоса 96 211

Централыюбразильский гидроузел и полоса 97 212

Западнобразильский гидроузел и полоса 98 213

Централыюкордильерский гидроузел и полоса 99 215

7. Североамериканский континентальный водораздел

(ветвь 7, полосы 100102) 216

Чидлийский гидроузел и полоса 100 216

Лабрадорский гидроузел и полоса 101 217

Озёрный гидроузел и полоса 102 219

8. Африканский континентальный водораздел

(ветвь VIII, полосы 103—109) 222

Усть-Сенегальский гидроузел и полоса 103 222

Мандингийский гидроузел и полоса 104 223

Северонигерийский гидроузел и полоса 105 224

Камерунский гидроузел и полоса 106 226

Централыюафриканский гидроузел и полоса 107 227

Западносуданский гидроузел и полоса 108 228

Межозёрный гидроузел и полоса 109 230

Глава 3. Рейтинговая оценка естественных гидроузлов на континентальных водоразделах

в целях природно-культурного зонирования 232

Глава 4. Культурно-этнические контакты и зонирование территории

Великого водораздела Восточной Европы 274

1. Природная программа Великого водораздела 277

2. Этапы культурно-этнической истории

и районирование пространства Великого водораздела

по археологическим источникам 283

3. Географические закономерности возникновения городов

на Великом водоразделе 308

4. Освоение Великого водораздела

по топонимическим и антропонимическим данным 320

Оронимия Тверской области 321

Гидронимия Тверской области 322

Ойконимия Тверской области 326

5. География духовной культуры на территории Великого водораздела 335

Заключение 369

Список сокращений 378

Список использованных источников и литературы 379

Приложения

Приложение 1. Каталог и атлас карт важнейших естественных

гидроузлов на континентальных водоразделах 426

Приложение 2. Таблицы 554

Введение к работе:

Актуальность темы. Межкультурные, межэтнические и межцивилизационные взаимодействия — не только приоритетная область исследований на стыке социальных и естественнонаучных дисциплин, но и остроактуальная сфера современной политики. На рубеже третьего тысячелетия становится очевидным, что становление долгосрочных стратегий устойчивого развития отдельных стран и регионов в принципе невозможно без единой методологической основы, позволяющей рассматривать планету как единое целое, а человека, в соответствии с известным положением В.И. Вернадского, как мощную геологическую силу в контексте ноосферных преобразований. Такой подход вносит существенные коррективы в наши представления о роли культуры и науки, об иерархии и взаимодействии дисциплин, а также об ответственности научного сообщества, что проявляется в усилении ряда тенденций:

во-первых, актуализируется весь пласт социокультурных и собственно культурологических методов исследования, обеспечивающих целостное видение сверхсложных социоприродных систем в исторической перспективе, что позволяет понять механизмы их функционирования и причины «поломок», ведущих к: природным катастрофам техно- и социогенного характера;

во-вторых, резко повышается наукоёмкость стратегического планирования, эффективность которого непосредственно зависит от учёта природной и этнокультурной специфики конкретных регионов, а следовательно, и от региональной «привязки» и общей направленности исследований, обеспечивающих территориальное планирование;

в-третьих, наблюдается усиление прогностической функции научного знания
с выходом на практическое использование результатов фундаментальных иссле
дований при разработке международных программ и проектов, нуждающихся в
проведении системных экспертиз (экономических, экологических, социальных,
культурологических), осуществляемых по единой методологии и способных
учесть отдалённые последствия воздействия на социоприродные системы.
Комплексный подход к изучению сложных систем неизбежно должен распро
страняться на исследование культурно-этнических контактов в исторической пер
спективе и ретроспективе с учётом всех типов вмещающих ландшафтов. Эти кон-

такты результировались в возникновении, развитии и трансформации этнокультурных общностей разных иерархических уровней, что, в конечном счёте, привело к становлению современных цивилизаций. Полицивилизационный подход к изучению и пониманию закономерностей исторического процесса, связанный с именами Н.Я. Данилевского , О. Шпенглера , А.Дж. Тойнби и других выдающихся мыслителей, не исключает, а предполагает анализ общих тенденций цивилизационного развития, снимая схематизм его традиционного линейного объяснения.

Формируясь исторически с древнего каменного века и до индустриальной эпохи в определённых природных нишах (долины и бассейны рек, озёрные провинции, рельефные поднятия, оазисы, побережья морей и океанических заливов и др.), человеческие общности создавали внутреннее экономическое, социо- и этнокультурное единство, опираясь на местные ландшафтные особенности и региональную ресурсную базу. Ограниченность природных ресурсов территории и социально-политические факторы (брачные отношения, стремление к расширению этнической или государственной территории и др.) приводили к необходимости установления межкулыпурных метаконтактов.

Межкультурные контакты высшего уровня в течение многих тысячелетий осуществлялись путём преодоления самых значительных ландшафтных препятствий — полос континентальных водоразделов, являющихся единственной недискретной природной системой на земной суше. Исследование взаимодействий культурно-этнических миров в этих зонах даёт ответы на ключевые вопросы цивилизационного развития на всех обитаемых континентах.

Актуальность избранной темы обеспечивается и тем, что, начавшись в глубокой древности, культурно-этнические контакты в полосах континентальных водоразделов, многократно меняя мотивацию, нередко продолжают оказывать заметное влияние на облик регионов, стран, межнациональных образований и на глобальные процессы.

Учёт экологической компоненты при изучении этих особых природно-

Даиилевский Н.Я, Россия и Европа / сост., послесл., коммент. С.А. Вайгачёва. М, 1991.

2 Шпенглер О. Закат Европы / пер. с нем. М., 1993.

3 Тойнби А.Дж:. Постижение истории: Избранное / пер. с англ. Е.Д. Жарковой; под ред. В.И.
Уколовой и Д.Е. Харитоновича. 2-е изд. М, 2002; Он же. Цивилизация перед судом истории / пер. с
англ. И.Е. Киселёвой, М.Ф. Носовой; вступ, ст. В.И. Уколовой. СПб., 1996.

культурных территорий позволяет ставить вопрос об отношении к ним не только как к культурно-этническим котлам и очагам цивилизаций, но и как к «болевым точкам» планеты — в связи с их повышенной уязвимостью и чрезвычайно широким пространственным охватом любых влияний антропо- и техногенного характера, распространяющихся от истоков великих рек планеты.

Актуальность темы резко возрастает, если учесть, что проблема специфики, содержания и результатов культурно-этнических контактов на континентальных водоразделах — по отдельным регионам и в планетарном масштабе — фактически не рассматривалась системно в сфере гуманитарного знания ни в историческом плане, ни при анализе факторов устойчивого развития в современную эпоху.

Движение научной мысли от осознания и обоснования глобальности модели культурно-этнических контактов на континентальных водоразделах к системному анализу всех зафиксированных явлений, процессов и закономерностей в этом предметном поле, а отсюда к выработке стратегии, учитывающей природно-культурные факторы такого рода, влияющие на цивилизациошюе развитие, — вот система актуальных научных, а на их основе политических и социально-экономических процедур по данной тематике, которые могут заметно и положительно повлиять на достижение и поддержание состояния устойчивого развития на разных иерархических уровнях.

Объектом исследования в диссертационной работе стали естественные гидроузлы в полосах континентальных водоразделов (истоки и верховья великих рек), культуры и этносы, расселившиеся и бытовавшие в зонах их прямого или опосредованного влияния, и, отчасти, государственные образования, чьи разнообразные жизненно важные интересы затрагивали эти особые природные зоны. Традиционные общества, потестарные и государственные образования, в свою очередь, достаточно регулярно оказывали заметное антропогенное воздействие на ландшафты в полосах континентальных водоразделов, где и происходили культурно-этнические мета-контакты.

Особое внимание в данном исследовании уделяется таким естественным гидроузлам, из которых расходятся по разным континентальным склонам стока течения трёх великих рек или их притоков, поскольку именно модель 2+1 в своих конкретных проявлениях имеет обычно наибольший пространственный охват и наиболее действенна и результативна в культурно-этническом и цивилизационном отношени-

ях. Естественные гидроузлы, из которых расходятся по разным континентальным склонам течения двух великих рек или их притоков (модель 1+1), исследовались нами в культурно-этническом отношении избирательно ввиду их значительного числа и, как правило, несколько меньшей культурно-этнической значимости. Впрочем, в тексте есть упоминания и природные адреса всех этих гидроузлов, сопровождаемые кратким научным анализом в русле основной тематики данной работы.

Объекты, изучаемые в данной работе, расположены на всех обитаемых континентах Земли: в Европе, Азии, Африке, Австралии, Южной Америке, Северной Америке. При решении определённых научных и практических задач некоторые из естественных гидроузлов, находящиеся в непосредственной близости друг от друга в полосе континентального водораздела, могут быть, по нашему мнению, объединены в макрогидроузлы, что обеспечивается не только природными факторами, но и их сходной, а порога и общей культурно-этнической и геополитической судьбой на разных этапах истории человечества.

В диссертации не описываются и не анализируются модели культурно-этнических контактов в полосах водоразделов более низких иерархических уровней: второго — между бассейнами великих и крупных рек одного континентального склона; третьего — между бассейнами притоков первого порядка великой или крупной реки; четвёртого — между бассейнами притоков второго порядка великой или крупной реки и т.д. Их изучение должно стать предметом теоретических и конкретных культурологических, этнологических, исторических и иных исследований по всем регионам земной суши. Работы такого рода пока что весьма редки.

Предметом данного исследования является изучение культурно-этнических контактов и выявление их цивилизационных результатов в особых природных зонах планеты — полосах континентальных водоразделов и в их ближней периферии, а также реконструкция путей культурного обмена и дальних миграций, шедших через эти природные зоны или начинавшихся в них. Данные контакты оцениваются автором как локальные природно-культурные факторы, составляющие глобальную систему и создающие новые социальные и культурно-этнические состояния общества.

Анализу подвергаются контакты высшего иерархического (метакультурного) уровня во всех природных зонах планеты и на всех участках континентальных водоразделов. Хронологический диапазон исследования — от древнейших из известных

науке контактов до формирования современной системы коммуникаций в XIX—XX вв. Столь большой пространственно-временной охват в изучении данной проблематики неизбежно привёл к предельной лапидарности авторского изложения результатов исследования. Любая напрашивающаяся попытка подробно рассмотреть конкретную сюжетику по той или иной полосе континентального водораздела и культурно-этническим контактам в ней и её периферии (автор располагает значительными материалами такого рода) привела бы либо к существенному перекосу в композиции работы, либо к не поддающемуся контролю увеличению её объёма. По этой причине достаточно глубокому системному анализу подвергнута только одна модельная территория — пространство Великого водораздела Восточной Европы па Валдайской возвышенности, чему специально посвящена глава 4.

Степень изучепости темы. Задача построения глобальной модели крупных естественных гидроузлов в полосах континентальных водоразделов не ставилась географической наукой, хотя физико-географы довольно давно оперируют понятиями «Главный водораздел земной суши», «Главный Европейский водораздел» и др. В учебном «Атласе мира» Э.Ю. Петри в начале XX в. опубликована «звезда Петри» — развёртка глобуса с нанесённой на неё полосой Главного мирового водораздела4.

Историческая география и история культуры этносов, расселявшихся в полосах континентальных водоразделов и на их ближней периферии, их метаконтакты также не были предметом исследования соответствующих научных дисциплин в качестве универсальной модели. Тем более, обе эти модели — природная и культурно-этническая — не изучались совокупно как единая система взаимодействия и как своеобразный и действенный фактор цивилизациониого развития в прошлом и настоящем.

При этом создано и издано огромное множество научных работ по геологии, геоморфологии, гидрологии, почвоведению, ботанике, климатологии, ландшафтове-дению, заключающих в себе сведения о недрах, рельефе, водах, почвах, растительности и климате геосистем различного уровня — от отдельных урочищ, бассейнов малых рек, озёрных долин, небольших поднятий и т.д. до крупных ценозов, бассейнов великих рек, больших озёрных провинций, морских побережий, горных систем и

4 Петри Э.Ю. Учебный географический атлас. СПб., 1906.

др. Отдельные исследователи затрагивали и водораздельные ландшафты, поэтому такие научные работы привлекаются нами для целей исследования5.

Культурно-этническая история территорий и социумов, являющихся объектами нашего научного интереса, изучается культурологической, археологической, исторической, социологической, лингвистической и другими науками и представлена в многочисленных трудах, созданных национальными научными школами.

Отечественные работы XIX — начала XXI вв. по конкретной культурно-этнической истории стран и народов в полосах континентальных водоразделов и на их ближней периферии, как показывает их пристальное изучение, вполне достаточны в качественном и количественном отношениях для полноценного освещения и анализа вопросов, поднимаемых и решаемых в публикуемой работе. Кроме того, нами использована обширная переводная литература по данной проблематике. Эти обстоятельства сняли острую необходимость в обращении к научной литературе на иностранных языках, хотя в ней, конечно, содержится значительная информация теоретического и описательного характера.

Формированию и корректировке наших взглядов на проблемы культуроэтноге-неза способствовало также изучение получивших признание у специалистов работ общего характера по данной проблематике. Среди отечественных авторов — Ю.П. Аверкиева6, В.П. Алексеев7, Б.В. Андрианов8, С.А. Арутюнов9, В.Г. Бабаков и В.М. Семёнов10, Ш.А. Богина", Ю.В. Бромлей12, I-I.M. Гиренко13, И.И. Докучаев14, В.Р.

См., например: Витвицкий Г.Н. Зональность климата Земли. М., 1980; Григорьев А.А. Закономерности развития и строения географической среды: избр. теорет. работы. М., 1966; Жекулин B.C. Историческая география ландшафтов: курс лекций. Новгород, 1972; Он же. Историческая география. Предмет и методы. Л., 1982; Исаченко А.Г., Шляпников А.А. Ландшафты. М., 1989; Лесненко В.К. Мир озёр. М., 1989.

6 Аверкиева Ю.П. История теоретической мысли в американской этнографии. М, 1979.

I Алексеев В.П. Алексеев В.П. Географические очаги формирования человеческих рас. М., 1985;
Он же. Историческая антропология и этногенез. М., 1989.

8 Андрианов Б.В. Неоседлое население мира (ист.-этногеогр. исслед.). М., 1985.

9 Арутюнов С.А. Народы и культура. Развитие и взаимодействие. М., 1989.

10 Бабаков ВТ., Семёнов В.М. Национальное сознание и национальная культура: (методологиче
ские проблемы). М., 1996.

II Богина Ш.А. Этнокультурные процессы в США, конец XVIII — начало XIX вв. М., 1986.

12 Бромлей Ю.В. Этнос и этнография. М., 1973; Он же. Современные проблемы этнографии:
(Очерки теории и истории). М., 1981. Он же. Очерки теории этноса. М., 1983; Он же. Этносоциаль
ные процессы: теория, история, современность. М., 1987.

13 Гиренко. Н.М. Социология племени: Становление социологической теории и основные компо
ненты социальной динамики. Л., 1991.

14 Докучаев И.И. Общение в истории культуры (методологический и типологический аспекты):

Кабо15, Л.Е. Куббель16, П.И. Кушнер17, С.Г. Ларченко и С.Н. Ерёмин18, Н.М. Лебедева19, СВ. Лурье20, В.М. Массон21, А.Я. Пелипенко и И.Г. Яковенко22, Э.В. Соколов23, В.А. Тишков24, С.А. Токарев25, А.Я. Флиер26, Н.Н. Чебоксаров и И.А. Чебоксарова27, К.В. Чистов , В.А. Шнирельман и др.

Дискуссионные вопросы и консолидированные взгляды учёных-гуманитариев по проблемам культуроэтногенеза освещены в получивших значительную известность и отклик в научной среде тематических сборниках научных трудов, материалах крупных конференций, симпозиумов и семинаров . Они оказались достаточно ин-

дис.... докт. филос. наук. СПб.,2003.

15 Кабо В.Р. Происхождение и ранняя история аборигенов Австралии. М., 1969.

16 Куббель Л.Е. Очерки потестарно-политической этнографии. М., 1988.

17 Кушнер П.И. Этнические территории и этнические границы. М., 1951.

18 Ларченко СТ., Ерёмин С.Н. Межкультурное взаимодействие в историческом процессе. Ново
сибирск, 1991.

19 Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросс-культурную психологию: учеб. пособие. М,
1999; Онаоюе. Социальная психология этнических миграций. М., 1993.

20 Лурье СВ. Метаморфозы традиционного сознания: (опыт разраб. теорет. основ этнопсихоло
гии и их применения к анализу ист. и этногр. материала). СПб., 1994; Она оке. Историческая этноло
гия: учеб. пособие для вузов. М., 1998.

1 Массон В.М. Первые цивилизации. Л., 1989.

22 Пелипенко А.Я., Яковенко И.Г. Культура как система. М., 1997.

23 Соколов Э.В. Культура и личность. Л., 1972.

24 Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России. М., 1997.

25 Токарев С.А. Этнография народов СССР. Истор. основы быта и культуры. М., 1958; Он же.
История русской этнографии. (Дооктябрьский период). М., 1966; Он же. История зарубежной этно
графии: учеб. пособие для вузов. М., 1978.

26 Флиер А.Я. Культурология для культурологов: учеб. пособие. М., 2000.

27 Чебоксаров Н.Н, Чебоксарова И.А. Народы, расы, культуры. 2-е изд. М., 1985.

28 Чистов КВ. Народные традиции и фольклор: Очерки теории. Л., 1986.

29 Шнирельман В.А. Возникновение производящего хозяйства. М., 1989.

30 Актуальные проблемы этнографии и современная зарубежная наука: сб. ст. / под ред. Ю.В. Ма-
ретина и Б.Н. Путилова. Л., 1979; Исследования по общей этнографии: сб. ст. / отв. ред. Ю.В. Бромлей.
М., 1979; История ментальностей. Историческая антропология: зарубежные исследования в обзорах и
рефератах/ ред. коллегия: Е.В. Горюнов и др.; сост. Е.М. Михииа. М., 1996; Концепции зарубежной
этнологии: критические эподы/ отв. ред. Ю.В. Бромлей. М., 1976; Охотники, собиратели, рыболовы.
Проблемы социально-экономических отношений в доземледельческом обществе: сб. ст. / отв. ред.
A.M. Решетов. Л., 1972; Очерки общей этнографии / иод ред. СП. Толстова. М., 1966; Первобытная
периферия классовых обществ до начала Великих географических открытий: (Проблема исторических
контактов) / отв. ред. А.И. Першиц и A.M. Хазанов. М., 1978; Проблемы картографирования в языко
знании и этнографии: сб. ст. / отв. ред. СИ. Брук. Л., 1974; Проблемы типологии в этнографии: сб. ст. /
отв. ред. Ю.В. Бромлей. М., 1979; Пути развития зарубежной этнологии: сб. ст. / отв. ред. Ю.В. Бром
лей. М., 1983; Современная американская этнография. Теоретические направления и тенденции: сб. ст.
/ отв. ред. А.В. Ефимов и Ю.П. Аверкиева. М., 1963; Типология основных элементов традиционной
культуры: сб. ст. / отв. ред. М.В. Крюков, А.И. Кузнецов. М., 1984; Этническая экология: Теория и
практика: темат. сб. ст. / отв. ред. В.И. Козлов. М., 1991; Этнические контакты и языковые изменения:
сб. / отв. ред. М.А. Бородина, Ю.К. Кузьменко. — СПб., 1995; Этнографические исследования разви
тия культуры: сб. ст. / отв. ред. А.И. Першиц, Н.Б. Тер-Акопян. М., 1985; Этнографическое изучение
знаковых средств культуры: сб. ст. / отв. ред. А.С Мыльников. Л., 1989; Эпгография за рубежом: Ис-

формативными по затронутой в нашей работе проблематике, хотя далеко не все взгляды их авторов мы разделяем. Критический анализ перечисленной выше научной литературы не входит в задачи исследования, но сам её отбор в известной степени является отражением взглядов автора.

Большинство из известных науке этносов исследованы учёными в предметном поле исторической этнологии так, как это позволяют сделать материальные, письменные, устные и изобразительные источники, аудио- и видеосредства.

Существенную роль в изучении культурно-этнической истории различных регионов и континентов сыграли сложившиеся в XIX—XX вв. в Европе и Северной Америке научные школы, создавшие оригинальные теории и направления исследований в этнологии: эволюционизм31, диффузиоиизм, функционализм, структурализм32, культурный релятивизм, неоэволюционизм33 и др. Следует назвать в этом ряду также социологическую школу34, этнопсихологическую школу35 и американ-

ториографические очерки: сб. / отв. ред. Ю.В. Бромлей. М, 1979; Этнознаковые функции культуры: сб. ст. / отв. ред. Ю.В. Бромлей. М., 1991; Этнологическая паука за рубежом: проблемы, поиски, решения: сб. ст. / отв. ред. С.Я. Козлов, П.И. Пучков. М, 1991; Этнологические исследования за рубежом. Критические очерки: сб. / отв. ред. Ю.В. Бромлей. М., 1973; Этнология в США и Канаде: сб. ст. / отв. ред. Е.А. Весёлкин, В.А. Тишков. М., 1989; Этносы и этнические процессы: памяти Р.Ф. Итса: сб. ст. / отв. ред. В.А. Попов. М., 1993; Культура и быт народов Зарубежной Европы. Этногр. исследования: сб. ст. / отв. ред. С.А. Токарев. М., 1967; У истоков формирования наций в Центральной и Юго-Восточной Европе: Обществ.-культ. развитие и генезис нац. самосознания / отв. ред. А.С. Мыльников. М, 1984; Этнические процессы в странах Зарубежной Европы: сб. ст. / ред. коллегия: О.А. Ганцкая и др. М., 1970; Этнические процессы в Центральной и Юго-Восточной Европе: сб. / отв. ред. Е.П. Наумов. М., 1988; Этносоциальная и политическая структура раннефеодальных государств и народностей: материалы междунар. симпоз., 13—15 марта 1984 г. / отв. ред. Г.Г. Литаврин. М., 1987; Этническая история Африки: Доколониальный период: сб. ст. / отв. ред. Д.А. Ольдерогге. М., 1977; Америка после Колумба: взаимодействие двух миров: Проблемы индеанистики: сб. ст. / отв. ред. В.А. Тишков. М., 1992; Исторические судьбы американских индейцев: Проблемы индеанистики: сб. ст. / отв. ред. В.А. Тишков. М., 1985; Культура народов Австралии и Океании: сб. ст. / отв. ред. Н.А. Бутинов и Р.Ф. Итс. Л., 1974; Динамика культуры: теоретико-методологические аспекты: сб. ст. / отв. ред. Э.А. Орлова, А.И. Арнольдов. М., 1989.

31 Тайлор Э.Б. Первобытная культура / пер. с англ.; предисл. и примеч. А.И. Першица. М., 1989.

32 Леви-Сшрос К. Структурная антропология / пер. с фр. М., 1983; Он же. Первобытное мышле
ние / пер., вступ, ст. и прим. А.Б. Островского. М., 1994; Эванс-Причард Э.Э. Нуэры: Описание спо
собов жизнеобеспечения и политических институтов одного из нилотских народов / пер. с англ. О.Л.
Орестова; отв. ред., предисл. Л.Е. Куббеля. М., 1985.

33 Уайт Л А. Работы Л.А. Уайта по культурологии: сб. переводов / сост., авт. науч. аналитич. об
зора Е.М. Лазарева; отв. ред. С.Я. Левит. М., 1996; Он же. Избранное: Эволюция культуры / пер. с
англ. М., 2004.

34 Леви-Брюль Л. Первобытное мышление / пер. с фр. под ред. В.К. Никольского и А.В. Киссина.
— М, 1930; Он оке. Сверхъестественное в первобытном мышлении / пер. с фр.; послесл. П. Ариски-
на. М., 1994.

35 Мид М. Культура и мир детства: избр. произв. / пер. с англ. и коммент. Ю.А. Асеева; сост. и
послесл. И.С. Кона. М., 1988.

скую школу исторической этнологии.

Для формулирования научной гипотезы нашего исследования и её проверки с применением избранных нами методов оказались существенно важными труды ведущих представителей некоторых из этих школ и течений научной мысли.

Приверженцы диффузионизма декларируют, что в основе процессов общественного развития лежит распространение и заимствование культурных достижений одних этносов другими. Согласно этой теории, распространение культуры и её элементов из определённого центра идёт путём взаимопроникновения, контактов, заимствований и переноса при активном взаимодействии двух или нескольких культур. По мнению Ф. Ратцеля и его последователей Л. Фробениуса36, Б. Анкермана, Ф. Греб-нера, У. Риверса, К. Уисслера, изучавших явления культуры в тесной связи с совершенно определёнными природно-географическими условиями, наиболее эффективные культурные достижения, появившись на конкретной компактной территории, распространяются достаточно стихийно и без пространственных ограничений вместе с носителями культуры-изобретательницы, а впоследствии с представителями иных культур, воспринявших эти инновации. Каналами культурных контактов являются при этом военные действия и завоевания, внутренняя и внешняя колонизация, маятниковые и проникающие миграции, заимствования, торговые отношения и др. Ф. Гребнер считал, что любое духовное явление и культурное изобретение возникало только в одном месте в определённое время, распространяясь затем оттуда по ойкумене и доходя до отдалённых территорий со значительными искажениями и усовершенствованиями. Несмотря на неубедительность некоторых положений диф-фузионизма, положенные в его основу идеи перманентной связи культурно-этнического развития с природно-гегографической средой и культурных контактов как средств передачи положительного культурного опыта от этноса к этносу продуктивны и неоспоримы.

Теория «культурных кругов» была разработана Ф. Гребнером. Согласно ей, каждый элемент человеческой культуры зарождается только в одном центре, из которого и распространяется вместе с этим «культурным кругом» в иноэтнической среде. Ф. Гребнер выделял 6 «культурных кругов», каждый из которых, по его мнению,

Фробеииус Л. Детство человечества / пер. с нем. Чулока. СПб., б/г.

представляет собой соединение существенных культурных элементов. Он не развивается во времени, но взаимодействует с другими «кругами» в пространстве. Распространение культурных элементов и комплексов реализуется через миграции или культурные контакты, причём в процессе смешения элементы одного «круга» могут накладываться на элементы другого. Некоторый механицизм теории «культурных кругов» отчасти компенсируется, по нашему мнению, пониманием её создателями и приверженцами роли культурно-этнических контактов как основного механизма переноса положительной информации в сфере ресурсов, технологий и идеологии.

В первой четверти XX в. в этнологии сформировалось направление, известное как функционализм и рассматривавшее культуру в качестве целостного образования, состоящего из отдельных, но взаимосвязанных между собой элементов, которые функционируют как его составные части. Таким образом, культура представляется единой, гармонически действующей системой, в которой каждая часть выполняет некую жизненно важную для всей системы функцию. Каждый элемент не просто играет определённую роль, а и представляет собой уникальное звено, с утратой которого культура не может существовать как цельное образование. Важнейшим мето-дом функционализма, разработанного как научная теория Б. Малиновским , Р. Турнвальдом и А. Радклифф-Брауном, является структурное разложение культуры на составные части и выяснение взаимозависимости между этими частями. Целепо-лаганием функциональных исследований в культурологии является раскрытие механизмов действия и регулярного воспроизводства социальных структур и культурных систем. Полагаем, что, в сочетании с применением исторического, сравнительного, типологического и других научных методов, функциональный подход к изучению культуры достаточно эффективен. Недостатки его заключаются, на наш взгляд, в абсолютизации функциональной стороны культуры и объяснения различий в ней преимущественно различными способами удовлетворения человеческих потребностей.

Культурный релятивизм как научное направление признаёт относительный характер всех культурных ценностей и самостоятельных культур и основывается на представлениях о том, что каждая культура обладает уникальным набором ценностей и заслуживает не только пристального изучения, но и сохранения как неповто-

37 Малиновский Б. Научная теория культуры. М, 2000; Он же. Избранное: Динамика культуры /

римый комплекс в мировой истории. Теория культурного релятивизма разработана и обоснована в методологическом отношении такими выдающимися учёными как Ф. Боас , Р. Бенедикт, М. Херсковиц и А. Крёбер и постулирует равноправие всех культур, создаваемых этносами, независимо от уровня их развития, сложности и самобытности, отрицая этноцентризм в любой его форме. Сторонники культурного релятивизма справедливо видят в каждой культуре свой, достаточно уникальный способ культурной адаптации и отстаивают идею принципиальной несравнимости культурных типов разных народов, невозможности применения к ним механической и статистической шкалы ценностей, поскольку каждая культура уникальна, как и её вклад в общую культуру человечества. По мнению Ф. Боаса и его последователей, каждая культура должна изучаться в своих собственных рамках как закрытая специфическая система существования человека и этноса, к которому он относится, и исходить в исследовательском процессе следует из принципов той культуры, к которой принадлежат изучаемые люди и образуемые ими социальные и этнические общности. Несомненная гуманистическая направленность этого течения научной мысли и непротиворечивость основных его положений дают весомые положительные результаты при использовании методологии культурного релятивизма. Отметим при этом, что Ф. Боас и его ученики, по нашему мнению, несколько недооценивали фактор и значение межэтнических связей и культурных контактов как механизма формирования межрегиональной и общечеловеческой культуры.

Влияние природных факторов на культурно-этнический процесс традиционно признается научной мыслью. К наиболее выдающимся работам такого рода, созданным в разные эпохи развития научной мысли, отнесём труды В.А. Анучина40, В.И. Вернадского41, Л.Н. Гумилёва42, Л.И. Мечникова43, Н.Н. Моисеева44, Ф. Ратцеля45,

пер. с англ.; сост. тома Л.А. Мостова; отв. ред. А.Н. Кожановский. М., 2004.

38 Боас Ф. Ум первобытного человека. М.; Пг., 1923.

39 Крёбер А.Л. Избранное: Природа культуры / сост. тома Л.А. Мостова; пер. Г.В. Вдовиной; по-
слесл. В.Г. Николаева; отв. ред. А.В. Матешук. М., 2004.

А0 Анучин В.А. Географический фактор в развитии общества. М., 1982.

41 Вернадский В.И. Избранные труды по истории науки / сост. С. Бастракова и др.; вступ, ст. СР.
Микулинского..М., 1981; Он же. Научная мысль как планетное явление / отв. ред. А.Л. Яншин. М., 1991.

42 Гумилёв JI.H. Этнос и ландшафт // Изв. ВГО. 1968. Т. 100. Вып. 3. С. 193—202; Он же. Гео
графия этноса в исторический период. Л., 1990; Он же. Этногенез и биосфера Земли / под ред. B.C.
Жекулина; предисл. Р.Ф. Итса. 3-е изд. Л., 1990; Он же. Этносфера: история людей и история при
роды. М., 1993; Он же. Ритмы Евразии: эпохи и цивилизации / предисл. С.Б. Лаврова. М., 1993; Он
же.
Конец и вновь начало. М., 1994.

А.Л. Яншина . При этом многочисленные опыты углублённого анализа степени и характера этого влияния нередко квалифицировались (и небезосновательно) как проявления «географического детерминизма» с указанием на его главный порок — доминирование линейных тенденций развития во времени и в пространстве. Ограниченность этого подхода заключается в том, что в результате его применения почти полностью игнорируется социокультурный контекст. Но в отечественной историко-географической, археологической и этнологической науке появлялись монографии, тематические сборники трудов и отдельные статьи, в которых во многом преодолены крайности такого подхода, и эти работы стали в своём роде этапными в развитии теоретических и практических исследований по природно-культурной проблематике47.

Очевидная причина методологических трудностей, в течение многих столетий мешавших системному изучению проявлений географической детерминации в развитии социокультурной сферы, заключается в принципиальном несовпадении и, по словам И.Р. Пригожина, в противостоянии между естествознанием и философией, которое, по его мнению, является частью раскола всей западной цивилизации на «две культуры». Об этой же «методологической ловушке», приводящей к выпаде-

Мечииков ЛИ. Цивилизации и великие исторические реки / статьи; сост., предисл., примеч. В.И. Евдокимова. М., 1995.

44 Моисеев Н.Н. Человек, среда, общество: Пробл. формализ. описания. М., 1982; Он о/се. Чело
век и ноосфера. М., 1990; Он о/се. Современный антропогенез и цивилизационные разломы: (Эколо-
го-политолог. анализ). М., 1994; Он о/се. Судьба цивилизации. Путь разума. М., 2000.

45 Ратцель Ф. Земля и жизнь. Сравнительное землеведение: в 2 т. СПб., 1905—1909.

46 Яншин А.Л., МелуаА.И. Уроки экологических просчётов. М., 1991.

47 См., например: Взаимодействие общества и природы: Филос.-методол. аспекты экол. пробл.:
сб. ст. / отв. ред. Е.Т. Фаддеев. М, 1973; Голубчиков Ю.Н. География человека. М., 2003; Долуханов
П.М.
География каменного века. М., 1979; Он о/се. История средиземных морей. М., 1988; Козлов
В.И.
Этнос и территория // СЭ. 1971. № 6. С. 89—100; Магидович В.И. Вклад цивилизаций в геогра
фическое познание Земли и расширение ойкумены: дис. ... докт. географ, наук. М, 2003; Ма/шков
А.Г.
Структура и динамика геокультурного пространства Северо-Запада России: дис. ... докт. куль
тур. СПб., 2003; Милое Л.В. Природно-климатический фактор и российский исторический процесс //
ВИ. 1992. № 4—5; Он о/се. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процес
са. М., 1998; Общество и природа: Пробл. взаимодействия общества и природы: докл. конф. / под
ред. Т.С. Хачатурова. М., 1981; Природа и развитие первобытного общества на территории Европей
ской части СССР. К VIII Конгрессу INQUA. Париж, 1969. М., 1969; Проблемы этнической геогра
фии и картографии: сб. ст. / отв. ред. СИ. Брук. М., 1978; Ресурсы, среда, расселение: памяти А.А.
Минца: сб. ст. / отв. ред. И.В. Комар. М., 1974; Роль географического фактора в истории докапита
листических обществ (по этногр. данным): сб. науч. тр. / отв. ред. В.Н. Боряз, Л.П. Потапов. Л., 1984;
Социально-этнические проблемы и природа: сб. / ред. Н. Филипповский. М., 1988; Тишков В.А.
Культурный смысл пространства//ЭО. 2004. № 1. С. 14—31; Фёдоров Е.К. Взаимодействие общест
ва и природы. Л., 1972; Он о/се. Экологический кризис и социальный прогресс / Е.К. Фёдоров. — Л.,
1977; Человек и окружающая среда в древности и средневековье: материалы совещ. 25—26 января
1983 г. / отв. ред. А.К. Станюкович. М., 1985; Этноконтактные зоны в европейской части СССР:

нию из поля зрения социоприродных процессов, говорит П.А. Сорокин. Согласно его позиции, главным изменением в общественных науках XX в. стало «нарастание разногласий и раскол на два противоборствующих направления в изучении каузально-факторных проблем «почему» социокультурного изменения». В XIX в. это противоречие существовало в скрытой форме. Таким образом, возник острый конфликт между теми, чей «подход состоит в некритическом применении методов и принципов причинно-функционального анализа в том виде, в каком они утвердились в естественных, физико-химических науках», и теми, кто ищет «специфическое социокультурное понимание причинности, существенно отличающееся от сформулированного в естествознании»48.

Современная наука, акцентирующая внимание на социокультурной специфике и внутренней логике становления социоприродных систем, шаг за шагом снимает несовместимость методов и горизонтов естественнонаучного и гуманитарного типов знания. В этом отношении методологическим ориентиром для нашего исследования послужили многочисленные работы по социокультурной проблематике, среди которых отметим труды таких отечественных учёных как Г.С. Батищев49, М.М. Бахтин50, Е.М. Верещагин51, М.Н. Громов52, П.С. Гуревич53, Л.Г. Ионин54, И.И. Калиганов55, И.К. Кучмаева56, Ю.М. Лотман57, В.М. Межуев58, Г.П. Мельников59, А.С. Панарин60,

(География, динамика, методы изуч.): сб. ст. / ред. и авт. предисл. И.И. Крупник. — М., 1989.

4 Сорокин П.А. Социокультурная динамика и эволюционизм // Американская социологическая мысль / под общ. ред. В.И. Добренькова; сост. Е.И. Кравченко. М., 1996. С. 389.

49 Батищев Г.С. Введение в диалектику творчества. СПб., 1997.

50 Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества / сост. С.Г. Бочаров. М., 1979.

51 Верещагин ЕМ. Христианская книжность Древней Руси. М. 1996. Он же. Церковно
славянская книжность на Руси. Лингвотекстологические разыскания. М. 2001.

52 Громов М.Н. Структура и типология русской средневековой философии. М., 1997; Громов
М.Н., Ужанков А.Н.
Культура Древней Руси // История культур славянских народов: в 3 т. / отв. ред.
Г.П. Мельников. М., 2003. Т. I. Древность и Средневековье. С. 211—299.

53 Гуревич П.С. Культурология: учеб. для студентов вузов. 3-е изд. М., 2001.

54 Ионин Л.Г. Социология культуры: учеб. пособие для студентов. М., 1998.; Он же. Философия
и методология эмпирической социологии: учеб. пособие. М., 2004.

55 Калиганов И.И. Георгий Новый у восточных славян. М., 2000; Он же. Культура средневековой
Болгарии // История культур славянских народов: в 3 т. / отв. ред. Г.П. Мельников. М., 2003. Т. I. Древ
ность и Средневековье. С. 98—157; Он же. Культура средневековой Сербии // Там же. С. 158—210.

56 Кучмаева И.К., Расторгуев В.Н. Природа самоидентификации: русская культура, славянский
мир и стратегия непрерывного образования. М., 2004.

57 Лотман Ю.М. Избранные статьи: в 3 т. Таллин, 1992. Т. 1. Статьи по семиотике и типологии
культуры; Он же. О двух моделях коммуникации в системе культуры // Учён. зап. Тарт. гос. ун-та.
1973. Вып. 308. С. 227—243. (Тр. по знаковым системам. Т. 6); Он же. Внутри мыслящих миров:
Человек—текст—семиосфера—история. М., 1996.

В.Н. Расторгуев61, Ю.С. Степанов62, Л.А. Сугай63, А.В. Сухарев64, С.С. Хоружий65, В.И. Шамшурин66, А.В. Шестопал67 и других.

Научные работы, которые бы рассматривали на теоретическом уровне модели культурно-этнических контактов этносов в полосах континентальных водоразделов, нам не известны. Даже разработки по отдельным участкам водоразделов единичны: известны публикации по Франции68, Альпийской горной системе69, Татрам70, вос-

58 Межуев В.М. Культура и история: (Пробл. культуры в филос.-ист. теории марксизма). М., 1977.

Мельников Г.П. Культура Великой Моравии // История культур славянских народов: в 3 т. / отв. ред. Г.П. Мельников. М., 2003. Т. I. Древность и Средневековье.С. 91—97; Он же. Культура Чехии X — начала XVII в. // Там же. С. 300—361; Он же. Культура Польши X — начала XVII в. // Там же. С. 362—402.

Панарин А.С. Реванш истории: российская стратегическая инициатива в XXI веке. М., 1998; Он же. Россия в циклах мировой истории. М., 1999.

Расторгуев В.Н. Концептуальный поиск: традиции, новаторство, ответственность: (Единство пед. и методол. аспектов): учеб. пособие. Калинин, 1988; Он же. Культурная идентичность и политическая идентификация // Кучмаева И.К., Расторгуев В.Н. Природа самоидентификации: русская культура, славянский мир и стратегия непрерывного образования. М., 2004. С. 5—88; Он же. Русская культура и российская политика // Культура Руси—России: материалы науч. чтен., посвящ. 60-летию проф. М.Н. Громова. Тверь, 22—23 февраля 2003 года / ред. В.М. Воробьёв. Тверь, 2004. С. 41—51; Он оке. Социальное государство в контексте глобальной стратегии устойчивого социально-экономического развития: социально-экологическая доктрина России // Вестник Межпарламентской Ассамблеи СНГ. — 1994. — № 4; Завьялова М.П., Расторгуев В.Н. Единство и преемственность сознания. Томск, 1988..

62 Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. М., 1997; Он же.
Язык и метод. К современной философии языка. М., 1998.

63 Сугай Л.А. Термины «культура», «цивилизация» и «просвещение» в России XIX — начала XX
века // Мир культуры. М., 2000. С. 39—53. (Труды ГАСК. Вып. И.).

64 Сухарев А.В. Этнофункциональная психология: исследования, психотерапия. М., 1998; Он же.
Этнофункциональный подход к проблеме психического развития человека // ВП. 2002. № 2. С. 57—63.

65 Хоружий С.С. После перерыва. Пути русской философии: учеб. пособие. М., 1994; Он же. О
старом и новом. СПб., 2000.

6 Шамшурин В.И. История идей и историческое сознание: Р.Дис. Коллингвуд и его последователи // ВФ. 1986. № 5. С. 127—136; Он же. «Новации» и традиции в отечественном образовании // Человек. 2003. № 4. С. 47—54.

67 Шестопал А.В. Иберо-американистика. Традиции, тенденции, перспективы. М., 2003.

68 Бессмертный ЮЛ. Климат и сельское хозяйство во Франции (800—1800 гг.) // Общество и
природа: Исторические этапы и формы взаимодействия: докл. конф. / под ред. Т.С. Хачатурова. М.,
1981. С. 169—180; Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм: в 3 т. / пер. с
фр. Л.Е. Куббеля; вступ, ст. и ред. Ю.Н. Афанасьева. М., 1992. Т. 1. Структуры повседневности. Ка
питальный труд Ф. Броделя затрагивает многие регионы Европы и мира, но информация о культур
но-этнических контактах в зонах крупнейших природных барьеров суши растворена в общем пове
ствовании, автор не акцентировал на этом своего внимания.

69 Красновская НА. Фриулы. Ист.-этиогр. очерки. М., 1971; Полтавский М.А. Становление и
развитие австрийской народности // ВИ. 1983. № 3. С. 47—59.; Романия и Барбария: К этнической
истории народов Зарубежной Европы / отв. ред. С.А. Арутюнов и др. М., 1989.

70 Грацианская II.II. Словаки: (К проблемам этнокультурной истории). М., 1994; Трубачёв О.Н.
Этногенез и культура древнейших славян: Лингвистические исследования / О.Н. Трубачёв; отв. ред.
Н.И. Толстой. — Изд. 2-е, доп. — М., 2003; Шумов С.А., Андреев А.Р. История Словакии. V—XX
века. М., 2000.

точному склону Карпат71, Днепро-Двинскому междуречью72, Русскому Северу73, Восточной Сибири74, отдельным районам Тибета75, Армянскому нагорью76, верховьям Конго77, Центральным Андам78, Скалистым горам79, Аляске80.

Совершенно объективным представляется признание В.А. Арутюновой-Фиданян в её блестящей книге «Армяно-византийская контактная зона (X—XI вв.). Результаты взаимодействия культур»: «В современной медиевистике почти нет монографических и методологических исследований лимитрофных зон. А между тем именно в средние века, когда страны были менее замкнуты в национальных и государственных границах, процессы, происходившие в зонах встреч цивилизаций, оказывали

71 Карпато-дунайские земли в средние века: сб. ст. / отв. ред. Я.С Гросул. Кишинёв, 1975; Коро
ток БД.
Славяне и восточные романцы в эпоху раннего средневековья: Политическая и этническая
история. М., 1985; Рикмаи Э.А. Этническая история населения Поднестровья и прилегающего Поду-
навья в первых веках нашей эры. М., 1975.

72 Алексеев Л.В. Полоцкая земля в IX—XIII вв. (Очерки истории Сев. Белоруссии). М., 1966; Он
же.
Смоленская земля в IX—XIII вв.: Очерки истории Смоленщины и Сев. Белоруссии. М., 1980;
Жучкевич В.А. Топонимические свидетельства древних волоков на водоразделах Днепра и рек бас
сейна Балтийского моря // Топонимика на службе географии. М., 1979. С. 50—56. (Вопросы геогра
фии. Сб. ПО).

73 Истомина Э.Г. Водные пути России в XVIII — начале XX вв. М., 1979; Макаров Н.А. Русский
Север: таинственное средневековье. М., 1993; Русский Север: Пробл. этнокульт. истории, этногра
фии, фольклористики: сб. ст. / отв. ред. Т.А. Бернштам, К.В. Чистов. Л., 1996; Черносвитов П.Ю.
Освоение Крайнего Севера: Опыт имитативного моделирования по материалам археологии. М.,
1994.

74 Васжевич Г.М. Эвенки. Ист.-этногр. очерки (XVIII— начало XX в.). Л., 1969; Вдовин КС.
Роль географического фактора в истории народов Сибири (по материалам Северо-Востока) // Роль
географического фактора в истории докапиталистических обществ. (По этногр. данным): сб. науч.
тр. / отв. ред. В.Н. Боряз, Л.П. Потапов. Л., 1984. С. 182—198; Гурвич КС. Этническая история севе
ро-востока Сибири. М., 1966; Крупник КМ. Арктическая этноэкология: Модели традиц. природо
пользования мор. охотников и оленеводов Сев. Евразии. М., 1989.

75 Бонгард-Левин Г.М, КльинГ.Ф. Индия в древности. М, 1985; Габорио М. Непал и его жители
/ пер. с фр.; предисл. и примеч. И.Б. Редько, А.А. Ледкова. М., 1985; Кычанов Е.К, Савицкий Л.С.
Люди и боги страны снегов. Очерк истории Тибета и его культуры. М, 1975.

76 Арутюнова-Фиданян В.А. Армяно-византийская контактная зона (X—XI вв.). Результаты
взаимодействия культур. М., 1994; Тер-Саркисянц А.Е. Армяне: История и этнокультурные тради
ции. М, 1998.

77 Киселёв Г.С. Хауса. Очерки этнической, социальной и политической истории (до XIX столе
тия). М, 1981; Этническая история Африки. Доколониальный период.

78 Башилов В.А. «Неолитическая революция» в Центральных Андах: автореф. дис. ... докт. ис-
тор. наук. М., 1998; Зубрщкий Ю.А. Инки-кечуа: Основные этапы истории народа. М., 1975; Стингл
М.
Государство инков: Слава и смерть «сыновей Солнца» / пер. с чеш. Г.П. Нещименко; послесл. и
науч. ред. Ю.Е. Берёзкина. М., 1986; Шольц В. Индейцы озера Титикака / пер. с чеш.; послесл. Р.В.
Кинжалова. М., 1970.

79 Аверкиева Ю.П. Индейцы Северной Америки. От родового общества к классовому. М, 1974;
ФайнбергЛА. Охотники Американского Севера: Индейцы и эскимосы. М., 1991.

80 Дзенискевич Г.К. Атапаски Аляски: Очерки материальной и духовной культуры, конец XVIII
— нач. XX в. Л., 1987; Окладников А.П., Васильевский Р.С. По Аляске и Алеутским островам. Ново
сибирск, 1976.

значительное влияние на ход мировой истории» . Не менее существенен и другой её вывод: «Существование любого полиэтничного государственного образования влечёт создание контактных зон, и это не просто территории, где существуют, не смешиваясь, этносы и их культурные системы, не анклавы с автономным развитием, а органичная и жизнеспособная структура со своими законами и своеобразием культурного облика. Возникновение такого рода структур тесно связано с существованием и деятельностью на их территориях носителей открытых культур, обеспечиваю-

щих равновесие эволюционного развития» .

С начала 1990-х гг. в Твери ведется интенсивная разработка комплексного подхода к изучению культурно-этнических контактов в зонах естественных гидроузлов на континентальных водоразделах, учитывающего все существенные природные и социокультурные факторы . Автором разработана глобальная модель такого взаимодействия, выявлены, описаны и оценены основные локальные модели и их конкретные проявления в географическом пространстве и историческом времени84.

Исходя из того, что всестороннее изучение данной темы прежде не предпринималось, мы сочли необходимым осуществить данное исследование в жанре диссер-

Арутюпова-Фидаши В.А. Армяно-византийская контактная зона. С. 4.

82 Там же. С. 154.

83 Воробьёв В.М. Великий водораздел Восточной Европы: географо-археологический аспект //
ТАС / отв. ред. И.Н. Черных. Тверь, 1994. Вып. 1. С. 1—6; Он же. Географические закономерности
возникновения городов на Великом водоразделе // Малые города России: проблемы истории и воз
рождения: материалы межд. науч. конф. Переяславль-Залссский, 16—17.10.1998 / под. ред. А.А. Че-
ремина. Переяславль-Залесский, 1998. С. 189—200; Он же. Межкультурное взаимодействие в поло
сах водоразделов великих рек: закономерности и типология // Великие реки — аттракторы локаль
ных цивилизаций: материалы межд. науч. конф. Дубна, Россия, 10—12 июля 2002 г. / сост. Л. Бара-
ней, А. Хромов. Дубна, 2002. С. 3—5; Он же. На главном водоразделе Восточной Прибалтики // Со
хранение и восстановление национальных ландшафтов в Тверской области: материалы науч.-
практич. семинара / отв. ред. В.М. Воробьёв. Тверь, 2002. С. 3—5; Он же. Тверской топонимический
словарь. М., 2004; Воробьёв В.М, Верушкина В.А. Региональный университет и защита природно-
культурного наследия // Региональная образовательная политика для устойчивого будущего: IX
Межд. конф. по экологич. образов: тез. докл. / отв. ред. С.К. Воронов. Тверь, 2003. С. 34—39; Во
робьёв В.М, Малыгин П.Д.
Великий водораздел и проблема его музеефикации // Культура Руси—
России: материалы науч. чтен., посвящ. 60-летию проф. М.Н. Громова Тверь, 22—23 февраля 2003
года / ред. В.М. Воробьёв. Тверь, 2004. С. 66—70, и др.; Расторгуев В.Н. Горизонты культурной по
литики России (методология построения Государственной программы социально-культурного раз
вития Тверской области — территории Великого водораздела). Тверь, 1991; Он Dice. «Живая кровля»
Тверской земли: Принципы построения Государственной программы социально-культурного разви
тия Тверской области // Территория. 1995. № 2. С. 7—9; Он же. Теория болевых точек планеты как
методология политического планирования (экологическое измерение и границы геополитической
инженерии) // Устойчивое развитие. Наука и практика. 2002. № 1; Он же. Экологическая доктрина
России: новые алгоритмы территориального проектирования и политического планирования // Ус
тойчивое развитие. Наука и практика. 2003. № 3, и др.

тации, предъявляющей новую научігую теорию, которая описывает специфику культурно-этнических контактов в полосах континентальных водоразделов, результи-рующуюся в модификациях цивилизационного развития, имеющих важнейшее значение для разработки стратегии устойчивого развития на локальном и национальном уровнях и в рамках мирового сообщества.

Источниковая база работы представлена несколькими основными видами источников. В первую очередь, это картографические материалы. В одних случаях они отражают локальную ситуацию в одном естественном гидроузле или даже его части, в других показывают макроландшафт на значительном протяжении полосы водораздела, в третьих дают представление о нескольких смежных полосах или о всей ветви континентального водораздела. На карту мира нами нанесены все полосы континентальных водоразделов (Прил. 1, рис. 1).

Для работы использованы физико-географические карты разных масштабов (от 1: 200000 до 1: 7500000), специальные географические карты (рельефные, гидрографические, почвенные, ландшафтные, климатические) и специальные историко-культурные карты. Именно они послужили основой для нанесения самих полос континентальных водоразделов, гидроузлов на них, мест переходов-волоков через водоразделы с одного континентального склона стока на другой в интересах реализации культурно-этнических, экономических и политических контактов. Этнические, археологические, демографические, исторические, политические, лингвистические, топонимические карты отдельных территорий создают в совокупности визуальное и содержательное представление об этногенетических и социокультурных процессах,

становящихся факторами цивилизационного развития . Особое значение имеют ди-ахронные карты, позволяющие проследить динамику процессов такого рода. В некоторых случаях они фиксируют значительное число хронологических срезов, таких как эпоха первоначального заселения, период первичной внутренней колонизации, время формирования раннеклассовых государств, средневековье, новое время. В

Воробьёв В.М. Культурно-этнические контакты на континентальных водоразделах. Тверь, 2004. 85 Атлас географических открытий / пер. с англ.; предисл. Дж. Хемминга. М., 1998; Атлас истории средних веков / под общ. ред. Е.А. Косминского и А.П. Левандовского. М, 1955; Атлас новой истории. М, 1952. Ч. 1; М., 1955. Ч. 2; Атлас почв СССР / под общ. ред. И.С. Кауричева и И.Д. Громыко. М, 1974; Атлас СССР. М, 1970; Атлас мира. М., 1954; 1990; 2003; Атлас народов мира. М., 1964, ими. др.

рамках каждой из этих эпох иногда удаётся вычленить ещё более тонкие хронологические пласты, историческое содержание которых отражено на специальных картах, в т.ч. и в наших научных публикациях.

Материальные источники исследования представлены прежде всего археологическими находками, объектами и комплексами. Именно они позволяют реконструировать историю и характер первоначального расселения человеческих коллективов по пространствам земной суши, формирование археологических культур и этнических общностей. Хотя степень изученности различных регионов и микрорегионов планеты в археологическом отношении неравномерна, практически повсеместно удаётся выявить основные закономерности и этапы такого расселения. Почти весь Евразийский континент, континентальная Мезоамерика и некоторые другие части земной суши обеспечены археологическими материалами настолько, что позволяют детально проследить их древнейшую историю, хотя сведения о макроконтактах в архаических обществах, конечно, трудноуловимы.

Другой вид материальных источников — этнографические коллекции. Они анализировались автором не сами по себе, а через научную литературу. Наибольшее внимание уделялось ведущим культурно-этническим маркерам: сырью, средствам транспорта, оружию, орудиям труда, одежде, посуде, произведениям искусства. Удаётся выявить отражение культурно-этнических контактов на континентальных водоразделах в конструкциях и отделке жилищ и общественных зданий, в планировке поселений на разных этапах человеческой истории. Объём монографии не позволил включить сведения такого рода в описания конкретных пространственно-культурных моделей взаимодействия этносов, но они должны стать существенной частью каждой из региональных разработок по данной тематике.

Письменные источники представлены, в первую очередь, описаниями народов и местностей в зонах континентальных водоразделов, сделанными путешественниками, миссионерами, чиновниками, военными деятелями, купцами. Особую ценность для целей данного исследования имеют труды профессиональных учёных: историков, археологов, этнографов, культурологов, фольклористов, религиоведов и др., основанные на полевых наблюдениях и кабинетных исследованиях. Бесчисленные факты по данной тематике содержатся в документах и материалах, ещё не вовлечённых в исследование с этой целью. Определёшгую информацию такого рода несут

даже произведения художественной литературы.

Устные источники — прежде всего эпос и народные сказки — записаны в XVIII—XX вв. у многих народов мира и содержат немало сведений о природе, народах и их культурном взаимодействии. Эти источники должны быть проанализированы учёными более глубоко с целью выявления в них материалов по данной проблематике, поскольку нередко восходят к довольно архаичным пластам культурно-этнической истории того или иного региона.

Изобразительные источники весьма информативны для целей нашей работы по данной тематике. Заключая в себе материальную и художественную стороны и будучи обычно весьма долговечными, они содержат уникальные сведения о культурно-этнических контактах, обеспечивают довольно точные датировки, а их картографирование позволяет очерчивать ареалы контактов.

В целом объём и разнообразие источников позволяют ставить и решать практически все вопросы, которые определяются в качестве приоритетных. Критический анализ источников стал надёжным инструментом, особенно в тех случаях, когда удавалось систематически коррелировать информацию, получаемую из разных видов источников.

Понятийный и терминологический аппарат. Приведём краткое авторское толкование основных существующих понятий и терминов по изучаемой проблематике, употребляемых в данной диссертации. Их дефиниции могут существенно отличаться от общепринятых, что отражает наше понимание содержания этих ключевых терминов и понятий.

Аккультурация — взаимное влияние разноэтничных культур, в результате которого менее развитая культура частично или полностью воспринимает более развитую, сохраняя при этом в течение длительного времени собственную культурную модель. Этому процессу подвержены все индивиды, этносы и нации.

Внутренняя колонизация — первичное или вторичное культурно-этническое и хозяйственное освоение пустующих или окраинных, пограничных земель страны или географической области.

Геополитика — международные отношения, основывающиеся на оценке места и роли государств или их блоков с первостепенным учётом их территориальной и природно-географической специфики. Это направление научной мысли, сформиро-

вавшееся под влиянием концепции географического детерминизма, считает ведущими естественными факторами речные коммуникации (освоенческая модель 1), наличие или отсутствие выхода к морю, виды и качество природных барьеров, влияющих на развитие культурно-этнических контактов и др., а также этнодемогра-фические показатели, исторически сложившиеся формы отношений с другими этносами и государствами и т.д.

Заимствования в культуре — перенесение культурных инноваций в другую культуру как основной источник культурных трансформаций. В процессе и результате заимствований перенимаются артефакты, идеи, обычаи, традиции, духовные ценности, правовые нормы и др.

Иноэтническая культура — элементы, объекты и комплексы внешней по происхождению культуры, не прошедшие процесса этнической адаптации и не ставшие по разным причинам имманентной частью культуры данного этноса.

Историко-этнографическая область — пространство, населённое разными этносами, у которых в результате общих природных условий, исторических судеб и длительных контактов складываются близкие культурные и бытовые особенности и сходный менталитет, что находит прямое отражение в материальной и духовной культуре.

Коренной этнос — народ, первоначальное формирование которого происходило на данной территории, его представители обычно именуются аборигенами.

Культура этноса — совокупность всех культурных достижений данного этноса, в т.ч. тех, которые этнически нейтральны. Включает элементы и комплексы этнической, иноэтнической и интерэтнической культуры, служащие основой этнической идентичности, передачи информации и опыта новым поколениям и сохранения и упрочения этнического самосознания.

Культурная ассимиляция — частичное или полное поглощение одной культуры другой в результате завоеваний, внутреннего порабощения, культурного геноцида, смешанных браков и др. При этом может либо формироваться новая культура на основе синтеза культур, либо более слабая культура окончательно гибнет.

Культурная диффузия — частично регулируемый или спонтанный процесс взаимопроникновения явлений, черт и ценностей двух и более культур в ходе их контактов, результатом чего является технологическое, ресурсное, духовное, ин-

формационное взаимообогащепие культур. Она традиционно реализуется через миграции, торговые операции, военные действия, брачные контакты и др.

Культурная инновация — явление этнической культуры, возникшее на определённой стадии существования этноса в результате внутреннего развития или заимствования и ставшее её неотъемлемой, а впоследствии и традиционной частью.

Культурная традиция — устоявшийся интегрированный опыт этнической общности, проявляющийся в стереотипах социального и бытового поведения и передающийся следующим поколениям.

Культурный ареал — в прямом значении: пространство, в котором распространена данная культура, включающее также зоны стабильных и спорадических культурных взаимосвязей. Важным при определении и изучении культурного ареала является определение его центра, структуры географической среды, путей распространения данной культуры и внешних воздействий на неё.

Меэюэтническая интеграция — процесс сближения этнических общностей в результате культурных контактов, приводящий к появлению общих черт в культурной, духовной, социальной и экономической сферах и формированию метаэтнических общностей, не являющихся единым народом.

Межэтническая культура — та часть культуры данного этноса, которая включает черты и компоненты, свойственные общечеловеческой культуре, конкретной ис-торико-этнографической области или этносам определённого ХКТ.

Метаэтническая общность — общность, образовавшаяся в результате исходной близости этносов или их долговременных культурных контактов. Это объединение имеет основные этнические характеристики более низкого качественного уровня, чем составляющие его этносы. Метаэтнокультурные общности могут быть метаэтнолин-гвистическими, метаэтноконфессиональными, метаэтнохозяйственными и т.д., при этом системообразующим основанием выступает один из компонентов культуры.

Миграция — массовое переселение человеческих коллективов вігутри этнической, географической или государственной территории или вовне её. В этнической миграции участвуют люди одного этноса. Будучи характерной чертой всех эпох человеческой истории, этнические миграции вызывались интересами жизнеобеспечения, безопасности и выживаемости этносов, природными катаклизмами и ухудшением качества среды обитания.

Мозаичность этноса — его иерархическая неоднородность, в основе которой лежит наличие в его составе малых этнических групп: субэтносов, консорций, кон-виксий. Метаморфичность этнической структуры позволяет более успешно приспосабливаться к изменениям природной среды, к новой среде в результате миграционных подвижек, способствует быстрому восстановлению после социальных, экономических и политических кризисов, установлению эффективных и долговременных контактов с новыми культурно-этническими партнёрами.

Национальная самобытность — совокупность имманентных элементов и признаков этнической общности, которые отличают её от других этносов: национальных традиций, обычаев, обрядов, языка, народного творчества, одежды, пищевого комплекса. В основе национальной самобытности лежит историческая судьба народа и его культурный опыт.

Национальные маргиналы — этнические общности или группы, проживающие одновременно в разных типах этносоциальных образований: в племени и народности, в народности и нации, не сливаясь полностью ни с одним из них. Располагаясь на периферии этнических культур, они подвержены различному воздействию сильных этносов — от этнических провокаций до полной ассимиляции.

Регион — географическое пространство или часть территории государства, отличающиеся специфическим комплексом природных, ресурсных, экономических и культурно-этнических характеристик, особой системой внешних связей.

Субэтнос — органическая часть этноса или этническая группа в пределах опре-делёной территории, обладающая, при общем этническом самосознании, диалектной и культурно-бытовой самобытностью. Индивиды в суперэтносе осознают свойственные им особености определённых компонентов культуры.

Суперэтнос — складывающаяся в полиэтническом государстве или в историко-этнографической области на основе единства территории, сходной судьбы на определённых этапах этногенеза, основных характеристик образа жизни, традиций, солидарного признания доминанты конкретной культуры межэтническая общность. Формирующаяся первоначально в ядре суперэтноса общая менталыюсть со временем нередко объединяет этносы разного происхождения. Уместно употребление понятий «монгольский суперэтнос», «славянский суперэтнос», «индийский суперэтнос» и др.

Транскулыпурацш — способ пространственного перемещения и закрепления на длительное время данной этнической культуры в результате миграций или принудительного переселения в географический регион с минимальным или нулевым присутствием других этносов.

Хозяйственно-культурный тип — единая по сущностным характеристикам система хозяйства и культуры, сформировавшаяся у народов в близких природных условиях на одной стадии экономического, социального и духовного развития.

Этническая адаптация — процесс и результаты активного приспособления этнической общности к новой для неё природной, социокультурной и этнической среде в интересах выживания и развития.

Этническая группа — небольшой человеческий коллектив или община с присущими им специфическими культурно-этническими признаками, включая этнопсихологию, совокупность которых отличает их от других групп в рамках единого этноса, в ситуации анклава или как национальное меньшинство в полиэтничном государстве.

Этническая дивергенция — распад этнической общности, связанный с утратой чувства взаимного тяготения и приязни в этнических отношениях, формированием отрицательной комплиментарное к значительной части носителей единого прежде этнического самосознания. При этом часть этноса может отделиться от ядра и стать затем основой нового этноса; в другом варианте этнос дробится на несколько новых структур.

Этническая дисперсизация — отделение небольших этнических групп от основного этнического массива и расселение их в результате миграций на других территориях.

Этническая идентичность — причисление людьми себя к определённой этнической общности на основе происхождения, территории проживания, языка, вероисповедания, особенностей пищи, одежды, обычаев, поведения и др.

Этническая консолидация — слияние родственных или неродственных по происхождению, языку и культуре этносов и этнических групп в единую этническую общность. Консолидация может быть внутри- и межэтнической.

Этническая культура — сумма элементов, подструктур и структур культуры, обладающих четкими этническими чертами и выполняющих в силу этого функцию этнического различения. Это культура индивидов, связанных истинной или мнимой общностью происхождения и единой хозяйственной и социальной деятельностью.

Она включает орудия и средства производства, постройки и поселения, одежду, пищу, транспорт, оружие, знания, обычаи, традиции, нравы, нормы обычного права, верования, все виды и результаты народного творчества.

Этническая общность — тип устойчивой социальной группы людей, сложившийся в ходе этногенеза и культурно-исторического развития: племя, союз племён, народность, нация.

Этническая территория — пространство, на котором складывается и проживает этнос или его основная часть. В процессе этногенеза может произойти культурная диффузия в лимитрофных зонах или на всей этнической территории, а в результате частичных или тотальных миграций, этническая территория может радикально измениться или переместиться в пространстве.

Этнические контакты — разнообразные типы, виды и формы связей между этносами: культурные, бытовые, социальные, брачные, экономические, военные и др. Пограничные контакты происходят в лимитрофных зонах различного пространственного охвата, проникающие контакты развиваются как переселение части более развитого этноса на слабо заселённую этническую территорию другого народа.

Этнические традиции — формы повседневной жизни представителей данного этноса, присущие его культуре, быту, языку, искусству, мышлению, действию, коммуникативной сфере, устойчивые во времени, транслируемые на новые поколения и регламентируемые правовыми нормами.

Этническое расселение — размещение этносов на земной суше, имеет два вида: сплошное заселение территории и очаговое, при котором на значительных пространствах нет постоянного населения и слабо развит этнический транзит.

Этническое самосознание — осознанное чувство принадлежности к данному этносу и отличия по определённым существенным признакам от представителей других этносов, слияние и отождествление личности с духовной сущностью и судьбой народа.

Этногенез — формирование и этапы развития этноса, включающие и те стадии, на которых он выступает уже как сложившаяся общность с единым устойчивым этническим самосознанием.

Этнографическая группа — часть этноса, которая в силу исторических причин отделена от основной этнической территории и приобрела, выработала в процессе развития специфические черты культуры, быта, языка, верований и менталитета, но

не утратила прежнего этнического самосознания.

Этнос — биосоциальная общность людей, сложившаяся в результате этногенеза в определённой природно-географической среде на компактной территории и создавшая в процессе развития единые сущностные признаки, элементы, комплексы и системы языка, культуры, быта, поведения, мирочувствования, хозяйства, образовав на этой основе культурную целостность.

Автор вводит в текст диссертации и в свои научные публикации по теме исследования некоторые новые термины и понятия, в том числе следующие.

Геоэтнокультурная система — крупный природно-социальный комплекс, единство которого обеспечивается качеством вмещающего ландшафта и генетическим или сформированным в процессе культурно-этнических контактов сходством основных сущностных характеристик.

Естественный континентальный гидроузел — компактная территория, на которой близко сходятся своими берегами водотоки, принадлежащие бассейнам двух или трёх великих или крупных рек, стекающих по противолежащим склонам континента. В этих гидроузлах происходят культурно-этнические контакты высшего иерархического уровня (метакоитакты). Выделяются также естественные гидроузлы более низких иерархических уровней: в зонах водоразделов между бассейнами великих или крупных рек одного континентального склона, между бассейнами притоков первого порядка главной реки и т.д. Культурно-этнические контакты на этих территориях обычно менее значимы, чем на континентальных водоразделах, но также весьма существенны, поскольку они в большой степени обеспечивают результативность процесса внутренней колонизации страны или ландшафтного пространства.

Караванная модель освоения территории — внутренняя и внешняя культурная колонизация в аридных районах без регулярного использования берегов водоёмов как основных путей сообщения.

Культурная непрерывность — сходство элементов и комплексов культуры в обширном регионе у родственных и неродственных народов как результат устойчивых культурно-этнических контактов.

Кулътуроэтногенез — процесс возникновения, становления и начальных этапов развития этноса (субэтноса) и его культуры.

Ландшафтный коридор-переход — сухопутный участок в речной модели куль-

турно-этнического освоения территории, наиболее удобный при переходе через водораздел по сумме значений природных факторов. Различаются переходы через полосы континентальных водоразделов, водоразделов второго уровня (между бассейнами главных рек одного склона), водоразделов третьего уровня (между бассейнами притоков первого порядка главной реки) и т.д. В восточнославянских языках с эпохи раннего средневековья в данном контексте употребляется термин волок.

Приморская модель освоения территории — культурно-этническое освоение морских побережий и ближнего хинтерланда в результате передвижений по суше, каботажного плавания и пересечения акваторий внутренних морей и океанических заливов. В результате реализации приморской модели (в сочетании с речной моделью) сложились многие цивилизации (греческая, римская, цивилизации Мезоамери-ки, Восточного Средиземноморья, Кавказа и др.).

Речная модель освоения территории — внутренняя и внешняя культурная колонизация с использованием берегов и акваторий рек и озёр как основных путей сообщения. Древнейшая и универсальная во времени и пространстве освоенческая модель на Земле, в результате реализации которой были заселены все материки, сформированы в процессе контактов связанные друг с другом геоэтнокультурные системы, в т.ч. некоторые из древних цивилизаций (древнеегипетская, вавилонская, хо-резмийская, индийская, китайская, инкская, славянская и др.).

Трансокеанская модель освоения территории — распространение культур и их носителей через океаны с использованием морских судов (в основном с конца XV в.). В результате её реализации к XIX в. история стала всемирной.

Цель и задачи исследования. Особенностью данной работы является то, что в ней представлена авторская глобальная модель культурно-этнических контактов в полосах континентальных водоразделов, учитывающая все обитаемые части света, природные зоны, эпохи и основные этносы.

Пространственные масштабы и глубина хронологического горизонта, с одной стороны, создали определённые трудности в работе, особенно на стадии научного анализа, а с другой стороны, они позволяют проецировать содержание и результаты культурно-этнических контактов разных иерархических уровней на многогранные аспекты цивилизационного процесса, на динамику политического, социально-экономического и культурного развития стран и народов, на тенденции современной

геополитики и геостратегии.

Цель исследования — разработать и проанализировать глобальную модель культурно-этнических контактов на континентальных водоразделах, в естественных гидроузлах которых происходили основные процессы межкультурного взаимодействия этнических макромиров, в результате чего эти уникальные территории выступают как ведущие природно-культурные факторы цивилизационного развития человечества.

Для достижения этой цели последовательно решался ряд конкретных задач:

выявить и использовать методологические и информационные возможности всех видов источников;

представить авторскую гипотезу основных моделей освоения пространств земной суши в связи с типами ландшафтов, характером путей сообщений и исторической судьбой (в диссертации рассматривается внутриконтинентальная, речная модель освоения земной суши — наиболее ранняя по времени становления и универсальная в пространственно-хронологическом отношении);

построить физико-географическую модель континентальных водоразделов и разработать каталог естественных гидроузлов на них;

описать, проанализировать и обобщить на локальном и глобальном уровнях конкретные материалы, связанные с решением проблемы специфики и закономерностей культурно-этнических контактов в основных естественных гидроузлах на континентальных водоразделах;

провести сравнительный природно-географический и культурно-этнический анализ всех естественных гидроузлов на континентальных водоразделах и дать, с использованием авторской методики, рейтинговую оценку их комплексной значимости в цивилизационном отношении;

осуществить комплексный культурно-этнический анализ территории Великого водораздела Восточной Европы на Валдайской возвышенности как одной из наиболее уникальных территорий, где в течение многих тысячелетий успешно реализо-вывались контакты, в которых приняли участие десятки культур и этносов Евразии;

определить основные стратегические ориентиры в целях изучения, защиты и обеспечения устойчивого развития пространств наиболее значимых гидроузлов на континентальных водоразделах как «болевых точек» планеты и зон высокого культурно-этнического и цивилизационного потенциала.

Хронологические рамки работы определяются состоянием источников по тем или иным регионам земной суши. За нижний, базовый хронологический уровень исследования по каждому естественному гидроузлу и каждой полосе континентального водораздела нами принимается древнейшая достоверно датируемая археологическая информация. Верхним хронологическим уровнем логично считать радикальное изменение внутриконтинентальных транспортных систем: появление шоссейных дорог, изобретение парохода, паровоза, автомобиля, самолёта, что кардинально изменило направления, способы, темпы и результаты культурно-этнических контактов. В разных регионах мира эти изменения происходили не одновременно ввиду неравномерности течения исторического процесса и специфики природных условий, поэтому верхний хронологический уровень данной работы неодинаков для разных регионов мира.

При работе над темой диссертации применялись как общенаучные, так и специальные методы исследования.

Метод источниковедения. При решении поставленных задач нами устанавливаются информационные возможности привлекаемого источника или ряда однородных источников для получения фактических сведений по теме, характеризующихся полнотой, достоверностью и новизной. Проводится аргументированная оценка значения источника для решения научной задачи. Этот метод применяется поэтапно, последовательно, на каждом этапе с его помощью решается своя исследовательская задача.

Исторический метод. Развитие природных и природно-культурных и социокультурных комплексов, протекание политических, экономических, социальных, культурных процессов на всех анализируемых пространствах земной суши рассматривается стадиально, от древности до современности. Выявляются закономерности эволюции и динамики этих явлений, объектов, структур и комплексов, вычленяются и анализируются синстадиальиые явления и процессы.

Структурно-функциональный метод. При решении основных задач, поставленных в данном исследовании, учитывается, что наблюдаемые и изучаемые элементарные структуры выполняют определённые функции внутри системы (ландшафты, ценозы, культурные комплексы, субэтносы) и в структурах более высокого иерархического уровня (геоэкосистема, биосфера, национальная культура, европейская и

мировая культура, этносы и макроэтносы, межэтнические образования).

Сравнительный метод. Природа, культура и этногенез в их взаимосвязи в каждом субрегионе и регионе мира изучаются нами на межрегиональном, национальном, континентальном и глобальном фоне. При этом выявляются закономерности и специфика в пространственном, хронологическом и содержательном функционировании природных, культурных, этнических, хозяйственных, социально-политических и иных комплексов этих территорий относительно других регионов планеты. Предложена и реализована авторская методика сравнительной рейтинговой оценки основных естественных гидроузлов на континентальных водоразделах как природно-культурных комплексов высшего порядка и ведущего фактора цивилиза-ционного развития.

Типологический метод классифицирует объекты по основным видам и их содержательному наполнению, в результате чего выявляются приоритеты в объектной базе, избираются и применяются определённые методики изучения объектов, адекватные их содержанию и специфике. Тип объекта рассматривается как идеальная модель, отражающая существенные признаки определённого множества явлений и игнорирующая некоторые признаки как несущественные. Для решения задач данного исследования разработаны и применены авторские типологии водоразделов, естественных гидроузлов, культурно-этнических моделей, культурных катализаторов в зонах континентальных водоразделов, авторские классификации археологических и топонимических объектов. Данный метод положен в основу авторского каталога естественных гидроузлов на континентальных водоразделах, публикуемого в Приложении 1. Типологизация как научная процедура является одним из основных инструментов данного исследования.

Ретроспективный метод. Основная его черта — направленность от настоящего к прошлому, от следствия к причине. Это эффективный для специальных и междисциплинарных исследований приём реконструкции, позволяющий синтезировать и корректировать знания об общем характере развития явлений. Но, чтобы избежать модернизации культурно-этнических и исторических процессов, регулярно практикуется и встречное движение в познании, т.е. от менее к более зрелому состоянию сойиума. Целыо применения данного метода является выводное знание о явлениях прошлого, с опорой на опыт науки или на познанный факт общественной практики.

Метод наблюдения. Применяется в данной работе опосредованно (через факты, зафиксированные наблюдателями и исследователями в разных регионах мира при описании культур, этносов и цивилизаций в различные исторические эпохи) для насыщения и обеспечения разнообразия источниковедческой базы исследования в интересах достижения его цели. Такого рода данные коррелируются, ввиду их определённой и неизбежной субъективности, другими научными методами.

Картографический метод. Выявлены картографические материалы разных эпох, содержащие сведения по избранной тематике. Все собранные и критически осмысленные данные по теме наносятся на современные общегеографические карты в нескольких масштабах: от 1: 200000 (микрорегиональные) до 1: 7500000 (макрорегио-нальные). Общая схема континентальных водоразделов и основных естественных гидроузлов на них нанесена на карту мира (Прил. 1, рис. 1); все естественные гидроузлы на континентальных водоразделах нанесены на региональные карты, составившие общий тематический комплект (Прил. 1, рис. 2ПО). Картографический метод позволяет представить в графическом виде все природно-культурные комплексы, исследуемые в данной работе как факторы цивилизационного развития.

Другие специальные методы применяются спорадически для решения частных вопросов в рамках выполнения поставленных исследовательских задач.

В диссертации выдвигается и обосновывается авторская научная гипотеза, заключающая в себе следующие теоретические положения концептуального характера:

система континентальных водоразделов является единственной универсальной недискретной глобальной природной системой земной суши, в отличие от рельефа, внутренних вод, почв, растительности и климата;

система континентальных водоразделов служит основным природным барьером для всех культурно-этнических общностей, формирующихся и развивающихся по одну сторону континентального склона стока, при их возможных контактах с культурно-этническими общностями, функционирующими по другую сторону континентального склона;

контакты в полосах континентальных водоразделов являются высшим уровнем культурно-этнических взаимодействий и ведущим фактором цивилизационного развития;

— культурно-этнические контакты в полосах континентальных водоразделов
осуществляются по наиболее оптимальным природным коридорам — перевалам,
долинам, ущельям, волокам в местах наибольшего сближения течений великих и
крупных рек разных континентальных склонов;

природные коридоры культурно-этнических контактов замыкают два (система 1+1) или три речных бассейна (система 2+1), причём система 2+1 является наиболее продуктивной в цивилизационном отношении;

функционирование природно-культурных систем в полосах континентальных водоразделов носит универсальный характер в хронологическом и пространственном отношениях. Внутриконтинентальная речная модель заселения и освоения земной суши стала основой формирования всех цивилизаций и их дальнейшего развития;

наибольшую культурно-этническую значимость, максимальный пространственный охват зоны цивилизационного влияния имеют гидроузлы в равнинном рельефе и в невысоких горных системах: Валдайская возвышенность, Южный Урал, Армянское нагорье, Среднерусская возвышенность, Центральный массив во Франции, восточные склоны Карпат, западное побережье Великих озёр в Северной Америке;

природно-культурные системы в полосах континентальных водоразделов и цивилизационные контакты в этих зонах могут быть описаны и изучены лишь с привлечением максимального числа видов источников природного и культурно-этнического характера;

естественные гидроузлы на континентальных водоразделах являются, ввиду их ландшафтной специфики, «болевыми точками» планеты, должны стать предметом особого внимания в геополитическом и геостратегическом отношениях.

Новизна предпринятого исследования состоит, в первую очередь, в самой его тематике. Впервые в науке разработана глобальная модель межэтнических, социокультурных, хозяйственных, военных и политических взаимодействий в полосах континентальных водоразделов, являвшихся на протяжении всей истории человечества важнейшим фактором цивилизационного развития.

Нами впервые разработаны и представлены:

речная модель освоения пространств земной суши как научная теория и циви-лизационная реальность;

карты континентальных водоразделов и естественных гидроузлов на них как

природных коридоров для культурно-этнических контактов;

каталог естественных гидроузлов на континентальных водоразделах: 111 гидроузлов в 109 полосах по системе 2+1 и 1034 гидроузла по системе 1+1;

конкретные модели взаимодействия культурно-этнических миров во всех 109 полосах континентальных водоразделов, основные этапы цивилизациониых контактов и их содержание;

методика рейтинговой оценки природных моделей в естественных гидроузлах на континентальных водоразделах как факторов культурно-этнического взаимодействия и цивилизационного развития, реализация этой методики применительно ко всем 111 основным естественным гидроузлам в полосах континентальных водоразделов;

комплексная диахронная модель освоения Великого водораздела Восточной Европы на Валдайской возвышенности, культурно-этнических контактов на его территории, внутренних и стратегических путей сообщения;

стратегическая оценка естественных гидроузлов в полосах континентальных водоразделов, имеющих наивысшие рейтинговые показатели, предложения по комплексному изучению, научной и правовой защите континентальных водоразделов как особо ценных природно-культуриых территорий и «болевых точек» планеты, предложения по природно-культурному изучению водоразделов всех уровней.

Практическая значимость работы состоит в том, что она позволяет проводить многоуровневое комплексное природно-культурное зонирование любого пространства земной суши по предложенным авторским методикам. Результаты, полученные в процессе данного диссертационного исследования, могут быть использованы при разработке региональных, национальных и международных концепций, стратегий и доктрин устойчивого развития, при формировании и мониторинге системы защиты естественных гидроузлов на континентальных водоразделах как уникальных природных и культурно-этнических территорий. Сформированные автором обширные базы данных по культурно-этнической истории Великого водораздела Восточной Европы широко применяются в региональной науке, в сфере культуры, в школьном, вузовском и поствузовском образовательном процессе.

Теоретическая часть диссертации положена в основу:

— Международной программы «Западная Двина—Даугава», участниками кото-

рой являются Россия, Беларусь и Латвия (с 1988 г.);

Федеральной целевой программы «Социально-культурное развитие Тверской области», утверждённой Верховным Советом РФ (1992—1995 гг.);

Международного православного фонда «Славянский дом у истоков великих славянских рек Волги, Днепра и Западной Двины» (с 1995 г.);

Экологической школы «Медвежата» на территории заказника «Чистый лес» в Торопецком районе Тверской области (с 1998 г.);

Ассоциации особо охраняемых природных территорий «Великий водораздел Русской равнины» (с 1998 г.);

проекта «Валдай — Оковский лес», представленного в Список мирового природно-культурного наследия ЮНЕСКО (2000 г.);

проектов, выполненных автором по исследовательским грантам Российского гуманитарного научного фонда (2001,2004 гг.);

— музея «Великий водораздел» в структуре Всероссийского историко-
этнографического музея в г. Торжке (с 2001 г.);

Международной программы «Валдай — колодцы мира» (с 2001 г.);

Международного союза общественных объединений «Славянские ключи» (с 2004 г.).

Апробация работы. Основные результаты диссертационного исследования получили апробацию в публикациях и выступлениях на научных конгрессах, конференциях, симпозиумах, семинарах, чтениях. В 1970—2005 гг. автором опубликовано более 80 научных работ по дайной теме, в т.ч. монографии, брошюры, словари, справочники, учебные пособия, методические рекомендации, хрестоматии, статьи, заметки, доклады и сообщения. В тематическом отношении эти труды охватили основной спектр вопросов, исследуемых в данной диссертации. Они посвящены проблемам культурологии, биографики, археологии, этнологии, исторической географии, региональной истории, топонимики, антропонимики, лингвистики, филологии, экологии, политологии, методологии научного исследования.

Идеи и материалы по теме диссертации докладывались автором на парламентских слушаниях в Совете Федерации и Государственной Думе Федерального Собрания РФ (Москва, 1994—1995); на международных симпозиумах «Культура и будущее России» (Москва — Ярославль, 1993; Москва — Нижний Новгород, 1994); меж-

дународных научных конференциях (Калинин, 1970; Рига, 1971; Вильнюс, 1972; Могилёв, 1973; Москва, 1973; Витебск, 1988, 1998; Полоцк, 1989; Минск, 1990; Даугав-пилс, 1991; Переславль-Залесский, 1998; Тверь, 1999, 2003; Дубна, 2001, 2002, и др.); на Патриарших Рождественских образовательных чтениях (Москва, 1997—2001); на Общенациональном экологическом форуме России (Волгоград — Пермь, 2001; Дубна, 2003); на научно-практической конференции «Гумилёвы и Бежецкий край» (Бежецк, 1995); на ежегодных конференциях, проводимых в Дни славянской письменности и культуры (Тверской государственный университет); на многих всесоюзных, всероссийских, региональных, областных конференциях, симпозиумах, семинарах и чтениях, в т.ч. организуемых и проводимых Государственной академией славянской культуры.

Методика выявления, изучения, сохранения и щадящего использования природ-но-культурных объектов и комплексов апробирована автором в специализированных — археологических, топонимических, экологических — и комплексных экспедициях Тверского государственного университета, Тверского областного института усовершенствования учителей, Филиала Государственной академии славянской культуры в г. Твери, Советского фонда культуры, Института археологии РАН и других российских и международных научных, культурных и образовательных центров (в 1969—1975 гг. автор диссертации — лаборант и научный сотрудник, в 1976—2004 гг. — начальник отряда, начальник экспедиции, научный руководитель проекта в перечисленных выше учреждениях и организациях). В процессе археологических разведок на территории Великого водораздела Восточной Европы автором открыто более 1000 археологических памятников, впоследствии они поставлены на государственную охрану и включены в «Свод памятников истории и культуры Тверской области» и «Археологическую карту России».

Отдельные положения диссертации вошли в Национальный доклад России «К Всемирной встрече на высшем уровне в интересах социального развития» (Копенгаген, 1995), в проект Экологической доктрины Российской Федерации (2001) и в проект Экологической доктрины Тверской области (2004).

Материалы, положенные в основу диссертационной работы, использованы автором на протяжении ряда лет при чтении общих и специальных курсов лекций по этнологии, археологии, культурологии, топонимике, региональной истории, историче-

РОССИЙСКАЯ

ГОСУДАРСТВЕННАЯ

БИБЛИОТЕКА

ской географии на историческом и географическом факультетах Тверского государственного университета, в Тверской государственной сельскохозяйственной академии, в Тверском областном институте усовершенствования учителей, на факультете культурологии Государственной академии славянской культуры, на ежегодных полевых семинарах Центрально-Лесного государственного природного биосферного заповедника.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, 4 глав, заключения, списка источников и литературы, текст содержит 111 иллюстраций.


© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net