Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Исторические науки
Этнография, этнология и антропология

Диссертационная работа:

Подмаскин Владимир Викторович. Традиционные народные знания удэгейцев о природе, человеке и обществе во второй половине XIX-XX в. (опыт историко-этнографического исследования) : ил РГБ ОД 61:85-7/896

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

ВВЕДЕНИЕ ..3

ГЛАВА I. Народные понятия о пространстве и времени . 29 ГЛАВА 2. Положительные знания о живой природе и

народная медицина бб

ГЛАВА 3. Представления о происхождении мира . . .124

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 170

ПРИЛОЖЕНИЕ I. Список использованных источников и литера
туры 178

ПРИЛОЖЕНИЕ 2. Сведения 'об информаторах 197

ПРИЛОЖЕНИЕ 3. Удэгейская антропонимия 208

ПРИЛОЖЕНИЕ 4. Этнографический словарь удэгейских тер
минов 210

ПРИЛОЖЕНИЕ 5. Фольклорные тексты на русском и удэгей
ском языках 234

ПРИЛОЖЕНИЕ б. Карты-схемы и рисунки 258

ПРИЛОЖЕНИЕ 7. Фотоиллюстрации 268

СОКРАЩЕНИЯ 334

Введение к работе:

Данная диссертация является первой обобщающей работой о традиционных народных знаниях удэгейцев о природе, человеке и обществе во второй половине XIX - XX в. Она представляет собой часть комплексного исследования, разрабатываемого Институтом истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР по теме "Народы Дальнего Востока СССР (ХУЛ - XX вв.)". Данное исследование проводилось в русле задач, сформулированных в постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР "О мерах по дальнейшему экономическому и социальному развитию районов проживания народностей Севера" от 7 февраля 1980 г,, в котором указывалось на необходимость "обеспечить расширение научных исследований в области социально-экономических и медико-биологических условий жизни народностей Севера" .

Изучение духовной культуры советского народа остаётся важнейшей программной установкой историков. Каждый народ вносит свой вклад в общее дело культурного прогресса. Задачи коммунистического строительства требуют тщательного изучения духовного наследия народов и выявления в нём лучших, прогрессивных традиций. Ю.В. Андропов говорил, что необходимо "сделать ещё более

широкий доступ ко всему лучшему, что дает культура каждого из

«2

наших народов" .

  1. Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 8-е изд., доп. М.: Политиздат, 1981, т.13, с.575.

  2. Андропов Ю.В. Шестьдесят лет СССР.М.Политиздат,1982, с.13.

- 4 -Важной частью духовной культуры народа являются его тради-

ционные народные знания . В.И.Ленин указывал, что одна из насущных потребностей современной истории заключается "в диалектической обработке истории человеческой мысли, науки и техники". Правильная, научная оценка роли народных знаний в развитии человеческой культуры остается актуальной задачей науки.

В философских работах существует определение понятия народные знания. Так, философ В.П.Тугаринов считал, что "люди получают сведения о внешнем мире (в том числе и об общественных явлениях) двояким способом: а) посредством личного опыта и опыта своих предков, добытого в практических жизненных ситуациях, и б) посредством науки. Первый способ в течение многих тысячелетий был единствен-ным при получении знаний, навыков и жизненной мудрости" . Как правило, народные знания отличают синкретизм и сочетают в себе верные и искаженные идеи об окружающей действительности. Они закрепляются в обыденном сознании масс в форме различных представлений, понятий, удовлетворяют практические и духовные запросы народа, видоизменяются во времени. В. современном обществе наука как более высокая форма познания постепенно вытесняет традиционные народные знания и основанную на них практику. Как познание, так и практика становятся все более научными. Однако проникновение науки во все

  1. Под народными знаниями автор подразумевает совокупность наблюдений, положительных производственных навыков, изобретений и представлений о мире, характеризующих жизнь и быт людей и несущих ясную этническую нагрузку.

  2. Ленин В.И. Философские тетради. - Поли. собр. соч., т.29, с.131.

  3. Тугаринов В.П. Философия сознания. М.: мысль, 1971, с.137.

сферы жизни только еще началось. Поэтому проблема обыденного сознания имеет большое значение.

В народных знаниях, приобретенных трудовым опытом поколений, находят отражение многие стороны социально-экономической жизни этноса. Исследование богатейшего традиционного опыта удэгейцев позволило выявить .некоторые черты развития знаний первобытной эпохи, а также оценить как уровень, достигнутый удэгейцами в различных областях культуры, так и их вклад в сокровищницу мировой культуры. Диссертация даёт возможность показать характерные черты культуры народности, раскрыть ряд вопросов, связанных с этногенезом и этнической историей удэгейцев. Обобщенный ценный опыт народа, впитавший в практических формах все виды человеческой деятельности и знаний, наряду с прикладными аспектами, разрабатываемыми специальными науками, может способствовать развитию традиционных отраслей хозяйства.

Однако до настоящего времени в этнографической науке народные знания остаются слабо изученными , что обусловлено, по мнению Ю.В.Бромлея, с одной стороны, быстрым обновлением знаний, а с другой - их пограничным характером, требующим совмещения различных наук при их изучении Все это придает данной теме особую актуальность.

В историко-этнографической литературе традиционные народные знания удэгейцев почти не являлись самостоятельной предметной частью исследования. Краткие, но ценные сведения о различных об-

  1. См.: Громов Г.Г. Некоторые спорные вопросы изучения религии.-СЭ,1980, Мб, с.74; Бромлей Ю.В. Современные проблемы этнографии (очерки теории и истории). М.: Наука, 1981, с.211.

  2. Бромлей Ю.В. Современные проблемы этнографии, с.211.

ластях этих знаний мы находим в работах С.Н. Браиловского,

В.К. Арсеньева, В.Г. Ларькина . Опубликованные ими материалы позволили говорить о накоплении и бытовании устойчивых компонентов самобытных знаний, навыков, касающихся почти всех видов ремесленной деятельности удэгейцев (в первую очередь домашнего ремесла и промыслов). Однако эта деятельность рассматривалась исследователями в непосредственной связи с её результатами (в большинстве своем предметами материальной культуры) и не являлась самостоятельной предметной зоной этнографического исследования. Отдельные области традиционных народных знаний удэгейцев с разной степенью подробности изучали филологи. Впервые в конце 30-х годов XX в. Т.И. Петрова на лингвистическом материале проанализировала времяисчисление у тунгусо-маньчжурских народов, в том числе у удэгейцев . Она полагала, что счетные месяцы заимствованы удэгейцами у китайцев, а годичный сезонно-хозяйственный календарь у них совершенно отсутствует . Еще В.К.Арсеньев отметил, что удэгейцы имели развитую календарную систему, месяцы ко-

  1. Ок.: Браиловский С.Н. Тазы, или удихэ: Опыт этнографического исследования. - Живая старина, 1901, вып.2, с.129-216; вып.3-4, с.323-455; Арсеньев В.К. Лесные люди - удэхейцы. - Соч. Владивосток: Примиздат, 1948, т.5, с,139-188; Ларькин В.Г. Удэгейцы: Историко-этнографический очерк с середины XIX в. до наших дней. Владивосток, 1958.

  2. См.: Петрова Т.И. Времяисчисление у тунгусо-маньчжурских народностей. - В кн.: Памяти В.Г.Вогораза (1865-1936). М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1937, с.92-94.

  3. Там же, с. 100.

- 7 -торой были определены сезонно-хозяйственными циклами! . Другие этнографические данные свидетельствовали, что традиционный сезон-но-хозяйственный календарь сложился у них на основе наблюдений за явлениями природы и трудовой деятельности .

Некоторые исследователи изучали художественные знания и на-

13 выки удэгейцев . Они подчеркивали яркое своеобразие удэгейского

искусства, истоки которого уходят в глубокую древность.

Филолог Л. И. Сем исследовала пространственные представления

у алтайских народов, в том числе у удэгейцев . Сопоставляя спо-

  1. ПФГО, ф. В.К. Арсеньева, оп. I, д.6, л. 103.

  2. См.: Подмаскин В. В. Времяисчисление у удэгейцев. - В кн.:

Культура народов Дальнего Востока СССР (XIX - XX вв.). Владивосток, 1978, с.62-70 / ДВНЦ АН СССР, Ин-т ист., археол. и этногр. народов Дальнего Востока.

13 См.: Иванов СВ. Материалы по изобразительному искусству на
родов Сибири XIX - начала XX в.: Сюжетный рисунок и другие
виды изображений на плоскости. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1954,
с. 332-388 / ТИЭ АН СССР, нов. сер., т.22; Он же. Орнамент

j народов Сибири как исторический источник (по материалам

XIX - начала XX в.): Народы Севера и Дальнего Востока. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1963, с.333-440 / ТИЭ АН СССР, нов.сер.,т.81; Букатова Л.С. Декоративно-прикладное искусство народа удэге: Автореф. дис. на соиск. уч.степени канд. искусствовед.наук. М., 1972; Осокина Э.Н. Удэгейское искусство в историко-этно-графическом аспекте (орнамент, скульптура, сюжетный плоскостной рисунок, вторая половина XIX - середина XX в.) : Автореф. дис. на соиск. уч. степени канд. ист. наук. Л., 1981.

14 Сем Л. И. К вопросу о пространственных представлениях и спосо-

бах их выражения в алтайских языках. - В кн.: Проблема общности алтайских языков. Л.: Наука, 1971, с.223-229.

- 8 -собы ориентации в пространстве у народов Приморья и Приамурья, она обнаружила общий тунгусский пласт в их культуре.

Исследователи традиционно-бытовой культуры удэгейцев давно обратили внимание на сведения удэгейцев, связанные с их происхождением и этническим составом. Эта область традиционных знаний удэ-

15 гейцев, условно называемая народной этногонией , нашла свое отражение в ряде этнографических работ .

Представители многих научных дисциплин проявляли значительный

17 интерес к народной медицине удэгейцев . Исследователи обратили

  1. Термин СМ. Абрамзона и Л.П. Потапова. - См.: СЭ, 1975,№6,с.28.

  2. См.: Ларькин В.Г. Некоторые данные о родовом составе удэгейцев. - КСИЭД957, вып.27, с.35-41; Сем Ю.А., Сем Л.И. у нанайцев и удэгейцев бассейна реки Бикин. -ЗПФГО, 1965, т.1, вып.24, с.59-66; І^голуков В.А. Институт "доха" у удэгейцев и орочей. -СЭ, 1972, №3, С.І05-ІІ5; Смоляк А.В. Этнические процессы у народов Нижнего Амура и Сахалина ( середина XIX - начало XX в.). М.: Наука,1975, с. 57-140; Подмаскин В.В. Этногония удэгейцев.-В кн.: Традиции и современность в культуре народов Дальнего Востока. Владивосток, 1983, с.48-52 / ДВНЦ АН СССР, Ин-т ист., археол. и этногр. народов Дальнего Востока.

  3. Брехман И.И.,Сем Ю.А. Этнофармакологическое исследование некоторых психоактивных средств малых народов Сибири и Дальнего Востока. - В кн.: Лекарственные средства Дальнего Востока. Хабаровск,1970, вып.10, с.16-19; Вострикова Г.Г. Ботанический анализ природного лекарственного сырья, используемого удэгейцами, нанайцами, ульчами. - В кн.: Биологические ресурсы Восточной и Юго-Восточной Азии и их использование. Владивосток, 1978,с.61-64 / ДВНЦ АН СССР, Ин-т биологии моря, Комитет по изуч. лекарственных средств Дальнего Востока; Подмаскин В.В. Использование лекарственных растений и животных удэгейцами. - Там же,с.54-60.

внимание на прикладные аспекты традиционного опыта народности в

этой области знаний.

В некоторых работах рассматривались космогонические представ-то ления удэгейцев . Исследователи обнаружили в сознании удэгейцев

устойчивые черты древнего мировоззрения.

В І970-І980гг. у удэгейцев собирал этнографический материал А.Ф. Старцев. Он опубликовал ряд статей по традиционной и современной культуре народности. Для нас наибольший интерес представляет его работа, содержащая ценные сведения о традиционных кули-

19 нарных знаниях удэгейцев

В наших работах, кроме указанных выше, изучались географические представления удэгейцев , их антропонимия и народная

  1. См.: Арсеньев В.К. Лесные люди-удэхейцы, с. 170-177; Народы Сибири / Под ред. М.Г. Левина, Л.П. Потапова, М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1956, с.831-843. ( Народы мира: Этнографические очерки); Ларькин В.Г. Религиозные воззрения удэгейцев. - ТДВФ СО АН СССР, сер.ист., 1961, т.2, е.227-240; Подмаскин В.В. Загадочные птицы удэгейцев. - Дальний Восток, 1977, № 7, сЛ18-120.

  2. См.: Старцев А.Ф. Рыбная пища удэгейцев и способы её приготовления. - В кн.: Культура народов Дальнего Востока СССР (XIX-XX вв.). Владивосток, 1978, с.81-87 / ДВНЦ АН СССР, Ин-т ист., археол. и этногр. народов Дальнего Востока.

  3. См.: Подмаскин В.В. Удэгейские топонимы. - В кн.: Филология народов Дальнего Востока (ономастика). Владивосток, 1977,

с.53-58 / ДВНЦ АН СССР, Ин-т ист., археол. и этногр. народов Дальнего Востока.

21 См.: Подмаскин В.В. Удэгейские личные имена. - Там же,с. 102-106.

22 метрология .

Таким образом, работы советских исследователей знаменовали собой новый этап в изучении традиционных народных знаний народов Сибири, а также удэгейцев. Они обратили внимание на важность этой области духовной культуры.

Из обширного комплекса традиционного опыта удэгейцев о природе, человеке и обществе в качестве объектов данного иеторико-эт-нографического исследования мы выбрали: географические представления, метрологию, математические навыки, времяисчисление, астральные приметы, наблюдения над фауной, сведения о флоре, народную медицину; кроме того, традиционные воззрения о мире, этногонические знания и современные изменения в мировоззрении.

Хронологические рамки работы охватили период со второй половины XIX до 70-х годов XX века. Именно со второй половины прошлого века началась письменная фиксация сведений о культуре удэгейцев. Материалы этого периода дали возможность проследить функционирование традиционных народных знаний удэгейцев, пронаблюдать процессы их развития и трансформации.

Цель диссертации заключается в том, чтобы на основе имеющихся источников (литература, архивные материалы, полевые сборы автора) описать и проанализировать в историко-этнографическом аспекте традиционные народные знания удэгейцев о природе, человеке и обществе во второй половине XIX - XX в. В соответствии с этим автор поставил следующие задачи: вычленить народные знания удэгейцев из синкретического комплекса их традиционно-бытовой культуры, рас-

22 См.: Подмаскин В.В. Удэгейская народная метрология. - В кн.: Этнография и фольклор народов Дальнего Востока СССР. Владивосток, 1981, с.21-27 / ДВНЦ АН СССР, Ин-т ист., археол. и этногр. народов Дальнего Востока.

- II -

смотреть различные стороны народных знаний, выявить их этническую самобытность и ценность для современного социалистического строительства.

Методологической основой диссертации явились основополагающие принципы марксистско-ленинской теории об обществе, культуре и материальном производстве, а также дальнейшее творческое развитие их в трудах советских учёных. Особое значение для нашего исследования имеют высказывания К.Маркса и . Энгельса о том, что "производство идей, представлений, сознания первоначально непосредственно вплетено в материальное общение людей, в язык реальной жизни. Образование представлений, мышление, духовное общение людей являются здесь

23 еще непосредственным порождением материального отношения людей" .

При исследовании данной проблемы особое место автор уделял широко бытующим и пережиточным формам традиционно-бытовой культуры удэгейцев, стремился подчеркнуть органическое единство народных знаний, хозяйственной деятельности, среды обитания и мировоззрения удэгейцев. С помощью ретроспективного метода в работе сделана попытка выявить и реконструировать особенности традиционного опыта удэгейцев, а также определить степень влияния на него иноэтничес-ких традиций. При этнографическом изучении народных знаний удэгейцев автор привлекал данные специальных научных дисциплин:географии, ботаники, зоологии, медицины и т.д.

Методическим руководством служили специальные исследования

23 Парке К., Энгельс Ф. Немецкая идеология. - Соч. 2-е изд., т.З, с.24.

24 по традиционным народным знаниям .

Для решения поставленных нами задач были использованы опубликованные и неопубликованные источники. Их можно разделить по времени ихсбора на два периода: дореволюционный и советский.

В дореволюционный период культуру удэгейцев изучали многие русские путешественники и исследователи. В 1859 г. появляются первые опубликованные сведения о географических понятиях удэгейцев,

25 собранные Н.Бошняком

Во второй половине XIX в. Российская Академия наук и Русское географическое общество уделяли большое внимание изучению Амурского края. В этот период сюда организовали ряд экспедиций. Исследо-

24 Анисимов А.Ф. Космологические представления народов Севера.
М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1959; Потапов Л.П. Очерки народного
быта тувинцев. М.: Наука, 1969. с.279-345; Молчанова Л.А. На
родная метрология: К истории народных мер длины. Минск: Наука
и техника, 1973. Фролов Б.А. Числа в графике палеолита. Ново
сибирск: Наука, Сибирское отд-ние, 1974; Алексеенко Б.А. На
родные знания кетов. - В кн.: Социальная организация и культу
ра народов Севера. М.: Наука, 1974, с.218-230; Абрамзон С.М.,
Потапов Л.П. Народная этногония как один из источников для
изучения этнической и социальной истории (на материале тюрко-
язычных кочевников). - СЭ, 1975, № 6, с.28-41; Смоляк А.В.
Представления нанайцев о мире. - В кн.: Природа и человек в
религиозных представлениях народов Сибири и Севера (втораяпо-
ловина XIX - начало XX в.) Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1976,
с.129-160; Бромлей Ю.В. Современные проблемы этнографии,

с. 211-232; и др.

25 Бошняк Н. Экспедиция в Приамурском крае .-Морской сборник,
1859, № 3, т.40, с.193-212.

- ІЗ -ватели прошли в местах расселения удэгейцев, которых называли орочами или орочонами, собрали у них сведения, характеризующие традиционные знания их о живой природе, а также опубликовали эти сверл дения в своих трудах .

В 1867 г. в местах расселения удэгейцев побывал лесничий А.Ф.Будищев. Он собрал интересный материал о применении дикорастущих растений в хозяйстве удэгейцев Приморь я27.

В 1882 - 1883 гг. в крае географические работы провёл И.Нада-ров. В этнографическом очерке об удэгейцах он отметил способы исчисления времени у них, приемы при лечении болезней, а также использование растений б хозяйстве и астральные наблюдения^ .

В 1894« 1695 гг. некоторые материалы о положительных знаниях хорских и бикинских удэгейцев были зафиксированы офицерами пяти охотничьих команд. Краткие сведения о народном спорте, о применении растений в медицинской практике, календаре удэгейцев имеются

26 См.: Маак Р. Путешествие по долине реки Уссури. СПб., 1861,
т.1, с.52, 93-202 и т.2, с.305-309; Максимович К.И. Амурский
край: Из ботанического сочинения. СПб., 1862, с.73-76, 81

/ ЗИАН, Прил. к 2-му т., № 2; Пржевальский Н.М. Путешествие в Уссурийском крае 1867-1869. СПб., 1870, с.267; Берг Л.С. Рыбы бассейна Амура. СПб., 1909, с.265-267.

  1. Будищев А.Ф. Общий взгляд на главнейшие местные условия Приамурского края как в отношении лесов, так и поселений русских.-В кн.: Сб. главнейших официальных документов по управлению Восточной Сибирью, т.5. Леса Приамурского края, вып.1. Описание лесов Приморской области. Иркутск, 1883, с.35-40.

  2. Надаров И. Северно-Уссурийский край. СПб., 1887, с.73-136 /ЗИРГО по общ.географ., т.17, » I.

29 в этнографическом очерке подполковника А.Л.Бельковича .

Наблюдения о способах охоты на изюбра, соболя, о добывании женьшеня, о приготовлении пищи, об ориентации на местности у удэгейцев опубликовал подпоручик Пель-Горский . Он записал легенду о

происхождении удэгейцев от медведя и сказание о царе Куань Юне . До него ни одному исследователю не удалось зафиксировать какого-либо предания у местных народностей.

Более подробные материалы по теме нашего исследования имеются

32 в монографии об удэгейцах С.Н.Браиловского . Он подчеркнул хорошую осведомленность этой народности о промысловых животных и местных растениях, подробно описал опыт народной педиатрии, физиотерапии, акушерства, а также сообщил о календаре и бытовании у

них простейших навыков, связанных с обработкой металла, кости,

33 дерева, камня и кож .

  1. Белькович, подполковник. Из дневника члена Приамурского отдела Императорского русского географического общества А.Л.Бельковича: Во время экспедиции по изучению Уссурийского края летом 1894 года. - Прил. к № 67-69 Приамурских ведомостей (Хабаровск) за 1895 г., с.1-30.

  2. Пель-Горский, подпоручик. Инородческое население по протокам Уссури, pp. Викину, Иману и Баку. - Прил. к № 81-82 Приамурских ведомостей (Хабаровск) за 1895г., с.32-40.

  3. Там же, с.38.

  4. Браиловский С.Н. Тазы, или удихэ: Опыт этнографического исследования. - Живая старина, 1901, вып.2, с.129-216; вып.3-4, с.323-455.

  5. См.: Браиловский С.Н. Тазы, или удихэ, вып. 2, с.198-216, 195-198; вып. 3-4, с. 374-405, 429-430, 366-376.

- 15 -В 1902 - 1912 гг. в Приморском крае работал врач и биолог Ф.А.Дербек, член Общества изучения Амурского края. Он собрал интересные сведения о культуре удэгейцев. Широко используя материалы В.К.Арсеньева, Ф.А.Дербек под псевдонимом Фридриха Альберта

34 написал монографию об удэхэ-орочах , которых он не разграничивал

и считал одной народностью. В монографии мы обнаружили некоторые

сведения, отражающие традиционные знания удэгейцев о живой природе и их народную медицину.

Итак, в опубликованных работах дореволюционных исследователей и путешественников нами были обнаружены фрагментарные сведения о народных знаниях удэгейцев. Подробно описаны знания о живой природе, медицинские средства для избавления людей от болезней, астральные приметы, а также домашние ремесла и промысловая деятельность.

Важный вклад в изучение культуры удэгейцев внесла советская наука. В советский период продолжал свои исследования среди удэгейцев В.К. Арсеньев, именно в это время вышли его основные на-

35 учные и художественные работы В них отмечены наблюдения удэгей-

  1. Albert F. Die Waldmenschen Udehe: Forscliungsreisen im Amur-und Usstirigebiet. Darmstadt: C.W. Leske Verlag, 1956.

  2. См.: Арсеньев В.К. Охота на соболя. - Соч. Владивосток: Прим-издат, 1947, т.4, с. 173-214; Он же. Искатели женьшеня в Уссурийском крае. - Там же, с.229-246; Он же. Материалы по изучению древнейшей истории Уссурийского края. - Там же, с.269-312; Он же. Лесные людй-удэхейцы, с. 139-188; Он же. Наблюдения над лососевыми Зауссурийского края. - Соч. Владивосток: Примиздат,1949, т.б, с.194-197.

цев над местной фауной и флорой, способы излечивания ими болезней, а также их космогонические представления. Исследователь неоднократно подчеркивал, насколько хорошо удэгейцы приспособлены к борьбе с природой. Он сумел показать не только особенности традиционного положительного опыта удэгейцев, но и представления их о мире.

Летом 1926 г. по поручению Дальневосточного статистического управления зоолог А.А. Емельянов произвел статистико-экономическое обследование удэгейцев рек Ццинки, Самарги и Нельмы. Выдержки из его отчета были опубликованы . Здесь мы обнаружили ценные сведения о народных знаниях удэгейцев. Им были записаны топонимы и гидронимы района, а также удэгейские названия некоторых местных рыб и зверей.

В 1933 г. наиболее обстоятельно этнографическим изучением удэгейцев занимался Е.Р.Шнейдер, командировавшийся Государственным музеем этнографии народов СССР к хорским и анюйским удэгейцам. Прекрасное знание языка позволило ему собрать ценный материал о культуре народности. Особенно много сведений по интересую-

37 щему нас вопросу имеется в составленном им словаре

В 50 - 60-е годы XX в. В.Г.Ларькин всесторонне изучал культуру и быт удэгейцев, совершил к ним несколько экспедиций и собрал ценные материалы о ремесленной и промысловой деятельности народности, получившие отражение, как в, указанных выше, так и в

  1. См.: Емельянов А.А. Северное побережье Приморья. - Экономическая жизнь Дальнего Востока, 1927, № 3, с.185-208.

  2. Шнейдер Б.Р. Краткий удэйско-русский словарь: С приложением грамматического очерка. М.; Л.: Учпедгиз, 1936.

38 ряде других работ .

Некоторые сведения, характеризующие традиционные производственные навыки и изобретения удэгейцев, встречаются в "Историко-

39 этнографическом атласе Сибири" , а также в публицистических, художественных и научно-популярных работах .

Главнейший источник для объяснения традиционных знаний и представлений заключается в удэгейском языке. Словарь сохранил неко-

41 торые данные по теме исследования

\/

  1. Ларькин В.Г. Хозяйство и средства передвижения удэгейцев до установления Советской власти. - ТДВФ СО АН СССР, сер. ист., 1959, т.1, с.126-153; Он же. Этнографическое изучение иман-ских и хунгарийских удэгейцев. - Там же, с.193-208; Он же. Материальная культура удэгейцев, до установления Советской власти. - ТДВФ СО АН СССР, сер.ист., 1963, с.5, с.66-83.

  2. Историко-этнографический атлас Сибири / Под ред. М.Г.Левина и Л.П.Потапова. М.; Л.: Изд-во АН ХСР, Ленингр. отд-ние, 1961, с.61-360.

  3. Щеглов Г. Здравствуй, удэге! - Советские профсоюзы, 1967, * 20, с.20-21; Белкина М. Удэ. - Новый мир, 1957, » 8,

с. 20-38; Литвинов А.А. По следам В.К.Арсеньева: Записки кинорежиссера. Владивосток: Примиздат, 1959; Куренцов А.И. В убежищах уссурийских реликтов. Владивосток: Примиздат, 1961; Пукинский Ю.Б. По таежной реке Бикин. М.: Мысль, 1975; Сухомиров Г .И. Охотничье хозяйство Дальнего Востока. Хабаровск: Хабар, кн. изд-во,1976; Кимонко Д. Там, где бежит Сук-пай. М.:Современник, 1974; и др.

41 См.: Сравнительный словарь тунгусо-маньчжурских языков: Мате
риалы к этимологическому словарю / Отв. .ред. В.И.Цинциус.Л.:
Наука, Ленингр. отд-ние, 1975, т.І; 1977, т.2.

Много сведений о различных отраслях народных знаний удэгейцев мы обнаружили в неопубликованных работах исследователей. Большую ценность для нас имели архивные материалы В.К. Арсень-ева . В них отмечены наблюдения удэгейцев о живой природе и небесных светилах, а также зафиксированы данные о традиционном календаре, географических и математических представлениях народности.

Ценный фактический материал по теме мы нашли в научных от-

43 четах советского этнографа Е.Р.Шнейдера . Среди материалов,

собранных Е.Р.Шнейдером, особенный интерес для нашего исследования имели данные о фольклоре и языке удэгейцев*

Врач Никифоровская, изучая состояние здоровья аборигенов

44 Приморья, собрала материал о народной медицине удэгейцев .

Научный сотрудник Государственного музея этнографии народов СССР М.А. Каплан в своих отчетах оставила ценные сведения, характеризующие знания удэгейцев о растительном и животном

42 Арсеньев В.К. Полевые дневники 1908 - 1909 гг. - ШГО,

ф. В.К. Арсеньева, оп.1 - 6, д.1,10,12,13; Он же. Полевые дневники 1914, 1917, 1926, 1927 гг. - Там же, оп.1, д.б, 11,27,28,38,39,89; Он же. Опись материалов (1910 - 1925 гг.)-СРГМЭ, ф.1, оп.2, д.19, л.1-36.

  1. Шнейдер Е.Р. Отчет и переписка о собирании этнографических материалов на Дальнем Востоке. - СЕГМЭ, ф.2, оп.2, д.449, л. 1-43; Он же. Материалы по командировке к удэ р. Анюй в 1933 г. - АИЭ ЛЧ АН СССР, ф.К-11, оп.1, д.250-257; Рукопись Е.Р.Шнейдера "Удэ" и замечание Н.А.Липской. - Там же, ф.5,-оп.б, д.б; Фотоколлекция и её описание Е.Р.Шнейдером. -СРГМЭ, ф. Е.Р.Шнейдера, оп. 5654, д. 1-225.

  2. См.: Никифоровская. Доклад врача отряда № 19 о работе в Орочском районе 1932г. - ДТАОР СССР, ф.3977, оп.1, д.221.

45 мире .

В полном научном отчете В.Г. Ларькина имеются материалы, характеризующие знания удэгейцев о живой природе .

В научных отчетах младшего научного сотрудника Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВНЦ

АН СССР А.Ф. Старцева мы обнаружили данные о ремесленной и промыс-

47 ловой деятельности бикинских и хорских удэгейцев .

Таким образом, в дореволюционный период специальных научных работ по данной проблеме не было. Советские ученые рассмотрели лишь отдельные области народных знаний удэгейцев. Фрагментарные сведения о народных знаниях удэгейцев, содержащиеся в опубликованных работах и архивных рукописях исследователей, послужили важным источником для нашей диссертации.

В основу диссертации положены полевые материалы, собранные автором в 1970 - 1980 гг. в результате экспедиционных работ в Приморском (сёла Агзу, Красный Яр, пос.Островной) и Хабаровском (сёла Гвасюги, Рассвет, Кукан, пос.Снежный) краях. Нам удалось в полевых условиях собрать этнографический материал у всех терри-

  1. См.: Каплан М.А. Отчет о командировке в Хабаровский край в 1957 году к удэгейцам, нанайцам и орочам. - СРГМЭ, ф.2, оп.1, д.1265, л.1-33; Она же. Одежда удэ и орочей в конце XIX -начале XX в.-Там же, ф.2, оп.2, д.237, л. І-5І.

  2. См.: Ларькин В.Г. Удэгейцы: Историко-этнографический очерк с середины XIX в. до наших дней: Полный научный отчет за 1959г.-АДВФ АН СССР, ф.1, оп.6, д.19, л.1-306.

  3. См.: Старцев А.Ф. Материальная культура удэгейцев (середина XIX - 70 - е годы XX в.): Отчет за 1974г. - АДВНЦ АН СССР, ф.13, оп.1,д.45, л.1-165; Он же. Материальная культура удэгейцев (середина XIX - 70-е годы XX в.): Отчет за 1975 г. -Там же, ф.13, оп.1, д.73, л.1-193.

- 20 -ториальных групп, что позволило провести его сравнительный анализ.

Обработанная информация, использованная в качестве источника для

48 исследования, имеется в научных отчетах автора и приложении

(см.: Прил. № 2-7).

Источником явились также предметы быта удэгейцев, хранящиеся в

фондах Государственного музея этнографии народов СССР (Ленинград).

В коллекции мы нашли охотничий традиционный календарь, мерку для

49 измерения ячей сети и счетные бирки

Научная новизна данной работы состоит в том, что в ней впервые последовательно рассматриваются как целостное явление в историко-этнографическом аспекте традиционные народные знания удэгейцев. В диссертации приведен материал, свидетельствующий о связи народных знаний с трудовой практикой и формами общественного сознания, а также о их роли в развитии самобытной культуры удэгейцев, формировавшейся на местной основе«Исследование расширяет представление о духовной культуре народности и вводит в научный обиход новые материалы и наблюдения, являющиеся важным историко-этнографическим источником.

Практическую значимость диссертации доказывает то, что часть её материалов вошла в коллективные работы: "История Дальнего Восто-

48 См.: Подмаскин В.В. Духовная культура удэгейцев (XIX - XX в.):
Научный отчет за 1972 г. - АДВНЦ АН СССР, ф.13, оп.1, д.20,

л.1-78; Он же. Духовная культура удэгейцев (XIX - XX в.): Научный отчет за 1973г. - Там же, ф.13, оп. I, д.39, л.1-109; Он же. Удэгейцы. Народные знания: Полный научный отчет за I97I-I974 гг. - Там же, ф.13, оп.1, д.51, л.1-297; Он же. материалы по духовной культуре удэгейцев и орочей: Научный отчет за 1976 г.-АИИАЭ ВДВ ДВНЦ АН СССР, ф.1,оп.2, д.107, л.1-248.

49 См.: ГМЭ, опись кол. № 1870, 1995, 7003.

- 21 -ка СССР", "История и культура народов Дальнего Востока: Проспект иеторико-этнографических очерков", "Словарь-справочник личных имен народов СССР", "Народы Дальнего Востока СССР ХУЛ - XX вв.". Материалы использованы для написания ряда историко-этнографических

статей , для создания четырех научно-популярных фильмов

50 См.: Подмаскин В.В. Удэгейские лодки. - Охота и охотничье
хозяйство, 1974, № 7, с.32-33; Он же. Народные удэгейские шаш
ки. - Дальний Восток, 1974, № 12, с.148; Он же. Изменения в
традиционной культуре удэгейцев за годы Советской власти (на
примере народных знаний). - В кн.: Социалистические преобра
зования жизни народов советского Севера и пути их дальнейшего
развития в свете решений ХХУ съезда КПСС: Тез. докл. и сообще
ний Всесоюз.науч.конф. Якутск, 1976, с. 99-100; Он же и др.
История и культура народов Дальнего Востока: Иеторико-этногра-
фические очерки. Проспект. Владивосток, 1976. - 134 с.; Он же.
Загадочные птицы удэгейцев, с.118-120; Он же. Удэгейские топо
нимы, с.53-58; Он же. Удэгейские личные имена, с.102-106; Он
же. Времяисчисление у удэгейцев, с. 62-70; Он же. Мелодии удэ
ге. - Кругозор, 1978, »11, с.4; Он же. Использование лекарст
венных растений и животных удэгейцами, с.54-60; Он же. Удэгей
ская народная метрология, с.21-27; Он же. Свет над тайгой: Ма
лые народности Приморья в условиях социализма. Владивосток,
1982, с.1-7; Он же. Встречи с искусством удэгейцев Приморья. -
В кн.: Созвездие братства. Улан-Удэ: Бурят.кн.изд-во, 1982,

с.213-225; Он же. Этногония удэгейцев, с.48-52.

51 Фильмы хранятся в фонде Приморского краевого отделения Общест
ва охраны памятников истории и культуры.

- 22 -(1974, 1976, 1978, 1981 гг.), а также для оформления фотовыставок (1972, 1974, 1979 гг.) и экспозиции этнографического музея в Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВНЦ АН СССР (1982г.). Полученные результаты исследования войдут в коллективную монографию "История и культура удэгейцев", могут иметь значение при разработке конкретных планов социально-культурного развития удэгейцев и могут быть использованы в современной хозяйственной практике.

Основные положения исследования докладывались в 1972 -1984 гг. на годичных научных сеосиях, проводимых Институтом истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВНЦ АН СССР (г.Владивосток); в 1973 г. - на Всесоюзном симпозиуме "Исторический опыт традиционной медицины стран Восточной и Юго-Восточной Азии" (г.Владивосток); в 1974 г. - на Всесоюзной сессии, посвященной итогам этнографических и антропологических работ (г.Москва); в 1979г. - на итоговом заседании Приморского отделения Всесоюзного ботанического общества (г.Владивосток); в 1979г. - на ХІУ Тихоокеанском научном конгрессе (г.Хабаровск); в 1982 г. - на Всесоюзной научной конференции "Проблемы теории спорта" (г. Хабаровск); в 1982 - 1983 гг. - на совместных сессиях Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВНЦ АН СССР и Дальневосточного педагогического института искусств .(г.Владивосток); в 1984 г. - на "Арсеньевских чтениях" (г.Хабаровск). Фильмы об удэгейцах, созданные автором, отмечены дипломами 1-й и 3-й степени на Всероссийских кинофестивалях любительских фильмов, посвященных историко-культурному наследию народов РСФСР, в Перми, Воронеже, Новгороде, Барнауле. В 1975 г. за серию фотографий о быте и культуре удэгейцев автор был поощрен на Выставке достижений народного хозяйства СССР. По теме исследования автор выступил с лекциями по линии Приморского

- 23 -краевого общества "Знание".

Диссертация обсуждалась в секторе этнографии и филологии Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Восто» ка ДВЦЦ АН СССР и в отделе этнографии народов Севера и Сибири Института этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая АН СССР и получила положительную оценку.

Удэгейцы - одна из коренных тунгусоязычных народностей Приморья и Приамурья. Они живут с древних времен на побережье Татарского пролива и в дальневосточной тайге в районе хребта Сихотэ-Алинь. В состав России эта небольшая этническая общность была включена в I860 г. Удэгейцы жили тогда обособленными территориальными группами, включавшими в себя несколько семей, связанных родственными узами: самаргинская, хунгарийская, анюйская, хорская, бикинская,

приморская, кур-урмийская и большеуссуркская (бывшая иманская) . Каждая из них имела языковые и этнокультурные особенности. Лейтенант Н.К.Бошняк, участник Амурской экспедиции Г.И.Невельского, за-фиксировал небольшую группу этой народности на о-ве Сахалин .

В настоящее время удэгейцы живут оседло на территории Приморского (сёла Агзу, Красный Яр, пос.Островной) и Хабаровского краев (сёла Гвасюги, Рассвет, Кун, пос.Снежный) (см.: Прил. № 6, I.I). Отдельные их семьи отмечены в селах со смешанным этническим составом населения, незначительная часть живет в городах.

  1. Ларькин В.Г. Удэгейцы с.8-9.

  2. Невельской Г.И. Подвиги русских морских офицеров на крайнем Востоке России 1849 - 1855. Хабаровск: Хабар, кн. изд-во, 1969, с.162-163.

По Всесоюзной переписи населения 1979г. численность удэгейцев

54 составляла 1551 человек . Ведущей отраслью хозяйства остается

охота, подсобной -рыболовство, собирательство, огородничество и

птицеводство.

Удэгейский язык не монолитен и по целому ряду лингвистических

признаков разделяется на несколько местных говоров, объединяемых

в три диалектные группы: хорско-анюйскую, бикинско-иманекую и

55 самаргинско-хунгарийекую . В настоящее время удэгейцы пользуются

русским литературным языком.

Накануне Октября традиционное натуральное хозяйство удэгейцев носило комплексный характер, отличалось отсутствием выраженной специализации. Основу его составляли охота и рыболовство, подсобное значение имело собирательство. В зависимости от сезона и места расселения то или иное занятие определяло весь уклад жизни. Удэ-

  1. Володин В.П. и др. Национальный состав населения СССР. - Вестник статистики, 1980, № 7, с.42.

  2. См.: Суник О.П. Удэгейский язык. - В кн.: Языки народов СССР. Л.: Наука, 1968, т.5, с.231. В диссертации приняты сокращения: анюйский говор - Ан, хорский - Хор, самарсинекий - Смрг, би-кинский - Бик, кур-урмийский - К-У, болыпеуссуркский - Б-У, хунгарийский - Хун. Удэгейские термины даны в практическом письме без учета сложных специфических литер и значков, не поддающихся графическому изображению в машинописи. При этом некоторые знаки общепринятой транскрипции заменены русской графикой: j =* я, 9 s з,Т« г", h *х", 9б=ё, Н»«нг, ^ =к". Автор глубоко признателен старшему научному сотруднику, кандидату филологических наук алтайского сектора Института языкознания Л0 АН СССР Л.И.Сем за выверку удэгейских терминов и за сделанные ценные замечания.

- 25 -гейцы были близки к природе. Они умели брать у неё всё необходимое для жизни. Этническое развитие народности протекало на базе / разложения основ первобытного строя. Добытые в результате промысла мясо зверей и рыба подлежали коллективному распределению. Пушнина, женьшень, некоторые продукты промысла ("кабарожья струя", панты и пр.) являлись собственностью охотника. Они составляли основу товарной отрасли хозяйства.

В условиях развивавшегося "парцеллярного" труда как источника частного присвоения экономически крепкие семьи удэгейцев обособлялись и отделялись от своих сородичей. Делокалиэация рода, переход от родовых связей к территориальным, превращение родовой обши-

57 ны в территориальную были уже в ХУЛ в. , Исследователи доказали,

что в дореволюционный период истории у народов Приморья и Приамурья

родовой строй разложился и шел процесс имущественного и социального

го расслоения . Наряду с этим сохранялись пережитки родового быта: деление на патриархальные роды,экзогамия, левират, родовые имена, кровная месть, право рода наследовать имущество умершего сородича,

  1. Маркс К. Наброски ответа на письмо В.И.Засулич: Из рукописного наследства К.Маркса и Ф.Энгельса. - Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 19,с419.

  2. См.: Долгих Б.О., Левин М.Г. Переход от родоплеменных связей к территориальным в истории народов Северной Сибири. - ТИЭ АН СССР, нов. сер., 1951, т.14, с.103.

  3. Си.: Золотарев A.M. Родовой строй и религия ульчей. Хабаровск: Дальгиз, 1939, с. 15,19,25; Сем Ю.А. Родовая организация нанайцев и её разложение. Владивосток, 1959, с.21,24.

59 культ родового огня, межродовой суд и т.д.

Удэгейцы оставались по своим религиозным воззрениям анимистами-шаманистами. Их жизнь была опутана суевериями и предрассудками. Неведома была специализация материального и духовного труда. Дифференциация видов человеческой деятельности только зарождалась и была закреплена возникшим половозрастным разделением труда. Застойный характер производства (охота, рыболовство, собирательство), полукочевой образ жизни, разобщенность относительно мобильных и малочисленных коллективов на громадных просторах, слабое культурное влияние извне обуславливали известную консервативность производственных навыков, знаний и устойчивость архаических представлений в области духовной культуры, для которой было характерно "недифферен-цированность отдельных её форм (народных знаний, верований, фольклора, обрядов, народного искусства), отсутствие письменности, профессиональных форм культуры и развитого сознания права собственности в области духовного производства (т.е. авторства)" .

Великая Октябрьская социалистическая революция и последовавшие за ней социальные, экономические и культурные преобразования в корне изменили быт, социальную психологию, материальную и духов-

59 См.: Народы Сибири, с.836; АЙЭ ЛЧ АН СССР, ф.5, оп.4, д.Ю,

л.2.

60 Дробижева Л.М. Основные типы духовной культуры народов пред
революционной России. - В кн.: Современные этнические процес
сы в СССР. М.: Наука, 1975, с.322.

ную культуру удэгейцев . Русский народ оказал бескорыстную экономическую и культурную помощь удэгейцам, передавая знания и опыт, достояния науки и техники, внес неоценимый вклад в преодоление отсталости "лесных людей". В сознании удэгейцев стало формироваться научное мировоззрение.

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и приложений.

Во введении обоснована актуальность темы, её новизна и практическая значимость, характеризуется разработка её в научной литературе, определяются цели и ставятся задачи исследования, рассмотрены некоторые методологические вопросы темы, а также даны обзор использованных источников и краткая историко-этногра-фическая справка об удэгейцах.

61 См.: Майбогов К. Возрождение народностей Приморья. - В кн.: Советское Приморье. Владивосток: Примиздат, 1948, вып.б, C.II7-II8; Ларькин В.Г. Из истории социалистического строительства среди удэгейцев. - В кн.: Дальний Восток за 40 лет Советской власти. Комсомольск-на-Амуре, 1958, с.432-451; Старцев А.Ф. Изменение быта удэгейцев за годы Советской власти. - В кн.: Социалистические преобразования жизни народов советского Севера и пути их дальнейшего развития в свете решений ХХУ съезда КПСС: Тез. докл. и сообщ. Всесоюз.,науч. конф. Якутск, 1976, с.98-99; Подмаскин В.В, Изменения в традиционной культуре удэгейцев за годы Советской власти..., с.99-100; Старцев А.Ф. Поселения и жилые дома удэгейцев в годы Советской власти. - В кн.: Опыт некапиталистического пути развития малых народов Дальнего Востока СССР. Владивосток, 1981, C.II7-I2I / ДВНЦ АН СССР, Ин-т ист.,археол. и этногр. народов Дальнего Востока.

В главе первой "Народные понятия о пространстве и времени" рассмотрены общие черты и этнические особенности географических представлений, метрологии, математических навыков, времяисчисления и астральных примет у удэгейцев.

В главе второй "Положительные знания о живой природе и народная медицина" проанализированы наблюдения удэгейцев над фауной, их сведения о флоре, а также народная медицина.

В главе третьей "Представления о происхождении мира" получили освещение традиционные воззрения о вселенной, природных и социальных явлениях, этногонические знания; кроме того,изменения в мировоззрении, происшедшие в результате историко-культурных взаимоотношений с русскими.

В заключении подведены основные итоги исследования, выделены проблемы, требующие дальнейшего углубленного монографического изложения, а также даны практические рекомендации.

В приложения вошли: список использованных источников и литературы; сведения об информаторах; удэгейская антропонимия; этнографический словарь удэгейских терминов (названия животных и растений, сезонно-хозяйственных циклов года, лунных месяцев, фаз Луны, частей суток); фольклорные тексты на русском и удэгейском языках; карты-схемы, рисунки и фотоиллюстрации, выполненные автором.

Автор выражает свою благодарность сотрудникам Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВНЦ АН СССР, Института этнографии им. Н.Н.Миклухо-Маклая АН СССР и удэгейцам, оказавшим большую помощь в процессе работы над диссертацией.

Подобные работы
Смирнова Ярослава Сергеевна
Семья и семейный быт народов Северного Кавказа во второй половине XIX-XX века (опыт этнорегионального исследования)
Дорина Марина Валерьевна
Духовые и ударные музыкальные инструменты тюрков Саяно-Алтая (Опыт историко-этнографического исследования)
Гончарова Наталья Сергеевна
Татары в Москве (Опыт историко-статистического исследования)
Фокин Петр Петрович
Чувашская сельская семья в конце XIX в. - 1980-е гг. : Опыт историко-этнографического исследования
Ибрагимова Юлия Айдаровна
Башкирская женщина в семье и обществе в первой половине XIX в.
Исраилова-Харьехузен Чинара Рыскулбековна
Традиционное общество северных киргизов во второй половине XIX века и система их родства
Карпов Юрий Юрьевич
"Вольные" общества Северного Кавказа в XVIII - первой половине XIX веков (к вопросу о роли патриархально-родовых и общинных институтов в процессе формирования раннеклассовых отношений)
Самар Андрей Петрович
Этнокультурные особенности нанайского собаководства (Вторая половина XIX - XX в.)
Сагитова Ирина Олеговна
Диаспорные общины Приморского края: формирование, развитие, этнокультурный облик (Вторая половина XIX-XX вв.)
Назаров Иван Иванович
Традиционное хозяйство и культура жизнеобеспечения кумандинцев во второй половине XIX - первой половине XX в.

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net