Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Юридические науки
Теория и история государства и права; история политических и правовых учений

Диссертационная работа:

Акишин Михаил Олегович. Судебная реформа Петра 1 : Дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.01 СПб., 2005 231 с. РГБ ОД, 61:06-12/435

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение 3

Глава I. Реформа военного судоустройства и судопроизводства 23

1. Военное законодательство Петра 1 23

2. Военное судоустройство и судопроизводство в 1700 - 1715 гг 34

3. Реформа военного судоустройства 56

4. «Краткое изображение процессов» и реформа военного судопроизводства.. 73 Глава И. Гражданская администрация и суд в конце XVII - начале XVIII вв 84

1. Реформа управления и суда в годы Северной войны 84

2. Создание Преображенского приказа и реформа политической юстиции... 114

3. «Маэорские» розыскные канцелярии 141

Глава III. Судебная реформа 1718 г.. 170

1. Общие принципы судебной реформы 170

2. Высшие судебные органы 175

3. Реформа судов общей юрисдикции 184

4. Указ «О форме суда» и процессуальная реформа 205

Заключение 212

Список использованных источников и литературы 215 

Введение к работе:

Актуальность темы исследования. Реформа судебной системы и процессуального права в современной РЯ ,.- делает актуальным обращение к истокам становления судебной системы России, первой осознанной попытке обособления суда от администрации, предпринятой в царствование Петра I. Именно тогда возникли проблемы соотношения национальной правовой традиции и заимствований достижений европейского права; взаимоотношений законодателя, администрации и суда; отношения общества к государственным судебным органам. Свою актуальность эти проблемы сохраняют до сего дня.

Преобразования Петра I были подготовлены предшествующим развитием Российской государственности. Во второй половине XVII в., в царствования Алексея Михайловича и Федора Алексеевича, началось становление абсолютной монархии в России. Этот процесс нашел отражение в кодификации и новеллизации русского права, укреплении приказной и местной системы государственного управления, реформировании армии путем создания полков «нового строя»1. В конце XVI - XVII вв. обозначилась тенденция обособления центральных и местных государственных органов с преимущественно судебными функциями2.

Петр I продолжил эти реформы, но на принципиально новой идейной основе. При проведении преобразований начала XVIII в. широко использовалась рационалистическая теория «общего блага» в ее интерпретации Г. Гроцием, Т. Гоббсом и последующем развитии немецкими «полицеиствами» С. Пуфендорфом, В. Лейбницем и X. Вольфом. В соответствии с этими теориями абсолютный монарх, познавший законы рационального устройства общества, являлся источником «общего блага» подданных. Его воля, выраженная в форме закона, становилась основным источником права. Для превращения воли абсолютного монарха в реальную действительность был преобразован государственный механизм - созданы регулярные армия и флот, полицейское государство3.

Составной частью этих преобразований стали военно-судебная и общегосударственная судебная реформы. Впервые в истории России была предпринята попытка создания системы судебных органов, обособленных от законодательных и административных. Реформируя российское судоустройство и судопроизводство, Петр I ориентировался на законодательство Швеции, Дании, Франции, Саксонии и других европейских стран. Одним из выражений сближения российской правовой системы с европейскими стало развитие юридической техники и зарождение отраслевой кодификации законодательства. Развитие этого процесса в дальнейшем привело к включению российской правовой системы в континентальную правовую семью.

Степень изученности темы. Первым научным трудом в отечественной историографии стала «Гистория Свейской войны», созданная по замыслу Петра I и при его непосредственном участии. Содержание этого труда оказалось шире названия и включает не только описание хода Северной войны, но и другие сюжеты. В частности, большое внимание было уделено вопросам соблюдения русскими войсками норм международного права («права войны») при ведении боевых действий, преобразованиям государственного аппарата (созданию Сената, губернской, коллежской и провинциальной реформам), роли Петра I в законотворческом процессе .

Первые научные историко-правовые труды, в которых анализировались государственные реформы Петра I, появились только в XIX в. после публикации «Полного собрания законов Российской империи» 1830 г. С одной стороны, их целью был развернутый историко-правовой комментарий к этой обширной систематизации действовавшего в то время законодательства России. С другой, в научном исследовании российского законодательства широко использовались достижения европейской правовой мысли, почему в последующем эти исследования сыграли значительную роль в теоретическом обосновании основ судебной реформы 1864 г.

В своей записке «О государственных установлениях» М. М. Сперанский высказал общие оценки государственной реформы Петра I. По его мнению, суть реформы заключалась в создании «верховного места законодательных совещаний, судебных решений и вместе управления» - Сената, а также центральных органов отраслевого управления - коллегий. В новых государственных органах был введен новый порядок рассмотрения дел: «Беспорядки и злоупотребления бывшего прежде личного приказного управления представили необходимость ввести порядок коллегиальный» . На основе исследования эволюции системы государственных органов в царствование Петра I эти выводы М. М. Сперанского получили подкрепление в трудах студента Киевского университета К. Е. Троцина и доцента Казанского университета А. И. Вицына6.

Наиболее глубокие обзоры истории судоустройства и судопроизводства России появились в контексте подготовки судебной реформы 1864 г. Исследование истории гражданского судоустройства и судопроизводства были проведены Ф. М. Дмитриевым и К. Д. Кавелиным, уголовного - В. А. Линовским. Блестящие знания истории российского права и правоприменительной практики позволили этим ученым создать историческую теорию процессуального права России на основе выделения принципов процесса, а также его состязательной и розыскной форм7.

Значение судебной реформы XVIII в. в истории процессуального права России блестяще определил К. Д. Кавелин. По его мнению, два законодательных акта Петра I - именной указ «Об отмене в судных делах очных ставок, о бытии вместо оных распросу и розыску» 1697 г. и именной указ «О форме суда» 1723 г. - определили последующее развитие процессуального права: эти «два узаконения и их применение в судебной практике произвели переворот в гражданском судопроизводстве и лежат в основе действующих законов...; все прочие законы, относящиеся к судопроизводству, служат пояснением, или дополнением этих двух указов»8.

Большую роль в изучении государственной реформы Петра I сыграл С. М. Соловьев, посвятивший т. 14-18 своей «Истории России с древнейших времен» его царствованию. В соответствии с разработанной С. М. Соловьевым и К. Д. Кавелиным «государственной теории» история преобразований Петра I рассматривалась как закономерный этап процесса влияния европейской культуры на Россию. По мнению С. М. Соловьева, приказное управление XVII в. было ликвидировано из-за «усложнения правительственной машины» и возникновения «новых потребностей и взглядов». Коллегиальное управление было заимствовано, т.к. царь убедился в его эффективном функционировании во многих развитых странах Запада. Ученому удалось ввести в научный оборот обширный материал судебно-следственных дел о должностных преступлениях и обратить внимание последующих поколений историков на организацию и деятельность чрезвычайных следственных органов начала XVIII в.9

После проведения судебной реформы 1864 г. исследования в сфере истории судоустройства и судопроизводства дореформенной России потеряли характер научно-практических комментариев к действующему законодательству. Однако научные штудии в изучении судебной реформы Петра I не потеряли своей актуальности. Историки и юристы продолжили дискуссию о историческом пути развития России, значении рецепции европейского права в ее государственно-правовом развитии. В центре внимания ученых оказались не только общие оценки государственных реформ Петра I, но и исследование отдельных государственных органов и правовых институтов.

А. Д. Градовский посвятил свой труд взаимоотношениям высшей администрации России и генерал-прокуроров в XVIII ст. Причину смены приказного управления коллегиальным ученый видел в недовольстве верховной власти «слишком большим развитием личного начала» в приказах, необходимостью обуздать «самовластие судей, распределить дела по ведомствам». Сенат он рассматривал как «высшее контрольное учреждение», которое ограничивало для себя «рассмотрение всякого рода дел», чтобы заниматься исключительной «законодательной деятельностью и общим направлением государственного механизма». Генерал-прокуроры Сената, по замыслу Петра I, должны были «соединить административную и самодержавную власть», усилить «быстроту действий» правительства, не уменьшая в нем «основательности и независимости суждений»10.

Первое специальное монографическое исследование истории Сената в царствование Петра I, основанное не только на опубликованных, но и архивных источниках, провел С. А. Петровский. Автор рассмотрел все аспекты деятельности высшего государственного органа, в т.ч. и судебные функции. Он достаточно полно раскрыл компетенцию и порядок работы Расправной палаты, затронул вопрос об отношении Сената с Юстиц-коллегией и другими судебными инстанциями после проведения реформ 1717 и 1722 гг."

В связи с 200-летней годовщиной Сената появились новые исследования об этом высшем органе государственной власти. Особенно интересным в ряду этих трудов были исследование А. Н. Филиппова. Он рассмотрел как в царствование Петра I происходило замещение сенатских и приказных должностей, каким образом структурировалась канцелярия Сената, как на различных этапах реформы он осуществлял контакты с монархом, органами центрального и местного управления, как развивались формы контроля над деятельностью самого Сената и подчиненных ему структур12.

В 1870 - 1880-х гг. были опубликованы ряд исследований о военно-уголовной и военно-процессуальной реформах Петра I. Юристы того времени совершенно справедливо считали, что именно в реформе военной юстиции наиболее полно выразились представления царя-реформатора о идеальной модели правосудия. Историй становления военной юстиции в России в конце XVII - первой четверти XVIII вв. была рассмотрена в монографии М. П. Розенгейма. Автор провел не только глубокое исследование военно-судебного законодательства, но и рассмотрел его применение в практике военных судов13.

В трудах П. О. Бобровского тщательному анализу было подвергнуто военное законодательство Петра I и его значение для становления регулярной армии. В частности, ему удалось доказать, что при составлении «Военного артикула» Петр I широко заимствовал принципы и нормы «Военного Артикула» короля Густава-Адольфа в его редакции 1683 г., а при создании «Краткого изображения процессов» широко использовались «законы римского, немецко-императорского и саксонского военного права»14. В последующее время выводы П. О. Бобровского были уточнены А. 3. Мышлаевским. Ему удалось доказать, что заимствования из европейского военного права проводились критически с учетом национальной военной традиции и боевого опыта русской армии эпохи Северной войны15.

В конце XIX - начале XX вв. русские правоведы и историки активно включились в общественное движение, направленное на конституционное переустройство Российской государственности, что отразилось и в историко-правовых исследованиях. В эти годы начался отход от апологии абсолютизма, этатизма и легизма, характерный для «государственной школы». В частности, в классическом труде В. И. Веретенникова была рассмотрена организация и деятельность Тайной канцелярии, одной из ряда чрезвычайных следственных органов - «маэорских» розыскных канцелярий 1710 - 1720-х гг. Обращение автора к этой теме позволило проанализировать борьбу с политическими и должностными преступлениями в царствование Петра I16.

Наиболее полно отход от методологии «государственной школы» отразился в трудах В. О. Ключевского и его учеников. Выражая суть нового подхода к историческому исследованию во вводной лекции к своему знаменитому курсу он писал, что «содержанием истории, как отдельной науки, ...служит исторический процесс, т.е. ход, условия и успехи человеческого общежития или жизни человечества в ее развитии и результатах»17. Применительно к исследованию государственных реформ Петра I этот подход нашел наиболее полное выражение в трудах П. Н. Милюкова и М. М. Богословского.

П. Н. Милюков считал, что государственная реформа Петра I выросла из военных потребностей и протекала без всякого общего плана. По его мнению, приказное управление конца XVII - начала XVIII вв., как и губернское 1710-х гг. оказалось совершенно неэффективным в условиях Северной войны. В результате, коллежская реформы 1717 г. была вызвана «не какими-либо теоретическими недостатками в устройстве старых центральных учреждений, а их совершенным отсутствием». Западноевропейские коллегии привлекли внимание Петра I именно своим «систематическим координированным бюрократическим устройством». Разобрав проекты введения нового государственного устройства, которые подавались царю накануне введения коллегий, П. Н. Милюков пришел к выводу, что государственная реформа проводилась на основе некритичного копирования государственности Швеции18.

Последний вывод П. Н. Милюкова был в дальнейшем оспорен Э. Н. Берен-дтсом, Н. П. Павловым-Сильванским и Н. А. Воскресенским. Разработав проблему литературы проектов, они пришли к выводу, что реформы Петра I носили творческий характер. При их разработке царь и его окружение стремились собрать максимально полную информацию о учениях камералистов и устройстве европейских государств, критически анализировали ее и стремились переработать в соответствии с традициями отечественной государственности и практикой преобразований, проводившихся в стране19.

М. М. Богословский в своем труде о провинциальной реформе 1719 - 1727 гг. рассмотрел вопрос о превращении «самодержавно-земского» государства XVII в. в «самодержавно-бюрократическое» XVIII в. в связи со становлением абсолютизма в России. Задачу создания полицейского государства «общего блага» Петр I попытался решить путем проведения коллежской и провинциальной реформ. Свое исследование ученый и посвятил структуре и функциям нового провинциального управления, его взаимоотношениям, с одной стороны, с высшей властью и центральными органами, а, с другой, с обществом. При такой постановке проблемы М. М. Богословский большое внимание уделил исследованию попытки Петра I отделить административную власть от судебной. Он подробно охарактеризовал историю создания, организацию и деятельность Юстиц-коллегии, местных судебных органов, выяснил причины неудачи судебной реформы начала XVIII в.

Научное исследование истории Российской государственности было прервано в 1920-х гг. установлением во всех сферах общественной жизни марксизма-ленинизма как государственной идеологии, включая и историческую науку. На изучение дореволюционного суда и правоохранительных органов особое влияние оказал Декрет о суде № 1 (ноябрь 1917 г.), в соответствии с которым они и были ликвидированы. Противопоставление антинародного царского суда и прокуратуры «красным, рабоче-крестьянским» правоохранительным органам стало господствующим принципом в этой сфере.

Известные дореволюционные правоведы и историки в эти годы были либо высланы из страны, либо находились в ссылке, либо умерли в нищете. Преподавание истории и юриспруденции в высшей школе было заменено курсом общественных наук. Осознание руководством СССР и ВКП(б) ненормальности такого положения в начале 1930-х гг. не привело автоматически к возрождению глубоких научных исследований истории Российской государственности. Запуганные репрессиями блестящие ученые В. И. Лебедев, Д. С. Бабурин, С. В. Бахрушин и др. решились оценить государственную реформу Петра І в качестве «прогрессивной», но только через призму сформулированной ими теории абсолютной монархии как «диктатуры дворянства»2 .

Перелом в. исследованиях и оценке реформ Петра I произошел только в годы Великой Отечественной войны, когда со всей очевидностью встала проблема необходимости сохранения национальной самоидентификации. В 1940 - 1948 гг. были опубликованы пять томов материалов к биографии Петра I, над которыми М. М. Богословский работал до своей смерти в 1929 г. Жившему в нищете академику удалось собрать и обобщить уникальный материал о жизни и государственной деятельности преобразователя с его рождения в 1672 г. и до 1700 г. В частности, был дан подробный обзор приказного управления конца XVII в., учреждения Преображенского приказа и Ратуши, деятельности Уложенной комиссии 1700 - 1703 гг., стрелецкого розыска и других мероприятий правительства Петра I важных для характеристики первых реформ в сферах администрации и суда22.

Явный отход от вульгарного социологизма ранней марксистской историографии, который произошел в 1940 - 1950-х гг., вовсе не означал ослабления идеологического контроля за наукой Любое историко-правовое исследование должно было содержать необходимое с точки зрения марксистской теории государства и права клише о государстве как машине классовой эксплуатации. При этом акцент на социальной сущности государства сочетался с крайним этатизмом и легизмом, т.к. с позиций марксистской теории права государство было первично по отношению к праву, а само право, как выражение воли господствующего класса, отождествлялось с законом. Однако многие историки и правоведы, декларируя во введениях и заключениях своих работ основные положения марксизма, в содержательной части существенно отходили от них.

В 1957 г. была опубликована монография Н. Б. Голиковой, посвященная исследованию Преображенского приказа как органа следствия и суда по политическим преступлениям в царствование Петра I. Сам приказ был охарактеризован в исследовании как «переходное явление» от приказного управления к коллегиальному: передача ему исключительной юрисдиіщии по проведению следствия и суда по политическим преступлениям определило его отраслевой характер. Анализ судебной практики приказа привел ученого к выводу о том, что розыскной процесс по «слову и делу» начала XVIII в. отличался значительной спецификой от того, который был закреплен в «Соборном уложении» 1649 г. и новоуказных статьях. В рамках классового подхода к теории права Н. Б. Голикова провела скрупулезное исследование того круга судебных дел, которые рассматривались в приказе23.

С 1940-х гг. к изучению истории государственных реформ Петра I возвратились правоведы. В исследовании П. С. Ромашкина, посвященном основным началам уголовного и военно-уголовного законодательства начала XVIII в., государственная реформа оценивалась как «прогрессивная», но подчеркивалось, что проведена она была «для обслуживания нужд господствующего класса». Анализ «основных начал военно-уголовного и уголовного законодательства» привел автора к выводу о том, что уголовная политика Петра I была направлена на «укрепление национального государства помещиков и торговцев»24.

В курсе истории уголовно-процессуального права М. А. Чельцова-Бебутова была проведена грандиозная работа по изучению способов разрешения конфликтов в период разложения родового общества, истории суда и уголовного процесса в античности, феодальных и буржуазных государствах Франции, Германии, Англии, США и России. Столь широкий охват потребовался автору для выделения отдельных «типов процесса», отражающих характерные особенности рабовладельческой, феодальной и капиталистической общественно-экономической формации. Понятие «тип» процесса оказалось для М. А. Чельцова-Бебутова первичным, а форма - вторичным признаком процесса. Историческое исследование суда и уголовного процесса в России было проведено на основе хорошо известного комплекса законодательных актов и ничего нового (за исключением отнесения его к феодальному типу до реформы 1864 г.) не содержало25.

В 1966 г. были опубликованы статьи Л. А. Стешенко о Юстиц-коллегии и фискалах в царствование Петра I26. В 1973 г. появилось учебное пособие Л. А. Стешенко и К. А. Софроненко, в котором рассматривались государственные реформы первой четверти XVIII в. По их мнению, абсолютная монархия в России сложилась во второй половине XVII в., но соответствующий ей государственный аппарат - стройная система государственных органов, деятельность которых строилась по коллегиальному принципу — сформировался только благодаря реформам Петра I. При этом ученые оговаривались, что надежды реформатора путем введения принципа коллегиальности «заставить чиновников неусыпно трудиться в интересах укрепления монархии» «оказались тщетными»27.

В связи с проведением судебной реформы в современной России внимание к истории отечественного процессуального права усилилось. Идеологи судебной реформы 1990-х гг. использовали обращение к историческому опыту для обоснования новых принципов организации и функционирования судебной власти. Характерной особенностью этих трудов стало бережное отношение к историческому прошлому России, отказ от огульного шельмования «царизма», характерный для советской историографии.

Комплексный анализ истории судебной системы России XVIII - первой половины XIX вв. провела Н. Н. Ефремова28. Истории и современному состоянию во енной юстиции посвятил свое исследование председатель Военной коллегии Вер-ховного Суда РФ Н. А. Петухов . Авторский коллектив под руководством председателя Верховного Суда РФ В. М. Лебедева подготовил фундаментальный обзор истории судебной системы России с древнейших времен до современности - 6-ти томную публикацию документов «Судебная власть в России: история, документы». Второй том этого труда был посвящен судебным реформам периода абсолютной монархии XVIII в.30

Крупным достижением отечественного государствоведения стала монография Е. В. Анисимова, в которой была подвергнута анализу система высшего и центрального управления России в хронологический отрезок примерно с 1689 по 1729 г. В центре внимания ученого оказалась коллежская реформа 1717 - 1724 гг.31 Создание Юстиц-коллегии было подвергнуто специальному монографическому исследованию Л. М. Балакиревой32. Фундаментальные исследования истории «Вышнего суда», чрезвычайных следственных органов в контексте исследования комиссий Петровского времени провела М. В. Бабич3"5. В связи с дискуссией, развернувшейся с конца 1980-х гг. о роли и месте прокуратуры в современной России, появились содержательные исследования по истории фискалата и прокуратуры начала XVIII в. С. М. Казанцева, А. Г. Звягинцева, Ю. Г. Орлова, Д. О. Серова34.

Европейская и англо-американская историография XX в. царствования Петра I развивалась под значительным влиянием концепций П. Н. Милюкова и А. А. Ки-зеветтера, которые после 1917 г. оказались в эмиграции, где продолжили свою научную и педагогическую деятельность. Крайне неблагоприятно на развитие исследований истории России сказалась конфронтация между «Западом» и «Востоком» периода «холодной войны», недоступность для зарубежных исследователей советских архивов. Эти обстоятельства предопределили крайнюю слабость некоторых попыток осмысления реформ Петра I. Так, описание судебной системы и преобра зования процессуального права начала XVIII в. в обобщающем исследовании о развитии российской правовой культуры Р. Уортмана грешит грубейшими фактическими ошибками35.

Несмотря на оторванность зарубежных исследователей от архивных материалов, некоторые из них добились существенных научных результатов. Так, американскому историку М. Раеву удалось доказать, что новизна заимствованных Петром I из Европы принципов государственных и правовых реформ не вела к прерыванию связи с традициями российской правовой культуры. Эту преемственность в развитии России ученый объяснял незыблемостью основ самодержавной власти36.

Особое место среди зарубежных работ по истории России начала XVIII в. занимает труд К. Петерсона. Он провел детальный текстологический анализ законодательства Швеции, важнейших законопроектов и законодательных актов Петра I. Ученый стремился найти не буквальные совпадения в российском и шведском законодательстве, а выяснить отражение основополагающих принципов шведского законодательства в российском. Справедливо критикуя историков, которые преувеличивали творческий характер переработки Петром I иностранного опыта при введении коллегий, К. Петерсен писал о «творчестве жизни», о том, в какой степени условия функционирования новых учреждений внесли свои, подчас существенные коррективы в используемые шведские образцы, а некоторые сделали просто непригодными к употреблению в России37.

Цель и задачи диссертационного исследования. Цель диссертационного исследования состоит в комплексном историко-правовом анализе основных принципов, нормативно-правового обеспечения и проведения судебной реформы Петра I. Для реализации этой цели поставлены следующие исследовательские задачи:

1) проанализировать предпосылки, основные принципы, нормативно- правовое обеспечение и историю проведения ; военно-процессуальной реформы начала XVIII в.;

2) рассмотреть основные тенденции развития государственного аппарата, особенности следствия и суда по политическим и должностным преступлениям в условиях Северной войны;

3) провести исследование истории разработки, основных принципов, нормативно-правового обеспечения и проведения общегосударственной реформы судоустройства и судопроизводства 1717 - 1727 гг.

Объектом исследования является государство и правовая система, сформировавшиеся в условиях оформления абсолютной монархии в России. Предмет исследования - судебная реформа Петра I.

Хронологические рамки диссертационного исследования определяются временем проведения судебной реформы Петра I. Следует отметить, что в истории проведения судебной реформы условно можно выделить два периода, определенные особенностями истории России конца XVII - начала XVIII вв.:

Период Северной войны, когда для победы над армией Карла XII преобразователь России сосредоточил все свое внимание на создание регулярной армии и флота и подавление внутренней оппозиции своему политическому курсу внутри страны. В этих условиях коренной реформе подверглись формы следствия и суда по военным, политическим и должностным преступлениям.

Период целостной реформы государственного аппарата и общественного устройства страны 1717 - начала 1720-х гг. Важной стороной этих преобразований стала реформа судов общей юрисдикции и процессуального права.

Методологической основой диссертационного исследования стали принципы историзма и системности научного анализа. Для осмысления историко-правовых форм действительности России конца XVII — начала XVIII вв. были применены традиционные методы отечественной историко-правовой науки - исторические, структурно-функциональный, сравнительно-правовой и нормативно-юридический.

Теоретическую основу исследования составили труды по теории и истории государства и права, теории процессуального и уголовно-процессуального права отечественных и зарубежных ученых: С. С. Алексеева, Л. И. Антоновой, Ж.-Л. Бержеля, Г. Дж. Бермана, М. Ф. Владимирского-Буданова, Ю. И. Гревцова, И. А. Исаева, С. М. Казанцева, Н. М. Коркунова, В. Н. Латкина, Е. Г. Лукьяновой, В. С. Нерсесянца, Т. Е. Новицкой, А. В. Полякова, В. Н. Протасова, В. М. Савицкого, А. В. Смирнова, Л. И. Спиридонова, Д. Г. Тальберга, Ю. А. Тихомирова, И. Я. Фой-ницкого, М. А. Чельцова-Бебутова, И. О. Чистякова, С. В. Юшкова, Л. С. Явича и др.

При анализе реформ судоустройства и судопроизводства конца XVII - начала XVIII в. диссертант исходил из общепринятого положения о тесной связи процессуального права с уровнем развития общества и государства, правовой мысли. Во-первых, развитие публично-правовых начал определяет организацию суда, т.е. того органа, который применяет нормы процессуального права. Во-вторых, от уровня развития общества зависит его отношение к жизни и свободе человека, иным правам личности, что также играет определяющую роль в формировании принципов и норм процессуального права. В-третьих, уровень развития организации суда и процессуального права, как наиболее сложных политико-правовых субстанций, является и отражением как длительной эволюции национальной правовой мысли, так и ее способности заимствовать идеи зарубежного права38.

Теоретический анализ процессуального права стран континентальной правовой семьи позволяет выделить две основные фор мы процесса - состязательную и инквизиционную. Различение этих форм основывается либо на теории активности, либо на теории разграничения функций. Сторонники первой из них главной чертой состязательности считают пассивность суда, а инквизиционные начала связывают с собиранием самим судом доказательств для вынесения приговора, т.е. его активно-стью . Сторонники второй в качестве критерия разграничения форм процесса называют наличие или отсутствие распределения функций между участниками производства по уголовному делу40. В исторической реальности происходит смешение инквизиционной и состязательной форм процесса, причем не только на уровне функций, но и принципов, т.е. появляется т. н. смешанная форма процесса.

Применение принципа историзма и сравнительно-правового метода при сопоставлении теоретических форм процесса с исторической реальностью различных эпох и национальных правовых систем позволяет выделить отдельные виды про цесса. Историческая эволюция состязательной формы привела к появлению двух ее видов - ранней обвинительной и более поздней частно-исковой. Инквизиционной форме процесса соответствуют три вида - древний розыск, характерный для эпох, когда суд не был отделен от администрации; инквизиционная и следственная41.

Исторические источники исследования. Типологически источники, использованные в диссертационном исследовании, можно условно разделить на четыре группы: 1) нормативно-правовые акты; 2) текущие документы делопроизводства государственных органов; 3) судебно-следственные дела; 4) нарративные источники.

Основное значение для исследования имеют нормативно-правовые акты, в которых находила выражение воля монарха или уполномоченных им органов (Сената, коллегий, губернаторов). Номинально к этой группе источников относятся манифесты и указы, уставы, инструкции, регламенты, армейские штаты и т.д. Основной объем законодательных актов был опубликован в 1830 г. в т. II - VII «Полного собрания законов Российской империи»42. Потребности научных исследований в более полном охвате законодательства Петра I привели к появлению нескольких серий публикаций источников, которые включают как сами тексты законодательных актов, так и подготовительные материалы к их разработке: «Писем и бумаг императора Петра Великого» (ныне опубликованы документы до конца 1713 г., тт. 1 - 13), «Законодательных актов Петра I» Н. А, Воскресенского (ныне опубликован т. 1) , «Докладов и приговоров Правительствующего Сената» за 1711 -1716 гг. (тт. 1 - б)43. С собранными А. Ф. и И. А. Бычковыми письмами и бумагами Петра I за 1714 - 1725 гг. диссертант знакомился по фонду «Комиссия публикации писем и бумаг Петра Великого».

При всей ценности нормативно-правовых актов в качестве исторического источника исследования следует отметить, что только на их основе реконструировать историю проведения судебной реформы и правоприменительную практику невозможно. Об этом аспекте правового регулирования теоретик права Л. И. Анто нова пишет: «Само по себе юридическое опосредование отношений, на развитие которых был нацелен законодательный акт, но которые в силу тех или иных причин практически так и не возникли или развивались в ином, не предусмотренном законе направлении, не создает эффекта правовой урегулированности общественных отношений»44. О законотворческой деятельности Петра I академик М. М. Богословский писал: «Тот, кто описал бы эту деятельность, ограничиваясь изложенною» в его законодательстве «систематическою и разностороннею программою, очень напоминал бы того газетного репортера, который, прочтя афишу, дал отчет о несостоявшемся концерте»45.

Документы текущего делопроизводства и судебно-следственные дела имеют важное значение для изучения взаимоотношений законодательных, административных и судебных органов; отношений военных и общегражданских органов управления и суда; изучения судебной практики; отношения общества к суду в начале XVIII в. В диссертационном исследовании были использованы документы из фондов «Кабинета Петра I», «Сената», «Юстиц-коллегии», «Преображенского приказа», «Сибирского приказа» и др., хранящихся в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА); ряда фондов местных государственных органов, хранящихся в центральных и местных архивов.

Для исследования проблемы отношения общества к суду чрезвычайно важное значение имеют нарративные источники начала XVIII в., подавляющее большинство которых ныне опубликовано. Особо следует отметить «Гисторию Свейской войны» - исторический труд, написанный при непосредственном участии Петра I, и сочинение вице-канцлера П. П. Шафирова «Рассуждение о причинах Северной войны» . В этих трудах отразилась официальная оценка военных и государственных реформ.

Ценные оценки реформ Петра I оставили его современники. Среди работ русских людей этого времени следует назвать «тетради» старца Авраамия; книгу «О скудости и богатстве» И. Т. Посошкова. Многие аспекты военных и государст венных реформ Петра I отражены в сочинениях иностранных дипломатов и путешественников - секретаря прусского посольства И.-Г. Фоккеродта, голштинского камер-юнкера Ф.-В. Берхгольца, голштинского министра графа Г.-Ф. Бассевича, датского посланника Ю. Юля, австрийского дипломата О. Плейера, австрийского дипломата И. Г. Корба47.

Научная новизна диссертации определяется как новизной впервые вводимых в научный оборот исторических источников, так и методологическим подходом к освещению темы. Комплексное историко-правовое исследование позволило прийти к выводу о том, что преобразования Петра І в сфере судоустройства и судопроизводства были продолжением предшествующих тенденций развития Российской государственности. Первой крупной судебной реформой стала военно-судебная реформа, проведенная как на основе заимствования достижений военного права Западной Европы, так и с учетом боевого опыта русской армии. Военно-судебная реформа в какой-то степени стала образцом для общегосударственной судебной реформы, проведенной в связи с созданием коллегий и преобразованием провинциального управления. При ее проведении также широко использовались достижения правовой мысли Швеции, Дании, Франции и других европейских стран. Характерной особенностью судоустройства России начала XVIII в. было представление о том, что носителем судебной власти является монарх, а судебные органы осуществляют правосудие на основе делегированных им полномочий и под надзором высшей власти.

Научная новизна исследования конкретизируется в следующих основных положениях, выносимых на защиту:

1. Судебная реформа Петра I не нарушила преемственности в развитии русского права. В конце XVI - XVII вв. в условиях усиления верховной власти, развития приказного и местного управления, кодификации и новеллизации действующего законодательства наметилась тенденция обособления государственных органов с преимущественно судебными функциями, оформились две формы процесса -«розыск» (древнейший вид инквизиционного процесса) и «суд» (состязательный частно-исковой процесс).

2. Государственные реформы Петра I начались в условиях Северной войны. Первоочередной задачей реформ стало создание регулярной армии и флота с их новой по сравнению со средневековым войском воинской дисциплиной. Целью победы в войне было включение России в «концерт» европейских стран. Эти причины предопределили проведение радикальной военно-судебной реформы.

3. Военно-судебная реформа была осуществлена в несколько этапов, их законодательным обеспечением стали кодифицированные акты военного законодательства- «Уложение» Б. П. Шереметева (1702 г.); «Краткий артикул» А. Д. Мен-шикова (1706 г.); «Артикул Воинский» и «Краткое изображение процессов», включенные в 1716 г. в состав «Устава Воинского». При разработке этих актов законодатель заимствовал достижения европейского военного права с учетом национальной правовой традиции и боевого опыта русской армии.

4. «Краткое изображение процессов» привело к созданию обособленных от военной администрации военных судов; формированию корпуса профессиональных военных юристов - аудиторов; стало основой для перехода от розыскного к инквизиционному процессу, закрепив важнейшие принципы последнего.

5. В условиях чрезвычайного положения периода Северной войны Петр I усилил традиционную связь гражданской администрации и суда, усилил значение розыскной формы процесса в отправлении правосудия. В первые два десятилетия XVIII в. основной задачей суда, как и тех административных органов, к которым он относился, стало обеспечение государственной политики по концентрации ресурсов для победы в войне.

6. В условиях стрелецкого розыска 1698 г. и начала Северной войны Петр I передал следствие и суд по политическим преступлениям в исключительную юрисдикцию Преображенского приказа. Розыскная форма процесса, закрепленная в Соборном уложении 1649 г. и новоуказных статьях, была модифицирована в судебной практике этого государственного органа благодаря личному участию Петра I в рассмотрении некоторых дел, деятельности судьи приказа Ф. Ю. Ромодановско-го и особой боярской комиссии. В практике Преображенского приказа проявилась тенденция перерастания древнерусского розыскного процесса в инквизиционный.

7. В 1710-х гг. для проведения следствия о должностных и других особо опасных преступлениях Петр I учредил несколько десятков чрезвычайных следст венных органов - «маэорских» розыскных канцелярий. Особенностью процесса в этих канцеляриях стало использование принципов и норм инквизиционного процесса, закрепленного в «Кратком изображении процессов».

8. Окончание Северной войны позволило Петру I провести комплексную реформу государственного аппарата, одним из важнейших принципов которой стало обособление суда от администрации. В 1718 - 1722 гг. была предпринята попытка более четкого законодательного регулирования судебных функций высших и центральных государственных органов - Сената и коллегий, а также создания обособленной от администрации судебной системы, включавшей Юстиц-коллегию, надворные и провинциальные суды, городовых судей.

9. В ходе государственных реформ 1720-х гг. законодатель возвратился к состязательной форме процесса как основной в осуществлении правосудия гражданскими судами, что выразилось в обнародовании именного указа от 5 ноября 1723 г. «О форме суда». Однако этот указ вовсе не означал возрождения московского «суда», а был основой для его реформы, направленной на усиление частно-исковых начал и заимствование некоторых принципов инквизиционного процесса. В отношении особо опасных уголовных преступлений и всех правонарушений, подсудных военным судам, сохранялся инквизиционный процесс.

10. Главными причинами неудачи судебной реформы Петра I были несовершенство законодательства и слабое кадровое обеспечение новых судебных органов. Несмотря на эту неудачу, принципы судебной реформы 1718 г. соответствовали основным закономерностям развития Российской государственности. Принцип отделения суда от администрации удалось частично реализовать уже в правление Екатерины П. Оформление в России независимой судебной власти стало возможным только в царствование Александра II и было оформлено принятием судебных уставов 1864 г.

Теоретическое значение исследования. В диссертации раскрыты закономерности начальной стадии становления судебной системы в России, которые позволяют сделать вывод о взаимосвязи реформ в сфере судоустройства с формированием государственного аппарата раннего Нового времени. Процессуальные реформы Петра I не привели к обособлению уголовного и гражданского процесса, но предпосылки для этого появились в перерастании розыскного процесса в инквизи ционный, оформлении частно-исковой разновидности состязательной формы процесса, сближении .российского права с европейским, кодификации и более четком законодательном закреплении процессуального права России. Эти и другие теоретические положения, содержащиеся в диссертационном исследовании, могут представлять определенный научный интерес при разработке общей теории процессуального права, изучении истории развития процессуальных форм в нашей стране.

Практическая значимость работы состоит в том, что собранный и обобщенный историко-правовой материал может быть использован в учебном процессе при изучении историко-правовых дисциплин: исследовании истории Российской государственности, судебной реформы Петра I; разработке учебников и учебно-методических пособий по истории государства и права; в преподавании общих и специальных курсов истории государства и права.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена и обсуждена на кафедре теории и истории права и государства Северо-Западной академии государственной службы. Отдельные положения и выводы диссертационного исследования отражены в публикациях автора, а также в его выступлениях на межрегиональных научных конференциях «Первые Татищевские чтения» (Екатеринбург, 1997 г.), «Вторые Татищевские чтения» (Екатеринбург, 1999 г.), всероссийской научной конференции «Проблемы истории местного управления Сибири XVI - XX вв.» (Новосибирск, 2003), научной конференции «Государственные реформы М. М. Сперанского в исторической ретроспективе» (Новосибирск, 2005), международной научной конференции «Общество, государство, верховная власть в России в средние века и раннее новое время в контексте истории Европы (X - XVIII вв.) (Москва, 2005).

Структура работы подчинена логике исследования. Работа состоит из введения, трех глав и заключения.

Подобные работы
Комиссаренко Аркадий Иванович
Вотчинное хозяйство духовенства и секуляризационная реформа в России (20-60 гг. XVIII в.). 2 приложение таблицы ## 1-61, список использованных источников и литературы
Ковалева Ольга Викторовна
Деятельность Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации 1-го и 2-го созывов по обеспечению развития социальной сферы в условиях либеральных реформ

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net