Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Исторические науки
Отечественная история

Диссертационная работа:

Анфертьев Иван Анатольевич. Деятельность "Союза марксистов-ленинцев" : 07.00.02 Анфертьев, Иван Анатольевич Деятельность "Союза марксистов-ленинцев" (М. Н. Рютин и борьба за власть в 1928-1932 гг.) : Дис. ... канд. ист. наук : 07.00.02 Санкт-Петербург, 2004 299 с. РГБ ОД, 61:05-7/167

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

ГЛАВА 1. Идейные взгляды М.Н. Рютина и борьба за партийную и государственную власть в 1928—1932 гг.

  1. Формирование идейных взглядов и политических воззрений М.Н. Рютина. Политическая и революционная деятельность М.Н. Рютина 1910—1920-х гг 29

  2. Борьба за власть в 1928—1932 гг 56

ГЛАВА 2. Политическая деятельность М.Н. Рютина и участие в группировках, боровшихся за власть в партии в 1920-х— 1930-х гг.

  1. М.Н. Рютин и «разгром» Московской партийной организации в 1928 г 82

  2. Деятельность М.Н. Рютина против установления в партии режима личной власти И.В. Сталина 118

ГЛАВА 3. Деятельность «Союза марксистов-ленинцев» и попытка продолжить борьбу в новых условиях.

3.1. «Союз марксистов-ленинцев»: создание, цели и задачи
группы М.Н. Рютина 141

3.2. Основные положения платформы «Сталин и кризис проле
тарской диктатуры» и обращения «Ко всем членам ВКП (б)». ... 184

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 215

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА 227

ПРИЛОЖЕНИЯ 242

Введение к работе:

Особой страницей отечественной истории начала 1930-х гг. является деятельность «Союза марксистов-ленинцев» по отстранению И.В. Сталина от власти. В этом эпизоде борьбы за власть отчетливо просматривался конфликт между противоположными идеологиями, стремление коренным образом изменить внедряемую сверху модель управления государством. Сталинское руководство стремилось ускоренными темпами превратить Россию в мощное в политическом и военном отношении государство. Сверхзадача требовала не только усилий всего народа, но и немалых жертв, а также отказа от революционной риторики, кардинальной смены «партийных романтиков» на беспринципных и беспрекословно повинующихся «прагматиков». В партийной среде взамен прежних оппозиционных сталинскому курсу групп возникла принципиально новая — «Союз марксистов-ленинцев», которая отличалась радикализмом целей, за-дач и методов борьбы.

И.В. Сталин максимально использовал ликвидацию «Союза марксистов-ленинцев» для укрепления режима единоличной власти в партии и в государстве. Осознав в 1932 г. возникновение законспирированной оппозиции на фоне углубляющегося общеэкономического кризиса, он и его окружение ускорили процесс дискредитации партийных и советских руководителей высшего звена,1 используя факт возникновения «Союза марксистов-ленинцев» для последующей расправы с более серьезными политическими противниками.2

1 РГАСПИ. Ф. 589. Оп. 3. Д. 9355 (Т. 3). Л. 320.

2 Там же. Д 9355 (Т. 2). Л. 58,61,65,68, 379.

Актуальность настоящей темы вытекает из задач обновления отечественной историографии, касающихся многих аспектов социально-экономического и политического развития России в XX веке. Начавшиеся с конца 1980-х годов общественно-политические изменения в России вызвали повышенный интерес к проблемам сталинизма, тоталитаризма и массового насилия в отечественной истории прошлого столетия. История борьбы со сталинским режимом в последние десятилетия привлекает особенное внимание отечественных и зарубежных исследователей.3 Необходимость выявления разнообразных причин возникновения в Советской России тоталитарной модели управления обществом и государством стало одной из важнейших задач отечественной историографии. Между тем, многие аспекты этой борьбы пока не получили соответствующего, по возможности объективного освещения, основанного на архивных источниках, по-прежнему сохраняется разрыв между массовыми стереотипами и профессиональной историографией.4 За рамками научных изысканий остаются еще многие проблемы противостояния и уничтожения различных политических сил в большевистской партии в 1920-е — 1930-е годы, когда внутрипартийная борьба оказалась единственным способом выявления участвующих во власти и влияющих на принятие решений на государственном уровне.5

Кислицын СА. Сказавшие «нет». Эпизоды из истории политической борьбы в советском обществе в конце 20-х — первой половине 30-х гг. Ростов н/Д, 1992; Он же. Дело Сырцова. Государство и личность в большевистской России. Ростов н/Д 1997; Конквест Роберт. Большой террор. Рига, 1991; Коэн Стивен. Бухарин. Политическая биография 1888—1938. М., 1988; Кро-пачевС. Хроника коммунистического террора. 1917—1940 гг. Краснодар, 1995; Ларина AM. Незабываемое. М., 1989; Литвин А.Л. Без права на мысль. Историки в эпоху большого террора. Казань, 1994; Мартюшев Ф.И. Жертвы и палачи. О репрессиях 30-х — 40-х гт. Екатеринбург, 1997; Роговин В. Партия расстрелянных. М., 1997; Романовская В.Б. Репрессивные органы и общественное правосознание в России XX века: Опыт филос.-правового исслед.: Дисс. ... докт. юрид. наук. СПб., 1997.

4 Хпевнюк О.В. Политбюро ЦК ВКП(б) в 1930-е годы. Механизмы политической власти в
СССР. Автореф. дисс... докт. ист. наук. М., 1996. С. 1.

5 Назаров О.Г. Внутрипартийная борьба в большевистской партии (1923—1927 гг.). Автореф.
дисс... канд. ист. наук М., 1995. С. 1.

В ИСТОРИОГРАФИИ проблемы можно выделить с некоторой долей условности следующие основные периоды.

1. При жизни И.В. Сталина проблема оппозиционных ВКП(б) движений, в том числе и «Союза марксистов-ленинцев», в научном отношении в отечественной исторической литературе не разрабатывалась, более того, считалась закрытой. Вместе с тем, в негативном плане фамилия М.Н. Рютина, а также и «рютинская платформа» в официальных изданиях упоминались. Кратко, одной фразой, сообщалось о том, что в 1928 г. секретарь одного из столичных райкомов М.Н. Рютин вместе с руководителем Московской партийной организации Н.А. Углановым поддержал лидеров «правого уклона» Н.И. Бухарина, А.И. Рыкова и М.П. Томского, за что был снят с должности. «Рютинская платформа» фигурировала в ходе процесса по делу антисоветского троцкистского центра. Такое негативное отношение к этому политическому деятелю объясняется существовавшей при жизни И.В. Сталина концепцией о врагах народа, которых необходимо было беспощадно уничтожать. В партии и обществе разномыслия, во всяком случае, на официальном уровне, не допускалось, всякое высказанное сомнение в правильности идеологических партийных установок рассматривалось как враждебная вылазка, а публично заявленное отклонение или несогласие с линией партии квалифицировалось как происки врагов народа. Но помимо запрета на исследование данной проблемы отсутствовали, в связи с закрытостью архивов, и соответствующие источники.

В отличие от советских ученых, заметное внимание к деятельности М.Н. Рютина многие годы проявляли зарубежные историки. В

6 Большевик. 1932. № 19. С. 86; ВКП(б) в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 6-е. Ч. 2. М, С. 822; БСЭ. Т. 27. М, 1933. С. 48, 51; Там же. Т. 46. М., 1940. С. 667—673; Там же. Т. 55. М, 1947. С. 44, 46; История ВКП(б). Краткий курс. М., 1938. С. 281; Судебный отчет по делу антисоветского троцкистского центра. М., 1937. С. 71, 190; Ярославский Ем. История ВКП(б). Ч. 2. М., 1935. С. 275.

частности, отклики на разгром «Союза марксистов-ленинцев» публиковались в зарубежной печати уже в 1932 г.7 Интерес к «делу Рю-тина» вновь проявился в 1936 г. после публикации в «Социалистическом вестнике» версии Б.И. Николаевского.8 Автор, намекая на якобы состоявшийся его разговор с Н.И. Бухариным, находившимся в зарубежной командировке, подробно описал конфликт в Политбюро между Сталиным и Кировым. Первый, по его утверждению, настаивал на казни старого заслуженного члена партии Рютина, второй не соглашался на физическую расправу с политическим противником и настоял на своем.9 Эту вымышленную историю с некоторыми дополнительными деталями повторили С. Коэн и Р. Конквест.10 В других произведениях зарубежных историков Рютин если и упоминался, то в основном в связи с именами крупных политических деятелей И.В. Сталина, СМ. Кирова, К.Е. Ворошилова, Н.И. Бухарина, Л.М. Кагановича, В.М. Молотова, Е.М. Ярославского.11

2. Со второй половины 1950-х гг., после XX съезда КПСС и начала так называемой «хрущевской оттепели», попытки серьезного научного исследования и осмысления процессов конца 1920-х — начала 1930-х гг., если и предпринимались, то успеха не имели. Наука, в том числе историческая, не могла развиваться свободно, ей по-прежнему была отведена вспомогательная роль, издание каждого произведения на тему сопротивления культу личности И.В. Сталина, прежде чем увидеть свет, подвергалось строгой идеологической цен-

7 По России // Социалистический вестник. 1932. 26 сентября. РГАСПИ. Ф. 589. Оп. 3. Д. 9355
(Т. 1). Л. 79—85; Московский мятеж // Нойе Цюрихер Цайтунг. 1932. 14 октября. РГАСПИ.
Ф. 589. Оп. 3. Д. 9355 (Т. 1). Л. 65—69.

8 Социалистический вестник. 1936. № 23/24. С. 20—21.

9 Отдельное и убедительное расследование с привлечением отечественных архивных источ
ников провел О.В. Хлевнюк, доказавший полную несостоятельность данной версии. См. Хлев-
нюк О.В.
Политбюро. Механизмы политической власти в 1930-е годы. М., 1996. С. 74—77.

]0Коэн Стиве». Указ. соч. С. 410—411; Конквест Роберт. Указ. соч. Ч. 1. Рига, 1991. С. 48— 50.

11 Валентинов (Вольский) Н. Доктрина правого коммунизма. Мюнхен, 1960; Такер Р. Сталин. Путь к власти. 1879—1929. М., 1990; КунМ. Бухарин: его друзья и враги. М., 1992.

зуре. Любое отступление от сложившихся в предшествующие десятилетия стереотипов и идеологических схем, хотя и в более мягких формах, осуждалось. По-прежнему отсутствовали, в связи с закрытостью архивов, и возможности для серьезных исследований в данном направлении. М.Н. Рютин и его сподвижники не были реабилитированы, и запрет на изучение проблемы даже в минимальном объеме сохранялся вплоть до реабилитации М.Н. Рютина в 1988 г.

3. С конца 1980-х гг. начался новый этап в развитии отечественной исторической науки, который характеризуется всплеском интереса в обществе к проблеме оппозиционных движений сталинскому режиму, осмыслению возможных альтернативных путей развития государства в конце 1920-х — начале 1930-х гг. В связи с реабилитацией М.Н. Рютина о нем появилась серия публикаций, сначала в периодических изданиях, а затем и научных исследований. Сталинские репрессии в этих работах осуждались, но в большинстве из них отсутствовал серьезный анализ особенностей борьбы за власть в рассматриваемый период. Проблема изначально существенно упрощалась, рассматривалась большей частью поверхностно или в заданном направлении, сводилась в основном к высвечиванию негативных личных качеств И.В. Сталина, а М.Н. Рютину и его сподвижникам отводилась роль горстки смельчаков, которые в условиях террора и насилия нашли мужество смело заявить о несогласии с проводимой вождем линией, призвать партию к борьбе с диктатурой и героически погибнуть.12 Большинство публикаций на эту тему

12 Разгон Лев. Наконец! // Московские новости. 1988. № 26. 26 июня; ВаксбергА. Как живой с живыми // Литературная газета. 1988. 29 июня; Анфертъев И. Неустрашимый Рютин // Красная звезда. 1988. 23 июля; Мартемьян Рютин. Прочитав, передай другому! Ко всем членам ВКП (б). Публикация А. Ваксберга // Юность. 1988. № 11. С. 22—26; Пруцков Г. М. Рютин: «Я на колени не встану!» // Восточно-Сибирская правда. 1988. 7 ноября; Гусев СИ. С позиции исторической правды и высокой нравственности // Партийная жизнь. 1988. № 18. С. 9—15; Семенов А. Боль нашей памяти // Восточно-Сибирская правда. 1988. 18 сентября, 28 сентября; Анфертъев И. Рютин против Сталина // Смерч. М., 1988. С. 340—387; Ваксберг А. Как живой с

имели довольно яркий, но в основном односторонний характер и не исследовали, из-за отсутствия доступа к архивам, проблему борьбы за власть в партии и государстве в 1920-е — 1930-е гг., а также причины возникновения группы М.Н. Рютина, персонального состава «Союза марксистов-ленинцев». За рамками большинства опубликованных материалов, которые в прежних традициях носили в основном пропагандистский характер, остались не рассмотренными программные цели и задачи группы, судьбах лиц, причастных к ее деятельности. В центре внимания авторов этих работ находились политические взгляды и отдельные, наиболее яркие высказывания М.Н. Рютина, а также степень воздействия на часть руководителей партии тех идей, которые содержались в документах «Союза марксистов-ленинцев». В подавляющем большинстве публикаций о Рю-тине и его группе лишь вскользь упоминалось в общем контексте о репрессиях против партийных и советских кадров. Не касались авторы, за редким исключением, и кризисного положения экономики страны в тот период, социальной трагедии российского народа в целом. Однако для последующих исследовательских работ эти публикации имели неоценимое значение.

Следует отметить, что вышедшие в этот период исследования о М.Н. Рютине, были написаны вслед за реабилитацией в судебном порядке его и его сподвижников, а потому для большинства из них характерны общие недостатки. Все они вытекали из скоропалитель-

живыми // Реабилитирован посмертно. Вып. 2. М., 1988. С. 6—22; Анфертьев И. Рютин против Сталина // Смерч. 2-е изд. М., 1989. С. 340—387; Протокол № 5 заседания Комиссии Политбюро ЦК КПСС. 27 июля 1988 г. // Известия ЦК КПСС. 1989. № 6. С. 101—103; О деле так называемого «Союза марксистов-ленинцев». Справка КПК при ЦК КПСС и НМЛ при ЦК КПСС // Известия ЦК КПСС. 1989. № 6. С. 103—115; Анфертьев И. Рютин против Сталина // Возвращенные имена. Кн. 2. М., 1989. С. 177—202; Он же. Рютин против Сталина // Российский ежегод-ник-89. Вып. 1. М., 1989. С. 160—172; ВаксбергА. Как живой с живыми // Реабилитирован посмертно. М., 1989. С. 336—346; КоляскинА. Бросившие вызов Сталину... // Ленинское знамя. 1989. 26 июля; Шишкин И.Б. Дело Рютина // Вопросы истории. 1989. № 7. С. 39—52; Epucoea С. «На колени не встану!» //Московская правда. 1990. 11,14 февраля.

ности этих публикации, которые выходили без сколько-нибудь серьезной исследовательской работы в архивах. Вследствие этого их ис-точниковая база оказалась существенно сужена, а о негативных явлениях и явных противоречиях в действиях участников тех событий упоминалось, за редким исключением, вскользь. Многие из этих очевидных неясностей и противоречий по инерции продолжали замалчиваться, трактовались исключительно в духе внутренней самоцензуры.13

Вместе с тем увидели свет и весьма обстоятельные работы, написанные профессиональными историками.14 Наиболее подробно проблема освещена в работах Б.А. Старкова и в ряде коллективных работ, объединенных темой сопротивления культу личности И.В. Сталина.15 В частности, наиболее интересны и содержательны исследования Б.А. Старкова, в которых автор рассматривает причины, побудившие М.Н. Рютина создать «Союз марксистов-ленинцев». Отмечая, что создание Рютиным и его товарищами подпольной антисталинской группы явилось самым крупным выступлением против режима личной власти генерального секретаря ЦК ВКП(б), автор

Борщаговский А. Прислушаемся к голосу Рютина // Московские новости. 1990. № 21. 27 мая; Он оке. Голос из одиночки. Письма М. Рютина о литературе // Литературная газета. 1990. № 24. 13 июня; Чижова Л.М. Кто виноват в политической дискредитации Н. А. Угланова // Вопросы истории КПСС. 1990. № 8. С. 77—87; Михайлов Н. Рютин против Сталина // Гласность. 1990. № 10, 11; Михайлов Н. Крамольная «платформа». О попытке создания антисталинского подполья и ее последствиях // Труд. 1990. 4 октября.

14 Вольное ВА. Политический террор в 30-х годах в Советской России. М., 1995. С. 4—7; Ив-
HuuKuii НА.
Коллективизация и раскулачивание (начало 30-х гг.). М, 1996. С. 102; Кислицын
СА.
Указ. соч. С. 25, 26; Конквест Роберт. Указ. соч.. Вып. 1. Рига, 1991. С. 48—50; Коэн Сти
вен.
Указ. соч. С. 360, 410, 434; Хлевнюк О.В. 1937-й: Сталин, НКВД и советское общество. М,
1992. С. 16—27.

15 См.: Старков Б. Честь партии // Знание — сила. 1988. № Ц. С. 81—83; Он же.
М.Н. Рютин (К политическому портрету) // Известия ЦК КПСС. 1990. № 3. С. 150—163; Он же.
«Моя трагедия... трагедия целой эпохи» (из писем М.Н. Рютина родным. 1932—1936 гг.) // Там
же. С. 163—178; Он же. Дело Рютина // Они не молчали. М., 1991. С. 145—178; Он оке. Утвер
ждение режима личной власти И.В. Сталина и сопротивление в партии и государстве. Итоги
политической борьбы в 30-е гг. Дисс. ... докт. ист. наук. СПб., 1992; Он оке. Заложник социали
стической идеи // Дела и люди сталинского времени. СПб., 1995. С. 181—209; О деле так назы
ваемого «Союза марксистов-ленинцев» // Известия ЦК КПСС. 1989. № 6. С. 104; Маслов Н. По
трясающий документ эпохи сталинизма //Там же. 1990. № 12. С. 200—202.

уделяет особое внимание именно этому событию, анализирует программные документы «Союза марксистов-ленинцев», содержавшие критику политического режима. Анализ документов «Союза марксистов-ленинцев», отмечает автор, позволяет сделать вывод о том, что, прежде всего, они были направлены против режима личной власти Сталина и не призывали к свержению, подрыву, ослаблению Советской власти, к контрреволюционным выступлениям. Поэтому его квалификация как антисоветской, антипартийной, контрреволюционной организации вряд ли может быть принята.16 Подобная оценка, несомненно, справедлива, поскольку к началу 1930-х годов изменилась не только роль и положение Сталина в партии, но и произошли коренные изменения в политико-идеологическом характере ВКП(б). Эти изменения были столь глубинными, что позволяют говорить о перерождении всего коммунистического режима в Советском Союзе, с фактическим отказом от прежних философских, социальных и политических установок дореволюционного времени. Таким образом, попытка борьбы Рютина и его группы с режимом Сталина превращалась в борьбу против новой переродившейся партии и ее вождей, что, несомненно, обрекало их на неизбежную гибель.

Представляет интерес исследование И.Б. Шишкина «Дело Рютина»,17 содержащее много неизвестных для того времени фактов из жизни одного из участников «Союза марксистов-ленинцев» — В.Н. Каюрова и его родных. Автор статьи повествует о том, как распространялись документы группы, в каких условия их размножали. Однако, в данной работе чрезвычайно мало сведений о других членах «Союза марксистов-ленинцев», автор не коснулся обстоятельств возникновения и деятельности группы. Следует в положительном

16 Они не молчали. С. 166.

17 Вопросы истории. 1989. № 7. С. 39—52.

плане отметить статьи А. Ваксберга, в которых приводится ряд сведений из домосковской жизни Рютина, а также его судьбе после ареста в 1932 г.18 Из них впервые достоянием гласности стали сведения о том, с каким достоинством вел себя Рютин на следствии, как он сохранял присутствие духа и в заключении. Не сломился он и в 1936 г., когда органы НКВД вновь возобновили разбирательство по делу Рютина и его группы, пытаясь инкриминировать им террористическую деятельность. О том, что сталинская репрессивная машина действовала безотказно, истребляя поколение за поколением неугодных ей деятелей партии и Советской власти, свидетельствуют и другие опубликованные работы, в которых М.Н. Рютину и деятельности «Союза марксистов-ленинцев» даются научно обоснованные и взвешенные оценки, несмотря на то, что данная проблема освещается, в основном, фрагментарно.19

Следует отметить, что в последние годы интерес исследователей к данной проблематике заметно поубавился. О Рютине упоминают обычно в контексте общего противостояния сталинской дикта-туре. Вместе с тем изданы и сборники документов, которые по-

18 ВаксбергА. Как живой с живыми // Литературная газета. 1988. 29 июня; Мартемьян Рю
тин.
Прочитав, передай другому! Ко всем членам ВКП(б). Публикация А. Ваксберга // Юность.
1988. № 11. С. 22—26.; Он же. Как живой с живыми // Реабилитирован посмертно. Вып. 2. М.,
1988. С. 6—22.

19 Архив Троцкого. Коммунистическая оппозиция в СССР. 1923—1927. Ред.сост. Фелыптин-
скийЮ. Т. 1—4. М, 1990; ВолкогоновД. Триумф и трагедия. Политический портрет
И.В. Сталина. Кн. 1. Ч. 1—2. М, 1989; Он же. Троцкий. Политический портрет. Кн. 1—2.
М., 1992; Документы свидетельствуют. Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации
1927—1932 гг. Под ред. Данилова В.П., Ивницкого Н.А. М., 1989; Козлов А.И. Сталин: борьба за
власть. Ростов н/Д., 1991; Медведев РА. О Сталине и сталинизме.. М, 1990; Ларина AM. Неза
бываемое. М., 1989; Реабилитация. Политические процессы 30—50-х годов / Сост. Курилов
И.В., Михайлов Н.Н., Наумов В.П. М, 1991.

20 Власть и оппозиция. Российский политический процесс XX столетия. М., 1995; Роговин В.
Указ. соч.;Хлевнюк О.В. Политбюро. Механизмы политической власти в 1930-е годы. М., 1996.

21 Неизвестная Россия. XX век / Сост. Козлов В.В., Завьялов СМ. Вып. 1—4. М., 1992—1993;
Документы свидетельствуют. Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации 1927—
1932 гг. М., 1989; Письма И.В. Сталина В.М Молотову. 1925—1936. Сборник документов /
Сост. Кошелева Л., Лельчук В., Наумов В., Наумов О., Роговая Л., Хлевнюк О. М, 1995; Ста
линское Политбюро в 30-е годы. Сборник документов / Сост. Хлевнюк О.В., Квашонкин А.В.,
Кошелева Л.П., Роговая Л.А. М., 1995; Трагедия советской деревни. Коллективизация и раску
лачивание. Документы и материалы. 1927—1939. Т. 1. Май 1927 — ноябрь 1929 гг. М, 1999;

могают составить более объективную и цельную картину борьбы за власть в 1928—1932 гг. Несмотря на это, история возникновения и деятельности «Союза марксистов-ленинцев» по архивным источникам по-прежнему остается вне поля зрения серьезных исследовательских работ. Документы, связанные с деятельностью М.Н. Рютина по созданию организованного подпольного сопротивления И.В. Сталину, а также материалы, касающиеся его попыток привлечь в ряды своих сторонников наиболее ярких представителей разгромленных к тому времени оппозиционных движений, ждут дальнейшего объективного исследования.

Таким образом, проведенный историографический анализ показал, что к настоящему времени политическая и организационная деятельность М.Н. Рютина в 1932 г. получила достаточно серьезное научное отражение в отечественной исторической науке, освещены основные вехи его биографии, получены ответы на многие вопросы, связанные с возникновением подпольной группы, обстоятельствами судебного преследования членов «Союза марксистов-ленинцев». Однако до настоящего времени отсутствует комплексное исследование, посвященное деятельности «Союза марксистов-ленинцев» и анализу программных документов группы М.Н. Рютина. Вместе с тем серьезные историки сталинской эпохи не сомневаются в том, что «рукописи и судьба Рютина, несомненно, еще будут изучаться».22 Кроме того, по-прежнему остаются по данной проблеме и дискуссионные вопросы. В частности, в какой мере Рютин участвовал, и

Советское руководство. Переписка. 1928—1941 гг. М., 1999; Как ломали нэп. Стенограммы пленумов ЦК ВКП(б) 1928—1929 гг. В 5 т. Т. 1. Объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП(б) 6— 11 апреля 1928 г. М, 2000; Т. 2. Пленум ЦК ВКП(б) 4—12 июля 1928 г. М., 2000; Т. 3. Пленум ЦК ВКП(б) 16—24 ноября 1928 г. М., 2000; Т. 4. Объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП(б) 16— 23 апреля 1929 г. М., 2000; Т. 5. Пленум ЦК ВКП(б) 10—17 ноября 1929 г. М., 2000; Сталин и Каганович. Переписка. 1931—1936 гг. / Сост. Хлевнюк О.В., Дэвис Р.У., Кошелева Л.П., Рис Э.А., Роговая Л.А. М., 2001.

22 Хлевнюк О.В. Политбюро. Механизмы политической власти в 1930-е годы. С. 62.

участвовал ли вообще, в оппозиционной деятельности лидеров так называемого «правого уклона» Н.И. Бухарина, А.И. Рыкова и М.П. Томского, а также в связи с какими обстоятельствами и почему в первую очередь были привлечены к партийной и уголовной ответственности по делу «Союза марксистов-ленинцев» именно Л.Б. Каменев и Г.Е. Зиновьев, а не другие видные оппозиционеры. Почему острие своей критики Рютин направил против одного Сталина и обошел вниманием в программных документах деятельность его ближайших соратников В.М. Молотова, Л.М. Кагановича, К.Е. Ворошилова и других. В какой мере Рютин был связан с троцкистской оппозицией и почему ему вынесли в 1937 г. смертный приговор. Кроме того, в некоторых исследованиях решение Рютина создать подпольную группу и бросить вызов Сталину представлено как спонтанное или основанное на личных неприязненных между ними отношениях. За рамками опубликованных научных работ по проблеме остались такие важные ее аспекты, как обострение борьбы за партийную и государственную власть на фоне тех кризисных явлений, которые сопутствовали ускорению темпов индустриализации и коллективизации в 1928—1932 гг., участию в этой борьбе М.Н. Рютина, его попыток противодействовать курсу Сталина задолго до создания в 1932 г. «Союза марксистов-ленинцев».

Исходя из этого, ОБЪЕКТОМ ИССЛЕДОВАНИЯ является оппозиция И.В. Сталину в 1920-е — 1930-е гг., создание и деятельность в рамках оппозиционной борьбы группы «Союза марксистов-ленинцев».

ПРЕДМЕТОМ ИССЛЕДОВАНИЯ является деятельность М.Н. Рютина и предпринятая им и его соратниками по «Союзу марксистов-ленинцев» попытка противодействовать И.В. Сталину в его стремлении установить в государстве тоталитарный режим.

ЦЕЛЬЮ настоящего исследования является изучение процесса формирования оппозиционной деятельности М.Н. Рютина и анализ программных документов «Союза марксистов-ленинцев». Исходя из цели работы и учитывая ее многоплановый характер, были поставлены следующие задачи:

  1. Проанализировать формирование идейных взглядов и политических воззрений М.Н. Рютина, а также его политическую и революционную деятельность в 1910—1920-е гг.

  2. Рассмотреть особенности борьбы за власть в 1928—1932 гг., а также определить роль, место и степень участия М.Н. Рютина в группировках, боровшихся за власть в партии и государстве в 1920—193 0-е гг.

  3. Выяснить роль М.Н. Рютина в процессе «разгрома» Московской партийной организации в 1928 г., основные причины отстранения его от партийной деятельности.

  4. Изучить предпринимаемые М.Н. Рютиным попытки борьбы против установления в партии режима личной власти И.В. Сталина в 1929—1930 гг.

  5. Исследовать и определить причины возникновения и особенности деятельности «Союза марксистов-ленинцев», сформулировать цели и задачи группы М.Н. Рютина.

  6. Проанализировать основные положения платформы «Сталин и кризис пролетарской диктатуры» и обращения «Ко всем членам ВКП(б)».

  7. Обобщить, синтезировать и подвергнуть критическому анализу литературу, которая посвящена данной проблеме. Это тем более важно, что период умолчания о «деле Рютина» сменился обилием научных и околонаучных трудов и публикаций, в основу которых не всегда положены достоверные источники.

8. Установить лиц, привлекавшихся к партийной и уголовной ответственности по делу «Союза марксистов-ленинцев», уточнить их биографии и дальнейшую судьбу.

ХРОНОЛОГИЧЕСКИЕ РАМКИ РАБОТЫ. Хронологически работа охватывает более чем сорокалетний период жизни и политической деятельности М.Н. Рютина, то есть с момента его рождения и до 1930-х гг., когда по воле политических обстоятельств он был вынужден организовать группу «Союз марксистов-ленинцев» и попытался нелегальными методами бороться с И.В. Сталиным. В отдельных случаях автор выходил за пределы обозначенных временных рамок, чтобы проследить, как сложилась судьба и самого Рютина, и того или иного члена подпольной группы.

ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ РАМКИ РАБОТЫ. В исследовании охвачена вся территория СССР, до 1917 г. — Российской Империи, поскольку изучению подвергнуты события, которые развивались не только в Москве, но и в других городах и регионах страны.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И МЕТОДЫ. Степень изученности настоящей тематики предопределила и методы настоящего исследования. Методологической основой работы являются принципы историзма и объективности, системного и конкретного рассмотрения политической борьбы в конце 1920-х — начале 1930-х гг. и связанные с этими событиями судьбы М.Н. Рютина и членов группы «Союз марксистов-ленинцев». Так как настоящая тема затрагивает начало одной из наиболее кровавых эпох в истории российского народа, автор пытался максимально руководствоваться критериями объективности и соответствия исторической истине. В ходе работы использовалось диалектичное понимание процессов исторического развития, с учетом причинно-следственной обусловленности и закономерности событий и явлений. Вместе с тем, автор

учитывал также и роль субъективного фактора в исторических процессах. Говоря об историзме, автор подразумевает принципы научного познания, требующие изучения максимально широкого круга явлений политической жизни России в первой трети XX столетия. Подобные методы позволяют воспроизвести (реконструировать) не только сам исторический процесс, но и его конкретные этапы, а также их специфические формы развития. Для достижения поставленных перед собой целей и задач автор использовал традиционные методы исследования: хронологический, сравнительно-исторический, проблемно-хронологический, ретроспективный, синхронный.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ обусловлена, прежде всего, тем, что до настоящего времени не подготовлено специального монографического труда по истории сопротивления сформировавшемуся к 1930 г. сталинскому режиму. Научная новизна настоящего исследования заключается еще и в том, что в нем впервые делается попытка дать аргументированный ответ на многочисленные вопросы, связанные с историей возникновения и деятельности в конце 1920-х — начале 1930-х гг. оппозиционных «Сталину и его клике» групп на примере «Союза марксистов-ленинцев». Учитывая степень разработанности темы, было уделено большое внимание формированию идейных взглядов инициатора подпольной группы М.Н. Рютина, особенностям борьбы за власть в 1928—1932 гг., персональному составу группы, отдельным биографическим сюжетам членов «Союза марксистов-ленинцев». В работе дан анализ программных документов группы, подлинной истории их написания и последующего редактирования, а также обстоятельств провала группы.

Кроме того, удалось выявить, уточнить и документально подтвердить несколько конфликтных ситуаций между И.В. Сталиным и

М.Н. Рютиным: вторая половина 1928 г., когда состоялся так называемый «разгром» Московской партийной организации; вторая половина 1930 г. — начало 1931 г. — политическая дискредитация М.Н. Рютина, исключение из партии, первый арест, зачисление старого и заслуженного большевика в один ряд с лидерами белогвардейской эмиграции, вредителями из так называемой «Промпартии», последователями Л.Д. Троцкого и вождей бывшей оппозиции, а также законспирировавшимся проводником политики «правого уклона»; 1932 г. — попытка М.Н. Рютина нелегальными методами бороться с И.В. Сталиным и проводимым им курсом на раскручивание репрессивного механизма путем создания группы «Союз марксистов-ленинцев»; вторая половина 1936 г. — начало 1937 г., когда предпринимались попытки добиться от М.Н. Рютина с целью дискредитации Н.И. Бухарина показаний о террористических намерениях созданной им в 1932 г. подпольной группы. Исследование указанных конфликтных ситуаций, как правило, имевших и личный характер, выявляет хорошо отлаженный механизм политической дискредитации и устранения неугодных деятелей, беспощадной расправы со всеми, кто мог оказаться или противодействовать достижению Сталиным безраздельной власти в партии и государстве. При этом генсек последовательно и неуклонно следовал известной формуле о том, что несложно захватить власть, важно ее удержать.

ИСТОЧНИКОВАЯ БАЗА. При написании настоящей работы были использованы разнообразные источники. Все они могут быть разделены на следующие группы.

1. Официальные документы, в том числе выступления в печати, доклады, речи и стенографические отчеты, резолюции партийных съездов, конференций и пленумов, научные труды, деловая переписка, другие документы партийных и государственных деятелей.

Опубликованные документы в 1910-х — 1930-х гг. составили для исследования самую многочисленную и вместе с тем наименее информативную группу источников.23 Вместе с тем, уже после реабилитации М.Н. Рютина опубликованы документы, которые позволили значительно углубить исследование данной проблемы.24

2. Архивные документы. Комплекс архивных материалов, использованных для решения исследовательских задач, составляет наиболее значительную часть источников. В отличие от опубликованных они чрезвычайно информативны и по существу незаменимы при освещении настоящей темы. В основном они почерпнуты из фондов Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ), Российского государственного военно-

О работе в деревне. Резолюция ХУ съезда ВКП(б). КПСС в резолюциях... Изд. 9. Т. 4. М., 1984; Об итогах и дальнейших задачах колхозного строительства. Постановление пленума ЦК ВКП(б). 10—17 ноября 1929 г. Там же. Т. 5. М., 1984; XV съезд Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Стенографический отчет. М.-Л., 1927; РютинМ. Партия и рабочий класс. М., 1924; РютинМ.Н. Сменовеховцы и пролетарская революция. Ростов-на-Дону, 1924; РютинМ.Н. Единство партии и дисциплина. М.-Л., 1926; XTV съезд ВКП(б). Стенографический отчет. М., 1926. Сталин КВ. О правой опасности в ВКП(б). Речь на пленуме МК и МКК ВКП(б) 19 октября 1928 г. // Соч. Т. 11. М.,1949; Стопин И.В. К вопросу о политике ликвидации кулачества, как класса // Там же. Т. 12. М.,1949; Сталин И.В. Итоги первой пятилетки. Доклад 7 января 1933 г. на объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б). // Там же. Т. 13. М., 1951.

24 Бухарин НИ. Избранные произведения. М., 1988; Документы свидетельствуют. Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации 1927—1932 гг. / Под ред. Данилова В.П., Ивницко-го Н. А. М., 1989; Козлов А.И. Сталин: борьба за власть. Ростов н/Д., 1991; Ларина А.М. Незабываемое. М., 1989; Неизвестная Россия. XX век / Сост. Козлов В.В., Завьялов С.М. Вып. 1—4. М, 1992—1993; Документы свидетельствуют. Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации 1927—1932 гг. М, 1989; Письма И.В. Сталина В.М Молотову. 1925—1936. Сборник документов / Сост. Кошелева Л., Лельчук В., Наумов В., Наумов О., Роговая Л., ХлевнюкО. М., 1995; Сталинское Политбюро в 30-е годы. Сборник документов / Сост. Хлевнюк О.В., Квашон-кин А.В., Кошелева Л.П., Роговая Л.А. М., 1995; Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы. 1927—1939. Т. 1. Май 1927 — ноябрь 1929 гг. М., 1999; Советское руководство. Переписка. 1928—1941 гг. М.,1999; Как ломали нэп. Стенограммы пленумов ЦК ВКП(б) 1928—1929 гг. В 5 т. Т. 1. Объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП(б) 6—11 апреля 1928 г. М., 2000; Т. 2. Пленум ЦК ВКП(б) 4—12 июля 1928 г. М., 2000; Т. 3. Пленум ЦК ВКП(б) 16—24 ноября 1928 г. М, 2000; Т. 4. Объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП(б) 16—23 апреля 1929 г. М., 2000; Т. 5. Пленум ЦК ВКП(б) 10—17 ноября 1929 г. М., 2000; Сталин и Каганович. Переписка. 1931—1936 гг. / Сост. Хлевнюк О.В., Дэвис Р.У., Кошелева Л.П., Рис Э.А., Роговая Л.А. М., 2001.

исторического архива (РГВИА) и личного архива дочери М.Н. Рютина — Л.М. Рютиной.25

Основной массив источников, использованных в процессе работы над диссертацией, составляют в большинстве своем впервые вводимые в научный оборот неопубликованные документы из фондов государственных архивов. Изучено более 200 дел.

Документальные материалы РГАСПИ распределены по следующим фондам:

Ф. 17 — Центральный Комитет КПСС (ЦК КПСС) (1898, 1903—1991). В нем изучены протоколы заседаний, решения и постановления Политбюро ЦК ВКП(б), стенограммы заседаний Оргбюро и Секретариата ЦК ВКП(б), отчеты руководящих партийных и государственных работников, стенографические отчеты пленумов ЦК и объединенных пленумов ЦК и ЦК ВКП(б), закрытые письма и обращения ЦК ВКП(б) и Московского комитета ВКП(б), протоколы и стенограммы заседаний бюро МК ВКП(б), закрытые решения секретариатов ЦК ВКП(б) и МК ВКП(б), протоколы совместных заседаний бюро МК и президиума МКК ВКП(б).

Ф. 372 — Дальневосточное бюро ЦК РКП(б) (Дальбюро) (1920—1925), в котором содержатся отчеты, циркуляры, переписка, в том числе по кадровым вопросам.

Ф. 558 — Сталин (наст. Джугашвили) Иосиф Виссарионович (1878—1953). В нем изучены авторские документы (письма, записки, резолюции на документах), шифротелеграммы, проекты статей, правка в гранках, вырезки из иностранной прессы и переводы к ним, документы «особой папки».

25 Особую ценность представляют переданные соискателю Л.М. Рютиной в 1989 г. письма М.Н. Рютина из мест лишения свободы родственникам (1932—1936 гг.). Фрагменты писем были опубликованы Б. Старковым, В. Виноградовым, И. Куриловым и Ю. Сигачевым. Известия ЦК КПСС. 1990. №3. С. 163—178.

Ф. 589 — Комитет партийного контроля при ЦК КПСС (КПК) (1952—1991), в котором содержатся персональные дела коммунистов, апелляции к партийным съездам, письма исключенных из партии в партийные инстанции, анкеты и биографические сведения исключенных, справки, подготовленные в процессе реабилитации.

В основе исследования подборка документов персонального дела М.Н. Рютина, сброшюрованная в 5 томов и переданная из Архива Президента РФ. Формировалась она, судя по подбору документов, с начала 1960-х до конца 1980-х гг., состоит в основном из подлинников (рукописных автографов записок, писем, заявлений, машинописных стенограмм заседаний и различных документов) или машинописных копий, изготовленных в различные годы. Можно предположить, что составители «дела М.Н. Рютина» стремились при его комплектовании в основном следовать хронологическому принципу. Так, в первом томе достаточно объемно представлены документы конца 1920-х гг., когда М.Н. Рютин впервые открыто выступил против И.В. Сталина и проводимой им после XV съезда ВКП(б) так называемой генеральной линии партии. Наиболее полно представлены различного рода документы (заявления, протоколы бесед, заседаний партийной коллегии ЦКК ВКП(б), фрагменты допросов ОПТУ), относящиеся к 1932—1933 гг., в тот период, когда наиболее активно проводилось расследование деятельности организаторов и

членов «Союза марксистов-ленинцев». Эти документы свидетельствуют о том, что запугиванием и обманом у людей отнимали право размышлять, пресекалась любая, даже самая здравая мысль, в насаждаемой атмосфере враждебности и подозрительности исключались попытки предлагать альтернативные варианты социально-политического и экономического развития страны.

Основу второго тома составляет не публиковавшаяся стенограмма в двух экземплярах внеочередного заседания президиума ЦКК ВКП(б) от 9 октября 1932 г., посвященная детальному разбору

^РГАСПИ. Ф. 589. Оп. 3. Д. 9355. (Т. 1—5). 27 Там же. Д. 9355 (Т. 1).

дела М.Н. Рютина и причастных к созданию «Союза марксистов-

ленинцев» коммунистов.

В третьем томе в основном собраны документы 1929— 1931 гг., среди них особый интерес представляют документальные свидетельства (заявления, жалобы, объяснительные записки и переписка ЦКК ВКП(б) с Иркутским окружкомом партии) о поездке М.Н. Рютина в отпуск на родину в июне 1929 г.; материалы (стенограммы опросов М.Н. Рютина, неправленные и правленные стенограммы заседания президиума ЦКК ВКП(б) от 23 сентября 1930 г.) о подлинных причинах и обстоятельствах исключения М.Н. Рютина из партии; материалы уголовного преследования родственников М.Н. Рютина (январь—июнь 1931 г.). Здесь же имеется особо ценный документ — постановление Объединенного пленума ЦК и Президиума ЦКК ВКП(б) от 2 октября 1932 г. «О контрреволюционной группе Рютина-Слепкова», оформленное выпиской из протокола от 25 ноября 1937 г. и заверенное секретарем ЦК ВКП(б) И.В. Сталиным (автограф), в котором группа Рютина-Слепкова характеризуется «белогвардейской контрреволюционной», тогда как ранее, осенью 1932 г., именовалась «контрреволюционной группой Рютина-Иванова-Галкина».

В четвертом томе можно выделить в самостоятельные тематические подборки следующие документы: переписка и вспомогательные материалы секретного отдела ЦК ВКП(б) с местными контрольными органами партии в связи с выдвинутыми в 1926 г. в отношении М.Н. Рютина обвинениями в том, что он в годы революции и Гражданской войны являлся меньшевиком, «активным белогвардейцем в 1918 г., расстреливавшим рабочих»; автобиография

Там же. Д 9355 (Т. 2). Там же. Д. 9355 (Т. 3).

М.Н. Рютина, датированная им 1 сентября 1923 г., позволившая в процессе работы над диссертацией составить наиболее полное представление об обстоятельствах его жизни, а также революционной и партийной деятельности; переписка Комитета государственной безопасности при Совете министров СССР, Главной военной прокуратуры с Комитетом партийного контроля при ЦК КПСС (1962 г.) и прилагаемые к ней архивные материалы к обвинительному заключению по делу «контрреволюционной организации «Союз марксистов-ленинцев». 30

В пятом томе представлены в основном документы, датированные 1988 г., (протест в порядке надзора Генерального прокурора СССР, постановление Пленума Верховного суда СССР, вспомогательные материалы) о посмертной реабилитации М.Н. Рютина и его

соратников по «Союзу марксистов-ленинцев».31

Особый интерес в деле М.Н. Рютина представляют справочные материалы, в том числе и биографического характера, о всех тех, кто был в той или иной мере в различные годы причастен или причислен к «Союзу марксистов-ленинцев», а также их личные оценки происходивших в ту пору событий. Документы во многом проливают свет на особенности внутрипартийной борьбы в начале 1930-х гг., а также характеризуют методы борьбы с инакомыслием в партии, что и привело, в конечном итоге, к формированию культа личности И.В. Сталина. Характерной особенностью «дела М.Н. Рютина» является то, что листы пятитомника пронумерованы в обратной последовательности.

Ф. 613 — Центральная контрольная комиссия ВКП(б) (ЦКК) (1920—1934), в котором изучены протоколы пленумов, президиумов, секретариата, партколлегии и «партийных троек» ЦКК.

30 Там же. Д. 9355 (Т. 4).

31 Там же. Д 9355 (Т. 5).

Изучение указанного комплекса архивных материалов РГАС-ПИ позволило уточнить многие факты биографии М.Н. Рютина (избрание делегатом партийных съездов и конференций, утверждение в той или иной должности, его отношение к оппозиционным деятелям). В частности, установлено, что в 1928 г. Рютин был снят в должности секретаря Краснопресненского райкома г. Москвы в нарушение Устава ВКП(б). В том, что он продолжил политическую деятельность в должности заместителя ответственного редактора газеты «Красная звезда», а фактически был около года руководителем редакционного коллектива армейской газеты, немалая заслуга К.Е. Ворошилова, с которым М.Н. Рютин поддерживал дружеские связи с начала 1920-х гг., когда был секретарем Дагестанского обкома ВКП(б), а К.Е. Ворошилов — командующим Северо-Кавказским военным округом. В 1930 г., после печатных упреков И.В. Сталина, М.Н. Рютин, как свидетельствуют указанные выше документы РГАСПИ, не только не подвергся репрессиям, о чем в конце 1980 г. писали его биографы, но даже был повышен в должности — был назначен председателем Управления кинофотопромышленности и членом коллегии Наркомпроса, сменив на этом посту члена Политбюро ЦК ВКП(б) ЯЗ. Рудзутака. Таким образом, анализ архивных документов позволяем предположить, что внутри партийно-бюрократического механизма, заложенного И.В. Сталиным, имелись и здоровые элементы, которые, вопреки очевидности, выдвигали на руководящие посты наиболее подготовленных и здравомыслящих партийных работников.

Документальные материалы по революционной, государственной деятельности М.Н. Рютина, а также касающиеся преследования его в партийном и судебном порядке, нахождения в местах заключения выявлены по преимуществу в Государственном архиве Российской Федерации (ГА РФ) (Москва) и распределены по следующим фондам:

Фонд Р - 374 — Центральная контрольная комиссия ВКП(б) — Народный комиссариат Рабоче-крестьянской инспекции (ЦКК ВКП(б) — НК РКИ СССР). В нем изучены стенограммы заседаний пленумов ЦКК ВКП(б), протоколы совместных заседаний президиума ЦКК ВКП(б) и коллегии НК РКИ СССР и материалы к ним в

копиях. Некоторые документы из архивных дел были изъяты, о чем имеются соответствующие пометы.

Фонд Р - 7816 — Комитет по делам кинематографии и фотографии (Кинокомитет) при Совете Народных Комиссаров СССР. 1929—1930. В нем содержатся документы о процессе реорганизации ведомства в 1929—1930 гг.: реестры предприятий, их адреса и реквизиты, изменения в составе руководящих органов, проекты руководящих документов (устава и положения), планы работы предприятий, заявки на изготовленную продукцию.

Фонд Р - 8131 — Прокуратура СССР. 1924—1991, в котором изучены документы общего и судебного надзора, по надзору за исправительно-трудовыми учреждениями и по надзору за местами лишения свободы и местами заключения.

Фонд Р - 8409 — (Общество) «Е.П.Пешкова. Помощь политическим заключенным». 1922—1938. В нем изучены списки родственников политзаключенных, алфавитные справочники политссыль-ных и заключенных по постановлениям Особого совещания, письма и заявления политзаключенных и политссыльных, их родственников о пересмотре дел и применении амнистии, переписка и заявления политзаключенных и их родственников об оказании материальной помощи и разрешении свиданий.

Фонд Р - 9414 — Главное управление мест заключения Министерства внутренних дел СССР. 1930—1960. В нем изучены алфавитные карточки, в которых в систематизированном виде собраны сведения о лагерях ГУЛАГа (местонахождение, дата образования и ликвидации со ссылками на номера и даты приказов), что позволило составить более полное представление об условиях содержания лиц, привлеченных к уголовной ответственности по делу М. Н. Рютина.

Указанные документы ГА РФ содержат в основном косвенную информацию по данной проблеме, что, однако, не снижает их ценности как наиболее достоверного источника, дающего возможность выявить основные приводные «ремни» репрессивного механизма 1930-х гг., понять, что и в правовом беспределе находилось место человеколюбию и возможности оказывать помощь тем, кто в ней остро нуждался.

Документальные материалы, касающиеся военной службы и революционной деятельности М.Н. Рютина на Дальнем Востоке выявлены в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА) (Москва) распределены по следующим фондам:

Фонд 1466 — Военный комиссар Временного правительства при Иркутском военном округе. 1917. В нем изучены обращения, служебная переписка и доклады комиссара, а также печатная продукция (листовки, воззвания, газеты).

Фонд 1468 — Штаб Иркутского военного округа. 1875—1919. В нем изучены основные служебные документы (приказы, директивы, телефонограммы), в которых нашел отражение процесс смены власти в Иркутском военном округе в 1917—1918 гг., а также порядок демобилизации частей округа.

Фонд 1489 — Заведующий школами подготовки прапорщиков пехоты в Иркутском военном округе. 1917—1918. В нем изучены списки переменного состава школ, а также послужные списки выпускников.

Документы РГВИА содержат чрезвычайно скупую информацию о военной службе унтер-офицера, а затем прапорщика армейской пехоты М.Н. Рютина. Во многом это объясняется периодом революционных преобразований, в ходе которых не нашла достаточно полного отражения деятельность прапорщика М.Н. Рютина ни в должности председателя Харбинского совета рабочих и солдатских депутатов, ни на посту командующего войсками Иркутского военного округа.

Что касается других, в том числе и местных архивов, то в них, к сожалению, сохранилось незначительное количество документов, касающихся политической деятельности Рютина. Это в полной мере относится к сибирским архивам, где хранится лишь малая часть документальных источников о жизни и деятельности М.Н. Рютина.

3. Мемуарная литература. К сожалению, каких-либо воспоминаний непосредственно о деятельности и личности самого М.Н. Рютина не имеется, во многом по указанным выше причинам. Тем не менее, в данной работе использованы мемуары партийных и государственных деятелей исследуемого периода, а также участии-

ков оппозиционной борьбы 1920-х — 1930-х гг., которые помогают составить более объемное представление о том периоде, лучше понять мотивы поступков представителей как той, так и другой сторо-

4. Материалы периодической печати, в особенности газетные публикации, оказались для исследования чрезвычайно информативны. Из них можно почерпнуть много ценных сведений не только о ранней революционной деятельности М.Н. Рютина, но и проследить, как формировались его мировоззренческие взгляды. В особенности важны для нашего исследования были газетные публикации в период между Февральской революцией и началом Гражданской войны. Документальные сведения об этом периоде жизни героя нашего исследования чрезвычайно скупы и порой только в периодической печати этого времени можно обнаружить некоторые данные о деятель-ности прапорщика М.Н. Рютина.

Основные источники приведены по тексту диссертации. Во время исследования было использовано много других научных трудов, мемуаров, архивных документов, информация о которых также

Ларина AM. Незабываемое. М., 1989; Каганович Л. Памятные записки. М., 1996; Чуев Ф. Так говорил Каганович. М., 1992; Хрущев Н.С. Время. Люди. Власть. Воспоминания. В 4 кн. М, 1999; Микоян А.И. Так было. М., 1999.

33 Харбинские вести. 1917. 20 сентября; В Совете рабочих и солдатских депутатов // Харбинский вестник. 1917. 11 октября; События в Харбине // Сибирь. 1917. 15 ноября; События в Харбине // Сибирь. 1917. 29 ноября; Забайкальская новь. 1917. 12 декабря; Как китайцы охраняют порядок. Письмо из Харбина //Иркутская жизнь. 1917. 29 декабря; Рютин. К моменту //Бюллетень. Орган Новониколаевского оргбюро РКП(б) и ревкома. 1919. № 1. 18 декабря; Он оке. Буря // Там же; Он же. Конференция коммунистов // Известия Иркутского губернского революционного комитета. 1920. 4 апреля; Он же. Партийная жизнь // Стеная газета РОСТа. 1920. 21 апреля; Он же. Заседание Совета рабочих и красноармейских депутатов // Там же. 30 апреля; Он же. XTV съезд и регулирование роста партии // Рабочая Москва. 1926. 9 и 10 февраля; Он же. Партия и внутрипартийная демократия // Правда. 1926. 19 августа; Он же. Что сделано и что надо сделать // Рабочая Москва. 1926. 18 декабря; Он же. Четырнадцатилетний путь троцкизма //Большевик 1927. № 2. С. 81; Рабочая Москва. 1927. 8 января (о М.Н. Рютине); Он же. О неверии оппозиции и цеховых настроениях пролетариата // Правда. 1927. 3 апреля; Он же. Низовая работа и задачи партийного руководства // Большевик. 1927. № 5. С. 49—58; Он же. Китайская революция и лозунг Советов // Большевик. 1927. № 11—12. С. 29; Ликвидация кулачества как класса // Красная звезда. 1930. 16 января; Разоблачим до конца кулацких агентов, союзников контрреволюционного троцкизма — правых оппортунистов // Правда. 1930.6 октября.

приведена в конце работы. Таким образом, мы имеем комплекс материалов, позволяющих в достаточно полном объеме осветить данную проблему. Но это не означает, что дальнейшие исследования будут прекращены, т.к. в архивах имеются и другие документы, обнаружение которых позволит, вполне вероятно, дополнить проблему сопротивления культу личности И.В. Сталина.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА и ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ работы заключаются в том, что автор впервые с научных объективных позиций комплексно исследует проблему организованного сопротивления установленному Сталиным режима личной власти в партии и государстве, а также показывает механизмы зарождавшихся в тот период репрессий, направленных на дискредитацию и последующее уничтожение партийных и государственных деятелей. Процесс сопротивления репрессивному курсу рассматривается в органическом единстве целей и задач по уничтожению «разномыслия» в партии и обществе, способов и методов борьбы власти с оппозиционными движениями, и представлен в его логической завершенности — от формирования взглядов и идейных воззрений противников Сталина, обстоятельств, которые вынудили их включиться в оппозиционную деятельность, их намерений, роли и вкладу в борьбу с режимом до постигшей их трагической участи. В основе работы — засекреченные ранее архивные документы, которые впервые вводятся в научный оборот. Материалы исследования могут служить основой и составной частью для дальнейших фундаментальных исследований по проблеме организованного сопротивления курсу И.В. Сталина в 1920-е — 1930 гг. Они также могут быть использованы учеными-обществоведами, преподавателями высших и средних специальных учебных заведений, учителями средних школ при изучении отечественной истории, а также представляют интерес и для

более широкого круга читателей, включая родственников репрессированных, интересующихся проблемой культа личности И.В. Сталина.

Основные научные результаты, полученные в ходе исследования, изложены в ряде публикаций в отечественных изданиях.

Подобные работы
Филимонов Михаил Алексеевич
Деятельность профессиональных союзов Башкортостана в 1905-2000 годах
Золототрубова Ольга Валентиновна
Советский Союз и деятельность ЮНЕСКО в области подготовки национальных кадров для развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки,1954-1987гг.
Демидов Станислав Рудольфович
Деятельность профессиональных союзов в Воронежской губернии с 1864 по 1917 гг.
Давыдов Михаил Львович
Военно-политическая деятельность Маршала Советского Союза А. И. Егорова
Покровская Светлана Викторовна
Союз воинствующих безбожников СССР: организация и деятельность : 1925-1947
Соловьев Максим Сергеевич
Деятельность Организации Великого князя Николая Николаевича, Русского общевоинского союза, Братства Русской правды на Северо-Западе Советской России, в Прибалтике и Финляндии в 1920-х - начале 1930-х гг.
Воронина Татьяна Юрьевна
Союз обществ Красного Креста и Красного Полумесяца в СССР, основные направления деятельности в 1930-е гг.
Лобанов Роман Олегович
Проблемы внешней политики, безопасности и обороны в деятельности Европейского союза
Ростова Анастасия Александровна
Международные административные союзы: создание и опыт деятельности : вторая половина XIX - начало XX вв.
Здомблаж И.
Деятельность Союза Польского Харцерства по организации свободного времени подростков в сельской местности

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net