Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Технические науки
История техники

Диссертационная работа:

Романова Вера Юсуповна. Центральные государственные архивы Москвы и Ленинграда: кадровая политика в конце 1920-х -1930-е гг. : кадровая политика в конце 1920-х -1930-е гг. : Дис. ... канд. ист. наук : 05.25.02 Москва, 2006 293 с. РГБ ОД, 61:06-7/609

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА 1. ИСТОКИ ФОРМИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ
КАДРАМИ В АРХИВНОЙ ОТРАСЛИ 46

  1. Государственная политика регулирования трудовых отношений в первые годы советской власти 46

  2. Предпосылки формирования командно-административного подхода

в управлении архивами в 1920-е гг.: кадровый аспект 62

ГЛАВА 2. ЦЕНТРАЛЬНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ АРХИВЫ:
КАДРОВАЯ ПОЛИТИКА В 1930-1938гг 90

2.1. Основные направления кадровой политики органов управления
архивным делом в период укрепления тоталитарного режима в I половине

1930-х гг 90

2.2. Особенности кадровой политики в архивной отрасли во II половине

1930-х гг 109

ГЛАВА 3. ПОЛИТИЧЕСКИЕ «ЧИСТКИ» КАДРОВ В ПЕРИОД
ПОДГОТОВКИ И ВКЛЮЧЕНИЯ АРХИВОВ В СИСТЕМУ НКВД (1938-
1940 гг.) 117

3.1. Разгром руководящего аппарата ЦАУ (дело о «шпионской
организации») 117

3.2. Репрессии кадрового состава архивных учреждений 140

3.3. Репрессии в системе подготовки профессиональных архивных 180
кадров (Историко-архивный институт)

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 200

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ 204

ПРИЛОЖЕНИЯ 227

Введение к работе:

Роль кадров в жизни современного общества и в жизни страны в целом трудно переоценить. В отечественной науке управления всегда подчеркивалась мысль, что главная производительная сила - это трудящийся, работник. Известен и лозунг первых пятилеток: «Кадры решают все!». Без квалифицированных работников ни одно государственное учреждение, предприятие не может достигнуть своих целей. В Большой советской энциклопедии можно найти следующее определение «кадров» - это «основной (штатный) состав подготовленных, квалифицированных работников предприятий, учреждений, партийных, профсоюзных и общественных организаций той или иной отрасли деятельности. В широком смысле - вообще все постоянные работники». Современное определение кадров мало чем отличается - «кадры - это, прежде всего, квалифицированная часть рабочей силы, т.е. работники, имеющие образование и профессиональную подготовку, производственный опыт и практические навыки. Кадры предприятий - это люди с четкой ориентацией на труд, с положительным отношением к труду»1. Другими словами, понятие «кадры предприятия» несколько уже понятия «рабочая сила предприятия». В него не входит та рабочая сила, которая случайно или вынужденно (в силу решения суда и т.д.) оказалась в составе трудового коллектива2.

Стремительное развитие современных рыночных отношений, сопровождающееся широким внедрением новых информационных технологий в различных сферах деятельности, заставляет обратить внимание и на кадровую политику или, пользуясь современной терминологией, на политику в области управления персоналом. До последнего времени само понятие «управление персоналом» в отечественной экономической практике отсутствовало. В условиях командно-административной системы управления отделы кадров советских предприятий рассматривались как вспомогательные или посреднические службы, имевшие дело в основном с инструкциями и приказами, с ведением и хранением личных дел работников.

И, если «кадровая политика» - это система взглядов, принципов и практических мероприятий организации, направленных на установление методов и форм кадровой работы во всех сферах деятельности, то современное определение - «управление

1 Государственное регулирование рыночной экономики. Учебник. М., РАГС. 2002. С.413.

2 Интересен тот факт, что в четвертом издании Настольного энциклопедического словаря-справочника,
вышедшего в 1929 г. определения «кадров» вообще нет, а существующее «кадровая система» относится к
определению запасных частей вооруженных сил. В понятие же «штат» входит лишь «состав работников какого-
либо учреждения» // Настольный энциклопедический словарь-справочник. М., 1929. С.244, 655.

персоналом» (в данном контексте) - это стратегическое направление менеджмента организации, нацеленное на реализацию и развитие трудового потенциала организации во имя достижения поставленных целей. Иными словами, нацеленное на обеспечение всех участков жизнедеятельности организации высококвалифицированными и мотивированными работниками, на создание творческого трудового коллектива, способного к изменениям, развитию, обновлению3. В рыночных условиях конкурентоспособность экономики, предприятия в первую очередь определяется кадрами, степенью их мотивации, формами организации труда, обеспечивающими эффективность использования кадрового потенциала.

Следует учесть, что такие понятия как «рабочая сила», «трудовые ресурсы», «трудовой потенциал», «кадры», «персонал» наряду с «человеческими ресурсами» и «человеческим фактором» используются российскими учеными и часто употребляются в экономической литературе как синонимы. Причем в первые послереволюционные годы для советской экономической науки были характерны такие термины как «рабочая сила», «трудовые ресурсы»4, начиная же с 1960-х гг. в экономической литературе все активнее стало использоваться понятие «человеческий фактор», а дальнейшее познание человеческого фактора в процессе производства привело к введению в научный оборот категории «трудовой потенциал»5.

На наш взгляд, поиски современных путей эффективной организации труда, а, следовательно, и построения кадровой политики, невозможны без изучения истории этого вопроса, чем и объясняется появление в последнее время целого ряда работ6.

Исследование кадровой политики в архивных учреждениях в конце 1920-х - 1930-е гг. приобретает исключительную актуальность на современном этапе и для развития архивной отрасли. Об этом свидетельствует, в частности, что на проходившей в сентябре 2003 г. международной научно-практической конференции в рамках реализации

Также, «управление персоналом» - это комплексная прикладная наука об эффективных формах и методах воздействия на человеческий фактор организации. См. Макарова ПК. Управление персоналом. М., 2004. С.283.

4 Категория «трудовые ресурсы» впервые была введена академиком С.Г.Струмилиным в 1922 г. в статье
«Наши трудовые ресурсы и перспективы».

5 Макарова И.К. Указ.соч. С.6-14.

6 Гимпельсон Е.Г. Руководящие кадры государственного аппарата в годы нэпа // Отечественная история.
2004. № 6; Земляной С. Невидимая рука Учраспреда // Отечественные записки. 2004. № 2(17); Красавин А.С.
Формирование системы документации по кадрам в 1917-1930 гг. // Делопроизводитель. 2001. № 1; Щедровский
П.Г.
Кадровая политика и подготовка кадров // Сетевой проект Школы культурной политики «Школа
Кадрового Резерва». Сайт : Соколов А.К. Советская политика в области мотивации и
стимулирования труда (1917 - середина 1930-х годов) // Экономическая история. Обозрение. М, 2000. № 4;
Ульянова СБ. «Ленинградский почин» (Производственные совещания в системе мотивации и стимулирования
труда в 1920-е гг.) // Рынок труда в Санкт-Петербурге: проблемы и перспективы: Сб.науч.трудов. СПб., 2003;
Бородкин Л.И., Сафонова Е.И. Государственное регулирование трудовых отношений в годы нэпа:
формирование системы мотивации труда в промышленности // Экономическая история. Обозрение. М., 2000. №
5 и др. (свыше 30 работ).

5 подпрограммы «Архивы России» Федеральной целевой программы «Культура России (2001-2005 годы)» участники конференции не раз обращались к проблеме подготовки кадров для архивов, «поскольку от их наличия и квалификации зависит удовлетворение общественных потребностей в документной информации». В выступлениях также отмечалась извечная проблема нехватки кадров, в результате чего имелись нарушения в сроках исполнения запросов по жертвам политических репрессий7.

Таким образом, актуальность темы диссертации определяется необходимостью изучить одну из наименее исследованных сторон истории отечественного архивного дела, а именно вопросы кадровой политики в конце 1920-х - 1930-е гг.

Рассмотрение вопросов кадровой политики, как совокупности мероприятий, проводимых государством с целью регулирования трудовых отношений, возникающих в процессе трудовой деятельности человека, неизменно приводит нас к осознанию глобальности этой темы. Так, существует точка зрения, что именно неразрешенность трудовых проблем привела к крушению советской модели социализма8.

Перестройка трудовых отношений в стране началась еще после Февральской революции 1917 г., провозглашением демократических преобразований в этой области. Так в составе Временного правительства было образовано Министерство труда, был открыт широкий простор для создания профсоюзов, прочих рабочих организаций, призванных регулировать отношения предпринимателей с рабочими и защищать их интересы.

Большевики, пришедшие к власти в октябре 1917 г., стали внедрять в область трудовых отношений марксистские положения о труде, «освобожденном от капиталистических оков». Россия провозглашалась Республикой Труда. Вопросы организации труда, повышения производительности выводились в центр политики новой власти. «Производительность труда, - писал Ленин, - это, в последнем счете, самое важное, самое главное для победы нового общественного строя»9.

Переход к нэпу потребовал пересмотра и перестройки существовавших трудовых отношений, построенных на милитаризации труда в период военного коммунизма.

Бондарева Т.Н., Павлова Т.Ф. Российские архивы сегодня: взгляд извне и изнутри // Отечественные архивы.2003. № 5.

8 Соколов А.К. Советская политика в области мотивации и стимулирования труда (1917 - середина 1930-х
годов) // Экономическая история. Обозрение. М, 2000. № 4.

9 Цит. по: Соколов А.К. Указ.соч. С.8.

6 Внимание стали привлекать работы Тейлора10, были созданы научные учреждения, призванные внедрять новые формы труда, основанные на учете времени и движения в производственном процессе: Центральный институт труда при Народном комиссариате труда (ЦИТ при НКТ), Институт техники управления при Рабоче-крестьянской инспекции (ИТУ при РКИ) и др. Именно у нас в стране была разработана первая общая теория управления. Автором этой концепции, получившей название «тектология», был ученый А.А.Богданов11. В дальнешем его последователи и ученики, а также представители других направлений новой науки, такие как А.А.Гастев, Л.М.Керженцев, Н.А.Витке и др. — развернули целый ряд достаточно перспективных исследовательских и прикладных программ12.

Однако власти продолжали проводить прежнюю кадровую политику, в основе которой лежали классовые и партийные принципы, приведшие к тому, что на государственных постах нередко оказывались малообразованные люди, деятельность которых была направлена не к созиданию, а лишь к удержанию власти. В 1920-е годы партийно-государственная номенклатура значительно расширилась и упрочила свои политические и экономические позиции, став важнейшей частью государственной машины и оплотом режима. По справедливой оценке Е.Г.Гимпельсона, номенклатурная система подбора, выдвижения и расстановки руководящих государственных кадров, решая главную задачу правящей партии по укреплению ее монопольной власти в стране, в то же время негативно влияла на функционирование механизмов управления всеми отраслями государственной жизни13.

Уже в конце 20-х - начале 30-х годов XX века программы, разрабатываемые в рамках тектологии, были свернуты, исследования приостановлены, а практические разработки на долгие годы вычеркнуты из рабочего арсенала руководителей.

Такое положение дел, по мнению профессора кафедры методологии корпоративного принятия решений Государственного Университета - Высшей Школы Экономики П.Г.Щедровского, занимающегося вопросами управления, привело к тому, что в стране:

10 Ф.У.Тейлор (1856-1915) - американский инженер, разработал систему научно обоснованного управления
производством. Задача ее - найти путем исследования организации условий труда и трудовых процессов связь
между минимумом рабочего времени и усилий рабочего и максимальной производительностью труда.

11 Тектология - это методология и доктрина решения организационных задач. Интересно, что в одном из
современных изданий философского энциклопедического словаря (М.: Инфра-М, 1998) нет статьи,
посвященной экономисту и философу А.А.Богданову, в отличие от Краткого философского словаря по
ред.М.Розенталя и П.Юдиной (М, 1955. С.43), где А.А.Богданов (1873-1928) представлен как организатор
антибольшевистских групп «впередовцев» и «отзовистов», «...в своих трудах полностью исключал
общественно классовое содержание из экономических и прочих проблем развития общества».

12 Богданов А.А. Тектология (Всеобщая организационная наука). М, 1986; А.А.Гастев Как надо работать. М,
1972; Витке Н.А. Организация управления и индустриальное развитие. М, 1925 и др.

13 Гиипельсон Е.Г. Руководящие кадры государственного аппарата в годы нэпа. С.61.

7 не было организовано специальной подготовки организаторов и управляющих; не существовало специальных исследований и теоретических разработок, выделяющих специфическую природу организационно-управленческого мышления и деятельности; в практике реального руководства преобладал волевой и административный способ управления; основной «действительностью» организации оказывались люди и их индивидуальные возможности; складывалась особая прослойка «номенклатурных» работников, выполняющая руководящие функции в различных областях и сферах деятельности и в силу отсутствия специальной подготовки тяготеющая к бюрократизации аппарата14. Такое положение дел оставалось характерным вплоть до 1960-1970-х гг.

На наш взгляд, именно понимание общих направлений государственной политики 1920-1930-х гг. в сфере регулирования трудовых отношений необходимо для объективной оценки тех процессов, которые происходили в области кадровой политики в конце 1920-х- 1930-е гг. в архивной отрасли.

С другой стороны, актуальность выбранной темы исследования обусловлена также целым рядом важных, на наш взгляд, моментов. Так, формирование основных направлений кадровой политики в архивном ведомстве в рассматриваемый период было напрямую связано с политизацией архивной системы в 1920-е годы и укреплением жесткой командно-административной системы управления архивами в 1930-е годы. Научное исследование этого сложного комплекса проблем остается одной из самых актуальных задач отечественной науки об архивах, неотъемлемой частью которой является история архивного дела. Как писал один из первых исследователей этой темы -выдающийся историк и архивовед В.Н.Автократов, эта актуальность определяется двумя взаимосвязанными аспектами: «С одной стороны, - это объективно присущее науке стремление к самопознанию, выяснение собственных истоков и получению неизвестных фактов своего развития. С другой - преодоление ложных установок, искажающих подлинную историю, мешавших поиску истины, запрещавших изучать и объективно оценивать деятельность тех архивистов, которые подвергались репрессиям и преданы забвению»15. К сожалению, работу В.Н.Автократова в этом направлении прервала его безвременная кончина.

Щедровский П.Г. Кадровая политика и подготовка кадров // Сетевой проект Школы культурной политики «Школа Кадрового Резерва». Сайт .

15 Автократов В.Н. Жизнь и деятельность военного историка и архивиста Г.С.Габаева // Советские архивы. 1990.№1.С.62.

8 Хронологические рамки настоящего исследования - конец 1920-х - 1930-е гг. -обусловлены следующим рядом причин. Прежде всего, период начала и середины 1920-х годов представляется наиболее изученным в отечественной историографии. Отчасти это связано с тем, что он примыкает к периоду существования Союза РАД, организационная и научная деятельность которого достаточно исследована, и большая часть членов которого оставалась работать в системе Центрархива вплоть до «переломного» 1929 г. Таким образом, в работах современных исследователей, раскрывающих жизнеописания и теоретические воззрения российских архивных деятелей, отражены вопросы кадрового состава архивных учреждений в 1920-е годы16. Проблемы архивного образования в эти годы детально рассмотрены в работах И.А.Курниковой; вопросы численного и социального состава архивистов, а также политическая обстановка, отразившаяся на кадровой политике в архивном ведомстве, изучены О.В.Пекой; труды В.Е.Корнеева и О.Н.Копыловой, Т.И.Хорхординой раскрывают вопросы «чисток» кадрового состава архивных учреждений17.

С другой стороны, конец 1920-х гг. для архивной отрасли является своеобразным водоразделом, с которого начинается новая эпоха в жизни и деятельности архивных учреждений. Во-первых, в 1929 г. была проведена коренная реорганизация архивных учреждений РСФСР: 28 января 1929 г. Центрархив РСФСР был преобразован в Центральное архивное управление РСФСР с иными, более широкими функциями и задачами, а 10 апреля 1929 г. было образовано Центральное архивное управление СССР.

Олигов А.В. Фонд Общества Российских архивных деятелей в ЦГАОР СССР (1917-1924 гг.) // Источниковедение и историография: Специальные исторические дисциплины. М., 1980; Иванова Л.В. Из истории Союза российских архивных деятелей в 1917-1924 гг. // Проблемы истории русского общественного движения и исторической науки. М., 1981; Шмидт СО. К истории архивного строительства в первые годы Советской власти // Проблемы архивоведения и истории архивных учреждений. Л., 1970; Он Dice. Привлечение интеллигенции к советскому архивному строительству // Интеллигенция и революция. XX в. М., 1985; Автократов В.Н. Из истории централизации архивного дела в России (1917-1918 гг.) // Отечественные архивы. 1993. №№ 3-4; Хорхордина Т.И. История и архивы. М., 1994; Она же. Союз рыцарей архивного дела // Вестник архивиста. 1998. № 3 (45); Она же. Российская наука об архивах: История. Теория. Люди. М., 2003; Она же. История архивоведческой мысли в России: генезис, становление и развитие (середина XIX - начало XX вв.): Дисс... д.и.н. М, 2004.

17 Курникова И.А. Подготовка кадров историков-архивистов в СССР. 1917-1930 гг.: Дисс... канд.ист.наук. М, 1987; Она же. Документы первой конференции архивных деятелей по проблемам подготовки кадров исторических архивов // Архивы СССР: История и современность. М., 1989; Она же. Из истории первых архивных курсов // Советские архивы. 1989. № 2 и др.; Пека О.В. Архивы и архивные документы в политической жизни советского общества в 1920- е - 1930-е годы: Дисс... канд.ист.наук. М., 1991; Он же. Кадровая политика органов управления архивным делом и место архивов в политической системе советского общества // Археографический ежегодник за 1992 год. М., 1994; Он же. Архивные документы во внутрипартийной борьбе 1920-х годов // Отечественные архивы. 1992. № 2; Он же. Политизация архивной системы в 20-е гг. Кадровый аспект // Зеркало истории: Двадцать лет кружку истории древности и средневековья: Сб.статей. М., 1992; Корнеев В.Е., Копылова О.Н. Архивы на службе тоталитарного государства (1918 - начало 1940-х гг.) // Отечественные архивы. 1992. № 3; Они же. Архивист в тоталитарном обществе: борьба за «чистоту» архивных кадров (1920-1930-е годы) // Отечественные архивы. 1993. № 5; Хорхордина Т.И. История и архивы. М, 1994.

9 Во-вторых, именно этот год открывает период «целенаправленного разгрома архивов в центре и особенно на местах», вызванного «макулатурной» кампанией и первой массовой «чисткой» архивных кадров, известной, как «дело академиков» .

Период конца 1920-х - 1930-х годов своеобразен и для внутриполитической жизни страны. Так, 1929 г., по образному выражению Сталина, стал «годом великого перелома на всех фронтах социалистического строительства». Нацеленность на ускоренную индустриализацию и сплошную коллективизацию сопровождалась «чисткой» партии и госаппарата. Проблема кадров в это время выводится руководством страны на передний план: «...если проблему накопления можно считать в основном разрешенной, то проблема кадров ждет еще своего разрешения. А проблема кадров является теперь, в обстановке технической реконструкции промышленности, решающей проблемой социалистического строительства»19.

Ограничение настоящего исследования рамками 1930-х годов обусловлено еще и тем, что рубеж 1930-1940-х гг. знаменует собой начало качественно нового периода в жизни архивной отрасли, стартом которого послужила передача архивов в ведение НКВД.

Здесь же хотелось бы сказать несколько слов о теме настоящего диссертационного исследования - «Центральные государственные архивы Москвы и Ленинграда: кадровая политика в конце 1920-х - 1930-е годы».

Известно, что законодательно закрепленное право именоваться «центральными государственными» архивы получили 29 марта 1941 г. по «Положению о ГАФ Союза ССР и сети государственных архивов СССР», которым ликвидировалось федеральное звено архивов РСФСР и утверждалась союзная сеть, состоящая из 10 центральных государственных архивов общесоюзного значения (ЦГАОР, ЦГАКА, ЦГАВМФ, ЦГФКФФД, ЦГИАЛ, ЦГИАМ, ЦГВИА и его филиал, ЦГАДА, ЦГЛА)20.

Тем не менее, еще 20 декабря 1921 г. Президиум ВЦИК утвердил Положение о Центрархиве РСФСР (опубликовано 30 января 1922 г.), которым впервые вводилась общая дефиниция в отношении всех архивов страны под названием «Центральный архив РСФСР», а все документы как находящиеся на государственном хранении, так и подлежащие передаче в госархивы, объединялись в понятие «Единый государственный

Хорхордшш Т.Н. История и архивы. С. 147.

19 Сталин И.В. Год великого перелома. К XII годовщине Октября // Вопросы ленинизма. 10-е изд. М., 1934.
С.291.

20 Хорхордшш Т.Н. История и архивы. С.254; Савин В.А. «Хранить нельзя уничтожить». Формирование и
организация Государственного архивного фонда РСФСР-СССР 1918-1950-е годы. М., 2000. С.157.

архивный фонд21. Так, словосочетание «государственные архивы» применительно к архивам 1920-х годов, становится общеупотребительным, что отражает их статус как архивохранилищ, документы которых входили в состав ЕГАФ, а определением «центральные архивы» отмечалось их нахождение в Москве и Ленинграде, в противовес местным.

В 1925 г. решением Коллегии Центрархива РСФСР о Едином государственном архивном фонде была установлена сеть центральных государственных архивов РСФСР, закрепленная Положением об архивном управлении РСФСР, утвержденным ВЦИК и СНК РСФСР 28 января 1929 г.22

Таким образом, степень разработки проблемы в целом позволяет нам сделать вывод о малоизученности и актуальности темы диссертационного исследования.

До начала 1990-х годов проблема кадров в историографии отечественного архивного дела была представлена несколько одностороннее: главным образом рассматривались такие аспекты, как подготовка и повышение квалификации специалистов, отдельные явления состояния и движения кадров в архивных учреждениях в определенные хронологические периоды. Этим отличаются работы обобщающего плана, раскрывающие вопросы советского архивного строительства. Прежде всего, это труды В.В.Максакова, А.В.Чернова, В.И.Вяликова, В.Н.Самошенко, Г.А.Дреминой23.

Так, В.В.Максаков в монографии «История и организация архивного дела в СССР (1917-1945 гг.)» в части, касающейся кадров архивных учреждений, затрагивал в основном вопросы их подготовки и переподготовки в рамках выделенных им хронологических периодов. В небольших по объему главах монографии основное внимание уделялось действовавшим на то время курсам с кратким перечислением фамилий преподавателей. Обрисовав в общих чертах стабильно сложное положение архивных учреждений в плане кадрового состава, В.В.Максаков не привел никаких сводных цифр по численности архивных работников, их образовательном и профессиональном уровне.

21 Максаков В.В. История и организация архивного дела в СССР (1917 - 1945 гг.). М., 1969. С.133-134. См.
также: Пшеничный А.П. Центральное архивное управление СССР и РСФСР (1929-1938 гг.):
Дисс...канд.ист.наук. М., 1985. С.28.

22 Максаков В.В. История и организация архивного дела в СССР (1917 - 1945 гг.). С.232.

23 Чернов А.В. История и организация архивного дела в СССР. М., 1940; Максаков В.В. История и
организация архивного дела в СССР (1917 - 1945 гг.). М., 1969; Вяликов В.И. Архивное строительство в СССР
(1917-1945). М., 1976; Самошенко В.Н. Архивное дело в период построения социализма в СССР. 1917-1937 гг.
М, 1982; Дремина Г.А. Основные периоды организации Государственного архивного фонда СССР (1918-1970).
Труды МГИАИ. М, 1972. Т.29.

При большом объеме изложения фактического материала В.В.Максаковым некоторые современные исследователи все же указывают на некоторую мемуарность в изложении событий особенно до 1934 г. «со всеми достоинствами и недостатками этого жанра литературы»24. В оценке событий первых послереволюционных лет прослеживается субъективизм, присущий большевистским руководителям в оценке работы старых кадров специалистов. Так, характеризуя кадровый состав архивных учреждений, В.В.Максаков писал: «Социальный состав и политическое лицо их вполне отвечали требованиям, которые царское правительство, а затем и Временное правительство предъявляли к чиновникам особо секретной части государственного аппарата, каким являлись ведомственные архивы»25.

Учебное пособие В.И.Вяликова «Архивное строительство в СССР (1917-1945)» в освещении вопросов кадров отличает от работы В.В.Максакова лишь статистические данные о численности архивных работников в архивных учреждениях РСФСР на момент начала выделяемых им хронологических периодов в архивном строительстве; а также перечень печатных изданий, выходивших в то время и рассматриваемых В.И.Вяликовым, как одна из форм помощи архивным работникам в плане их профессиональной подготовки26.

Такое сведение вопросов кадровой политики сугубо к вопросам подготовки и переподготовки архивных кадров стало характерной чертой традиционной историографии. Истоки такого подхода в освещении кадровых вопросов современные исследователи, в частности О.В.Пека, склонны усматривать еще в 1930-х годах, когда, «чтобы смягчить неблагоприятную картину преследования и репрессий архивистов, бедственного положения архивных учреждений кадровые вопросы рассматривались в свете организации архивного образования и повышения квалификации архивных работников»27.

Данное утверждение О.В.Пеки представляется спорным, так как именно в начале 1930-х годов в журнале «Архивное дело» появляется целый ряд статей, посвященных проблеме кадров, о которых подробнее будет говориться при освещении источниковой базы данного исследования.

Пшеничный А.П. Дисс...канд.ист.наук. С.8.

Максаков В.В. История и организация архивного дела в СССР (1917- 1945 гг.). С.98.

Вяликов В.И. Указ.соч.

Пека О.В. Дисс... канд.ист.наук. С.21.

12 В 1980-х гг. начинают выходить работы В.Н.Автократова28. Несмотря на то, что при жизни автора не вышло ни одной монографии и первое издание его основных трудов (включая докторскую диссертацию «Теоретические проблемы отечественного архивоведения») увидело свет лишь в 2001 г., благодаря кропотливой работе Т.И.Хорхординой, тем не менее, уже более 30 лет без ссылок на разрозненные статьи В.Н.Автократова не выходит ни один серьезный труд в области отечественного архивоведения. Ценность его работ заключается в том, что он «подвел под науку об архивах... прочный теоретический фундамент» . Рассматривая фундаментальные вопросы архивоведения, В.Н.Автократов обосновал положения о месте и роли архивной информации в общей системе культурных ценностей, о разграничении понятий «ценности» и «полезности», о статусе архивоведения как самостоятельной исторической дисциплины.

Обосновывая актуальность темы диссертационного исследования, мы уже обращались к В.Н.Автократову, цитируя его высказывание о стремлении науки к самопознанию и выяснению собственных истоков. Именно такая позиция В.Н.Автократова о необходимости изучения истории науки об архивах выражалась, в частности, в возрождении к жизни многих незаслуженно забытых имен историков-архивистов и их научного наследия, что соответствует целям нашего исследования.

Важное место в истории архивоведческой мысли занимают труды С.О.Шмидта30. Многогранную научную деятельность С.О.Шмидта ярко характеризуют его труды, которые охватывают проблемы отечественной истории от ранних эпох становления российской государственности до XX в., историю исторической науки, архивного дела и археографии, краеведения, культуры и образования31.

Автократов В.Н. Из истории архивоведения конца 20-х годов («Теория археографии Н.Ф. Бельчикова») // Советские архивы. 1982. № 2; Он Dice. Из истории формирования классификационных представлений в архивоведении XIX - начале XX в. // Археографический ежегодник за 1981 год. М., 1982; Он оке. Понятие «архивный фонд» в советском архивоведении 1920-х годов // Археографический ежегодник за 1984 год. М., 1986; Он оке. Жизнь и деятельность военного историка и архивиста Г.С. Габаева. 1877 - 1956 // Советские архивы. 1990. № 1, 2; Он же. Из истории централизации архивного дела в России. 1917-1918 // Автократов В.Н. Теоретические проблемы отечественного архивоведения. М., 2001; Он оке. Теоретические проблемы отечественного архивоведения. М., 2001.

29Хорхордина Т.Н. Открытие В.Н.Автократова (1922-1992). Вступ.статья //Автократов В.Н. Теоретические проблемы отечественного архивоведения. М, 2001. СИ.

30 Шмидт СО. К истории архивного строительства в первые годы Советской власти // Проблемы
архивоведения и истории архивных учреждений. Л., 1970; Он же. Привлечение интеллигенции к советскому
архивному строительству // Интеллигенция и революция. XX в. М., 1985; Он оке. Путь историка. Избранные
труды по источниковедению и историографии. М., 1997; Он же. Исторические корни профессии историка-
архивиста: отечественный опыт // Вестник архивиста. 1996. № 4.

31 Буганов В.И., Медушевский А.Н. С.О.Шмидт - археограф, источниковед, архивовед // Отечественные
архивы. 1995. № 5.

Будучи лидером краеведческого движения, С.О.Шмидт выступает за объединение

усилий архивистов и краеведов. В своих статьях и выступлениях он подчеркивает

воздействие на развитие науки в целом и на разработку методики архивной работы, в

частности, трудов отечественных краеведов.

В отличие от традиционной историографии, именно с середины 1980-х гг., начиная с трудов С.О.Шмидта и В.Н.Автократова, период в жизни архивной отрасли - с 1917 г. по 1920 г. рассматривается как краткий период мирного сосуществования науки и идеологии. Как писал С.О.Шмидт: «К научной работе с документами и непосредственно архивной деятельности были привлечены высококвалифицированные кадры ученых старших и младших поколений. В архивном деле, как никогда прежде, сказались в те годы плодотворные результаты содружества исторической науки и архивной практики»32. Прежде всего, это связано с образованием и деятельностью Союза РАД и Главархива «рязановского» состава. Люди, стоявшие у истоков и принимавшие участие в деятельности вышеназванных органов, олицетворяли собой цвет общества, науки. Та плеяда ученых-историков, архивистов, добровольно взявших на себя ответственность за развитие архивного дела в послереволюционной России, определяла оптимальный кадровый состав руководящего звена архивных ведомств и учреждений. Изучая их творчество, мы определяем значение их вклада в науку, в частности, в развитие классического архивоведения33. Недавно изданная монография Т.И.Хорхординой, которая посвящена истории архивоведческой мысли в России, со всей полнотой раскрывает не только глубину их научных исследований, но и трагичность их судеб.

Как уже отмечалось выше, организационная и научная деятельность Союза РАД достаточно хорошо изучена в отечественной историографии. Отличительной особенностью архивных деятелей было то, что, высоко ценя и понимая самоценность архивов и их общенациональное значение, столь же высоко было и понимание профессии архивиста. Так, например, профессор Д.Н.Егоров (1871-1931), касаясь проблемы формирования нового типа архивиста, указывал, что единственным подходом к образованию должен быть научный подход иначе «всякое иное решение будет лишь полуделом или ненужной подделкой: рано или поздно придется или доделать или радикально переделать»34.

Шмидт СО. Привлечение интеллигенции к советскому архивному строительству. С. 164. 33Хорхордшш Т.И. Российская наука об архивах: История. Теория. Люди. М., 2003. С.245. 34 Там же. С.310.

В конце 1980-х гг. появляются работы А.П.Пшеничного, который одним из первых поставил проблему изучения репрессий кадрового состава архивных учреждений. Хотя статью «Репрессии архивистов в 1930-х годах»35 автор назвал сообщением, публикацию которого он просил рассматривать только как «дополнение к его статье «Из истории становления управления архивным делом в СССР. 1918-1941 гг.»36, заслуга А.П.Пшеничного состоит в том, что он первым раскрыл названия ранее засекреченных фондов. Тем самым он способствовал введению в научный оборот документов, более детальное рассмотрение которых позволило глубже изучить этот вопрос. А.П.Пшеничный первым перечислил десятки фамилий архивистов, пострадавших в 1930-е годы от репрессий.

Диссертация А.П.Пшеничного «Центральное архивное управление СССР и РСФСР (1929-1938 гг.)37 построена на анализе широкого круга источников по истории ЦАУ СССР и РСФСР и архивного строительства в 30-е годы. На основе впервые введенных в научный оборот документов автор показал те сложные условия, в которых складывались архивные кадры в 1930-е годы.

В отличие от его статьи «Репрессии архивистов в 1930-х годах» вопросы репрессий в диссертации не затрагиваются. Хотя А.П.Пшеничным, в противовес традиционной историографии, уже признаются научные заслуги А.И.Андреева, С.Н.Валка, И.Л.Маяковского и критикуются их оценки, как буржуазных ученых38. В то же время А.П.Пшеничный стремится не обострять свои оценки, упоминая, но не раскрывая существо важнейших событий в истории архивов тех лет.

Так, например, А.П.Пшеничный, говоря о собрании актива ЦАУ СССР и РСФСР 29 марта 1937 г., указывает лишь на резолюцию, которая «содержала острые критические замечания в адрес ЦАУ и его руководства»39. На наш взгляд, именно это собрание актива, проведенное сразу после февральско-мартовского Пленума ЦК КПСС, было отправной точкой в начинавшихся репрессиях 1937 г. В Главе 3 настоящей работы «Политические «чистки» кадров в период подготовки и включения архивов в систему НКВД (1938-1940 гг.)» анализируется, как отразились решения актива на судьбах ведущих архивистов.

35 Пшеничный А.П. Репрессии архивистов в 1930-х годах //Советские архивы. 1988. № 6.

36 Пшеничный А.П. Из истории становления управления архивным делом в СССР. 1918-1941 гг. // Советские
архивы. 1988. №3.

37 Пшеничный А.П. Центральное архивное управление СССР и РСФСР (1929-1938). Дисс.канд.ист.наук.
М., 1985.

38 Там же. С.96.

39 Там же. С.40.

В целом, в диссертации А.П.Пшеничного раскрываются основные мероприятия архивного руководства в сфере кадровой политики, освещается деятельность Кабинета архивоведения при ЦАУ и его шаги по повышению квалификации архивных кадров.

Такая актуализация темы подготовки архивных кадров в середине 80-х годов прошлого века была следствием перестроечных процессов в экономико-политической сфере страны и выдвижения на первый план задач ускорения социально-экономического развития, осуществление которых было невозможно без наличия квалифицированных кадров. Одной из основных проблем Государственной архивной службы СССР в то время стало обеспечение архивных учреждений квалифицированными специалистами. В этих условиях предпринятое И.А.Курниковой изучение опыта прошлого в деле подготовки историков-архивистов, с одной стороны, давало возможность осветить одну из малоизученных сторон советского архивного строительства в 1920-е годы, с другой стороны, результаты анализа существовавших в те годы форм архивного образования могли быть использованы при перестройке учебного процесса40.

В диссертации И.А.Курниковой «Подготовка кадров историков-архивистов в СССР. 1917-1930 гг.» представлена и наиболее полная оценка именно состояния кадров архивных учреждений41. В рамках темы на основе привлеченного архивного материала автор приводит показатели численного состава штатов Московского и Петроградского отделений Центрархива в 1921-1925 гг., также имеются данные о партийном составе архивов. Вопросы «чисток» архивных кадров не подлежали детальному рассмотрению, упоминание о них было вскользь, так как они не являлись предметом исследования И.А.Курниковой.

И хотя исследования И.А.Курниковой по вопросу подготовки кадров архивных учреждений лежат за пределами хронологических рамок настоящей работы, раскрывающей кадровую политику архивного ведомства в конце 1920-х — 1930-е гг., представленный фактический материал о состоянии архивных кадров и уровне их профессиональной подготовки в 1920-е годы необходим для объективного анализа изучаемого нами периода.

40 Курникова И.А. Подготовка кадров историков-архивистов в СССР. 1917-1930 гг.: Дисс... канд.ист.наук.
М., 1987; Она же. Документы первой конференции архивных деятелей по проблемам подготовки кадров
исторических архивов // Архивы СССР: История и современность. М., 1989; Она лее. Из истории первых
архивных курсов // Советские архивы. 1989. № 2; Она же. Петроградский археологический институт //
Советские архивы. 1991. № 2; Она э/се. Вступительная статья к публикации текста выступления
проф.А.В.Чернова на НС ГАУ СССР в 1957 г. // Советские архивы. 1991. № 5; Она же. Проблема архивных
кадров // История архивного дела в СССР. 1918-1980: Крат.очерки. СИФ ОЦНТИ ВНИИДАД.

41 Курникова И.А. Подготовка кадров историков-архивистов в СССР. 1917-1930 гг.: Дисс... канд.ист.наук.
М, 1987.

Тематика работ Н.В.Чекмаревой, вышедших в конце 1980-х гг. и освещавших вопросы партийного руководства развитием архивного дела в СССР в 1917-1938 гг., целиком лежит в русле традиционной историографии42. Но, несмотря на некоторую односторонность исследований автора с точки зрения сегодняшнего дня, весьма ценным является представленная в ее работах историография проблемы и изложение фактического материала.

Объективное и всестороннее исследование сложного комплекса вопросов, характеризующих кадровую политику в рассматриваемый нами период (конец 1920-х -1930-е годы), во многом стало возможным только с начала 1990-х гг., благодаря рассекреченным делам из фонда Главархива, хранящимся в ГАРФ. Открытие доступа к ранее закрытым фондам дало толчок к появлению работ, представлявших собой попытку объективного исследования проблем формирования состояния и движения кадров архивных учреждений в условиях советского общества в 20-30-е годы прошлого столетия43.

Хотелось бы обратить внимание на то, что, раскрывая проблему кадровой политики в центральных архивах в конце 1920-х - 1930-е гг., невозможно избежать употребления терминов «чистка» и «репрессии». Точнее сказать, различие в терминах «кадровая политика», «чистки» и «репрессии» применительно к 1920-1930-м гг. настолько мизерно, что в современных научных трудах они практически взаимозаменяемы.

С точки зрения сегодняшнего дня, кадровая политика в архивной отрасли в этот период представляется нам именно как массированное наступление власти на архивные кадры. Впервые введенные в конце 1980-х гг. в научный оборот документы показали, что в 1930-е годы архивные учреждения в полной мере ощутили на себе укрепление позиций командно-административной системы44. Более того, как показали дальнейшие исследования, репрессивная кадровая политика в отношении архивистов началась еще в начале 1920-х годов и продолжалась вплоть до Великой Отечественной войны45. Число

42 Чекмарева Н.В. Историография партийного руководства становлением и развитием архивного дела в СССР (1917-1936 гг.) // Проблемы историографии, источниковедения истории КПСС. М., 1988; Она же. Партийное руководство развитием архивного дела в СССР (1917-1938 гг.). Автореф. дисс.к.и.н. М, 1989.

Пека О.В. Кадровая политика органов управления архивным делом и место архивов в политической системе советского общества // Археографический ежегодник за 1992 год. М., 1994; Он же. Архивные документы во внутрипартийной борьбе 1920-х годов // Отечественные архивы. 1992. № 2; Он же. Политизация архивной системы в 20-е гг. Кадровый аспект // Зеркало истории: Двадцать лет кружку истории древности и средневековья: Сб.статей. М, 1992; Корнеев В.Е., Копылова О.Н. Архивист в тоталитарном обществе: борьба за «чистоту» архивных кадров (1920-1930-е годы) // Отечественные архивы. 1993. № 5; Хорхордина Т.П. История Отечества и архивы: 1917-1980 гг. М, 1994.

44 Пшеничный АЛ. Репрессии архивистов в 1930-х годах // Советские архивы. 1988. № 6.

45 Корнеев В.Е., Копылова О.Н. Архивист в тоталитарном обществе: борьба за «чистоту» архивных кадров
(1920-1930-е годы)// Отечественные архивы. 1993. № 5.

же пострадавших архивистов, как показывает анализ выявленных документов, вполне сопоставимо - если принять во внимание немногочисленность архивных кадров в целом - с репрессиями в других областях производства и науки.

На сегодняшний день на тему большого террора (термин, введенный Робертом Конквестом46, но оспариваемый некоторыми исследователями) написано немало. Особый интерес к этим трагическим страницам советской истории большинство авторов объясняют, прежде всего, стремлением разоблачить сталинизм в прошлом и настоящем, не допустить его повторения. Публикуются материалы, на сайтах в Интернете открыты для доступа документы из фондов государственных архивов, касающиеся репрессий в нашей стране (решения Политбюро ЦК ВКП(б), оперативные приказы наркома внутренних дел СССР и т.д.)47.

Несмотря на обилие данных в целом по репрессиям и на наличие в отечественной историографии работ, раскрывающих репрессивную политику государства, направленную против отдельных профессиональных категорий граждан, проблема репрессий архивных кадров остается малоизученной, а потери архивных учреждений никем не определены. Встречаются лишь некоторые цифры, как правило, данные какой-либо комиссии по чистке в конкретном архиве48.

В ряду не проясненных проблем есть и такая: сопротивление репрессиям, нравственный и политический выбор действующих лиц трагических событий. Не следует быть слишком категоричными в утверждениях о всеобщей покорности, неведении и казенном единомыслии. И как отмечает О.В.Хлевнюк, «подобное упрощение, по существу, лишает нас важнейших нравственных опор, обедняет демократическую культуру, устои которой всегда поддерживались примером людей, в самые тяжелые времена находивших в себе силы жить по совести. Извлечение их имен из небытия, полноправное включение в нашу историю - такое же условие очищения общества, как и разоблачение преступников»49.

Для современного отечественного архивоведения характерна тенденция, начавшаяся с работ С.О.Шмидта и В.Н.Автократова, и продолженная в трудах

46 Конквест Р. Большой террор. В 2-х тт. Рига. 1991.

47 Сайт Международного историко-просветительского правозащитного и благотворительного общества
«Мемориал» (), информационный сайт «Научная сеть» (), сайт «Советский Союз»
() и т.д.

48 Пшеничный АЛ. Из истории становления управления архивным делом в СССР. 1918-1941 гг. // Советские
архивы. 1988. № 3; Корнеев В.Е., Копылова О.Н. Архивист в тоталитарном обществе: борьба за «чистоту»
архивных кадров (1920-1930-е годы) // Отечественные архивы. 1993. № 5; Романова В.Ю. «Немедленно принять
меры к оздоровлению кадров...» (Репрессии 1930-х годов и архивы) // Архівознавство. Археография.
Джерелознавство. Киев. 2001. Вып.4.

49 Хлевнюк О.В. Указ.соч. Сб.

Е.В.Старостина, В.В.Крылова, Т.И.Хорхординой, Л.И.Шохина, А.В.Мельникова и других50, направленная на восстановление справедливости в отношении незаслуженно забытых имен и на освещение, так называемых, «белых пятен» в истории архивного строительства в первые послереволюционные годы. Усилиями современных исследователей отдается дань как незаслуженно репрессированным, так и чудом уцелевшим видным ученым, внесшим неоценимый вклад в развитие отечественного архивоведения.

Вышедшая в 1990 г. на страницах журналах «Советские архивы» статья В.Н.Автократова «Жизнь и деятельность военного историка и архивиста Г.С.Габаева (1877-1956)» возвращала из небытия имя ученого, которому по праву принадлежит крупнейшее открытие архивоведческой мысли - сформулированное им понятие «фондообразователь». Имя Г.С.Габаева было забыто, поскольку уже в 1921 он был арестован, в 1926 г. арестован вторично, а в 1930 г. был арестован в третий раз по «делу академика Платонова». Несмотря на то, что он пережил все лишения, вернуться к активной научной деятельности ему, в силу его биографии, не удалось51.

Жизненный и творческий путь академика С.Ф.Платонова (репрессирован по «делу Академии наук», как главный обвиняемый, умер в ссылке в 1933 г.) в

Автократов В.Н. Жизнь и деятельность военного историка и архивиста Г.С.Габаева (1877-1956) // Советские архивы. 1990. №№ 1, 2; Шмидт СО. К юбилею Д.Б.Рязанова // Археографический ежегодник за 1995 год. М., 1997; Он же. Сергей Федорович Платонов (1860-1933) // Путь историка. Избранные труды по источниковедению и историографии. М., 1997; Крылов В. В. Человек огромной энергии и интеллекта // Сов.библиография. 1989. № 6; Он же. Его страстью был архивизм (О Б.И.Николаевском) // Отечественные архивы. 1995. № 3; Простоволосова Л.Н., Станиславский А.Л. А.И.Андреев и развитие кафедры в начале 1950-х гг. // Простоволосова Л.Н., Станиславский А.Л. История кафедры вспомогательных исторических дисциплин. М., 1990; Неукротимый академик (новые архивные материалы о Д.Б.Рязанове) / Публ. подг. Я.Г.Рокитянский // Вестник Академии Наук СССР. 1991. № 7; Рокитянский Я.Г. Трагическая судьба академика Д.Б.Рязанова // Новая и новейшая история. 1992. № 2; Он оке. Судебная расправа 1922 г.: академик Рязанов против карательной практики большевиков // Вестник Российской академии наук. 1992. № 4; Он же. Теоретическое завещание академика Д.Б.Рязанова // Вестник Российской академии наук. 1993. № 11; Обреченные. Переписка академика Д.Б.Рязанова с профессором П.С.Рыковым (май 1937 г.) / Публ. подг. Я.Г.Рокитянский // Отечественные архивы. 1995. № 2; «Я не совершал никакого преступления». Две саратовские рукописи академика Д.Б.Рязанова. 1932-1934 гг. / Публ. подг. Г.Д.Головина и Я.Г.Рокитянский // Исторический архив. 1995. № 2; Рокитянский Я.Г., Мюллер Р. Красный диссидент. Академик Д.Б.Рязанов - оппонент Ленина, жертва Сталина. Биограф, очерк. Документы. М, 1996; «Вынужденный ответ». Д.Б.Рязанов против «Комсомольской правды». 1928 г. / Публ. подг. Я.Г.Рокитянский // Исторический архив. 1997. № 5-6; Шохин Л.И. С.К.Богоявленский в РГАДА // Археографический ежегодник за 1995 год. М, 1997; Акишин М.О. К истории сибирской ссылки С.К.Богоявленского // Отечественные архивы. 1997. № 6; Хорхордина Т.И. «Неизвестный» Маяковский. М, 2001; Старостин Е.В. М.К.Любавский - историк-архивист // Отечественные архивы. 2001. № 1; Новые документы ГАРФ о В.В.Максакове / Публ. подг. В.Ю.Романова // Вестник архивиста. 2001. № 2; Иванов Ю.Ф. М.К.Любавский - выдающийся ученый и педагог // Вопросы истории. 2001. № 10; Мельников А.В. М.М.Богословский в воспоминаниях современников // Археографический ежегодник за 2000 год. М., 2002; Крылов В.В., Хорхордина Т.И. Михаил Станиславович Вишневский: Судьба архивиста // Вестник архивиста. 2002. № 4-5 (70-71); № 6 (72); 2003. № I (73); Клеш В.Б., Панова Т.Д. Минувшее - не значит забытое. Владимир Карлович Клейн // Вестник архивиста. 2002. № 4-5; см.также доксографические очерки в кн.: Хорхордина Т.И. Российская наука об архивах: История. Теория. Люди. М., 2003.

51 Автократов В.Н. Жизнь и деятельность военного историка и архивиста Г.С.Габаева (1877-1956) // Советские архивы. 1990. №№ 1, 2.

19 послереволюционные годы, отражавший принципиальную позицию С.Ф.Платонова, как истинного ученого, в его противостоянии школе М.Н.Покровского с ее «вульгаризированным «обществоведением», раскрывается в работе С.О.Шмидта «Сергей Федорович Платонов и «Дело Платонова»52.

Для отечественных архивоведов имя С.Ф.Платонова неразрывно связано с именем Д.Б.Рязанова. Руководитель архивной отрасли Д.Б.Рязанов (1918-1920 гг.) и заведующий Петроградским отделением Главархива С.Ф.Платонов (1918-1923 гг.) объединили свои усилия, направив их на защиту культурных ценностей в послереволюционной России. Как отмечает один из первых исследователей роли Д.Б.Рязанова и С.Ф.Платонова в строительстве новой архивной системы России С.О.Шмидт, «никогда не было столь близкого и результативного творческого содружества архивов и исторической науки - и, пожалуй, не только в России»53.

Раскрытию многогранной деятельности Д.Б.Рязанова посвящена работа В.В.Крылова «Человек огромной энергии и интеллекта»54. Значительная роль в изучении личности репрессированного академика Д.Б.Рязанова (расстрелян в 1938 г.) принадлежит Я.Г.Рокитянскому, являющемуся автором целого ряда статей и публикаций: «Неукротимый академик (новые архивные материалы о Д.Б.Рязанове)»; «Трагическая судьба академика Д.Б.Рязанова»; «Судебная расправа 1922 г.: академик Рязанов против карательной практики большевиков»; «Теоретическое завещание академика Д.Б.Рязанова»; «Обреченные. Переписка академика Д.Б.Рязанова с профессором П.С.Рыковым (май 1937 г.)», «Вынужденный ответ». Д.Б.Рязанов против «Комсомольской правды». 1928 г.», а также Я.Г.Рокитянский и Р.Мюллер «Красный диссидент. Академик Д.Б.Рязанов - оппонент Ленина, жертва Сталина» и др.55

Судьбам других репрессированных ученых, внесших значительный вклад в развитие архивного дела, посвящены работы Л.Н.Простоволосовой и

Шмидт СО. Сергей Федорович Платонов (1860-1933) // Путь историка. Избранные труды по источниковедению и историографии. М, 1997.

53 Шмидт СО. К юбилею Д.Б.Рязанова // Археографический ежегодник за 1995 год. М., 1997. С.40.

54 Крылов В.В. Человек огромной энергии и интеллекта // Сов.библиография. 1989. № 6.

55 Неукротимый академик (новые архивные материалы о Д.Б.Рязанове) / Публ. подг. Я.Г.Рокитянский //
Вестник Академии Наук СССР. 1991. № 7; Рокитянский Я.Г. Трагическая судьба академика Д.Б.Рязанова //
Новая и новейшая история. 1992. № 2; Он оке. Судебная расправа 1922 г.: академик Рязанов против карательной
практики большевиков // Вестник Российской академии наук. 1992. № 4; Он же. Теоретическое завещание
академика Д.Б.Рязанова // Вестник Российской академии наук. 1993. № 11; Обреченные. Переписка академика
Д.Б.Рязанова с профессором П.С.Рыковым (май 1937 г.) / Публ. подг. Я.Г.Рокитянский // Отечественные
архивы. 1995. № 2; «Я не совершал никакого преступления». Две саратовские рукописи академика
Д.Б.Рязанова. 1932-1934 гг. / Публ. подг. Г.Д.Головина и Я.Г.Рокитянский // Исторический архив. 1995. № 2;
Рокитянский Я.Г., Мюллер Р. Красный диссидент. Академик Д.Б.Рязанов - оппонент Ленина, жертва Сталина.
Биограф, очерк. Документы. М, 1996; «Вынужденный ответ». Д.Б.Рязанов против «Комсомольской правды».
1928 г. / Публ. подг. Я.Г.Рокитянский // Исторический архив. 1997. № 5-6.

А.Л.Станиславского «А.И.Андреев и развитие кафедры в начале 1950-х гг.», М.О.Акишина «К истории сибирской ссылки С.К.Богоявленского», Е.В.Старостина «М.К.Любавский - историк-архивист», Ю.Ф.Иванова «М.К.Любавский - выдающийся ученый и педагог», В.Б.Клейна и Т.Д.Пановой «Минувшее - не значит забытое. Владимир Карлович Клейн» и др56.

Заслуживают внимания исследования, открывающие неизвестные до этого времени стороны жизни тех архивистов, кто по счастливой случайности не был репрессирован и имел возможность продолжать свою работу. Работы В.В.Крылова «Его страстью был архивизм (О Б.И.Николаевском)», Т.И.Хорхординой «Неизвестный» Маяковский», В.В.Крылова и Т.И.Хорхординой «Михаил Станиславович Вишневский: Судьба архивиста» и др. свидетельствуют о том, что вышеназванные ученые в той или иной мере подвергались «чисткам» и являли собой тип «социально-чуждых элементов», на которых имелись компрометирующие материалы57.

В данном диссертационном исследовании автором предпринята попытка продолжить работу, начатую современными исследователями. В диссертации восстановлена историческая правда по отношению ко многим архивистам, чья деятельность пришлась на столь сложный и неоднозначный период в жизни нашего Отечества - конец 1920-х - 1930-е годы XX века.

Для историографии исследуемой в настоящей диссертационной работе темы характерным является то, что при всей схожести оценок состояния архивного дела в целом и кадровой политики в частности, работы имеют разрозненный характер. И, несмотря на то, что с момента появления первой статьи на эту тему прошло более 15 лет58, до сих пор нет обобщающих работ по анализу проблем кадровой политики, проводимой непосредственно в архивных учреждениях и в архивной отрасли в целом.

В начале 1990-х годов целенаправленно к изучению вопроса кадровой политики в архивах подошел О.В.Пека. В диссертации «Архивы и архивные документы в политической жизни советского общества в 1920-1930-е годы» он анализирует

56 Простоволосова Л.Н., Станиславский А.Л. А.И.Андреев и развитие кафедры в начале 1950-х гг. // Простоволосова Л.Н., Станиславский А.Л. История кафедры вспомогательных исторических дисциплин. М., 1990; Акишин М.О. К истории сибирской ссылки С.К.Богоявленского // Отечественные архивы. 1997. № 6; Старостин Е.В. М.К.Любавский - историк-архивист // Отечественные архивы. 2001. № 1; Иванов Ю.Ф. М.КЛюбавский - выдающийся ученый и педагог // Вопросы истории. 2001. № 10; Клейн В.Б., Панова Т.Д. Минувшее - не значит забытое. Владимир Карлович Клейн // Вестник архивиста. 2002. № 4-5.

5 Крылов В.В. Его страстью был архивизм (О Б.И.Николаевском) // Отечественные архивы. 1995. № 3; Хорхордина Т.Н. «Неизвестный» Маяковский. М., 2001; Новые документы ГАРФ о В.В.Максакове / Публ. подг. В.Ю.Романова // Вестник архивиста. 2001. № 2; Крылов В.В., Хорхордина Т.П. Михаил Станиславович Вишневский: Судьба архивиста // Вестник архивиста. 2002. № 4-5 (70-71); № 6 (72); 2003. № 1 (73).

58 Пшеничный АЛ. Репрессии архивистов в 1930-х годах // Советские архивы. 1988. № 6.

21 мероприятия органов управления архивным делом в 1920-1930-е годы, считая, что именно с кадровых перестановок, изменения требований к архивным работникам и подбора кадров по принципу политической благонадежности и начался процесс политизации архивной системы59.

В продолжение исследования в 1992 г. выходит ряд его статей, основанных на документах фонда Главархива в ГАРФ: «Политизация архивной системы в 20-е гг. Кадровый аспект»; «Кадровая политика органов управления архивным делом и место архивов в политической системе советского общества»; «Архивные документы во внутрипартийной борьбе 1920-х годов»60. В них автор подробно раскрывает направления кадровой политики в архивных органах в 1920-1930-е годы, приходя к излишне категоричному, на наш взгляд, выводу, что политизация архивной системы вылилась в «истребление архивных специалистов, замену их архивными чиновниками», что соответствовало «новому положению архивов в тоталитарном обществе»61. В основном же, в его работах рассматриваются вопросы, связанные с той ролью архивных документов, которую они играли в 1920-е годы в борьбе Сталина со своими противниками, о снижении их роли в 1930-е годы и с чем это было связано.

Почти одновременно на эту же тему В.Е.Корнеев и О.Н.Копылова публикуют статью «Архивист в тоталитарном обществе: борьба за «чистоту» архивных кадров (1920-1930-е годы)»62, также посвященную анализу кадровой политики в отечественном архивном деле в 1920-1930-е годы. И если А.П.Пшеничный фактически в рамках своего сообщения назвал только имена пострадавших в эти годы архивистов, то В.Е.Корнеев и О.Н.Копылова провели целенаправленное исследование, сопоставляя события архивной жизни в вопросе кадровой политики с реалиями внутриполитической ситуации в стране.

В.Е.Корнеев и О.Н.Копылова достаточно подробно осветили процессы формирования и движения кадров архивных учреждений в условиях советского общества в 1920-1930-е годы. Большее внимание в их труде (в силу имеющегося материала) уделено проблемам ЦПА, ИМЭЛ и таким крупным военным архивам, как ЦВИА и ЦАКА.

Пека О.В. Архивы и архивные документы в политической жизни советского общества в 1920- е - 1930-е годы: Дисс... канд.ист.наук. М., 1991.

60 Пека О.В. Кадровая политика органов управления архивным делом и место архивов в политической
системе советского общества. С.191-199; Он оке. Архивные документы во внутрипартийной борьбе 1920-х
годов. С.32-37; Он же. Политизация архивной системы в 20-е гг. Кадровый аспект. С.123-131.

61 Пека О.В. Кадровая политика органов управления архивным делом и место архивов в политической
системе советского общества. С. 199.

62 Корнеев В.Е., Копылова О.Н. Архивист в тоталитарном обществе: борьба за «чистоту» архивных кадров
(1920-1930-е годы). С.29-42.

В начале 1990-х появляется монография Т.И.Хорхординой «История Отечества и архивы: 1917-1980-е гг.»63, основанная на обширном комплексе ранее недоступных архивных документов и освещающая историю отечественного архивного дела новейшего времени в тесном взаимодействии с судьбами живых людей. В работе также нашли отражение и вопросы кадровой политики архивного ведомства в 1920-1930-е гг., а именно «чистки» и репрессии архивистов. Так, проблема репрессий архивистов в 1930-х гг. проанализирована в контексте процессов укрепления тоталитарного режима в государстве и командно-административной системы управления архивами (1929 - начало 1938 г.).

Т.И.Хорхордина, ссылаясь на вышеназванную публикацию А.П.Пшеничного «Репрессии архивистов в 1930-х годах», указывает на недостаточность данных о том, как проходили архивные «чистки», особенно в годы «ежовщины», а также подчеркивает полное отсутствие информации по делу, так называемой, «шпионской организации ЦАУ», о которой упоминал А.П.Пшеничный64.

Отметим сразу, что приводимый А.П.Пшеничным термин «шпионская организация ЦАУ» (со ссылкой на архивные источники) в статье «Репрессии архивистов в 1930-х годах»65, является не.совсем оправданным с научной точки зрения. Очевидно, он был вызван аналогией с ситуацией, которая сложилась в апреле-июне 1930 г. в так называемом «деле Академии Наук». Здесь тоже следователи пытались создать параллельно основному делу некую «шпионскую линию». Во главе «шпионской сети» вымышленного «Всенародного союза борьбы за возрождение свободной России» следователи поставили этнографа-востоковеда А.М.Мерварта, а в число его агентов включили врачей, археологов, геологов и других специалистов, «вина» которых заключалась, в основном, в том, что у большинства из них были иностранные фамилии (Виттенбург, Фурман, Грюнвальд, Либталь, Шольц, Фришфельд, Штакельберг и другие)66. Но они затем проходили по общим спискам и само «шпионское дело» не составило отдельного делопроизводства.

«Шпионские» обвинения в процессах 1937-1939 гг. также предъявлялись тем архивистам, которые, в основном, были выходцами из прибалтийских республик и работали в системе военных архивов. Но отдельного делопроизводства или его следов по

Хорхордша Т.П. История Отечества и архивы: 1917-1980 гг. М, 1994.

64 Хорхордина Т.Н. История Отечества и архивы: 1917-1980 гг. С.232-233.

65 Пшеничный А.П. Репрессии архивистов в 1930-х годах. С.44-48.

66 См.: Перченок Ф.Ф. Академия наук на «великом переломе» // Звенья. Исторический альманах. М, 1991.
ВыпЛ.С.218-219.

23 «шпионскому делу» в архивах нами не выявлено. В Приложениях приводится несколько соответствующих документов, которые могут послужить основой для дальнейших архивных поисков в этом направлении.

Вышедший в 1996 г. сборник «Советская историография» из серии «Россия. XX век» преследовал своей целью дать современную интерпретацию отечественной истории новейшего времени. Вошедшие в сборник статьи Ю.Н.Афанасьева «Феномен советской историографии», В.П.Козлова «Публичность архивов и свобода информации», Н.Н.Маслова «Краткий курс истории ВКП(б)» - энциклопедия и идеология сталинизма и постсталинизма: 1938-1988 гг.», А.Н.Сахарова «Дискуссии в советской историографии: убитая душа науки», Т.И.Хорхординой «Архивы в Зазеркалье»: архивоведческая культура тоталитарных режимов» и др. представляют собой более внимательный и объективный анализ истории по сравнению с догматичной традиционной историографией и эмоциональными работами первых лет «перестройки»67.

В конце 1990-х гг. и начале текущего десятилетия публикуются работы Т.И.Хорхординой: «Корни и крона: штрихи к портрету Историко-архивного института (1930-1991); «Союз рыцарей архивного дела»; «Неизвестный» Маяковский» и др.68.

В работах В.А.Савина, в частности, в вышедшей в 2000 г. монографии «Хранить нельзя уничтожить...», дается современная оценка проблемы формирования и организации Государственного архивного фонда РСФСР-СССР в 1918-1950-е годы в условиях зарождения и становления «эгрессивной политической системы, ориентированной на центральную власть»69. По мнению автора, влияние данной системы «распространялось и на архивную отрасль»70. Архивы стали вовлекаться в систему обслуживания репрессивных органов власти и политических кампаний государства, что не могло не отразиться на политике подбора кадрового состава архивных учреждений71.

67 Россия. XX век. Советская историография. М., РГГУ, 1996.

68 Хорхордипа Т.Н. Корни и крона: штрихи к портрету Историко-архивного института (1930-1991). М., 1997;
Она оке. Союз рыцарей архивного дела // Вестник архивиста. 1998. № 3 (45); Она оке. «Неизвестный»
Маяковский. М, 2001; «Студенты просят, чтобы органы НКВД навели большевистский порядок»: Историко-
архивный институт в 1936-1940 гг. / Публ. подг. Т.И.Хорхордина и В.Ю.Романова // Новый исторический
вестник. 2002. № 1 (6).

6 Савиным В.А. используется термин «эгрессивная система», обозначающий искусственно замкнутую систему, в которой вся совокупность активностей сосредоточена во властной структуре. См. Савин В.А. «Хранить нельзя уничтожить». Формирование и организация Государственного архивного фонда РСФСР-СССР 1918-1950-е годы. М, 2000. С.17.

70 Там же. С. 17.

71 Савин В.А. «Хранить нельзя уничтожить». Формирование и организация Государственного архивного
фонда РСФСР-СССР 1918-1950-е годы. М., 2000. Подробнее о формировании ГАФ РСФСР, комплектовании
архивов, принципах и методах отбора документов на постоянное хранение см.: Савин В.А. Формирование
Государственного архивного фонда СССР в 1920-50-х годах // Советские архивы. 1991. № 1; Он оке.
Государственный архивный фонд РСФСР: формирование, управление, организация (1918-1941 гг.). Автореф.
дисс... д.и.н. М., 2004.

В диссертации Т.И.Хорхординой, посвященной выявлению основ современного архивоведения как специфической системы научных знаний о самоценном социально-культурном значении архивов представлены биографические данные членов Союза РАД, а также других архивистов, которые «внесли значительный личный вклад в науку об архивах». Судьба многих из них трагична, так как проводившиеся партийным руководством репрессивные кампании против интеллигенции в той или иной степени затронули всех72.

За последние пять лет в архивоведении наметилась тенденция к появлению работ, освещающих вопросы архивного строительства в первые десятилетия XX века в областях и бывших республиках СССР. Наряду с общими моментами в работах затрагиваются различные аспекты кадровой деятельности местных73, а также республиканских74 архивных учреждений.

Нами уже отмечался повышенный интерес современных исследователей, особенно в последнее время, к эволюции трудовых отношений в период радикальных перемен и неустойчивого развития, присущего началу XX века. Это объясняется, прежде всего, проблемами социально-экономических реформ в нашей стране в последнее десятилетие.

Из большого количества литературы, раскрывающей основные политико-экономические тенденции в сфере труда в 1917 - 1930-е годы и отражающей историю трудовых отношений и методы их регулирования, нами были привлечены только те работы, которые непосредственно позволяют охарактеризовать политику власти по отношению к кадрам.

Концептуальной в этом плане представляется статья А.К.Соколова «Советская политика в области мотивации и стимулирования труда (1917 - середина 1930-х годов)»75. Автор провел исследование, основываясь на анализе советских

Хорхордина Т.И. История архивоведческой мысли в России: генезис, становление и развитие (середина XIX - начало XX вв): Дисс.докт.ист.наук. М., 2004; См.также: Она лее. Российская наука об архивах: История. Теория. Люди. М, 2003.

73 Copuna Л.М. Русская провинция не знала проблем с кадрами (Из истории уездных архивов Тверской
губернии 1919-1924 гг.) // Вестник архивиста. 1996. № 1 (31); Бендик Н.Н. Из истории архивного дела на
Дальнем Востоке России в конце XIX - начале XX вв. // Отечественные архивы. 2001. № 2; Боброва B.C.
Макулатурные кампании 1920-1930-х годов в Сибири // Отечественные архивы. 2001. № 5; Добычина М.А.
Калужские архивисты в 1919-1921 гг. // Отечественные архивы. 2002. № 4; Мапгяш И.Б. Украинское
архивоведение 1920-1930-х гг.: направления и особенности развития // Вестник архивиста. 2002. № 4-5 (70-71);
Пудалов Б.М. Первые руководители Нижегородской архивной службы (1919-1935 гг.) // Отечественные архивы.
2003. № 5; Солодовникова С.Л. Смоленские архивы 1917-1938 гг., или Наследие, которые мы потеряли //
Отечественные архивы. 2005. № 2.

74 Бурангулов Б.В. Становление и развитие государственной архивной службы в Республике Башкортостан в
1919-1938 гг. // Отечественные архивы. 2002. № 1; Юшкин Ю.Ф., Григорьева Г.И. Архивное строительство в
Мордовии (1918-1940 гг.) // Отечественные архивы. 2004. № 3; Грибанова Е.М. Во главе архивного
строительства Казахстана (1919-1938 гг.) // Отечественные архивы. 2004. № 4.

75 Соколов А.К. Указ.соч.

25 законодательных и нормативных актов в области труда в тесной увязке с исторической ретроспективой, поскольку «политику советской власти, выраженную в кодексах, законах и постановлениях по труду, невозможно понять без изучения изменения теоретических представлений большевиков о том, как они мыслили себе место трудовых отношений в построении социализма, а это неизбежно ведет ко времени революции, когда их идеи стали воплощаться в жизнь»76. Именно такой подход положен в основу нашего исследования.

Пониманию методов и принципов государственного регулирования в области кадровой политики способствует работа С.Земляного, раскрывающая характер партийной кадровой политики на основе анализа деятельности таких институтов как Оргбюро, Секретариат, Учраспред ЦК77. Содержащийся в работе подробный анализ такого явления, как «номенклатура», раскрывающий ее суть, позволяет объективнее оценивать те или иные действия руководства архивного ведомства, направленные на выполнение директивных установок партии и правительства78. В этом же ключе следует рассматривать и статью Е.Г.Гимпельсона «Руководящие кадры государственного аппарата в годы нэпа»79.

Различные кампании большевиков, направленные на регулирование трудовых отношений (пропаганда производственных совещаний, борьба за режим экономии, мероприятия по увеличению производительности труда и т.д.) определяли кадровую политику на местах. То, как проводились эти кампании, и на основе каких директивных решений, подробно рассмотрено авторами Л.И.Бородкиным и Е.И.Сафоновой80.

Нами изучен также целый ряд статей, не имеющих непосредственного отношения к теме диссертационного исследования, но богатый фактический материал которых иллюстрирует общие направления государственной кадровой политики в конце 1920-х -1930-е годы81.

/6 Там же. С.5.

77 Земляной С. Невидимая рука Учраспреда // Отечественные записки. 2004. № 2(17).

78 Подробнее о номенклатуре см.: Гштельсон Е.Г. Советские управленцы. 1917-1920 гг. М., 1998; Он же.
НЭП и советская политическая система. 20-е гг. М., 2000; Коржихина Т.П. Советское государство и его
учреждения. Ноябрь 1917 - декабрь 1919. М., 1994; Коржихина Т., Фигатнер Ю. Советская номенклатура:
становление, механизмы действия // Вопросы истории. 1993. № 7; Восленский М. Номенклатура.
Господствующий класс Советского Союза. М, 1991.

79 Гштельсон Е.Г. Руководящие кадры государственного аппарата в годы нэпа // Отечественная история.
2004. № 6.

80 Бородкин Л.И., Сафонова Е.И. Государственное регулирование трудовых отношений в годы нэпа:
формирование системы мотивации труда в промышленности // Экономическая история. Обозрение. М., 2000. №
5.

81 Ульянова СБ. «Ленинградский почин» (Производственные совещания в системе мотивации и
стимулирования труда в 1920-е гг.) // Рынок труда в Санкт-Петербурге: проблемы и перспективы:
Сб.науч.трудов. СПб., 2003; Мирясов А.В. Мотивация труда промышленных рабочих в России в 1920-е годы:

26 Помимо значительного количества научных трудов знаменательным является создание в 2002 г. силами Лаборатории исторической информатики исторического факультета МГУ им.М.В.Ломопосова целого тематического электронного ресурса под названием «Эволюция трудовых отношений в российской промышленности: от дореволюционной индустриализации к нэпу»82.

Предлагаемый проект имеет целью создание многофункциональной информационной системы, призванной обеспечить информационными ресурсами исследования по широкому спектру вопросов эволюции трудовых отношений в России конца XIX в. - 1920-х гг., включая трудовое законодательство, оплату труда, страхование и социальное обеспечение рабочих, трудовые конфликты и т.д. В дальнейшем создатели сайта предполагают расширить хронологические рамки проекта, включив и 1930-е годы. В проекте наряду с представителями исторического факультета МГУ участвуют

представители Историко-архивного института .

В качестве справочной литературы в данном исследовании привлекались Большая советская энциклопедия, Советский энциклопедический и другие словари, различные издания философский словарей84.

Информационно-справочным материалом к написанию данной работы послужили «Каталог архивоведческой литературы. 1917-1959 гг.», «Систематический указатель к журналу «Архивное дело» 1923-1938 гг.», путеводители по фондам ГАРФ, РЦХИДНИ (ныне РГАСПИ), путеводители по фондам центральных архивов Москвы, а также справочник по фондам Центра документации «Народный архив»85. Содержащиеся в них данные позволили расширить историографическую и источниковую базу исследования.

В качестве специального источника использовались электронные ресурсы различных профильных сайтов в Интернете. Так, например, по теме репрессий 1930-х гг. привлекались данные сайта Международного историко-просветительского правозащитного и благотворительного общества «Мемориал» () и информационного сайта «Научная сеть» (). предоставляющие для

некоторые аспекты проблемы (на материалах Пензенской губернии) // Экономическая история. Обозрение. М, 2001, Вып.7; Красавин А.С. Формирование системы документации по кадрам в 1917-1930 гг. // Делопроизводитель. 2001. № 1.

82 .

83 Старший преподаватель С.В.Ашмарина и к.и.н. Е.И.Сафонова.

84 Советский энциклопедический словарь. М, 1986; Настольный энциклопедический словарь-справочник.
М., 1929; Философский энциклопедический словарь. М., 1998; Краткий философский словарь. М., 1955.

85 Каталог архивоведческой литературы 1917-1959 гг. М, 1961; Систематический указатель к журналу
«Архивное дело» 1923-1938 гг. М, 1939; Путеводитель. Фонды Государственного архива Российской
Федерации. М., 1997. Т.З.; РЦХИДНИ. Краткий путеводитель. М., 1993. VIII; Межархивный путеводитель по
фондам «Центральные архивы Москвы». Вып.1-5. М., 1999-2000; Справочник по фондам Центра документации
«Народный архив». М., 1998 и др.

27 свободного доступа электронные версии архивных документов, отражающих политические решения правящей партии (Решения Политбюро ЦК ВКП(б), Приказы наркома внутренних дел СССР и др.).

По вопросу кадровой политики в 1920-1930-е гг. изучена также информация, размещенная на сайтах «Школа кадрового резерва» () и «Эволюция трудовых отношений в российской промышленности: от дореволюционной индустриализации к нэпу» (.

Важные материалы по истории становления кадровой системы советского периода были изучены на сайте «Советский Союз» (). А ряд ключевых моментов современной жизнедеятельности архивной отрасли нашли отражение на сайте «Архивы России» () и использовались при подготовке диссертации.

Несмотря на обширный список литературы, проведенный историографический анализ этих работ позволяет говорить о теоретической малоизученности темы «Центральные государственные архивы Москвы и Ленинграда: кадровая политика в конце 1920-х - 1930-е гг.». В историографии изучаемой темы четко прослеживается разделение на традиционную и современные точки зрения на события, происходившие в 1920-1930-е годы. В традиционной историографии рассматривались организационные вопросы подготовки кадров, а современные исследователи акцентируют внимание на вопросы «чисток» и репрессий кадрового персонала архивных учреждений. Тема репрессий, как одна из характеристик кадровой политики в 1920-1930-е гг., в отечественной историографии получила свое развитие только в конце 80-х годов XX века. А вопросы кадровой политики (в общепринятом значении этого слова) в рассматриваемый нами период нашли отражение в основном в трудах 1920-1930-х годов. Исключение составляют монографии по истории и организации архивного дела86. Поскольку время издания работ по кадровым проблемам архивных учреждений в 1920-1930-х гг. совпадает с хронологическими рамками исследуемой нами темы, то они представляют собой важные источники по истории кадровой политики в архивной отрасли.

Современные исследования, основанные на анализе большого количества архивных документов, способствовали тому, что в отечественной историографии укоренился взгляд на 1920-е, а в особенности на 1930-е годы, как на сложные и разрушительные для архивной отрасли в плане кадровой политики. При оценке взаимоотношений между

86 Максаков В.В. История и организация архивного дела в СССР (1917 - 1945 гг.). М., 1969.; Вяликов В.И. Архивное строительство в СССР (1917-1945). М., 1976 и др.

28 властью и наукой в условиях тоталитарного государства общепризнанным стало употребление термина «репрессированная наука». При этом речь шла не только о судьбах репрессированных ученых, но и об уничтожении идей и направлений, научных учреждений и организаций, запрещенных книгах и журналах, наконец, о засекреченных архивных фондах, комплексах и целых архивах87.

Такое отношение государства к архивным кадрам было обусловлено характером режима88, при котором кадровые «чистки» архивистов являлись составной частью борьбы партийно-государственного аппарата за установление монопольного контроля над обществом. Предпринятое еще в начале 1920-х годов постепенное наступление на архивные кадры, в середине 1930-х обернется их полным разгромом.

Малоизученность самых сложных, «переходных» периодов в истории архивного строительства, к которым, безусловно, относятся 30-е годы XX века, была объективно обусловлена следующими причинами:

  1. наличием тоталитарного режима, при котором «насилие возводилось в основной принцип управления всеми сторонами жизни человека, включая его закрепленную в документах память»;

  2. отсутствием подлинного единого государственного архивного фонда, на деле оказавшегося «раздробленным, разграбленным могучими собственниками - прежде всего правящей партией, а затем «силовыми и карательно-репрессивными ведомствами, другими отраслями и ведомствами»;

  3. закрытостью или «ограничением пользования многих архивных фондов ряда

центральных и отраслевых архивов» .

При этом одним из самых закрытых был фонд 5325 (фонд Главархива) в ГАРФ (бывшем ЦГАОР СССР). Положение начало меняться только в начале 1990-х годов.

Данное диссертационное исследование направлено на научный анализ кадровой политики в архивных учреждениях в конце 1920-х - 1930-е гг. - одной из малоизученных страниц истории архивного дела.

Таким образом, объектом исследования выступает комплекс источников, освещающих основные моменты развития кадровой политики в советской архивной

См.: Афанасьев Ю.Н. Феномен советской историографии // Советская историография. М., 1996; Ярошевский М.Г. Сталинизм и судьбы советской науки // Репрессированная наука. М, 1991 и др.

88 Подробный сравнительный анализ архивных идеологий в тоталитарных государствах см.: Хорхордина
Т.И.
Архивы в «Зазеркалье»: архивоведческая культура тоталитарных режимов // Советская историография. М,
1996.

89 Хорхордина Т.И. История Отечества и архивы: 1917-1980 гг. С.3-5.

29 системе в конце 1920-х гг. и ее функционирования в эпоху укрепления командно-административной системы управления государством в 1930-е гг.

Предметом исследования является отраженная в этих источниках деятельность архивных учреждений Москвы и Ленинграда в конце 1920-х - 1930-е годы в сфере их кадрового обеспечения.

Соответственно целью данной диссертационной работы является создание целостной картины кадровой политики в архивной отрасли в конце 1920-х- 1930-е гг. на основе изучения и анализа мероприятий, проводимых правительством в области труда, и тех аспектов деятельности архивных учреждений, которые в своей совокупности и определяют кадровую политику.

Для достижения указанной цели работы были поставлены следующие основные задачи:

рассмотреть вопросы государственной политики регулирования трудовых отношений в первые годы советской власти;

выявить предпосылки формирования командно-административного подхода в управлении архивами в целом и в кадровом вопросе, в частности, в 1920-е гг.;

определить основные направления кадровой политики органов управления архивным делом в период укрепления тоталитарного режима в I половине 1930-х гг.;

осветить особенности кадровой политики в архивной отрасли во II половине 1930-х гг.;

раскрыть вопросы репрессивной политики государства в отношении кадров архивных учреждений на основе исследования механизмов разгрома руководящего аппарата ЦАУ (дело о «шпионской организации»), репрессий кадрового состава архивных учреждений и Историко-архивного института в период подготовки и включения архивов в систему НКВД (1938-1940 гг.)

Методологическая основа исследования. При написании работы автор руководствовался традиционными принципами историзма, всесторонности, объективности и приоритета исторического источника.

В диссертации события анализируются на фоне общих внутриполитических процессов в стране и работы аппарата ЦАУ и подведомственных ему архивных учреждений в период 1920-1930-х гг., поскольку архивное строительство является неотъемлемой частью истории культуры нашей страны. В этой связи основной метод исследования можно назвать гуманитарным (в самом широком смысле этого слова).

В рамках реализации системного и междисциплинарного подходов необходимо выделить историко-типологический и историко-системный, на основе которых в работе предпринято изучение основных направлений кадровой политики в архивной отрасли в конце 1920-х - 1930-е годы. Так, общая картина кадрового руководства архивным делом представлена по результатам анализа существующих в историографии отечественного архивоведения самостоятельных, но взаимосвязанных проблем, таких как вопросы непосредственно кадровой политики, а также «чисток» и репрессий кадрового состава архивных учреждений.

Вопросы подготовки архивных кадров, также являющиеся составной частью кадровой политики, в настоящей работе не рассматриваются. Это связано с тем, что раскрытие широкого круга вопросов, связанных с проблемами архивного образования в 1930-е годы (период создания и начала деятельности Института архивоведения) представляет собой отдельную самостоятельную тему, требующую комплексного изучения в рамках специального исследования, о чем свидетельствует наличие большого числа работ, раскрывающих различные стороны жизнедеятельности института90.

Анисимова Е. Кого готовит Институт архивоведения при ЦАУ СССР // Архивное дело. 1931. Вып.Ш-IV (28-29); О работе Института архивоведения // Бюллетень ЦАУ РСФСР. М, 1932. № 1 (116); Зверев Р. Об аспирантуре Института архивоведения // Архивное дело. 1932. Вып.Ш-IV (32-33); Он же. Кого готовит Историко-Архивный Институт имени М.Н.Покровского // Архивное дело. 1935. Вып.1 (34); Соколов Н.И. Итоги работы Историко-архивного института им.М.Н.Покровского за 1934-35 учебный год // Архивное дело. 1935. № 3 (36); Он лее. К пятилетней годовщине Историко-архивного института им.М.Н.Покровского // Архивное дело. 1936. № 1 (38); Он же. Новый набор и начало учебного года Историко-архивного института им.М.Н.Покровского // Архивное дело. 1936. № 3 (40); Он же. Об авангардной роли партийцев в деле учебы // Архивное дело. 1936. № 2 (39); Мухин А. В борьбе за кадры (К 5-летию комсомольской организации Института) // Архивное дело. 1936. № 1 (38); Блюмфельд А. О заочном обучении // Архивное дело. 1939. № 4(52); Болтинов С. О подготовке кадров высшей квалификации для архивов и архивных органов // Архивное дело. 1940. № 4(56); Щербаков А. Подготовка кадров - важнейшая задача архивных органов // Архивное дело. 1941. № 2 (58); Рослова А.А. Московский историко-архивный институт (К 25-летию со дня основания) // Исторический архив. М., 1955. № 5; Она же. 25 лет работы МГИАИ // Труды МГИАИ. Т.П. М., 1958; Максаков В.В. История и организация архивного дела в СССР (1917-1945). М., 1969; Вяликов В.И. 40-летие Московского государственного историко-архивного института // Труды МГИАИ. Т.29. М., 1972; Московский ордена «Знак почета» государственный историко-архивный институт. 1930-1980. Пермь, 1984; Простоволосова Л.Н. Станиславский А.Л. История кафедры вспомогательных исторических дисциплин. М., 1990; Попов А.В. Соотношение архивных и исторических дисциплин в период становления МГИАИ (1931-1941) // Вестник архивиста. 1994. № 4 (22); «Не люблю всякую неточность... и мемуарную». Воспоминания Т.П.Коржихиной // Отечественные архивы. 1994. № 6; Хорхордина Т.Н. Корни и крона: Штрихи к портрету Историко-архивного института (1930-1991). М., 1997; «Историко-архивный институт в первые годы» (Воспоминания Н.В.Бржостовской) / Публ. подг. В.В.Олевская // Отечественные архивы. 1998. № 2; «...Историко-архивный институт окончен. В сделанном не раскаиваюсь... (Студенческие дневники В.В.Цаплина. 1947-1952 гг.) // Отечественные архивы. 1998. № 3; «Мы не увидим плоды наших посевов. Но они будут...» (Из воспоминаний А.А.Зимина) // Отечественные архивы. 1998. № 6; Литвак Б.Г. Заметки на полях книги Т.И.Хорхординой «Корни и крона» // Археографический ежегодник за 1999 год. М., 2000; Безбородое А.Б., Хорхордина Т.И. Историко-архивный институт: прошлое и настоящее // Вестник архивиста. 2001. № 3 (63); «Студенты просят, чтобы органы НКВД навели большевистский порядок» (к 70-летнему юбилею ИАИ РГГУ) / Публ. подг. Т.И.Хорхордина и В.Ю.Романова // Новый исторический вестник. 2002. № 1 (6); Воспоминания выпускников Историко-архивного института - казахстанцев / Публ.подг. Е.М.Грибанова // Отечественные архивы. 2002. № 4; «Историко-архивный институт стал моим родным домом». Воспоминания Н.А.Ковальчук о годах учебы в институте (1940-1947) / Публ. подг. Н.А.Ковальчук // Отечественные архивы. 2003. № 4; Штраус В.П. О первом директоре ИАИ Р.КЛиците // Вестник архивиста. 2004. № 5(83); «... Все препятствия и трудности в

Тем не менее, специальному анализу в рамках темы диссертации подлежит круг вопросов, связанный с репрессиями преподавательского и студенческого состава (Глава 3, параграф 3.3 «Репрессии в системе подготовки профессиональных архивных кадров (Историко-архивный институт)» настоящей работы).

Также представляется целесообразным, рассматривая кадровый аспект при анализе предпосылок формирования командно-административного подхода в управлении архивами, коротко затронуть вопросы подготовки архивных кадров в 1920-е годы, что позволит оценить степень профессиональной подготовленности архивных работников к моменту образования в 1931 г. Института архивоведения.

Финансово-экономические показатели развития архивной отрасли в конце 1920-х -1930-е гг., например, такие как финансовое обеспечение работников, эффективность проводимых соцсоревнований или научная организация труда, затрагиваемые в диссертации, не выносятся в рамки глубокого исследования и являются отдельным предметом специального изучения. Акцент делается на историческую, а не экономическую направленность данного исследования, нацеленного на возрождение забытых или вовсе неизвестных имен как руководящих, так и рядовых сотрудников архивных учреждений, а также на раскрытие ранее неизвестных фактов их жизни и деятельности. В диссертации освещаются вопросы материального положения архивных работников в рассматриваемый период, приводятся показатели заработной платы архивистов в сравнении с другими научными учреждениями в той степени, в какой это требуется для решения поставленных целей и задач.

В настоящей работе не исследуется система партийных архивов. 25 марта 1929 г. Оргбюро ЦК ВКП(б) признало необходимым приступить к созданию Единого партийного архива при Институте В.И.Ленина91. Для этой цели были созданы специальные комиссии, на которые были возложены обязанности разработать конкретные мероприятия по упорядочению, учету и концентрации местных партийных архивных фондов. Результатом проведенной работы стало утверждение 28 июня 1929 г. Секретариатом ЦК ВКП(б) Положения «О Едином партийном архиве»92, которым

учебе преодолены». Письма студентов архивных курсов и Историко-архивного института в ЦАУ Карельской АССР. 1929-1935 гг. / Публ. подг. И.Г.Петухова // Отечественные архивы. 2004. № 5; «Наш набор 1945 г. был первым послевоенным...» Воспоминания профессора Т.В.Батаевой об Историко-архивном институте // Отечественные архивы. 2005. № 1. и др.

91 Корпеев В.Е. Архивы ВКП(б) (1926-1941 гг.). М, 1981. С.46.

92 Там же. С.46.

32 законодательно и окончательно закреплялось существование самостоятельной и отдельной от государственной системы партийных архивов93.

Определенное ограничение рамок исследования объективно обусловлено нацеленностью диссертационной работы на анализ внешних факторов, под воздействием которых руководство архивной отрасли строило кадровую политику в подведомственных ему учреждениях. Так, прежде всего, исследуются: экономические факторы развития послереволюционной России, которое характеризуется периодами военного коммунизма, нэпа и индустриализации; политическая ситуация в стране, выражавшаяся в борьбе за власть среди высшего партийного руководства и устранение всякого рода инакомыслия установившемуся режиму (яркими проявлениями которой стали «чистки» и репрессии); отдельные характерные особенности закрепившейся однопартийной системы (номенклатурное распределение кадров и мобилизации партийных работников).

Научная новизна настоящей работы состоит в системном анализе политики архивного руководства в кадровом вопросе, в выявлении ее тесной взаимосвязи с государственной политикой страны в области трудовых отношений в конце 1920-х -1930-е гг.; в освещении малоизученных вопросов, связанных с «чистками» и репрессиями, а также состоянием и движением архивных кадров в 1930-е годы; во введении в научный оборот неизвестных ранее архивных документов. В диссертации обобщаются результаты работ отечественных архивоведов, касающиеся различных аспектов кадровой политики. Новизной работы является также то, что на основе выявленных документов критическому анализу подвергается термин «шпионская организация ЦАУ» и обосновывается возможность его употребления только в самом широком смысле, без привязок на отдельное судебное разбирательство.

Данное исследование построено на изучении и анализе широкого и разнообразного круга источников.

Группу опубликованных источников открывают законодательные акты и нормативные документы, регулирующие деятельность архивных органов, в том числе

Стручков А.А. Партийные архивы и их роль в разработке истории КПСС // Исторический архив. 1958. № 6; Соловьев А.А. Об организации и развитии Центрального и местных партийных архивов // Научно-информационный бюллетень ЦПА НМЛ при ЦК КПСС. 1969. № 14; Максаков В.В. Организация архивов КПСС. М., 1968; Корнеев В.Е. Архивы РКП(б) в 1917-1929 гг. М, 1979; Он же. Архивы ВКП(б) (1926-1941 гг.). М., 1981; Якушев СВ. Из истории создания партийных архивов в СССР // Вопросы истории КПСС. 1990. № 5; Он же. Центральный партийный архив в 30-е годы // Вопросы истории. 1991. № 4-5; Он же. Комплектование ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС историко-партийными документами. 1929-1991 гг.: Дис... к.и.н. М., 1992; Зеленое М.В. Аппарат ЦК РКЩб)-ВКП(б), цензура и историческая наука в 1920-е годы. Нижний Новгород. 2000.

33 Декреты и Постановления ВЦИК и СНК РСФСР, циркуляры ВЦИК и др94. Циркуляры органов управления архивным делом (Центрархив, ЦАУ), постановления и решения коллегий, а также декреты, циркуляры, приказы и распоряжения неархивных органов, регламентирующие работу архивных учреждений и затрагивающие вопросы подбора и подготовки архивных кадров, публиковались на страницах «Бюллетеня Центрархива РСФСР» («Бюллетень ЦАУ РСФСР»).

Кроме того, в диссертации использованы опубликованные Материалы февральско-мартовского Пленума ЦК ВКП(б) 1937 г.95, статьи и доклады И.В.Сталина (в частности, письмо в редакцию журнала «Пролетарская революция» «О некоторых вопросах истории большевизма», речь в Кремлевском дворце перед выпускниками Академии Красной Армии и др.)96, которые являются незаменимыми источниками, раскрывающими внутриполитическую ситуацию в стране в рассматриваемый период - конец 1920-х -1930-е годы. Так показательным, является высказывание Сталина в адрес историков, строящих свои исследования на основе архивных документов, как о «фальсификаторах истории партии», занимающихся «жульническим крючкотворством». Поскольку указания Сталина, содержавшиеся в письме в «Пролетарскую революцию» были изучены всеми государственными и партийными учреждениями, упоминание Сталина об «архивных крысах» не прошло не замеченным. Такое отношение вождя к научно-исследовательской функции архивов и профессии архивиста надолго определило положение архивной отрасли в государственной системе97.

Для освещения общих вопросов подготовки архивных кадров привлекались материалы съездов и конференций архивных деятелей, публиковавшиеся, как правило, на страницах журнала «Архивное дело» (Протоколы I съезда архивных деятелей были изданы отдельной книгой)98. В них содержится информация о работе архивных учреждений, данные о штатах архивов, их составе. Вопросы подготовки архивных кадров нашли отражение в докладах по архивному образованию.

Сборник руководящих материалов по архивному делу 1917 - июнь 1941. М, 1961; Основные декреты и постановления Советского правительства по архивному делу 1917-1982. М, 1985.

95 Материалы февральско-мартовского Пленума ЦК ВКП(б) 1937 г. // Вопросы истории. 1992. №№ 2-12;
1993. №№ 2, 5-9; 1994. №№ 1-2, 6, 8, 10, 12; 1995. №№ 2-8, 10-12.

96 Стати И.В. О некоторых вопросах истории большевизма / Письмо в редакцию журнала «Пролетарская
Революция // Вопросы ленинизма. 10-е изд. М., 1934; Он же. Кадры решают все / Речь в Кремлевском дворце
на выпуске академиков Красной армии 4 мая 1935 г. // Вопросы ленинизма. 11-е изд. М., 1945 и др.

97 Сталин И.В. О некоторых вопросах истории большевизма. С.467-477.

98 Первая Всероссийская конференция архивных деятелей // Архивное дело. 1923. Вып.1; Вторая
конференция архивных работников РСФСР // Архивное дело. 1927. Вып.Х1-ХН; Первый съезд архивных
деятелей РСФСР. М.-Л., 1926; Второй съезд архивных работников в РСФСР // Архивное дело. 1929. Вып.П (19)
-IV (21).

34 Так, представляет интерес обсуждение организации архивно-археографического института на Первой конференции архивных деятелей, проходившей 29 сентября - 3 октября 1921 г., где с основным докладом по этой теме выступал М.К.Любавский". Также несомненно важными для исследуемой темы являются выступления М.Н.Покровского «Культурное и политическое значение архивов» и В.В.Максакова «Деятельность Центрархива РСФСР и очередные задачи архивного строительства» на Второй архивной конференции (1927 г.), опубликованные полностью в «Архивном деле»100. В их выступлениях дается оценка состояния архивных кадров, что раскрывает позицию руководства архивного ведомства в этом вопросе. Среди общих выступлений представителей ЦАУ и делегатов II съезда архивных работников (1929 г.), посвященных вопросам подготовки кадров и обеспечения архивных учреждений квалифицированными специалистами, следует отметить доклад Д.Г.Истнюка «Архивное образование» о существовавших в то время формах подготовки архивных работников101.

Ценным источником по самым насущным проблемам архивной отрасли в 1920-1930-е гг. являются бюллетени Центрархива РСФСР (ЦАУ РСФСР). Так, например, Циркулярами Центрархива (ЦАУ), публиковавшимися на страницах бюллетеней регламентировались: порядок использования истпартотделами на местах материалов, хранящихся в архивных учреждениях; предоставление квартальных описательных отчетов; мероприятия по организации Центральной фондовой картотеки и т.д.102

На страницах бюллетеней, помимо общеорганизационной, отражена деятельность руководства архивного ведомства в вопросах подготовки кадров. Здесь и извещения об открытии курсов, учебные планы, условия приема и распределения мест для курсантов архивных курсов, Постановления Коллегии ЦАУ СССР и РСФСР о работе ИАИ (например, «О перестройке учебного процесса в Историко-архивном институте на основе постановления ЦИК СССР от 19 сентября 1932 г.», «О перестройке работы аспирантуры Историко-архивного института на основе решения ЦИК СССР») и др.103 К сожалению,

99 Первая Всероссийская конференция архивных деятелей. С. 106. Полный текст доклада М.К.Любавского
см.: ГАРФ. Ф.5325. Оп.9. Д.273. Л.72; а также: Карев Д.В. К проекту организации первого советского архивного
вуза // Советские архивы. 1983. № 1.

100 Покровский М.Н. Культурное и политическое значение архивов // Архивное дело. 1927. Вып.Х; Максаков
ВВ.
Деятельность Центрархива РСФСР и очередные задачи архивного строительства // Архивное дело. 1927.
Вып.Х.

101 ГАРФ. Ф.5325. Оп.9. Д.1864. Л.2-18.

102 Бюллетень Центрархива РСФСР. М., 1926. № 8 (38). С.58; 1926. № 2 (32). С.10; 1931. № 2-3 (109-110). С.З
и др.

103 Архивные курсы // Бюллетень Центрархива РСФСР. М., 1926. № 19 (49). С.161; 1927. № 1 (56). С.5;
Кружок по изучению архивного дела при ЛЦИА // Бюллетень Центрархива РСФСР. М., 1927. № 6 (61). С.7; О
распределении мест, условиях приема и материальном обеспечении курсантов открываемых Центрархивом
курсов для поднятия квалификации архивных работников // Бюллетень Центрархива РСФСР. М., 1926. № 20

35 материалы, затрагивающие вопросы архивного образования, не всегда обладают глубиной информации. По оценке ведущего специалиста в этой области И.А.Курниковой «...они дают лишь общее представление о деятельности различных форм архивного образования, причем, начиная в основном с 1925 г. До этого времени информации о подготовке архивных кадров практически нет...»104.

По материалам, печатавшимся на страницах бюллетеней, можно проследить степень значимости кадрового вопроса в то или иное время:

- Циркуляры Центрархива РСФСР (ЦАУ РСФСР) «О порядке назначения и
присылке сведений по личному составу» 1926 года, «О представлении сведений о лицах,
поступающих на руководящую работу в местные управления Центрархива РСФСР» 1927
года, «О присылке сведений о необходимом количестве архивных работников на период
1933-1937 гг.» 1931 года;

Постановление заседания Коллегии Центрального архивного управления РСФСР от 15 декабря 1931 г. «По докладу о работе группы кадров» 1932 года и др.;

отчеты архивов за различные годы105.

Одним из важных источников является журнал «Архивное дело», выходивший с 1923 по 1941 г., так как именно публикации о текущей жизни архивов на его страницах составляют важную и значительную часть источниковой базы для изучения вопроса формирования и становления кадровой политики органов управления архивным делом в конце 1920-х - 1930-е гг. Только по вопросу подготовки и повышения квалификации архивных кадров в Москве и Ленинграде в период 1920-1930-х гг. опубликовано 56 работ. Причем преобладающее число статей (а именно 38) приходится на период, начиная с 1930 г.

С 1931 г. с образованием Института архивоведения (с 1932 г. Историко-архивный институт) заметное внимание уделяется вопросам постановки высшего образования -«Кого готовит Институт архивоведения при ЦАУ СССР», «Об аспирантуре Института архивоведения», где дается ценная информация о работе Института, о принципах и методах подготовки архивных специалистов106.

(50). С. 166; Постановление Коллегии ЦАУ СССР и РСФСР от 10 ноября 1932 г. «О перестройке работы аспирантуры Историко-архивного института на основе решения ЦИК СССР» // Бюллетень ЦАУ РСФСР. М., 1932. № 10-12 (125-127). С.2; Постановление Коллегии ЦАУ СССР от 14 ноября 1932 г. «О перестройке учебного процесса в Историко-архивном институте на основе постановления ЦИК СССР от 19 сентября 1932 г.» // Бюллетень ЦАУ РСФСР. М., 1932. № 10-12 (125-127). С.5-10 и т.д.

104 КурниковаИ.А. Дисс.канд.ист.наук. С. 18.

105 Бюллетень Центрархива РСФСР. М., 1926. № 6 (36). С.39; 1927. № 15 (70); 1931. № 8 (115); 1932. № 2-3
(117-118) и др.

106 Аиисшюва Е. Указ.соч. С.13; Зверев Р. Об аспирантуре Института архивоведения. С.61 ит.д.

36 1931-1932 гг. в архивной отрасли отмечены активностью группы кадров ЦАУ РСФСР, когда за подписью руководителя группы А.Фадеева выходит целый ряд статей, посвященных проблемам кадров107. Появление данных статей - это соответствующая реакция на очередные установки Сталина. Так, появление статьи в духе «Архивные кадры и овладение техникой» было обусловлено его требованиями вести борьбу за выполнение плана первой пятилетки и реконструкции всех отраслей народного хозяйства, когда на первое место выступали лозунги: «Большевики должны овладеть техникой», «Техника в период реконструкции решает все». А, например, статья «Наши кадры и проблема качества архивной работы» стала отражением проходившей кампании по борьбе с «обезличкой» и браком, которая была вызвана невозможностью установить виновников срывов и брака по всему ходу производственного процесса. Архивные органы активно включились в эту кампанию .

Некоторое затишье в 1933-1934 гг. сменяется в 1935-1938 гг. резким ростом количества работ с одноименными призывными названиями: «Внимание кадрам», «Борьба за архивные кадры», «В борьбе за кадры...», «Борьба за кадры архивных работников»109. Такое внимание к вопросам кадров было вызвано лозунгом Сталина, озвученным им в мае 1935 г. на вечере выпускников Академии Красной Армии: «Кадры решают все»110. В русле всеобщего внимания к вопросам подготовки кадров, способных, по выражению Сталина, «овладеть техникой... по всем правилам искусства» выходит целый ряд статей директора ИАИ Н.И.Соколова - «Итоги работы историко-архивного института им.М.Н.Покровского за 1934-35 учебный год»; «К пятилетней годовщине Историко-архивного института им.М.Н.Покровского»; «Новый набор и начало учебного года Историко-архивного института им.М.Н.Покровского»; «Об авангардной роли партийцев в деле учебы»111.

Фадеев А. Архивные кадры и овладение техникой // Архивное дело. 1931.Вып.1-Н (26-27); Он же. Наши кадры и проблема качества архивной работы // Архивное дело. 1932. Вып.1-11 (30-31); Он же. За четкость должностной номенклатуры архивных органов! // Архивное дело. 1932. Вып.Ш-IV (32-33).

108 Фадеев А. Наши кадры и проблема качества архивной работы. С.26-27.

109 Внимание кадрам // Архивное дело. 1935. Вып.2 (35); Жуков И. Борьба за архивные кадры // Архивное
дело. 1935. № 3 (36); Мухин А. Указ.соч. С.37; Борьба за кадры архивных работников // Архивное дело. 1938. №
3 (47).

110 Сталин И.В. Кадры решают все / Речь в Кремлевском дворце на выпуске академиков Красной армии 4
мая 1935 г. // Вопросы ленинизма. 11-е изд. М., 1945. С.491.

111 Соколов Н.И. Итоги работы Историко-архивного института им.М.Н.Покровского за 1934-35 учебный год
// Архивное дело. 1935. № 3 (36); Он лее. К пятилетней годовщине Историко-архивного института
им.М.Н.Покровского // Архивное дело. 1936. № 1 (38); Он же. Новый набор и начало учебного года Историко-
архивного института им.М.Н.Покровского // Архивное дело. 1936. № 3 (40); Он же. Об авангардной роли
партийцев в деле учебы // Архивное дело. 1936. № 2 (39).

37 Для предвоенных лет характерными названиями статей были «О подготовке

кадров...»112.

С конца 1980-х годов публикуется большое количество мемуарной и

автобиографической литературы о советском времени разных лет, в частности,

повествующей и о неоднозначном периоде 1930-х гг . Нацеленность диссертационного исследования на анализ событий через призму судеб конкретных людей делает воспоминания (мемуары, интервью, дневники, письма) видных представителей широкой научной общественности, профессиональных архивистов, а также студентов Историко-архивного института ценным источником по исследуемой теме114. В них авторами зафиксированы субъективные оценки событий, происходивших в архивной отрасли в 1920-х-1930-х гг. Именно такой вид источника с присущими ему индивидуальным характером позиций и взглядов отвечает требованиям историко-культурологического метода исследования, который положен в основу настоящей диссертационной работы.

Так, переизданные в 1997 г. «Мои заметки» Ю.В.Готье (ранее опубликованные на страницах журнала «Вопросы истории»), представляют собой дневник-летопись, который один из наиболее крупных русских историков и архивистов Ю.В.Готье вел в 1917-1922 гг. В воспоминаниях Ю.В.Готье немало внимания уделяется и кадровым вопросам, в том числе и в архивной отрасли115.

Интересны воспоминания одного из немногих «уцелевших» в результате многочисленных репрессий краеведов Н.П.Анциферова «Из дум о былом». Автор приводит факты, характеризующие трагические судьбы многих архивистов, с которыми ему пришлось встречаться в самых разных условиях116.

112 Пшеницын Г.О. О подготовке кадров для районных архивов // Архивное дело. 1939. № 4 (52); Болтинов
С.
О подготовке кадров высшей квалификации для архивов и архивных органов // Архивное дело. 1940. № 4
(56); Щербаков А. Подготовка кадров - важнейшая задача архивных органов // Архивное дело. 1941. № 2 (58).

113 Антропова А.А. Воспоминания // 37-й на Урале. Свердловск, 1990; Каганович Л. Памятные записки. М.,
1996; Кривицкий А. Я был агентом Сталина. М., 1991; Орлов А. Тайная история сталинских преступлений. М.,
1991; Хрущев Н.С. Воспоминания. М, 1997; Шолохович Ф.А. Воспоминания // 37-й на Урале. Свердловск, 1990
и др.

114 Готье Ю.В. Мои заметки // Вопросы истории. 1991. №№ 6-12; 1992. №№ 1-5; № 11-12; 1993. № 1.
См.также: Он же. Мои заметки. М., 1997; Анциферов Н.П. Из дум о былом. М., 1992; «Чувство такое, что мы на
вулкане». Из дневника В.И.Вернадского. 1928 г. / Публ. подг. В.П.Волков // Исторический архив. 1999. № 1;
«Обвинения, которые я не могу признать». Материалы из архива московского краеведа П.Н.Милляра. 1935-
1936 гг. / Публ. подг. И.А.Дмитриева // Исторический архив. 1999. № 5; «Так изменяются принципиальные
позиции». Дневник С.П.Мельгунова. 1933, 1939-1944 гг. / Публ. подг. Ю.Н.Емельянов // Исторический архив.
1999. № 5; «Папа, не смотря на занятость, уделял мне какое-то время». Из воспоминаний В.М.Ливановой-
Любавской / Публ. подг. Т.Г.Ливанова // Исторический архив. 2000. № 4; «Нет ни пафоса, ни подъема, ни
веры». Из дневника В.И.Вернадского 1932 г. / Публ. подг. В.П.Волков // Исторический архив. 2000. № 1;
«...Гранит одела синева». Из интервью Б.И.Николаевского Л.Хеймсону. 1963 г. / Публ. подг. П.П.Ненароков //
Исторический архив. 2000. № 4 и др.

1,5 Готье Ю.В. Мои заметки // Вопросы истории. 1991. №№ 6-12; 1992. №№ 1-5; № 11-12; 1993. № 1. См.также: Он лее. Мои заметки. М., 1997.

116 Анциферов Н.П. Из дум о былом. М., 1992.

Воспоминания Н.В.Бржостовской о первых годах работы Историко-архивного института, посвящены всему десятилетию 1930-х годов. Н.В.Бржостовская вспоминает о преподавателях, лекциях, работе институтской библиотеки, столовой, студенческом быте и досуге и многом др., т.е. о том, что передает колорит той эпохи, атмосферу, царившую в учебном заведении в те непростые годы117. Интересными представляются воспоминания В.П.Богданова - студента ИАИ, приехавшего на учебу в Москву из ЦАУ Карельской АССР и поступившего в институт годом раньше Н.В.Бржостовской. Период его учебы в ИАИ приходится на 1929-1935 гг. В оценках одного и того же периода времени Н.В.Бржостовской (москвички, из дворян, получившей среднее образование) и В.П.Богдановым (карела, из крестьян, окончившего четыре класса средней школы) отчетливо заметна разница в их восприятии тех или иных событий в силу различий в образовательном уровне и социальном происхождении118.

В целом публикация воспоминаний о пребывании в Историко-архивном институте в разные годы студентов, аспирантов, преподавателей на страницах исторических журналов значительно обогащает отечественную архивную историографию119.

Перечисленная группа опубликованных источников представляет значительный интерес для изучения вопросов кадровой политики в архивных учреждениях в целом и общей рабочей обстановки в архивах в конце 1920-х - 1930-е годы. Научный анализ как уже опубликованных, так и неизвестных ранее архивных документов дает достаточно полную картину того, как и какими методами проводилась кадровая политика в архивных органах в конце 1920-х - 1930-е годы.

Как уже неоднократно отмечалось, в начале 1990-х годов для исследователей стал доступен целый ряд закрытых ранее фондов. Вследствие этого, важную часть источниковой базы работы составили неопубликованные документы, выявленные нами в федеральных, муниципальных, ведомственных и негосударственных архивах.

«Историко-архивный институт в первые годы» (воспоминания Н.В.Бржостовской) / Публ. подг. В.В.Олевская // Отечественные архивы. 1998. № 2.

118 «...Все препятствия и трудности в учебе преодолены». Письма студентов архивных курсов и Историко-
архивного института в ЦАУ Карельской АССР. 1929-1935 гг. / Публ. подг. И.Г.Петухова // Отечественные
архивы. 2004. № 5.

119 «Не люблю всякую неточность... и мемуарную». Воспоминания Т.П.Коржихиной // Отечественные
архивы. 1994. № 6; «...Историко-архивный институт окончен. В сделанном не раскаиваюсь...» (Студенческие
дневники В.В.Цаплина. 1947-1952 гг.) // Отечественные архивы. 1994. № 3; «Мы не увидим плоды наших
посевов. Но они будут...» (Из воспоминаний А.А.Зимина) // Отечественные архивы. 1994. № 6; Воспоминания
выпускников Историко-архивного института - казахстанцев / Публ. подг. Е.М.Грибанова // Отечественные
архивы. 2002. № 4; «Историко-архивный институт стал моим родным домом». Воспоминания Н.А.Ковальчук о
годах учебы в институте (1940-1947) / Публ. подг. Н.А.Ковальчук // Отечественные архивы. 2003. № 4; «Наш
набор 1945 г. был первым послевоенным...» Воспоминания профессора Т.В.Батаевой об Историко-архивном
институте // Отечественные архивы. 2005. № 1.

В диссертации использовались документы следующих архивов: Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) - фонд 17 (фонд Центрального комитета КПСС (ЦК КПСС), фонд 147 (личный фонд М.Н.Покровского), фонд 301 (личный фонд Д.Б.Рязанова), фонд 559 (личный фонд В.В.Адоратского); Центрального архива общественно-политической истории Москвы (ЦАОПИМ, быв. ЦАОДМ) - фонд 2412 (фонд партийной организации МГИАИ); Центрального архива города Москвы (ЦАГМ, быв. ЦМАМ) - фонд 535 (материалы ученого совета МГИАИ); Центрального московского архива-музея личных собраний (ЦМАМЛС) — фонд 24 (личный фонд М.С.Вишневского), фонд ПО (личный фонд И.Л.Маяковского); Центра документации «Народный архив» - фонд 75 (личный фонд С.Ф.Айнберг-Загрязской).

Особое место среди источников занимают документы, выявленные нами в фонде 5325 (фонд Главархива СССР) и фонде 5142 (фонд ЦГАОР), хранящиеся в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ).

Фонд 5325 (фонд Главархива СССР в ГАРФ) содержит широкий круг материалов, охватывающих 1918-1991 гг., и содержит 28038 единиц хранения120. К началу 1994 года из данного фонда на общее хранение было передано около 6000 дел, в которых заключались нормативная документация, приказы, наблюдательные дела, переписка по вопросам комплектования и использования документов за период с 1918 по 1950 гг.121

В ходе подготовки настоящего исследования были выявлены и проанализированы различные группы источников за период 1920-1940-х гг. Среди них - ценные документы, отражающие административно-управленческую сторону деятельности архивных органов. Прежде всего, это постановления и циркуляры ВЦИК, СНК РФСФР/СССР по вопросам архивного дела; протоколы заседаний и решений коллегии Главархива (Центрархива, ЦАУ РСФСР (СССР); приказы Главархива (Центрархива, ЦАУ РСФСР (СССР) по основной деятельности, а также письма и докладные записки в партийные и советские органы по вопросам работы архивных учреждений122.

Особый интерес представляют протоколы заседаний коллегии Центрархива РСФСР, так как именно этот орган занимался решением всех текущих вопросов архивного строительства, контролировал деятельность всех центральных архивохранилищ, в том числе и кадровые вопросы (назначение заведующих губернскими архивными бюро)123.

Путеводитель. Т.З. Фонды Государственного архива РФ по истории СССР. М, 1997. С.301.

121 Хорхордина Т.И. История и архивы. С.5.

122 ГАРФ. Ф.5325.0п.1,2,9.

123 Там же. Оп.9.

Другую группу источников этого фонда составляют годовые и квартальные отчеты о работе центральных государственных архивов и архивных управлений; акты обследования и выводы комиссий по проверке архивных учреждений. Эти материалы содержат сведения как об общем числе сотрудников, так и об их партийной принадлежности, возрасте, образовании, стаже архивной работы124.

Сложность изучения таких материалов, как отчеты центральных архивохранилищ, сдаваемых в Управление Центрархива, заключается в том, что они имеют разрозненный и непериодичный характер. Это объясняется отсутствием четкой регламентированной формы отчета. В результате отчеты составлялись непериодично, в них указывалось, как правило, только количество работающих сотрудников на момент составления отчета, часто без разделения на архивных и технических работников. Это существенно затрудняет анализ данного вида источника.

Материалы комиссий по обследованию архивных учреждений позволяют проследить политическую сторону кадровой политики архивного руководства. Частота проводимых проверок, степень внимания, уделенного в отчетах проблеме кадрового состава, требования, предъявляемые к сотрудникам архивов, раскрывают динамику кадровой политики125.

Важным источником по теме стала непосредственно кадровая документация. Объективный анализ кадровой политики невозможен без изучения кадровых документов. Необходимость получения максимального количества информации из данного вида источников потребовала изучения истории формирования системы документации по кадрам в рассматриваемый нами период. Так, характерной чертой периода с 1917 по 1925 гг. было чрезвычайное обилие и разнообразие документации по кадрам: огромное количество заявлений, прошений, справок, докладных, служебных записок и т.д., хотя в целом кадровая документация отличалась определенной стабильностью. К 1925 г. громоздкая система документации по оформлению трудовой деятельности стала тормозить работу с кадрами, что вызывало необходимость централизованного воздействия государства в этом вопросе. Это нашло отражение в комплексе нормативных актов о введении трудовых списков (СЗ СССР. 1926. ст.50; СЗ СССР. 1929. ст.315 и др.). К концу 1930 г. сложился в основном устойчивый комплекс документов по кадрам, оформляющих подбор и постановку штатов в учреждениях, хотя и очень динамичный. Широкое распространение получают новые виды документов такие, как: автобиографии,

Там же. Ф.5325. Оп.1,2, 9; Ф.5142. Оп.1. Там же. Ф.5325.0п.1,2, 9.

РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ

БИБЛИОТЕКА | 4j

характеристики, справки-объективки, дополнения к личному листку и т.д., отличительной чертой которых стало дублирование форм и содержащейся в них информации126.

В диссертационном исследовании нами впервые были выявлены и введены в научный оборот документы, содержащие списки сотрудников, сведения о составе архивных работников как аппарата ЦАУ, так и архивов. Биографические сведения руководящих и ведущих сотрудников отрасли (Н.В.Мальцева, С.А.Пашуканис, А.М.Рахлин, Н.А.Лапина, В.В.Максакова, И.В.Хрипача, В.В.Адоратского и др.) были получены путем анализа их личных дел, включающих представления, характеристики, анкеты, автобиографии, выписки из приказов по личному составу и др.127 Составление социального портрета архивиста 1920-х годов стало возможным благодаря выявленному нами в фонде 5325 (фонд Главархива СССР) делу, содержащему автобиографии почти 130 работников архивов, принятых на работу в ГУ АД в этот период. Среди автобиографий рядовых сотрудников представлены данные М.С.Вишневского, А.Ф.Изюмова, М.К.Любавского, В.И.Пичеты и др. Этот уникальный источник со всей полнотой раскрывает качественную составляющую кадрового состава архивных учреждений в 1920-е годы128.

Ценным источником для исследования темы данной работы является фонд 5142 (фонд ЦГАОР в ГАРФ). Материалы этого фонда представляют собой архив архива (распоряжением Правительства РФ от 28 апреля 1992 г. на базе ЦГАОР СССР был создан Государственный Архив Российской Федерации). Документы поступали на государственное хранение в ГАРФ (ЦГАОР СССР) из канцелярии (приемной) архива и функциональных отделов ежегодно, по истечении срока хранения в делопроизводстве. Этот фонд содержит 7673 единицы хранения, из них только по личному составу 1484 ед.хранения129.

В данной работе были использованы и проанализированы выявленные документы за 1920-1930-е гг. Это планы и отчеты о работе архива, статистические отчеты архива по кадрам, акты и справки о проверке работы архива, его структурных подразделений и отдельных сотрудников130. А также материалы кадрового порядка - приказы архива по личному составу; списки сотрудников архива; личные дела сотрудников архива,

Там же. Ф.5325. Оп.11;Ф.5142. Оп.1.

Там же. Ф.5325. Оп.12.

Там же. Оп.П.

Путеводитель. Т.З. Фонды Государственного архива РФ по истории СССР. М., 1997. С.306.

ГАРФ. Ф.5142. Оп.1.

42 включающие рекомендации для поступления на работу; выписки из приказов по личному составу; характеристики; заявления; анкеты; автобиографии и др., в которых представлена информация, ранее не привлекавшаяся исследователями, как по конкретным сотрудникам, так и в целом по штату131.

В целом характеристика проанализированных источников из фонда ЦГАОР (Ф.5142) сходна с оценкой аналогичных источников фонда Главархива (Ф.5235).

Хранящийся в ЦАОПИМ (быв.ЦАОДМ) фонд 2412 (фонд партийной организации Московского государственного историко-архивного института) является важным источником по истории Института. Документы этого фонда отражают многогранную деятельность парторганизации, контролировавшей не только все структурные подразделения института - от дирекции до хозчасти, но и активно курировавшей комсомол, профсоюз и общественные организации института. Влияние парторганов распространялось на все направления деятельности научного учреждения. Так, помимо контроля за агитационно-пропагандистской и идеологической работой, партийная организация координировала культурно-массовую, шефскую, военно-физкультурную, редакционную и другие виды работ.

Единственным, но значительным минусом для исследуемой темы являются хронологические рамки документов, хранящихся в данном фонде - 1942-1989 гг. В первую группу дел парторганизации института, поступившую на хранение в некогда партийный архив в 1952 г., входили материалы за 1942-1949 гг. Таким образом, в фонде практически отсутствуют документы о начальном периоде работы парторганизации института - с 1931 г. по 1941 г., причем исследователи считают их безвозвратно утраченными132.

И все же хранящиеся в фонде документы, такие, как протоколы партийных собраний, сведения о приеме студентов, преподавателей и сотрудников в члены и кандидаты в члены партии, отчеты и ведомости уплаты членских взносов - являются ценным источником о тех, кто работал и учился в условиях 1930-х годов133.

Аналогичная судьба постигла материалы ученого совета МГИАИ, составившие фонд 535 в ЦАГМ (быв.ЦМАМ). В фонде сохранились протоколы заседаний ученого совета, но только начиная с 1942 г.134 Чудом сохранившиеся копии протоколов более

131 Там же.

132 См.: Дипломная работа Жаровой М.В. «Усовершенствование описи дел фонда «Партийная организация
московского историко-архивного института». 1942-1989 гг. (Центральный архив общественных движений
Москвы)». М.: ИАИ РГГУ. 2000.

133 ЦАОПИМ. Ф.2412. Оп.1,2.

134 ЦАГМ. Ф.535. Оп.1.

раннего периода - 1938-1939 гг. хранятся в Центре документации «Народный архив» в фонде 75 (личный фонд С.Ф.Айнберг-Загрязской)135. Как и документы фонда партийной организации МГИАИ, протоколы заседаний ученого совета, хранящиеся в ЦАГМ за указанный период, не входят в хронологические рамки нашего исследования. Но, тем не менее, были проанализированы и привлечены, так как эти документы дают понимание общих черт последующего этапа в жизни архивных учреждений, позволяя проследить преемственность или различия как кадрового состава, так и кадровой политики в целом.

Дополнительными источниками по теме работы служат материалы личных фондов виднейших представителей архивного дела рассматриваемого периода, содержащие биографические документы, статьи, лекции, переписку и др. Прежде всего, это личные фонды Д.Б.Рязанова (фонд 301), М.Н.Покровского (фонд 147), В.В.Адоратского (фонд 559), хранящиеся в РГАСПИ, а также личные фонды М.С.Вишневского (фонд 24) и И.Л.Маяковского (фонд 110), хранящиеся в ЦМАМЛС.

Таким образом, в силу разнородности документов, выявленных и привлеченных при изучении темы, представляется целесообразным неопубликованные документы разделить на группы: Копии постановлений и циркуляров ВЦИК, СНК РСФСР (СССР), протоколы и выписки из протоколов заседаний коллегии Центрархива (ЦАУ РСФСР и СССР), стенограммы собраний актива архивных учреждений, совещаний (ГАРФ. Ф.5325. Оп.1, 9); Рапорты, докладные записки, доклады руководства ЦАУ в период подготовки передачи архивов в ведение НКВД (ГАРФ. Ф.5325. Оп.1, 2, 9); Акты обследований, выводы и протоколы комиссий по чистке архивных учреждений и аппаратов Центрархива (ЦАУ и ГАУ НКВД) в 1920-1930 гг. (ГАРФ. Ф.5325. Оп.1, 2, 9); Приказы ЦАУ по личному составу и основной деятельности, распоряжения и постановления руководства ЦАУ (1930-е гг.) (ГАРФ. Ф.5325. Оп.1, 9); Переписка руководства Центрархива (ЦАУ РСФСР и СССР) с партийными и советскими органами в 1920-1930 гг. (ГАРФ. Ф.5325. Оп.1); Отчеты о работе архивов, предоставляемые в Центрархив (ЦАУ РСФСР и СССР) за 1920-1930 гг. (ГАФР. Ф.5142. Оп.1; Ф.5325. Оп.1, 9); Протоколы ученого совета ИАИ (ЦАГМ. Ф.535. Оп.1; Центр документации «Народный архив». Ф.75. Оп.1); Протоколы заседаний партийной организации МГИАИ (ЦАОПИМ. Ф.2412. Оп.1); Личные дела В.В.Адоратского, Г.К.Вальдбаха, Н.А.Лапина, В.В.Максакова Н.В.Мальцева, С.А.Пашуканис, А.М.Рахлин (ГАРФ. Ф.5325. Оп.12); Автобиографии архивистов, принятых на работу в ГУАД в 1920-е гг. (ГАФР. Ф.5325. Оп.П); Кадровая документация - заявления на отпуск и переводе на другую работу,

135 Центр документации «Народный архив». Ф.75. Оп.1.

44 справки с места работы (ГАРФ. Ф.5325. Оп.П; Ф.5142. Оп.1); Внутренняя переписка -переписка архивов с ЦАУ, объяснительные записки, планы работ архивов и др. (ГАРФ. Ф.5325. Оп.1, 2,9; Ф.5142. Оп.1).

Как видно, наиболее полным и разнообразным по вопросам кадровой политики в архивной отрасли 1920-1930-х гг., безусловно, является фонд Главархива СССР в ГАРФ (Ф.5325), вобравший в себя весь объем документов того времени, отражающий различные стороны жизнедеятельности как аппарата Центрархива (ЦАУ РСФСР и СССР, ГАУ НКВД), так и подведомственных ему архивных учреждений.

Найденные в процессе изучения темы такие документы, как стенограммы заседания актива архивных учреждений136, проходившего сразу после февральско-мартовского Пленума ЦК партии; заявления группы студентов ИАИ на приеме у заместителя наркома внутренних дел СССР В.Н.Меркулова137; докладные записки, содержащие компрометирующие сведения на профессорско-преподавательский состав Историко-архивного института138 и др., были введены в научный оборот в авторских публикациях139.

Анализ документов из фондов так называемых архивов архивов, относящихся к теме диссертационного исследования (отчеты о работе архивов, статистические сведения о сотрудниках и др.), показал, что данные материалы, как правило, дублируются в фонде Главархива, как фонде, хранящем архив самого центрального ведомства. Так, исследованные нами документы из фонда 5142 (фонд ЦГАОР СССР), хранящиеся в ГАРФ, дают основание говорить о том, что материалы фондов других архивов лишь позволяют проиллюстрировать и уточнить конкретными фактами общую картину развития кадровой политики в архивных учреждениях, зафиксированную в богатейшем фонде Главархива в ГАРФ.

Таким образом, данное диссертационное исследование подготовлено как по уже опубликованным нами документам, так и ранее не привлекавшимся к изучению материалам. Среди неопубликованных документов такие, как неизвестные ранее приказы и постановления ЦАУ СССР и РСФСР, отчеты и доклады о деятельности архивных учреждений, личные дела сотрудников, автобиографии и статистические данные о

136 ГАРФ. Ф.5325. Оп.9. Д.3968, 3969.

137 Там же. Оп.2. Д.3559. Л.8-23.

138 Там же. Д.3559. Л.8-23; Д.3561. Л.52-61; Д.3565. Л.2.

139 Новые документы ГАРФ о В.В.Максакове / Публ. подг. В.Ю.Романова // Вестник архивиста. 2001. № 4-6
(64-65); Романова В.Ю. «Немедленно принять меры к оздоровлению кадров...» (Репрессии 1930-х годов и
архивы) // Архівознавство. Археография. Джерелознавство. Киев. 2001. Вып.4; «Студенты просят, чтобы
органы НКВД навели большевистский порядок»: Историко-архивный институт в 1936-1940 гг. / Публ. подг.
Т.И.Хорхордина и В.Ю.Романова// Новый исторический вестник. 2002. № 1 (6).

45 кадрах. Наиболее важные архивные материалы приводятся в Прилооїсении к диссертационной работе.

Введение в научный оборот ранее не публиковавшихся документов, а также объективно-научное и более детальное рассмотрение уже имеющейся историографии по теме данной диссертационной работы, предоставляет исследователям возможность для более широкого изучения данного вопроса.

Диссертация состоит из введения, трех глав (Глава 1 «Истоки формирования системы управления кадрами в архивной отрасли»; Глава 2 «Центральные государственные архивы: кадровая политика в 1930-1938 гг.»; Глава 3 «Политические «чистки» кадров в период подготовки и включения архивов в систему НКВД (1938-1940 гг.)»), заключения, списка источников и литературы, содержит 3 таблицы, 9 приложений.

Подобные работы
Корякина Любовь Сергеевна
Государственная политика в отношении зажиточного крестьянства в конце 1920-х - начале 1930-х гг. в Восточной Сибири
Чекушкин Александр Николаевич
Общественно-политическая жизнь Мордовии в конце 1920-х - 1930-е гг.: основные тенденции развития
Хабаева Юлия Викторовна
Урбанизационные процессы как фактор социокультурной трансформации в БМАССР : конец 1920-х - конец 1930-х гг.
Кульгускина Лариса Валентиновна
Государство и молодое поколение в конце 1920-х - 1930-е годы: опыт создания новой ментальности
Бабкина Надежда Александровна
Анекдотическое в художественных произведениях А. Платонова конца 1920-х - начала 1930-х гг.
Юрчикова Елена Валериевна
Туризм в СССР в конце 1920-х - начале 1930-х годов: организационные и пропагандистские аспекты движения
Надькин Тимофей Дмитриевич
Аграрная политика Советского государства и крестьянство в конце 1920-х - начале 1950-х гг. : по материалам Мордовии
Гордеев Олег Фатахович
Аграрная политика временных государственных образований в Сибири в годы гражданской войны (Конец 1917 - 1920 гг.)
Заковырина Наталия Станиславовна
Особенности развития советской фотожурналистики 1920 - 1930-х годов и журнал "Советское фото"
Федевич Климентий Климентьевич
Интеграция галицийских украинцев в польское государство в 1920 - 1930-е гг.

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net