Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Философские науки
Религиоведение, философская антропология, и философия культуры

Диссертационная работа:

Страхов Александр Михайлович. Философская антропология эволюции образов пола и любви в отечественной культуре последних столетий : диссертация... д-ра филос. наук : 09.00.13 Белгород, 2006 381 с. РГБ ОД, 71:07-9/119

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение 3

Глава I. Эволюция традиционно-нормативных образов любви и

пола в отечественной культуре 20

  1. Предметно-категориальная специфика культурно-философской антропологии любви и пола 20

  2. Образы пола и любви в фольклоре, православии и русской литературно-художественной рефлексии XIX в 37

  3. Материалистическая, платоническая и христианско-сострадательная традиции русской философской антропологии любви и пола 79

Глава П. Маргинальные тенденции в русской культуре и

философской антропологии пола и любви XX века 135

  1. Любовь и пол в русском философском сектантстве 135

  2. Человек и любовь в культуре русского модерна 167

  3. Революционный эрос и тоталитарный дискурс любви ...208

Глава III. Деструктивные образы любви и пола в постсоветской
российской культуре
239

3.1. Антропология отечественной «сексуальной революции»

в литературно-художественной рефлексии: девальвация любви 239

  1. Утрата человеческого в человеке: постмодернистские парадигмы пола и любви 270

  2. «Человек эротический» и аэротическая культура в контексте постсоветской беллетристики 295

Заключение 326

Библиография

Введение к работе:

Актуальность темы исследования. Различные стороны взаимоотношения полов занимают центральное место во всех культурах. Любовь и пол - ценности общечеловеческие, что не исключает культурно-исторической и этноконфессиональной специфики их проявления. Тема любви и пола настолько многоаспектна, что хотя она изучается с той или иной интенсивностью на протяжении многих столетий, каждый исследователь обнаруживает свое видение, открывает свои нюансы, а каждое новое обращение к ней остается актуальным.

В конце прошлого столетия происходит предсказанный Б.Г. Ананьевым «прогресс философского учения о человеке», что позволяет констатировать в философии «антропологический поворот». Философская антропология конституируется не просто как течение, представленное М. Шелером или А. Геленом, но трансформируется в системную, метадисциплинарную антропологию (о задаче создания такой антропологии писал Н.А. Бердяев еще в 1930 г.). Современные авторы ведут речь о социальной антропологии, социально-философской антропологии, о культурной антропологии, о метаантропологии и т.д. И каждый аспект антропологического знания затрагивает вопросы любви и пола, которые еще в позапрошлом столетии получили широкое отражение в философской, социально-гуманитарной и литературно-художественной классике.

Данное обстоятельство делает актуальным философско-антропологическую рефлексию взаимоотношения полов в духовной культуре России XIX - XX вв. В современной России произошла такая масштабная либерализация половой морали, которую уместно охарактеризовать как сексуальную революцию не только по аналогии с известными процессами 60-х гг. на Западе, но и в связи с непосредственным воздействием западной сексуальной революции на сознание и поведение россиян (прежде всего молодежи). Обусловливает актуальность обращения к вопросам любви и взаимоотношения полов и ярко выраженная динамика этой культурной

4 сферы. Взаимоотношение полов к тому же напрямую связано с демографической проблемой, а любовь выступает важнейшим субъективным индикатором счастья.

Дискуссии западников (неозападников) и славянофилов (неославянофилов) о месте России в мировом цивилизационном процессе и о путях ее дальнейшего развития вполне применимы и к проблеме любви и пола в ее этническом и общечеловеческом измерениях, что делает особо актуальным рассмотрение истории отечественной культуры в ее антропологическом аспекте. Процесс трансформации традиционного общества к модернистскому и постмодернистскому в России весьма специфичен, как и своеобразны представленные в российской культуре образы пола и любви - традиционно-нормативные, либерально-модернистские, маргинальные, тоталитарно-эклектические и деструктивные.

Актуально и оправдано обращение к русской философской и художественной литературе XIX - XX столетий, не перестающей во многом быть созвучной современности: ряд ее идей и положений позволяют ориентироваться в сложной и деликатной сфере взаимоотношения полов и способствуют формированию своеобразного иммунитета как против морализаторства и ханжества, так и против низкопробной эротики на грани порнографии и китча. Кроме того, философская и художественная рефлексия взаимоотношения полов выражает состояние и динамику половой культуры государствообразующего этноса.

Степень научной разработанности темы исследования. Любовь и пол рефлексируются в философии Востока и Запада с глубокой древности, но интерес к этой проблематике актуализировался в позапрошлом столетии (в эпоху победившего «модерна» и «научной философии»), в конце которого уже представлены дифференцированные медицинские, этнографические, педагогические, психологические, философские исследования. И в России позапрошлое столетие ознаменовалось всплеском интереса к полу и любви. Складывается отечественная «философия любви и пола», охватывающая

5 мыслителей разных направлений; богатые наблюдения накапливает русская художественная литература, приобретшая в «серебряный век» выраженную эротичность.

В советское время интерес к половой проблематике угасает, чему способствует позиция партийного руководства. Отдельные науки не обходили стороной взаимоотношение полов, но собственно философские или гуманитарно-сексологические исследования в СССР не поощрялись и практически не осуществлялись. Любовь, конечно, находила отражение в сфере искусства, но «социалистический реализм» предполагал упрощенное и идеологизированное ее освещение. Из редкой публицистики выделялись работы Ю.Б. Рюрикова, с междисциплинарных позиций исследовали взаимоотношение полов СИ. Голод и А.Г. Харчев. Вместе с тем в СССР издаются русские переводы книг сексолога из ГДР Р. Нойберта «Вопросы пола: книга для молодежи» (1961), «Новая книга о супружестве: Проблемы брака в настоящем и будущем» (1967) и «Что я скажу моему ребенку?» (1971). Но труд основателя современной отечественной сексологии И.С. Кона «Введение в сексологию» выходит только в 1988 г. (за рубежом на венгерском языке в 1981 г., на немецком - в 1985 г.).

Ситуация меняется с конца 80-х гг. прошлого века, когда кроме труда И.С. Кона публикуется книга с работами «Начала семейной жизни» А.И. Кочетова и «Мужчина и женщина» А.А. Логинова. В 1990 г. выходит двухтомник «Философия любви», на страницах которого выступают и известные специалисты в сфере историко-философской науки. В 1991 г. увидели свет антологии «Русский Эрос, или Философия любви в России», составленная В.П. Шестаковым, и «Мир и Эрос. Антология философских текстов о любви», составленная Р.Г. Подольным. А.В. Сосновский публикует очерки истории половой морали «Лики любви» (1992). Появляется очерк В.П. Шестакова «Философия любви в России» (1995). С начала 90-х гг. переиздаются сочинения многих русских философов, высказывающихся по вопросам пола и любви.

А с конца 90-х гг. буквально хлынул поток переводной и отечественной
литературы психологического и сексологического содержания, не столько
научно-исследовательской, сколько популярно-просветительской.

В.М. Розин, автор учебного пособия для вузов (что симптоматично) отмечает: «...Меня мало удовлетворяют современные книжки на популярную тему любви, брака и семьи. Журналистские варианты общи и развлекательны, т.е. несколько поверхностны, а - научные слишком абстрактны»1. Встречаются, конечно, и основательные исследования, среди которых работы М.Е. Литвака, И.С. Кона, Н.В. Хамитова, выходящие за пределы сугубо психологического или сексологического рассмотрения. Так, И.С. Кон изучает взаимоотношение полов с позиций этнографии, истории, медицины, культурологи, юриспруденции, педагогики, психологии и других наук, что связано не только с эрудицией автора, но и с пониманием им сексологии как междисциплинарных научных исследований пола и сексуальности, а Н.В. Хамитов не только объединяет философию и психологию пола (под таким названием - «Философия и психология пола» -вышла одна из его книг), но и пишет о современной глубинной тенденции развития философии человека и психологии - психософии, «учении, соединяющим в себе философию и психологию и одинаково возвышающимся над ними» .

Значительное внимание уделено историками русской философии философии любви в России, в том числе в специальных исследованиях. Например, Е.И. Кузнецова исследует проблему любви как духовную основу человеческой жизни у B.C. Соловьева, Е.Ф. Тихонова - творчество В.В. Розанова, Н.Н. Михайлюкова - смыслы любви у А.С. Хомякова. Ю.Ю. Черный выпускает монографию «Философия пола и любви Н.А. Бердяева» (2004). Русскую философию любви в целом исследуют Л.А. Мямлина, А.И. Новиков, а Е.А. Бобровник ограничивается решением женского вопроса в

1 Розин, В.М. Любовь и сексуальность в культуре, семье и взгляды на половое воспитание: Учебное пособие
для вузов. /В.М. Розин. - М.: Логос; Высшая школа,1999, С.50.

2 Хамитов, Н.В. Философия человека: от метафизики к метаантропологии. /Н.В. Хамитов. - Киев: Ника-
Центр, М.: Институт гуманитарных исследований,2002, С.135-136.

7 русской философской и общественной мысли. Наиболее обстоятельно рассматривает отечественную философию любви Т.В. Рябинина в диссертационной работе на соискание ученой степени кандидата философских наук «Философия любви и пола в наследии русских мыслителей конца XIX - начала XX века» (2002).

Обращаются философы к проблемам пола и любви как таковым. О.В. Зиневич раскрывает философские основания исследования пола как социального феномена, СВ. Климова исследует нормы любви, а Л.Н. Надолинская - трансформацию стереотипов любовных отношений (оба эти автора опираются и на отечественный историко-философский материал). Н.В. Громова подвергает социально-философскому анализу любовь-агапе, А.А. Сауткин подходит к достоверности пола как к философской проблеме, А.В. Лукьянов рассматривает Эрос как власть над бытием. Следует заметить, что эти и другие авторы в основном ограничиваются русской религиозно-идеалистической философской мыслью. Так, А.Ю. Лихачева ставит целью своего диссертационной работы на соискание ученой степени кандидата философских наук «Проблемы секса и пола как объекты философской рефлексии» (2002) рассмотреть взгляды на пол и семью Л.Н. Толстого, B.C. Соловьева, В.В. Розанова, Д.С. Мережковского, Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова. СП. Евтушенко исследует принцип любви в этике, моральному аспекту добрачных отношений уделяет внимание И.Ю. Соловьева. Проблема страсти, женского тела и женской сексуальности в центре внимания И.А. Жеребкиной, феноменологию святости и страстности в русской философии культуры, в том числе святость и страстность русской женщины, исследует СМ. Климова. Социальную организацию отношений между полами рассматривает Ю.И. Семенов. Половое воспитание в дореволюционной России изучает Л.А. Саенко, в советской и современной российской школе -Г.В. Макаревич. Очень много исследований социологического характера посвящены семье и тендеру.

Исследования литературно-художественной рефлексии пола и любви представлены скромнее. В.А. Смирнов рассматривает архетипы женского начала в русской литературе, С.А. Михаенко и Н.В. Веселовская - образ Дон Жуана в отечественной классике. Встречаются исследования семейного романа. В основном филологи изучают отдельные стороны взаимоотношения полов у отдельных авторов: например, проблему женской эмансипации у Л.Н. Толстого, тему семьи и родни у М.Е. Салтыкова-Щедрина. Уделено внимание психоаналитическому аспекту художественного творчества, в первую очередь Ф.М. Достоевского.

Комплексный подход, включающий формы и способы изображения сексуальных проблем в искусстве, представлен в сборнике, изданном Российским институтом культурологи в 2003 году «Эрос и логос: Феномен сексуальности в современной культуре» (составитель В.П. Шестаков). Ряд статей сборника (В. Кантора, А. Люсого, А. Якимовича, А. Висловой) затрагивает как некоторых русских классиков, так и современных авторов. Половой аспект современных трансформаций российской культуры исследуется в материалах сборника «Современные трансформации российской культуры (Россия на перекрестке культур)» (2005) под редакцией И.В. Кондакова: В.А. Колотаев рассматривает мужские практики переодевания в современной экранной культуре, О.А. Кривцун - творческие стратегии художников XX века и присущие им нарциссизм и аутоэротизм. Особое внимание отечественной половой культуре уделено И.С. Коном и И.В. Кондаковым. Оба исследователя пишут и об эротических тенденциях в русской художественной литературе XX века.

Исследование и популяризация половой морали русского Православия осуществляется многими православными авторами: СВ. Троицким, Анатолием Жураковским, Анатолием Гармаевым, Н.Е. Пестовым, Евгением Шестуном и Натальей Огудиной, Е. Богушевой. Православный писатель Анатолий Солоницын выпустил повести, одна из которых - «Портрет отца Анатолия» - затрагивает вопросы пола и любви. Опубликованы сборники, на

9 страницах которых выступили служители Православной церкви, как Русской, так Греческой: «Любовь и интимность: поиск духовного смысла» (2003), «Семья в постатеистических обществах» (2003). В сборнике материалов Иосафовских чтений (2004) феномен любви в православной культуре рассматривает О.В. Губарева, выступление Н.А. Абельской на IV Российском философском конгрессе посвящено проблеме «Мировые религии: феномен пола», а Т.В. Чумакова рассмотрела феномен женской святости в древнерусской культуре. Категорию целомудрие исследует А.А. Мишучков. Половой аспект религиозного сектантства преимущественно затрагивает православный автор А.Л. Дворкин в фундаментальном труде «Сектоведение: Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования» (2002). Изданы материалы международной научно-практической конференции «Тоталитарные секты - угроза XXI века» (2001). По данной теме высказываются Е.П. Белоножко и А.Н. Мошкин, диакон Андрей Хвыля-Олинтер. Подробное религиозное осмысление русской литературы предлагает православный автор М.М. Дунаев, останавливаясь и на взаимоотношении полов и любви (он рассматривает в том числе и натурализм Венедикта и Виктора Ерофеевых, Виктора Пелевина, других современных русских писателей).

В исследовании заявленной проблематики необходимо учитывать классические философско-теоретические идеи экзистенциализма (М. Бубер, Г. Марсель, М. Хайдеггер, К. Ясперс и др.) и философской антропологии (А. Гелен, Э. Кассирер, Э. Мунье, X. Плеснер, М. Шелер и др.), результаты работы культурно-антропологических школ (Л. Морган, Э. Тейлор, Дж. Фрезер, Б. Малиновский, Л. Уайт, А. Радклиф-Браун, К. Леви-Строс, М. Мид, П. Бурдье и др.).

Хотя проблема любви и пола в российской культуре широко представлена в работах отечественных авторов, но в них преимущественно изучаются отдельные аспекты взаимоотношения полов и их философского, религиозного и художественного осмысления. Отсутствие целостного

10 философско-культурологического и философско-антропологического рассмотрения обусловило необходимость данного диссертационного исследования как культурно-философской антропологии пола и любви. Занимая свое место среди ряда других «региональных» (B.C. Барулин) антропологии, культурно-философская антропология пола и любви исследует рефлексию любви и взаимоотношения полов в философской, богословско-религиозной и художественной литературе.

Объектом исследования выступает антропология отечественной половой культуры последних - XIX - XXI — столетий во всей сложности духовного, психофизиологического и иных аспектов.

Предметом исследования являются образы любви и пола в отечественных философских, богословско-религиозных и литературно-художественных текстах.

Цель исследования состоит в культурно-философском рассмотрении эволюции образов пола и любви в отечественной культуре от традиционно-нормативных версий к деструктивным на основе интерпретации философской, богословско-религиозной и литературно-художественной рефлексии данных процессов.

Задачи исследования:

- определить предметно-категориальную специфику культурно-
философской антропологии пола и любви;

рассмотреть эволюцию традиционно-нормативных версий любви и пола, представленных в русском фольклоре, православном богословии и отечественной художественной литературе;

сопоставить материалистическую, платоническую и христианско-сострадательную традиции русской философской антропологии пола и любви;

выявить маргинальные образы пола и любви в русском «философском сектантстве» конца XIX - начала XX вв.;

дать анализ антропологии пола и любви в культуре отечественного модерна на основе интерпретации литературно-художественных текстов;

произвести реконструкцию «революционного эроса» и тоталитарного дискурса пола и любви на материале текстов советской культуры;

- проследить девальвацию любви и основные этапы в русской
сексуальной революции конца XX столетия;

исследовать постмодернистские парадигмы пола и любви, способствующие «антропологическому кризису» в современной России;

охарактеризовать антропологию семейно-брачных отношений, специфику эротической и аэротической тенденций в современной русской культуре в контексте постсоветской беллетристической образности.

Теоретико-методологические основы исследования. Сложность объекта и предмета исследования обусловливает разнообразие его теоретико-методологических основ. В исследовании использовался ряд принципов, методов и подходов, позволяющих наиболее продуктивно реализовать его цель и задачи:

Диалектический метод. Исследование исходит из классической трактовки диалектического сочетания противоположных начал. Последние прослеживаются в любви (под которой понимается неразрывная связь физиологического влечения и духовной близости), в браке (заключаемых как по любви, так и по расчету), в семье (супруги представляют единство, но между ними может происходить и борьба за лидерство, неизбежно столкновение мнений), противоречиво соотношение любви и творчества (нередко приходится поступаться либо первым, либо вторым), феминности и маскулинности. Амбивалентна русская половая культура, в которой также присутствует диалектика традиций и новаций, диалектика общего и особенного, святого и звериного (С.А. Аскольдов, Н.А. Бердяев). Диалектический метод включает в себя рассмотрение в социокультурной динамике, что часто выделяется в культурно-исторический метод.

Принцип толерантности. В исследовании реализуется основанный на допущение плюрализма мировоззрений принцип толерантности, в частности, применительно к диалогу светской и религиозной культур.

Компаративный подход. В основу его положен общенаучный метод сравнения, без использования которого невозможно проследить эволюцию образов пола и любви. В исследовании сопоставляются позиции разных авторов по вопросам взаимоотношения полов. Сопоставляется половое поведение различных социальных групп. Упор делается на «специальную компаративистику» (Е.С. Гревцова), предполагающую анализ «переклички», диалога поведения и идей в пределах одной национальной культуры.

Концепция интегральной истории русской философии. Эта концепция, выдвинутая М.А. Маслиным, «является наиболее перспективной общей моделью описания, исследования, изложения отечественного историко-философского процесса» . Данная концепция, предполагающая осмысление русской философии как «многообразия в единстве», не допускающая абсолютизации отдельных течений и проявлений, отвергающая видение отечественной философии с позиций философской или политико-идеологической партийности, перекликается с принципом толерантности и с диалектическим методом. Предполагает она и биографический метод: Б.В. Емельянов подчеркивает, что при интегральной картине истории русской философии «значительная часть материала посвящена персонологии - жизни и взглядам русских философов» .

Биографический метод. Особенно важно применение этого метода при рассмотрении художественной рефлексии пола и любви, где автор вкладывает в произведения «всю полноту своей души» (В. Брюсов). Важность биографического метода обосновывают И.С. Кон, А.Г. Сабиров, Э.Ю. Соловьев и другие авторы.

3 Маслин, М.А. Интегральная история русской философии./М.А. Маслин. //Рационализм и культура на
пороге третьего тысячелетия: Материалы Третьего Российского Философского конгресса. Т.2. - Ростов-на-
Дону: СКНЦ ВШ,2002, С.95

4 Емельянов, Б.В. История русской философии: три блока интеграции. /Б.В. Емельянов.//Философия и
будущее цивилизации: Тезисы докладов и выступлений IV Российского философского конгресса. T.2, С.235

Герменевтический метод. Применение данного метода вытекает из специфики работы над философскими и художественными текстами. В частности, в исследовании помимо текстов учитываются некоторые биографические особенности их авторов, что выступает как своеобразный герменевтический круг (биография позволяет лучше понять текст, а текст, в свою очередь, проясняет особенности биографии). Данное обстоятельство лишний раз подтверждает правомерность использования биографического метода.

Дескриптивный способ анализа. Дескриптивный способ предполагает извлечение из философских и художественных текстов понятий и идей, связанных с образами пола и любви, и их осмысление как с позиций актуальности применения к современной половой культуре, так с позиций современного понятийного аппарата.

Интертеоретический подход. Интертеоретический подход выдвинут А.А. Ляпуновым, понимающим под интертеорией «внутринаучную» среду, в которой всякая научная теория возникает и развивается. Интертеорией для исследования эволюции образов пола и любви будет являться в первую очередь история философии, философская антропология, философия культуры, литературоведение, сексология и культурология.

Интертекстуальная методология. Интертекстуальная методология, предлагаемая И.В. Кондаковым, предполагает выявление различных форм диалогической соотнесенности культурных текстов. В современной постмодернистской России представлены традиционные, модернистские и постмодернистские образы пола и любви.

Научная новизна диссертационного исследования:

- установлена предметно-категориальная специфика культурно-философской антропологии пола и любви, которая предполагает интерпретацию философских, богословско-религиозных и художественных текстов, выступающих рефлексивной составляющей в сфере антропологии

14 половой культуры, что является метадисциплинарным выходом за пределы традиционной «философской», «культурной» или другой антропологии;

- рассмотрена эволюция традиционно-нормативных версий любви и
пола, представленных в русском фольклоре, православном богословии и
отечественной художественной литературе XIX века, как переход к
формированию ненормативных и кризисных образов пола и любви в
отечественной культуре;

- впервые реализовано историко-философское и компаративное
сопоставление и интерпретация материалистической, платонической и
христианско-сострадательной традиций русской философской антропологии
пола и любви, в которых происходит синкретическое соединение
традиционных, религиозных и ненормативных парадигм половой культуры;

- самобытное учение Н.Ф. Федорова и философия пола В.В. Розанова
классифицированы как «философское сектантство», что позволило
реконструировать в их философско-литературных текстах становление
маргинально-ненормативных образов пола и любви;

- в результате анализа антропологии пола и любви в культуре
отечественного модерна на основе интерпретации литературно-
художественных текстов начала XX века показано, что в дореволюционной
России раньше, чем на Западе, формируются ненормативные и
деструктивные парадигмы половой культуры и складываются предпосылки
начала «сексуальной революции»;

на материале текстов советской культуры реализована реконструкция «революционного эроса» и тоталитарного дискурса пола и любви, которые охарактеризованы как эклектическое и унифицированное соединение традиционно-нормативных и либерально-ненормативных парадигм половой культуры;

определены основные этапы либерализации отечественной половой морали как продукта двух отечественных сексуальных революций (1917 г.-

15 20-е гг. и 60-е гг. XX в. - по н.в.) и определены причины девальвации любви и семейно-половых отношений в постсоветской России;

исследованы постмодернистские парадигмы пола и любви, представленные в текстах и половых мифах современной российской культуры и способствующие «антропологическому кризису»;

сформулирована идея сексуально-технической революции как альтернативы человеческого в человеке и выявлена специфика эротической и аэротическои тенденций в современной русской культуре в контексте беллетристики и масскульта.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Среди целого ряда «региональных антропологии» специфика культурно-философской антропологии пола и любви заключается в том, что она выходит на уровень метатеории и имеет предметом своего междисциплинарного исследования образы и парадигмы любовно-половой культуры в философско-антропологической, богословско-религиозной и литературно-художественной рефлексии, реконструкция которых позволяет проследить эволюцию образов пола и любви от традиционно-нормативных к кризисным, маргинальным, эклектическим и ненормативно-деструктивным.

  2. Образы пола и любви в отечественной культуре трансформировались от традиционно-нормативных и кризисных в XIX в. к маргинальным, характерным для русского модерна, эклектическим и унифицированным в тоталитарной культуре и деструктивным, присущим постмодернистскому (постсоветскому) этапу.

  3. Как отечественная материалистическая, так платоническая и христианско-сострадательная философия любви при всех своих различиях в основном выражают традиционно-нормативную версию любовно-половых отношений, хотя в ряде случаев уже обнаруживается маргинальность некоторых их воззрений. По отдельным вопросам пола и любви позиции представителей материалистической и идеалистической

(платоническая и христианско-сострадательная традиции) философской антропологии любви и пола совпадают или рознятся независимо от философско-мировоззренческой ориентации тех или иных авторов, что подчеркивает условность деления на «материализм» и «идеализм». Так, А.И. Герцен по решению ряда проблем ближе к П.А. Флоренскому, нежели к Н.Г. Чернышевскому; совпадает отношение А.И. Герцена и С.Н. Булгакова к эстетике телесности; Н.Г. Чернышевский и Н.А. Бердяев схожи в представлениях о свободе любви.

  1. В силу самобытности философского учения Н.Ф. Федорова и философии В.В. Розанова уместно отнести этих русских мыслителей к «философскому сектантству» (определение самого В.В. Розанова), но в своих воззрениях на взаимоотношение полов они составляют взаимную оппозицию. Солидарны они в критике традиционной постановки женского вопроса, выступая против уравнения женщин с мужчинами в делах и правах. Оба философа отталкиваются в своих учениях от Православия, хотя каждый по-своему далек от традиционно-христианской антропологии пола и любви и критически подходит к либерально-западной половой культуре.

  2. В творчестве писателей русского «серебряного века» отражен кризис семьи, много внимания уделяется критике трагических коллизий модернистского гуманизма и разврата в сфере половой культуры. Причина такого пристального внимания к негативным проявлениям в их художественном творчестве связана с нарастанием кризиса в традиционной отечественной любовно-половой культуре, отступлением от господствующих моральных норм. Но в их творчестве реализуется и морально-эстетическая легитимация процессов маргинализации и рационализации образов пола и любви в эпоху модерна, что послужило одним из важных стимуляторов начала первой отечественной сексуальной революции.

  1. Революционные эрос продемонстрировал ту же амбивалентность в подходах к взаимоотношению полов, что присуща русской половой культуре в целом. Первая русская сексуальная революция сопровождает социальные революции 1917 г., но прерывается с утверждением тоталитарного режима в СССР, покончившего со свободой половых отношений. Коммунистическая власть частично сумела восстановить утраченные в результате первой русской сексуальной революции ценности, чему способствовала специфика амбивалентности отечественной половой культуры, которая и привела к синкретизму в тоталитарной культуре традиционно-нормативных и модернистских образов пола и любви.

  2. Вторая волна русской сексуальной революции двухэтапна: первый этап (60-е - начало 90-х гг. XX в.) протекает латентно и вялотекущее, затрагивая преимущественно городскую молодежь и не испытывая прямого влияния Запада. Второй этап (начало 90-х гг. XX в. - н.в.) характеризуется резкой либерализацией половой морали и деструктивными культурными парадигмами пола и любви, обусловленными глобализацией и открытостью России инокультурным влияниям (вестернизация и т.п.).

  3. В обществе российского постмодерна массовая культура характеризуется доступностью эротических, в том числе и порнографических, материалов, в искусстве и литературе наблюдается натурализм и аэротическая тенденция. Дальнейшее развитие отечественной половой культуры имеет две альтернативные друг другу перспективы: либо частичное возвращение к традиционным ценностям, чему в немалой степени может способствовать русское Православие, либо развертывание «сексуально-технической революции», грозящей полной утратой в сексуальной сфере человеческого в человеке.

  1. Натурализм и ненормативная лексика на страницах художественных произведений некоторых современных русских авторов является скорее

18 не порнографией, а специфическим антиподом последней, аэротикой. Деструктивный характер постмодернистских образов пола и любви выражается в девальвации любви, отказе от взаимных обязательств сожительствующих пар, грубом натурализме и порнографии в ряде произведений современной беллетристики, широкой эксплуатации сексуальности в рекламе, телепрограммах, учениях некоторых тоталитарных религиозных сект. Теоретическая и практическая значимость исследования. Выводы исследования содержат конкретные предложения по государственному регулированию взаимоотношения полов, по семейной политике. Непосредственную практическую значимость имеют рассмотренные в исследовании причины распада семейно-брачных отношений.

Материалы исследования представляют интерес для таких философских дисциплин, как история русской философии, этика, культурология, философская антропология в широком смысле, религиоведение, а также для филологии и сексологии, могут быть использованы при разработке как соответствующих учебных курсов, так и практических программ по половому воспитанию и укреплению семьи.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования нашли свое отражение в учебных курсах «Философия», «Этика», в спецкурсе «Философия любви в России», прочитанных на ряде факультетов Белгородского государственного университета и в учебном курсе «Философия», прочитанном на факультете правоохранительной деятельности Белгородского юридического института МВД России, а также в ряде учебных пособий.

Материалы исследования апробированы на IV Российском философском конгрессе (Москва, 2005 г.), на ряде региональных, межвузовских, российских и международных научных и научно-практических конференций. Региональных: «Культурно-цивилизационные особенности развития современного российского общества» (Белгород, 2004,

19 2005 гг.), «Социокультурная динамика региона» (Белгород, 2005 г.). Межвузовских: «Гуманитарные науки и юридическое мировоззрение» (Белгород, 2003 г.), «Духовная жизнь и культура российской провинции» (Белгород, 2004 г.), «Проблемы духовно-культурного и исторического развития России и российского общества» (Белгород, 2005 г.). Международных и российских: «Методология и организация учебного и тренировочного процесса в физической культуре и спорте» (Белгород, 2002 г.), «Оздоровительные технологии XXI века (Челябинск, 2002 г.), «Проблема свободи у теоретичній та практичній філософії» (Харьков,2003 г.), «Организационная динамика человеческой деятельности: экономика, философия, культура: к 130-летию со дня рождения А. А. Богданова» (Москва, 2003 г.), «Иосафовские чтения» (Белгород, 2003, 2005 гг.), «Человек в современных философских концепциях» (Волгоград, 2004 г.), «Россия и Восток. Феномен сознания: интегральное видение» (Астрахань, 2004 г.), «Нравственность и религия» (Пенза, 2005 г.), «Интеллигенция и нравственность» (Улан-Удэ, 2005 г.), «Творчество И. А. Бунина и русская литература ХІХ-ХХ веков» (Белгород, 2005 г.), «Человек: философская рефлексия» (Барнаул, 2006 г.), «Духовные ценности и нравственный опыт русской цивилизации в контексте третьего тысячелетия» (Орел, 2006 г.).

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите кафедрой философии Белгородского государственного университета 14 июня 2006 г. Содержание диссертации изложено в 51 публикации общим объемом 37,05 п.л.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, девяти параграфов, заключения и библиографии.

Подобные работы
Нефёдова Ирина Дмитриевна
Социально-философский анализ концепций психологических аспектов религиозности в культуре XX столетия
Ворошилова Оксана Николаевна
Эволюция образов женщины в общественном сознании
Зобков Юрий Сергеевич
Музыкальный мир XX столетия: проблема диалога культур (На примере жизни и творчества С. А. Кусевицкого в эмиграции)
Юн Енг А
Педагогические аспекты развития у учащихся восприятия полистилистики как одного из основных направлений музыкальной культуры XX-го столетия
Ничков Борис Владимирович
Духовая инструментальная культура Беларуси : XIX-XX столетия
Кононова Елена Васильевна
Пианистическая культура Харькова последней трети XIX - начала XX столетий
Шабельникова Мария Александровна
Вопросы русской культуры в школьных учебниках XX - начала XXI столетия
Курленя Константин Михайлович
Парадигмы развития региональной отечественной культуры : на примере репрезентативных явлений музыкального искусства Новосибирска 70-х - начала 90-х годов XX столетия
Каргинова Серафима Николаевна
Эволюция образа женщины-горянки в осетинской литературе
Батталова Алсу Дамировна
Эволюция образа дома в татарской драматургии

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net