Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Социологические науки
Социальная структура, социальные институты и процессы

Диссертационная работа:

Солодова Галина Сергеевна. Социокультурная детерминированность социально-экономических представлений современной российской молодежи : диссертация... д-ра социол. наук : 22.00.04 Новосибирск, 2006 331 с. РГБ ОД, 71:07-22/50

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение. Общая характеристика исследования 6

Раздел I. Экономическая культура — социокультурный подход . .25
Глава 1. Общекультурные и религиозные основания экономи
ческой культуры: теоретическое обоснование
25

  1. Возможные теоретические подходы к изучению социально-экономического развития России 25

  2. Определение базовых понятий — культура и религия . 33

  3. Понятие и элементы экономической культуры 43

Глава 2. Экономическая культура — воспроизводство и изменение 54

  1. Экономическая культура — системное видение .... 55

  2. Понятие самовоспроизводства экономической культуры .59 Глава 3. Некоторые факторы, обусловившие особенности российской экономической культуры 65

Основные выводы 78

Раздел II. Социальное учение и социальная доктрина христиан
ства — взгляд на экономическую культуру 80

Глава 4. Религия и церковь как участники и регуляторы со
циальной и хозяйственной жизни общества
80

  1. Несовладение и противоречивость религиозных взглядов80

  2. Хозяйственные отношения — особая область

религиозно-этических отношений 82

Глава 5. Христианское отношение к собственности ....... 86

  1. Определение собственности 86

  2. Причины появления собственности 87

  3. Собственность как временное достояние человека . . 89

  4. Функции и дисфункции наличия частной собственности .91

  5. Охрана собственности 94

  6. Обобществление имущества 95

  7. Русская социально-философская мысль о собственности 96 Основные выводы 100

Глава 6. Христианство - отношение к богатству и бедности . .102

  1. Причины и способы обретения богатства 104

  2. Представление о бедности и ее следствия 106

  3. Относительность понятий богатства и бедности. Критерии богатства и бедности 110

  4. Нищие духом 114

  5. Бедность и богатство как критерии богоугодности . 115

  6. Функции и возможности богатства 118

  7. Опасности богатства 119

  8. Несколько штрихов к особенностям российского отношения к богатству и бедности 121

Основные выводы 127

Глава 7. Христианский взгляд на социальное неравенство и

милостыню 129

  1. Основные положения христианства о социальном неравенстве 130

  2. Необходимость милостыни. Милостыня как закон . . . 135

  3. Социальные и религиозные функции милостыни .... 138

  4. Награждение за милостыню. Наказание за отказ в помощи ближнему 139

  5. О российском восприятии социального неравенства и милостыни 141

Основные выводы 149

Глава 8. Христианское отношение к труду: опыт социологичес
кого видения
151

  1. Значимость труда в жизни человека 151

  2. Функции труда 154

  3. О праздности и лени 159

  4. Некоторые особенности российского отношения

к труду 161

Основные выводы 169

Раздел III. Экономическая культура современной молодежи . . 170
Глава 9. Представления о богатстве. Отражение христианских
взглядов на собственность и богатство в установках

современных подростков 175

9.1. Богатство - как его представляют подростки

(по материалам минисочинений) 177

  1. Отношение к богатству и различным способам его достижения 179

  2. Предпосылки, способствующие накоплению богатства. Отношение к богатым 186

  3. Непосредственное отражение христианских взглядов на собственность и богатство в установках современных подростков 195

Основные выводы 203

Глава 10. Бедность: причины и представления. Отражение
христианских взглядов на бедность в установках современной
молодежи
207

10.1. Бедность в представлениях подростков. Отношение

к бедности 207

  1. Причины бедности 211

  2. Отношение к бедным 217

  3. Непосредственное отражение христианских взглядов

на бедность в представлениях современных подростков .... 220

Основные выводы 227

Глава 11. Социальное неравенство — преломление христианских
взглядов на социальное неравенство и милостыню в представ
лениях подростков
229

  1. Преломление христианских взглядов на социальное неравенство в представлениях подростков 231

  2. Отношение к милостыне и благотворительности как способам сглаживания социального неравенства 238

Основные выводы 247

Глава 12. Отношение к труду. Отражение христианских представлений о труде в установках современной молодежи .... 250

  1. Терминальная ценность труда 250

  2. Труд, работа — тяжкое бремя и жестокая необхо-

димость 254

  1. Способность россиян хорошо и эффективно работать .260

  2. Отражение христианских представлений о труде в установках современных подростков 267

Основные выводы 274

Заключение. Общие выводы по работе 276

Литература 284

Приложение 1. Кластерный анализ данных 309

Приложение 2. Анкеты 311

ВВЕДЕНИЕ. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Введение к работе:

Актуальность темы исследования. Опираясь на внешние проявления, российскую историю ХХ - начала ХХI веков трудно определить как преемственную, ее можно сравнить с ломаной, пунктирной линией. Наиболее резкий излом (с тенденцией разрыва сознания, ценностных ориентаций, массовых экономических практик), разрушивший традиционные институты и жизненные уклады, произошел в начале прошлого столетия. Революция провела отчетливую грань, разделила историю на «до» и «после». Современное российское общество также характеризуется высокой скоростью и глубиной изменений. Минувшие десятилетия создали редкую ситуацию принципиального, но в то же время мирного социального разрыва. Кардинальные по сути, резкие по форме, сжатые и интенсивные по характеру эти изменения оказались значимыми и болезненными для большей части населения. Произошло второе за столетие общее, системное изменение социально-экономической ситуации, повлекшее за собой радикальные перемены в идеологической, экономической, политической сферах общества [Данилов, 1999; Заславская, 1997, 2003; Лапин, 2000, 2003; Майминас, 1999; Рывкина, 1994, 1998; Тихонова, 1998 и др.].

Структурные социальные трансформации порождают одновременные, в большей или меньшей степени целенаправленные и интенсивные изменения общественного сознания. Подобно тому как революционный поворот и попытка построения социализма в той или иной мере перекрыли официальные каналы транслирования дореволюционной культуры и тем более религиозных ценностей, сфокусировав основные усилия на формировании человека новой формации, так и в недавнее перестроечное время произошло официальное отречение от предшествующих социальных идеалов и внешнее, видимое разрушение базовой, единой для всех групп советского общества ценностной системы. Была поставлена задача выстраивания нового экономического мышления взрослого населения, формирования, условно говоря, «рыночного менталитета» подрастающего поколения. Однако даже наглядное и последовательное разрушение сложившихся социальных и экономических принципов и связей не означает аннулирования, полных отказа и независимости от предшествующей истории. Несмотря на социальные изменения, в том числе крупные, возможно наличие сквозных (явных или скрытых) социальных установок и представлений, частичное сохранение и воспроизводство которых служит условием поддержания единства общества, создает его мировоззренческую цельность во временном контексте.

Итак, в основе успешности социальных изменений лежат не только сегодняшние регулятивно-управленческие действия, но преимущественно объективные, долговременные факторы. Скорость, направление, глубина и результативность социальных перемен детерминированы исходными социокультурными условиями – своеобразными социокультурными стереотипами и предпочтениями, заложенными в траекторию потенциального развития общества. «Потенциал изменений и трансформаций не является чем-то случайным или внешним по отношению к культуре… Любая трансформация является результатом переплетения истории, структуры и культуры, соединяющихся в результате человеческой деятельности» [Айзенштадт, 1993, с. 208–209]. Знание отправной, в определенном смысле базовой, социокультурной составляющей, оценка степени ее сохранения и влияния на скорость и направление переходных процессов служит необходимой предпосылкой для обеспечения результативности как текущих, так и долговременных трансформаций. Анализ социальных изменений предполагает также поиск и выделение социокультурных механизмов, благодаря которым происходит отбор и институционализация основополагающих норм общества, имеющих практическое и символическое значение.

Однако подтверждение или опровержение данного утверждения требует дополнительного теоретического обоснования и эмпирической проверки, очерчивания границ и степени изменений/воспроизводства применительно хотя бы к одной, но конкретной социальной сфере. Данное обстоятельство в значительной степени определило актуальность предлагаемой работы и составляло одну из ее задач.

Таким образом, социальная актуальность диссертационного исследования определена необходимостью социокультурного осмысления современных социально-экономических трансформаций, в частности, важностью оценки характера и степени воспроизводства социально-экономических представлений дореволюционного российского общества, сформированных под влиянием христианства, в экономической культуре современного российского общества.

Степень разработанности темы. Содержательная многоаспектность выбранной темы обусловливает необходимость обращения к публикациям, выполненным в смежных научных направлениях, а также имеющим междисциплинарный характер.

К направлению фундаментального характера, описывающему и интерпретирующему социальные изменения/устойчивость с позиций разных научных подходов и оснований, относят теории социальных изменений. Общим для теорий социальных изменений является стремление к поиску базовых структур, обеспечивающих сохранение и воспроизводство общества или, напротив, способствующих его изменению. Теории социальных изменений, как утверждает Р. Нисбет, не обладают принципиальными отличиями от такого «рода интеллектуальной деятельности, которую мы обычно называем «историей» [Будон, 1998, с. 8-9]. Признанный вклад в комплексное культурно-аналитическое изучение закономерностей развития социальной истории внесла школа «Анналов» (М. Блок, Ф. Бродель, Л. Февр). Классическими исследованиями, осмысляющими социальное развитие на основе цивилизационных концепций, являются работы Н.Я. Данилевского, П.А. Сорокина, А. Дж. Тойнби, О. Шпенглера. Выявлению причинно-следственных связей, обусловливающих социальное развитие и изменение с учетом культурно-цивилизационных особенностей, посвящены работы таких авторов, как А.С.Ахиезер, М.А. Барг, А.Я. Гуревич, Б.С. Ерасов, С.Э. Крапивенский, А.И. Куприянов, К.Х. Момджян, А.И. Ракитов, А.Я. Флиер.

Теоретическое осмысление развития России в рамках институционального подхода предложено О.Э. Бессоновой и С.Г. Кирдиной. Ограничение потенциальных социальных изменений частичным воспроизводством предшествующих социокультурных практик подчеркивают В.А. Ачкасов, Г.А. Гольц, А.П. Назаретян, И.Г. Яковенко. Так, общим для дореволюционной и советской истории А.С. Ахиезер считает высокую степень государственной регуляции народного хозяйства, ориентацию на традиционалистские стереотипы общественного сознания. Автор отмечает историческую преемственность большевистской идеологии [Ахиезер, 1997]. Б.Н. Земцов, рассматривающий связь дореволюционной и советской ментальности, делает вывод о том, что к концу 20-х годов ХХ века российская цивилизация «оказалась фактически восстановленной большевиками (хотя и с другой надстройкой и под другими лозунгами)» [Земцов, 1994]. Опираясь на исследования зарубежных ученых о сходстве развития хозяйственных отношений в царской России и СССР, В.В. Дроздов отмечает: представление о том, что административно-командная система возникла только в результате реализации теоретических установок большевиков при отсутствии какой-либо преемственности по отношению к дореволюционному прошлому, является, по крайней мере, односторонним [Дроздов, 1994]. В.Г. Хорос считает, что «большевистский социализм стал продолжением и ужесточением имперской модели, реализовавшейся под иными идеологическими лозунгами» [Хорос, 1993].

Одной из сторон в изучении социальных изменений является анализ взаимосвязи изменений в неэкономической и экономической сферах общества. Проблема связи культуры и экономической деятельности анализировалась такими пионерами и классиками социальной и экономической мысли как П. Бурдье, В. Зомбарт, К. Маркс, П.Б. Струве, Э. Фромм, М.И. Туган-Барановский, Й. Шумпетер, Ф. Энгельс. Рассмотрение экономической составляющей общества с позиций религиозно-метафизической концепции представлено в работах «русских светских богословов» Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, В.В. Розанова, В.С. Соловьева. Существование тесной связи между этическими ценностями и экономическим развитием обществ доказывали Э. Дюркгейм, М. Вебер. Влияние моральных побуждений на экономическую деятельность показано также в работах М. Бюшера, Г. Корацциари, А. Риха, А. Сена, А. Этциони. Среди современных отечественных авторов, изучающих связь культуры и экономики и обращающихся к особенностям российского менталитета и его влиянию на развитие экономики, – В.И. Верховин, Г.А. Гольц, Л.Г. Горичева, Ю. Ольсевич, О.А. Платонов, А.И. Пригожин, В.М. Розин, Н.Е. Тихонова, Л.И. Чинакова. О некоторых православных принципах формирования рыночной экономики, в частности, о восприятии богатства и отношении к потреблению, пишет Э. Афанасьев. Проблема связи вероисповедания и модернизации рассматривается И.В. Забаевым. Обращение к социально-культурным основам хозяйства и христианской этике труда присуще исследовательским интересам Т.Б. Коваль. Исторический экскурс, характеризующий ценность труда и его значимость в развитии российского предпринимательства, предпринят Н.Н. Зарубиной.

В данной работе анализ социальных изменений проведен на примере экономической культуры, отражающей в себе трансформации как материальной, так и нематериальной сфер. Методологические основания исследования закономерностей развития современного российского общества, в том числе через разработку и анализ понятия экономической культуры, предложены в работах Т.И. Заславской, З.И. Калугиной, В.В. Радаева, Р.В. Рывкиной, которая особое внимание уделяет рассмотрению исторических корней трудностей сегодняшней экономики.

Понятие экономической культуры, будучи многосоставным, требует операционализации. В качестве индикаторов экономической культуры в работе были выделены отношение к собственности, богатству, бедности, социальному неравенству, милостыне и труду. Традиция обращения к неэкономическому рассмотрению понятий собственности, богатства берет начало у классиков древнегреческой философии. Среди современных авторов, рассматривающих собственность в культурологическом ключе, отметим В.В. Бибихина, В.М. Межуева, К.И. Скловского. Критерии и определения богатства и бедности, причины их образования и их социальные оценки даны в работах Л.А. Гордона, М.К. Горшкова, Л.Г. Зубовой, В.А. Лисова, К. Муздыбаева, Н.М. Римашевской, М.В. Розина, В.С. Тапилиной, Н.Е. Тихоновой, М. Тучек, Л.А. Хахулиной, Т.Ю. Черкашиной, Н.В. Черниной. Как социальное явление и социальная проблема бедность анализируется в работах Н.Д. Вавилиной. Частью российской экономической ментальности 90-х гг. считает бедность И.В. Розмаинский. Обзор результатов исследований бедности в западной и российской научной литературе проведен Н. Меннингом. К теме социальных неравенств обращаются А. Андреев, Д.А. Керимов, Ф.А. Хайек. Относительную обоснованность использования понятия социального равенства применительно к советскому обществу отмечают О.Э. Бессонова, Т.И. Заславская, Н.И. Лапин, Р.В. Рывкина. Исследования связи между изменениями в доходах и изменением неравенства в их распределении проводятся Т.Ю. Богомоловой и В.С. Тапилиной. Историко-культурной традицией и одной из форм сглаживания социального неравенства является милосердие и помощь ближним. Как гуманистическую и общечеловеческую ценность рассматривает благотворительность М.П. Мчедлов. Теоретические и эмпирические вопросы, связанные с темой и местом труда, его оплатой, в том числе, в советском обществе, разрабатываются Л.А. Гордоном, А.Г. Здравомысловым, Е.А. Тюгашевым, Л.Б. Четыровой, Н.Г. Шамшуриной, В.А. Ядовым. О трудовых ценностях современного российского общества пишут В.С. Магун, Ж.Т. Тощенко.

Изучению ценностей молодежи, выбранной нами в качестве эмпирического объекта, посвящены многолетние исследования Л.Г. Борисовой, Н.Д. Вавилиной, Д.Л. Константиновского, З.В. Куприяновой, В.Т. Лисовского, В.С. Магуна, Е.Л. Омельченко, С.Н. Першуткина, Б.А. Ручкина, В.С. Собкина, И.И. Харченко, Г.А. Чередниченко, В.И. Чупрова, В.Н. Шубкина, И.И. Шурыгиной.

Наряду с большим числом изысканий названных и не упомянутых исследователей, в разной степени затрагивающих связь социальных изменений с социокультурными характеристиками общества, вопросы системного видения экономической культуры как социокультурного продукта остаются недостаточно разработанными. Автору не удалось найти работы, посвященные содержательному социологическому анализу христианских представлений, относящихся к социально-экономической сфере жизни общества и их параллельной фиксации в экономической культуре современного российского общества. В значительной степени это обусловлено тем, что до недавнего времени религии как фактору и элементу общественного сознания и культуры советского народа уделялось незначительное внимание. Малоизученными, требующими дополнительного рассмотрения оказались вопросы, связанные с оценкой степени воспроизводства конкретных элементов экономической культуры, рассмотрением воспроизводства экономической культуры как одного из проявлений и показателей преемственности общественного сознания в целом. В связи с этим обращение к изучению перечисленных аспектов представляется логичным и необходимым.

Итак, научная актуальность исследования определяется теоретической неразработанностью и эмпирической неизученностью проблемы воспроизводства традиционных российских представлений, сформированных под влиянием христианства, в экономической культуре современного общества. Научная проблема – недостаточные выделенность и изученность основных исторически сложившихся социально-экономических положений христианства – традиционного вероисповедания преобладающей части населения российского общества – оценка степени и характера их воспроизводства в современной экономической культуре.

Изучение степени воспроизводства глубинных представлений, сформированных религиозной культурой дореволюционного российского общества, в экономической культуре современной молодежи проводилось с двух позиций — теоретической и конкретно-социологической. Срез экономической культуры дореволюционного общества получен на основе изучения письменных источников: работ социальных философов, богословов, публикаций в специализированных христианских изданиях, свидетельств отдельных представителей того времени, публицистических и изданных фольклорных материалов. В основе анализа современной экономической культуры лежат результаты эмпирических исследований, опирающихся на теоретические разработки данного понятия [Заславская, 1991, 1997; Рывкина, 1994, 1998]. Сопоставление теоретического и эмпирического пластов экономической культуры выбранных временных периодов опирается на положение о связи общественного и индивидуального сознания и представляется правомерным и обоснованным. Дореволюционное российское общество было обществом традиционного типа, что предполагает высокий уровень внешней детерминированности индивидуального сознания доминирующими в обществе ценностями [Дюркгейм, 1998; Вебер, 1990]. Ввиду ограниченного числа социализирующих институтов и их однонаправленного воздействия происходит органичное, непротиворечивое выстраивание общественного и индивидуального восприятия. В своих действиях и оценках человек выступает не как автономный и самостоятельный субъект, а как часть некого коллективного субъекта (сообщества). Его представления в значительной степени носят извне задаваемый коллективный характер. Более того, отличия, выделенность индивидуальных установок, их противопоставление общественным не поощрялись, рассматривались как проявления одного из грехов – гордыни. Иначе говоря, применительно к традиционным обществам можно говорить о максимальном и массовом, в определенном смысле, тотальном уровне совпадения индивидуальных и общественных ценностей, установок, сознания в целом. В обществах данного типа одним из основных социальных институтов, участвующих в формировании общественного сознания, была религия и связанная с нею сеть организаций. Церковь выступала важнейшим организатором нравственной составляющей, была основным источником и транслятором ценностей, которые становились доминирующими и воспринимались как обладающие абсолютным авторитетом для всех членов общества. Религиозная причастность и разделение религиозных принципов являлись необходимыми условиями для приобретения «благовидной» личностной идентичности и устойчивого положения, что, в конечном итоге, являлось одним из обстоятельств, обеспечивающих физическое выживание. Выполняя регулятивную функцию, религия охватывала нормы, касающиеся не только религиозного культа, но многих других сфер общественной жизни, накоплен огромный материал, демонстрирующий синкретический характер всей сферы религиозных представлений общества [Ахиезер, 1997, 1994; Герасимов, 1994; Игнатьев, 1991; Кузьмин, 1997; Хорос, 1993; Яковенко, 1994]. Таким образом, концептуальные постулаты и практические религиозные рекомендации христианства как официально и реально превалирующей идеологии находили свое проявление в социально-хозяйственной жизни дореволюционного общества, а именно, в отношении к собственности, богатству, бедности, социальному неравенству, милостыне и труду. Предполагается, что названные социально-экономические представления имеют тенденцию к устойчивому воспроизводству и могут обнаруживаться в социально-экономических установках современной молодежи.

Объект исследования – социально-экономические представления современной российской молодежи.

В качестве непосредственного эмпирического объекта исследования выступила учащаяся молодежь, а именно молодые люди в возрасте 15–19 лет, обучающиеся в старших классах дневных и вечерних общеобразовательных школ, в профессиональных училищах, средних специальных учебных заведениях, на младших курсах высших учебных заведений Новосибирской области. Выделенный эмпирический объект репрезентирует учащуюся молодежь как социально-демографическую группу, поскольку в нем представлены все типичные образовательные включения, характерные для данного возраста.

Предмет исследования – проявления социально-экономических представлений христианства в экономической культуре современной российской учащейся молодежи.

Подростки середины 1990-х – начала 2000-х годов – благодатный исследовательский объект. В результате глобальных социальных трансформаций наиболее интенсивное формирование их базовой системы ценностей проходило в «смутное» время. Это продукт переходного периода – уже не советская молодежь, но еще и не рыночная. Данное обстоятельство методологически обусловливает выбор молодежи в качестве группы, позволяющей выявлять наличие или, напротив, отсутствие глубинных императивов, связанных с экономической культурой. Эмпирическое изучение отношения современных подростков к бедности, богатству, собственности, социальному неравенству, милостыне и труду может стать одним из исходных критериев, позволяющих оценить глубину разрыва или, напротив, преемственности традиционных и современных социально-экономических ценностей, в свою очередь входящих в индикаторный ряд общественного сознания. Обращение к молодежи в значительной степени связано и с тем, что затраты и усилия, связанные с ее социализацией, приобретают характер долговременных инвестиций; она является «перспективным человеческим капиталом», от качеств которого зависит конкурентоспособность общественной системы. Особенностью разрабатываемого эмпирического подхода является преимущественное рассмотрение учащихся не как адаптирующихся в новых экономических условиях, но как социализирующихся в принципиально иной социальной реальности, нежели их родители. Вместе с тем необходимо отметить, что учащаяся молодежь находится под многолетним и постоянным воздействием преподавательского корпуса разных типов учебных заведений, который, в свою очередь, в массе своей был сформирован в советское время и вольно или невольно, в большей или меньшей степени поддерживает и транслирует ценности того времени. Целесообразность изучения отношения учащихся к богатству и бедности отчасти связана с периодически встречающимся сознательным воспитанием в подрастающем поколении заведомо негативного отношения к богатству и богатым и, напротив, отождествления бедности и бедных с честностью, порядочностью, добротой.

Вопрос о распространении полученных эмпирических выводов на другие возрастные группы на сегодня остается открытым. Однако это не означает, что разработанная методика не может быть продуктивно применена к другим возрастным группам.

Цель исследования – выявление социокультурной преемственности экономической культуры российского общества – проведение параллелей, нахождение совпадений между ключевыми элементами дореволюционной и современной экономической культуры.

Достижение поставленной цели предполагало постановку и решение ряда задач:

Теоретико-методологические:

1. Разработать целостное теоретическое представление об экономической культуре как производной от традиционных религиозных взглядов.

2. Выделить наиболее значимые положения христианства, связанные с отношением к собственности, богатству, бедности, социальному неравенству, милостыне и труду. Раскрыть их содержание как конструктов экономической культуры дореволюционного общества и скрытых детерминант экономической культуры современной молодежи.

3. Систематизировать и дополнить социокультурные и природно-климатические предпосылки, оказавшие влияние на формирование хозяйственных установок и представлений, характерных для России.

Методико-эмпирические:

1. Спроецировать теоретическое представление об экономической культуре как производной от традиционных религиозных взглядов на эмпирический анализ экономической культуры современного российского общества. Разработать методику изучения отношения молодежи к собственности, богатству, бедности, социальному неравенству, милостыне и труду как социально-нравственным категориям российского общества.

2. Оценить уровень и характер воспроизводства экономической культуры – степень совпадения социально-экономических представлений подростков с базовыми положениями дореволюционной экономической культуры, сформированной христианским мировоззрением.

3. Выявить основные закономерности трансформации и/или самовоспроизводства экономической культуры.

4. Показать статистическую значимость влияния религиозной самоидентификации на выделенные компоненты экономической культуры учащейся молодежи.

Сосредоточение исследовательских усилий на анализе экономической культуры дореволюционного и современного периодов не означает игнорирования значимой роли ценностей и установок советского времени. Не введение в анализ отношения к выбранным элементам экономической культуры в советское время связано с несколькими основными причинами: необходимостью их дифференцированного рассмотрения на разных этапах построения социализма (военный коммунизм, новая экономическая политика, коллективизация, переход к административно-командной экономике), определенной сложностью беспристрастного анализа. В работе не обосновывается и не опровергается смысловая противоположность выделенных элементов экономической культуры дореволюционного и советского периодов. Отмечая ограниченные возможности воспроизводства религиозных ценностей в советское время, автор полагает, что принципиально и содержательно важным для целей данной работы является само по себе эмпирическое выявление и статистическое доказательство наличия сквозных представлений, сохраняющихся несмотря на различную степень благоприятствования внешних социальных условий для их воспроизводства.

Исследование опирается на широкое использование теологических текстов. Однако в нем никоим образом не ставилось задачи новой религиозной интерпретации отношения к собственности, богатству, бедности, социальному неравенству, милостыне и труду, рассмотрения и оценки религиозных взглядов с теологических позиций. Это прерогатива богословия, что не является научной областью данного исследования. Акцент был сделан на социальные и экономические последствия распространения христианского мировоззрения и его влиянии на социально-экономические представления, повседневную хозяйственную деятельность российского общества. Вместе с тем, обращение в работе, наряду с другими, к мало известным источникам позволяет дать более объемную картину влияния социокультурных факторов на формирование современной экономической культуры, что, в свою очередь, подчинено выработке и доказательству предлагаемой концепции. Добавим, что к проблеме связи христианства и экономической культуры автор пытался подойти в максимальной степени с объективных, непредвзятых исследовательских позиций. Речь не идет о прямой и непосредственной религиозной мотивации экономического поведения современной молодежи, для того, чтобы говорить об этом в массовом масштабе, нет никаких реальных оснований – смысл в глубинной межпоколенческой трансляции социально-экономических ценностей и практик, латентном воспроизводстве определенных пластов общественного сознания.

Необходимо остановиться еще на одном важном аспекте. Так как анализ социально-экономических положений опирался на Книги Ветхого и Нового завета, работы христианских писателей первых веков и отечественных дореволюционных авторов, использовавших преимущественно термин «христианство», то в данной работе эта традиция продолжается. Особенности других, помимо православия, направлений христианства в работе не рассматриваются.

Теоретические и методологические основы исследования. В исходные методологические принципы положена идея о нераздельности культурной, религиозной и экономической составляющих общества. Как наиболее адекватный и продуктивный способ теоретического обоснования социокультурной детерминированности экономической культуры было выбрано частное проявление общенаучного системного видения, а именно социокультурный подход, рассматривающий общество, культуру и личность как «неразрывную триаду» (П. Сорокин). Специфика исследования обусловила использование сравнительно-исторического метода.

Общетеоретическую и методологическую основу диссертации составили труды отечественных и зарубежных авторов, посвященные изучению социального развития. Это, во-первых, работы М. Вебера (связь содержания культуры в ее историческом развитии с религиозными мотивами ), Т. Парсонса (роль ценностей и норм социальной системы в «воспроизводстве образца» ), Т.И. Заславской и Р.В. Рывкиной (обусловленность экономической культуры историческим прошлым ). Вторым базовым основанием диссертационной работы стали исследования известных богословов, социальных и религиозных философов С.Н. Булгакова, А.И. Ильина, В.В. Розанова, С.Л. Франка, В.Ф. Эрна, А. Гарнака, Ш. Матьюса, дореволюционных и современных социальных историков и экономистов М.Ф. Владимирского-Буданова, М.В. Довнар-Запольского, В.О. Ключевского, Н.П. Павлова-Сильванского, П.Б. Струве, М.И. Туган-Барановского. Принципиально весомой теоретической основой исследования и конкретным историческим материалом послужили идеи и положения, изложенные в статьях христианских периодических изданий середины ХIХ века.

В своей работе автор непосредственно и в значительной степени опирался на принципы исследования, разрабатываемые Новосибирской экономико-социологической школой (Н.М. Арсентьева, В.А. Артемов, О.Э. Бессонова, Т.И. Богомолова, Л.Г. Борисова, Ф.М. Бородкин, Г.П. Гвоздева, В.И. Герчиков, Е.Е. Горяченко, З.И. Калугина, С.Г. Кирдина, Л.В. Корель, А.Р. Михеева, С.В. Соболева, В.С. Тапилина, И.И. Харченко) и этносоциальным направлением Института философии и права СО РАН (А.М. Аблажей, М.А. Абрамова, В.И. Бойко, Г.С. Гончарова, С.Н. Еремин, Е.А. Ерохина, Н.В. Исакова, В.Г. Костюк, О.В. Нечипоренко, Ю.В. Попков, И.В. Удалова, Д.В. Ушаков, В.С. Шмаков).

Информационной базой исследования послужили результаты многолетних исследований социально-экономических представлений современной учащейся молодежи, проведенных в разных типах учебных заведений и поселений Новосибирской области. В 1995, 1997, 1999, 2000 и 2005 годах, было опрошено соответственно: 990, 971, 1587, 2220 и 415 старшеклассников средних школ Новосибирской области. В 2002 г. проведен опрос 4600 учащихся дневных и вечерних общеобразовательных школ, профессиональных училищ, средних специальных учебных заведений Новосибирска и Новосибирской области. В 2003 г. опрошено 3650 студентов высших учебных заведений дневной и заочной формы обучения в Новосибирске и Новосибирской области.

Исследования 1999, 2000, 2002 годов проводились под руководством доктора социологических наук Борисовой Людмилы Глебовны и при поддержке Российского гуманитарного научного фонда.

Основные методы исследования и анализа данных:

Исследование проведено в форме историко-социологического сопоставления, выстроенного в двух плоскостях: исторической (вертикальный срез) и конкретно-социологической (горизонтальный срез). Данное обстоятельство обусловило необходимость проведения:

1. Структурирования и анализа социально-экономических положений, представленных в социально-философской, богословской, исторической литературе и связанных с отношением к собственности, богатству, бедности, социальному неравенству, милостыне и труду.

2. Анкетных опросов учащихся старших классов дневных и вечерних средних общеобразовательных школ, профессионально-технических училищ, студентов средних специальных и высших учебных заведений. Использованный во всех исследованиях инструментарий дополнялся и корректировался, однако сохранял сопоставимое ядро для изучения и оценки динамики происходящих изменений.

3. Минисочинений, структурированных и неструктурированных интервью с учащимися разных типов учебных заведений Новосибирской области.

Анализ количественных данных проводился с помощью пакета программ по обработке и анализу социологических данных (SPSS). Для оценки связи переменных использовались методы математической статистики, в том числе многомерный статистический анализ данных.

Научная новизна диссертационного исследования определяется следующими положениями:

1. Выявлено одно из социокультурных оснований, детерминирующих отношение к собственности, богатству, бедности, социальному неравенству, милостыне и труду. В качестве стержневой конструкции, связывающей и объединяющей экономическую культуру дореволюционного и современного российского общества, представлены социально-экономические ценности, привнесенные христианством.

2. Выделены, раскрыты, структурированы и интерпретированы с позиций функционального анализа ключевые положения христианства, связанные с такими элементами экономической культуры как отношение к собственности, богатству, бедности, социальному неравенству, милостыне и труду.

3. Теоретически и эмпирически обосновано – экономическая культура современной российской учащейся молодежи как комплекс ценностных предпочтений является социокультурным продуктом, «зависимой переменной», отражающей характер доминирующих религиозных верований. Предложенное теоретико-эмпирическое представление дополняет социальный механизм воспроизводства экономической культуры, являющейся одним из пластов общественного сознания и регулятором социальных изменений.

4. Теоретически определено и обосновано понятие самовоспроизводства экономической культуры. Самовоспроизводство экономической культуры трактуется как часть механизма воспроизводства, включающая, в первую очередь, передачу ценностной значимости отдельных компонентов экономической культуры.

5. Систематизированы и дополнены специфические религиозные, социокультурные и природно-климатические предпосылки, способствовавшие формированию хозяйственных установок и представлений, характерных для России.

6. На основе апробации теоретической концепции в эмпирических исследованиях показана высокая степень воспроизводства рассматриваемых элементов экономической культуры. Использование статистических методов анализа позволило выделить три группы христианских представлений, характеризуемых разной степенью воспроизводства в экономической культуре современной учащейся молодежи. Продемонстрированы незначительные расхождения между рассматриваемыми социально-экономическими взглядами дореволюционного российского общества ХIХ – начала ХХ вв. и ценностями современных подростков.

7. Статистически подтверждено, что религиозная самоидентификация учащимися себя как верующих или неверующих в условиях современной российской действительности не носит характер критериального фактора, обусловливающего принципиальные отличия в экономической культуре молодежи.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Экономическая культура современной российской учащейся молодежи является социокультурным продуктом, отражающим характер доминирующих религиозных верований. Отношение современной молодежи к собственности, богатству, бедности, социальному неравенству, милостыне и труду в значительной степени совпадает с основными положениями христианства. Степень и характер социально-экономических трансформаций заведомо ограничены воспроизводящимися, имманентно присущими социокультурными компонентами экономической культуры.

2. К основным предпосылкам, обусловившим характер российской экономической культуры отнесены: а) конфессиональные особенности православия, в частности, идея «всеобщего равенства людей друг другу, как детей общего Отца», поощрение соучастия; б) интенсивный территориальный рост страны, следствием которого были низкие ценность земли и плотность заселения; в) природно-климатические условия, затруднявшие коллективное и тем более индивидуальное проведение сельскохозяйственных работ, являвшихся основным видом трудовой занятости большей части населения дореволюционной России; г) общинная организация сельских сообществ как одно из социальных следствий сложных природно-климатических условий; д) особенности развития института частной собственности, обусловленные задачей создания единого российского государства и достаточностью свободных земель.

3. Значимость и место выделенных элементов экономической культуры не претерпели кардинальных изменений и остаются относительно постоянными, стабильными. Их сохранение и воспроизводство в качественно иных, нежели дореволюционное время социальных условиях, не позволяют говорить о радикальном пересмотре концептуальных оснований российской экономической культуры, напротив, дают основания отмечать наличие «сквозных» форм общественного сознания, обусловленных не индивидуальными решениями отдельных субъектов, а надындивидуальными законами развития общественных представлений.

4. Отношение современной учащейся молодежи к христианским положениям о собственности, богатстве, бедности, социальном неравенстве, милостыне и труде, по преимуществу, является результатом не личной веры или неверия, но следствием принятия ценностей, присущих светской российской культуре в целом. Характер и степень воспроизводства выделенных и анализируемых в работе социально-экономических представлений и установок, в значительной мере основанных на христианских ценностях, вне зависимости от самоидентификации опрашиваемыми себя как верующих или неверующих дает основание говорить об их интернализированности и включенности в массовое общественное сознание. Самоидентификация молодежью себя как верующей или неверующей существует практически отдельно от непосредственного взаимодействия с церковными институтами и религиозной идеологией и является скорее проявлением мировоззренческой позиции и культурной принадлежности.

5. Механизм воспроизводства экономической культуры не обязательно подразумевает и обеспечивает одинаковый уровень преемственности всех элементов экономической культуры. Анализируемые положения христианства характеризуются разной степенью воспроизводства в социально-экономических представлениях современной молодежи. Среди «сквозных», разделяемых опрошенными в наибольшей степени, такие как: 1) Понятие собственности подразумевает ее неприкосновенность. Любой ущерб должен быть компенсирован, а виновный – наказан. Наличие собственности обусловлено социально-экономической необходимостью, является условием упорядочения социально-хозяйственной жизни общества, способом сохранения социального порядка. Отказ от собственности не является обязательным. 2) Бедность и богатство как определенные имущественные состояния человека не являются критериями богоугодности, не могут служить мерилами нравственности, сами по себе они не делают человека лучше или хуже. Долг каждого человека смотреть на других как на равных себе. 3) Среди основ социального неравенства – личностная неодинаковость людей. Признание и легитимация самого факта личностной разности людей. 4) Человек должен способствовать смягчению физических, психологических и материальных бедствий других людей. Нельзя ссылаться на множество нуждающихся людей, чтобы уклоняться от помощи. Невозможность помочь всем бедным не должна вести к решению не помогать никому. 5) Труд является всеобщим законом и условием бытия. Он признается необходимой составляющей жизни каждого человека, обязателен для всех людей, вне зависимости от имущественного и социального положения. Вместе с тем, труд не должен заполнять всю жизнь человека, ради увеличения доходов человек не должен работать в ущерб своему духовному развитию и отдыху.

Вторая группа положений христианства обозначена как «спорные» с точки зрения современной молодежи: 1) Подаяние милостыни – долг каждого человека. Благотворительность способствует сглаживанию социального неравенства, предупреждает социальные пороки, опасные для человека и дисфункциональные для общества. В индивидуальном плане благотворительность способствует очищению от грехов. Милостыня, помощь нуждающимся людям будут вознаграждены свыше, напротив, за отказ в помощи последует наказание. 2) Леность и праздность, избегание труда делают человека виновным перед людьми и Богом. Труд является соработничеством, проявлением совместного труда с Богом, способом его почитания и прославления, выполняет функцию предупреждения появления и развития человеческих пороков – недовольства, зависти, служит средством воспитания самодисциплины и самообладания.

Третью группу образовали положения христианства, не нашедшие поддержки в социально-экономических установках молодежи: 1) Основной причиной появления собственности являются не столько объективные экономические причины, сколько нравственное несовершенство человека, его эгоизм, недостаточная любовь к окружающим, противопоставление себя другим. Собственность мешает человеку стать свободным, а потому с ней нужно расставаться. 2) Необходимость трудиться – это наказание за грехопадение и нравственное разобщение с Богом.

Научно-практическая значимость исследования

Изучение социокультурных и религиозных оснований экономической культуры подчинено необходимости их учета при формировании социально-экономической политики. Предложенный подход позволяет более точно отслеживать и прогнозировать ход и социальные последствия экономических преобразований, делает возможной разработку механизма согласования исторически сложившихся представлений с современными реформами и потенциальной коррекции последних. Разработанная и апробированная методика может быть использована и рекомендована в качестве основы для мониторингового изучения степени и характера воспроизводства экономической культуры в различных группах населения и в разные временные периоды. Полученные теоретические и эмпирические результаты могут быть положены в основу формирования программ, реализуемых региональными и муниципальными органами государственной политики по делам молодежи, включены в учебные курсы, посвященные социокультурной детерминированности хозяйственной деятельности.

Апробация результатов

Основные теоретические положения и выводы исследования были представлены на следующих научных и научно-практических конференциях и семинарах: международных – ХIV Мировой конгресс социологов (Канада, 1998); международный семинар «Социально-экономические проблемы развития общеобразовательной школы: источники финансирования, предпринимательство, местные власти» (Новосибирск, 1998); 4 конференция Европейской социологической ассоциации (Амстердам, 1999); 7 международной конгресс женщин (Тромсо, Норвегия, 1999); IV Международная Кондратьевская конференция и IХ Кондратьевские чтения (Москва, 2001); Международная научно-практическая конференция «Будущее молодежи России» (Москва, 2003); всероссийских - "Проблемы психолого-педагогического обеспечения образовательных программ" (Новосибирск, 1998); I Всероссийский социологический конгресс (Санкт-Петербург, 2000); «Качество образования: методология, теория, практика» (Новосибирск, 2004); «Образование – фактор духовного и социального развития общества» (Борисовские чтения) (Новосибирск, 2005); «Модернизация отечественного образования: сущность, проблемы, перспективы» (Новосибирск, 2005); «Конфессии народов Сибири в ХVII- начале ХХ веков: развитие и взаимодействие» (Иркутск, 2005); межрегиональных и региональных - «Народонаселение Сибири в 3-м тысячелетии: проблемы семьи, женщин, детства» (Новосибирск, 2003); «Региональная научная конференция молодых ученых Сибири в области гуманитарных и социальных наук» (Новосибирск, 2004); «Социальная агрессивность. Третьи Кузбасские философские чтения» (Кемерово, 2004); «Социальная политика реалии ХХI века: региональный аспект» (Барнаул, 2002); областных - «Проблемы занятости молодежи Новосибирской области и пути их решения» (Новосибирск, 2000).

Положения и выводы диссертационной работы докладывались и обсуждались на заседаниях отдела социологии Института философии и права СО РАН, методологическом семинаре отдела социальных проблем Института экономики и организации промышленного производства СО РАН, кафедре истории, обществознания и экономики Новосибирского института повышения квалификации и переподготовки работников образования.

Материалы диссертационного исследования использовались в работе со слушателями НИПКиПРО, студентами кафедры общей социологии экономического факультета Новосибирского государственного университета, учащимися Федеральной экспериментальной площадки – Центр образования «Пеликан».

Апробацией основных идей работы стала поддержка исследований Президиумом Сибирского отделения РАН и Российским гуманитарным фондом (индивидуальный проект: «Отношение к богатству, бедности, собственности и труду: исторический и современный аспекты» № 02-03-18200а; коллективные проекты «Учащаяся молодежь в экономическом пространстве: установки, поведение, отношение к богатству» № 99-03-19577а, № 00-03-18012).

По теме диссертационного исследования опубликовано 38 печатных работ, с общим авторским вкладом 52,1 п.л.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, 3 разделов, включивших 12 глав, заключения, списка использованной литературы и 2 приложений. Общий объем диссертации 308 страниц.

Подобные работы
Жубаркин Сергей Вячеславович
Представления провинциальной молодежи о счастье в контексте эмоционально-мотивационной направленности

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net