Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Культурология
Теория и история культуры

Диссертационная работа:

Давыдова Мария Владимировна. Проблема теодицеи в книге Иова и культуре нового времени : 24.00.01 Давыдова, Мария Владимировна Проблема теодицеи в книге Иова и культуре нового времени (библейский, философский и литературный контекст) : диссертация... кандидата культурологии : 24.00.01 Москва, 2007 254 с. РГБ ОД, 61:07-24/89

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение Стр.
Проблема теодицеи с позиций культурологии: об истории замысла,

новизне и характере исследования 3

Сущность и содержание теодицеи 21

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1. Книга Иова и проблема теодицеи в Библии 29

1.1.1. Книга Иова: библейский текст и контекст 29

  1. История создания Книги: вопросы датировки и авторства 29

  2. Композиция и споры о подлинности отдельных частей 30

  1. Книга Иова и проблема воздаяния в Библии 33

  2. Богословские споры 39

1.1.2. Спор Иова с друзьями как «спор о теодицее» 48

1.1.2.1. Друзья Иова и «теодицея ответов» 49

1.1.2.2. Вопрошания и сомнения Иова как категории «теодицеи в
страдании» 53

  1. Вера и теодицея: Бог в религии Иова и его друзей 58

  2. Оправдание теодицеи в Книге Иова 61

1.1.3. Иов и христианская теодицея 65

Глава 2. Книга Иова: особенности восприятия в европейской

литературе и философии 70

  1. Книга Иова в литературе 70

  2. Новозаветный Иов: «Бедный Генрих» Г. фон Ауэ 75

1.2.3. Образ вопрошающего страдальца и гонимого народа: «Иов»
Й.Рота 84

1.2.4. Бунт и теодицея: Иов в философии XX в 99

  1. «Ответ Иову»: бунт К.Г. Юнга 99

  2. «Иов вне трансценденции»: Э. Блох и бунт за справедливость на

1.2.4.3. Иов против коллективного насилия: культурологическая
концепция Р.Жирара 116

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 1. Теодицея в философской культуре Нового времени:

Г.В.Лейбниц 127

2.1.1. Новое время как эпоха теодицеи 127

2.1.2. «Опыты теодицеи»: история создания и философский
контекст 133

2.1.3. Система теодицеи Лейбница и ее критическая
оценка 140

2.1.3.1. Бог и принципы творения в теодицее Лейбница. Тезис о
«наилучшем из миров» 140

  1. Свобода и нравственный идеал в философии Лейбница 149

  2. Зло как предмет «Теодицеи» Лейбница 158

2.1.3.4. Человек и универсум. Христианский взгляд на «Теодицею»
Лейбница 164

Глава 2. Кризис философской теодицеи: Вольтер и Кант 173

2.2.1. Землетрясение в Лиссабоне как переломный этап в восприятии
рационалистической теодицеи в XVIII в 173

2.2.1.1. Символическое значение «землетрясения» в христианской
культуре 173

  1. Землетрясение в Лиссабоне: реакции современников. Вольтер 176

  2. От оптимизма к пессимизму: «Поэма о гибели Лиссабона, или Проверка аксиомы "Все благо"» 180

  1. «Кандид, или Оптимизм»: гуманистическая теодицея Вольтера 192

  2. Мораль «Кандида» и метафизика Вольтера 205

  3. И. Кант и критика философской теодицеи 212

Заключение

Проблема теодицеи в XX в.: Э. Визель и «теодицея холокоста» 223

Отеодицее: итоги исследования 233

Библиография 236

Введение к работе:

доктор исторических наук Е.В. Жбанкова
I.

Представленная диссертация является междисциплинарным культурологическим исследованием проблемы теодицеи как универсального феномена европейской культурной традиции, проведенным на материале Библии, философии и литературы. Проблема теодицеи знакома каждому прежде всего как вопрос о причинах и смысле страданий. В науке под теодицеей принято понимать «оправдание Бога», соотнесение факта существования зла с Божественными атрибутами всесилия, благости и справедливости.

Выбранные тексты отражают различные подходы к решению проблемы теодицеи: для религиозного сознания – это вопрос веры, для богословия – догмы, для философии – логики, а для страдающего человека – вопрос смысла жизни. Междисциплинарность и мультиперспективность как принципы культурологического исследования делают возможным разносторонний аксиологический анализ «самого мучительного вопроса человеческого сознания и совести» через выявление, сопоставление и оценку особенностей его актуализации в общеевропейском культурном контексте.

Объектом культурологического исследования в широком смысле является культура, рассмотренная в ракурсе определенной сюжетно-проблемной ориентации. Близким для данной работы представляется следующее определение культуры: «Культура – это универсальный способ творческой самореализации человека через полагание смысла, стремление вскрыть и утвердить смысл человеческой жизни в соотнесенности его со смыслом сущего». Поиск смысла в мироздании, а также в жизни каждого конкретного человека как Божественного создания стоит за исходными задачами теодицеи. «Культура, – по словам А. Белого, – есть Антроподицея, сочетающая Теодицею с Космодицеей». Другими словами, культура ищет оправдания как восстановления правды – в человеке, Боге, творении; оправдания человека через восстановление в нем изначального Божественного образа; оправдания Бога путем признания Его абсолютной благости и справедливости, несмотря на наличие в мире зла; оправдание творения как результата действия творческой активности Бога, Божьего Промысла и благодати.

Культурология является, по сути, единственной научной областью, дающей возможность подойти к теодицее как к универсальному феномену культуры одновременно с точки зрения столь различных дисциплин, как богословие (экзегетика), философия и литературоведение.

Актуальность исследования. Актуальность исследования обусловлена непреходящим значением проблемы теодицеи на протяжении всей истории человеческой мысли, а особенно в наиболее трудные, полные войн и бедствий исторические периоды, какими, безусловно, явились XX – начало XXI в. Возникла необходимость кардинального переосмысления возможностей и границ теодицеи как проблемы отношения зла и свободы, ответственности и оправдания.

В сфере отечественной науки актуальность данного исследования обусловлена характерным для последнего десятилетия ростом интереса к библейским и религиозным истокам культурных ценностей, философских учений и произведений искусства, а также интертекстуальности в целом. Перед гуманитарными науками встал вопрос о диалоге между текстами сакральной и светской культуры, между богословским, философским и художественным осмыслением фундаментальных проблем человеческой жизни. Взаимоотношение этих сфер культуры в настоящее время находится в стадии формирования. Постепенно складываются основные принципы сопоставительного изучения религиозных, философских и литературных текстов. Данное исследование представляет собой опыт организации междисциплинарного диалога о проблеме теодицеи с культурологической точки зрения.

Цель и задачи исследования. Цель исследования – раскрытие понятия теодицеи как универсального феномена человеческого сознания, ставшего неотъемлемой частью культуры; определение места и значения данной проблемы в европейской культуре; смыслообразующее разделение проблемной области на две сферы: сферу вопросов и ответов с последующим критическим рассмотрением каждой из них.

Перед диссертационным исследованием стояли следующие общие и частные задачи:

рассмотреть различные аспекты теодицеи в их проекции на такие проблемы современной культурологии, как:

– взаимодействие религиозного и философского дискурса (веры и разума);

– приемы, принципы и перспективы сопоставления Библии с художественными и философскими произведениями;

– (в широком смысле) взаимодействие культурологии, философии, богословия и литературоведения;

изучить нравственные аспекты культуры Нового времени через их сопоставление с библейской традицией;

проанализировать категорию страдания в контексте взаимоотношения человека с Богом, природой и социумом;

исследовать проблему приемлемости теодицеи как «утешения» в страдании.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования является Библия как фундаментальный текст иудейской и христианской культурной традиции и эпоха Нового времени как европейский культурный феномен, осмысленные через отношение к проблеме зла и страдания, представления о Божественной справедливости и взаимоотношениях Бога и человека.

Предметом исследования является изучение сущности и содержания проблемы теодицеи как феномена культуры, выявление особенностей и закономерностей развития данного понятия в библейском, историческом, философском и литературном контексте.

Степень научной разработки проблемы. Междисциплинарный характер исследования, а также отсутствие обобщающих научных трудов по проблеме теодицеи на русском языке и научных культурологических работ по проблеме теодицеи в целом привели к необходимости изучения многочисленных источников и научной литературы разных направлений (богословие (экзегетика), философия, литературоведение) и на разных языках.

Литература о теодицее на русском языке – это в первую очередь произведения великих русских философов Н. Бердяева, С. Франка, Л. Шестова, В. Соловьева, Н. Лосского, П. Флоренского, С. Булгакова, посвятивших целые сочинения (как, например, П. Флоренский, Н. Лосский) или отдельные главы проблеме зла в Божественном творении. Русская религиозная философия не была предметом настоящего исследования, но она повлияла на ход рассуждений и принципы осмысления рассматриваемой проблемы. Немалое влияние на отношение автора работы к проблеме теодицеи оказали также труды митрополита Антония Сурожского, о. Александра Меня и о. Георгия Чистякова.

Иначе обстоит дело в научной литературе на немецком языке. За последние десятилетия было опубликовано большое количество монографий о проблеме зла и теодицеи, а также различных сборников статей по результатам конференций, симпозиумов и «круглых столов» на данную тему, в которых проблема теодицеи рассматривается в основном с двух позиций: с позиции философии или истории философии и с позиции протестантской или католической теологии. Особая группа работ о теодицее – авторские концепции, претендующие на самостоятельное философское значение, например, концепция «теодицеи бессильного Бога» одного из известных современных философов Г. Йонаса (H. Jonas), автора нашумевшего труда «Понятие о Боге после Освенцима» (Gottesbegriff nach Auschwitz); работы его последователя Г. Шиви (G. Schiwi); «теология страдающего Бога» П. Козловского и Д. Зелле (P. Koslowski, D. Slle). На самостоятельность решения проблемы теодицеи претендуют также: теолог Г. Кюнг (H. Kng); последователь «христологической теодицеи» А. Крейнер (A. Kreiner), автор современной рациональной теодицеи в духе Лейбница Т. Шумахер (Th. Schuhmacher); последователи «атеистической теодицеи» Г. Альберт, Б. Гезанг, Г. Стремингер (H. Albert, B. Gesang, G. Streminger) и некоторые другие.

Ведущими исследователями теодицеи с точки зрения философии являются автор хрестоматийной трехтомной монографии «Проблема зла в европейской философии» (Das Problem des bels in der Philosophie des Abendlandes) Ф. Билличих (F. Billicsich); организатор многочисленных симпозиумов и конференций по проблеме философской теодицеи В. Елмюллер (W. Oelmller); Ф. Германни (F. Hermanni), работающий над философским контекстом ветхозаветного мифа о грехопадении; авторы монографий Ю. Эбах, К. Шулте, Г. Кесслер, О. Маркар (J. Ebach, C. Schulte, H. Kessler, O. Marquard) и др.

В области теологии и экзегетики следует особо отметить труды специалистов по Ветхому Завету В. Гросса и К.-Й. Кушеля (W. Gross, K.-J. Kuschel), выступающих в своих исследованиях против теологии бессильного Бога (Г. Йонас). Программным высказыванием в их работах является следующая цитата из Ветхого Завета: «Я образую свет и творю тьму, делаю мир и произвожу бедствия; Я, Господь, делаю все это» (Ис 45:7). Наиболее известными исследователями теодицеи в теологической среде являются К. Ранер (K. Rahner, теология непознаваемого Бога, принцип “reductio in mysterium”), Г. Гэринг, Ж.Б. Мец, Ю. Молтман, Г. Невхаус, К. Бергер (H. Hring, J. B. Metz, J. Moltmann, G. Neuhaus, K. Berger) и другие.

Небольшое количество работ посвящено проблеме теодицеи в литературе, наиболее яркие из которых – труды Р. Аммихт-Квин, К.С. Гутке и К.-Й. Кушеля (R. Ammicht-Quin, K.S. Guthke, K.-J. Kuschel).

Многосторонность и многоплановость современной научной дискуссии о проблеме теодицеи в Германии отражены в сборниках статей и докладов по материалам конференций и симпозиумов, довольно часто проводимых в немецких университетах.

Книга Иова и проблема теодицеи – тема малоизученная в христианской экзегетике как в России, так и в Европе. В популярных комментариях к Ветхому Завету чаще всего обходят стороной проблему бунта Иова, хотя он и занимает бльшую часть библейской Книги (спор Иова с друзьями). В исследовании ветхозаветной Книги и библейской теодицеи мы обращались к трудам А.В. Петровского, А.М. Бухарева, С.С. Аверинцева, Ф.Н. Козырева, М.И. Рижского, А. Мацейны и др. Критический анализ некоторых из названных работ представлен в параграфе «Богословские споры» первой главы исследования.

В немецкоязычных исследованиях также нечасто встречаются толкования Книги Иова как теодицеи. В этом смысле необходимо отметить труды теолога-экзегета Г.-П. Мюллера (H.-P. Mller), одного из ведущих специалистов по Книге Иова и Ветхому Завету в Германии, представившего анализ общего культурно-исторического контекста возникновения и развития «проблемы Иова», т.е. теодицеи, в культуре Древнего Востока и в Ветхом Завете.

В диссертации были использованы также исследования, посвященные изучению образа Иова в европейской культуре, среди которых отметим работы А.Н.Горбунова, Г. Лангенхорста (G. Langenhorst), А. Кюнцли (A. Knzli).

В разделе о теодицее Нового времени мы обращались к исследованиям российских ученых А.И. Патрушева, С.Я. Карпа, Н.М. Мещеряковой, А.В. Тырченко, В.Ф. Асмуса, Г.Г. Майорова и др., а также к работам европейских авторов (C.-F. Geyer, H.-G. Janssen, F. Brentano, R. Drr, M. Schlter, G. Frank, O. Lempp, J. Rawls, U.Steinvorth (общая характеристика эпохи и философии Нового времени); C. Axelos, A. Heinekamp, R. Finster, W. Freising, St. Lorenz, T. Ramelow, O. Schnbbe (философия и теодицея Лейбница); W.N. Barber, R.A. Brooks, A. Faudemay, G. Lanson и др. (Вольтер и теодицея); K. Appel, E. Casierer, D. Kamper, N. Fischer и др. (философия Канта); W. Breidert, H. Gnther, H. Weinrich (о землетрясении в Лиссабоне).

Теоретико-методологические основы исследования. В основу исследования положен культурологический комплексный междисциплинарный анализ проблемы теодицеи в диахронической (Библия и философия Нового времени) и синхронической (эволюция восприятия теодицеи в XVIII в.) перспективе.

В ходе работы для решения конкретных исследовательских задач были использованы следующие методы:

интерпретативный метод, позволяющий выявить основные характеристики отражения проблемы (теодицеи) или образа (Иова) в конкретном художественном или философском тексте;

метод культурно-контекстуального анализа, позволяющий определить взаимосвязь произведения и культурно-исторического контекста его создания и рецепции путем изучения:

– внутренней связи текста с общими тенденциями и идейными характеристиками эпохи возникновения;

– контекстуально обусловленных особенностей восприятия (в различные эпохи);

– ценности и значения заключенных в произведении идей в контексте мировой культуры;

типологический метод, направленный на анализ актуализации образа Иова как библейского архетипа;

компаративный метод, позволяющий провести сравнительный анализ различных путей художественного, философского и духовного осмысления определенного культурного феномена (проблемы или образа);

аксиологический метод в изучении ценностных ориентаций религиозного (иудейского и христианского) и гуманистического сознания через определение их отношения к проблемной области теодицеи;

«метод типологического и критического анализа теодицеи» согласно разработанной классификации.

Основным материалом исследования стали ключевые для понимания и восприятия проблемы теодицеи тексты Библии, философии и литературы: Книга Иова Ветхого Завета как библейская теодицея, трактат Г.В. Лейбница «Опыты теодицеи о благости Божией, свободе человека и начале зла» (1710) как философский эталон, «образец традиционной спекулятивно-теоретической теодицеи», «Кандид» Вольтера как художественное выражение «кризиса» философского оптимизма в Европе, а также этюд И. Канта «О неудаче всех философских попыток теодицеи» (1791), завершающий «век теодицеи».

Дополнительным материалом послужили другие Книги Библии, творения Святых Отцов и труды русских религиозных философов, сочинения Лейбница, Вольтера, Руссо и Канта, произведения Г. фон Ауэ, Й. Рота, К.Г. Юнга, Э. Блоха, Р. Жирара и Э. Визеля и некоторые другие богословские, философские и художественные произведения, так или иначе связанные с проблемной областью теодицеи.

Научная новизна работы. В диссертации впервые предпринята попытка осмысления и изучения проблемы теодицеи как феномена культуры путем комплексного многоуровнего анализа и сопоставления текстов Библии, философии и литературы.

В научный оборот, кроме того, вводится новая типология теодицеи, а также ряд терминов для обозначения различных концептуальных подходов к проблеме и методологических основ ее осмысления (стратегии и идейные характеристики типов теодицеи, понятия субъекта теодицеи, перспективы субъекта и др.).

Теоретическая и практическая значимость исследования. Результаты исследования могут быть использованы при составлении учебных программ, чтении лекционных курсов и семинаров по истории европейской культуры и литературы, разработке научных методов анализа библейской традиции в культуре.

Представленная типология и методология теодицеи могут быть использованы в культурологии как теоретические основания для изучения экзистенциальной проблематики, относящейся к области теодицеи.

Апробация работы. Диссертация прошла апробацию на заседаниях кафедры сравнительного изучения национальных литератур и культур факультета иностранных языков и регионоведения МГУ им. М.В. Ломоносова, а также в ходе конференций, среди которых:

«Россия и Запад: диалог культур» – 2001, 2003;

«Ломоносов» – 2002, 2004;

«Рождественские чтения» (МГУ, ф-т иностранных языков и регионоведения, 2004).

Ряд положений диссертации был представлен в лекциях, прочитанных автором в рамках учебных курсов проф. Е.И. Волковой «Библия в истории культуры», «История зарубежной литературы», «Вечные сюжеты и образы мировой культуры».

На защиту выносятся следующие положения

Вопросы теодицеи ставятся представителями религиозной, философской и художественной культуры с древнейших времен, хотя само понятие является философским открытием Нового времени и свойственного ему духа рационализма. У истоков осмысления теодицеи в европейской культурной традиции стоит ветхозаветная Книга Иова.

В Книге Иова отражены два противоположных подхода к теодицее: «теодицея в страдании», или «теодицея вопросов», воплотившаяся в поведении библейского праведника перед лицом постигших его несчастий, и «теодицея ответов», предложенных друзьями Иова и направленных на устранение основного противоречия теодицеи – несовместимости зла и несправедливости с монотеистическими представлениями о Боге.

На примере поведения Иова в ветхозаветной Книге «оправдывается» «теодицея в страдании» как путь к Создателю в ситуации глубокого духовного кризиса, вызванного личным опытом встречи со злом и несправедливостью, и осуждаются попытки «оправдания» Бога со стороны друзей, основанные на «окаменелых» религиозных представлениях, а также претензиях на истинность и правоту суждения вопреки действительному опыту и религиозному принципу благоговения перед тайной.

В христианском толковании Иов, невинно страдающий библейский праведник, предстает как прообраз Христа, а Крестная жертва Сына Божьего, искупление грехов и спасение являются ответом Создателя на вопрошания страдающего человечества.

Особенности восприятия библейского образа в культуре во многом обусловлены вероисповеданием автора, исторической эпохой возникновения произведения и автобиографическим контекстом.

В «Бедном Генрихе» находят отражение христианская позиция Г. фон Ауэ, а также некоторые особенности средневекового мировоззрения: «Новозаветный Иов» немецкого поэта представлен как благочестивый, но небезгрешный рыцарь, в процессе страданий приближающийся к христианскому идеалу смирения, покорности и любви. Несчастья являются испытанием веры, выдержав которое, герой удостаивается земной и небесной награды.

Иов Й. Рота – Мендель Зингер – «обыкновенный» еврей, в судьбе которого отражены страдания иудейского народа в исторической перспективе XX столетия. В романе писатель выражает также собственные переживания, что позволяет говорить об автобиографичности художественного образа.

Образ Иова в философских произведениях XX в. приобретает бунтарские черты и другие несвойственные библейскому прототипу характеристики, связанные с философской концепцией автора и особенностями его мировоззрения.

Столь различное восприятие ветхозаветного образа свидетельствует о непреходящем, вневременном и внеконфессиональном значении Книги Иова и заключенной в ней теодицеи.

Философская оппозиция библейской теодицее представлена в культуре Нового времени в образе рациональной теодицеи Г.В. Лейбница, положившей начало «философскому оптимизму» как методу «оправдания Бога».

Представления Лейбница о Боге, мире и человеке в целом расходятся с христианским пониманием, несмотря на неоднократные заявления автора, что он мыслит исключительно в рамках христианской доктрины.

Страдание как одно из основных и наиболее проблемных составляющих теодицеи не является непосредственным объектом философской рефлексии Лейбница, занятого в первую очередь оправданием «универсума». В этом смысле теодицея Лейбница может быть охарактеризована как космодицея.

Отвлеченность, философская «догматичность» и безучастная «объективность» концепции Лейбница позволяет сравнить ее с «теодицеей ответов» друзей Иова.

Землетрясение в Лиссабоне как наглядный пример зла и его последствий привело к оживлению дискуссии о теодицее в европейском обществе.

В духе французского Просвещения с его ориентацией на здравый смысл и «практическую действенность» Вольтер представил в «Кандиде» своеобразное руководство к практическому решению проблемы теодицеи через устранение зла и его последствий в реальной жизни. Выразителем теодицеи Вольтера стал Кандид: без лишних философствований он неизменно спешит на помощь всем нуждающимся в ней.

«Кандид» определил особенности дальнейшего восприятия «Теодицеи» Лейбница как далекой от действительности, часто абсурдной доктрины философского оптимизма, хотя ни данное понятие (оптимизм), ни вкладываемое в него содержание не являются изобретениями немецкого философа и в целом упрощают и искажают основные положения источника.

На теоретическом уровне критику рациональной теодицеи завершил Кант, провозгласив принципиальную невозможность решения этой проблемы с позиций человеческого разума.

Подобные работы
Красильникова Марина Борисовна
Проблема соотношения времени и вечности в русской духовной культуре рубежа XIX-XX вв.
Корнилова Светлана Валерьевна
Художественная культура Швеции нового времени в русскоязычной историографии XIX - нач. XXI вв.
Крайнова Елена Анатольевна
Непрерывность и прерывность художественного времени в контексте культуры : на материале русской прозы XIX-XX вв.
Мухин Андрей Сергеевич
Рецепции представлений о пространстве и времени в художественной культуре : на примере живописи Италии и Нидерландов XV века
Кардапольцева Валентина Николаевна
Особенности конструирования и репрезентации женственности в русской культуре нового и новейшего времени
Ломанов Павел Владимирович
Культура скифо-сарматского времени Приенисейской Сибири
Горин Дмитрий Геннадьевич
Смысловое освоение пространства и времени в цивилизационной динамике российской культуры
Петрова Татьяна Геннадьевна
Трансформация культуры Западной Европы в свете социально-политических и идеологических стратегий нового времени
Бруева Татьяна Александровна
Книга как феномен культуры: философский аспект
Кондратьева Елена Александровна
Рукописная книга как феномен духовной культуры Древней Руси :На материале "Остромирова Евангелия"

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net