Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Исторические науки
История международных отношений и внешней политики
смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение

Глава I. Отношения Китая и СССР к началу и в первой половине 80-х годов XX в 25

§ 1. Основные вехи и закономерности развития китайско-советских отношений до середины 70-х годов XX в 25

§ 2. Складывание главных факторов, определявших формирование китайско-советских отношений в 80-е годы 37

§ 3. Китайско-советские отношения в 1980-1982 гг.: вялотекущий конфликт 66

§ 4. Развитие отношений КНР с Советским Союзом в 1983-1985 г.: путь к диалогу 82

Глава II. Китайско-советские отношения в период их нормализации (1986-1990 гг.) 98

§ 1. Начало нормализации китайско-советских отношений. Реакция Запада на перестройку отношений СССР и Китая. Первые шаги к развитию экономического и научно-технического сотрудничества 98

§ 2. Качественный перелом в развитии китайско-советских отношений. Переговоры руководителей СССР и КНР в 1989 г. и их итоги 119

§ 3. Экономические аспекты нормализации отношений СССР и Китая в конце 80-х — начале 90-х годов 132

Заключение 146

Библиография 152 

Введение к работе:

Советско-китайские отношения на протяжении почти всего XX в. занимали одно из важнейших мест в мировой политике. Исторические пути СССР и Китая то сближались, то расходились, а порой переплетались самым причудливым образом. Отношения двух государств определялись тенденциями развития их внутренней и внешней политики, взаимодействие которых приводило к сотрудничеству и противостоянию, периодам конфронтации и нормализации двусторонних связей. Все эти процессы откладывали свой отпечаток не только на специфику отношений двух держав, но и на соотношение мировых политических сил. Таким образхом, одним из основных факторов, определяющих актуальность темы настоящей диссертации, является непреходящая значимость отношений между Россией и Китаем для развития мировой политической ситуации.

Исторический анализ событий первой половины XX столетия показывает, что в целом ее можно охарактеризовать как период тесного взаимодействия России и Китая. Наиболее ярким свидетельством этого взаимодействия является сотрудничество прогрессивных и патриотических сил двух стран в становлении китайского национально-освободительного и коммунистического движения, а также в отражении внешней агрессии, прежде всего по отношению к Китаю. Во второй половине столетия партнерство и идеологический альянс двух государств создавали условия для совместной борьбы с внешней угрозой блоку социалистических государств.

Однако с 60-х годов взаимоотношения двух стран намного ухудшились. Наиболее сложным и трудным в этом плане оказался период, продолжавшийся с 1966 г. почти до середины 80-х годов. По сути, Пекин и Москва превратились в противников, наносивших друг другу идеологический и политический урон на международной арене. На данном временном отрезке наиболее остро разошлись интересы КНР и СССР, касавшиеся вопросов внутреннего и внешнего развития.

Раздоры двух соседних стран негативно сказались на обстановке в социалистическом лагере, в АТР и во всем мире. Китай, который, казалось бы, как социалистическая страна должен был противостоять Западу, в 70-е - начале 80-х годов видел в западных странах своего союзника в борьбе с Советским Союзом, на стороне которого выступало большинство социалистических стран. В такой обстановке сохранялась потенциальная опасность возникновения новой мировой войны, и поводом для нее мог послужить любой неосторожный шаг в отношениях между державами или спровоцированный инцидент. Нормализация в конце 80-х годов отношений между двумя странами создала возможности для последующего перехода этих связей на качественно иной уровень — уровень стратегического партнерства.

Трансформация генеральных политических курсов в обеих странах, сопровождавшаяся постепенным отходом от чрезмерной идеологизации внешней политики, впоследствии положительно отразилась на характере их взаимоотношений. Несмотря на сложность протекающих перемен, новый курс строительства социализма с китайской спецификой, предусматривающий модернизацию народного хозяйства, позволил Китаю выйти из кризиса, добиться значительных успехов в социально-экономической сфере и сохранить целостность своей страны, чего нельзя сказать об СССР. К сожалению, «перестройка» в Советском Союзе была менее удачной и завершилась распадом государства, что повлияло на соотношение мировых сил.

Процессы, начавшиеся в 80-х годах XX в. в области взаимоотношений СССР и Китая, стали следствием не только текущих, сиюминутных политических мотивов, но и результатом реализации определенных закономерностей, действовавших в отношениях между двумя странами, осознания их руководством фундаментальных национальных интересов. Соответственно, в число главных факторов, обусловливающих актуальность настоящей работы, следует включить важность задачи поддержания отношений добрососедства и сотрудничества между Россией и Китаем, необходимость учета для этого как упомянутых выше закономерностей и интересов, так и прежнего опыта строительства межгосударственных отношений, и позитивного, и негативного.

Хронологические рамки исследования охватывают весь период 80-х годов XX в. При этом неизбежно затрагиваются также периоды, подготовившие комплекс основных условий для событий 80-х (т.е. конец 70-х годов) и явившие непосредственные последствия этих событий (т.е. начало 90-х). Касающиеся двухсторонних отношений политические процессы, заключенные в данном временном отрезке, были весьма запутанными и противоречивыми. Внешняя политика двух стран характеризовалась двойственностью, когда официальные декларации сплошь и рядом не столько раскрывали, сколько маскировали позиции и мотивы той и другой стороны, взаимодействовавшие стороны весьма предвзято оценивали позиции и действия друг друга, а сами эти позиции и способы действий сторон складывались под влиянием множества разнообразных внутренних и внешних факторов. В указанный отрезок времени вошли такие процессы и события, которые имели эпохальное значение как для Советского Союза, так и для Китая. Деидеологизация СССР, окончание "холодной войны", переход Китая от "культурной революции" к модернизации хозяйства, смена ведущих идеологических установок в обеих странах - все эти процессы так или иначе влияли на эволюцию советско-китайских отношений от конфронтации к нормализации. Указанный период заключен между двумя событиями, оказавшими огромное влияние не только на внутреннее развитие двух стран и их взаимоотношения, но и на геополитическую обстановку в мире: это завершение в 1976 г. периода «культурной революции» в КНР и распад СССР в 1991 г. Оба этих события вызвали мощный резонанс в мире, а второе из них фактически положило начало новому периоду мировой истории. Анализ советско-китайских отношений данного периода требует научного осмысления отношении между государствами в контексте разительных изменении международной обстановки, а также подготовки таких изменений.

Важность и актуальность проблематики, связанной с советско-китайскими отношениями, сложность и драматичность событий, связанных с двусторонними отношениями Советского Союза и Китая с конца 70-х по начало 90-х годов XX в., обусловили то внимание, которое уделяли и уделяют данной проблематике политологи, историки, обществоведы разных специальностей, прежде всего российские и китайские, а также западные. Поскольку от характера отношений между двумя крупнейшими социалистическими странами напрямую зависели судьбы мировой политики, то данная тема в научной литературе всегда была так или иначе политизирована и связана с политическим прогнозированием.

Проблемам, затронутым в диссертации, посвящено много публикаций в советской и российской научной, общественно-политической литературе и прессе. Наибольший интерес с точки зрения темы настоящей диссертации представляют работы советских и российских синологов, по определению, более компетентных в реалиях политической жизни Китая, нежели международники «широкого профиля».

Направления изысканий советских историков и интонации их высказываний по поводу китайской политики в начале 80-х годов во многом определялись инерцией идеологической борьбы двух предыдущих десятилетий. В конце 80-х—90-е годы и в начале XXI столетия стали публиковаться работы, в которых эволюция отношений между КНР и СССР в 80-е годы рассматривается уже с позиций перспектив сотрудничества между двумя странами. Позитивной нацеленностью отличаются, в частности, труды академика М.Л. Титаренко, А.Г. Яковлева, Б.Т Кулика и других российских ученых. Ряд из них, тем не менее, делает акцент на негативных аспектах опыта межгосударственного общения, с тем чтобы он мог быть учтен в дальнейшем. Это характерно, в частности, для работ Ю.М. Галеновича. Большой фактический материал и интересный анализ событий 80-х годов содержится в книгах О.Б. Рахманина, Е.П. Бажанова, К.В. Внукова, Ю.С. Пескова и других1, в мемуарах дипломатов, ответственных работников советских государственных и партийных органов, трудившихся в Китае и связанных с формулированием китайской политики СССР и т.п. При этом для воспоминаний сотрудников советских государственных и партийных органов, ответственных за выработку и проведение политики в отношении КНР, как правило, характерно стремление возложить всю вину за конфликт между двумя странами на китайскую сторону; исключениями являются лишь отдельные работы, например, книга А.А. Брежнева 2 . Своеобразным компендиумом опыта изучения китайской политики, в том числе внешней, проводимой с конца 70-х годов, стал фундаментальный сборник «Китайская Народная Республика на пути реформ: 1978-1999 гг.», подготовленный Институтом Дальнего Востока РАН.

Позиция советской стороны в 80-е годы по вопросам отношений с КНР весьма репрезентативно раскрьшается в относящихся к тому периоду обзорных статьях ежегодника «Китайская Народная Республика», выпускаемого Институтом Дальнего Востока РАН. В публиковавшихся в ежегоднике материалах Д.М Поспелова, A.M. Ледовского, В.Н. Барышникова, В.К. Абушаева, Г.А. Боголюбова, B.C. Степанова, А.В. Педина, В.Г. Грачева, А.С. Красилышкова, А.В Кудрявцева, Е.А. Григорьевой, Т.И. Сулицкой, А.В. Шлындова, С.А. Муравского и других советских китаеведов-международников в первой половине 80-х годов отстаивался приоритет советской стороны в выдвижении мирных инициатив по отношению к Китаю, подчеркивались те внешнеполитические шаги КНР, которые были направлены на противодействие СССР на мировой арене. Вместе с тем названные авторы четко отслеживали и высказывания китайских руководителей в пользу налаживания отношений с Советским Союзом. В выпуске «Китайская Народная Республика в 1984 г.» (выход в свет - 1987 г.) во внешнеполитическом разделе ежегодника появилась отдельная рубрика «Советско-китайские отношения», что отразило активизировавшийся с середины 80-х годов процесс нормализации двусторонних связей. Советские ученые в тот период особо отмечали, в частности, заявления руководителей КНР о невозможности установления отношений «всеобъемлющего стратегического партнерства» с США, о желательности полной нормализации отношений с Советским Союзом.

Эволюция отношений с КНР и соответствующих позиций руководства Советского Союза сказывалась на интонациях и фразеологии выступлений в ежегоднике: начиная с выпуска «Китайская Народная Республка в 1985 г.» стали отмечаться «воплощение» и «нарастание» позитивных тенденций во внешней политике КНР. Подборки фактов в ежегоднике, иллюстрировавших развитие двусторонних отношений СССР и КНР, а также внешнюю политику Китая в целом в 80-е годы можно квалифицировать как достаточно объективно отражавшие реальное положение дел.

На оценках советскими исследователями факторов внутренней жизни КНР в конце 80-х - начале 90-х годов сказалось также влияние некоторых «абсолютных» идеологических императивов «перестроечного» периода, прежде всего императива демократизации. Например, К.В. Внуков в своей книге о китайской советологии следующим образом оценивал политику КНР конца 80-х годов: «...когда инициированные сверху реформы разбудили массовое движение снизу и подошли к принципиально важному рубежу обновления авторитарных политических структур, руководство КНР усмотрело в этом прямую угрозу своей монополии на власть и поставило жесткий заслон на пути демократизации общества»3. Вместе с тем К.В. Внуков не мог не отметить то обстоятельство, что руководство КНР провозгласило «обеспечение стабильности в стране задачей первостепеной важности», и в первую очередь по этой причине критически восприняло «перестройку» в СССР4. Именно задачей обеспечения социальной и политической стабильности был обусловлен четко артикулирований отказ руководства КНР следовать «советским рецептам» в области реформ5. Следует отметить также, что еще в конце 80-х годов китайские обществоведы с беспокойством отмечали возможность раскола СССР, указывали, что отделение Средней Азии и Казахстана чревато угрозой единству Китая. Таким образом, тревогу руководства Китая вызывали именно те тенденции политической эволюции СССР, которые объективно вели и в конечном итоге привели к распаду Советского Союза. Этой тревогой, опасениями некритичного восприятия некоторыми силами в КНР «перестроечных» тенденций была вызвана и коррекция информационной политики КНР в отношении событий в СССР - ограничение количества материалов о текущих событиях в Советском Союзе в китайской прессе, усиление критического отношения к политическам аспектам «перестройки» и т.п.

Следует отметить также, что в момент нормализации отношений китайская сторона не отказывалась категорически от учета «перестроечного» опыта СССР. Так, в совместном советско-китайском коммюнике от 18 мая 1989 г. содержался пункт, который гласил: «Стороны считают полезным обмен между обеими сторонами информацией и опытом в области социалистического строительства. Перестройки и реформы, а также мнениями по вопросам двусторонних отношений и международной обстановки, представляющим взаимный интерес»6.

Наиболее близки к теме настоящей работы диссертации Н.П. Рябченко (1985 г.) О.С. Артемьевой (1989 г.)7. В работе Н.П. Рябченко подвергаются анализу факторы, обусловливающие политику Китая в отношении СССР в период конфронтации между двумя странами. В фокусе внимания О.С. Артемьевой, в отличие от настоящей диссертации, предметом которой являются конкретные политические и иные действия, характеризующие процесс развития китайско-советских отношений, находились материалы китайской прессы, выступления международников и политологов, а также государственных деятелей КНР, которые раскрывают восприятие образа СССР и его политики в Китае с конца 70-х до конца 80-х годов. Изменения этого восприятия рассматриваются на фоне перемен в советско-китайских отношениях. Диссертация подробно и глубоко освещает позиции китайских советологов и политиков, а также западных, в первую очередь американских специалистов по советско-китайским отношениям в рассматриваемый период. Автор подвергла анализу, в частности, связь между формулировками, в которые облекались установки относительно курса КНР в отношении СССР, и сложными явлениями жизни Китая в рассматриваемый период. Китайские советологические исследования О.С. Артемьева не без оснований рассматривает как способ политической борьбы сторонников разных политических линий в Китае. Выводы, сделанные О.С. Артемьевой по поводу взаимосвязи внутренних и внешних факторов, определявших политику КНР и оценки китайской стороной политического поведения Советского Союза, чрезвычайно ценны с точки зрения цели и задач настоящей работы.

Наиболеее существенными и объективными представляются те заключения, которые российские китаеведы делали не под воздействием текущей политической конъюнктуры, а в итоге ретроспективных размышлений над событиями, уже ставшими историей. Так, важные для настоящей работы методологические выводы автор почерпнула из аналитических статей ведущих российских синологов, вошедших, в частности, в упоминавшийся выше фундаментальный сборник Института Дальнего Востока РАН, посвященный 50-летию КНР и затрагивающий проблемы модернизации и реформ в Китае. Особое значение для формирования методологического основания диссертационного исследования имеет статья Б.Т. Кулика о внутренних факторах формирования внешней политики КНР. По мнению российского ученого, Китайская Народная Республика относится к числу тех стран, «которые особенно наглядно демонстрируют то, что внешняя политика государства прежде всего и главным образом определяется его политикой внутренней»8. Он отмечает, что на протяжении 50 лет существования КНР, при всех изменениях внешнеполитического курса, которые обусловливались поворотами внутреннего развития страны, внешняя политика Пекина была неизменно направлена на обеспечение благоприятных международных условий для превращения Китая в великую современную державу. Историю внешней политики Китая Б.Т. Кулик предлагает разделить на следующие этапы: октябрь 1949 г. - август 1966 г. (от всецелой ориентации на СССР в условиях фактической капиталистической блокады до охлаждения и резкого обострения отношений с Советским Союзом); август 1966 г. - декабрь 1978 г. (курс борьбы на два фронта — против американского империализма и советского «ревизионизма», укрепление экономического сотрудничества с капиталистическими странами и нормализация отношений с США в конце этого периода); 1979-1999 гг. (переход к внешнеполитическому обеспечению программы модернизации Китая).

Что касается периода от конца 70-х до конца 80-х годов, то Б.Т. Кулик выделяет в нем ряд наиболее значимых моментов. На первом этапе, в течение трех лет после 3-го пленума ЦК КПК 11-го созыва, курс на «противодействие советскому гегемонизму» оставался неизменным. Изменение этого курса автор правомерно связывает с пересмотром позиции Пекина по вопросам войны и мира и выдвижением Дэн Сяопином в 1980 г. новой концепции международной деятельности партии и государства, основанной на идее «создания мирной обстановки в целях осуществления дела модернизации»9. Конфронтация с СССР исчерпала себя как средство решения внешних и внутренних задач, в том числе налаживания отношений с капиталистическими странами, вела к нерациональному росту военных расходов, перечеркивала возможности экономического сотрудничества с Советским Союзом и поддерживавшими его социалистическими странами и т.п. Официальную коррекцию внешнеполитического курса Б.Т. Кулик справедливо связывает с решениями XII съезда КПК в сентябре 1982 г., на котором была провозглашена приверженность Китая принципам «независимости, самостоятельности и опоры на собственные силы», мирного сосуществования, в том числе в отношениях с социалистическими государствами; была допущена вероятность сохранения мира на планете. СССР подвергся осуждению за «гегемонистскую» политику, но с него был снят ярлык «социал-империализма»; имел место также отказ от тезисов о «советско-американском сговоре, направленном против Китая», и о том, что Советский Союз представляет для Китая большую опасность, чем США. 1985-1986 г. отказ Китая от суждений о неизбежности мировой войны был подтвержден рядом государственных и партийных документов. Представляется весьма существенным замечание Б.Т. Кулика относительно того, что «в целом к концу 80-х годов завершилось приведение китайской внешней политики в соответствие с потребностями внутреннего развития КНР», а впоследствии «ее доработка происходила в рамках теории строительства социализма с китайской спецификой, концепции длительного нахождения КНР на начальном этапе социализма».10

Значительное внимание уделял проблемам советско-китайских отношений д.и.н., проф. А.Г. Яковлев. Важно отметить, что А.Г. Яковлев увидел в крутом повороте политики КНР после XII съезда КПК не столько принципиальную идеологическую и политическую новацию, сколько возрождение «изначального конструктивизма (который был присущ политике руководства КНР. - Ш.Н.) в отношении внешнего мира в целом»11. В то же время трудно согласиться с критическим отношением видного российского ученого к тезису о тяготении современной системы международных отношений к многополярности, который стал одним из важнейших идейных оснований сближения позиций России и КНР по вопросам международных отношений в 90-е годы. Указанный тезис, как отметил А.Г. Яковлев, сложился после XIII съезда КПК (ноябрь 1987 г.) и, возможно, «отталкиваясь от его идей»12. По его мнению, концепция многополярности является прямым продолжением теории «трех миров» («сверхдержавы», развитые государства, остальные страны), широко популяризировавшейся Пекином в 70-е годы, и сводит на нет роль социального и идеологического фактора в международных отношениях.

Весьма полезной для настоящей диссертация явилась также работа А.Г. Яковлева, посвященная эволюции подхода КНР к международным конфликтам.

По мнению проф. Яковлева, этот подход дважды претерпел изменения принципиального характера. Первый из них произошел в 60-е годы, когда «конфликтная политика» КНР приняла «экстремистский характер». Второй произошел в 80-е годы и был связан с постепенным изменением отношения руководства КПК и КНР к межсистемной конфронтации и занятием нейтральной позиции между основными центрами силы двух мировых социальных систем. При этом обусловленность налаживания отношений с СССР решением камбоджийской и афганской проблем российский ученый объяснял стремлением КНР заручиться благосклонностью Запада, в научно-техническом и экономическом сотрудничестве с которым Китай был кровно заинтересован в связи с перспективой реформ. В случае с Камбоджей, как полагал А.Г. Яковлев, важную роль могли сыграть и личные мотивы некоторых китайских руководителей, не признавших свой изначальный политический просчет, приведший к конфликту и государствами Индокитая13. Конец 80-х - начало 90-х годов А.Г. Яковлев связьгоал с усилением роли классового подхода руководства КНР к международным проблемам, с фактическим признанием Китаем социальной биполярности мира14.

Однако, представляется, что речь здесь может идти не столько о «смене вех» во внешней политике, сколько о расстановке акцентов в официальных заявлениях по внешнеполитическим вопросам. В первой половине и середине 80-х годов, когда КНР провозгласило опору на принципы мирного сосуществования, в том числе и в отношениях с социалистическими странами, КПК вовсе не отказывалась от классового подхода к международным делам. Другое дело, что интересы страны в то время требовали, во-первых, определенных акцентов во внешнеполитических выступлениях, во-вторых, учета реалий мировой ситуации, которая свидетельствовала о возможности конфликтов между государствами одной социальной системы.

Поскольку представленный в диссертации материал необходимо рассматривать не только с точки зрения истории, но и в плане перспектив развития российско-китайских отношений, для диссертанта представляют интерес и позиции российских и западных политологов относительно будущего отношений между двумя странами. Обстоятельный анализ этих взглядов представлен, в частности, в статье А.Г. Яковлева «"Третья угроза": Китай - враг № 1 для России?» с примечательным позаголовком: «Как и зачем из перспективного стратегического партнера делают стратегического противника». Автор отметил, что предсказания относительно возможности вооруженного столкновения между Россией и Китаей в обозримом будущем строятся на повторении «задов американской и вообще западной пропаганды»15 и связал укрепление геополитических позиций России с укреплением связей с Китаем.

Весьма существенные для понимания позиций советских политиков и ученых оценки истории и перспектив российско-китайских отношений содержатся в работах академика М.Л. Титаренко, Б.Т. Кулика, Ю.М. Галеновича, Л.П. Делюсина 16 и других видных российских китаеведов. Внутренние перемены в Китае конца 70-х - начала 80-х годов, в конечном счете кардинально изменившие внешнюю политику Китая, подробно рассматриваются, например, в работах В.Н. Усова и других ученых, экономические перемены в Китае, в том числе во внешнеэкономической политике - в книгах и статьях Г.А. Ганшина, В.Г. Гельбраса, Э.П. Пивоваровой, В.Я. Портякова и других 18 , о внешнеэкономической политике — М.А. Потапова19 и других. Из работ, касающихся международно-правового оформления советско-китайской границы, нельзя не отметить фундаментальный труд Мясникова20, а также книги Ю.М. Галеновича21. Оригинальная методика анализа межгосударственных отношений предлагается в фундаментальном политологическом исследованиии А.Д. Воскресенского, посвященном российско-китайским контактам на протяжении XVII-XX вв.22

Примечательно, что авторитетные российские синологи видят среди причин успеха реформ в КНР и личностный фактор. Так, академик МЛ. Титаренко и проф. A.M. Григорьев отмечают, что «к счастью для Компартии Китая и КНР... в различных эшелонах руководства страны, в том числе в ее высшем эшелоне» к концу 70-х годов сохранились люди, которые «сознавали, что спасти партию и страну от катастрофы может лишь... возврат к реализации принципа соединения теории с практикой не на словах, а на деле»23.

В историографии КНР проблемы китайско-советских отношений стали рассматриваться особенно активно в период нарастания напряженности между КНР и СССР. При этом часто проводились параллели между политикой СССР и царской России, которая наряду с другими империалистическими государствами навязывала Китаю неравноправные договоры. В период наиболее активной борьбы с гегемонизмом на международной арене, когда главным противником Китая выступал Советский Союз, основной задачей анализа внешней политики СССР в прессе и научной литературе был поиск доказательств гегемонистских устремлений северного соседа. Пережитки этих тенденций давали о себе знать и в китайской советологии 80-х годов, особенно в начале десятилетия. В дальнейшем тон публикаций по теме китайско-советских отношений стал в основном более спокойным, появились серьезные исследовательские работы, задачей которых был учет предыдущего опыта межгосударственных отношений.

Так, ценный фактический и аналитический материал по вопросам политики Советского Союза в 80-е годы а также о факторах, определявших эту политику, содержится в публикациях видных китайских советологов Сюй Куя, Лю Кэмина, Ли Цзинцзе, Фань Чжисиня, Ван Липина, Вэй Цзэхуаня и других , анализ китайско-советских экономических связей - в работах Ли Юнхуа, Юн Гочжэна25 и других. Позиции китайских историков по важнейшим проблемам истории КНР наиболее отчетливо отражены в обобщающих трудах по истории страны в новейший период. В 1989 г., к 40-летию КНР, было издано несколько вариантов таких исторических трудов. Среди них такие книги, как «1949-1989 няньдэ Чжунго» («Китай в 1949-1989 гг.». Т. 1-4. Чжэнчжоу: Хэнань жэньминь чубаньшэ, 1989); подготовленная Институтом изучения истории партии при ЦК КПК и наиболее отчетливо выражающая официальные позиции «Чжунго гунчаньдандэ циши нянь» («70 лет Коммунистической партии Китая». Под ред. Ху Шэна. Пекин, 1991) и другие. В 1999 г. в связи с 50-летием образования КНР в издательствах Чжунго шэхуэй кэсюэ чубаньшэ и Дандай чжунго чубаньшэ вышла в свет масштабная серия «Современный Китай», представляющая собой систематическое исследование истории КНР, а при поддержке Института изучения Китая в издательстве Чжунго да байкэ цюаньшу чубаньшэ — «Энциклопедия истории КНР» («Чжунхуа жэньминь гунхэго гоши байкэ цюаньшу»). В диссертации приняты также во внимание выпускавшиеся в КНР сборники материалов и обзоры по китайской дипломатической практике, раскрывающие прежде всего позицию китайской стороны и ее взгляд на обстоятельства и мотивы принятия руководством КНР внешнеполитических решении .

Говоря о китайской историографии КНР, имеющей отношение к теме диссертации, нельзя не отметить основные точки зрения по проблеме «большой полемики» между КНР и СССР, фактически продолжавшейся до середины 80-х годов. Эти точки зрения можно свести к двум основным категориям. Согласно первой группе мнений, главной причиной этой полемики были «патернализм» КПСС и «великодержавный шовинизм» СССР . Вторая группа мнений, представленная, в частности, в трудах Юй Гуанъюня и Гао Фана, признает, что важную роль в разрыве между двумя странами сыграли ошибки «левого уклона», существовавшего тогда в Китае. Китайские ученые признали, что одной из причин ухудшения взаимоотношений с Советским Союзом стала неправильная политика китайского руководства, которая отклонилась от верного курса в период поиска "китайских путей к социализму"28.

Поскольку в числе факторов, определявших важные нюансы отношений между Китаем и СССР в 80-е годы, были и такие внутриполитические тенденции эволюции советской системы, которые привели в развалу Советского Союза, то при написании данной работы необходимо было учесть мнения китайских ученых об уроках распадения великой державы. Эти мнения также можно свести к двум основным точкам зрения. Согласно первой из них, к краху привели факторы, которые сложились в результате проведения линии Горбачева, в свою очередь берущей начало в ревизионизме Хрущева. В частности, эта линия предусматривала очернение истории СССР, а «ликвидация истории» закономерно привела к «ликвидации государства». Так полагают, в частности, директор Института Восточной Европы и Центральной Азии проф. Ли Цзинцзе, Ли Юнцюань, Вэй Цзэхуань и другие. В то же время они не отрицают и недостатков сложившейся в Советском Союзе политической и социально-экономической системы, которые обострились в эпоху Горбачева.

Другая точка зрения исходит из того, что причины развала КПСС и СССР коренились главным образом в самой системе, действовавшей в стране, и ищут исторические корни этих причин прежде всего в наследии сталинского периода. Так, проф. Лю Кэмин указывает, что предпосылки к распаду СССР сложились еще до появления на политической сцене Горбачева. Раскол Советского Союза в период его правления был подготовлен всесторонним упадком в сфере политики, экономики и партийной теории. Чжэн Ифань полагает, что преемники В.И. Ленина взяли за основу политической системы отвергнутую им модель военного коммунизма, поэтому в результате была сформированан система административного командного управления с высокой степенью централизации власти, что и привело Советский Союз к краху. Сюй Куй полагает, что политические, экономические и социальные проблемы, приведшие к краху громадную державу, накопились еще в брежневскую эпоху. Ряд китайских общствоведов считают, например Чэнь Ляньби, Ван Липин и другие, одной из основных причин краха Советского Союза считают недостатки государственной структуры федеративного типа, который искусственно усиливает национальное самосознание и не способствует действительному решению вопросов национальных отношений. Немало китайских обществоведов видят корни проблем, привдеших к распаду СССР, в излишней централизации советской экономики29.

Важные методологические коррективы в данную работу позволила внести недавняя (2002 г.) публикация видных китайских ученых, сотрудников Института новой истории АОН Китая, профессоров Сюэ Сяньтяня и Луань Цзинхэ. Историю и современное состояние российско-китайских отношений они рассматривают сквозь призму неких постоянных национально-государственных интересов России и Китая, в значительной степени совпадающих, особенно в кризисные для обоих государств периоды. Они отмечают, что «Договор об обороне и взаимной помощи» от 3 июня/22 мая 1896 г. («Китайско-русский секретный договор»), «Договор о дружбе и союзе между Китайской Республикой и Союзом Советских Социалистических

Республик» от 14 августа 1945 г. и «Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи между Китайской Народной Республикой и Союзом Советских Социалистических Республик» от 14 февраля 1950 г. были так или иначе направлены на противодействие внешнему давлению. «Китайско-российские отношения не равнозначны обычным межгосударственным отношениям, — отмечают китайские ученые: на их развитие оказывали влияние межпартийные связи, идеологический и субъективный факторы — роль руководителей, причем порой эти факторы играли определяющую роль. Однако если эти факторы переставали соответствовать национальным интересам, то ... отношения между двумя странами в конце концов вступали на путь приспособления к общим национальным интересам»30.

Таким образом, субъективные факторы, в том числе идеологический, в отношениях двух соседних стран рано или поздно уступали место здравому учету национальных интересов. По мнению Сюэ Сяньтяня и Луань Цзинхэ, на двусторонние отношения Китая и России прямое воздействие всегда оказьгаали геополитика («на протяжении всей истории степень сближения Китая и Росии определялась давлением на них со стороны внешнего мира») и изменения в мировой архитектонике31. Данное положение представляется плодотворным и с точки зрения изучения событий 80-х годов XX в.

Что касается существенной для данного исследования проблемы периодизации истории КНР после 1976 г., то здесь автор берет за основу модель, представленную в книге «70 лет Коммунистической партии Китая», где указанный этап делится на два периода: «два года нерешительного продвижения вперед» (1976-1978 гг.) и «начало складывания новой обстановки социалистической модернизации» после 3-го пленума ЦК КПК 11-го созыва 1978 г.

Полезным для определения периодизации истории советско-китайских отношений представляется также замечание зам. председателя Китайского общества международных дружественных связей Ли Чаншуня, вьщелившего период 1989-1982 гг. как время перехода от нормализации отношений между двумя странами к дружественным межгосударственным отношениям 32 ; последующие отмеченные им этапы - переход к отношениям конструктивного сотудничества (1993-1994 гг.), переход от отношений конструктивного сотрудничества к стратегическому партнерству (1995-1996 гг.); углубление, расширение и развитие отношений стратегического взаимодействия (1997-1999 гг.).

Что касается западной историографии китайско-советских отношений, то здесь традиционно лидируют американцы. Фокус их внимания в основном сосредоточен на интересах американской политики в границах треугольника США - Россия — Китай. Во многих трудах американских историков и политических публицистов рассматриваются использованные или упущенные американской стороной возможности в использовании сложностей в отношениях между Китаем и СССР. Автор использовала труды А. Варнетта, Чжана Гордона, С. Голстейна и Ф. Мэтьюза, X. Хардинга, С. Якобсона, Дж. Розмана, Дж. Сегала, Р. Скалапино, А. Вайтинга и ряда других специалистов по внешней и внутренней политике Китая, китайско-советским отношениям33.

В качестве предмета диссертационного исследования были выбраны отношения между Китаем и СССР в 80-е годы XX в. В соответствии с предметом исследования поставлена цель диссертации — выявление динамики китайск-советских отношений в указанный период, прежде всего изменений характера и интенсивности политических и экономических связей, а также определение факторов, обусловливавших эту динамику.

В соответствии с целью исследования диссертант ставил перед собой следующие задачи:

- выявить факторы, которые оказали решающее влияние на изменение политической стратегии и тактики двух стран в области межгосударственных отношений в хронологических рамках работы;

- наметить и обосновать периодизацию развития китайско-советских отношений в рассматриваемый период;

- раскрыть характер и особенности российско-китайских отношений на каждом из рассматриваемых этапов;

- определить степень фактической реализации целей и задач, которые ставила перед собой каждая из сторон в области межгосударственных отношений в рассматриваемый период.

В соответствии с поставленными задачами была определена структура диссертации, которая делится на две главы, охватывающие соответственно периоды 1980-1985 гг. и 1986-1990 гг.

Диссертация написана на основе разнообразного круга источников. Прежде всего диссертант опиралась на изучение программных документов КПК (решений съездов Коммунистической партии Китая, резолюций пленумов ЦК КПК) и КПСС, постановлений правительств Китайской Народной Республики и Советского Союза, текстов международных договоров и соглашений на русском и китайском языках. Используя официальные документы, материалы советской и иностранной прессы, а также научные исследования советских и китайских ученых, автор, помимо решения основных задач исследования, старалась показать также причины и динамику формирования условий жесткой конфронтации (для лучшего понимания причин противостояния двух государств в первой главе совершен краткий экскурс в историю, предшествующую тому периоду, события которого подвергаются анализу в диссертации) и последующей нормализации отношений между двумя странами.

Исследуя советско-китайские отношения, диссертант исходила из того, что при анализе связей СССР и КНР необходимо учитывать как широкий спектр факторов двусторонних отношений, так и участие этих государств в системе международных отношений, элементы которой оказывали влияние на характер двусторонних контактов.

Работа носит междисциплинарный характер, затрагивает не только проблемы политических отношений Китая и Советского Союза, но и вопросы идеологии, внешней политики, сочетает конкретно-исторический, а также системный подходы к изучению материала. Методологической основой исследования являются в первую очередь теоретические разработки российских и китайских исследователей в области исторической науки. Автор также принимал во внимание заключения современных западных синологов.

Научная новизна работы определяется прежде всего тем обстоятельством, что в ней впервые специально рассматривается развитие китайско-советских отношений в 80-е годы, прежде всего с точки зрения трансформации политических установок руководства КНР и соответствующего изменения приоритетов внешней политики страны, с учетом аналитических разрабток, предложенных китайскими и российскими учеными в 90-е годы XX в. - начале XXI в., в том числе относительно характера, внутреннего содержания и направленности китайских реформ, а также тенденций развития китайско-российских отношений. В работе использован ряд китайских научных публикаций, слабо известных российским ученым, особый упор делается на освещение позиций китайской стороны.

Практическое значение диссертации обусловлено в первую очередь тем, что содержащиеся в ней фактический материал и вьшоды могут быть применены при подготовке учебных курсов, а также в научных исследованиях по смежной проблематике. Исследование может быть также использовано в качестве историографического и библиографического справочного издания. Поскольку проблематика работы затрагивает как вопросы, значимые для собственно исторической науки, так и проблемы международных отношений, имеющие особое значение для решения задач, актуальных для внешнеполитической практики, то материалы исследования могут быть полезны при разработке практических рекомендаций в области строительства межгосударственных отношений с КНР.

Основное содержание и выводы исследования были отражены в подготовленных автором статьях, в выступлениях на научных симпозиумах факультета гуманитарных и социальных наук РУДН, конференциях кафедры всеобщей истории РУДН.

Подобные работы
Курамысов Онербек Ануарбекович
Казахстанско-российские международные отношения в 90-е годы XX века: состояние и перспективы развития
Озбай Фатих
Развитие турецко-российских отношений в 90-е годы XX века
Иманкулов Адай Вахитович
Международное значение развития нефтегазовой отрасли Республики Казахстан в 90-е годы XX века
Голубева Валерия Сергеевна
НАФТА и Европейский Союз в 90-е годы XX века: сравнительный анализ
Костенко Сергей Юрьевич
Трансформация российско-германских отношений в 90-е годы XX века
Ибраева Эльмира Алпамысовна
Международный опыт деятельности Межпарламентской Ассамблеи СНГ в 90-е годы XX века
Шкунов Олег Владимирович
Некоторые аспекты российско-германских отношений в 90-е годы XX века
Нишанов Даврон Бахрамович
Внешняя политика Республики Узбекистан : в 90-е годы XX века
Эль-Накиб Хишам Муса
Отношения между Египтом и США, 90-е годы XX века
Исаева Елена Владимировна
Культурные контакты Санкт-Петербурга со странами Дальнего Востока в 90-е годы XX - начале XXI века

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net