Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Политические науки
Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии

Диссертационная работа:

Хайбуллин Максим Радикович. Парламентаризм в условиях политического транзита: опыт стран Центральной и Восточной Европы : Дис. ... канд. полит. наук : 23.00.02 : Уфа, 2004 173 c. РГБ ОД, 61:04-23/208

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

ГЛАВА 1. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ

ФОРМИРОВАНИЯ ПАРЛАМЕНТСКОЙ МОДЕЛИ ВЛАСТИ В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ В ПОСТКОММУНИСТИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

  1. Особенности политико-трансформационных процессов в странах Центральной и Восточной Европы в контексте теорий транзитологии 24

  2. Конституционные аспекты формирования парламентаризма в

странах Центральной и Восточной Европы 51

ГЛАВА 2. ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ В ФУНКЦИОНИРОВАНИИ И РАЗВИТИИ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

  1. Структура и организация работы парламентов 68

  2. Парламенты и политические партии 95

  3. Парламентаризм и институты исполнительной власти 123

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 141

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 147

Введение к работе:

Актуальності, темы исследования.

Среди основных характеристик демократической политической власти ключевыми являются принципы и способы взаимодействия политических институтов и гражданского общества, реализуемые через систему политического участия и представительства.1 По подсчетам Дома Свободы, из 191 существовавших в 1998 г. стран 117 (61,3%) провели свободные, тайные и всеобщие выборы, т.е. обладали процедурным минимумом (всеобщие, равные, свободные (и относительно справедливые) выборы) демократии. С одной стороны, это свидетельствует о распространении принципов парламентаризма в мировом масштабе. С другой стороны, становится очевидным, что стабильное функционирование государственной системы и легитимность принятия политических решений уже невозможны без обратной связи государства с гражданским обществом, формирования таких способов и механизмов реализации власти, которые могли бы удовлетворять потребностям и ожиданиям большинства граждан, участвующих в политическом процессе.

При этом следует учитывать, что политическое участие есть лишь "внешняя" характеристика парламентаризма, в то время как его базовым компонентом выступают прежде всего функционирование представительных учреждений и характер их взаимодействия с другими элементами политической системы, а также с гражданским обществом. Как отмечает А.Д.Керимов, "говорить о наличии парламентаризма можно только при условии существования особой системы взаимодействия парламента с другими государственными органами, то есть такой системы, в которой он не чисто формально, а реально, фактически имеет возможность отправлять свои

См.: Общая и прикладная политология: Учебное пособие. / Пол общей редакцией В.И. Жукова, Б.И. Краснова. - М.: МГСУ; Изд-во "Союз", 1997. - 992 с. - С.238-254. См.: Меркель В., Круассан Л. Форм&тьные и неформальные институты в дефектных демократиях // Политические исследования. - 2002. - №1 - С.6; Karatnycky A. The Decline of Illiberal Democracy II Journal of Democracy. - 1999. - Vol. 10. - №1. - P. 124-125.

4 функции, занимая, тем самым, адекватное место в политической системе

страны".1

Актуальность темы исследования обусловлена необходимостью осмысления места и роли парламентаризма в современном развитии посткоммунистических и, в частности, центрально- и восточноевропейских политических систем, что имеет немаловажное значение при корректировке стратегии и способов реформирования механизмов государственной власти в России и республиках постсоветского пространства. Это становится особенно очевидным потому, что в условиях трансформации политико-правовых институтов в странах Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), как, впрочем, и в России, формируется целый комплекс противоречий между конституционными принципами функционирования государственной системы и реализацией этих принципов на практике.

При этом следует учитывать, что в условиях переходного (транзитного) периода роль парламента в социально-политических преобразованиях возрастает многократно, поскольку именно представительные учреждения, выполняя законодательные и властеобразующие функции, становятся одновременно центром конфликта и сотрудничества различных политических сил, мобилизуют политические элиты, формируют групповые интересы и способствуют рационализации политических решений.

В то же время нестабильный характер политических институтов трансформирующихся государств, обусловленный отсутствием опыта функционирования и взаимодействия в новой социально-политической среде, становится предметом непрекращающихся дискуссий о том, какие факторы и условия, какие политические (и социальные) институты и структуры делают ту или иную систему демократической,2 о соотношении парламентаризма и эффективности

1 Керимов А.Д. Французский парламентаризм: опыт сравнительно-правового анализа: Дисс...
докт. юрид. наук. - М.: Изд-во Российской академии государственной службы при
Президенте Российской Федерации, 1999. - 354 с. - С. 12.

2 См., например: Мельвиль АЛО. И вновь об условиях и предпосылках движения к
демократии / Проблемы консолидации российской политий (круглый стол) // Политические
исследования. - 1997. - №1. - С.39.

5 исполнительной власти.1 Иными словами, актуализируется и оказывается в

центре политологического дискурса проблема выявления эффективности той

или иной конституционной модели, ее воздействия на процесс формирования

открытого общества и политической социализации граждан.

С отказом от тоталитарной политической системы и появлением в начале

90-х гг. XX в. на территории бывшего "социалистического лагеря" новых

независимых государств для политических элит повсеместно стала актуальной

проблема выбора форм и путей политико-правовых преобразований и, прежде

всего, выбора такой конституционной модели, которая бы четко определяла

место каждого органа государственной власти и в первую очередь парламента,

в политической системе, характер его взаимодействия с другими

политическими институтами и гражданским обществом. Каждая из стран ЦВЕ

и бывших республик СССР проходит свой особый путь от тоталитаризма к

демократии.

Очевидно, что выбор пути преобразований в бывших соцстранах Европы

обусловлен наличием конкретных политических, социально-экономических,

исторических и социокультурных предпосылок, среди которых определяющими, на

наш взгляд, являются степень развитости гражданского общества и

демократических традиций докоммуиистического периода. В одних странах

(преимущественно республиках бывшего СССР, в том числе и России) новая

конституционная модель воплотилась в концепции "сильной" президентской

власти и, соответственно, характер и динамика институциональных и

конституционно-правовых преобразований определялись степенью влияния и

личными политическими амбициями главы государства и его ближайшего

окружения. В других странах процесс политических и правовых реформ

изначально был сосредоточен в руках представительных органов, что впоследствии

привело к "дисперсии" горизонтали власти и конституционному закреплению

Строев Е. Российский парламентаризм: движение в будущее или бег по кругу // Независимая газета. - 2001. - 18 апреля. - С.4. 2 См. например: Линц Х.-Дж. Достоинства парламентаризма (. 1 .htm).

доминирующей роли парламента в политической системе. Данная модель утвердилась в большинстве центрально- и восточноевропейских государств и опыт функционирования парламентской модели, ее влияния на процесс формирования гражданского общества и стабилизации политической системы в этих странах нельзя игнорировать. К числу таких стран в контексте нашего исследования мы относим Польшу, Венгрию, Чехию, Словакию, Болгарию и Румынию, в которых изначально были созданы политические и конституционно-правовые условия для формирования и развития парламентаризма - не только как одной из важнейших сущностных характеристик либеральной демократии, но и как системы организации и функционирования государственной власти, в которой представительные учреждения занимают доминирующую по отношению к другим властным институтам роль. Кроме того, в течение более чем десятилетнего периода некоммунистического правления и четырех-пяти циклов парламентских выборов в этих странах утвердилась система, согласно которой регулярная смена правящих элит, независимо от их политической и идеологической ориентации, не затрагивает базовых принципов функционирования парламентской модели.

В то же время современный опыт функционирования и развития парламентаризма в каждой из названных стран имеет определенную специфику, что создает благоприятную почву для сравнительно-политологического исследования и имеет немаловажное значение в плане анализа преимуществ той или иной конституционной модели, ее воздействия на процесс политико-правовых и социально-экономических реформ.

Степень разработанности проблемы.

Спектр исследований, посвященных сравнительному анализу политических систем, достаточно широк и включает в себя как разработку методологии сравнительного анализа, основоположником которой по праву можно считать

7 известного американского социолога Г.Ллмонда,1 так и исследования

изменений политической культуры, политического поведения и ценностных

ориентации населения развитых демократий и стран, находившихся в 70-80-е

гг. XX в. в условиях перехода от недемократических режимов к новым

политическим системам открытого типа (Г.Алмонд, С.Верба, Р.Инглхарт,

Р.Даль, Л.Морлино и др.).2

С начала 1970-х гг., наряду с дальнейшим развитием сравнительной политологии формируется новое направление - транзитология, сфокусировавшая свое внимание главным образом на проблемах демократизации и институциональных изменениях в обществах с переходной политической системой. Предметом анализа стало выявление социальных и институциональных предпосылок и условий перехода авторитарных и тоталитарных обществ к демократии и факторов консолидации новых политических систем. Начало исследований данного направления было положено известным американским политологом Д.Растоу, одним из первых предпринявших попытку разработки модели демократического перехода.3

Импульсом к дальнейшему развитию данной концепции стало крушение авторитарных режимов в ряде южноевропейских и латиноамериканских стран (Испания, Португалия, Бразилия, Аргентина, Чили и др.), а в конце 80-х гг. XX - тоталитарных политических систем коммунистических стран, что не только обогатило политическую науку конкретными эмпирическими и фактическими

1 Almond G. Comparative Political Systems II Journal of Politics. - 1956. - Vol.18. - №3.

2 Almond G.A., Verba S. The Civic Culture: Political Attitudes and Democracy in Five Nations. -
Princeton: Princeton University Press, 1963. - 295 p.; Almond G.A., Verba S. The Civic Culture
Revisited: An Analytical Study. - Boston: Little, Brown and Company, 1980. - 274 p.; Inglehart
R. The Renaissance of Political Culture II American Political Science Review. - 1988
(December); Inglehart R. The Silent Revolution: Changing Values and Political Styles Among
Western Publics. - Princeton: Princeton University Press, 1977. - 307 p.; Dahl R.A. Democracy
and Its Critics. - New Haven and London: Yale University Press, 1989. - 244 p.; Morlino L.
Democratic establishments: a dimensional analysis I Ed. by E.Baloyra. Comparing New
Democracies. - Boulder: Westview, 1987. - 256 p.

Rustow D.A. Transitions to Democracy - Toward a Dynamic Model II Comparative Politics. -1970.-Vol.2.-№3.

8 данными,1 но и дало возможность расширения компаративного знания и

разработки различных по структуре, но в то же время общих по сути моделей

перехода к демократии. Здесь можно выделить работы Х.Линца, А.Степана,

А.Пшеворски, С.Хантингтона, Л.Даймонда, Г.О'Доннелла, Дж.Нельсон,

Д.Шин, Ф.Шмиттера, Т.Карла, Г.Придэма и др2.

На рубеже 80-90-х гг. XX в. начинается новый этап транзитологических

исследований, связанный с анализом политико-трансформационных процессов

в посткоммунистических странах Европы и бывшего Советского Союза.3 Это, с

1 См., например: Stcpan A. (cd.). Democratizing Brazil. Problems оГTransition and Consolidation.

- Oxford, N.Y.: Oxford University Press, 1989. - 287 p.

2 Linz J. Transitions to Democracy II The Washington Quarterly. - 1990. - №3 (Summer); Linz J.,
Stepan A. Problems of Democratic Transition and Consolidation. Southern Europe, South
America and Post-Communist Europe. Baltimore, L.: The Johns Hopkins University Press, 1996.

- 260 p.; Лииц Х.-Дж., Степан А. "Государственность", национализм и демократизация //
Политические исследования. - 1997. - №5; Przeworsky Л. Some Problems in the Study of the
Transitions to Democracy. - Democracy and Political Transformation Theories (Szoboszlai G.,
cd). - Budapest, 1991. - 257 p.; Przeworsky A. Democracy and the Market. Political and
Economic Reforms in Eastern Europe and Latin America. - Cambridge: Cambridge University
Press, 1993.- 322 p.; Huntington S.P. The Third Wave. Democratization in the Late Twentieth
Century. - L.: Oklahoma University Press, Norman, 1991.- 198 p.; Huntington S.P. Democracy
for the Long Haul //Journal of Democracy. - 1996. - Vol.7. - №2 (April); Diamond L. Rethinking
Civil Society: Toward Democratic Consolidation II Journal of Democracy. - 1994. - Vol.5. - №3;
Даймонл Л. Прошла ли "третья волна" демократизации? // Политические исследования. -
1999. - №1; O'Donnell G. Transitions, Continuities, and Paradoxes I Issues in Democratic
Consolidation: The New South American Democracies in Comparative Perspective I Ed. by
Sc.Mainwaring, G. O'Donnell and J.S.Valenzuela. - Notre Dame, 1992. - 256 p.; Nelson J.M.
How Market Reforms and Democratic Consolidation Affect Each Other (Joan M. Nelson at al.
Intricate Links: Democratization and Market Reforms in Latin America and Eastern Europe. -
New Brunswick, 1994. - 236 p.; Shin D.Ch. On the Third Wave of Democratization. A Synthesis
and Evaluation of Recent Theory and Research II World Politics. - 1994. - Vol.47; Шмиттср Ф.
Процесе демократического транзита и консолидации демократии / Демократические
переходы: варианты путей и неопределенность результатов (Круглый стол) //
Политические исследования. - 1999. - №3; Шмиттер Ф. Размышления о гражданском
обществе и консолидации демократии // Политические исследования . - 1996. - №5;
Schmitter P., Karl Т. The Conceptual Travels of Transitologists and Consolidologists: How Far to
the East Should They Attempt to Go? II Slavic Review. - 1994. - Vol.53. - X«l; Transitions to
Democracy: Comparative Perspectives from Southern Europe and Eastern Europe / Ed. by
G.Pridham. - Dartmouth, 1995. - 244 p.

Bunce V. Subversive Institutions: The Design and Destruction of Socialism and the State. -Cambridge: Cambridge University Press, 1999. - 274 p.; Eckert G. Democratization process in East Central Europe: a theoretical reconstruction II British journal of political science, 1991; Hermet G. Le Passage a la Democratic - P.: ENSP, 1996. - 245 p.; Juchler J. Probleme der Demokratisierung in den osteruropaischen Transformationslandern. II Osteruropa. - 1997. - JML>9; Доган M. Эрозия доверия в развитых демократиях // Мировая экономика и международные отношения. - 1999. - №5; Стоукс Г. Переговоры за круглым столом и падение коммунизма

9 одной стороны, расширило круг уже накопленных теоретических изысканий в

области сравнительного анализа. С другой стороны, появились новые исследования теоретико-методологического характера, сосредоточившиеся на критике имеющихся транзитологических концепций и ставящие под вопрос возможность применения моделей демократизации поставторитарных стран к демократическому переходу тоталитарных обществ. Внимание транзитологов сосредоточилось главным образом на проблеме эффективности и направленности политических преобразований, анализе факторов, обусловливающих различный и неопределенный характер консолидации посткоммунистических политических режимов.1

В середине 1990-х гг., параллельно с активизацией сравнительно-политологических исследований, усиливается интерес к транзитологической проблематике в России и республиках постсоветского пространства. Это обусловлено, с одной стороны, необходимостью обобщения имеющихся теоретических концепций западной транзитологии и их проецирования на национальные модели перехода к демократии; с другой стороны, формируется

(рецензия на книгу: The Roundtable Talks and the Breakdown of Communism I Ed. by J.Elster. - The University of Chicago Press, 1996) II Конституционное право: восточноевропейское обозрение. - 1997. -№3-4.

Terry S.M. Thinking about Post-Communist Transitions: How Different are They? II Slavic Review. - 1993. - Vol.52. - №2; Trkulja I. Osvajanie demokratije. Ogled о postkomunizmu. -Beograd: Belgtime, 1997. - 235 p.; Бане В. Элементы неопределенности в переходный период // Политические исследования. - 1993. - №1; Bunce V. Should Transitologists Be Grounded? II Slavic Review. - 1995. - №54 (1); Васович В. Переход к демократии в посткоммунистических странах // Вестник МГУ (Серия 18: Социология и политология). -1998. - №2; Mishler W., Rose R. Trajectories of Fear and Hope. Support for Democracy in Post-Communist Europe II Comparative Political Studies. - 1996. - Vol.28. - No.4 (January); Mishler W., Rose R. Trajectories of Fear and Hope. Support for Democracy in Post-Communist Europe II Comparative Political Studies. - 1996. - Vol.28. - No.4 (January).

Ашимбаев M.C. Политический транзит: от глобального к национальному измерению (); Гавриш СБ. Демократический транзит (http: ); Гельман В.Я. Как выйти из неопределенности? // Pro et Contra. -1998. - Т.З. - №3; Володенков СВ. Модели динамики политических процессов в условиях переходного периода // Вестник МГУ (Сер. 12: Политические науки). - 1999. - №6; Веденеев Ю.А. Теория и практика переходных процессов в развитии российской государственности // Государство и право. - 1995. - №1; Игрицкий Ю.И. Демократия и демократизация. Дилемма иллюзорной цели и осязаемого процесса / Демократия и парламентаризм в Восточной Европе ("Круглый стол" в редакции журната "Россия и современный мир") // Россия и современный мир. -2001. - №4; Кандсль

10 критико-методологическое направление, представители которого выступают

если не за отказ от западной парадигмы транзитологии как таковой, то за более глубокий и всесторонний анализ структурных и процедурных, а не только формально-абстрактных составляющих переходного процесса (Б.Г.Капустин, И.И.Кузнецов, А.Ю.Мельвиль, О.Г.Харитонова и др.) .1

В настоящее время проблемы посткоммунистических преобразований в странах Центральной и Восточной Европы являются предметом изучения довольно широкого круга российских и зарубежных исследователей (главным образом из стран центрально- и восточноевропейского региона). Среди отечественных исследований можно выделить монографию В.К.Мокшина," который одним из первых предпринял попытку на основе анализа обширного фактического и статистического материала выявить логику политико-трансформационных процессов в странах региона и их место в мировом политическом процессе; публикации сотрудников ИМЭПИ РАН О.Т.Богомолова, А.П.Бутенко, Н.И.Бухарина, Н.И.Довженко, Е.Б.Калоевой,3

П.Е. "Посттоталитарность" как теоретическая проблема и региональная характеристика // Мировая экономика и международные отношения. - 1996. - №5; Никитченко Л.Н. Транснационализация демократии (Третья волна демократизации в свете теории международных отношений) // Политические исследования - 1996. - №5.

Капустин Б.Г. Конец "транзитологии"? О теоретическом осмыслении первого посткоммунистического десятилетия // Политические исследования . - 2001. - №4; Кузнецов И.И. Парадигма транзитологии (Плюсы и минусы объяснительной концепции переходного периода) // Общественные науки и современность. - 2000. - №5; Мельвиль АЛО. Демократические транзиты (теоретико-методологические и прикладные аспекты) (); Мельвиль АЛО. И вновь об условиях и предпосылках движения к демократии / Проблемы консолидации российской политий (круглый стол) // Политические исследования. - 1997. - №1; Мельвиль АЛО. Опыт теоретико-методологического синтеза структурного и процедурного подходов к демократическим транзитам // Политические исследования. - 1998. - №2; Харитонова О.Г. Генезис демократии (Попытка реконструкции лотки транзитологических моделей) // Политические исследования. - 1996. - №5 и др.

Мокший В.К. Трансформация политических режимов восточноевропейских стран во второй половине XX века. - Архангельск: Изд-во Поморского гос. ун-та им. М.ВЛомоносова, 1997.-271 с.

Богомолов О.Т. Уроки социально-экономических преобразований в странах Центральной и Восточной Европы // Вестник научной информации. - М.: ИМЭПИ РАН. - 1996 (май); Бутеико А.П. От тоталитаризма к демократии / Россия и Центральная Европа в новых геополитических реальностях (Сб. статей участников международной конференции, проходившей в Москве 27-30 января 1995 г.). - М.: ИМЭПИ РАН, 1995. - 376 с; Бухарин Н.И., Довженко Н.И. Политические реформы в странах Центральной и Восточной Европы /

сотрудников Института славяноведения и балканистики РАН И.С.Яжборовской, А.Корбонского, М.Домбровски, Л.Д.Митсвой,1 отдельные публикации Б.Кагарлицкого, Л.Н.Шаншиевой2 и др.

В то же время следует отметить, что большая часть названных работ имеет обзорный, обобщающий характер, не позволяющий, с точки зрения сравнительного анализа, раскрыть специфику переходных процессов в странах ЦВЕ и соотнести их с российским опытом политико-правовых преобразований.

Обширный массив публикаций по проблемам посткоммунистических политических трансформаций представлен страновыми исследованиями. К числу исследователей, активно изучающих политико-трансформационные процессы в странах ЦВЕ, можно отнести Н.И.Бухарина, Н.И.Довженко, Т.Валеву, Ю.Ф.Зудинова, В.А.Колесникова, Д.Маркова, В.В.Мирошникова, Л.Д.Митеву, Р.Рутковски, Б.С.Хандурина3 и др.

Россия и Центральная Европа в новых геополитических реапыюстях (Сб. статей уч-ков II Междунар. конференции, проходившей в Москве 24-26 септ. 1997 г.) - М.: ИМЭПИ РАН,

1998. - 377 е.; Калоева Е.Б. К вопросу о характере политических систем
постсоциалистических стран (обзор) // Вестник научной информации. - М: ИМЭПИ РАН,
1998.

Яжборовская И.С. Специфика трансформаций в Центрально-Восточной Европе / Демократические переходы: варианты путей и неопределенность результатов: Круглый стол (блок статей) // Политические исследования. - 1999. - №3; Корбонский А. Переход к демократии в Венгрии, Польше и Чехословакии: некоторые предварительные суждения / Восточная Европа: контуры посткоммунистической модели развития. - М.: Ин-т славяноведения и балканистики РАН, 1992. - 192 с; Домбровски М. Уроки реформ. - М.: Ии-т славяноведения и балканистики РАН, 1995. - 219 с; Митева Л.Д. Восточная Европа: политическая модернизация и формирование гражданского мира // Социально-политические проблемы переходных периодов. - М.: Ин-т славяноведения и балканистики РАН, 1995. - 165 с; Митева Л.Д. Особенности консолидации демократии в странах Центральной и Восточной Европы / Демократические переходы: варианты путей и неопределенность результатов (Круглый стол) // Политические исследования. - 1999. - №3; Кагарлицкий Б. Реформы в Восточной Европе: новая периферия // Свободная мысль. -

1999. - №2; Шаншиева Л.Н. Лабиринты системного перехода (Введение) / Страны
Центральной и Восточной Европы на пороге XXI века. - М.: ИНИОН РАН, Центр научно-
информационных исследований глобачьных и региональных проблем, 1999. (Сер.:
Проблемы общественной трансформации в странах Восточной Европы и России). - 164 с.
Бухарин II.И. Процесс политической трансформации в Польше с 1980 г. / Экономика и
политика постсоциалистических стран (научный доклад). - М.: ИМЭПИ РАН, 1995. - 31 е.;
Бухарин Н.И. Польская политическая система в период трансформации / Политическая
трансформация стран Центральной и Восточной Европы. - М.: ИМЭПИ РАН, 1997. - 196
с; Бухарин Н.И., Синицина И.С, Чудакова Н.А. Польша: десять лет реформ // Новая и
новейшая история. - 2000. - №4; Довженко Н.И. Политическая трансформация в Румынии /

12 Особое место в современных исследованиях занимает проблема

конституционализма, конституционного устройства и его влияния на

специфику становления, функционирования и развития в странах ЦВЕ

парламентских систем и парламентаризма в целом. Одни авторы пытаются

выявить общую логику и направленность конституционных преобразований в

посткоммунистических странах (Н.Варламова, А.В.Забелин, Т.Л.Кашенко,

В.А.Миронов, Д.С.Прасолов, ЕЛО.Островидова, И.П.Ильинский, В.Разуваев и

др.),1 другие - соотнести их с мировым опытом конституционализма, выявить

противоречия между существующими формальными конституционными

принципами и реальной политической практикой (С.Холмс, Я.Элстер, А.Шайо

и др.).2

Политическая трансформация стран Центральной и Восточной Европы. - М.: ИМЭПИ РАН, 1997. - 196 с; Валева Т. Политическая система Болгарии в середине 90-х гг. / Политическая трансформация стран Цсптр&тыюй и Восточной Европы. - М.: ИМЭПИ РАН, 1997. - 196 с; Зудииов Ю.Ф. Болгария: политические метаморфозы первого посттоталитарного пятилетия / Политический ландшафт стран Восточной Европы середины 90-х годов. - М.: Ин-т славяноведения и балканистики РАН, 1997. - 261 с; Колесников В.Л. Трансформация политической системы Чехословакии (вторая половина 80-х - начало 90-х годов): Лвтореф. дисс... канд. полит, паук. - Воронеж: Изд-во Воронежского гос. ун-та, 1996. - 25 с; Марков Д. Общественно-политические преобразования в Венгрии / Политическая трансформация стран Центральной и Восточной Европы. - М.: ИМЭПИ РАН, 1997. - 196 с; Мирошников В.В. Основные контуры политического развития Полыни во второй половине 80-х - первой половине 90-х годов / Политический ландшафт стран Восточной Европы середины 90-х годов. - М.: Ин-т славяноведения и балканистики РАН, 1997.-261 с; Митева Л.Д. Квадратура круга реформ в Болгарии // Власть. - 1997. - №5; Рутковски Р. Проблема стабилизации современного политического режима в Польше: Лвтореф. дисс... канд. полит, наук. - М.: Изд-во МГУ, 1997. - 22 с; Хандурии Б.С. Внутренние и внешние факторы революции в Румынии в декабре 1989 г.: Лвтореф. дисс... канд. ист. наук - М.: ИМЭПИ РАН, 1992. - 22 с.

1 Варламова Н. Игры с парламентаризмом // Конституционное право: восточноевропейское
обозрение. - 1999. - №3; Она же. Преждевременный конституционализм, или
восточноевропейский эксперимент "обратного хода" истории // Конституционное право:
восточноевропейское обозрение. - 1998. - №2; Забелин Л.В., Кашенко Т.Л., Миронов В.Л.,
Прасолов Д.С., Островидова Е.Ю. Восточная Европа - 91: Адаптация и трансформация
государственных структур // Политические исследования. - 1991. - №5; Ильинский И.П.
Основные тенденции конституционного развития стран Восточной Европы // Государство
и право. - 1992. - №6; Разуваев В. Конституция и политика в переходный период //
Конституционное право: восточноевропейское обозрение. - 1998. - №2 и др.

2 Холмс С. Возвращение к чертежам // Конституционное право: восточноевропейское
обозрение. - 1993. - №1; Элстер Я. В чем смысл создания конституции // Конституционное
право: восточноевропейское обозрение. - 1992. - №1; Элстер Я. Правление большинства и
права меньшинства // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. - 1993. -
№1; Элстер Я. Роль институционального интереса в разработке восточноевропейских

ІЗ Особую ценность в контексте нашего исследования представляют работы,

посвященные страновому анализу конституционных систем, в которых

рассматриваются как проблемы функционирования отдельных политических

институтов стран ЦВЕ, так и их взаимоотношений между собой. Здесь можно

выделить публикации Э.Арато, И.Грудзински-Гросс, Е.Летовской, Л.Мажевски,

Д.Маловой, В.Осятыньского, Д.Франклина, П.Спивака, П.Хелландера,

Я.Элстера, С.Холмса.1

Значительное внимание в исследованиях политических систем стран ЦВЕ

уделяется институту президента,2 политических партий,3 меньшее -

конституций // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. - 1996. - №2; Шайо Л. Конституционализм и конституционный контроль в посткоммунистической Европе // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. - 1999. - №3; Медушевский Л. Конституционализм: кладовая опыта или совершенствование демократических преобразований (рецензия на книгу: Sajo A. Limiting Government. An Introduction to Constitutionalism. Budapest: Central European University Press, 1999) II Конституционное право: восточноевропейское обозрение. - 2000. - №1.

Арато Э. Создание конституции: венгерский эндшпиль // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. - 1997. - №1; Грудзииска-Гросс И. Истоки польского конституционализма // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. - 1997. -№3-4; Летовска Е. Конституция возможностей // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. - 1997. - №3-4; Мажевски Л. Государственная власть в новой польской конституции / Перевод В.М.Воробьева // Вестник научной информации. -М.: ИМЭПИ РАН. - 1991. - №5; Осятыньский В. Краткая история Конституции // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. - 1997. - №3-4; Осятыньский В., Франклин Д. Польша: Малая Конституция на фойе большого конфликта // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. - 1993.- №1; Спнвак П. Борьба за Конституцию // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. - 1997. - №3-4; Хелландер П. Словакия: критический анализ Конституции // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. - 1993. - №1; Элстер Я., Холмс С. Новые конституции, принятые в Болгарии и Румынии // Конституционное право: восточноевропейское обозрение.- 1992.-№1.

Гарлицкий Л. Институт президентства в новой Конституции Полыни // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 1997. - №3-4; Зифкак С. Президентская власть в Словакии // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. - 1995. - №3; Кынев А.В. Институт президента в странах Центральной и Восточной Европы. Сравнительный анализ: Автореф. дисс... канд. полит, наук. - М.: Изд-во МГУ, 2002. - 27 с; Он же. Институт президентства в странах Центральной и Восточной Европы как индикатор процесса политической трансформации // Политические исследования. - 2002. - №2; Он же. Сравнительный метод в исследованиях института президентства: (на примере стран Центральной и Восточной Европы) // Вестник Московского университета (Серия 12: политические науки). - 2002. - 6.

Арато Э. Выборы, коалиции и конституционализм // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. - 1994. - №3-4; Бухарин Н.И. Польские социал-демократы: путь из оппозиции во власть и обратно в оппозицию / Левый поворот и левые

14 правительственным органам,1 что, на наш взгляд, является серьезным

аналитическим пробелом, не позволяющим получить целостное представление

о характере взаимодействия различных политических институтов в системе

парламентаризма.

Основная проблема, с которой столкнулся автор в процессе работы над

диссертацией - это отсутствие сколько-нибудь значимых в теоретическом

плане исследований, посвященных системному анализу парламентаризма в

странах (или отдельно взятой стране) центрально- и восточноевропейского

региона. Имеющиеся на сегодняшний день работы раскрывают либо отдельные

партии в странах Центральной и Восточной Европы. - М.: ИМЭПИ РАН, "Эпикон", 1997. -196 с; Бутенко А.П. Рыночный социализм как новая перспектива левых / Левый поворот и левые партии в странах Центральной и Восточной Европы. - М.: ИМЭПИ РАН, "Эпикон", 1997. - 196 с; Бухарин Н.И. Будущее социал-демократии стран Центральной и Восточной Европы /Левый поворот и левые партии в странах Центральной и Восточной Европы. - М.: ИМЭПИ РАН, "Эпикон", 1997. - 196 с; Довженко Н.И. Партия социальной демократии в политическом спектре Румынии: основные тенденции развития / Левый поворот и левые партии в странах Центральной и Восточной Европы. - М.: ИМЭПИ РАН, "Эпикон", 1997. -196 с; Желицки Б.Й. Многопартийность и политическая панорама в современной Венгрии / Политический ландшафт стран Восточной Европы середины 90-х годов. - М.: Ин-т славяноведения и балканистики РАН, 1997. - 261 с; Калоева Е.Б. Есть ли будущее у социал-демократии в постсоциалистических странах? (обзор по материалам зарубежной прессы) // Вестник научной информации. - М.: ИМЭПИ РАН. - 1998. - №11; Кузнецова 3. Тенденции "полевения" в формировании политического спектра в Чешской Республике / Левый поворот и левые партии в странах Центральной и Восточной Европы. - М.: ИМЭПИ РАН, "Эпикон", 1997. - 196 с; Левый поворот и левые партии в странах Центральной и Восточной Европы (научный доклад под руководством Н.И.Бухарина и Н.И.Довженко). -М.: ИМЭПИ РАН, "Эпикон", 1997. - 196 с; Митева Л.Д. Развитие партийных систем стран Центральной и Восточной Европы в переходный период (сравнительный анализ) // Вестник Московского ун-та (Серия 12: Политические науки). - 2000. - №6.; Проблема левого поворота в странах Центральной и Восточной Европы (научный доклад). - М.: ИМЭПИ РАН, 1997. - 64 с; Становление многопартийности в Восточной Европе в 1990-е годы (па материалах Болгарии, Венгрии, Восточной Германии, Польши, России, Словакии и Чехии) / Под ред. Е.Ю.Гуськовой. - М.: ИНИОН РАН, 1996. - 218 с; Усиевич М. Положение и политика социалистической партии в современной Венгрии / Левый поворот и левые партии в странах Центральной и Восточной Европы. - М.: ИМЭПИ РАН, "Эпикон", 1997. -196 с; Харциева Ю.Г. "Левые" и "правые" в современном политическом спектре Словакии / Политический ландшафт стран Восточной Европы середины 90-х годов. - М.: Ин-т славяноведения и балканистики РАН, 1997. - 261 с; Шабуиина В. Болгария: попытки и уроки сдвигов влево / Левый поворот и левые партии в странах Центральной и Восточной Европы. - М.: ИМЭПИ РАН, "Эпикон", 1997. - 196 с; Задорожиюк Э.Г. Социал-демократия в Центральной Европе / Отв. ред. Ю.С.Новопашин. - М.: Academia, 2000. - 312 с.

См., например: Фиш Стивен М. Конец "мечьяризма" // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. - 1999.-№3.

15 аспекты парламентаризма (например, взаимоотношения политических элит и

их роль в процессе консолидации демократии и гражданского общества в

странах региона),1 либо носят характер общетеоретических рассуждений.2 В

связи с этим диссертант обратился к некоторым работам, посвященным

теоретическим вопросам и практике функционирования парламентских систем

стран, не относящихся к региону ЦВЕ.3

Исследование организационной структуры и деятельности

представительных учреждений стран ЦВЕ поставило нас перед

необходимостью не просто сравнительного анализа соответствующих

конституционно-правовых норм, но и соотнесения существующей

парламентской практики рассматриваемых стран с мировым опытом, прежде

всего западным. В этой связи особую ценность представляют работы У.Рикера,

См., например: Wasilcwski J. Elite Circulation and Consolidation of Democracy in Poland. Paper presented Tor the conference "Democracy, Markets and Civil Societies in post-1989 East Central Europe". - Harvard University: Center for European Studies, 1996. - 253 p.; Биткова Т.Г. Румыния: "французская" модель на фоне националистических и авторитарных традиции / Демократия и парламентаризм в Восточной Европе ("Круглый стол" в редакции журнала "Россия и современный мир") // Россия и современный мир. - 2001. - №4; Видоевич 3. Неототалитаризм при иостсоциализме - возможен ли он? / Перевод с югославского Е.Б.Калоевой // Россия и современный мир. - 1998. - №3; Лыкошина Л.С. Польша: трудный отказ от "шляхетско-марксистского этоса" / Демократия и парламентаризм в Восточной Европе ("Круглый стол" в редакции журнала "Россия и современный мир") // Россия и современный мир. - 2001. - №4; Любин В.П. Введение. Новые тенденции в партийно-политической жизни Европы / Партии и движения Западной и Восточной Европы: теория и практика. - М.: ИНИОН РАН, 1997. - 180 с; Dimitrov G., Kabakcchieva P., Kiosev E. Russia and Bulgaria: Farewell Democracy. - Sofia, 1996.-110 p.

2 См., например: Парламентаризм в Центральной Европе (Речь Бронислава Геремека в
Школе права Чикагского ун-та 1 дек. 1994 г.) // Конституционное право:
восточноевропейское обозрение. - 1995. - №3; Линц Х.-Дж. Достоинства парламентаризма
(. ); Махачев Г. Необходимость и условия
формирования парламентаризма (); Исмагамбстов
Т. Тернистый путь парламентаризма (Почему представительная демократия трудно
приживается на постсоветском пространстве?) // Континент. - 2000. - 23 февраля - 7 марта;
Шаталкин Г.В. Парламент и парламентаризм user/parpa/; Могунова
М.А. Проблемы современного парламентаризма: Учеб. пособие. - М.: РГГУ, 2000. - 100 с.

3 Боровиков А.П. Парламентаризм как форма политической борьбы (депонированная
рукопись). - Спб: Санкт-Петербургская гос. академия ветеринарной медицины, 2000. - 13
е.; Керимов А.Д. Указ. соч.; Рыбкин И.П. Становление и развитие парламентаризма в
России: Дисс... докт. полит, наук. - М.: Изд-во МГУ, 1995. - 352 с; Яцснко И.С.
Современный западный и российский парламентаризм: теоретико-правовой анализ. - М.:
Изд-во РАА им. Ф.Н.Плевако, 2000. - 522 с. и др.

Дж.Коукли, П.А.Федосова, Л.Я.Полуяна, коллективное исследование сотрудников Межпарламентского союза под редакцией М.Амеллера.1 Кроме того, большое значение для конституционно-правового анализа представляют публикации политологов и правоведов Д.Олсона, В.Цепла, Д.Франклина, М.Калды, М.Жиллиса, Е.Стефои-Савы, Б.Янку и др.

Различные аспекты проблемы политического участия и представительства в Республике Башкортостан представлены в работах М.М.Утяшева, М.С.Аюпова, Ф.М.Раянова, В.К.Самигуллина, Ю.Н.Никифорова, Л.И.Бениной, А.Ахмадеева, А.Г.Еникеева и др.3

1 Rikcr W.H. The Justification of Bicameralism II International Political Science Review. - 1992. -
Vol.13. - №1; Коукли Дж. Двухпалатность и разделение властей в современных
государствах // Политические исследования. - 1997. - №3; Федосов П.А. Двухпалатные
парламенты: европейский и отечественный опыт (/2001/1/12. htm). Парламенты (сравнительное исследование структуры и деятельности
представительных учреждений 55 стран мира) / Под ред. М.Амеллера. - М.: Изд-во
"Прогресс", 1967. - 512 с; Полуян Л.Я. Понятие и природа конституционных полномочий,
роль и место верхней палаты парламента в системе органов государственной власти
().

2 Олсои Д. Чешский Сенат: от конституционного оформления к выборам // Конституционное
право: восточноевропейское обозрение. - 1997. - №7; Цепл В., Франклин Д. Сенат и народ
чешский // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. - 1993. - №2; Калда
М., Жиллис М. Чешская Республика (Рубрика: Организационные проблемы
носткоммунистических парламентов) // Конституционное право: восточноевропейское
обозрение. - 1995. - №2; Стефои-Сава Е. Румыния (Рубрика: организационные проблемы
носткоммунистических парламентов) // Конституционное право: восточноевропейское
обозрение. - 1995. - №2; Янку Б. Конституционализм и Конституция Румынии 1991 года //
Конституционное право: восточноевропейское обозрение. - 1999. - №3.

3 Утяшев М.М. Политическое поведение в постсоциалистическом обществе. - Уфа: УПЦ
РАН, 1995. - 215 с; Аюпов М. Некоторые проблемы функционирования и развития
политической системы в Конституции Республики Башкортостан / Конституция
Республики Башкортостан: история, теория, практика. - Уфа: РИО БАГСУ, 1999. - 289 с;
Раянов Ф.М. Конституция демократического правового государства / Конституция
Республики Башкортостан: теория и практика ее реатизации. - Уфа: РИО БАГСУ, 1996. -
187 с; Он же. Демократическое измерение процесса становления государственности
Республики Башкортостан / Государственный суверенитет Республики Башкортостан:
проблемы становления и углубления. - Уфа: РИО БАГСУ, 1999. - 217 с; Самигуллин В.К.
Конституция Башкортостана: история и современность. - Уфа: Изд-во ВЭГУ, 1995. - 157
с; Никифоров Ю.Н. Пути формирования политической системы Республики Башкортостан
// Вестник ВЭГУ. - 1997. - №5; Он же. Статус политической партии: сущность, типология,
тенденции развития. - Уфа: Изд-во БГУ, 2002. - 172 с; Бенина Л.И. Роль президентской
формы правления в укреплении государственности Башкортостана // Экономика и
управление. - 1994. - №4; Она же. Политическая культура - фактор демократизации
общества // Экономика и управление. - 1995. - №1; Ахмадеев А. Деятельность депутатов-

17 Таким образом, можно констатировать, что отдельные аспекты проблемы

парламентаризма в странах ЦВЕ разрабатываются довольно активно. Тем не

менее, исследования носят общетеоретический и, как правило, недостаточно

системный характер. В то же время анализ имеющихся на сегодняшний день

политологических источников дает возможность выйти на новый уровень

обобщения и придать исследованию парламентаризма в рассматриваемых

странах концептуальный характер.

Объектом исследования выступает парламентаризм как форма республиканского правления и система организации и функционирования государственной власти.

Предметом исследования является становление, функционирование и развитие парламентаризма в странах Центральной и Восточной Европы в посткоммунистический период.

Цели и задачи исследования. Целью исследования является выявление общего и особенного в становлении парламентаризма в посткоммунистических странах Центральной и Восточной Европы, во взаимоотношениях представительных учреждений с исполнительной властью и гражданским обществом, а также тенденций развития парламентаризма в странах региона на современном этапе. Отсюда логически вытекают следующие задачи исследования:

раскрыть сущность и сопоставить специфику политико-трансформационных процессов в различных странах ЦВЕ в контексте конкретного типа политического транзита, выявить предпосылки формирования в странах региона парламентских республик;

законодателей и перспективы становления парламентаризма // Башкортостан в новых условиях российского федерализма. - Уфа: РИО БЛГСУ, 1999. - 180 с; Еникссв Л.Г. Политические функции государства / Роль и функции государства в условиях переходного периода / Под ред. А.Х.Махмутова. - Уфа: РИО БАГСУ, 1997. - 184 с; Он же. Парламентаризм в теории и российской практике / Актуальные проблемы теории государства. - Уфа: Изд-во Уфимского юридического института МВД России, 1998. - 173 с; Он же. Становление парламентской системы Республики Башкортостан как составной части российского парламентаризма: Дисс. ...канд. полит, наук. - Уфа: Башкирский государственный университет, 1999. - 169 с.

18 рассмотреть конституционные аспекты формирования парламентаризма и

определить его место в системе государственной власти отдельных стран ЦВЕ;

выявить на основе сравнительного анализа конституционного законодательства ключевые проблемы, касающиеся структуры и организации современных представительных учреждений стран региона;

дать сравнительную характеристику партийно-политических систем стран ЦВЕ, показать специфику их функционирования в условиях парламентской модели и влияние на общий процесс консолидации новой общественной системы и гражданского общества;

определить характер и ключевые проблемы взаимоотношений институтов исполнительной и законодательной власти различных стран ЦВЕ в условиях парламентаризма.

Теоретико-методологические основы исследования. В своем исследовании мы опираемся прежде всего на либеральную концепцию парламентаризма (Ш.-Л.Монтескье, Дж.Локк, Дж.Милль и др.), рассматривающую разделение властей как основополагающий принцип государственного устройства, при котором исполнительная власть является подотчетной и подконтрольной законодательной власти.1

Ведущим методологическим подходом исследования выступает сравнительный (компаративный) метод, заключающийся в сопоставлении двух и более политических объектов (государственные институты, законодательные органы, партии и партийные системы, избирательные системы, механизмы политической социализации и т.д.) и позволяющий установить, в чем состоит их подобие, вычленить общие черты либо показать, по каким признакам они (политические объекты) различаются.

Применение сравнительного анализа в исследовании позволяет: представить оценку опыта функционирования представительных учреждений, их взаимодействия с другими политическими институтами (партии, партийные

1 См., например: Локк Дж. Два трактата о правлении / В 3 т. - Т.З.- М., 1988. - 688 с. - С.351; Монтескье 1ІІ.-Л. Избранные произведения. - М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. - 800 с. - С. 289.

19 коалиции) и органами государственной власти (президент, правительство) в

рамках формирующейся в странах ЦВЕ парламентской модели

властеотношений; прогнозировать тенденции развития парламентаризма в

странах региона в близлежащей, а, по мере консолидации парламентских

систем рассматриваемых стран, и в долгосрочной исторической перспективе;

сопоставить опыт функционирования парламентской модели не только между

странами ЦВЕ, но и соотнести его с общемировым, в том числе и российским,

опытом политического представительства.

В работе используется институциональный подход, в основе которого лежит стремление выявить наиболее эффективные формы функционирования парламентаризма в странах ЦВЕ. Применяя данный подход в нашем исследовании, мы уделяем основное внимание политическим институтам -парламенту, органам исполнительной власти (президент, правительство), партиям и избирательным процедурам, механизмам разделения властей и конституционному устройству.

Согласно требованиям системного подхода в политологии, рассматривающего политическую сферу как определенную целостность, состоящую из совокупности элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом и внешней средой,1 мы рассматриваем парламентаризм как специфическую систему политических институтов и отношений, функционирование которых обусловлено действием различных факторов внешнего и внутреннего характера. К внешним, или международным, факторам мы относим современные тенденции мирового политического развития, оказывающие влияние на характер и глубину государственно-властных изменений, в том числе в статусе и роли парламентов, происходящих в отдельно взятой стране или группе стран в условиях трансформации недемократических (или формально демократических) режимов. Под внутренними факторами мы понимаем те специфические отношения, нормы и

См.: Политология: Учебник для вузов / Под ред. М.А.Василика. - М.: Юристь, 2000. - 582 С.-С.31.

20 способы политического взаимодействия, посредством которых происходит

формирование парламентаризма как конкретной формы политико-правовых

отношений, определяются его место в политической системе общества,

важнейшие функции и возможности при осуществлении преобразований.

Метод структурно-функционального анализа позволяет раскрыть функциональную зависимость элементов политической системы: единства институтов государственной власти стран ЦВЕ, соответствия их действий (функционирования) потребностям политических субъектов (партий, общественно-политических организаций, отдельных социальных групп); выявить то, как реализуется потребность в их приспособлении к изменяющейся среде.

Применение диалектического метода ориентирует нас на критический анализ развивающихся взаимоотношений, складывающихся между различными политическими институтами и субъектами политики в рамках парламентской системы, позволяет выявить их противоречивый, а, следовательно, конфликтный характер, выступающий в то же время в качестве источника, движущей силы транзитных процессов в рассматриваемых нами странах.

В работе использованы также метод контент-анализа, исторический метод и другие, которые, хотя и не являются сугубо политологическими методами исследования, но позволили придать работе целостный и завершенный характер.

Научная новизна диссертационного исследования раскрывается в следующих положениях:

разработана типология транзитных процессов (революционный, эволюционный и смешанный типы) в странах ЦВЕ, которая позволяет продуктивно исследовать институциональные и политико-правовые преобразования, их влияние на формирование в странах региона парламентарной конституционной модели;

- раскрыта роль конституционализма в становлении парламентской модели власти в странах ЦВЕ, в частности, установлено, что необходимость принятия

21 новых конституций в странах региона была обусловлена не только

стремлением создать конституционный «фундамент» и придать максимальную

легитимность проводимым политико-государственным преобразованиям, но и

сформировать определенную систему «сдержек и противовесов», при которой

законодательным органам отводилось бы центральное место в структуре

государственной власти;

- доказана необходимость совершенствования структуры представительных
учреждений ряда стран ЦВЕ, в частности, поставлена под сомнение
целесообразность двухпалатного парламента в унитарных и этнически
однородных государствах (Румыния, Польша, Чехия), а также обоснована
неопределенность сегодняшнего конституционного статуса палат парламента
Румынии;

- выявлено, что в контексте современного развития парламентаризма в
странах ЦВЕ в одной группе стран (Болгария, Румыния, Словакия) ввиду
действия различных факторов (нестабильность парламентской системы,
слабость коалиционных правительств, сильная поляризация общества и т.п.)
сохраняется тенденция к неустойчивому взаимодействию государственно-
властных институтов и гражданского общества, а в другой группе стран, где
указанные негативные факторы имеют менее выраженный характер (Польша,
Венгрия, Чехия), процесс консолидации новой политико-властной системы и
гражданского общества происходит более последовательно и динамично;

сформулирована гипотеза, согласно которой в центрально- и
восточноевропейском регионе сложилось три вида парламентаризма: первый
вид (Чехия, Польша) характеризуется относительно стабильной и эффективной
системой «сдержек и противовесов» во взаимоотношениях между
законодательной и исполнительной ветвями власти, а также тенденцией
формирования биполярной партийной системы, во многом аналогичной модели
политического представительства, принятой в США и Англии; второй вид
(Словакия, Венгрия) отличается сходством с германской моделью и
характеризуется значительным усилением роли кабинета министров

22 и менее устойчивым партийно-политическим спектром; третьему виду

(Болгария, Румыния) присущи нестабильный характер взаимоотношений между

институтами государственной власти и гражданским обществом, действие

тенденций к дальнейшей трансформации существующей системы

властеотношений.

Теоретическая и практическая значимость диссертационной работы заключается в обобщении опыта функционирования парламентаризма в странах ЦВЕ в контексте сравнительного анализа и соотнесении этого опыта с теорией и практикой парламентаризма в России. Это способствует приращению знания о парламентаризме в контексте устоявшихся политических, философских и правовых концепций, а также формированию новых подходов к парламентаризму как к универсальному социально-политическому феномену, имеющему глубокие исторические корни и реальные исторические перспективы. Проблема парламентаризма имеет многогранный характер, поэтому ее исследование требует комплексного рассмотрения различных структурных компонентов парламентаризма, включающего анализ конституционных основ функционирования представительных учреждений, систему политического участия и представительства, выявления характера взаимоотношений представительных учреждений с другими политическими институтами и гражданским обществом.

Полученные в результате исследования выводы могут быть полезны при разработке политико-правовых основ государственной власти, выборе стратегии реформирования государственной и партийной системы России и ее субъектов с учетом опыта функционирования парламентаризма в странах ЦВЕ.

Материалы диссертационного исследования могут быть использованы при разработке и чтении курсов политологии и конституционного права зарубежных стран.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования изложены в пяти научных публикациях автора общим объемом 1,1 п.л. и представлены на научных конференциях, в том числе на

23 Международной конференции, посвященной памяти профессора Ы.Л.Литова

(Уфа, УГЛТУ, 2000 г.); Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 25-летию Уральских социологических чтений и 25-летию ФГО УГТУ-УПИ (Екатеринбург, 2001); IX республиканских общественно-политических чтениях, посвященных 11-й годовщине принятия Декларации о государственном суверенитете Республики Башкортостан (Уфа, БАГСУ, 2002). Структура диссертационной работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы, состоящего из 277 источников. Общий объем работы - 173 страницы.

Подобные работы
Ерохин Алексей Владимирович
Националистические движения и партии стран Западной Европы: историческая перспектива и актуальные политические процессы
Першина Екатерина Валерьевна
Внешний фактор трансформации тоталитарных режимов : на примере стран Восточной Европы
Абдулаева Юлия Михайловна
Институциональные условия формирования конструктивной оппозиции в странах Центральной и Восточной Европы
Пасынкова Вероника Владимировна
"Партии-преемники", профсоюзы и государство в России и странах Центральной и Восточной Европы: моделирование взаимоотношений
Кынев Александр Владимирович
Институт президента в странах Центральной и Восточной Европы : Сравнительный анализ
Луппов, Игорь Федорович
Специфика парламентаризма в условиях федеративного государства
Жамалдаев Шаид Вахаевич
Российский парламентаризм в условиях посткоммунистической трансформации политической системы
Степанова Екатерина Владимировна
Местное самоуправление в условиях демократического транзита (Сравнительный анализ стран Балтии)
Щербакова Мария Дмитриевна
Формирование социально ориентированной жилищной политики в условиях демократического транзита
Ульянова Екатерина Викторовна
Политико-правовой подход к формированию государственной политики противодействия экстремизму в ряде стран Запада: опыт для России

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net