Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Политические науки
Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии

Диссертационная работа:

Савенков Роман Васильевич. Политическая система постсоветской России (Тенденции, противоречия, пути стабилизации) : Дис. ... канд. полит. наук : 23.00.02 : Воронеж, 2003 210 c. РГБ ОД, 61:04-23/141

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

ВВЕДЕНИЕ З

ГЛАВА 1. ТЕОРИИ СИСТЕМ И ИХ ЭВРИСТИЧЕСКИЕ ВОЗМОЖНОСТИ
В АНАЛИЗЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ СИСТЕМ 19

  1. Общенаучные основания системной методологии и их применение в политической науке 19

  2. Понятие и классические модели политической системы 36

  3. Матрица анализа трансформирующейся политической системы постсоветской России 51

ГЛАВА 2. ТРАНСФОРМАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ И ЕЁ ОСНОВНЫЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ 71

  1. Этапы трансформации российской политической системы и тенденции её развития 71

  2. Противоречия и дисфункции в политической системе современной России 98

ГЛАВА 3. ПУТИ СТАБИЛИЗАЦИИ РОССИЙСКОЙ ПОЛИТРЇЧЕСКОИ
СИСТЕМЫ 139

  1. Политическое управление: основные задачи 139

  2. Ресурсы самоорганизации гражданского общества 163

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 179

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 186

Введение к работе:

Актуальность темы исследования обусловлена потребностями адекватного научного анализа трансформационных политических процессов в современной России. Понимание и объяснение политических изменений в постсоветской России способствует определению путей и возможностей дальнейшей демократизации и стабилизации политической системы. Проблема политического преобразования российского государства и общества продолжает оставаться достаточно значимой, так как многие вопросы реформирования политической системы до сих пор сохраняют свою остроту. К тому же процесс её институционального становления ещё не завершен.

В последнее десятилетие XX века Россия предприняла попытку модернизации своей общественной системы. Однако поставленные цели -установление демократического режима с эффективным политическим участием масс, формирование рыночной экономики с социальным компонентом - не были достигнуты. Начавшееся движение страны к демократии затянулось в силу определенных обстоятельств внутреннего и внешнего характера. Россия застыла в промежуточном состоянии наличия демократических институтов и авторитарного содержания реальных политических процессов и практик. Это состояние консервируется политической элитой, становится естественным, определяющим вектор её дальнейшей трансформации.

Тормозом на пути к демократии стал спектр разнообразных проблем: бюрократизация и неэффективность политических институтов, преобладание неформальных социально-политических практик; низкий уровень политической культуры; деструктивная политическая и идеологическая конфликтность и т.д. Кроме того, причиной неудач демократической трансформации является отсутствие концептуального осмысления возможных направлений и последствий политических изменений в посткоммунистических обществах. Прежняя методология, в

4 соответствии с которой осуществлялись политические реформы в России, основывалась на механическом заимствовании западных моделей, слабо совместимых с российской социокультурной средой.

Следствием реализации подобной стратегии стало создание гибридной политической системы, сложившейся как в результате автоматического перенесения западных институтов, норм и процедур на российскую почву, так и вследствие реального соотношения конфликтующих сил и их политической культуры. Отсюда понятия и концепции западной политической науки лишь с оговорками применимы к анализу политической реальности России. В связи с этим особую актуальность приобретает поиск новых схем и категорий, адекватно объясняющих трансформационные процессы.

Понятие "политическая система" стало ключевым в политических дискуссиях конца 1990-х гг.1 Как правило, большинство ученых и политиков говорят о системных проблемах России и целостном взгляде на эти проблемы, понимая под системой детерминированность явлений и структур общества. Популярность понятия объясняется перспективностью использования системного метода исследования и достаточно глубокой разработкой этого подхода в гуманитарных науках. Понятие «политическая система» употребляется ещё и в узком значении - как совокупность политических институтов и отношений между ними.

Институты политической системы современной России были оформлены Конституцией РФ 1993 года, принятой на всенародном референдуме. В Основном законе представлена структура государственной власти, права человека, федеративное устройство России.2 Так как некоторые противоречия политической системы проявляются на уровне Конституции и

1 См. Явлинский Г.А. Кризис в России: конец системы? Начало пути. М., 1999. Кузнецов В. Сергей Кириенко - человек против системы. М., 1999. Зюганов Г.А. Не приз, а тяжелая ноша//Правда. 1996. 17 февраля. Он же. Перед лицом страны // Советская Россия. 1996.30 апреля.

Некоторые политологи (Р. Саква, Д. Боффа, Л. Шевцова) считают, что структура государственной власти выстраивается с августовского путча 1991 года.

5 на уровне политико-правовой практики, мы рассматриваем институциональную структуру политической системы.

Огромное влияние на формирование новых политических институтов и процедур оказал экс - президент РФ Б. Ельцин3. Современная Конституция предоставляет огромные полномочия президенту и снижает возможность влияния парламента России на политику государства. Явный перекос прерогатив в сторону исполнительной власти был необходим Б. Ельцину для закрепления доминирующего положения Президента в политической системе после конфликта осени 1993 года. Однако конституционно закрепленная концентрация власти в руках президента не сделала государственное управление более эффективным.4 Отсюда возросло внимание и интерес исследователей к реальному процессу функционирования власти, конкретным стратегиям поведения политических акторов, применяемым ими методам и технологиям, а также коммуникации между властью и гражданским обществом.

Неудовлетворительное управление, а также демонстрация слабости законодательной власти инициировали в политической элите и СМИ обсуждение идеи изменения Конституции и, как следствие, изменение политической системы. Дискуссии на эту тему активно велись в период президентства Б. Ельцина, но их накал резко спал с назначением В. Путина и.о. президента РФ, а затем его всенародным избранием на эту должность. Основные внутриполитические действия В.Путина демонстрируют его стремление к консервации сложившейся институциональной структуры. Формально широкие полномочия Президента приобретают реальное содержание.

Вместе с тем реальные противоречия, свойственные российской политической системе, остаются не разрешенными и сохраняют высокий

3 Б. Ельцин с 1991 президент РСФСР, с 1993 года президент РФ, в 1996 - переизбран на второй срок, 31
декабря 1999 года добровольно ушел в отставку.

4 См. Ковлер А.И. Конституция «формальная» и «реальная» // Полит, исследования. 1998. №6. С. 26-31..
Зражевская Т.Д. Становление новых конституционно-правовых институтов: итоги и проблемы //
Юридические записки. Вып. 9. С. 10. Бутусова Н.В. Конституция Российской Федерации и зарубежный
опыт. Там же. С. 30.

потенциал конфликтов. Относительная стабилизация институциональной структуры политической системы современной России, и регулярное электоральное её воспроизводство создает потребность в применении системного подхода к исследованию политической системы России 1990-х годов для выявления основных противоречий её функционирования и установления возможных путей её эффективной стабилизации.

Объектом исследования является политическая система России 1990-х годов.

Предметом исследования являются противоречия, этапы и тенденции развития политической системы России 1990-х гг., пути её стабилизации на демократической основе.

Цель исследования состоит в выявлении и анализе этапов становления, характера противоречий и дисфункций, путей оптимизации политической системы современной России.

Для достижения этой цели необходимо решить следующие исследовательские задачи:

  1. Систематизировать общенаучные принципы системного, синергетического и кибернетического подходов; структурировать существующие концепции политических систем и аналитически выявить адекватные в объяснении российской политической практики.

  2. Разработать синтетическую матрицу анализа трансформирующейся политической системы.

  3. Используя созданную матрицу анализа, выявить противоречия и дисфункции в политической системе современной России.

  4. Проанализировать этапы становления политической системы современной России и основные тенденции её изменения.

  5. Выявить способы оптимизации функционирования политической системы и пути её стабилизации на демократической основе.

Степень разработанности научной проблемы. Зарождение системного подхода произошло в биологии исследовательскими усилиями Л.

7 Берталанфи. В работах Л. Берталанфи и А. Рапопорта5 была создана общая теория систем, как междисциплинарная методология исследования.

Системный подход был довольно серьезно проработан отечественными методологами. В трудах И.В. Блауберга, В.Н. Садовского, Э.Г. Юдина6 были выявлены основные критерии анализа системного объекта. Кроме того, было сформулировано онтологическое и гносеологическое понимание системы. При онтологическом понимании в реальном объекте выделяются признаки, благодаря которым этот объект можно назвать системой. Такое определение системы не поддается формализации, так как создано лишь для описания объекта. Гносеологическое определение более строго и операционально, так как проводит различие между объектом как таковым и отображением этого объекта в знании.

Дальнейшее развитие гносеологического понимания системы, как определенной субъективной формы мышления получило в трудах В.А. Карташева и В.Д. Могилевского. Суть гносеологического понимания системы заключается в том, что в анализируемую систему входят только те материальные образования и только в таких взаимоотношениях, которые существенно влияют на производство «системного продукта», выполнение основной функции системы.

Одним из первых системный подход к исследованию общества

применил Т. Парсонс. Своей главной задачей Т. Парсонс видел анализ общества как системы функционально взаимосвязанных переменных. На практике это означает, что анализ любого социального процесса производится как часть исследования некоторой системы с

5 См.: Берталанфи Л. Общая теория систем - обзор проблем и результатов // Системные исследования.
Ежегодник - 1969. М., 1969. С. 30-54. Рапопорт А. Различные подходы к общей теории систем // Системные
исследования. Ежегодник- 1969. М., 1969. С. 55-79.

6 См.: Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М., 1973. Садовский В.Н.
Основания общей теории систем: логико-методологический анализ. М., 1974. Юдин Э.Г.. Системный
подход и принцип деятельности. Методологические проблемы современной науки. M., 1978.

7 См.: Карташев В.А. Система систем. Очерки общей теории и методологии. M., 1995. Могилевский В.Д.
Методология систем. M., 1999.

8 См.: Парсонс Т. Система координат действия и общая теория систем действия: культура, личность и место социальных систем // Американская социологическая мысль: Тексты. М., 1994. С.С. 448-464. Парсонс Т. Системы современных обществ, (пер. Л.А. Седова, А.Д. Ковалева, под ред. М.С. Ковалевой). М, 1997. Парсонс Т. О структуре социального действия. М., 2002.

8 «сохраняющимися границами». С точки зрения теории действия система есть любой устойчивый комплекс повторяющихся и взаимосвязанных социальных действий. Т. Парсонс стремился разработать правила для функционального анализа любой социальной системы, что стало причиной его «невнимания» к крупным историческим преобразованиям общества.

Развивая идеи Т. Парсонса, Д. Истон и Г. Алмонд9 применили системную и структурно - функциональную методологию к анализу политической сферы. Работы этих американских обществоведов заложили основу целостного восприятия политической системы, условий её стабильности и воспроизводства. Однако указанные ученые не ставили своей целью теоретическое описание и объяснение изменяющейся общественной системы. В концепции Д. Истона отсутствует анализ отдельных субъектов и субпроцессов в политической системе.

Собственную модель политической системы предложил американский политолог Ч. Эндрейн.10 По его мнению, политические системы включают в себя три аналитически различаемые составляющие: социально-политические структуры, культурные ценности и отдельные линии поведения.

Классики теории систем анализировали стабильно функционирующую, формально демократическую политическую систему без учета её инкрементного изменения.

Проблема изменения, перехода общественной системы от одного состояния к другому была предметом внимания классиков политической мысли в XIX веке. К. Маркс, А. де Токвиль, М. Вебер, В. Парето1 рассматривали трансформацию политической системы в контексте более

9 См.: Истон Д. Категории системного анализа политики // Антология мировой политической мысли. В 5 т.
Т. 2. Зарубежная политическая мысль XX в. / Нац. обществ.-науч. фонд. Акад. полит, науки; Руководитель
проекта Г.Ю. Семигин и др.; Ред.-науч. совет: пред. Совета Г.Ю. Семигин и др. М., 1997. С. 630-642.
Алмонд Г. Верба С. Гражданская культура и стабильность демократии // Полит, исследования. 1992. №4. С.
122-134. Алмонд Г. Гражданская культура. Политические установки и демократии пяти наций //Антология
мировой политической мысли. М., 1997. т.2. С. 593-610.

10 См.: Эндрейн Ч.Ф. Сравнительный анализ политических систем. Эффективность осуществления
политического курса и социальных преобразований. / Пер. с англ. М., 2000.

" См.: Маркс К. Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 8. Токвиль А.Старый порядок и революция М., 1997. Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. Парето В. Компендиум по общей социологии // Антология мировой политической мысли. Т. 2. М., 1997. С. 59-79.

9 масштабных процессов - смены типов производства и организации общества. Указанные мыслители установили закономерности и причины переходных общественных процессов. К. Маркс в работе «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» выделяет социально-экономические детерминанты политических трансформаций. А. де Токвиль в «Старом порядке и революции» на первый план выносит институциональные характеристики политических изменений. Актуальной для нашего исследования выглядит идея А. Токвиля о воспроизводстве старых правил игры в новых политических формах.

Содержание и динамика переходных процессов второй половины XX века рассматривалась в основном в рамках теорий модернизации и демократического транзита. Теория модернизации рассматривала политическое развитие как переход от традиционных форм политической организации общества к современным, демократическим. Переходы от авторитарного к иным типам политического режима в современных обществах анализируются такими авторами как Г. СГДоннелл, Ф. Шмиттер, Д. Растоу, А Пшеворский, А. Лейпхарт, Л. Даймонд12 и другими. Несмотря на то, что эти авторы представляют различные точки зрения, большинство из них придает слишком большое значение сознательности политической элиты, её стремлению к консенсусу и скорейшей выработке формальных политических правил и процедур. Этот недостаток не позволяет целиком использовать концепции модернизации в анализе постсоветских трансформаций. Как считает Б. Капустин, модернизационные теории созданы на эмпирическом и теоретическом (парадигмальном) материале развития западных институтов и отношений и уже поэтому малоэффективны

12 См: О'Доннелл Г. Делегативная демократия, . Растоу
Д.А. Переходы к демократии: попытка динамической модели // Полит, исследования. 1996. №5. С. 5-15,
Шмиттер Ф. Размышления о гражданском обществе и консолидации демократии // Полит, исследования.
1996. №5. С. 16-27, Шмиттер Ф. Процесс демократического транзита и консолидация демократии // Полит.
исследования. 1999. №3. Пшеворский А. Переходы к демократии // Путь. Международный философский
журнал. 1993. №3. С 3-56. Лейпхарт А. Демократия в многосоставных обществах: сравнительное
исследование. М., 1997. Даймонд Л. Прошла ли «третья волна демократизации»? // Полит, исследования.
1999. №3. Мачкув Е. Преобразование коммунистического тоталитаризма и посткоммунистическая
системная трансформация: проблемы, концепции, периодизация // Полит, исследования. 2000. №4.

13 См.: Лапкин В.В. Российский переход как проблема политической теории // Полит, исследования. 1999.
№3.

10 в анализе постсоветской России.14 «Концептуальные натяжки» (В. Гельман) западных теорий проявились в отсутствии внимания к неформальным институтам как на уровне политического управления, так и в характере массового поведения.15

Критика структурного функционализма и вариантов моделирования политической системы породила ряд подходов, связанных с пересмотром теоретических представлений о макрополитической организации общества и её изменениях. В своей концепции «структурации» Э. Гидденс уделяет особое внимание социологической интерпретации публичной власти и политических институтов. Признавая существование категории «политическая система», Э. Гидденс считает, что реально она существует только в процессе «структурации», когда посредством использования субъектом правил и ресурсов происходит воспроизводство политического действия в четко определенных пространственно-временных границах. В результате политическая «система» и «структура», с одной стороны, и индивиды и группы, участвующие в политике, - с другой, взаимно конструируют друг друга в ходе социальной практики.16

С конструктивной критикой теорий социального изменения выступили

современные западные обществоведы Р. Будон и П. Штомпка. Р. Будон считает ошибочным выявление закономерностей социального развития и рекомендует использование моделей в анализе частных, локальных социальных изменений. П. Штомпка предлагает собственную модель социальной динамики, в равной степени учитывающей как активность агентов, так и влияние структур.

14 См.: Капустин Б.Г. Конец "транзитологии"? // Полит, исследования. 2001. №4. С. 6-26, Он же
Посткоммунизм как постсовременность. Российский вариант//Полит, исследования. 2001. №5. С. 6-28, Он
же Теоретические идеи транзитологии // Россия в условиях трансформации. Историко-политологический
семинар. Материалы. Выпуск№18-19. С. 56-63.

15 См.: Гельман В.Я. «Transition» по-русски: концепции переходного периода и политическая
трансформация в России (1989-1996) // Общественные науки и современность. 1997. № 1. Он же.
Постсоветские политические трансформации. Наброски к теории // Полит, исследования. 2001. №1. С. 15-29.
Он же. «Столкновение с айсбергом»: формирование концептов в изучении российской политики // Полит,
исследования. 2001. №6. С. 6-17.

16 Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. М., 2003.

17 Будон Р. Место беспорядка. Критика теорий социального изменения. М., 1998., Штомпка П. Социология
социальных изменений. M., 1996.

Трансформация политических институтов в современной России рассматривается в работах как отечественных юристов (Л. Окуньков, О. Румянцев, В. Чиркин, Т. Зражевская, Н. Бутусова18), так и зарубежных политологов (Э. Шнайдер19). Общим местом для указанных авторов является вывод об установлении в России формальных демократических институтов (институтов президента, парламента, политических партий, выборов федеральных и региональных органов власти, местного самоуправления, альтернативных СМИ и др.), обладающих рядом нормативных, процессуальных и функциональных недостатков.

Трансформация политической системы российского общества в целом и отдельных её аспектов рассматриваются в работах отечественных политологов.20 Сложности установления демократического режима в России анализируются в трудах Г. Вайнштейна21, Л. Гордона22, М. Красина23, И. Пантина, В. Лапкина, В. Пантина24, А. Цыганкова25. Попытки адаптации к

18 См.: Окуньков. Л.А. Президент Российской Федерации. Конституция и политическая практика. М., 1996.
Румянцев О.Г. Основы конституционного строя России (понятие, содержание, вопросы становления). М„

1994. Чиркин В.Е. Президентская власть// Государство и право. 1997. №5. Зражевская Т.Д. Становление
новых конституционно-правовых институтов: итоги и проблемы // Юридические записки. Вып. 9.
Конституция Российской Федерации: итоги реализации и перспективы развития / Под ред. Т.Д. Зражевской.
Воронеж, 1999. С. 5-26. Бутусова H.B. Конституция Российской Федерации и зарубежный опыт//
Юридические записки. Вып. 9. Конституция Российской Федерации: итоги реализации и перспективы
развития / Под ред. Т.Д. Зражевской. Воронеж, 1999. С. 27-37.

19 См.: Шнайдер Э. Политическая система Российской Федерации /Пер. с немецкого. М., 2002.

20 См.: Проблемы парламентского права России. Тасис / Под ред. Л. Иванова. М., 1996. Формирование
политической системы России / Под ред. А. Кортунова. М., 1996. Проблемы политической трансформации и
модернизации России / Под ред. А.Ю. Мельвиля. М., 2001.

21 См.: Вайнштейн Г.И. Рост авторитарных установок и политическое развитие современной России //
Мировая экономика и международные отношения. 1995. №4. Он же. Российский транзит и проблема
типологического разнообразия "глобальной демократизации" // Политические институты на рубеже
тысячелетий. Дубна, 2001. С. 410-443.

22 См.: Гордон Л.А., Плискевич Н.М. Развилки и ловушки переходного времени // Полит, исследования.

1995. №4. С. 78-86

23 См.: Красин Ю.А. Полоса бифуркационного застоя // Куда пришла Россия?.. М., 2003., Он же.
Политическое самоопределение России: проблемы выбора // Полит, исследования. 2003. № I.

24 См.: Пантин В.И. Глобализация и проблемы развития демократических институтов в России //
Политические институты на рубеже тысячелетий. Дубна, 2001. С. 396-409. Пантин В.И. Лапкин B.B.
Эволюционное усложнение политических систем: проблемы методологии исследования // Полит,
исследования. 2002. №2. С. 6-19. Пантин И.К. Демократия в России: противоречия и проблемы // Полит,
исследования. 2003. №1.

25 См.: Цыганков А.П. Между либеральной демократией и сползанием в авторитаризм: предварительные
итоги политического развития России 1991-1996. гг.//Социально-политический журнал. 1997.№1. 15-37.

российской действительности зарубежного политологического

инструментария предпринимаются в работах В. Гельмана, А. Мельвиля26.

Анализ бюрократической субсистемы предприняли М. Афанасьев, А. Оболонский и др. В работах этих авторов основными дисфункциями современной российской бюрократии названы коррупция и отсутствие единого формального порядка осуществления административных функций. Указанные дисфункции порождают широкое распространение и воспроизводство неформальных, клиентарных связей. Бюрократия анализируется как автономная от общества субсистема, имеющая и реализующая свои интересы в соответствии с собственной этикой.

Слабость партийной субсистемы в России 1990-х гг., неспособность политических партий стать полноценными медиационными структурами между обществом и государством исследуется в работах Г. Голосова, К. Холодковского, И. Левина.28

Процесс становления групп интересов и существенного актора российской политической действительности - крупного корпоративного капитала - анализируется в работах СП. Перегудова29. Особое внимание С.

См.: Россия регионов: трансформация политических режимов / Общ. ред. В. Гельман, С. Рыженков, М. Бри. М., 2000. Автономия или контроль? Реформа местной власти в городах России, 1991-2001 / В. Гельман, С. Рыженков, Е. Белокурова, Н. Борисова. С-Пб.; М., 2002. Мельвиль А.Ю. Демократические транзиты. Теоретико-методологические и прикладные аспекты. М., 1999. Проблемы политической трансформации и модернизации России / Под ред. А.Ю. Мельвиля. М., 2001.

27 См.: Афанасьев М.Н. Клиентелизм и российская государственность. М., 1997. Он же Российская
Федерация: слабое государство и «президентская вертикаль» // Конституционное право:
восточноевропейское обозрение. 2002. №4. С. 25-38. Оболонский A.B. Бюрократия и государство. Очерки
М., 1996. Оболонский А.В. Реформа российской государственной службы: концепция и стратегия //
Общественные науки и современность. 1998. №3. С. 5-15.

28 См.: Голосов Г. Поведение избирателей в России: теоретические перспективы и результаты региональных
выборов // Полит, исследования. 1997. №5., Он же. Форматы партийных систем в новых демократиях:
институциональные факторы неустойчивости и фрагментации // Полит, исследования. 1998. №1. Он же.
Происхождение современных российских политических партий 1987-1993 // Первый электоральный цикл в
России (1993-1996). М., 2000. Голосов Г.В. Лихтенштейн А.В. «Партии власти» и российский
институциональный дизайн: теоретический анализ // Полит, исследования. 2001. №1. Он же. Политические
партии и независимые кандидаты на думских выборах // Второй электоральный цикл в России. 1999-2000.
М., 2002. Холодковский К.Г. Политические партии России и выборы 1995-96 гг. // Мировая экономика и
международные отношения. 1997. №2. Он же. Парламентские выборы 1999 года и партийное
структурирование российского общества // Полит, исследования. 2000. №4. С. 45-53. Он же. Партии: кризис
или закат? // Политические институты на рубеже тысячелетий. Дубна, 2001. С. 61-80. Левин И.Б. Партийно-
политическая система России перед вызовами современности // Политические институты на рубеже
тысячелетий. Дубна, 2001. С. 464-478.

29См.: Перегудов СП. Организованные интересы и российское государство: смена парадигм // Полит, исследования. 1994. №2, №5. Он же. Группы давления и корпоративизм: категориальные аспекты проблемы. // На путях политической трансформации. М., 1997. Вып. 2. 4.1. Он же «Корпоративный переворот» и

13 Перегудов уделяет взаимоотношениям бизнеса и власти, включая анализ компонентов, из которых складывается политический вес корпоративного капитала.

Коммуникативные процессы в политической системе постсоветской России рассматриваются в работах журналистов и политологов И. Засурского, Б. Кретова, А. Соловьева.30 Указанные авторы рассматривают средства массовой коммуникации как относительно самостоятельную субсистему политических отношений.

В трудах А. Данилова, Р. Саквы, Д. Фурмана, Л. Шевцовой политические процессы в России 1990-х гг. рассматриваются целостно, в системе, выявляются закономерности развития российской политической системы. Указанные авторы приходят к различным выводам относительно сути произошедших изменений, их специфики в посткоммунистических обществах, что указывает на отсутствие устоявшейся концепции российской трансформации.

Тенденции развития политической системы при президенте В. Путине выявляются в работах таких известных отечественных политологов как А.Ю. Зудин, Д.Е. Фурман, Л.Ф. Шевцова32. Общей для указанных авторов тенденцией является усиление моноцентричности и единовластия политической системы России с существенным ослаблением альтернативных субъектов политических отношений.

будущее демократии // Политические институты на рубеже тысячелетий. Дубна, 2001. Он же. Корпоративный капитал в российской политике // Полит, исследования. 2000. № 4. Он же. Крупная российская корпорация в системе власти // Полит, исследования. 2001. № 3. Он же. Корпоративный капитал и институты власти: кто в доме хозяин? // Полит, исследования. 2002. №5. 30 См.: Засурский И.И. Масс-медиа второй республики. М.,1999. Кретов Б.И. Средства массовой коммуникации - элемент политической системы общества // Социально - гуманитарные знания. 2000. №1. С. 101-115. Соловьев А.И. Политическая коммуникация: к проблеме теоретической идентификации // Полит, исследования. 2002. №3. С. 5-18.

3|См.: Данилов А.Н. Переходное общество: проблемы системной трансформации. Минск, 1997. Саква Р. Режимная система и гражданское общество в России // Полит, исследования. 1997. №1. С. 61-82. Фурман Д.Е. Наши десять лет: политический процесс в России с 1991 по 2001 год. М.; СПб, 2001. Шевцова Л. Режим Бориса Ельцина. М., 1999.

32 См.: Зудин А.Ю. Режим В. Путина: контуры новой политической системы // Общественные науки и современность. 2003. №2. С. 67-83. Фурман Д.Е. Политическая система современной России // Куда пришла Россия?.. Итоги социетальной трансформации / Под общ. ред. Т.И. Заславской М., 2003. С. 24-34. Шевцова Л. Логика выборного самодержавия // Свободная мысль XXI век. 2001. №4. С. 26-33.

Новое понимание системы, динамики её развития и условий стабильности предложены физиками Г. Хакеном, И. Пригожиным33. Г. Хакен исследовал явления самоорганизации элементов в системах различной природы и пришел к выводу, что самые разнообразные явления самоорганизации подчиняются одним и тем же принципам. И. Пригожий рассматривает систему как постоянно изменяющийся объект, для которого характерна постоянная потеря энергии. Относительная стабильность системы возможна лишь через состояние хаоса, отсутствие порядка.

Полезные объяснения общественной трансформации высказаны в работах российских ученых В. Васильковой, Е. Князевой, С. Курдюмова и других, применяющих синергетическую концепцию.34 Причины и общие закономерности трансформации социальных систем установлены на основе результатов естественнонаучных исследований, поэтому требуют эмпирического наполнения и верификации политологическими методами.

Методология исследования. Трансформационные процессы в политической системе России отличаются большим своеобразием, испытывают воздействие множества различных факторов и в полной мере не могут быть исследованы в рамках одного подхода.

С установлением новой политической системы современной России стало очевидно, что конституционное право не исчерпывает политическую реальность, а анализ только институционально-правовой сферы не может адекватно отразить её. Сложность трансформационных процессов в России требует применения, наряду с институциональным, и иных исследовательских подходов и методов, предполагает комплексное использование различных теорий и концепций.

Методологическое основание исследования составляют системный, структурно-функциональный, синергетический, конфликтологический,

33 Хакен Г. Синергетика. Иерархии неустойчивостей в самоорганизующихся системах и устройствах. М., 1985. Пригожий И. Стенгерс И. Порядок из хаоса: новый диалог человека с природой. М., 1986. Пригожий И. Философия нестабильности // Вопросы философии. 1991. №6. С. 46-52.

34См.: Василькова B.B. Порядок и хаос в развитии социальных систем. Синергетика и теория социальной самоорганизации. С-Пб., 1999. Князева Е.Н. Курдюмов СП. Основания синергетики. Режимы с обострением, самоорганизация, темпомиры. СПб., 2002.

15 исторический методы. Следует подчеркнуть, что в исследовании применяется как "классический" системный подход, так и теория изменяющихся систем. «Классический» системный подход формирует модель политической реальности как целостности, погруженной в окружающую среду неполитических отношений, состоящей из иерархически структурированных элементов. В соответствии со своим местом в структуре элементы выполняют или не выполняют определенные функции. Концепции изменяющихся систем и синергетики представляют политическую систему как сложный, постоянно изменяющийся объект. Дестабилизация и неравновесное состояние политической системы (хаос) являются одним из условий формирования новой структуры политических институтов.

Конфликтный характер трансформационного процесса в России,
нарушающий сложившееся относительное равновесие и

противопоставляющий друг другу интересы широких социальных слоев и групп, оправдывает применение конфликтологического метода, который позволяет выявить основания противоречий, предмет и субъектов конфликта, а также используемые ими ресурсы и стратегии.

Особое место занимает неоинституциональный подход, способствующий выявлению степени влияния политических институтов (формальных и неформальных) на характер политических процессов и появление противоречий в различных сегментах политической системы.

Наряду с общенаучными используются частные научные методы, такие, как метод политического моделирования, теория рационального выбора и другие.

Источниковой базой диссертации служат Конституция Российской Федерации; Федеральные законы РФ; данные всероссийских и региональных социологических опросов; мемуарная литература.

Литература исследования включает в себя научную монографическую литературу; статьи в периодической печати; статьи и книги в Интернет.

Научная новизна диссертации состоит в следующем:

  1. В использовании комплексного подхода для выявления противоречий и тенденций развития политической системы современной России.

  2. В разработке матрицы анализа трансформирующейся политической системы.

  3. В анализе основных этапов эволюции и современных тенденций развития российской политической системы.

  4. В выявлении основных диспропорций, противоречий и дисфункций, а также путей их преодоления и оптимизации российской политической системы в целом.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Трансформацию политической системы современной России можно исследовать при помощи "классического" системного подхода, обогащенного элементами концепции изменяющихся систем, синергетики, кибернетики. Матрица анализа должна включать основные этапы трансформации политической системы и ее субъектов; внутренние противоречия и дисфункции в различных подсистемах; типы мобилизации и распределения ресурсов и способы взаимодействия между государством и гражданским обществом.

  2. Упорядоченное взаимодействие элементов политической системы происходит благодаря механизмам управления (более характерны для государства), механизмам самоорганизации (доминируют в сфере гражданского общества) и постоянной информационной и ресурсной связи между ними. Поэтому характер и степень стабильности государственных структур целесообразно рассматривать в рамках кибернетического подхода, а характер и степень стабильности общества — при помощи синергетического подхода.

  3. Многофакторная обусловленность политической трансформации не позволяет четко установить её направленность, поэтому её результатом

17 могут выступать не только демократические или авторитарные политические системы, но и их различные гибридные модификации.

  1. Основные противоречия политической системы современной России (между чрезмерными полномочиями президента и слабостью законодательной и судебной ветвей власти; между демократическим институциональным «фасадом» и неправовыми политическими практиками; между потребностью общества в информации как условии политической коммуникации и стремлением власти ею манипулировать; между либеральными и традиционными ценностями) сложились под воздействием властвующей элиты как доминирующего политического субъекта.

  2. Доминирующее влияние на политический процесс как процесс воспроизводства политической системы оказывают не столько формальные политические институты, сколько сложившиеся (и в советский, и в постсоветский период) неформальные социально-политические практики, свойственные как элитам, так и массам. Противоречие между ними является основным противоречием российской политической системы, определяющим как ее временную и относительную стабилизацию, так и долговременную конфликтогенность.

  3. Установление стабильности политической системы возможно при помощи механизмов политического управления, а также путем создания благоприятных социально-институциональных условий для политического участия граждан, легитимации политической системы и ее консолидации на основе демократических ценностей.

Теоретическая значимость диссертации состоит в разработке матрицы анализа трансформирующейся политической системы, позволяющей более адекватно объяснять сущность, этапы и результат модернизационных процессов в современной России.

Научно-практическая значимость исследования состоит в том, что основные положения и выводы данной работы могут быть использованы в

18 дальнейшем при изучении трансформации политических систем на общефедеральном и региональном уровне; при подготовке учебных пособий; в преподавании курса политологии в высших учебных заведениях; при подготовке элективных курсов, посвященных теории политических систем, изучению трансформационных процессов в Российской Федерации.

Структура диссертации. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы. Структура диссертации соответствует её цели и задачам.

Подобные работы
Старостенко Константин Викторович
Политический риск в системе государственной власти современной России : Проблемы, противоречия, тенденции
Гусева Мария Михайловна
Политические институты в политической системе современной России: генезис, механизмы функционирования, тенденции
Бердникова Елена Валерьевна
Тенденции и перспективы формирования системы цивилизованного лоббизма в современной России: политико-правовой подход
Каламанова Нина Владимировна
Корпоративизм как фактор трансформации политических отношений в современной России: противоречия и тенденции
Алябьева Елена Сергеевна
Региональная исполнительная власть в современной России: тенденции и противоречия
Лаптева, Юлия Игоревна
Политический национализм в современной России (1990-2005 гг. ) :тенденции и противоречия
Самодин Сергей Владимирович
Основные тенденции и противоречия реформы местного самоуправления в современной России
Трефилова Наталья Николаевна
Воздействие СМИ на общественное сознание электората в период стабилизации политической системы РФ (Региональный уровень)
Мартынов Михаил Юрьевич
Местное самоуправление в политической системе России (Теоретико-прикладной анализ)
Крайнова Наталия Вячеславовна
Политическая социализация молодежи в условиях модернизации политической системы России и реформирования ее институтов

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net