Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Архитектура
Теория архитектуры, реставрация памяток архитектуры

Диссертационная работа:

Гриц Алексей Евгеньевич. Московское дворцовое архитектурное училище и стилевые поиски в русской архитектуре второй трети XIX века : Дис. ... канд. искусствоведения : 18.00.01 : Москва, 2004 364 c. РГБ ОД, 61:04-17/125

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение 3

Глава первая

Архитектурное училище

Экспедиции Кремлёвского строения в 1801-1831 годах 24

Глава вторая

Московское Дворцовое архитектурное училище

в 1831-1842 годах 73

Глава третья

Московское Дворцовое архитектурное училище

в 1842-1866 годах 148

Заключение 223

Примечания 230

Принятые сокращения 243

Список литературы 244

Приложения 264

Введение к работе:

В настоящее время историки архитектуры уделяют большое внимание выявлению факторов, влияющих на развитие зодчества. Одним из таких факторов является архитектурное образование. В этой связи изучение истории архитектурных учебных заведений как среды, в которой формировались будущие зодчие, представляется чрезвычайно важным для лучшего понимания истории архитектуры в целом. Однако сейчас история архитектурного образования, особенно московской архитектурной школы, относится к числу малоизученных тем в отечественном искусствознании.

Архитектурные учебные заведения оказывают разноплановое воздействие на развитие архитектуры. Прежде всего, это непосредственное творчество воспитанников того или иного заведения, построенные ими здания. В этом отношении наиболее важным для исследователей является рассмотрение архитектурного образования не только как процесса получения тех или иных профессиональных знаний и навыков, но и как механизма формирования мировоззрения будущего зодчего, его художественных вкусов и стилевых предпочтений.

Однако деятельность крупных архитектурных учебных заведений, как правило, выходит за рамки собственно учебного процесса. Поэтому их влияние на развитие зодчества не ограничивается только практической деятельностью их выпускников. Многие учебные заведения были крупными центрами архитектурной науки, активно занимались изучением истории зодчества, реставрацией, а также издательской деятельностью. Издаваемые ими книги - учебные пособия, издания теоретического и историко-архитектурного характера и пр. - становились известны далеко за стенами этих учебных заведений. Эта сторона их деятельности также представляет большой интерес для историков зодчества.

Однако не только архитектурное образование влияет на развитие зодчества, но и наоборот - архитектурная практика воздействует на архитектурное образование. Это воздействие также является разноплановым. Очевидно, что развитие любого архитектурного учебного заведения, какие-либо изменения в нём вызваны потребностями архитектурной практики. Она диктует, какими качествами должен обладать будущий зодчий и в соответствии с этим корректируется система обучения. Влияние архитектурной практики проявляется и в деятельности зодчих, которые совмещают практическую архитектурную деятельность с педагогической работой. Многие педагоги становились носителями новых веяний, которые вызывали изменения в системе архитектурной подготовки. Сильное воздействие на мировоззрение будущих архитекторов и их вкусы оказывает и та архитектурная среда, в которой они постоянно находятся; окружающие их здания становятся либо пособиями по истории зодчества, либо образцами современного «изящного вкуса», либо — наоборот - примером того, как не нужно строить.

Таким образом, можно говорить о теснейшей связи и взаимовлиянии между архитектурной практикой и архитектурным образованием. Представляется, что наиболее ярко это взаимовлияние проявляется в, пожалуй, самые интересные периоды истории архитектуры - периоды смены стилей. Настоящее исследование посвящено второй трети XIX века - времени, когда в русской архитектуре происходит постепенное угасание классицизма и становление и развитие эклектики. Этот процесс был связан с распространением идей романтизма и сопровождался радикальными изменениями отношения к мировому архитектурному наследию, взглядов на природу художественного, в том числе и архитектурного, творчества, на статус художника, представлений о том, каким должно быть современное зодчество, какими путями оно должно развиваться и каким требованиям должно отвечать. Все эти

изменения отразились и на системе архитектурного образования, претерпевшей в это время значительные преобразования. Объектом исследования является крупнейшее в дореволюционной Москве архитектурное учебное заведение - Московское Дворцовое архитектурное училище.

Первым исследователем, обратившимся к истории Московского Дворцового архитектурного училища, был его выпускник В.А.Гамбурцев, который в конце 1880-х годов стал собирать архивные сведения по истории московской архитектурной школы. На основании архивных изысканий им в 1894 году была издана книга «Архитекторская команда» , представляющая собой сборник документов по истории архитектурного образования в Москве в XVIII и первой половине XIX века, снабжённых небольшими авторскими комментариями. Здесь впервые опубликован ряд важных материалов, касающихся Дворцового училища, в том числе Постановление об учреждении учебного заведения 1804 года.

Годом позже Гамбурцев выступил на Втором Съезде русских зодчих с докладом «К вопросу об изучении путей, которыми шло русское архитектурное образование», опубликованном затем в трудах Съезда . В докладе он обозначил основные вехи в истории Дворцового училища и попытался определить его место и значение в развитии московской и шире - русской архитектурной школы. Доклад сопровождался выставкой, на которой было представлено около пятидесяти учебных работ, собранных и частично атрибутированных Гамбурцевым. Кроме этого, в 1890-е годы им был прочитан ряд оставшихся неопубликованными докладов по истории архитектурного образования в Москве на заседаниях Московского Археологического общества, членом которого он был.

Ещё одним дореволюционным исследователем, уделившим внимание Дворцовому училищу, был А.Ф.Гартвиг. В книге «Школа рисования в отношении к искусствам и ремёслам»3, посвященной истории Строгановского училища, он рассматривает развитие системы

художественного образования в Москве в XIX веке, уделяя особое внимание Мещанскому отделению технического рисования при Дворцовом училище, на базе которого позднее возникло Строгановское училище.

Вплоть до конца 1970-х годов история Дворцового училища почти не привлекала внимание исследователей. Упоминания об этом учебном заведении можно найти в трудах Е.А.Борисовой, Н.А.Евсиной, В.Г.Лисовского, З.К.Покровской, Т.А.Славиной, Н.Ф.Хомутецкого и других авторов. Впервые история московской архитектурной школа как самостоятельная научная проблема привлекла исследователей в 1940 году, когда отмечалось 150-летие архитектурного образования в Москве. На конференции, посвященной этому событию, с докладом выступил С.В.Бессонов4. В этом докладе история Дворцового училища изложена очень кратко и без достаточной опоры на архивные материалы, что обнаруживает незнакомство Бессонова с более ранними работами Гамбурцева.

В 1950-х - начале 1960-х годов исследователи начинают уделять больше внимания истории архитектурного образования в Москве. В это время появились исследования А.И.Власюка, А.И.Каплуна, А.А.Кипарисовой,5 М.В.Будылиной,6 А.И.Михайлова7 и Р.Подольского8, рассматривающие историю московской архитектурной школы в XVIII веке и касающиеся истории тех учебных заведений, которые были предшественниками Дворцового училища. Эти работы очень важны для того, чтобы правильно определить место училища в истории московской архитектурной школы, а также для того, чтобы понять, какие особенности системы обучения, принятой в нём, были заимствованы из предыдущего столетия, а какие возникли позднее, уже в XIX веке.

К изучению теоретического наследия Дворцового училища времени М.Д.Быковского впервые обратился П.В.Соболев в книге «Очерки русской эстетики первой половины XIX века»9. Он рассмотрел речи ряда

воспитанников училища, в том числе Н.В.Дмитриева, в контексте развития русской и европейской эстетической мысли и выявил в них ряд положений, характерных для эстетики эпохи романтизма. Соболев полагал, что взгляды воспитанников учебного заведения формировались во многом под влиянием их знакомства с трудами представителей классической немецкой эстетики. Вместе с тем, речи Дмитриева и его коллег рассматриваются лишь как теоретические труды, при этом упускается из виду, что они были учебными работами. Поэтому никак не показана связь теоретических воззрений воспитанников училища с учебным процессом, ничего не говорится о роли Быковского в формировании этих воззрений.

В 1970-е годы рост интереса к русской архитектуре XIX века
стимулирует повышенное внимание к истории московской архитектурной
школы этого времени, в том числе и Дворцового училища. В 1980-е годы
началось систематическое исследование архитектурного образования в
Москве. Тогда же появились первые публикации, касающиеся
Дворцового училища. Первым исследованием, в котором история этого
учебного заведения рассматривается как самостоятельная проблема, стала
статья В.Г.Лисовского «Московское архитектурное училище на
переломном этапе развития русского зодчества»10. В этой работе автор
говорит об истории учебного заведения времени директорства
Быковского, отмечая наиболее важные, по его мнению, изменения,
произошедшие в это время в системе обучения. Эти изменения впервые
рассмотрены в связи с процессами смены стилей, происходившими в это
время. Основным архивным источником этого исследования послужили
находящиеся в Отделе рукописей Российской государственной
библиотеки записки В.А.Гамбурцева, введённые в научный оборот ещё
Н.Ф.Хомутецким11. Это исследование продемонстрировало

настоятельную необходимость расширения источниковой базы при изучении истории Дворцового училища.

Ещё ранее В.Г.Лисовский обращался к истории Дворцового училища в своей докторской диссертации12. Он обобщил все выявленные к тому времени сведения об этом учебном заведении, дав краткую характеристику развития училища на протяжении всего времени его существования. В этом исследовании была впервые поставлена проблема взаимоотношения и связи Дворцового училища с петербургской Академией Художеств, которая, однако, не получила окончательного решения.

Новым этапом в изучении истории Дворцового училища стали исследования Е.И.Кириченко. В книге «Архитектурные теории XIX века в России»1 вопрос о роли Дворцового училища в формировании и развитии архитектурно-теоретической мысли эпохи романтизма впервые рассматривается как самостоятельная научная проблема. Автор утверждает, что проведённые по инициативе Быковского преобразования в учебном заведении имели целью формирование у воспитанников нового профессионального мировоззрения, связанного с эстетикой романтизма. Особенно отмечена исключительная важность в этом процессе такой формы обучения, как написание сочинений-эссе на архитектурно-теоретическую тему, которым и уделено основное внимание в этом исследовании. Отдельная глава книги посвящена теоретическому наследию Н.В.Дмитриева. В ней анализируются ряд сочинений Дмитриева, в том числе его статья «О русских ордерах». Исследователь справедливо отмечает важность этого сочинения как первой попытки создать модель русского национального стиля в архитектуре эпохи эклектики. Для настоящей диссертации важными также представляются главы книги, посвященные развитию русской историко-архитектурной науки, в которых отмечается вклад Дворцового училища в изучение памятников древнего зодчества в России.

Два года спустя была опубликована монография того же автора о творчестве М.Д.Быковского14. Одна из глав книги посвящена

педагогической деятельности Быковского и анализу его теоретического наследия. В ней подробно анализируются изменения, произошедшие в системе обучения в Дворцовом училище при Быковском. Особое внимание уделяется изменению в характере учебного проектирования, появлению учебных проектов в различных исторических стилях. Говорится также о пополнении библиотеки училища при Быковском, а также о других важных моментах истории учебного заведения этого периода.

Важной особенностью вышеупомянутых работ Е.И.Кириченко является введение в научный оборот большого количества архивных материалов, в том числе ряда документов из фонда Дворцового училища в РГАДА, а также из фонда В.А.Гамбурцева в ОПИ ГИМа.

В исследованиях Е.И.Кириченко ставится проблема сопоставления процессов, происходивших в Дворцовом училище в 1830-е годы, с аналогичными процессами, имевшими место в это же время в Академии Художеств, и вызванными воздействием мироощущения романтизма. Исследователь утверждает, что Дворцовое училище и Академия демонстрируют диаметрально противоположное отношение к новым веяниям в архитектуре. Если в Москве Быковским энергично насаждались новые эстетические взгляды, то в Петербурге консервативное руководство Академии медленно отступает под напором нового архитектурного стиля.

В конце 1980-х годов наступает новый этап в изучении Дворцового училища. С этого времени исследования по истории московской архитектурной школы ведутся в Музее Московского архитектурного института под руководством Л.И.Ивановой-Веэн. Коллективом учёных выпущен ряд сборников из серии «Архитектурные школы Москвы». В первом сборнике «Исторические данные»15 (авторы-составители Р.Н.Блашкевич, Ф.И.Гринберг, Л.И.Иванова-Веэн) Дворцовому училищу, как и другим учебным заведениям, готовивших архитекторов, посвящена

небольшая статья, в которой известные ранее сведения о нём обобщаются и существенно дополняются результатами архивных поисков. Авторы статьи - А.Г.Борис и Л.И.Иванова-Веэн - предлагают делить историю училища на два периода - до и после 1831 года, используя в качестве границы периодов преобразование архитекторской школы Кремлёвской Экспедиции в собственно Дворцовое училище. Довольно подробно анализируются административные документы, регулирующие деятельность учебного заведения, некоторые из которых опубликованы в приложении к сборнику.

Во втором, созданном при участии автора настоящей диссертации сборнике «Учителя и ученики»1 (автор-составитель Л.И.Иванова-Веэн, составители списков, авторы статей А.Г.Борис, А.Е.Гриц, Ю.Е.Крупская, К.М.Секретев) приводятся составленные на основе архивных материалов списки руководства, педагогического состава и учеников всех дореволюционных московских учебных заведений по подготовке архитекторов. Эти списки существенно дополняют проведённые ранее архивные изыскания М.В.Дьяконова. Материал изложен в виде таблиц, в сопроводительных статьях к которым даются краткие и обобщённые сведения о структуре руководящих органов и особенностях педагогического состава училища, обусловленных своеобразием принятой в нём системы обучения.

Параллельно с выявлением письменных архивных источников по истории Дворцового училища в Музее МАРХИ вёлся поиск и графических учебных работ, созданных воспитанниками этого учебного заведения. В результате было выявлено несколько десятков таких работ, некоторые из которых были опубликованы в книге «250 лет Московской архитектурной школы»17, составленной при участии автора диссертации (авторы-составители А.Г.Борис, И.И.Головина, А.Е.Гриц, Л.И.Иванова-Веэн, Ю.Е.Крупская, Е.И.Кириченко, Т.ВЛысова, Н.И.Смолина). Это издание стало первым случаем публикации графического наследия

Дворцового училища. В небольших сопроводительных статьях дается краткая характеристика системы обучения в училище и содержания курсов преподаваемых там предметов, в рамках которых были выполнены публикуемые работы. Во вводной статье, написанной А.Г.Борис, Е.И.Кириченко и Н.И.Смолиной, история московской архитектурной школы рассматривается в тесной связи с развитием русской архитектуры этого периода.

В 2000 году вышла книга о Ф.Ф.Рихтере, ставшая публикацией текстов докладов конференции, посвященной 190-летию со дня рождения зодчего. В статьях ряда авторов впервые подробно рассматриваются различные стороны деятельности Рихтера - творческая, научно-исследовательская, реставрационная, педагогическая и пр. Особо следует упомянуть работы Е.И.Кириченко и Л.И.Ивановой-Веэн, посвященные деятельности Рихтера на посту директора Дворцового училища, в которых содержится много важных сведений об истории этого учебного

заведения . В 2002 году увидел свет сборник трудов проходившей в 1999 году конференции, посвященной 250-летию московской архитектурной школы. Среди опубликованных там исследований для темы данной диссертации особенно важна статья А.Г.Борис, в которой подробно рассматривается история Дворцового училища в первые годы его существования19. Значительным вкладом в изучение Дворцового училища стала также работа Е.И.Кириченко, в которой история московского архитектурного образования XIX века рассматривается в контексте

развития русского зодчества этого периода .

Помимо исследований, посвященных истории Дворцового училища, в ходе работы над диссертацией важную роль сыграли труды, касающиеся истории другого крупнейшего центра подготовки зодчих — Академии Художеств. Для понимания того, каким образом система обучения менялась под влиянием стилевых процессов в архитектуре, и как, в свою очередь, изменения в подготовке кадров влияли на архитектурную

практику, чрезвычайно важны исследования Г.Г.Гримма21 и В.Г.Лисовского22. Эти работы и содержащиеся в них сведения приобретают особую важность в связи с тем, что сравнение с Академией Художеств избрано нами как один из методов исследования Дворцового училища, особенно второго периода истории этого учебного заведения.

Поскольку архитектура эпохи эклектики, особенно стилевое направление, ориентированное на использование русских национальных форм, неразрывно связано со становлением и развитием историко-архитектурной науки, в ходе работы над диссертацией привлекалась также группа исследований, посвященных русскому архитектуроведению XIX века, в первую очередь работы Т.А.Славиной23 и В.ГЛисовского24. В книге Т.А.Славиной достаточно подробно говорится о деятельности А.А.Мартынова и Ф.Ф.Рихтера по изучению древнерусского зодчества. По мнению исследователя, работы этих учёных положили начало двум направлениям в русской историко-архитектурной науки XIX века -теории заимствований и теории самобытности. В работах В.ГЛисовского утверждается, что изучение древнерусского зодчества в тот период было теснейшим образом связано как с архитектурной практикой, так и с архитектурным образованием. Он полагает, что основной целью историко-архитектурных исследований был сбор материала, необходимого для нужд архитектурной практики, в первую очередь для направления эклектики, ориентировавшегося на использование русских национальных форм. В своих работах, в частности в диссертационном исследовании В.ГЛисовский определяет работу по изучению древнерусского зодчества как одну из важнейших страниц в истории петербургской Академии Художеств и как важнейший фактор, оказавший огромное влияние на развитие системы архитектурного образования в России.

Наконец, в ходе диссертационного исследования использовались различные биофафические словари, содержащие информацию об

учителях и воспитанниках Дворцового училища25. В первую очередь надо отметить труд М.В.Дьяконова , в котором собрано огромное количество извлечённых из архивных источников сведений о московских зодчих XVIII-XIX веков. В последние годы появилось несколько изданий, в которых содержится ценная информация о практической архитектурной деятельности воспитанников училища, как в Москве, так и в других регионах страны, в том числе и в Петербурге27. Среди них следует выделить книгу «Зодчие Москвы», изданную под научным руководством А.Ф.Крашенинникова , содержащую массу полезных сведений о московских архитекторах XIX и начала XX века, в том числе и выпускниках Дворцового училища. В целом же их творчество, особенно если они работали за пределами Москвы, остаётся малоизученным и ещё ждёт своего исследователя.

Все эти работы сделали возможным провести подробный анализ истории Дворцового училища и позволили дать в диссертации чёткую хронологическую картину развития учебного заведения на протяжении всего времени его существования.

Использованные в процессе написания диссертации источники можно разделить на письменные и изобразительные. Большинство письменных источников сгруппировано в два крупных архивных фонда -фонд Дворцового ведомства в РГАДА (ф. № 1239) и фонд В.А.Гамбурцева в ОПИ ГИМа (ф. № 327). В РГАДА материалы по истории Дворцового училища не выделены в отдельный фонд и «растворены» в огромном фонде Дворцового ведомства, что затрудняет их выявление и исследование.

Хранящиеся в РГАДА документы по характеру содержащейся в них информации делятся на несколько групп. В первую группу входят юридические документы, регулировавшие деятельность училища, -утверждённые императором уставы и штаты учебного заведения, постановления министра императорского двора, а также различные

распоряжения главноначальствующего Экспедиции Кремлёвского строения (позднее - президента Московской Дворцовой конторы). Ко второй группе относятся документы кадрового характера о деятельности учеников, архитекторских помощников и педагогов училища, содержащие сведения об их приёме на службу и увольнении с неё, переводе учеников и помощников из одного класса в другой, посылке выпускников на службу в различные ведомства и пр. Другую группу составляют бухгалтерские документы, содержащие информацию о финансировании училища, о выдаче жалования его училища и денежных поощрений наиболее отличившимся ученикам, о выделении средств на закупку книг для библиотеки и прочих учебных материалов и пр. Наконец, последняя группа материалов - это, условно говоря, «внутренние» документы самого училища, отражающие повседневную жизнь учебного заведения, - журналы училищной Конференции, различные материалы, касающиеся содержания курсов различных дисциплин и методики их преподавания, экзаменационные ведомости и пр. Отдельно нужно упомянуть некоторые уникальные документы, обнаружение которых позволило существенно обогатить диссертационное исследование, например каталог библиотеки училища.

Помимо документов, непосредственно касающихся деятельности училища, активно привлекались находящиеся в РГАДА материалы о практической строительной деятельности Экспедиции Кремлёвского строения и Дворцовой конторы. Эти документы, в частности журналы Экспедиции, отражают степень вовлечённости воспитанников училища в строительные работы, которые вело Дворцовое ведомство. Эта группа материалов особенно важна при изучении первого периода истории училища, когда учебное заведения было теснейшим образом связано с Кремлёвской Экспедицией, а его воспитанники участвовали во всех работах, которые вела эта организация.

В ОПИ ГИМа находится фонд В.А.Гамбурцева. Как уже говорилось, Гамбурцев стал собирать сведения по истории архитектурного образования в Москве в конце 1880-х годов. Хранящиеся в его фонде материалы можно условно разделить на две группы, одну из которых составляют собранные Гамбурцевым различные документы по истории училища, а другую - рукописи исследовательских работ и записок мемуарного характера самого Гамбурцева. В первую группу входят копии различных документов времени существования учебного заведения, сделанные им в Московском архиве Министерства юстиции, экзаменационные ведомости, программы обучения различным дисциплинам, различные черновые записки, сделанные рукой педагогов училища и пр. Наибольший интерес представляют воспоминания Гамбурцева о времени его учёбы, где содержится много ценной информации, в том числе и бытового характера, об училище периода директорства Ф.Ф.Рихтера. Надо особо отметить, что при написании записок Гамбурцев опирался не только на свои личные воспоминания, но и на рассказы других выпускников училища, в том числе и тех, кто учился раньше его - В.А.Бакарева, Н.В.Никитина, А.А.Мартынова, Д.Н.Чичагова и др. Это обстоятельство придаёт особую ценность этим запискам. Некоторые собранные им материалы находятся в ОПИ ГИМа в фонде А.А.Бахрушина (ф. № 1), а также в Отделе рукописей Российской государственной библиотеки. Надо отметить, что часть своих записок Гамбурцев подписывал псевдонимом «Владимир Алексеев». Некоторые исследователи на основании этого полагали, что Гамбурцев и Алексеев — это два разных человека.

В ходе работы над диссертацией использовался также ещё один мемуарный источник - записки В.А.Бакарева, подлинник которых находится в ЦИАМе, а копия, которая и была в нашем распоряжении - в Музее МАРХИ. В этих записках содержатся важные сведения о первом периоде истории училища - времени учёбы Бакарева. Особую ценность

запискам придает то, что от этого периода сохранилось значительно меньше источников, чем от более поздних.

Помимо архивных материалов, в работе над диссертацией использовались и опубликованные источники. Их количество невелико, и основным из них являются Отчеты училища, публиковавшиеся в 1830-е -начале 1840-х годов. Эти Отчеты, ставшие одним из основных источников по истории училища времени директорства Быковского, содержат большое количество ценной информации относительно кадрового состава учебного заведения, его финансирования, состава библиотеки и модельного кабинета, характера системы обучения и методики преподававшихся в училище курсов, особенностей учебного проектирования в это время и много другого.

Важнейшим источником, без которого данное исследование было бы, наверное, невозможно, являются речи воспитанников и педагогов училища, произносившиеся ими на торжественных актах и затем публиковавшиеся. Эти речи стали ярким явлением архитектурно-теоретической мысли второй четверти XIX столетия и без их анализа затруднительно не только изучение истории архитектурного образования, но и истории зодчества этого времени в целом.

Графических материалов, связанных с училищем, до настоящего времени сохранилось немного. Сейчас известно несколько десятков учебных работ, причём большинство из них выполнено в последний период истории училища - время директорства Рихтера. Около пятидесяти работ было собрано ещё Гамбурцевым. Он же атрибутировал часть из них. В настоящее время эти работы находятся в ГНИМА им. А.В.Щусева. Помимо этого, значительное количество учебных работ Дворцового училища хранится в Отделе ИЗО Исторического музея. Единичные работы есть также в фондах Научно-исследовательского музея Академии Художеств в Санкт-Петербурге, Музее МАРХИ и Отделе

рукописных, печатных и графических фондов Музеев Московского Кремля.

Кроме собственно учебных работ, т.е. работ, выполненных в ходе изучения той или иной дисциплины, для исследования привлекалось большое количество работ, выполненных учениками во время учёбы, но не являющихся учебными в вышеназванном смысле. В основном это различные чертежи и рисунки, выполненные учениками и помощниками в ходе их участия в различных строительных работах, которые вело Дворцовое ведомство. Подобно письменным источникам, касающимся практической строительной деятельности ведомства, эти материалы важны для понимания связи учебного процесса в училище с архитектурной практикой того времени.

Степень изученности истории Дворцового училища во многом определила цели и задачи настоящего исследования. Целью диссертации является изучение истории Московского Дворцового архитектурного училища и определение места и роли этого учебного заведения в развитии русской архитектуры второй трети XIX столетия и, в частности, в происходившем в то время процессе становления и развития эклектики. В рамках этой цели можно выделить несколько конкретных научных задач, на решение которых направлено исследование. Первой задачей исследования стало выявление и обобщение всех материалов, как опубликованных, так и архивных, содержащих информацию об училище. Это необходимо, чтобы максимально полно реконструировать фактическую историю учебного заведения и установить основные вехи его развития. Особого внимания в этой связи заслуживают материалы, касающиеся юридического статуса училища и его финансового состояния на разных этапах существования, состава и структуры педагогического коллектива, количества обучавшихся там учеников.

Одной из основных задач исследования также является выявление особенностей и специфики системы обучения, существовавшей в

училище, установление содержания курсов основных дисциплин и методики их преподавания. Необходимо проследить, как система обучения, унаследованная от архитекторских команд XVIII века, развивалась на протяжении всего времени существования училища, как и почему появлялись новые предметы. Это позволит увидеть, как с течением времени менялось представление об определённом наборе знаний и навыков, необходимых профессиональному архитектору. Особенно важным представляется определение места учебного проектирования на разных этапах существования училища, а также роль практической архитектурной подготовки, т.е. непосредственного участия учеников в строительных работах, в процессе формирования будущих зодчих.

Следующая задача исследования, тесно связанная с предыдущей -выявление состава библиотеки училища и фонда учебно-методических материалов и определение их роли в учебном процессе. Книги были источником не только архитектурных и инженерных познаний, но и сведений об истории мирового зодчества и современной архитектуре. Знакомство с различными изданиями, преимущественно иностранными, оказывало огромное влияние на формирование у воспитанников определенных эстетических вкусов и стилистических предпочтений. Значительную роль в этом отношении также сыграли различные иллюстративные материалы - гравюры, акварели и пр. с изображением различных архитектурных памятников. Важной проблемой является определение степени влияния книг на стилистику учебных проектов. Изучение состава библиотеки позволит определить круг наиболее часто используемых прототипов среди как российских, так и иностранных изданий.

Ещё одна задача исследования — сравнение училища с другим крупнейшим центром архитектурного образования - петербургской Академией Художеств. Это сравнение выбрано одним из основных

методов при изучении второго периода истории училища - времени директорства М.Д.Быковского, когда в обоих учебных заведения проводились серьёзные преобразования. Такое сопоставление позволит увидеть, какие из происходивших в это время в училище изменений были «изобретением» Быковского, присущими только московской архитектурной школе, а какие - происходили одновременно и в училище, и в Академии. Это даст возможность показать, как система архитектурного образования меняется под влиянием общих процессов в архитектуре, связанных со сменой стилей.

Важнейшей задачей исследования является установление связи учебного процесса с практической архитектурной деятельностью на различных этапах существования училища. Непосредственное участие в строительных работах, преимущественно в тех, которые велись Дворцовым ведомством, было важнейшим элементом обучения. Оно не только обеспечивало успешное освоение учениками практических архитектурных навыков, дополняя тем самым теоретические занятия, но влияло на формирование у них определённых эстетических вкусов. Это особенно важно при изучении первого периода истории учебного заведения, когда связь обучения с практикой была особенно тесной. В это время теоретическое обучение и стилистика учебного проектирования в училище полностью соответствовали эстетике классицизма. В этой связи представляется необходимым сказать о таком явлении в архитектуре эпохи классицизма, как «архитектура романтического направления» или «готика». Возникшее ещё в XVIII столетии, это направление характеризовалось активным использованием неклассических архитектурных форм, преимущественно заимствованных из западноевропейского и русского средневекового зодчества. В начале XIX века строительство в этой стилистике стало основным направлением деятельности Кремлёвской Экспедиции. Знание (хотя бы поверхностное) средневекового архитектурного наследия и умение работать в

неклассических архитектурных формах становилось одним из качеств, необходимых архитектору Экспедиции. Ученики училища постоянно участвовали в таких работах, что определённым образом повлияло на их мировоззрение и, в частности, на отношение к древнерусскому архитектурному наследию. Это стало важной особенностью московской архитектурной школы, отличавшей её от петербургской, воспитанники которой не имели постоянного контакта с древнерусским наследием.

Ещё одной задачей диссертации является анализ теоретического наследия училища и определение места этого наследия в развитии русской архитектурно-теоретической мысли этого периода. Теоретические сочинения 1830-х- начала 1840-х годов, появившиеся по инициативе М.Д.Быковского, - одно из интереснейших явлений в истории училища. В них рассматривались наиболее актуальные эстетические проблемы того времени - о статусе художника, о том, каким должно быть современное зодчество, о том, как следует относиться к мировому архитектурному наследию и пр. Самостоятельное осмысление учениками этих проблем стало важнейшим элементом обучения, которого не было в других учебных заведениях того времени. Быковский считал наличие «правильного» взгляда на архитектуру таким же необходимым качеством зодчего, как и умение проектировать. Лучшие сочинения публиковались и становились таким образом широко известными. Они сыграли огромную роль в распространении эстетических установок романтизма и в этом смысле их значение в истории русской архитектуры выходит далеко за рамки истории Дворцового училища. Представляется, что без изучения теоретического наследия училища сложно правильно понять природу тех процессов, которые происходили в русском зодчестве второй четверти XIX века.

Наконец, ещё одна важная задача исследования - рассмотрение училища как одного из центров историко-архитектурной науки и установление степени влияния историко-архитектурных исследований на

учебный процесс. Это особенно важно при изучении последнего периода существования учебного заведения. Становление и развитие этой отрасли знаний теснейшим образом связано с направлением эклектики, ориентированной на национальные формы. Создание национального зодчества было одной из важнейших проблем архитектуры XIX века. В середине XIX столетия национальность ассоциируется, в первую очередь, с определённым набором деталей, воспроизведение которых в современном архитектурном произведении и придаёт ему национальные черты. Современное здание должно быть «похоже» на древние памятники. Поэтому огромное значение для архитектурной практики приобретает развитие историко-архитектурной науки. Кажется неслучайным, что центрами изучения древнего зодчества стали именно архитектурные учебные заведения - в середине XIX века Дворцовое училище, а несколько позже, во второй половине столетия -петербургская Академия Художеств. Это подтверждает, что изучение древнерусского зодчества имело целью, в первую очередь, создание национальной архитектуры и было необходимо для нужд архитекторов-практиков. Из всех архитектурных произведений эпохи эклектики именно постройки в русском стиле несли наибольшую идеологическую нагрузку, хотя в количественном отношении они значительно уступали зданиям, в облике которых доминировали детали европейских стилей Нового времени. Знание древнерусского зодчества становится качеством, необходимым для профессионального архитектора, причём он должен был не только хорошо знать древние формы, но и свободно владеть ими как материалом при проектировании современных зданий.

Наработки, сделанные училищем в сфере изучения древнерусского зодчества, были востребованы и в последней трети XIX века, когда оно уже перестало существовать. Можно утверждать, что училище оказало огромное влияние на становление и развитие национального направления эклектики, особенно в Москве. Поэтому рассмотрение этой стороны

деятельности учебного заведения поможет лучше понять природу одного из основных архитектурных направлений XIX столетия.

Учебное заведение, которому посвящена настоящая диссертация, было основано в 1801 году, и до 1831 года не имело постоянного официального названия, а в документах именовалась то архитекторской школой, то архитектурным училищем. Лишь в 1831 году оно получило название «Московское Дворцовое архитектурное училище», которое и сохраняло вплоть до своей ликвидации в 1866 году. В конце прошлого столетия первым исследователем истории московской архитектурной школы В.А.Гамбурцевым было введено наименование «Кремлёвское архитектурное училище», которое он распространил на весь период существования учебного заведения. Это было неофициальное название, видимо, употреблявшееся его воспитанниками, связанное с тем, что оно, во-первых, располагалось в Кремле, а во-вторых, - подчинялось Экспедиции Кремлёвского строения. Это название закрепилось в историографии. Нам же кажется наиболее целесообразным использование названия «Дворцовое училище» применительно ко всему времени существования учебного заведения. Когда же речь идёт только о первой половине его существования училища, целесообразно, по нашему мнению, называть его или архитекторская школа Экспедиции Кремлёвского строения или архитектурное училище Экспедиции Кремлёвского строения.

Хронологические рамки, вынесенные в заглавие диссертации -вторая треть XIX века. В истории Дворцового училища выделяются три периода - 1801-1831, 1831-1842 и 1842-1866 годы. Материал диссертации разделён на три главы в соответствии с этой периодизацией, при этом первый период выходит за хронологические рамки исследования. Несмотря на это, его рассмотрение представляется необходимым в первую очередь потому, что этот этап истории училища изучен значительно хуже других. Вместе с тем, именно тогда был заложен

фундамент, на котором строилось учебное заведение в последующие периоды. Так, именно в то время сформировалась оригинальная система обучения, состоявшая из двух ступеней - в качестве ученика и архитекторского помощника, и просуществовавшая вплоть до ликвидации училища. Эта система, во многом унаследованная от архитекторских команд XVIII века, давала удачное сочетание довольно высокого уровня теоретических познаний с основательной практической подготовкой. Она обеспечивала тесную связь учебного процесса с архитектурной практикой, в первую очередь с работами, которые вела Экспедиция Кремлёвского строения. Можно утверждать, что в это время учебный процесс в училище был связан с архитектурной практикой значительно теснее, чем в петербургской Академии Художеств. Именно поэтому система обучения, существовавшая в училище, чутко реагировала на изменения, происходившие в русской архитектуре, и стремилась к ним адаптироваться. Кроме того, именно в это время сформировалась ещё одна важная особенность училища, которой уделяется большое внимание в ходе исследования - внимательное и заинтересованное отношение к древнерусскому архитектурному наследию. Представляется, что историко-архитектурные исследования, центром которых в середине XIX века стало училище, в значительной степени опирались на фундамент, заложенный ещё в первой трети столетия. Поэтому мы сочли необходимым посвятить первому периоду истории училища значительную по объёму часть диссертации.

Подобные работы
Немчинова Дина Ильинична
Дворцово-парковый ансамбль Елагина острова (к вопросу о синтезе искусств в архитектуре русского классицизма первой трети XIX века)
Немчинова Дина Ильинична
Дворцово-парковый ансамбль Елагина острова. (К вопросу о синтезе искусств в архитектуре русского классицизма первой трети XIX века). Альбом иллюстраций
Дудукина Дарья Александровна
А.Н. Бекетов (1862-1941). Творческая деятельность и вклад в развитие архитектуры юга России и Украины конца XIX - первой трети XX веков
Розанова Татьяна Михайловна
Творчество К. М. Быковского и классицистические тенденции в архитектуре Москвы последней трети XIX в.
Поцешковская, Ирина Витальевна
Архитектурно-градостроительное развитие городов Нижнего Дона во второй половине XVIII - первой половине XIX веков
Митин Виктор Антонович
Архитектурно-планировочное развитие Воронежа и его застройка в конце XVII - начале XIX веков. Том 2 (иллюстрации)
Ракова, Вера Борисовна
Архитектурный образ сибирского города в графике XVII - начала XIX века
Бодэ Андрей Борисович
Характерные особенности деревянного культового зодчества Поонежья XVII - XIX веков
Пуляевская Евгения Владимировна
Архитектурно-планировочные принципы организации крестьянского ландшафта Предбайкалья конца XIX-начала XX века
Камалова Гульнара Мамырбековна
Архитектура зданий и сооружений Оренбург-Ташкентской железной дороги конца XIX-начала XX века

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net