Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Юридические науки
Теория и история государства и права; история политических и правовых учений

Диссертационная работа:

Шадрин Владимир Михайлович. Оренбургское казачье войско в государственно-правовой системе Российской империи, XVIII - начало XX века : Дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.01 : Москва, 1998 241 c. РГБ ОД, 61:98-12/209-3

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение 3

Глава I. Правовые основы организации управления Оренбургского казачьего войска /XVIII - начало XX в./

1. Создание и основные этапы развития Оренбургского казачьего войска 28

2. Развитие системы управления Оренбургского казачьего войска и ее правовые основы 58

3. Правовое положение и функции станичного звена управления 93 !

Глава П. Оренбургское казачье войско на защите государственных интересов

1. Участие Оренбургского казачества в охране границ Российского государства 122

2. Выполнение казаками Оренбургского войска полицейских функций внутри империи 150

3. Судопроизводство и станичные суды в системе управле ния и местной юстиции Оренбургского казачьего войска. 186

Заключение 206

Источники и литература 213

Приложения 226 

Введение к работе:

Казачество - сложное социально-политическое образование, продукт определенного социально-экономического развития общества, один из феноменов не только российской, но и мировой истории и культуры. Подобно большинству аналогичных явлений подходы к пониманию его сущности неоднозначны. Характер происхождения и пройденный казачеством России исторический путь до настоящего времени вызывает немало споров и дискуссий1. Одни склонны считать его особым военно-феодальным сословием, другие, в первую очередь сами казаки, - особой нацией2.

Несмотря на известную противоречивость и существование в историографии полярных мнений по поводу происхождения, роли и места казачества в российской истории, практически все исследователи констатируют то. что оно никогда не было однородной массой и формировалось, во-первых, естественно-историческим путем на Юге (Запорожье, Дон, Терек, Яик) и, во-вторых, Российским правительством 1 Гордеев А.А. История казаков. Золотая Орда и зарождение казачества. М., 1991.; Вырелкин В.П. Философские проблемы возрождения казачества//Социально-политический журнал, 1994. N 6; Мамонов В. Рождение казачества Урала: легенды, факты, гипотезы. Челябинск, 1991; Миненко Н.А. Задачи изучения истории казачества восточных регионов России на современном этапе//Казаки Урала и Сибири в XVII-XX вв. Екатеринбург, 1993; Футурянский Л. И. Мифы и реальность, что возрождать?//Казачество Оренбургского края XVI-XX вв. программа и материалы региональной научной конференции. Оренбург, 1992; Казаки России (проблемы истории казачества). М., 1993.

2 Козлов А.И. Казаки - нация, сословие? // Возрождение казачества: история и современность. Новочеркасск, 1995. СИ.

в виде иррегулярных войск для охраны границ и освоения новых земель (на Северном Кавказе. Южном Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке).

Эволюция казачества тесно связана с развитием государства, его управленческих структур, вооруженными силами и охранительной системой в частности.

Основной характеристикой государственной системы войскового сословия в XVIII - начале XX веков являлась принадлежность его к одному из видов поселенных войск, сочетавших административно-полицейские функции с военной службой и ведением хозяйства на особых условиях.

Устойчивыми признаками войскового казачества Российской империи, - как отмечает А.Семенов, начальник Главного управления казачьих войск при Президенте Российской Федерации, - были: статус занимаемой казачьим населением территории - войска; система местного самоуправления; система землепользования; режим выполнения военно-пограничных, территориально-милиционных функций и служба в регулярной армии. Казачество обладало закрепленными в законодательстве и передаваемыми по наследству правами и обязанностями, представляя тем самым особую социальную группу - сословие1 . По крайней мере, только таким образом именовались казаки тогда во всех нормативных и других официальных документах.

Сочетание государственной службы и особого военно-земляческого уклада жизни доказало высокую эффективность деятельности казачества на протяжении нескольких веков. В прошлом, военно-политическая элита России даже представить себе не могла, что на войне можно обойтись без казачьих войск. Особенно незаменимы были они в локальных конфликтах и кордонной службе. Как умелых "охотников" их постоянно использовали в охранении, в службе пикетов, конвоировании, борьбе с "разбойными шайками".

В наши дни. когда идет процесс возрождения казачества, необычайно возрос интерес к вопросу о его судьбах, его прошлому и будущему. При этом необходимо учитывать, что отношение к проблеме возрождения казачества в российском обществе крайне неоднозначно. Когда говорят, что казаки встанут на защиту государственных интересов, это бесспорно поддерживается. С другой стороны, есть опасения, что именно казачество может стать карающей силой с жандармскими функциями. Это результат отсутствия достаточно объективного исследования эволюции структур, институтов, правовой базы и механизма его функционирования, как исторически сложившейся общности.

Официальная реабилитация казачества обусловила рост движения за его возрождение, ставшего сегодня одним из наиболее массовых и организованных общественных движений в стране. По оценкам экспертов, в современной России проживает около пяти миллионов потомков казаков. Они живут в 73 субъектах Федерации. Указы Президента "О мерах по реализации Закона РФ "О реабилитации репрессированных народов" в отношении казачества" и "О реформировании военных структур, пограничных и внутренних войск на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации и государственной поддержке казачества" определили правовые рамки деятельности массовых, стихийно возникших общественных казачьих объединений. Логическим продолжением укрепления в обществе понимания роли и места казачества в Российском государстве стали нормативные акты, изданные в 1995 - 1996 гг. Указ от 9 августа 1995 г. N 835 "О государственном реестре казачьих обществ в Российской Федерации" заложил основы новой государственной стратегии развития российс кого казачества. Цель этой стратегии - воссоздание на современной основе системы реестровых казачьих войск. При этом подразумевается, что казаки будут нести определенную государственную и иную службу при значительной степени развития экономической самоокупаемости и самоуправляемости казачьих обществ. В январе 1996 г., в целях координации действий всех органов государственной власти по реализации единой государственной политики в отношении казачества, при Президенте Российской Федерации было создано Главное управление казачьих войск.

Анализ последующих нормативных актов показывает, что наиболее перспективными для казачества видами государственной службы являются традиционные: служба в частях и подразделениях Минобороны, Внутренних войсках, ФПС, охране объектов находящихся в государственной и муниципальной собственности, сопровождение грузов, несение егерской, природоохранной службы, службы по охране общественного порядка, участие в мероприятиях, связанных с ликвидацией последствий стихийных бедствий, а также поставка сельскохозяйственной продукции и сырья для нужд армии.

Сегодня, когда границы государства вновь проходят по казачьим регионам, а российская армия находится в сложной стадии реформирования, восстановление государственной воинской службы казачества позволило бы решить ряд проблем при создании профессиональной армии, надежной пограничной стражи. Генеральный штаб Вооруженных Сил Российской Федерации в июне месяце 1996 г. приступил к реализации военных аспектов Указа Президента РФ от 16 апреля 1996 г. N 563 "О порядке привлечения членов казачьих обществ к государственной и иной службе". В соответствии с Указом Президента РФ от 19 июня 1996 г. N 943 в стране начался эксперемент по вневойсковой охране отдельных участков государственной границы России силами проживающих в приграничных районах казаков. Экспе римент затрагивает, в частности, и Челябинскую и Оренбургскую области. В октябре 1997 г., губернатором Челябинской области утверждено "Положение о порядке привлечения граждан Российской Федерации, проживающих на территории Челябинской области, к охране государственной границы Российской Федерации в пределах пограничной территории". Положение предусматривает активное привлечение к охране границы казаков в составе добровольных казачьих дружин (ДКД). С 1994 г., в соответствии с письмом Министерства внутренних дел РФ N 1/2899, казачьи формирования привлекаются к охране правопорядка в форме добровольных казачьих дружин, казачьих отрядов содействия милиции. В Оренбургской области казаки, например, несут охрану соленого озера, готовится передача ряда других крупных объектов под охрану казачьих патрульных разъездов1. В то же время, ссылаясь на исторические традиции, отдельные казачьи организации устраивают публичные наказания на основе внесудебного разбирательства, производят выселения, самостоятельные рейды в торговую сеть, на транспорт. В этом плане необходимо отметить принципиальную позицию Президента и Правительства Российской Федерации требующих, чтобы все виды службы и другой деятельности, осуществлялись казаками в рамках существующей нормативной базы, на строго законной основе, не допускающей нарушения прав и свобод граждан.

Таким образом, можно констатировать, что решения принятые Президентом и Правительством Российской Федерации заложили основы реального механизма осуществления единой государственной политики в отношении казачества.

Вместе с тем. использование потенциала казачества в современных условиях в первую очередь подразумевает тщательное и всес тороннее изучение этого феномена, определение способных интегрироваться в современную структуру общества элементов исторического опыта сословия, определение и закрепление конкретных форм сотрудничества казачьих обществ с органами власти, оказание практической помощи активистам и участникам движения в восстановлении реальных, а не выдуманных традиций и обычаев. Эта проблема актуальна и в плане практической реализации ряда положений Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации". Статья 2 этого закона, при определении понятия "местное самоуправление", требует исходить из интересов населения и учитывать исторически сложившиеся местные традиции и обычаи.

Изложенное в полной мере относится и к казачеству восточных регионов, которое в начале XX в. включало более четверти всех казаков России и сыграло значительную роль в истории нашего государства. Крупнейшим из казачьих войск, охватывающим большую часть территории Южного Урала, являлось Оренбургское казачье войско, созданное правительством в 1748 г. Именно государство, в силу возникшей необходимости, сформировало это войско в одной из "горячих точек" и в последующем постоянно поддерживало и регулировало его численный состав, формулировало задачи, контролировало деятельность и формировало нормативно-правовую базу. В тоже время, следует отметить, что это был достаточно цельный и во многом саморегулирующийся организм, оставивший глубокий след в дореволюционной истории Урала.

Изучение прошлого Оренбургского казачьего войска как объекта исследования предполагает реконструкцию процессов, институтов, отношений и правил их регулирования, постижение их исторического содержания с точки зрения современного знания, восстановление понятийно-категориального аппарата, анализ нормативных регуляторов, выявление причинно-следственной связи и характерных функций на том или ином этапе существования войска.

В территориальном отношении объект изучения определяется границами Оренбургского казачьего войска, занимавшего почти половину от общей площади Оренбургской губернии (в ее границах после 1865 г.). Полученная войском в 1840 г. единая территория неоднократно изменялась в ходе административных преобразований. Так, в 1898 г. она сократилась почти на 1 миллион десятин за счет отвода земли под кочевья киргиз-кайсацких племен и к 1914 г. составляла 7448308 десятин (около 81 тыс. кв. км.). С 1868 года закрепилось разделение войсковой территории на 3 военных отдела с центром в Оренбурге, Верхнеуральске и Троицке. Сегодня историческая войсковая территория находится в пределах крупных и экономически развитых субъектов Российской Федерации - Оренбургской, Челябинской, частично Курганской области. Республики Башкортостан, а также суверенной Республики Казахстан. Движение за возрождение казачества приобрело здесь широкие масштабы, требует серьезного организационно-правового оформления, учета региональных особенностей и прошлого опыта функционирования войска.

Хронологические рамки исследования охватывают конец 30-х гг. XVIII в. - осень 1917 г. Нижняя рамка определяется временем создания Оренбургского казачьего войска, а верхняя - ликвидацией сословий, в том числе и казачьих войск, осуществленных в соответствии с Декретом СНК Советской Республики.

Выбор данных рамок позволяет проследить в комплексе эволюцию казачьих общин и органов управления на различных исторических этапах. За это время правовая база, штатная структура и функции Оренбургского казачьего войска менялись неоднократно. Наиболее существенные изменения происходили в 1748. 1755. 1798, 1803, 1840, 1865, 1870, 1891 и 1917 годах. На протяжении указанного периода органы, система управления, функции и порядок отбывания казаками воинской повинности постоянно совершенствовались, приняв к концу XIX века единообразную форму, и просуществовали без изменений до 1917 г. Февральская революция привела к введению подлинного самоуправления на войсковой территории, обусловив разделение власти, выборность органов управления и восстановление традиционного для казачества института - войскового круга.

История казачьих войск страны целенаправленно стала изучаться в конце XIX века. В этот период были подготовлены и исследования, посвященные иррегулярным войскам Азиатской России, содержавшие специальные разделы и главы о развитии казачьих войск в пореформенный период. Наибольшее число исследований такого рода было посвящено Оренбургскому казачьему войску, как самому крупному и имевшему к тому же довольно многочисленную казачью интеллигенцию.

Возрождение интереса к истории Оренбургского края было связано с деятельностью известного краеведа того времени - Р.Г.Игнатьева, который впервые поставил вопрос о необходимости изучения истории оренбургского казачества1. Под влиянием научных изысканий Игнатьева интерес к исследованию исторического прошлого проявился и в деятельности представителей передовой части провинциальной интеллигенции - А.Е. Алекторова и В.Н.Витевского2. Описывая историю Оренбургского края, Витевский показывает и процесс становления местного казачества, обращая при этом внимание на роль беглой вольницы в формировании войскового сословия. Исследователь обращает внимание и на бесправное положение казаков, их полную зависимость от военных властей, что, по его мнению, являлось результатом определенной политики правительства по отношению к создава емым казачьим войскам.

Неоднозначное отношение властей к казачеству, постепенное сокращение потребности в казаке-воине, на фоне либеральной обстановки периода буржуазных реформ 60-70-х гг. XIX в. вызвало в печати дискуссию о роли казачества в истории государства. В этом плане интерес представляет появившаяся в 1862 г. в шестом номере "Военного вестника" статья под названием "Правда об Оренбургском казачьем войске". Материал был подготовлен группой штаб-офицеров во главе с Наказным атаманом генерал-майором графом И.А.Толстым. В статье на многочисленных примерах доказывались военные заслуги войска, его значение в осуществлении кордонной службы и была отмечена значительная роль оренбургских казаков в выполнении военно-полицейских функций государства1.

Патриотическая направленность исследований, показ казачьего войска, как надежной военной силы - опоры самодержавия, отсутствие анализа нормативной базы характерен для работ последней четверти XIX века. Большая часть этих работ была опубликована на страницах местных газет: "Оренбургский листок", "Оренбургские ведомости" и др. Наибольшую известность получили статьи, опубликованные в Трудах Оренбургской ученой архивной комиссии. На страницах "Трудов" публиковались в основном статьи войсковых офицеров. Среди авторов этих публикаций следует отметить помощника адъютанта Войскового штаба подъесаула С.Н.Севостьянова, который, исследуя сохранившиеся архивные документы, попытался проследить историю учреждения казачьего войска2. Ссылаясь на материалы войсково ГО архива, Севостьянов отмечает разнообразные служебные функции казаков, среди которых выделяются уже и военно-полицейские. Автор убедительно показал имевшиеся различия в правовом статусе между чинами нерегулярного корпуса и казаками полевых укреплений. Вторая половина XIX - начало XX вв. в отечественной историографии отличается не только появлением самостоятельных исследований по истории казачьих войск, но и попыткой постановки ряда новых проблем. В этот период в печати вышли исследования Ф. М. Старикова, Н.Г.Лобова, П.И.Авдеева, М.Л.Юдина и других войсковых офицеров, поставивших своей целью раскрыть историю войскового сословия и показать его взаимоотношения с центральной властью.

Значительный вклад в историографию проблемы войска внес исследователь истории казачества Ф.М.Стариков. Его перу принадлежат четыре монографии и ряд статей1. В своих изысканиях Ф.М.Стариков уделял основное внимание вопросам военной истории оренбургского казачества. Ценность же работ Ф.М. Старикова, для нашего исследования, состоит в том, что автор на фоне боевого прошлого излагает и факты относящиеся к вопросам, связанным с организацией обороны пограничной с киргиз-кайсацкой степью линии. Недостатком его работ следует считать чрезмерную идеализацию войскового сословия, субъективный подход к затрагиваемым проблемам.

В 1904 г. была опубликована работа советника Войскового хозяйственного отдела, полковника П.И.Авдеева - "Историческая записка об Оренбургском казачьем войске"2. Значимость ее, по нашему мнению, состоит в том, что автор, не ограничиваясь перечнем заслуг оренбургских казаков перед Отечеством, пытался разобраться в противоречиях, присущих казачьему сословию, и первым из исследователей обратил внимание на проблему становления системы войскового управления, дав в сжатом виде характеристику ряда нормативных документов.

Пограничную тематику, затрагивающую в основном быт населявших крепости казаков, продолжил в предреволюционный период известный уральский краевед А.И.Кривощеков. В своем очерке "На Оренбургской пограничной линии" он показывает бесправное положение казаков, входивших в состав гарнизонов крепостей, всесилье армейских офицеров1. В историко-правовом плане интерес представляют также и его очерки, посвященные участию казачества в работе Уложенной комиссии 1766 г. и анализу обычаев и обрядов оренбургского казачества2. Значительный интерес для нас, в плане исследования военно-полицейских функций казачьего войска, представляют и факты, изложенные Кривощековым в материалах о действиях казачьих властей в период крестьянского бунта в Челябинском уезде в 1843 году3.

Среди работ дореволюционного периода, посвященных казачьим войскам, следует отметить изданный Генштабом в 1902 г. одиннадцатый том фундаментального издания, предпринятого, в связи со 100-летием Военного министерства. Работа подготовлена на основе изучения многочисленных источников, содержит большой фактический и статистический материал, раскрывающий государственную службу, основные этапы реформирования местного управления и преобразования в судебной системе1. Используя метод сравнительного анализа, авторы показывают эволюцию казачьих войск, а также значительное влияние нормативных актов Донского казачьего войска на формирование правовой базы других войск, в том числе и Оренбургского. Недостатком работы, по нашему мнению, следует считать то. что она написана в рамках дворянско-буржуазной идеологии, акцентирует внимание исключительно на роли императора и центральных органов военного ведомства в выработке системы управления казачьих войск.

Таким образом, мы считаем, что в дореволюционный период был накоплен довольно значительный фактический материал, касающийся государственно-правовой характеристики Оренбургского казачьего войска и ряда других сфер его жизнедеятельности, но он не был востребован и должным образом проанализирован. Общим же недостатком практически всех исследований того времени следует считать описательность, игнорирование теоретических аспектов затрагиваемых проблем, в том числе и скептическое или безразличное отношение к их правовой стороне, стремление показать казачество только как военную силу, лояльную к центральной власти.

После революции 1917 года интерес к исследованию казачьей темы вообще и казачества Азиатской части государства в частности значительно снизился. В немногочисленных исследованиях 20-х годов, посвященных Оренбургскому .казачьему войску, акцент делался на доказательство реакционной сути и консерватизма войскового сословия. справедливости осуществляемого курса на его ликвидацию. Советская историко-политическая литература долгое время уделяла внимание в первую очередь таким темам и периодам, которые позволяли наиболее ярко выявить классовые позиции казачества, его взаимоотношения с Советской властью. В основу такого подхода были положены многочисленные работы В.И.Ленина, Л.Д.Троцкого, И.В.Сталина, где казаки, как правило, изображались не иначе как ярые приверженцы самодержавия, душители свободы и ставились рядом с полицейскими и жандармами1. Так, в статье "Новые события и старые вопросы", В.И.Ленин отмечает, что "...весь современный строй выступает уже здесь врагом народа, против которого ополчаются местные и петербургские власти, полиция, казаки и войско, не говоря о жандармах и судах» дополняющих и завершающих, как всегда, всякие народные восстания"2. В другой статье - "Горючий материал в мировой политике" В.И.Ленин пишет, что казачество выполняло полицейские функции не только внутри империи, но и играло роль "международных палачей"3.

В конечном счете, тематика исследований связанных с казачеством, особенно начиная с 30-х годов XX в.. была отнесена к категории неактуальных, а ее разработка могла повлечь за собой серьезные неприятности в случае отхода от официальной концепции, прочно укоренившейся в социально-политической истории.

Новые исследования, посвященные казачьей тематике стали появляться лишь во второй половине 50-х - начале 70-х гг. В этот период вышло в свет довольно большое число работ, посвященных казачеству востока России. Среди этих работ следует отметить исследования Л. А. Селивановской, М.Д.Машина. Л.И.Футорянского, А.П.Ермолина и других авторов. Особую ценность в историко-правовом плане представляют исследования М.Д.Машина. Он одним из первых обращает внимание на правовую сторону исследуемых проблем, пытается дать сквозное и более систематическое описание истории Оренбургского казачьего войска, опираясь на богатый нормативный материал1 . Автор убедительно доказывает, что Оренбургское казачье войско возникло по воле государства. Цели, задачи и функции войска на всем протяжении его становления и последующего развития определялись государством и зависели от его внутренней и внешней политики. Вместе с тем, военно-полицейским и ,особенно, административно-полицейским функциям в работах М.Д. Машина уделено крайне мало внимания. Вопросы, связанные с судебной властью, не затрагиваются вообще. Многие оценки и выводы в работах М. Д. Машина несут отпечаток официальной государственной идеологии, которая не давала исследователям этого периода выйти за рамки утвердившейся концепции.

В конце 80-х - первой половине 90-х гг. исследователи получили более широкий доступ в архивы и значительную свободу выражения своих взглядов. Активизация интереса к казачьей проблематике становится более устойчивой. Среди исследований этого периода следует отметить работу В. М. Курицына - "Реформы государственного аппарата и развитие права в России во второй половине XIX века"2.

Это одна из немногих работ, в которой рассматривается правовой статус казачьих областей и превращение казачества в особое военно-служилое сословие. В то же время наметилось и углубление тематики исследований проблем отдельных казачьих войск. Появились работы, посвященные становлению системы начального и военного образования Оренбургского казачьего войска1, проблемам его культурного наследия2, формированию системы войскового управления3, и др. Выходят труды: В.Ф. Мамонова "История казачества Урала", В.Ф.Мамонова и В.С.Кобзова "Пограничная линия"; В.П.Баканова "Из истории Оренбургского казачества"; А.П.Абрамовского и В.С.Кобзова "Во славу государства Российского" ; В.С.Кобзова "Уральская Варна"; В. М. Воинова "История войска Оренбургского" и др. В этих работах преимущественно анализируются аспекты, связанные с воинской службой, культурой, традициями, созданием пограничной линии и ее буднями. Историография Оренбургского казачьего войска продолжает пополняться новыми фактами. В научный оборот вводятся ранее неизвестные документы. Так, А.П.Абрамовским и В.С.Кобзовым был обнаружен и опубликован полный текст "Временного положения о самоуправлении Области Войска Оренбургского"4. Однако, как и прежде, историко-правовым аспектам не уделяется должного внимания. Вве денный в научный оборот, вышеуказанный документ остался без анализа, авторы ограничились его опубликованием. Исключением рассматриваемого периода является монография В.С.Кобзова "Военно-административная структура Оренбургского казачьего войска", где предпринята попытка анализа эволюции воинской службы и организационной структуры Оренбургского казачьего войска. Автор показывает зарождение системы войскового управления с момента официального создания войска до проведения реформы 1840 года, но без обращения к правовой стороне вопроса. Дальнейшее развитие поднятая проблема получила в работе А. П. Абрамовского и В.С.Кобзова "Управление и воинская повинность оренбургских казаков во второй половине XIX - начале XX века"1. Исследуя ее в плане развития системы управления, авторы только в общих чертах затронули историко-пра-вовые аспекты функционирования войскового сословия, ограничившись общим выводом, что элементы самоликвидации замкнутой казачьей общины зародились еще в недрах самодержавного строя.

В плане историографии темы существенный интерес представляют тезисы докладов опубликованные в материалах к научным и научно-практическим конференциям. В материалах конференции "Казачество на государевой службе", состоявшейся в 1993 г. в Екатеринбурге, опубликованы тезисы Д. В. Гаврилова - "Роль Оренбургских казаков в стабилизации социально-политической ситуации на уральских заводах в 60-х гг. XIX в."2. Автор показывает существенную роль казачьих команд как полицейской силы в сохранении порядка и общественной безопасности на Урале в период проведения реформы 1861 года. Вместе с тем, сегодня, исследуемая проблематика приобретает уже и практическую направленность и становится предметом обсуждения на научно-практических конференциях. Примером тому могут служить тезисы В. С.Кобзова "Правоохранительные функции Оренбургского казачьего войска: история и перспективы"1. Автор отмечает, что Оренбургское казачье войско, с момента своего создания как иррегулярной части вооруженных сил, выполняло военно-полицейские функции. Казаки несли охранную и конвойную службу внутри государства, использовались для подавления массовых антигосударственных выступлений, содержали кордоны на внешних границах империи. Но при этом, правовые акты закреплявшие и регулировавшие эти направления деятельности войска в работе не рассмотрены. Порядок взаимодействия вооруженных сил с правоохранительными органами и нормативная сторона этой проблемы, в рамках кандидатской диссертации, исследована Р.Г.Амировым. Иррегулярным войскам и, в частности, казачьим, автор уделил мало внимания. Однако, это не помешало ему отметить, что в конвойной службе и в борьбе с преступностью казаки были малоэффективны, ввиду их слабой дисциплины2.

При всем кажущемся обилии публикаций по истории Оренбургского казачьего войска и значительном объеме накопленного фактического материала, главный упор традиционно делается на экономичес кую. хозяйственную сторону функционирования казачьих общин, определенное внимание уделяется социальной сфере и некоторым направлениям духовной жизни и культуры. Историко-правовые аспекты до настоящего времени не получили должного освещения в имеющейся литературе и исследованиях. Правовые стороны организации управления, полицейской, кордонной службы, функционирования местной юстиции освещались фрагментарно и в систематическом виде изложены не были. Не исследованными оказались и проблемы связанные с организационно-правовой стороной функционирования основного звена управления - станичного. Недостаточная изученность, разобщенность, а также и актуальность, по нашему мнению, вышеотмеченных вопросов стали побудительным мотивом настоящей работы.

Основная цель диссертационного исследования состоит в том, чтобы на основе историко-правового анализа проследить процесс возникновения, развития и функционирования Оренбургского казачьего войска и определить его место в государственно-правовой системе российской империи. С учетом накопленного исторического опыта сформулировать некоторые выводы и предложения по привлечению казаков Урала к осуществлению функций обеспечения правопорядка и общественной безопасности, взаимодействия с органами внутренних дел. В соответствии с названной целью, автор попытался решить следующие задачи:

1. Определить место и роль Оренбургского казачьего войска как военно-полицейской силы в структуре Российского государства в XVIII - начале XX века.

2. Проследить формирование нормативной базы, регламентировавшей деятельность казачьего войска и отдельные его функции.

3. Проанализировать особенности и этапы развития станичного управления, определить правовой статус этого звена в системе управления казачьим войском.

4. Исследовать сущность и содержание полицейских функций ций войска, их зависимость от степени дифференцированное™ государственного механизма.

5. Раскрыть роль оренбургских казаков в охране границы Российского государства в XVIII - первой половине XIX века.

6. Показать эволюцию войсковой системы управления и ее правовой базы.

7. Выяснить место и роль станичных судов в системе управления и местной юстиции Оренбургского казачьего войска.

Методологическая основа и источниковая база исследования. Принцип историзма, системного и диалектического подхода, предполагающие рассмотрение проблемы на основе имеющейся совокупности фактов, с учетом конкретной исторической обстановки, анализ взаимосвязей и противоречий развития, широкое применение структурно-функционального метода, а также применение формально-логических приемов составили методологическую основу исследования. Научная объективность исследования проявляется в использовании и сопоставлении широкого круга источников. Нормативные документы, периодическая печать, архивные материалы - основные источники сведений по исследуемой проблеме.

Неудовлетворительная сохранность источниковой базы, особенно XVIII века, широкие хронологические рамки и слабая изученность проблемы обусловили то, что не все вопросы темы исследованы с одинаковой полнотой.

Изучение поставленных вопросов невозможно без использования нормативных документов центральных и местных органов власти, об-народовавшихся как в виде именных, так и общеимперских указов, положений, приказов и инструкций по различным ведомствам. Среди дореволюционных источников необходимо особо отметить продолжавшееся вплоть до 1917 г. издание "Полного собрания законов Российс кой империи". Изучение содержащихся там документов, таких, например, как: Высочайше утвержденный 8 июля 1803 г. доклад Военной Коллегии "Об устройстве Оренбургского казачьего войска и штатах оного"1, утвержденное императором 12 декабря 1840 г."Положение об Оренбургском казачьем войске"2, и др.3, позволяет проследить развитие законодательства о казачьем сословии, показать последовательность усиления контроля за деятельностью казачьих образований со стороны центральной власти и этапы формирования управленческих и административно-полицейских структур войска. Обращение к документам: "Приказам по Отдельному Оренбургскому корпусу" (1817-1865), "Приказам по Оренбургскому казачьему войску" (1836-1919), "Приказам по Оренбургскому военному округу" (1865-1881), "Приказам по Военному ведомству" (1870-1917) - помогло проследить изменения структуры различных управленческих звеньев, эволюцию полицейских функций и функции по охране границы, понять причины этих многочисленных изменений. Основной массив нормативных документов, касающихся полицейской службы, а также деятельности административных и судебных учреждений Оренбургского казачьего войска, содержится в "Сборнике правительственных распоряжений по казачьим войскам" (1870-1916).

Среди опубликованных источников наибольший интерес представляют "Материалы по историко-статистическому описанию Оренбургского казачьего войска". Эта фундаментальная, двенадцатитомная рабо та была издана в период с 1903 по 1915 гг. "Материалы..." явились результатом глубокой проработки архивов местных и центральных ведомств, в выявлении и составлении которых участвовала большая группа офицеров и чиновников войска. Выпуски "Материалов..." включают в себя авторские исследования отдельных проблем, архивные документы, отчеты руководителей края, циркуляры военных губернаторов о ежегодной расстановке казаков на службу, в том числе и полицейскую. Помимо данной работы, различные статистические материалы о численности войскового населения, состоянии промышленности, организации управления, полиции и суда содержатся в ежегодных отчетах военных губернаторов в МВД о состоянии гражданской части Оренбургского казачьего войска1. Аналогичные сведения содержатся также в докладах инспектировавших войско должностных лиц2. Справочные материалы, содержащие сведения о чиновниках военного и гражданского управления, о дислокации строевых частей, опубликованы в выпусках "Памятных книжек..." и "Адрес календарях..."3.

При изучении вопросов, касающихся станичного звена управления, станичных судов и административно-полицейской службы, важное значение принадлежит многочисленным приказам, инструкциям, правилам, положениям, локальным нормативным актам, разработанным и составленным на основе и во исполнение общеимперских законода тельных актов войсковой администрацией. Так, например, на основе "Положения об общественном управлении станиц казачьих войск 1891 года" Войсковое хозяйственное правление Оренбургского казачьего войска разработало и издало в 1898 г. "Инструкцию станичным и поселковым обществам и должностным лицам общественного управления", а также выработало позднее целый ряд правил и положений и частных инструкций по разным вопросам общественного управления.

Среди источников опубликованных в советский период значительное место занимают сборники документов и материалов, показывающие использование оренбургских казаков для восстановления "порядка и спокойствия" в периоды обострения социально-политической ситуации на уральских заводах1. а также в периоды крестьянских волнений2. Документы об участии казаков в качестве полицейской силы в период первой русской революции, а также и о волнениях среди казаков, опубликованы в сборнике "Революционное движение в Оренбуржье, 1905-1907"3.

Источниковую базу исследования составили документы и материалы из фондов Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА). материалы местных архивных учреждений - Государственного архива Челябинской области (ГАЧО). Государственного архива Оренбургской области (ГАОО). Для раскрытия темы имеют значение документы, хранящиеся в РГВИА: фонд Главного управления казачьих войск (Ф.ЗЗО). фонд штаба Отдельного Оренбургского корпуса (Ф.1441). Оренбургского военного округа (Ф.1442) и инспекторского отделения Оренбургского казачьего войска (Ф.1445). В этих фондах сосредоточены отчеты, докладные и аналитические записки, инструкции по судебной части и другие сведения, касающиеся не только военного, но и гражданского управления казачьими войсками, а также информация о ходе разработки нормативных документов по организации и управлению Оренбургским казачьим войском.

Основная масса материалов, отражающих структуру управления и государственную службу оренбургских казаков, хранится в государственном архиве Оренбургской области - в фонде канцелярии Оренбургского военного губернатора (Ф.6), в фонде канцелярии Оренбургского губернатора (Ф.10), а также в фондах Войскового хозяйственного правления Оренбургского казачьего войска (Ф.37). штаба казачьего войска (Ф.185). В этих фондах отложились документы, раскрывающие разностороннюю деятельность губернских структур и войскового управления в исследуемый нами период.

В государственном архиве Челябинской области сохранились фонды станичных правлений: Долгодеревенского (Ф.И-7), Кособродс-кого (Ф.85,216), Еманжелинского (Ф.И-10) и др. Без использования документов этих фондов невозможно было бы воссоздать деятельность станичного звена управления и проследить развитие местной юстиции, восстановить реальную картину жизни станицы. Сведения из этих источников конкретизируют и позволяют объективнее оценить информацию, содержащуюся в документах центральных ведомств и войскового правления.

В предлагаемом исследовании использованы также сохранившиеся в архивах Оренбурга и Челябинска периодические издания центральной и местной печати - газеты "Северная почта", "Биржевые ведомости", "Оренбургские ведомости", "Степь", "Оренбургский край". "Оренбургский казачий вестник". "Голос Приуралья" и др.

Основные положения выносимые на защиту:

1. Оренбургское казачье войско, созданное решением централь ной власти и предназначенное для обеспечения безопасности юго-восточных границ империи и формирующегося уральского горнозаводского района, являлось неотъемлемой составной частью государственного механизма. Только государство формулировало и корректировало стоящие перед казачьим войском цели и задачи, определяло основные направления его деятельности.

2. С момента своего создания войску были чужды традиционные институты казачьего самоуправления. Правовой основой функционирования казачьего войска были нормативные акты центральной власти, а формирование системы управления полностью зависело от правительственных структур, жестко контролировавших и регламентировавших практически все сферы жизнедеятельности оренбургского казачества.

3. Оренбургское казачье войско на всем протяжении своего существования постоянно исполняло разнообразные полицейские функции, выступая в качестве составной части силовых структур Российской империи. Полицейские функции имели не только классовое, но и в значительной степени общесоциальное содержание. Выполняя карательные функции казачьи части боролись прежде всего с проявлением насилия и экстремизма. Общесоциальное содержание выражалось в содействии правоохранительным органам в борьбе с преступностью, обеспечением общественного порядка, ликвидацией последствий стихийных бедствий и т.п.

4. В советской историографии российское казачество, в том числе и оренбургское, огульно обвинялось в приверженности абсолютизму. Исторические факты, данное утверждение не подтверждают. Политические позиции оренбургского казачества не были постоянными, они менялись в зависимости от конкретной общественно-политической обстановки в стране, особенно в конце XIX - начале XX вв., и были ориентированы на обретение равных прав с другими сословия МИ Российской империи.

Предлагаемая работа, на наш взгляд, является одной из первых попыток исследования государственно-правовой истории Оренбургского казачьего войска на основе использования уже известных и впервые вводимых в оборот источников. Акцент сделан на выяснение специфики организации управления, формирования правовой базы и осуществления охранительных функций самым крупным казачьим войском в Азиатской части России - Оренбургским. Помимо чисто научного интереса, сегодня существует и практическая потребность в определении наиболее эффективной формы привлечения казаков к охране границы, охране общественного порядка и другим видам государственной службы.

Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложения.

Подобные работы
Бурлакова Радмила Исламовна
Правовое регулирование цензуры печати в России в XVIII - начале XX века
Синькевич Николай Александрович
Самоуправление и полиция Санкт-Петербурга в XVIII - начале XX века (Основные этапы эволюции)
Березина Оксана Борисовна
Нерчинская каторга в системе пенитенциарных учреждений России в конце XVIII-начале XX веков
Царьков Игорь Иванович
Естественно-правовая концепция Джона Локка и ее влияние на формирование правовых идей в XVIII - начале XX века
Игнатенко Дмитрий Иванович
Государственно-правовое регулирование финансовой деятельности в России в XVIII - начале XX века
Фарои Татьяна Валерьевна
Правовое регулирование системы государственного управления и самоуправления на Кубани (Конец XVIII - начало XX веков)
Леснова Наталья Игоревна
Правовой дуализм в России XVIII - начала XX века
Титова Татьяна Викторовна
Эволюция завещательного права в России XVIII - начала XX веков
Петров Андрей Владимирович
Эволюция идей о правах человека в Российской Империи, XVIII- начало XX вв.
Сафронова Елена Викторовна
Становление и развитие консульской службы Российской империи в XVIII - начале XX вв.

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net